Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Центральный парк » Фонтан


Фонтан

Сообщений 1 страница 30 из 77

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/22-Centralnyj-park/4.png
Небольшой фонтанчик с прозрачной чистой водой, что играет и струится в лучах предзакатного солнца.

Ах, как любят здесь бывать в ясную погоду жители Волкогорья! Еще бы! Ведь укромный этот уголок парка чрезвычайно располагает к созерцательному отдыху. Здесь самое место влюбленным парочкам, что вечерами прогуливаются в обнимку вдоль аллей, нашептывая друг другу нежнейшие признания. Здесь просыпается разум уставшего от жизни философа, постигшего, что на текущую воду можно смотреть бесконечно. Здесь отдыхает сердце знатного вампира, сбежавшего от шума столицы, чтобы в тишине и покое послушать журчание воды и пение птиц, насладиться свежим воздухом с запахом цветов. Часто здесь можно увидеть жующих сандвичи студентов или обсуждающих важные проекты негоциантов и дельцов. Да, этот уголок по праву заслуживает называться райским!

После занятий смелые молоденькие гимназистки приходят сюда, чтобы охладить в прохладных водах этого фонтана свои миниатюрные ножки, разгоряченные от летнего зноя. Но им не ведомо, что немногим более полусотни лет назад на этом самом месте расстался с жизнью никому неизвестный поэт, переживающий глубокое чувство стыда от легкомысленно сказанных местной красавицей (дочерью торговца шелком) слов. Смысл слов, как и причину, по которой девушка была столь неосторожна, к несчастью, история не сохранила. Да и нужны ли они?

0

2

Регистрационная стойка и лобби-бар  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Девушка медленно прогуливалась по парку, пока не увидела большой фонтан. Журчащая, переливающиеся вода, манила к себе. Фрейя шла на зов стихии. Присев на краешек фонтана, вампиресса провела рукой по воде. Маленькие брызги, щекотали открытые тело.
— Здравствуй, — мужской голос, заставил Фрейю вздрогнуть. Она повернулась и увидела, приведение. Высокий молодой человек, светился, на заходящих лучах.
— Вы? — девушка встала. Сердце понеслось галопом в неизвестность. Не от страха, от неожиданности. Приведение молча смотрело на девушка. Когда то голубые глаза, были бесцветными. Но взгляд, ни капли не изменился.
— Ивори, — произнес призрак. Холодные пальцы, коснулись губ вампирессы. Она закрыла глаза, а когда распахнула, не приведения, не холода не было. Фрейя глубоко вздохнула. Она прошла к скамье и присела. Слезы пеленой накрыли глаза.
Над городом сгущались сумерки.

+1

3

Девушка смотрела на небо. Плакать больше не хотелось. «И что мне теперь делать? Куда идти?» — Фрейя покачала головой. Медленно поднялась со скамейки. Надев перчатку, она подняла руку. Условный знак. Ворон аккуратно сел, но по инерции вонзил когти.
— Нет, нет. Сегодня я подготовилась. Хватит шрамов. Поехали, посмотрим дом. Там наверно все заросло, — девушка пересадила Тьму на плечо, и прошла к дороге. Около нее остановилась черная карета, запряженная четверкой лошадей. Вампиресса села в карету.
— Деревня Малые Пустоши. Особняк Матиньон. Побыстрее, — погонщик кивнул, и карета отправилась в путь.

Особняк Матиньон  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Отредактировано Фрейя Эйлмер (13.04.2010 16:50)

0

4

Начало игры

23 ноября 25 года. Около 18 часов вечера.

Арчибальд Блюменфрост, бакалавр механики, доктор алхимии и доктор естественных наук, философ-неопессимист, изобретатель, мизантроп, убежденный агностик и самодур, сидел в парке на скамье напротив отключенного на зиму фонтана, поскребывал лысеющую макушку и созерцал сцену, разыгравшуюся в каких-то трех шагах от него.
Там, хихикая и мозоля глаза, вертелись три юные вампиресски в модных меховых шапочках и шерстяных пальто учениц частной школы, какие они носят в период зимней сессии. Девушки поражали своей красотой и беспечностью. Они ели пончики, облизывая пальцы, и строили глазки всем проходящим мимо парням. Их не смущал ни ветер, уже довольно промозглый, ни мелкие щипки по-ноябрьски колючей измороси.
Блюменфрост был погружен в напряженную работу. Основная часть его сознания любовалась очаровательными девушками, очаровательно резвящимися на ветру, но в некой маленькой, наглухо закрытой и заизолированной извилинке происходил активный процесс размышления над смыслом его, доктора Арчибальда, жизни.
Происходило оно, если дословно процитировать самого мыслителя, следующим образом: «Размышляя над исследованием (а у доктора все размышления, в том числе касающиеся глобальных этических материй, имели вид исследовательских), я подключаю семенные железы в параллель с таламусом, а кору головного мозга — отключаю». Его жизненные привычки придавали этой невероятной теории некоторое вероятие.
Доктор Блюменфрост думал о том, что при его ритме жизни и напряженной работе самой большой обузой для него стала бы семья. Требующая исполнения супружеского долга жена, сопливые дети, грязные пеленки, детские болезни — все эти назойливые, приносящие бесконечные проблемы и головную боль элементы супружеской жизни глубоко претили его далекой от житейских банальностей натуре.
С тем большим удивлением он обнаруживал в себе целиком иррациональное желание заиметь домашние тапочки, плед, заботливо укрывающий плечи, ароматную индейку на Рождество и, быть может, даже очаровательную женщину под боком в своей холодной, вечно не прибранной постели.
Над разрешением возникшего в результате столь противоречивых желаний когнитивного диссонанса он как раз работал, задумчиво вертя в руках фетровую кепку и прикидывая которая из трех игривых девчонок согласилась бы запекать для него индейку, не требуя взамен производить потомство.

+1

5

Заброшенное кладбище  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Она шла по парку и мысли разбегались, не давая сосредоточиться на чем-то одном: сейчас девушка вспоминает недавний бой, а в следующее мгновение уже думает о первых хлопьях снега, через секунду мысли обрываются и она просто разглядывает прохожих. «Фонтан отключили», — почему-то удивилась вампиресса и ей захотелось задержаться в этом увядающем, но вместе с тем прекрасном месте. Народу было не очень много, но все скамейки были заняты и девушке ничего не оставалось, как побеспокоить кого-нибудь своим присутствием. Заприметив одинокого человека,явно размышляющего о чем-то своем, только одному ему понятном и близком, вампиресса направилась к лавочке — добра вам. Я не помешаю, если присяду рядом?

0

6

«Не вижу другого выхода, кроме как пойти в бордель», — решил, наконец, доктор в результате тщательного всестороннего анализа проблемы. Однако покидать насиженное место, вопреки решению, не спешил. Девчонки доели пончики, похватали портфели и, заливаясь озорным жизнерадостным смехом, так контрастирующем с настроением погоды в озябшем парке, побежали прочь от фонтана и Арчибальда по своим беспечным девчоночьим делам.
Одна из них, убегая, обернулась и показала доктору язык.
Доктор расплылся в улыбке и показал ей язык в ответ.
— Экая коза! — хмыкнул он, заерзав на скамье, раздумывая, не догнать ли ему эту девчонку. Но воздержался. Школьница была совсем юной, но не было никакой гарантии, что в перспективе у нее не прорежется материнский инстинкт. Эти женщины, им ведь только одного от нас надо!
Доктор удрученно вздохнул. И вздрогнул.
Сначала оттого, что почувствовал сбоку чье-то присутствие, потом — услышав голос. Голос был приятным. Женским.
Обернувшись, Арчибальд увидел огромные изумрудные глаза на бледном, но ничуть не болезненном лице. Лицо было слишком привлекательным для человека. Да и острые ушки, выглядывавшие из-за льдисто-пепельных, изумительно красивых шелковистых волос девушки, выдавали вампирскую кровь.
Девушка спросила разрешения присесть рядом с ним.
Захваченный врасплох доктор зарделся, помедлив с реакцией, но поспешил скрыть смущение, беззастенчиво осмотрев вампирессу с ног до головы и обнажив белые зубы в широкой ухмылке:
— Падайте рядом. Красавицам всегда найдется место подле меня. В тесноте, как говорится, да не в обиде. Да и скучно одному стеречь медяки на дне фонтана, вдвоем однозначно веселей. Ну-с, что расскажете старому водяному?

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (03.05.2010 22:34)

+1

7

Улыбнулась, глядя на румянец, появившийся на лице мужчины, привязала лошадь и опустилась рядом на скамью. «Какой колоритный образ! Сказочник», — окрестила про себя собеседника вампиресса. Мысли начали потихоньку собираться в кучку, но думать о чем-то серьезном совершенно не хотелось.
— А скажу я вам, что в такую погоду вряд ли кому-нибудь придет в голову лезть в холодную воду ради пары медяков, — ответила она и поспешила озвучить следующую мысль, пока та не унеслась в потоке своих «сестер по разуму» в небытие: — А вы случайно не сказочник?

0

8

— О, это правда! — Хохотнул Арчибальд, довольный реакцией девушки. — Даже я не полезу туда, если мне за это не заплатят ни геллера. Ну а если мне заплатят пару геллеров, то у меня уже будет мелочь, и весь смысл лазанья по дну фонтану моментально испарится. Вот ведь какая штука получается! А вы слышали, что в Мери никто не кидал медяков, потому что Мери была не фонтан?
Шутка была на редкость бородатой, но ученого это не смутило.
— Сказочник, говорите?.. — польщенно крякнул он, приглаживая редеющие волоски на макушке, — ну, в некотором роде, в некотором роде... Сказочник. Можно и так сказать. А вы, я вижу, метресса образованная, из высших слоев, — кивнул он на лошадь, незаурядное происхождение (и, следовательно, незаурядную стоимость) которой мог бы невооруженным глазом определить даже совершенно далекий от коневодства человек, — из высшего общества, значит, должны были прослышать о некоем сумасшедшем некроманте и вивисекторе, жутком беспринципном негодяе, который под покровом ночи проводит бесчеловечные эксперименты на живых гулях. На болотах. Представляете? Вот как вы отреагируете, — сделал он страшные глаза, — если я скажу вам, что тот самый сумасшедший — перед вами?

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (05.05.2010 23:38)

0

9

Адреналин больше не стимулировал активность организма и Даархель все больше клонило в сон. Услышав старую шутку, она улыбнулась, обнажив пару аккуратных клыков, но следующие слова мужчины заставили вампирессу забыть о всех манерах и громко засмеяться. Когда звонкий смех стих и вампиресса смогла нормально говорить, поняла, что остатки сил ушли в небытие.
— Вы??? Я никогда не поверю в это!
Воскликнула девушка, все еще широко улыбаясь.
— Но даже, если это и так, каждый волен заниматься любимым делом.
И добавила уже тише:
— Если это не мешает и не делает угрозы для жизней окружающих мирных жителей. — Почувствовав, что сейчас просто уснет сидя, Даархель ничего не оставалось, как раскланяться с интересным собеседником. — Прошу прощения, я слишком устала за последнее время. Но я бы с удовольствием побывала в вашей лаборатории, только не в качестве подопытного, разумеется! И двери моего особняка открыты для вас. «Сумерки богов».
С этими словами Даархель встала, поправила перевязь с клинками и отвязав лошадь, вскочила в седло.

0

10

— Вы??? Я никогда не поверю в это! — в тон Блюменфросту ответила девушка.
— Да, да, — расплылся в самодовольной улыбке Блюменфрост, энергично закивав головой. Ему нравилось, что девушка рассмеялась. Он вообще был невероятно падок на веселых девушек, особенно если они смеялись над его шутками. Ведь это происходило так редко! По правде говоря, вампиресс он немного побаивался. Не доверял он им. Высокомерные, холодные, неприступные, они были не просто существами с другой планеты, как все женщины в его представлении, они были особым подвидом инопланетян, еще более невероятным, непонятным и непредсказуемым, чем женщины его расы, — и оттого бесконечно чуждым. Так ему казалось. Хотя он прекрасно знал теорию, а теория гласила, что в ДНК любой вампирессы есть особый, латентный ген, который активируется в присутствии человека, причем человека-мужчины. Равно как и у мужчин-вампиров просыпаются скрытые, доселе неизученные инстинктивные механизмы в обществе человеческой женщины. Именно эти загадочные гены, по мнению ученых, отвественны за то могучее сексуальное притяжение, которое вспыхивает между представителями столь отличных друг от друга рас. Но сам он никогда не чувствовал ничего подобного ни к одной вампирессе. Ему нравились простые, как ржаная водка, и обыденные, как пшеничный хлеб, здоровые человеческие девушки. Деревенские хохотушки, светлоглазые молочницы, румяные торговки и крикливые цветочницы. Слишком красивых женщин он откровенно сторонился. Считал их набитыми дурами, избалованными буффонками и, разумеется, жутко испорченными особами. Которые, к тому же, видели в нем не личность, а денежный мешок. Хотя самому ученому было глубоко плевать на свое богатство (солидное даже по меркам Клеверных холмов), на его веку повстречалась не одна ушлая девица, силившаяся во что бы то ни стало захомутать такого видного жениха.
Но не смотря на все свои предубеждения, этой световолосой вампирессе он симпатизировал. У нее и клыки были не такие острые, как у ее соплеменниц. И вела она себя не напыщенно. И говорила без заносчивости. И — да-да — смеялась над его шутками.
Он прищурился как довольный кот, которого почесали за ухом, и собрался было травануть еще какую-нибудь остроту в ответ на фразу девушки, что «каждый волен заниматься своим делом, если оно не несет угрозы чьим-то жизням», но передумал, заметив — только сейчас! — что собеседница еле держится на ногах. Ну что ж, внимательность никогда не была его коньком.
Девушка, видимо, сама ощущая, что не способна поддерживать светскую беседу, заскочила в седло и простилась, пригласив его к себе в гости. То ли из вежливости, то ли была настолько вымотанной, что плохо соображала. Кто знает... О мотивациях женщин Арчибальд знал еще меньше, чем о них самих. «Сумерки богов», — повторил про себя ученый, а вслух сказал, пытаясь придать голосу твердость, чтобы в нем не проскочило сожаление о несостоявшемся разговоре:
— О, я буду счастлив принять вас в своей лаборатории, но в качестве подопытной, вы, откровенно говоря, никак не годитесь. Для статистически верных экспериментов нужны образцы со средними данными, каковые вы многократно превосходите по всем параметрам! Но в качестве утешения могу вам предложить продукт возгонки. Отменный продукт, надо сказать. О, нет-нет. Не при себе. В лаборатории. Впрочем, если вы меня любезно приглашаете, то я не вправе буду прийти к вам без подарка, так что помните о скромном водяном — и он, быть может, навестит вас не с пустыми руками...

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (06.05.2010 23:25)

+1

11

Вампирессу порадовал этот забавный ученый, который больше походил на добродушного стареющего ловеласа, или же,действительно, на сказочника, который каждый вечер приходит к маленьким детям, чтобы рассказать о приключениях благородных рыцарей и прекрасных принцессах, нежели на монстра и садиста, которым выставляет его пресса. Эмоции,четко отражающиеся на лице мужчины, в его интонациях и манере сидеть, только усилили это ощущение. Даархель еще раз улыбнулась ученому-сказочнику, как про себя его окрестила, и, услышав заверения о скорой встрече,направила лошадь в легкий галоп. «Я обязательно посещу его лабораторию», — решила для себя девушка и подстегнула Метель. Сил на слова не осталось и Даархель устало стиснула зубы. «Еще немного — и ты дома... Ох, я даже не спросила, как его зовут...» — подумала вампиресса и отметила, что на какие-либо эмоции сил тоже нет.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Сумерки богов»

0

12

Девушка подстегнула лошадь в галоп и скрылась из поля зрения, шлейфом оставив за собой едва уловимый запах духов и конского пота (почему-то не казавшийся таким уж неприятным). И легкое сожаление, что встреча с ней оказалась такой мимолетной.
Арчибальду хотелось общества, хотелось необременительных разговоров ни о чем, приятного времяпрепровождения в приятной компании. Это с ним случалось так редко, что когда случалось, означало только одно: он хотел убежать от своих мыслей, затеряться в гомоне общества, скрыться от собственных навязчивых дум среди переживаний, страстей и мыслей других существ. Думы — он вынужден был это признать перед самим собой — были крайне невеселыми. Он больше не мог отрицать, что нуждается в заботе. Ну кто бы мог подумать, что и у него, прожженного холостяка, неисправимого самодура, возникнет потребность в духовной близости с... А вот с кем? Он сам, по правде говоря, не знал. Копаясь в себе, он в конце-концов понял, чего ему не хватает, но так и не решился признаться, что нуждается в этом. В друге? Или даже больше, чем в друге?
Тяжко вздохнув, он натянул на голову кепку, поднялся со скамьи, потянувшись и расправив плечи. Посмотрел на часы, которые показывали без пяти минут восемь вечера и, немного, совсем немного — всего секунду — поколебавшись, направился в

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Вечернее кафе на проспекте

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (08.05.2010 00:22)

0

13

Ночной Дракенфурт представлял из себя совершенно потрясающее зрелище для того, кто всю свою жизнь провел в небольшом анклаве, изолированном от окружающего мира.
Тысячи людей. Десятки, нет миллионы мыслей одновременно со всех сторон. И Габриэль, с ничтожными, но все же усилиями закрывал свой разум от такого количества воздействия одновременно. Теперь слова магистра ордена о «последнем испытании» вне стен братства стали понятны — неопытный псионик был словно губкой, впитывающий каждую каплю чужих мыслей. А он должен быть стрелой, разящей точно и метко.
Раздумья привели юношу к красивому фонтану, стоящему посреди парка. Это было прекрасным местом, в котором можно было привести все мысли в порядок — какое либо отсутствие жителей в это время суток делало его необычайно привлекательным и таинственным. Однако, Габриэль был удивлен, что он оказался именно здесь — первым делом нужно было найти гостиницу, а после, изучив как следует город, либо заняться поисками своего кровного родственника, либо начать независимое расследование, ибо нечисть оскверняла город, чуткий разум псионика чувствовал ее — тонкую, едва уловимую, но существующую.
И тут он увидел ее: вампирессу. Она стояла у фонтана. Почему же именно она привлекла внимание юстициара? Неужели это не была случайность, что он оказался именно здесь?
Что в ней такого?..
Габриэль перевел на пару свой мысленный взгляд, ослабив в этот миг свою собственную защитную оболочку. И тут он почувствовал... Почувствовал жажду, жажду крови и разрушения. И еще... что-то более глубокое, скрытое под маской, незримое.
Кто эта женщина? Юстициар решился...
Расстояние было немалым — шагов двадцать-тридцать. Но для псионика оно было ничтожным. Носитель кодекса направился к ней, выходя из тени раскидистых деревьев. В темноте блеснули два глаза, а в следующий момент в голове Изабеллы фон Рей грянули голоса.
— Кто? Где? Почему? Когда? — десятки, сотни вопросов одновременно звучали со всех сторон, вытягивая ответы, даже против воли. Шаг за шагом, Габриэль узнавал все больше и больше. Но до главного так и не добрался. Внутри девушки было скрыто нечто иное, неподвластное даже силе юстициара. Поэтому, подойдя на расстояние десяти шагов, юный вампир снова задал вопрос. Теперь уже ясно и четко.
— Кто ты? — прозвучало где-то внутри сознания Беллы.

Отредактировано Габриэль фон Кейзерлинг (01.06.2010 20:09)

0

14

Тишина. Тишина и спокойствие этого места просто завораживали. Это было похоже на одну из сказок которую, читала няня Ада на ночь еще малышке Белле. Полная луна восседала на небосводе, играя в волосах вампирессы, и отбрасывая блики на воду в фонтане, брызги которого пытались достать до мило беседующей пары вампиров. Казалось, что в такие звездные ночи рождаются легенды и творятся чудеса, выходят на охоту страшные чудовища, и летают в лесах феи, пробуждая спящие цветы в морозные стужу. Белла казалось одной из тех фей, рядом с вампирессой оживали цветы, распуская свои бутоны, словно в летнюю пору. После бездны у нее появился новый необычный дар, тепло, которое шло от Изабель могло, как пробудить все живое, так и превратить в тлен. Легкий ветерок, играл с волосами и нежно ласкал лицо девушки. Как вдруг, словно гром среди ясного неба она почувствовала на себе воздействие чьего то дара. Словно кто то пытался пробраться к ней в голову,
«Кто? Где? Почему? Когда?» — десятки, сотни вопросов одновременно звучали со всех сторон, вытягивая ответы, даже против воли. От столь неожиданного натиска в висках Изабеллы начала происходить война, жуткая головная боль поразила герцогиню. Вдруг все остановилось. На расстояние десяти шагов стоял мужчина, вышедший из тени деревьев и пристально смотрящий на вампиирессу. Наконец натиск закончился, и где-то внутри сознания Беллы прозвучал вопрос:
— Кто ты? — Видимо этот вампир, каким-то образом сумел уловить демоническую сущность вампирессы, но будучи еще молодым, не мог понять что это. Взяв под контроль мысли и эмоции, она взглянула ему в глаза, Изабель стало весьма любопытно, кто осмелился проникнуть в ее голову, понимая, что она не просто вампиресса.
— Очень забавно, впервые кто-то из рода Кезерлингов нападает на наследницу клана фортунатов. Ай-яй-яй, юный юстициар, как вам не стыдно! — укоризненно передала Изабелла свою мыслеречь, коей обладала не хуже любого псионика. — Вам нужно знать лишь то, чей клан я представляю, по-моему это весомый аргумент, что бы вы больше не лезли в мою голову, а подошли и поздоровались, как это полагается лорду вашего клана! — Ее речь была твердой, в секунду вампиресса закрыла от мужчины всю информацию, хранившуюся в ее сознание. Он мог слышать лишь то, что она хотела сказать.
Изабелла бросила взгляд на юстициара, чье лицо закрывал капюшон, в ожидании подойдет ли он к ней. Интересно, действительно было интересно и как-то забавно увидеть еще одного представителя клана Кейзерлингов, ведь Изабелла была знакома всего с одним, а именно с Гелассеном, который являлся одним из близких друзей отца. В последний раз, когда она видела этого мужчину он, кажется, устраивал охоту на тех оборотней, которые ворвались к нему в лабораторию. «Возможно, этот молодой человек прибыл дабы помочь ему в этом», — промелькнуло в голове Беллы...

Отредактировано Изабелла Фон Рей (02.06.2010 03:34)

0

15

Жизнь потеряла краски, а воздух лишился аромата ночной природы. Казалось, что даже капли дождя зависли на полпути к земле, не осмеливаясь сдвинуться ни на дюйм. В парке сейчас бушевала настоящая буря, но она была видна только тем, кто обладал даром ее увидеть. Буря, вне времени и пространства. Ураган, в котором каждая частичка была сплетена из тончайшего незримого материала, к которому нельзя прикоснуться, но можно лишь почувствовать. Это была самая настоящая дуэль: сражение без ярких красок, выстрелов, снопов искр и лязга клинков. Битва происходила на грани существования самого мира.
Вампиресса была сильна, уже сильна в тот момент, когда лишь небольшим усилием отгородила свой разум от допроса, но стала еще сильней, когда посмела вторгнуться в память юстициара, вытягивая картинку за картинкой, ответ за ответом. Память служителя Кодекса была надежно защищена ментальными блоками братства — защитой, которую даже он сам не сможет пробить. Тайны ордена — не принадлежат юстициару. Это те знания, которые хранит Кодекс, те знания, что уносят с собой в небытие.
Вторжение в разум юстициара — преступление, наказание за которое — полная аннигиляция, неважно насколько веска была причина. Он мог сломать ее — уничтожить физически и духовно, не оставив истории, малейшего следа ее существования в этом мире. Однако он прервал дуэльный круг, разорвав нити, по которым друг другу передавались их мысли. Причина была проста — фортунаты.
Один из десяти старших кланов — когорт вампиров, появившихся на заре истории. Кодекс не знал различия между высшим и низшим, между вампиром, гулем, оборотнем или человеком: экзекуция была едина для всех. Но старшая кровь была тем единственным, что разрешал пересмотреть решение юстициара. Клятва верности закону — вероятно та тончайшая ниточка, что сдерживало любого адепта ордена от попытки переделать мир по своему усмотрению, свергая царей-тиранов и разрубая оковы. И вероятно — той единственной причиной, почему слуги Кодекса имели столько полномочий.
Краски вернули свой цвет, а холодный воздух с брызгами дождя ударили в лицо. В настоящем мире прошло не больше одного мгновенья.
— Прошу простить мою скромную персону, если я напугал вас своим неожиданным появлением,- произнес Габриэль своим истинным голосом, совершив легкий кивок. Речь была на грани слышимости и странным образом гармонировала с пасмурной погодой сегодняшней ночи, словно эхом отражаясь от каждой капли дождя. — Габриэль фон Кейзерлинг, наследник клана Кейзерлингов.
Юстициар вежливо представился, хотя был уверен, что девушка клановое имя уже прекрасно знает. Его интересовала вампиресса с необыкновенными способностями и некой темной сущностью, которую она так умело скрывала. Кодекс требовал устранения любой угрозы, которую данная сущность может представлять. Но пока:
— Крониды потеряны навечно, — услышала Изабелла мысленный голос Габриэля. — Попытка воспользоваться их проклятым учением может привести к аналогичным результатам. Какими благими не были бы намерения.

Отредактировано Габриэль фон Кейзерлинг (02.06.2010 11:46)

0

16

Мужчина медлил недолго, Изабелла смотрела на него с неким любопытством и азартом, он видимо даже и не подозревал, кто она есть, и что может произойти выйди из под контроля ее эмоции, он не подозревал, что за сила кроется внутри этой хрупкой вампирессы. Все живое в эту минуту каждой клеточкой чувствовало эмоции Изабеллы. Она не злилась на него, скорей ей было любопытно, что этот юстициар из себя представляет, она не чувствовала опасности, поскольку сама демонесса была настолько сильна что сражаться с ней было просто бесполезно. Губ вампирессы коснулась легкая улыбка, когда мужчина подошел ближе.
— Прошу простить мою скромную персону, если я напугал вас своим неожиданным появлением — произнес Габриэль своим истинным голосом, совершив легкий кивок. Речь была на грани слышимости и странным образом гармонировала с пасмурной погодой сегодняшней ночи, словно эхом отражаясь от каждой капли дождя. — Габриэль фон Кейзерлинг, наследник клана Кейзерлингов.
Изабелла присела в легком реверансе и представилась:
— Приятно познакомиться, я Изабелла фон Рей. — обольстительно улыбнулась девушка, добавив:
— ...наследница клана фортунатов. — Ее золотые волосы ниспадали на открытые плечи, луна выглянула из-за туч, освещая лицо вампирессы, сапфировые глаза девушки были настолько яркими, что ни одна звезда на небосводе не могла соперничать с ними.
— Крониды потеряны навечно, — услышала Изабелла мысленный голос Габриэля. — Попытка воспользоваться их проклятым учением может привести к аналогичным результатам. Какими благими не были бы намерения.
Сейчас она вспомнила слова мойр: «Помни, кто ты есть». Она любила все живое, любила всепоглощающе, словно каждый цветок это ее дитя, дитя о котором она хотела заботиться. Видимо, нереализованные материнские чувства давали о себе знать, на ее глазах выросло столько детей, стольким помогла Изабель, но свое родное дитя вампиресса не успела покачать на руках.
— О чем вы милсдарь, — передала она ему, — вы угрожаете наследнице одного из самых могущественных кланов?! — она передала эту мыслеречь, смотря Гэбриэлу в глаза, изящно изогнув бровь, она скрыла от него свою истинную сущность и, казалось, сейчас перед мужчиной стоял сам ангел, снизошедший с небес.

0

17

— Вампир из Фортунатов, — прозвучал ответ, — юстициару не нужна причина для оглашения вердикта. Только кровь десяти старших, текущая в твоих жилах сдерживает меня сейчас от вынесения приговора на месте, даруя возможность узнать подробности. В тебе скрыто зло, о котором знаем мы оба, и дай только повод — клянусь, я унесу твою темную сторону в страну забвения, какой бы высокой не оказалась цена.
Сто лет обучения. Век. Габриэль помнил каждое воплощение тьмы, чью душу он развоплотил. Каждую, до одной. От первого заколотого сталью ликантропа, до стаи обезумевших гемофагов аннигилированных лишь усилием воли.
Что бы ни было скрыто под личиной наследницы древнейшего клана, какой бы демон не скрывался внутри, Габриэль был готов. Как готов был бы каждый юстициар. Таковы были они — братья ордена, последователи Кодекса и носители справедливости.
Он ждал. Ждал ее хода. Не из вежливости, разумеется, а лишь ожидая тот исключительный случай, после которого сможет применить сутру Кодекса, позволяющая лишить кровь древних неприкосновенности. Но сейчас он ждал, связанный обетом верности. Готовился к сражению, сжимая под плащом шпагу правой рукой и рукоять револьвера левой, а разумом готовя один мощный псионический удар, силы которого хватит, чтобы сокрушить армию.
А вампиресса (или создание тьмы, принявшее облик аристократки) лишь мягко улыбалась, глядя на хладнокровного юстициара с непорочной душой ребенка, коим он являлся. Смотрела, с взглядом снисхождения, неуловимой болью и тоской. Однако это лишь придало Габриэлю уверенности в праведности своих суждений.
Он был готов... но вот прошел миг и Габриэль ослабил хватку на клинке, расжал руку, держащую револьвер и рассеял кинетический удар, нацеленный на Изабеллу. Что произошло? Неподкупный слуга закона попал в сети хитроумного гипноза, который применила вампиресса? Нет.
Он увидел... Точнее вспомнил то, что вытащил из памяти наследницы Фортунатов: те обрывки информации и воспоминаний, которые удалось извлечь прежде, чем умелый блок прекратил ментальный допрос юстициара. Он почувствовал... боль. Плачь отчаяния и крик бессилия от потери. Но там, среди обломков страдания, Габриэль увидел добро, тепло и свет. Но главное — любовь. Скрытую, почти неразличимую, но яркую и чистую.
— Фортунат, ввиду новых обстоятельств, я приостанавливаю сей процесс, но предупреждение остается в силе: только один повод и приговор будет не обжаловать. — С этими телепатическими словами, молодой вампир откинул капюшон, освобождая взор очей из плена полутьмы, которую создавала плотная материя плаща. И, наконец, смог получше разглядеть свою собеседницу: роскошные золотые волосы, которым, как казалось, было все равно на ненастную погоду, ибо они сами светились ярче лунного света, тонкие черты лица истинной чистокровной вампирессы, идеальная фигура, облаченная в роскошнейшее дорогое платье, и глаза — ярчайшие, чище любого аквамарина. Истинный Фортунат.
Юный вампир сделал несколько шагов вперед и, с протокольной вежливостью, достойной светского раута, пригубил ручку девушки.
— Большая честь познакомиться с достойной дочерью дружественного клана,- истинный голос Габриэля звучал, словно тихая, едва различимая музыка. — Большое счастье и неожиданность повстречать Вас, миледи, в этом месте.
— Я знаю твое желание и твою причину, Фортунат, — телепатический голос Габриэля звучал иначе, нежели его истинный. Он был лишен эмоций и тепла — холодный, едва ли не металлический, вещающий лишь языком логики и рассудительности. — Но никто не вправе будить проклятие Кронидов.
Белла слышала его голос внутри себя. Слышала, как он взывает к ее благоразумию.
— Прошлое не вернуть, мертвых не воскресить. Твое желание чисто, но не ты одна ищешь наследие проклятого клана. Возьмешь ли ты на себя ответственность за возможные последствия?

0

18

— Вампир из Фортунатов, — прозвучал ответ, — юстициару не нужна причина для оглашения вердикта. Только кровь десяти старших, текущая в твоих жилах сдерживает меня сейчас от вынесения приговора на месте, даруя возможность узнать подробности. В тебе скрыто зло, о котором знаем мы оба, и дай только повод — клянусь, я унесу твою темную сторону в страну забвения, какой бы высокой не оказалась цена.
Слова Гэбриэла переданные мысли речью лишь забавляли Изабеллу, он был еще юн, и казалось знает все на свете, но это было не так. Зло, которое было внутри герцогини было не возможно убить, развоплощение принесло бы еще большое разрушение, когда Астарта в последний раз покидала тело а тогда это было по собственной воле, разверзлась бездна, утащив на дно когда то великий лайнер «Анна Элизабет», погубив десятки нет сотни жизней. Она этого не хотела, она лишь шла на встречу своему супругу не думая о последствиях, которые не заставили себя ждать. Лишь умение контролировать эмоции герцогини могло сдержать ее от опрометчивых поступков, но тот, кто мог когда то это делать сейчас покоился глубоко в земле, два любимых создания, ради которых она жила и несла в мир свет. Изабелла была мудрая женщина, и знала, что спорить с мужчиной когда он в чем то уверен глупо. Он снова послал ей сообщение.
— Фортунат, ввиду новых обстоятельств, я приостанавливаю сей процесс, но предупреждение остается в силе: только один повод и приговор будет не обжаловать. — С этими телепатическими словами, молодой вампир откинул капюшон, освобождая взор очей из плена полутьмы, которую создавала плотная материя плаща
Перед взором вампирессы открылся его внешний облик. Молодой юстициар был прекрасен, тонкие и аккуратные черты лица, светлые волосы, в которых играла луна, и обворожительный взгляд черных глаз. Истинный представитель клана Кезерлингов. Вампиресса обернулась в сторону, где стоял Алекс, но его там уже не было, лишь полная луна освещала тропинку, ведущую к фонтану. Он всегда был загадочным, неожиданно появлялся и исчезал, когда на небе появлялась царица луна. Юстициар пытался пробудить в герцогине благоразумие, взывая к ее разуму. Душа этого молодого человека была чиста.
— Большая честь познакомиться с достойной дочерью дружественного клана, — истинный голос Габриэля звучал, словно тихая, едва различимая музыка. — Большое счастье и неожиданность повстречать Вас, миледи, в этом месте.
— Если бы вы мне не угрожали, — обольстительно улыбнулась вампиресса, глядя ему в глаза, — сейчас, я бы тоже была рада вас видеть! Но позвольте, — ее голос был мелодичен, — я по-моему не сделала ничего предосудительного.
Изабелле не нужен был дар что бы успокоить взбудораженный разум мужчины. Ее томный взгляд и обворожительная улыбка могли покорить любого. Ей не нужна была война, это было глупо. Изабелла была истинным политиком прирожденным властителем, и истинной наследницей великого клана.
— Что же вы милсдарь знаете о клане кронидов? — ее голос был усладой, словно голос ангела снизошедшего с неба. — Сейчас мы одни — оглядевшись парировала девушка — и можем разговаривать как простые люди не прибегая к мыслеречи!

Отредактировано Изабелла Фон Рей (02.06.2010 19:36)

0

19

— Сейчас мы одни и можем разговаривать как простые люди, не прибегая к мысли речи! — произнесла девушка, однако, прежде чем она успела произнести еще одно слово, голос Габриэля снова заговорил у нее в голове.
— Крониды, — один из кланов старшей крови, — юстициар проигнорировал просьбу вампирессы. Мысленный голос молодого Кейзерлинга был как всегда прохладен: не груб, но и не дружественен. — Древнейший клан, чьи корни восходят к самому мирозданию существ ночи.
Перед глазами герцогини появлялись изображения хрупких фолиантов с пожелтевшими страницами пергамента, на которых алыми, словно кровь, чернилами были выведены незнакомые буквы, складывающиеся в чужие слова. Страница сменялась другой, гримуар гримуаром. Тайные знания, хранящиеся в архивах братства, были так же бесценны, сколь и опасны. Но выдавать больше положенного, юстициар не собирался.
— Уникальным сокровищем и даром, коим обладали представители этого рода, был контроль над самой материей экзистенции — временем. Что это — заклинание или артефакт — остается тайной. Многие свидетельства указывают на то, что благодаря этому предмету или таинственной силе, Крониды и смогли достичь своего величия, навсегда увековечив род в Старших кланах, вплотную приблизившись, если не к тотальному господству, то очень близко к нему. Однако, операции над тончайшей тканью измерений — слишком абстрактные понятия. Время — как круги на воде. Одно прикосновение вызывает череду неисправимых последствий.
Дождь стекал по лицу, оставляя за собой мокрые следы, словно слезы. Волосы, лишенные надежной защиты капюшона, стали тяжелей от впитанной влаги, и лезли в глаза. А ветерок стал неожиданно прохладнее, пронизывая насквозь. Но она не сделала ни одного движения, даже не поежилась от наступившего холода, несмотря на свой легкий наряд. Элизабелла продолжала внимать рассказу молодого юстициара.
— Большего я сказать не могу, — категорично отрезал Габриэль. — Клан Кронидов нарушил естественный ход Вселенной и поплатился за это собственным существованием.

Отредактировано Габриэль фон Кейзерлинг (02.06.2010 21:02)

0

20

Холодные капли дождя падая с неба растворялись не долетая герцогини, словно тепло которое шло от Изабель, превращало их в пар, она была как куколка, аккуратно уложенные волосы не тронула не единая капля. Большие синие глаза смотрели на мужчину внемля каждое его слово. Он закончил. Изабелла улыбнулась, ведь то что показал юстициар и сам факт того что он решил ей показать это был весьма полезным. А дождь все усиливался.
— Пойдемте в мой экипаж, — произнесла Белла, — вы же меня не боитесь, Габриэль? Вы так промокли что я боюсь за ваше здоровье, в это время года так легко простыть! — кокетливо улыбнулась она ему. Вампиресса была благодарна ему за ту информацию, которую он предоставил пусть это была и не целостная картина но она чувствовала что это не все, что этот молодой человек знает больше...

0

21

Секунду юстициар колебался, выглядя, словно потерянный подросток, не зная стоит ли принимать приглашение или нет.
Скрываемое внутри Изабеллы отталкивало Габриэля, заставляло напрягаться и закрывать свои мысли. Однако то, что он увидел в ее мечтах, говорили совсем об ином. Ее мечта была чиста и непорочна, но если ради подобного желание должна повториться трагедия Кронидов, то этой мечте лучше не сбываться.
Моргнув пару раз, вампир кивнул.
— Благодарю за ваше радушие, миледи, — прошептал он, помогая даме подняться в экипаж.
— У тебя есть еще вопросы, Фортунат? — донесся до Беллы другой голос юноши, когда они уже сидели внутри. Молодой вампир безучастно смотрел в окно, наблюдая за тем, как капли дождя рисуют «дорожки» на запотевшем стекле.

0

22

Слезы неба стекали по окну, оставляя размытый след на стекле. Смотря в окно, Изабелла вспомнила те далекие времена, времена когда она жила в Орлее. Эта ночь напомнила ей ту когда она потеряла мужа и ребенка. Так же шел дождь, и так же с ней рядом был Луи, верный слуга и помощник, которому она доверяла как себе. Смотря в окно она думала о том что было бы если бы все произошло иначе.
— Ты не понимаешь юстициар, ты не понимаешь моих чувств, тебе не ведома та боль которую я пережила, — она бросила взор на мужчину. — впрочем зачем я тебе это говорю. Она вспомнила о том, что сейчас команда, состоящая из аристократов и наемника, которого она наняла для этого дела ждет вампирессу для дальнейших поисков.
— И еще, Габриэль, называй меня Изабелла. Я фортунат, но будет лучше, если мы начнем общаться более мирно, наши кланы дружат, и лично мне хотелось бы сохранить эту дружбу. Но у меня чувство, что ты агрессивно настроен в отношение меня. Скажи, Габриэль, то что ты успел увидеть. Неужели я такое чудовище, по твоему мнению?

0

23

Молодой вампир не отвечал, прижав кулак к подбородку и усталым взглядом сверля ночной пейзаж за окном. «Холодно...»
Сверкнула молния, опережая раскаты грома. И ослепленная в эти доли секунды Изабелла не заметила, как юноша перевел свой взгляд на нее.
— Не ниже закона, не выше закона. — Чей голос это был? Настоящий звонкий голос Габриэля или мысленный зов слуги закона? В этот момент все смешалось. Глаза юноши загорелись мягким серебряным светом, когда он повторял клятву юстициара. Клятву, которую мало кому доводилось услышать вне стен братства. — Чту закон, соблюдаю закон. Я и есть закон. Я — юстициар.
Очи Габриэля приобрели свой прежний цвет, и он снова отвернулся от девушки.
— Я, прежде всего юстициар, и только потом — Кейзерлинг, Изабелла, — услышала герцогиня, прежде чем раскаты грома заглушили слова. — И я знаю достаточно. Более взрослый юстициар приговорил бы вас на месте, герцогиня, не посчитавшись с Кодексом. Проклятие Кронидов не должно быть потревожено, а я вижу, что вы собираетесь это совершить, хоть и с благими намерениями. Однако, ваши спутники могут быть не так честны, как вы.
Очередной раскат грома заглушил все звуки.
— Я не собираюсь помогать вам, — услышала Белла. — Но и оставить так просто не могу. Я доверяюсь вашей порядочности, герцогиня и объявляю себя наблюдателем за исходом событий в вашей авантюре. Но мое предупреждение остается в силе: один только повод.
«Не люблю дождь...».

0

24

Слова Гэбриэла немного обижали Изабеллу, на мгновение она закрылась в себе. Всем своим видом юстициар показывал, что относится к ней не как к наследнице клана фортунатов, а как к исчадию ада. Несмотря на то что в ней была такая сила Изабелла осталась той же ранимой что и раньше. Ей и без того было больно осознавать что она исчадие ада, в какой то момент полюбившее жизнь и все что с ней связано. И лишнее напоминание вызывало боль в душе девушки. Она слышала, что говорит Гэбриэл, и это было похоже на угрозу. Помимо всего прочего начались раскаты грома, от которых Изабель вздрогнула и скрестив руки словно защищаясь от мира облокотилась на сидение, все еще смотря в окно.
— Как вам будит угодно, — ответила посмотрев на мужчину ответила вампиресса.

0

25

Правильно ли он поступал? Молодой Кейзерлинг был совершенно уверен в своей праведности: для юстициара существует только белое и черное — никаких серых тонов.
Но почему же тогда он старательно избегает взгляда этих сапфировых глаз, в уголках которых накопилась влага то ли из-за дождя, то ли из-за более человеческих чувств? Почему он не желает видеть мелкую дрожь, пронизывающую ее хрупкое тело?
Кейзерлинги отринули свои эмоции, практически перестали использовать истинные голоса, заменив их мыслеречью. Так было нужно. Необходимо для выживания. Но пошло ли это на пользу клану? Сделал ли этот шаг их сильнее? Ушло все человеческое, все хрупкое и ненадежное, оставив место лишь чистой логике и рассудительности. Но все ли отбросили вампиры из Бругге? Почему же тогда так легко простили своих братьев Аскаров — несчастных заблудших овечек. Нет, Кейзерлинги не отказались от своих эмоций, но лишь скрыли их, приберегая для особенных нужд.
— Из... — услышала девушка у себя в голове, но внезапно голос прервался.
— Изабелла... — прозвучал другой тихий шепот. Живой и теплый. — Красивое имя. И очень вам подходит.
Хотя Габриэль не смотрел на девушку, но Белле нетрудно было понять, какое усилие понадобилось ему, дабы произнести эти слова.

0

26

Изабелла была поглощена своими мыслями, воспоминаниями, которые просто съедали молодую вампирессу изнутри. За свою не долгую жизнь она столько всего пережила, стольких похоронила, казалось, ее хрупкие плечи держат такой большой груз, что еще немного, и она сломается. Все перемешалось каждый раз, каждый божий день она боролась, и это была самая тяжелая борьба, борьба с собой. Она не хотела больше смертей, не хотела боли и страданий, которые преследовали ее по всюду. И возможно стоит забыть про планы, которые она наметила, но материнские чувства которые просто пылали в душе Изабеллы не давали ей это сделать, в ней было столько любви, нереализованной, нежной, она хотела посвятить себя семье. Но воля случая, или что то еще лишили ее этой возможности, а тут словно маленький свет заиграла надежда, надежда, что она увидит свое дитя, обнимет и будет заботиться, заботиться как любая мать, нет наверное больше, поскольку цена будит очень велика, цена которую Изабелла должна будит заплатить за возвращение дочери. Эмоции, эти пагубные эмоции, проще было бы забыть взять свои чувства под контроль но что то не давало ей этого сделать что то бросало ее в самые пучины бездны.
— Изабелла... — прозвучал другой тихий шепот. Живой и теплый. — Красивое имя. И очень вам подходит.
Она видела как Габриэлю тяжело было это сказать, в его клане эмоции привыкли скрывать под занавесом, боже она бы отдала все на свете что бы научиться тому же.
— Благодарю, — улыбнулась Изабель, хоть он и не видел ее улыбки. Дождь изрядно промочил ее спутника. — Вы промокли, — начала вампиресса, — вам нужно переодеться и обсохнуть иначе завтра проснетесь с болью в горле — заботливо произнесла она — Сейчас мы поедим в поместье, где вы сможете переодеться и отдохнуть с дороги, отказа я не приму! — Закончив, герцогиня приказала кучеру ехать к поместью фон Реев.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок «Бордо»

Отредактировано Изабелла Фон Рей (03.06.2010 13:30)

0

27

Кейзерлинг снова предпочел промолчать. Однако, судя по всему, выражение: «Молчание — знак согласия» было весьма применимо в этой ситуации.
Послышалось мирное фырканье лошадей, и экипаж пришел в движение, оставляя за собой ночной парк и тихое безлюдное местечко у фонтана. Мягкая поступь со временем перешла в мерное цоканье подков, стоило карете покинуть мягкую протоптанную тропинку в парке и поехать по ровной брусчатке главных дорог города.
Дождь не желал прекращаться, временами то усиливая, то сбавляя натиск, словно бы природа игралась с жалкими ползающими созданиями. Впрочем, в карете, дождь воспринимался совершенно иначе.
В окне проносились смазанные изображения ночного города: придорожные фонари, освещенные вывески, зажженные свечи в домах. Однако сейчас все смазалось, приобретя причудливые формы. Габриэль молчаливо смотрел на сменяющийся пейзаж, не смея перевести взгляд. Герцогиня тоже не решалась прервать неловкую тишину, которая словно густой сироп повисла в экипаже. Однако, двое обладали достаточными силами, чтобы почувствовать, что сейчас лучше не говорить, сейчас лучше подождать. Хотя, это было легко понять даже без дара. Иногда тишина говорит намного больше слов.
Забавный город — Дракенфурт. Габриэль все не мог налюбоваться им: столько нового, столько красок и цветов, так много противоречивого. Люди живут с вампирами, вампиры с оборотнями. Где-то за углом притаился воришка, но через минуту его поймает полицейский. Еще так много предстоит увидеть тому, кто был в изоляции целый век. Чем дальше ехала карета, тем сильнее менялась картина за окном: позади оставались торговые площади и тесные, словно прилипшие друг к другу постройки — экипаж приближался к старой части города. Это можно было сказать по сменившейся архитектуре построек, да и по общему размаху территории каждого огороженного участка.
— Поместье фон Рей, — объявил голос снаружи.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок «Бордо»

0

28

Особняк «Пять ступенек в рай»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мартине спеша держа коня за поводья скакал по тропинке, изредка нагибаясь чтобы не ударится лбом об низкорастущие ветви. И стараясь не сбить кого-то, потому передвигался очень медленно. А подходя к водопаду вовсе слез с седла и держа за поводья подошёл и сел у водопада, дожидаясь пока прибудет Даархель. Но судя по всему девушки любит опаздывать, он прилёг на плитку, на мягкий снег. Водопад был выключен, но от этого это место не теряло красоты. Герцог предвкушал прогулку на лошадях и то как она закончиться. Хотя пытался не представлять это, сам Мартин редко когда что-то планирует ожидая от жизни сюрпризы. Но любопытство — это нельзя проигнорировать. Маленькая девочка шла с мамой за ручку дёргая её за юбку и показывая на снегиря с красной грудкой что был в двух шагах от маленькой девочки. Чирикая той на встречу, снегирь взмахнул крыльями и подлетел к дереву где таких снегирей было с полторы дюжины. Девочка раскрыла глаза и более активно затрясла руку матери, тыкая пальцем на покрасневшие кусты.

0

29

Замок «Сумерки богов»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Подъехав к воротам, она легко соскочила с лошади и не спеша пошла вглубь парка, любуясь природой и улыбаясь каким-то своим мыслям. Вокруг степенно прогуливались мамы с детьми, молодые девушки весело смеясь уселись на свободную скамейку, видимо кого-то дожидаясь. Дети резвились, радуясь снегу и хорошей погоде, абсолютно не замечая укоризненных взглядов своих родителей. Даархель шла и отмечала все это, вспоминала того алхимика-сказочника, который повстречался ей и, не смотря на свой возраст, косился на молоденьких девушек. По последнему посещению парка вампиресса знала, что фонтан отключили на зимний период, но это не мешало отдыхающим все так же сидеть на бортиках и вести свои негромкие беседы. Она сначала не заметила Мартина и чуть было не отошла мимо, но он как будто притянул её взгляд. На секунду остановившись, девушка выпустила поводья и подошла к мужчине.
— Добрый день, милсдарь, — тихо поприветствовала его Даархель, наклонив голову немного вбок и разглядывая его лицо.

0

30

Мартин всё это время смотрел в небо, даже прикрыл слегка глаза лёжа на краю фонтана. Послышался знакомый голос
Он приоткрыл глаза и посмотрел на девушку. Сейчас она ему казалась ещё привлекательней, чем вчера. Наверно вчера усталость затмевала всю красоту её тела. А эта обтягивающая одежда, вызывало в нём не контролируемое чувство наброситься на неё как дикий зверь. Но всё сумел сдержать себя от такого соблазна. Приподнялся и подошёл к ней наклонив голову и поцеловав её руку выше костяшек. Его мягкие губы коснулись её кожи, холодный поцелуй проник под кожу разжигая кровь в венах от кисти до локтя. А после будто эти паутины вытащили из её руки, одаривая приятную лёгкость.
— Добрый, как спалось? — поинтересовался он, отпуская её руку и хватая за поводья коня.
Он сейчас был так доволен новой встречи с Даархель что не мог отвести от неё взгляд, рассматривая её как голодный волк. А лицо выражало чистое довольство. Очаровательная улыбка и сверкающие глаза юнца.

0


Вы здесь » Дракенфурт » Центральный парк » Фонтан


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC