Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Филтон] Винный магазин «Виноградинка»


[Филтон] Винный магазин «Виноградинка»

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl2.png

«Студентам и кузнецам не подаем», гласит табличка, прибитая к потертой двери винного магазина. «Почему?» — спросите хозяина. Может, он поведает вам историю, как однажды упившийся до белых коней коваль грозился разнести лавку в щепки. Хотя, сдается мне, ответа вы не получите. Таков уж он, господин и повелитель тысяч бутылок с лекарством от телесных и душевных недугов — человек настроения. Не какой-нибудь вислопузый корчмарь, способный напоить вас скверным пивом, нет. Натура тонкого построения духовного мира.
Немолодой мужчина, лет примерно пятидесяти, с немного причудливой формы, старательно ухоженными, усиками. Не слишком дорогая, но, все же довольно делового стиля, одежда аккуратно отглажена, воротничок и манжеты накрахмалены и отглажены. Внимательно вас осмотрев, он, словно парфюмер, подберет для вас наиболее подходящий типаж напитка, цвет, вкус, превращая этот процесс в самое настоящее волшебство. Нальет немножко в бокал, слегка взболтает, полюбуется, как свет играет в благородном напитке, проведет перед носом, потом даст попробовать вам, слегка приподняв уголки губ в хитрой улыбке фокусника.
Этот магазин — настоящая кладовая судеб и душ. Сколько прошло жаждущих вина меж этих бесконечных полочек? Бывали здесь и распоследние романтики, готовящие своей возлюбленной романтический вечер. Художники и поэты в поисках вдохновения и отдохновения. Богатые господа и дамы в поисках достойных напитков для торжеств. Счастливые помолвленные парочки, покупающие по старой традиции две бутылочки игристого.
Заходите и вы побродить между плотными рядами полок, возвышающихся до самого потолка. А милсдарь Хек подберет вам напиток по душе.

(Кристофер Андерс)

+1

2

Начало игры

На счастье Скьёра магазин был открыт. Дверь легко распахнулась и, впустив посетителя, стремительно понеслась закрываться. Ревенант, развернувшись на пороге, придержал дверь за вычурную ручку и мягко прикрыл, одновременно оглядывая помещение через плечо. В магазине кроме невероятного количества стеллажей, уставленных емкостями всевозможной формы, окраски стекла и содержимого, никого не было. В кои-то века слухи не врали, и расплывчатый образ сказочной сокровищницы, рисуемый со слов, перехваченных в придорожных трактирах и на улицах городов, обрел свои материальные очертания.
— Вот здесь я бы поселился, — тихо проговорил себе под нос Скьёр, явив бутылкам радостную кривоватую улыбочку.
Прошествовав через небольшой зал к ближайшему стеллажу, ревенант вытянул из ячейки первую попавшуюся бутыль и, лелея в руках драгоценный сосуд, ценный из-за содержимого, едва слышно булькнувшего от рывка, принялся читать этикетку.
— Эээ... Слабовато, — руки вернули бутыль на место, а глаза лихорадочно блеснули, словно у расхитителя гробниц, нашедшего мелочевку, но по ней определившего, что копать здесь определенно стоит.
Полки... Полки... Полки... От пола до потолка. Здесь можно провести не один час, чтобы обследовать запасы, выставленные напоказ. О том, что хранилось в закромах у хозяина, оставалось только догадываться и грезить. Ищущий взгляд остановился на прилавке и сосудах за стеклом. Печати и бирки, золото и гравировка, все говорило о том, что в стоимость каждого вместится как минимум небольшой особняк. Скьёр жадно облизнул вмиг пересохшие губи, но, чтобы не портить себе настроение, даже не сунулся к ним. Чутье подсказывало, что в магазине он все-таки не один, а дырявить собратьев или чистокровных, да хоть бы и людей, ему сегодня не хотелось. Да к тому же пускать кровь приятней на свежем воздухе. А еще вид бутылок его умиротворял. Переключив внимание на полочку попроще, он взял емкость мутного стекла с темно-бордовой жидкостью внутри, — густой, вязкой, с толстой поверхностной пленкой, оставляющей на стекле тягучие следы.
Усевшись в простое кресло, стоявшее рядом, Скьёр принялся крутить в руках добычу, изучая и прикидывая свои возможности в плане честного выкупа товара. Редкая тема для мыслительного процесса ревенанта, но сегодня, видимо, такой день. Уж больно приелась ему деревенская кислятина, которую выдавали за вино, а беготня от стражей порядка наскучила его ногам.
— Эй, уважаемый! — крикнул Скьёр, но вышло хрипло. От вида таких объемов дорогой выпивки сохли не только губы, но и в горле, словно песком царапало. Ревенант откашлялся и добавил:
— Берете флорены за товар?

0

3

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Orlej/orln4.png
— Да, — раздался голос позади мужчины, — я беру флорены ровно как и кроны, поскольку большая часть товара привезена сюда из Дракенфурта.
Высокий немного худощавый мужчина обошел посетителя и встал прямо перед ним.
— Прекрасный выбор. — Заметил он, глядя на бутыль в руках потенциального покупателя. — 1673 год, Хастиас, весенний сбор. В этой категории всего 13 напитков. Их можно отличить по красной марке с названием вина и номером. Изысканный вкус с насыщенным букетом, — улыбнулся мужчина.
Пройдя к одному из стеллажей, он достал другую бутыль, черного цвета с белой этикеткой на которой была надпись на Орлейском языке.
— Танец страсти, — произнес он и перевернул ее носиком вниз, подставив стекло свету. — Одно из лучших орлейских вин 1400 года. Времен правления вампиров. — Вновь перевернув ее, добавил: — тогда винные напитки было принято смешивать с кровью в пропорции 50 на 50. Кровь чаще использовалась свиная или телячья, но гурманы, — протянув слово «гурманы», — могли заказать вино с кровью девственниц.

0

4

Раньше, чем звук голоса, чуткий слух уловил скрип половиц. Уголки губ ревенанта едва дрогнули, глаза недобро прищурились. Будь он чуть больше ликан, то, наверное, уши отвело бы назад, прижимая к черепу, а холку вздыбило... — обычная плохо контролируемая реакция на движение вне визуального контакта. Однако Скьёр не пошевелился. А когда аскетичного вида субъект предстал перед ним, лишь удостоил того мрачным взглядом исподлобья. Все-таки не любил он до глубины души всех этих торгашей, которые в ответ на изъявление желания купить конкретный товар, начинали расхваливать остальной ассортимент, до которого покупателю и дела-то нет. И схема всегда была одна и та же: похвалить вкус клиента и заполнить его мозги сведениями о более дорогих изысках, которые должны были вознести вкусовые предпочтения до небес, а значит сделать частью элиты, способной оценить редкость не для всех, приобрети он эти самые изыски. Но торгашеские хитрости не действовали на ревенанта, ему не было дела до того, что не стало его выбором. «Дела нет!» — словно мысленный рывок за рукав, но тело Скьёра, проигнорировав мнение разума, возжелало вдруг оказаться ближе к темному сосуду в руках продавца.
Пальцы почти коснулись темного стекла — тонкой границы между серой унылой реальностью и яркой вспышкой, которая разгорится в пламя, и будет еще долго тлеть одиноким безумием без цели, без ограничений... с краткими мгновениями, свободными от алой поволоки жажды. Когда-то давно, во времена, сейчас казавшимися другой жизнью, с немалых объемов подобного напитка личность полукровки разбилась на осколки, сознание унеслось за пределы времени и пространства и погрузилось в черно-алое ничто. Колдовское пойло. Легко и незаметно пьется, обжигая нутро приятным жаром, путая чувства, даря обманчивое избавление от вечного голода.
— Вы знаете, что предложить истинному ценителю искусно приготовленных напитков, — просипел Скьёр, с трудом убрав руку. Судорожно сжав пальцы другой руки на горлышке бутыли, хранящей в себе более безобидную жидкость, он отшагнул к прилавку. Тонкое бледное лицо перекосило, словно мимические мышцы не определились, в какую гримасу сложиться. Заминка длилась какие-то секунды, и вот на продавца уже смотрят холодные глаза с лица, застывшего в ничего не выражающую маску. На маске шевельнулись губы, выцедив скупое дополнение к вышесказанному:
— ...Или не знаете.
Отвернувшись, ревенант поставил выбранную бутыль на прилавок, немного поглазел на дорогие экспонаты, не доступные ни кошельку, ни организму и, удостоверившись, что взъерошенная память и чувства улеглись, спросил:
— Какова цена? — вопрос был задан пустым ровным голосом. Скьёр покосился на худощавого мужчину и коротко мотнул головой в сторону сосуда, установленного на прилавок. На самом деле ему было плевать, где, когда, кем собран урожай и в чем прелести вкусового букета. Желание залить в глотку вино и неуютный осадок от потерянного самоконтроля, пусть и на мгновения сдернутого с точки баланса, были более актуальны. Ущемленное чувство собственного достоинства, распыляемое каплями иссыхающего терпения, обижено развлекалось подвижным рядом повторяющихся картинок, на которых красиво разбивались разноцветные сосуды, рвалась ткань и брызгала кровь.

+2

5

Раз... Бывает так. Пространство будто смаргивает. Соринка на прозрачном стекле бытия расплылась и потекла. Два... Кусок темной ткани взметнулся и опал. Один из двух не досчитался вдоха и выдоха. Три... Время застыло. Двигалась лишь капля. Блестящая и яркая, ползет, словно живая, оставляя за собой, подобно слизню, мокрый след. А сталь? Прекрасный материал, залитый в форму совершенных линий. Алая полоса ее нисколько не портит, а, наоборот, подчеркивает хищную красоту, манящую, завораживающую, успокаивающую... Склонив голову на бок в своей непревзойденной манере, Скьёр равнодушно разглядывал дело рук своих. Рука и ее продолжение — узкий меч — нашли свою цель. Мастерски заточенный клинок на треть вошел в шею худощавого мужчины, прорезав сонную артерию и кадык. Жизнь толчками покидала тело вместе с вытекающей из раны кровью, заливала ярко-красным одежду, руки, бутыль, все еще удерживаемую побелевшими пальцами, пол. Удивительно, что клинок прочертила одна единственная ниточка крови, а остальное, скажем так, халявство, разводилось в стороне. Терпения у ревенанта всегда было в обрез и ни на что его не хватало. Скьёр осклабился, обнажая слабо поблескивающие в скудном освещении клыки, и чуть потянул клинок к себе. Кровь потекла быстрее. Мужчина, стоявший до селе столбом, не успев среагировать и толком осознать, что произошло, видимо почувствовал первую волну боли, пробившейся сквозь стену шока. Глаза его закатились, и он с мокрым хрипом стал оседать на пол, соскальзывая с жала меча. Почти одновременно с грохотом падающего тела раздался треск разбившегося стекла. Бутылка с драгоценным напитком лишилась надежной поддержки рук и, разлетевшись на крупные осколки, расплескала свое содержимое в брызги и лужи. В ноздри ударил терпкий волнующий аромат, и Скьёр, прижавшись щекой к клинку, диковато улыбнулся красной линии на металле.
— Привееет, — хрипя от вожделения к вязкой капле, поздоровался он, чувствуя как безумие заволакивает разум. Безумие... Резко отвернувшись, Скьёр крепко зажмурился так, что потемнело в глазах и глазные яблоки потянуло болью. Он часто задышал, скалясь, но не разжимая зубов.
— Ммм... Чтоб тебя! — ругательства градом посыпались с языка, с трудом пробиваясь сквозь сжатые челюсти. То закрывая нос и рот, то обхватывая свободной рукой голову, полукровка ринулся за прилавок и принялся там шарить. Векселя, расписки, накладные. «Мутатень!» На глаза попалась бумажка номиналом в десять флоренов. Одичавший от запах крови и разочарования, полукровка зарычал, но деньги забрал, также не забыл прихватить и выбранную им бутылку. Выскочив из-за прилавка, он подхватил с полу тряпицу, завернул в нее меч, предварительно стерев подсохшую полосу, и закинул в крепящие ремни за спину. Пока он шел к двери, в голове гудело, горло сжимало спазмом от неудовлетворенной жажды, окружающее плавало в красноватом тумане. «Еще немного...» Рука в отчаянном рывке дотянулась до ручки и потянула вниз. Ревенант перевел дыхание, утыкаясь в рукав рубахи, но от бьющего в нос запаха свежей смерти и разлитого вина это не спасало.
Сплюнув себе под ноги, он выдохнул:
— 10 флоренов? Меня устраивает такая цена.
На вдохе он дернул дверь на себя и выскочил наружу.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Улицы и переулки

Отредактировано Скьёр (14.01.2011 21:45)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Орлей » [Филтон] Винный магазин «Виноградинка»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC