Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Хастиас » [Равена] Дом-обсерватория К. Н. Леверье (сдаются в аренду квартиры!)


[Равена] Дом-обсерватория К. Н. Леверье (сдаются в аренду квартиры!)

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/33-Hastias/hast19.png
Из письма Камиля-Николя Леверье к своей матери:
«Дорогая матушка!
Благодаря ходатайству научного сообщества мне удалось выбить себе квартиру в довольно приличном месте: центр Равены, в пешей доступности набережная и Эбрийский дворец. Напрасно Вы переживали, изводя свои хрупкие нервы: война войной, а жизнь продолжается. Обстановка покамест скудная, аскетическая: туалетный столик, стул, кровать (в первые дни мне ее заменял набитый соломой матрац), умывальник, из инструментов — секстант и армиллярная сфера, да и те от прежнего постояльца остались. Впрочем, я нисколько не унываю, быт — дело наживное. Сам дом небольшой: три этажа на двадцать квартир, большинство из которых сдаются в аренду; я поселился на самом верху — здесь будет всего сподручнее обустроить мою будущую обсерваторию. Соседи, тут уж нажалуюсь, — граждане хоть и приличные, но исключительно беспокойные. Подо мной живут музыканты; репетируют, к ужасу моих бедных ушей, денно и нощно. Но с ними бы еще полбеды, самое страшное — слева по лестнице обитает господин Эдисон! Да-да, тот самый господин Эдисон, который в прошлом году на Цалтинской конференции изнурил меня своей липучей компанией. Представляете себе? Как бы то ни было, не жалею о переезде. Осталось всего ничего подождать комету, и я уже весь в предвкушении готовлюсь к ее пролету. После долгих раздумий решил окрестить ее Айседорой. Как Вам такое имя? Марселлет собиралась им назвать нашу девочку... После их смерти у меня остались только Вы и наука...
<...>
Не взыщите, голубушка, за грустную тему. Немедленно оставляю ее! Вернемся к веселому. Есть две хорошие новости. Первая — со дня на день должны привезти новый телескоп (кабы не повредили его при транспортировке), вещь совершенно уникальную: главное зеркало в нем не параболическое, а гиперболическое, что увеличит поле обзора на целый градус! Вторая — Королевская типография выпустит «Многочисленность обитаемых миров» баснословным тиражом в сорок тысяч экземпляров! Наш светлейший монарх благоволит деятелям прогресса и просвещения.
<...>
Еще раз умоляю Вас поберечь свои нервы и не терзаться по пустякам. Военная смута коснулась только окраин Хастиаса, здесь, в столице, мне ничто не угрожает.
За сим низко кланяюсь и целую Ваши мудрые руки,
Горячо преданный Вам сын».

Астроном так и не дождался свою Айседору, погиб во время бомбежки. Теперь при входе в дом, где он провел последние годы жизни, висит мемориальная табличка с его профилем.

(Елена фон Трамплтон)

+1

2

Пост-атмосфера для Реголо Пелороссы, Скарлетт Остин, Людвига фон Кейзерлинга, Даархель Аттари, Вальда Мара и Сини де ля Троэль

Однажды по всему северному материку разошлись таинственные объявления о наборе в этнографическую экспедицию по острову Ксенон. Каждый, кто загорелся желанием принять участие в этом незабываемом приключении, должен был разыскать доктора Арчибальда Блюменфроста и пройти у него собеседование, чтобы попасть на корабль. 26–29 июля, а потом еще и 8 августа 1826 года Арчибальд принимал гостей в Хастиасе, в равенской квартире, любезно предоставленной ему в пользование ее величеством королевой Изабеллой. В пять часов вечера беспризорники закончили расклеивать объявления, а к шести уже стали подтягиваться первые желающие отправиться в путешествие.

0

3

Арчибальду Блюменфросту

29 июля 1826 года, вечер.

Что произошло за неделю, прошедшую после бала в Хастиасе? Реголо таки отвез мавку в лес, обойдясь без приключений и сдержав данное Лаэрту слово. После чего он вернулся во дворец и поступил так, как от него обычно ожидают: то есть сделал то, чего сам же от себя не ожидал.
По дороге из леса в город Реголо много думал о том, куда себя деть. Опять в Орлей? Здрасте, правитель, я у вас корсаром был, да сплыл, а теперь берите обратно. Не хотелось. А Хастиас был морской державой. К тому же, судя по волнениям в мире, лишний капитан отнюдь не был бы Ее Величеству лишним. Реголо был абсолютно уверен, королевских братьев и Бруггианских княжон не убивают просто так — война не окончена.
В общем, как говорят на его прекрасной родине, пуркуа па?
Да, не был Пелоросса патриотом. В преддверии войны пошел не в родную страну, а в чужую. Но Хастиас был приватиру явно больше по душе. Даже, пожалуй, больше, чем Дракенфурт, в котором Реголо в последнее время жил. Эх, неужто его избушка в лесу бесхозной будет?.. Надо хоть кота забрать, он к этой зверюге привязался.

Как оказалось, Ее Величество слышала о Пелороссе. И взяла не просто наемным приватиром, взяла в регулярный флот. И первым же его заданием (а скорее испытанием — сгодится ли этот капитан для военного флота?) было напроситься в экспедицию к Арчибальду Блюменфоросту. Ну, то есть, как напроситься? Придти и сказать, что королева Хастиаса милостиво предлагает спонсировать мероприятие, предоставляет корабль и капитана. Вот он, капитан, собственной персоной.

Итак, после нескольких дней в пути (хвала богам, профессор оказался в это время не так уж далеко от Хастиаса) Реголо наконец-то вылез из седла резвого скакуна. Вот он, капитан Пелоросса: немножко помятый, немножко небритый, но гордый и готовый к свершениям. Как всегда!
Бывший приватир нетерпеливо постучал дверным молоточком. Ох, застать бы профессора на месте! Обидно будет, если он ушел. Ждать не хотелось.

Отредактировано Реголо Пелоросса (31.07.2011 18:06)

0

4

Реголо Пелороссе

— Ох-ох-ох, кто отвлекает меня от великих свершений? — весь занятый своим видом, взболмошенный и разгневанный, держащий в руках странное длинноватое приспособление для прижигания, Арчибальд не ожидал никаких гостей на сегодняшний день, а надо было: спонсорских деньжат не хватало, поэтому требовалось больше флоренов, больше дукатов! — Неужто кто-то по экспедиции заявился? О Наука, счастье!
Отвернувшись в сторону, злобно захихикал, потёр руки: Да-а, наконец-то он сможет притворить свои зловещие планы в жизнь! Узнав тайну движения острова, он смог бы соорудить такую машину, что поглотила бы всю псионическую энергию, приводящую кусок суши в кинетику... Верно, этим он и занимался последнюю неделю. И если изобретенья строились месяцами, а то и годами, то вся гениальная натура Блюменфроста была направлена на это дело, и, кстати, давало свои результаты каждую секунду и мгновение.
Агностик нажал на пульт, прицепленный длинным тросом к потолку и дверь отворилась. Перед корсаром предстало весьма забавное зрелище: злодей Арчи стоял в очках, обмазанный серой, весь немытый, и держащий газовую горелку в деснице.
В механической структуре ППР, что стоял напротив гостя, что-то щёлкнуло, и тот выдал сообщение: «Запись № 1110345. 29 июля 1826 года, пр-р-р-р-р».

0

5

Арчибальду Блюменфросту

Долго ждать не пришлось. Дверь отворилась, и Реголо попал в резиденцию храма науки, спрятанную в частном доме профессора. У входа приватира встретил не приходской священник, а робот, выдавший вместо приветствия номер записи и дату. Значит, все происходящее будет записываться. Это немножко насторожило Пелороссу: он очень не любил всяческие формы слежки и фиксации его слов и действий. Ну ладно, запись так запись.
Позади робота стоял сам профессор. Он был немолодым человеком, и выглядел совершенно так, как ярый служитель своего божества. То есть для цивильного человека — странновато, но Реголо был уверен, что ученому-практику именно так выглядеть и положено. Горелка в руке Арчибальда сошла бы за культовый религиозный предмет.
— Добрый день, профессор, — поздоровался приватир, делая шаг внутрь помещения. — Меня зовут Реголо Пелоросса, я прибыл по поручению ее величества королевы Изабеллы. Она предлагает свою помощь в вашей экспедиции, и полагает, что для поиска острова вам не помешает корабль и капитан. Я — капитан и есть.
Итак, сделано предложение, от которого невозможно отказаться. Было доподлинно известно, что хоть у Блюменфоста уже есть участники экспедиции, транспортного средства до сих пор нет. Кроме того, милость королевы дорогого стоит.
В общем, у Реголо не было ни малейших сомнений в том, что королевское задание будет выполнено, и он попадет в экспедицию капитаном судна. И тогда начнется приключение... Пелоросса его уже предвкушал.
Да, искать самовольно перемещающиеся острова капитану еще не приходилось!
Экспедиции — самое место для тех бедняков, которым ну никак не хватает золота на покой. Реголо в этом плане был добровольным нищим.

+2

6

Реголо Пелороссе

— Её величество Изабелла? — Арчибальд уже полностью обернулся к пирату, опуская предмет на стол. — Та, о которой я думаю? Тупая коро... Кхм, кхм.
В роботе что-то снова щёлкнуло, и пошёл звук перемотки плёнки. Кажется, что кусок металла и дерева, скреплённый вместе и названный роботом, засёк какую-то ошибку, но Блюменфрост не обращал даже на это внимания. Всё шло словно по маслу, и машина начала проигрывать прошедшую запись. В структуре аппарата опять что-то щёлкнуло:
— Пр-р-р-р-р, запись № 902322. 1 июля 1800 года, пр-р-р-р-р, — небольшая пауза и очередное мотание. — Поиск по запросу: «Тупая коро... лева»...
В глазах человека загорелся огонь; учёный чуть не перепрыгивал все преграды, названные столом, стульями и операционными системами, инструментами, скакал по комнате, главное — успеть отключить механизм, найдя волшебную кнопку позади аппарата. Учёный явно что-то старался скрыть от ушей Реголо, и он был обязан выполнить свою цель, новожелание.
— Вухахаха! Когда я закончу это из... — видимые помехи в «протоколе», — з-з-з-з... тени... е, тог-г-г-г... Пш-ш-ш... власть в Ха...
Запись прервалась, и Арчибальд предстал перед корсаром, что стоял рядом со злобным гением, великим людским учёным, природившимся к одному из самых знаменитых вампирских кланов. Седовласый человек вырубил записывающего робота, нажатием небольшой бежевой кнопки на обратной стороне своего изобретения.
— Вы этого не слышали. А теперь перейдём к делу, — старикашка поправил спину, выпрямил осанку от долгой изнурительной работы, на небольшое мгновение выпучив «щепотку» своего пивного пуза. — Господин капитан, что вам известно о судне? Что известно о предстоящей экспедиции? Что вам вообще известно?

+2

7

Арчибальду Блюменфросту

26 июля 1826 года.

Она практически перестала дышать, с тех пор, когда увидела на одном из фонарных столбов объявление о наборе в экспедицию. Время перестало существовать для Скарлетт и полностью утратило свою ценность — реальным для нее был лишь момент, когда наконец-то представилась возможность встретиться с Блюменфростом, и обговорить детали. О том, что профессор возможно не пожелает видеть в экспедиции женщину, тем более такую как Скарлетт, она не задумывалась. Вернуться на остров! Вернуться на остров — жужжало в ее мозгу назойливым роем все эти дни после падения «Атлантиса», заставляя улыбку рассыпаться тысячей осколков, а искры в глазах гаснуть... Пламя ее свечи задули одним неловким движением, кто-то лишь уронил дирижабль, оставив там, вдали от жизни, цивилизации и нее, Скарлетт, всех, кто был ей по настоящему дорог. Она возносила молитве Розе в слезах радости, узнав что хотя бы муж жив и в целости, но Элизабет, Камилла, Джек — все они пропали, не оставляя надежды на возвращение. Возможно их поглатила морская пучина, а может быть они живы... Ведь сама Остин оказалась на берегу, вместе с Рампалтизой. Может ее дорогие просто где-то в глубинах острова, и живы... «Ах, хоть бы они были живы!» И Скарлетт спешила по вечерней улочке, закутанная в темный длинный плащ, скрывающий ее фигуру, с опущенным капюшоном, чтобы жители Равены, упаси боже, не признали в этой странной особе мазель Бладрест. Наконец, она остановилась подле неприметной двери, и оглянувшись по сторонам настойчиво постучала. Ей нужно вернуться на остров. Она сделает все, чтобы вернуться.

0

8

Арчибальду Блюменфросту

На месте Реголо любой бы насторожился, когда профессор бросился к роботу при поиске записей о королеве Изабелле. И злорадный смех, послышавшийся из динамиков Арчибальдовского изобретения, на фоне это смотрелся вполне уместно и логично. Пелоросса изо всех сил старался услышать, что же там было записано, но чертовы помехи не давали этого сделать. Впрочем, слово «власть» он услышал отчетливо. Власть в Хастиасе... Нет, ничего хорошего это не предвещало.
Памятуя о том, что нельзя людей сразу же, сходу, записывать во враги, капитан решил присмотреться и разузнать побольше. В конце концов, возможно, злорадство было направлено против другой страны, а власть в Хастиасе Арчибальд хотел поддержать.
Но это было крайне подозрительно.
Впрочем, Пелоросса предпочел не слишком-то подавать вид, что он насторожился. Не слышал — так не слышал, не вопрос. И, хотя теперь об экспедиции ему было известно немножечко больше (например то, что не стоит доверять профессору), Пелоросса сделал вид, что ничего не подозревает и знает не больше, чем сказала королева, отправляя его на это задание.
— Судно — пакетбот, двухмачтовый однопалубный парусник. Корабль не военный, но артиллерия (весьма скромная) будет, просто на всякий случай. И если вас что-то смущает, то не переживайте, история знает примеры успешных экспедиций на нем. Пакетботы для этого весьма удобны, — ответил Реголо. — Об экспедиции мне известно, что мы будем искать перемещающийся остров Ксенон, где недавно потерпел крушение дирижабль.
И что бы ни было, Реголо был воодушевлен и доволен. Скучно не будет. Судьба явно решила хорошенько встряхнуть этот застоявшийся, вялый вампирский мирок.
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Реголо Пелоросса в экспедицию принят.

0

9

Скарлетт Остин

Дверь тяжело отворилась, и робот, будучи недавно выключенным и, похоже, почти что сломанным, начал записывать всё происходящее. Звук перемотки плёнки разбил изобретательскую тишину, спокойствие, сровнял ровным счётом всю концентрацию и сосредоточенность учёного с ветром, таким же переменным и непостоянным. Тот, неожиданно для себя забыл о наборе в экспедицию, так увлёкшись делом, что обжёг свою руку огненным стилом и зашипел от боли. Схватив обожженную конечность, гений отбросил в сторону газовую горелку. Человек явно что-то делал, словно писал шедевр художественного искусства, и это было похоже на новые части, встретившего девушку, робота.
— Сиськи святой Розы! — он озлобленно оглянулся назад, будучи стоя спиной к новоприбывшей. — Что Вам надо, кто ты такая?
Рассмотрев укрытую в плаще фигуру девушки, её прекрасное лицо и светлый лоснящийся волос, словно солнечный шёлк, согретый и припечённый дневными лучами, учёный тут же сменил тон.
— Кхем-кхем, простите, не каждый день заходят такие дамы...

0

10

Арчибальду Блюменфросту

Воспоминания Людвига

Людвиг и Абигайль спокойно переночевали в гостинице. На следующий день граф отправился за кое-какими покупками, когда заметил объявление о готовящейся экспедиции на остров Ксенон. Ревенант не был сторонником всякого рода приключений и опасностей, предпочитая тихую и спокойную жизнь. Поэтому, прочитав обращение Арчибальда Блюменфроста, продолжил делать покупки. Все изменилось однажды днем, когда Людвиг и Аби вернулись в их роскошный номер в гостинице и обнаружили письмо от господина Пелороссы. Он приглашал Абигайль на корабль, который и будет пристанищем членов экспедиции до прибытия на Ксенон. Капитану требовался врач, и он решил попросить знакомую, что однажды ворвалась к нему в номер во дворце. Людвиг невольно вспомнил объявление Блюменфроста. Невеста всерьез засобиралась принять участие в опасной экспедиции, и отговорить ее не представлялось возможности. Но и отправлять ее туда одну, без присмотра заботливого будущего мужа — не выход. Посему граф фон Кейзерлинг обсудил все с братом, который готовился к отъезду из Хастиаса, дабы посетить могилу их старшего брата. Как не странно, Вальтер не возражал. Только сухо сообщил, что потратил кучу денег на шлюх и ему нужно еще. Что ж, содержать братца — дело святое.
Вечером граф вместе с будущей супругой предупредили ее родителей о намерениях дочери, лишь вскользь упомянув в письме юношу, что будет охранять благополучие Аби на протяжении экспедиции. О намечавшейся свадьбе влюбленные резонно умолчали, предполагая устроить мистеру и миссис Клейнхальцберг сюрприз.

29 июля 1826 года. Ночь.

Вскоре Людвиг отправился к самому Арчибальду, чтобы согласовать с ним участие в путешествии к перемещающемуся острову Ксенон, где не так давно потерпел крушение дирижабль «Атлантис». Одев новенький черный фрак с бутоньеркой, дорогую шляпу и белые перчатки, граф прибыл к неприметной двери. Наверняка за ней во всю работал этот ученый, Блюменфрост. Уверенно постучав, Людвиг принял величественную позу и ожидал появления старика. Конечно, неучтиво было приходить в столь поздний час, но другого выхода у фон Мессе не было.

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (18.08.2011 00:05)

+1

11

Арчибальду Блюменфросту

Чего-чего, а подобного приветствия вампиресса не ожидала ни в коем случае, посему застыла на пороге, словно искусно выполненная мастером статуя. В глазах ее плескалось удивление — почему настроение Арчибальда столь переменчиво? Но спустя минуту вампиресса отмерла, и надев на лицо привычную улыбку деловой женщины шагнула на встречу ученому.
— Я по поводу набора в экспедицию, — сказала она, уперев в ученого холодный взгляд нефритовых глаз. — Дело в том, господин Блюменфрост, что мое имя Скарлетт Бладрест. Наверняка вы слышали обо мне и моем муже — падение произошло как раз когда нас венчали. Я была на острове, выбралась от туда по воде, обошла его вдоль и поперек, особенно линию берега... И желаю отправиться туда снова. Причины по которым я собираюсь сделать это, озвучивать я не намерена. — Скарлетт сделала неопределенный жест рукой, и чуть склонила голову, отводя в сторону взгляд, который тут же наткнулся на странную конструкцию, которая шипела и выпускала из себя длинные бумажные ленты. «Занятная штука», — подумала вампиресса и, привычным жестом убрав за ухо прядь светлых волос, продолжила: — Я считаю, что буду полезна экспедиции, как проводник — раз, и два, как алхимик. — Наконец, поток слов Скарлетт иссяк, и она, глубоко вздохнув, посмотрела на Арчибальда. Что он скажет? Явилась тут какая-то, условия ставит... Может ведь и просто выгнать, мало ли, что у него на уме. Но в груди Остин пошевелился крохотный зверек — острое желание отстоять себя и добиться цели любой ценой. Она найдет способ уговорить профессора, если тот начнет сопротивляться. А если не начнет... Тем лучше для нее!

0

12

Арчибальду Блюменфросту

28 июля 1826 года.

Первые дни после бала девушка провела в своем имении, изнывая от скуки. Здесь все было не так, все не то и даже прислуга не такая. Да, привыкла княжна к своей Анне и не хотела видеть на ее месте никого другого, но с обстоятельствами не поспоришь. В итоге, решив не раздражаться лишний раз по поводу и без, девушка облачилась в костюм для верховой езды и направилась в город. Шумные улицы, суетливые прохожие и заносчивые молоденькие франты еще раз доказали, что время идет, но суть вещей остается неизменной. Спешившись, Даархель не торопясь выпила чашечку кофе со сладостями в кафе, так же неспешно прогулялась по парку и остановившись на одной из площадей для планового перекура, увидела простенькое объявление на столбе. Не сказать, чтобы она проявляла интерес к подобному чтиву, но от нечего делать решила посмотреть, что там написано. Глаза быстро пробежались по бумаге и тут же сознание выдало порцию воспоминаний: «Арчибальд Блюменфрост. Неужели тот самый сказочник-водяной? Снова затеял что-нибудь этакое и если мне не изменяет память, как-то он приглашал посетить свою лабораторию... Что ж, почему бы и нет». Сигарилла была забыта и отброшена в сторону, а вампиресса, содрав объявление, мчалась по указанному в нем адресу. Миновав несколько улиц и чудом обогнув парочку зазевавшихся прохожих, Даархель наконец-то нашла нужный дом. С виду ничем не примечательный, но глупо было бы полагать, что внутреннее убранство столь же банально и обыденно. Княжна улыбнулась сама себе, «припарковывая» лошадь неподалеку от входа и чувствуя, как во всем теле разливается волна предвкушения очередной авантюры, поднялась по ступенькам. Помедлив пару секунд в нерешительности — вдруг ученый и не помнит взбалмошную вампирессу, она все же аккуратно открыла дверь и тихо шагнула внутрь. Все метания словно отрезало, когда девушка перешагнула порог его дома: «Да и боги с ней, с памятью — с его деятельностью и возрастом можно забыть о чем угодно. Хотя, уверена, что нужно он прекрасно помнит. Впрочем, даже, если Блюменфрост и откажет мне в путешествии, у меня есть, что ему предложить и пусть только попробует отказаться».

Отредактировано Даархель Аттари (18.08.2011 23:34)

0

13

Людвигу фон Кейзерлингу

Очередной стук в дверь, вздох, уставшего от работы, учёного, и его дикое желание заснуть. Оно было сравнимо с адской невыносимой болью, жутким головокружением и тысячами галлюцинаций. Всё этот чёртов недосып, который Арчибальд так жутко и здорово ненавидел, мешал ему спать в тесной и совсем неуютной мастерской с мелкой, похожей на детскую, кроваткой. Она была обставлена двумя подушками, словно слившихся в одно белое пятно, размытое в очках учёного, и белым одеяльцем с красным покрывальцем. Рядом стоял столик, напоминающий кофейный, на нём приспособление, похожее на самовар, и парочка пивных кружек, наполненных до краешков сосуда, откуда огромными кусками пены, словно вздымающиеся облака, путешествующие по небосводу, выливался напиток. Он шипел и буянил со всей своей силой, напоминая о чудесном мгновении, длившемся пару секунд назад, когда из того самого «самовара» лился божественный эликсир.
— О светлый, о светлый час, когда запомнился мне сон! — учёный вскинул голову назад. — О светлый сон, о дивный сон! Твой лик был вырезан в ОЗОН, под светлым номером семь-семь, «ОЗОН77»! Машина будущего дня, когда пивас по пузам разольётся! О светлый час, о дивный сон! — меланхолично вздыхая, Блюменфрост потащился к какой-то очередной кнопке, после нажатия на которую дверь автоматически отворилась, гонимая металлическими нитками.
Голос на фоне делал какие-то подсчёты, после чего раздался звук записывающей плёнки.
— Мотор! — учёный впился ладонью в плечо Людвига, — что тебе нужно, очередной проходимец? Тоже желаешь попытать счастье на Ксеноне?
Он был пьян, пойми его.

0

14

Арчибальду Блюменфросту

Конечно, кто мог ожидать, что все пройдет как по маслу? Все-таки ночью приходить неучтиво. Людвиг понял это, когда захмелевший алхимик открыл дверь и добродушно впился рукой в плечо графа. «Ну вот, сейчас будет награждать меня своими пьяными бреднями».
— Тоже желаешь попытать счастья на Ксеноне?
— Не совсем так, но я не прочь поучаствовать в экспедиции, а счастья мне хватает. — Людвиг высвободил плечо и поклонился:
— Я граф фон Кейзерлинг.
Из комнаты доносились странные звуки, они веселили ревенанта, но в то же время и пугали. Ведь кто знал, что старик прячет там? Хотя и стоять на улице было опасно, поэтому граф, не опасаясь гнева подвыпившего ученого, заглянул в комнату. А потом и вовсе пролез мимо Блюменфроста внутрь. Не успел Людвиг оглядеть кровать, как его внимание всецело захватил своеобразный самовар, бурливший на столике подле кровати. Что за чудо такое, способное, наверное, извергать какой-то особый напиток? Граф хотел было подойти ближе к «самовару», но вдруг под ногами что-то взвизгнуло и, бряцая железом, унеслось под кровать. «О, Роза, что это было? Так, все, стою на одном месте и не двигаюсь», — успокоил себя Людвиг и натужно развернулся к старику.
— Господин Блюменфрост, я хотел обсудить с Вами условия моего присоединения к экспедиции. Об острове я знаю достаточный минимум, чтоб не казаться невеждой. Поймите меня правильно, я решил принять участие в Вашей затее лишь потому, что не хочу отправлять свою невесту туда одну. Я только обрел ее, — Людвиг помолчал. — Ладно, Вы хотите знать, в каком качестве я могу пригодиться? В качестве спонсора. Я готов спонсировать экспедицию наряду с Ее Величеством Изабеллой. Ведь деньги никогда не бывают лишними, верно?

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (21.08.2011 13:25)

0

15

Людвигу фон Кейзерлингу

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

— Спонсоры — наше всё! Невесты — наше всё! Пиво — наше всё! — он радостно закричал, схватив аристократа и потащив к самовару. Недолго наблюдая за вторым стаканом, в коем была налита вода, с потонувшими там зелёными травами, алхимик выпил отвар, — Слушай, спонсор наш, сначала мне нужно кое-какое изобретение. Оно усилит работу корабля «Что-то начинается»...
Недолго прогудев, словно пытаясь отрезветь, Арчибальд выпил второе зелье, лишь покрасневшее лицо выдавало его. Робот проёрзал по полу и подъехал к Людвигу.
— Видишь этого робота, аристократище? — человек отвернулся в сторону и что-то недовольно изрыгнул, после чего снова повернулся к Кейзерлингу, — Чтобы сократить расходы на рабочую силу, мы можем механизировать рабочий персонал нашего пакетбота! Понимаешь, аристократище?
Держа в руках стакан, Блюменфрост привстал и тихонько подтолкнул своего будущего спонсора, словно стараясь подбодрить:
— Главное — согласись на цену, не упади, — пауза, гробовое молчание, несмолкающий гул ветра лишь раскалывал скорлупу безмолвной тиши в хижине злобного гения; даже роботы, казалось бы, даже вся техника здесь замолкла, будто имея душу и разум, ожидая продолжения фразы из уст Арчи. — Шестьдесят пять тысяч крон. То, что могло бы сделать тебя навеки богатым, ты потратишь на этот дешёвый пакетбот, но поплывёшь с любимой. Королева не согласится — экономика Хастиаса ещё ослаблена после войны и огромного бала, а твой кошелек взамен на свидание с невесткой. Согласен?
Перед вампиром стоял огромный выбор: остаться навсегда бедным, невесть каким, или увидеть свою возлюбленную?
Действительно, Арчибальд врал Людвигу. Это не сокращение расходов, это их увеличение. Но, зато, полный технологический прорыв. Полностью механизированный пакетбот не требует лишних затрат на еду, лекарства. А через столетие это станет дешёвым ходом. Что поделать, всё — ради науки и любимых.

Отредактировано Вольфганг Шварцмайер (21.08.2011 13:46)

0

16

Арчибальду Блюменфросту

«И что этот старый черт замышляет?» — соображал Людвиг, пока ученый пил какие-то отвары и усиленно отрыгивал питье. А когда Арчибальд заболтал о механизации рабочего персонала, граф стал подозревать старика в недобром. «Хм, неужели роботы способны эффективней управляться с кораблем, чем опытнейшие моряки? Разве такое возможно?».
Ревенант не мог поверить в поразительную эффективность роботов, глядя как вокруг него вертится один из них.
— Шестьдесят пять тысяч крон, — выдал Блюменфрост, ехидно улыбнувшись.
«Да старик, поди, спятил. Думает, меня можно, так сказать, нагреть. Ага, как же, уменьшение расходов».
— Вы ставите мне ультиматум? Либо я плачу огромные деньги, за которые вы пустите меня на корабль, полный роботизированной дряни, либо я вынужден буду отправить любимую в опасное путешествие без меня?
Увидев выражение лица Арчибальда при упоминании «роботизированной дряни», Людвиг торопливо добавил:
— Нет, я, конечно, не против прогресса, но все же матросам доверяю несколько больше.
В комнату вновь что-то громко загудело, послышался треск. Граф оперся на трость и холодным голосом продолжил:
— Вы, видимо, считаете меня глупцом, раз делаете столь неосмотрительные предложения. Я далеко не дурак, господин Блюменфрост. Давайте поступим так: я понимаю, что пиво вас раззадорило, но сделаем вид, что ничего не было. Что я не слышал вашего предложения.
Наступила длинная пауза, прерываемая потрескиванием и бульканьем.
— Слушайте же меня. Я предлагаю вам тридцать тысяч крон и свою снисходительность. Этого вклада в экспедицию с моей стороны будет более чем достаточно. Иначе — я забираю невесту и, естественно, не даю вам никаких денег. А вы путешествуйте за счет ослабленной экономики Хастиаса, да к тому же останетесь без корабельного врача. И уж точно тогда вам и не мечтать о роботах на корабле. Конечно, вы найдете нового врача, но сначала объяснитесь с капитаном, почему та девушка, которую он самолично пригласил на этот пост, внезапно отказалась от участия. А еще — почему вы отказалась от выгодного предложения моего графского сиятельства, — Людвиг гадко улыбнулся, растеряв всю свою добродушность и почтительность.
— Выбирайте: тридцать тысяч крон, мои незаурядные способности и врач на корабле, либо ничего. «Старый хрен», — добавил внутренний голосок.

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (21.08.2011 14:34)

0

17

Людвигу фон Кейзерлингу

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

— А вы не промах, «молодой хер», — съязвил учёный, — знаете ли вы, что по закону, — бла-бла-бла, — вам воздастся? А знаете ли вы, что для полной механизации рабочего персонала потребуется не менее тридцати двух тысяч крон, молодой человек?
Арчибальд определённо собирался настаивать на своём: тридцать две тысячи крон, не меньше! И никаких более разговоров, пришло время действия!
— Тридцать две, — старикан заорал на всю каморку, отчего роботы попрыгали и все тарелки полетели с тем же треском, — тысячи кроны!
Казалось, будто старикан сейчас готов был завизжать, но в его голосе чувствовалась та же гордость и сила, с коей был готов стоять за своё святое дело каждый человек.
И как истинный представитель рода человеков, Блюменфрост не собирался уступать тому, кто его оскорбил.
— Или вам привести аргументы, чтобы ваш маленький мозжечок взорвался от передозировки информации? Знаете, вы — Кейзерлинги, совершенно ужасный клан. Мне не раз рассказывал батя, — под «батей» гений имел ввиду своего приёмного отца-вампира, — что ваша стайка бешенных хурбастанских чихуахуа — лишь нищий сброд. Но лишь для того, чтобы закрепить отношения между кланами... Я остановлюсь на 32 тысячах крон.

Отредактировано Вольфганг Шварцмайер (21.08.2011 15:17)

0

18

— Тридцать две тысячи крон! — разразился криком старикан.
Комната загрохотала пуще прежнего, словно помогая хозяину произвести впечатление на заносчивого аристократа. «Все тупоухие одинаковы, чуть что, верещат как собаки, которым только что наступили на хвост. Думают, что крики и потрясание кулаками перед лицом способны горы свернуть. Ага, как же».
— Или вам привести аргументы, чтобы ваш маленький мозжечок взорвался от передозировки информации?
— Что вы себе позволяете, Блюменфрост? — оскорбился граф. — Я понимаю, что ваша короткая человеческая жизнь вынуждает вести себя так, будто что-то застряло в заднем проходе, что-то очень непоседливое и юркое. И поэтому приходится успевать все — и наделать детишек, и наорать на аристократов, и изобрести какую-нибудь глупость. Но все же, это не повод к оскорблениям, — ревенант ткнул в пузо старика тростью. — Не стоит так шутить. И уж тем более, никого не волнуют соображения вашего «бати» по поводу клана Кейзерлингов. Моська слону не страшна, мой седовласый друг.
Граф величаво прошествовал мимо Арчибальда и направился к двери.
— Завтра вам привезут тридцать пять тысяч крон. Надеюсь, мы поняли друг друга? — бросил Людвиг через плечо и скрылся во мраке ночи.
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Людвиг фон Кейзерлинг в экспедицию принят.

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (21.08.2011 15:32)

0

19

Арчибальду Блюменфросту
-----------------------------------------------------
Бригантина «Виктория»  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

8 августа 1826 г., полдень.

Вальд шёл в раздумьях, как вдруг знакомое слово приковало его взгляд. «Ксенон»! Невзрачная листовка, уже изрядно потоптанная и замаранная лежала на мостовой. Он уже почти прошёл мимо, но замер, развернулся и поднял листовку. Дыхание перехватило. Ксенон! Это было то самое приглашение в экспедицию. Уже не веря своим глазам, Вальд снова перечитал её. Да ещё имя на листовке ему тоже было смутно знакомо. Но откуда?..

Странник пошёл по адресу, указанному на листе, пытаясь на ходу придумать, что же он скажет, когда ему откроют дверь. Ничего связного не получалось, да и вообще кто он? Неудачник из деревни, бросивший университет, скрывающийся от юстициаров? Что он мог предложить, кроме неуёмной жажды приключений?

Ему уже казалось, что он заблудился, как наткнулся на заветную дверь. Звонок, терзающие секунды ожидания: «Может, всё-таки ошибка? Нет никакой экспедиции? Или я опоздал? Или вовсе адрес не тот?..»

Отредактировано Вальд Мар (28.08.2011 18:39)

0

20

Даархель Аттари

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

Сумасшедший день выдался у доктора. Как и все на прошлой неделе, впрочем. Не успел он покинуть тихий Бругге и добраться до Равены, как тут же страшно возненавидел все вампирство и человечество. Впрочем, он и раньше-то не жаловал докучавших ему личностей, но в последнее время — особенно. Они просто не давали ему спокойно пожить, занимаясь сборами в экспедицию. Недавно только пришло письмо из Дракенфуртского технологического о приглашении вернуться на кафедру. А затем прислали курьера со срочной телеграммой — вызовом на консилиум в Неоне. От горестей спасал только зеленый хурбастанский чай с изготовленными им же ароматизаторами и предвкушение предстоящей поездки. Доктору уже нетерпелось взойти на борт пакетбота, размять в плаванье старые косточки.

Третье приятное обстоятельство, скрасившее ему день, появилось неожиданно. Доктор принимал уже многих гостей, желавших принять участие в экспедиции, но не предполагал, что следующей окажется дама. Он услышал цокот лошадиных копыт на улице и припал к окошку, высматривая, кто же к нему на этот раз пожаловал. На коне гарцевала прекрасная леди в черной амазонке и блузе с белой манишкой. И он эту леди знал!

— Дорогая незнакомка, это вы! — кинулся он распахивать дверь, искренне радуясь приятной гостье. — Вы так и не нашли удачу на дне городского фонтана, поэтому направились в мое логово, ожидая найти ее здесь? Ну что же, вы однозначно по адресу приехали! Ну до чего ж приятно вас увидеть вновь! Я ведь я знал, что мы еще когда-нибудь встретимся!

0

21

Арчибальду Блюменфросту

Для Даархель стал неожиданностью тот факт, что ее мало того, встретили, так еще и помнят. «Вроде бы и мелочь, но так приятно. А он ни капли не изменился, все такой же живой цепкий взгляд, та же подвижность и оптимизм», — княжна улыбнулась ученому, который встретил девушку с такой радостью, будто только ее и ждал и прошла в его лабораторию, уставленную чем-то неизвестным и очень интересным с точки зрения вампирессы. Руки так и тянулись потрогать то одно приспособление, то другое, покрутить какой-нибудь рычажок и нажать на одну из многочисленных кнопок, но Даархель останавливала себя, зная, что ни к чему хорошему с ее везением это не приведет.
— Вы еще помните меня, сказочник? — ну да, такое милое прозвище само сорвалось с губ, будто было вторым именем мужчины. — Это так приятно.
Наблюдение за этим ученым доставляло сплошное удовольствие и вампиресса, сама того не замечая, заражалась от Арчибальда той искренней эмоциональностью и хорошим настроением.
— И да, на дне того фонтана вместо удачи оказалось лишь пара медяков. А вы, помнится, приглашали меня посетить свою лабораторию, — тут она помахала в воздухе объявлением — и вот появился повод воспользоваться им.
Внимание девушки перескакивало с одного предмета на другой, возвращалось к Арчибальду и снова с жадностью первооткрывателя изучало внутреннее убранство лаборатории.
— Насколько я помню, в прошлый раз мы не называли своих имен. Спешу исправить сие недоразумение — меня зовут Даархель Аттари, ну а ваше имя, уважаемый Арчибальд, я узнала из объявления.

0

22

Вальду Мару

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

Воспоминания Блюменфроста

3 августа 1926, Дракенфурт, дом Арчи у маяка.

Только доктор выпроводил из дома эту девчонку-сорванца, которая набилась к нему в экспедицию в юнги, как снова кто-то решил его побеспокоить своим визитом.
— Ну не дадут спокойно чаю попить, — пожаловался он своему роботороллю, которого называл странным именем Пэпээр.

За дверью, шумно переводя дыхание, ожидал курьер. Рядом с ним стоял взмыленный конь.

— Что там у тебя еще такое? — раздраженно спросил Арчибальд.
— Срочная телеграмма, — курьер все еще не отдышался, — это из Хастиаса, от ее Величества.
— По поводу чего? — прищурился Арчи.
— Не могу знать, почтенный господин.
— Так уж не можешь ли?.. — хмыкнул доктор. Но не стал заострять внимание. Он сгонял своего Пэпээр за кошельком и одарил курьера купюрой в 50 флоренов. Весьма щедро, надо сказать, одарил. Курьер поклонился, принял деньги и собрался было насчитать сдачу, как Блюменфрост сделал протестующий жест рукой:
— Оставь себе сдачу. Купишь жене подарок.
Курьер еще раз поклонился, украдкой почесал зудящие ягодицы и с тяжелом вздохом снова полез в седло — ему предстоял нелегкий обратный путь. Арчи снова посочувствовал:
— Можешь заночевать сегодня на маяке, он буквально в 200 метрах от моего дома, прямо за поворотом. А завтра с утра уж двинешь в путь.
— И снова благодарю, почтенный господин, — расчувствовался курьер, — да благословит вас Святая Роза.
Арчи сорвал сургучную печать и пробежался глазами по листовке:
— Королева, кроме этого письма, больше ничего мне не передавала? Ну, скажем, усно?
— Ох да, — спохватился уже развернувший лошадь курьер, — то есть, нет, королева больше ничего не передавала. А вот люди говорят, почтенный господин, что на дорогах нынче небезопасно. Говорят, как раз в это время в Хастиас направляется некий Вальд Мар, опасный международный преступник.
— Да ты что? — уронил челюсть Арчибальд, — опасный преступник, говоришь?
— Так люди говорят, — пожал плечами парень, видя, что его заботу не оценили.
— А с чего ж люди так решили? — поинтересовался Блюменфрост.
— А почем их знать? Говорят, юстициары его разыскивают. А зачем же еще искать кого-то юстициарам, если он не опасный преступник?
— Ох уж эти люди... — покачал головой доктор, забыв при этом, что и сам-то тоже человек.

...

«Опасный, значит, преступник», — усмехнулся Блюменфрост, заперев за курьером дверь и вернувшись на кухню. Кто бы мог подумать, что Вальда Мара могут объявить опасным преступником. Когда-то ведь они вместе учились в Дракенфуртском технологическом. И вместе лазили на памятник Цвейштейну, стоявший возле их корпуса, и задирали юбки студенткам, и подкладывали вонючую серу преподавателям. Славные были времена...
Ан вот как все сейчас изменилось. «Арчибальд теперь почтенный господин, угодивший политической конъюнктуре, — думал он с горькой усмешкой, — а его однокашник, получается, объявлен в международный розыск. Пути господни, как говорят верующие розиане, воистину неисповедимы». Задумавшись о путях, доктор вернулся к письму. Еще раз достал его из конверта и перечитал. Королева срочно вызывала его в Хастиас для обсуждения вопросов финансирования экспедиции и формирования экспедиционной команды. Делать было нечего, надо было завтра отправляться в путь.

Встретить Вальда Мара по дороге Арчибальду не повезло. Но по какой-то прчине старый товарищ не выходил у него из головы. Арчибальд только сегодня приехал в Равену и еще не успел прийти в себя. Мыслей крутилось много и одна другой дурнее. Ему страшно не хотелось завтра идти на аудиенцию к венценосной особе. Но ведь она финансировала проект, поэтому делать было нечего. А еще принимать у себя завтра местных желающих записаться в экспедицию. Все это ужасно утомительно. Тем более, с дороги.

Арчи устроился поудобнее в кресле и сам заварил себе чай. Пэпээр пришлось оставить дома. Квартира, в которую его поселила королева, была более, чем шикарна. Он не привык к такой роскоши. Обстановка в стиле фражели-нуво, флорессианские витражи на окнах, электрическое освещение и даже — бог мой — электрический звонок. Последнее слово техники. В квартире было 8 жилых комнат и 2 комнаты для прислуги. И самой прислуги 4 дампира, не считая личного повара, приготовившего к приезду доктора ужин из 6 блюд. И это в то время, как на улицах столицы с голоду пухнут истерзанные войной люди. Ученому было немного не по себе.

Он сыпанул в исходящую паром чашку своих излюбленных ароматизаторов и приготовился угощаться, как вдруг электрический звонок сработал. Арчи по привычке испуганно вскочил и собрался бежать в свой лабораторный подвал в доме на маяке, но вспомнил, что находится в Хастиасе, и здесь звонок означает визитера, а не форс-мажорнную ситуацию в домашней лаборатории.

Нехотя он оставил чай остывать и открыл дверь. И обалдел. Перед ним стоял Вальд Мар собственной персоной.
— Каракатицу мне в сраку, — только и смог промолвить ошарашенный Арчибальд, — неужто я совсем ослеп на старости лет или это и вправду ты, жак-пройдоха?!

+2

23

Даархель Аттари

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

— А вы, помнится, приглашали меня посетить свою лабораторию...
— Разумеется, но никак не ожидал увидеть вас так скоро, — произнес Арчибальд. — Да еще и здесь, в Равене...
Признаться честно, Блюменфрост вообще не ожидал увидеть незнакомку у себя дома. Согласно его многолетнему опыту, девушек редко привлекали старики, увлеченные техникой и алхимией. Но то, с каким интересом гостья рассматривала различные изобретения — действующие и просто пылящиеся на полках — несомненно льстило алхимику. Впрочем, надо думать, что не праздный интерес к скромной персоне ученого послужил поводом для столь неожиданного визита.
— Насколько я помню, в прошлый раз мы не называли своих имен. Спешу исправить сие недоразумение — меня зовут Даархель Аттари. Ну а ваше имя, уважаемый Арчибальд, я узнала из объявления.
Почтительно склонив голову, Арчибальд отступил чуть в сторону, оглядывая комнату в поисках места, куда могла бы присесть Даархель. К сожалению, диван и стулья были завалены горами различных бумаг и чертежей. Оставалось только удивлять, как ученому удаются ничего не терять в этом творческом беспорядке.
— Могу я угостить вас чаем? Заодно мы могли бы обсудить ваше участие в экспедиции, ведь, как я полагаю, вы посетили меня именно этой целью? — с этими словами ученый приглашающим жестом указал в сторону кухни, ожидая ответа своей гостьи.

+1

24

Арчибальду Блюменфросту

Удовлетворив свое любопытство относительно устройств, находящихся в комнате, Даархель отдала все свое внимание ученому. Тот факт, что вокруг царил полный творческий беспорядок нисколько не смутил вампирессу, которая спокойно присела на подлокотник кресла, слегка потеснив какие-то чертежи.
— Не откажусь, если вы составите мне компанию.
Улыбка и предвкушающий блеск в глазах придавали девушке бесшабашный вид. В такие моменты от княжны Аттари оставался лишь титул на бумаге, да манера держаться в обществе — все остальное так и кричало о том, что перед вами, если и не представительница класса разбойников и головорезов, то беззаботная и жаждущая приключений путешественница. И вот сейчас, Даархель, словно зверь, почуявший добычу, внимательно следила за Арчибальдом, ведь от его решения зависело, избавится ли княжна от скуки, или придется искать другие способы.
— Вы правильно полагаете. Я пришла за тем, чтобы стать одним из членов экспедиции, отправляющихся на Ксенон.
Вампиресса дождалась, когда ученый закончит с приготовлением чая и попутно еще раз пробегая глазами помещение. Какое-то приспособление и кучей кнопочек и рычагов привлекло ее внимание. «Ну не убьет же он меня за это. Да и ничего ужасного не случится, если я вот тут чуть-чуть поверну и вот сюда нажму... ну, я надеюсь, что не случится», — ручки Хель сами потянулись к небольшой конструкции, стоящей на тумбе возле кресла. Даархель не смогла устоять перед искушением, словно малое дитя, ломающее игрушку, чтобы узнать, что же там у нее внутри. Только на месте игрушки была кучка железа и проводков, а вместо ребенка одна неугомонная вампиресса с жаждой познания и неиссякаемым любопытством. В тот момент, когда пальчики нажали на яркую кнопку и потянули один из рычагов вверх, вернулся Арчибальд с двумя чашками ароматного чая.

0

25

Арчибальду Блюменфросту

Вальд как стоял перед дверью, сжимая листовку, аж онемел от удивления, увидев давно знакомое лицо. Перед ним стоял тот, с кем он провёл лучшие годы университетской жизни. «Нет, так не бывает», — вцепилась в его голову мысль. Дальние закоулки разума ещё не могли принять тот факт, что этот господин, живущий в шикарных покоях и тот аспирант-непоседа — один и тот же человек. Поразительно, как меняются люди! Листок выпал из непроизвольно разжавщихся пальцев, и его понесло ветром по мостовой.

— Арчи... бальд! Так это ты... вы? — наконец отошёл от ступора Мар. Совершенно выбитый из колеи столь неожиданной встречей, он даже не мог подобрать нужный тон общения, — Собирае... шь... те... экспедицию?..

Арчибальд положил гостю руку руку на плечо, как бы предлагая пройти внутрь, а на самом деле убедиться, что глаза ему не врут. Тот переступил порог, и растаяв, затараторил, забыв все правила приличия:
— Я не могу поверить своим глазам! Сколько лет, сколько зим! Возможно ли такое, чтобы мы встретились после стольких лет? Да ещё так странно? Как ты? И что всё это значит? — он поднял руку, в которой только что держал листок, удивился пропаже и добавил: Ну эта... экспедиция?

Отредактировано Вальд Мар (28.08.2011 19:31)

0

26

Арчибальду Блюменфросту

29 июля 1826 года, вечер.

Идеальная фигурка Сини была затянута в корсет, волосы спрятаны под шляпку, а шелк платья шуршал по воздуху, лишь маленькие серебряные колокольчики на подоле создавали музыку ветра.
Что произошло после бала в Хастиасе? У нее не было ответов на этот вопрос. Иногда ее мучали приступы спонтанного предвидения, но, стоило только выйти из транса, как видение тут же забывалось. Оставался лишь горький железистый привкус крови на губах и четкое осознание: скоро случится убийство. И убийцей будет никто иной, как Сини де ля Троэль. Зачем она решила записаться в экспедицию? Кто знает. Возможно, решила, что судьбу можно переиграть. Скажем так, с ее стороны это было не столько попыткой избежать неизбежного, сколько заранее подготовить себе пути отхода в том случае, если, когда предвидение сбудется, ею заинтересуются органы правосудия. На Ксеноне они бы до нее не добрались.
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-2.gif Сини де ля Троэль в экспедицию не принята.

0

27

Даархель Аттари

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

«Колдуя» на кухне над двумя кружками чая, Арчибальд и не подозревал, что в его гостиной, по совместительству являющейся и лабораторией, Даархель решила поближе приобщиться к техническим наукам опытным путем.
Сказать, что ученый не был рад увидеть то, как девушка нажимает кнопку на одном из множества механизмов, которому только предстояло придумать более или менее полезное применение, значило бы просто промолчать. Агрегат, что стоял на тумбочке, вдруг странно «крякнул» и, испустив последние дыхание в виде небольшого дымного облачка, вновь превратился в недвижимое нагромождение шестеренок. Разноцветные кнопочки, что до этого момента ярко сверкали на его передней панели, сначала стали тускнеть, а потом и вовсе отключились.
Наблюдая это, Блюменфрост имел вид несколько бледный и даже слегка раздраженный. Губы его сжались в тонкую нить, будто алхимик был готов немедленно разразиться укоряющими речами в адрес неосторожной и чрезмерно любопытной гостьи. Но вместо этого Арчибальд лишь раздосадовано вздохнул и, поставив чашки с чаем на стол, что находились рядом с Даархель, приблизился к теперь уже неисправному механизму, которой всего пару секунд назад стал объектом женского любопытства.
— Вам не следовало делать этого. Хорошо, что более опасные свои проекты я предпочитаю хранить под замком, ведь они, при неправильном обращении могли бы и весь дом взорвать. Надеюсь, больше вы здесь в мое отсутствие ничего трогать не станете?
Теперь, глядя на гостью, ученый выглядел более спокойно, чем несколько секунд назад. Да и мог ли Арчибальд долго раздражаться на девушку, что столь непостижимым образом была мила его сухому любопытству?
Взяв в руки свою кружку чая, Блюменфрост, последовав примеру Аттари, сел на край небольшого кресла, что стояло напротив девушки.
— Назовите причины, согласно которым я должен выделить вам место в экспедиции.
На самом деле, ученый мог прямо сейчас ответить девушке, что с удовольствием возьмет ее с собой на корабль, но тогда, надо полагать, Даархель, заключив сделку, сразу бы распрощалась с алхимиком. Вот и приходилось задавать деловые вопросы, чтобы иметь удовольствие побыть в обществе этот любопытной особы еще какое-то время. Да и в любом случае было бы полезно узнать, какую пользу Аттари сможет принести экспедиции. Помимо того, что Арчибальду было бы просто приятно увидь в своей команде эту девушку.
-----------------------------------------------------

Скарлетт Остин

Он отвлёкся от всех своих дел, будучи погруженный и завершающий великолепное изобретение, ещё одно, и ещё одно, и ещё... А вот стоят тысячи колбочек и баночек, а вот замаринованные огурцы... Хотя нет, это совсем не огурцы, в полутусклом освещении еле разглядишь слоновий член. Откуда у Арчибальда такие атрибуты? Хм-м, ну, чей-то подарок. И сейчас этот подарок будет передан красотке Скарлетт, такой молоденькой, блондинистой и щупленькой.
Он так хотел поглядеть, как же она отреагирует на этот подарок, как она отблагодарит Блюменфроста. Человек словно сиял от счастья, он был готов дарить ей всё, что угодно. Даже слоновьи члены. И это был не верх его сил, не весь предел. Ну же, Арчи, ну же! Скорее, удиви её!
— О-о, конечно, пу... кхе-кхем, миледи! — пауза, хранящая в себе радостное спокойствие, тысячу эмоций в одной мимике учёного, — А не желаете ли вы остаться попить чайку?..
Мужчина протянул руки с банкой, в коей была налита зелёная наркотическая жидкость, пьянящая такая, со слоновьим членом внутри. Эх, романтика...

0

28

Арчибальду Блюменфросту

Осторожно скосив глаза на ученого, девушка поняла, что либо загубила что-то важное, либо что-то сверхважное. «Эх! А как все мигало! Надеюсь, он не сочтет сей факт причиной для того, чтобы не взять меня на корабль. Хотя, я бы на его месте несколько раз подумала — точно ведь потонем», — решив, что все делается только к лучшему, княжна состроила ангельскую мордашку и с видом «оно так и было» уселась обратно, предварительно взяв чашечку чая. Но, похоже, Арчибальд сменил гнев на милость и ограничился небольшим нравоучением, на которое вампиресса среагировала быстрее, чем поняла, что вообще сказала:
— А разве есть еще что-то?
Она оборвала себя на полуслове и благоразумно решила, что в молчании ее шанс на путешествие значительно возрастает. Но не судьба. Ученый подошел к вопросу участия в экспедиции самым серьезным образом. Даархель сделала небольшой глоток ароматного напитка, после чего кардинально изменилась. Любопытная особа превратилась во взрослую, собранную женщину и цепким взглядом и вежливой улыбкой: «Вот ведь! А такое настроение было хорошее. Хотя не забывай, дорогуша, ты пришла сюда по делу, а не портить чужое имущество. Вот тебе и указали на неправильный подход».
— А что вас интересует в качестве оплаты? Деньги, оружие, натура?
Ну, последнее она прибавила в шутку, впрочем, предоставить ученому какую-нибудь девицу было не таким уж и сложным делом — борделей везде полно. Да и натура разная бывает, может он предпочитает огурчики там всякие или еще какие дары садоводов-огородников. В любом случае образ Арчибальда никак не вязался у Даархель с дельцом — как был водяным-сказочником, так и остался. Поэтому сложно было в его обществе перейти на деловой тон, хоть она и старалась.

0

29

Арчибальду Блюменфросту

— Чайку? — Скарлетт растерянно моргнула, когда в ее руках оказалась странная банка с зеленоватой жидкостью и... И вытянутым предметом внутри. Сощурив глаза, вампиресса долю секунды рассматривала подношение, а после скрипнула зубами. Это... Это... Это просто возмутительно! Это оскорбительно! Да она засунет этот самый куда-нибудь ему. Кстати, кому принадлежал сей орган вампиресса понять так и не успела, но это мало волновало девушку, а интересовало еще меньше.
— Какая прелесть, — процедила мазель Бладрест, отставляя банку на ближайшую тумбочку, на которой покоилась кипа бумаг. Бумагам пришлось потесниться, когда банка с детородным органом опустилась рядом. Тумбочка пошатнулась, грозя скинуть все содержимое на пол, но Скарлетт уже стояла вплотную к Арчибальду, упираясь в него испепеляющим взглядом.
— Я непременно останусь на чашечку чая, — кивнула она, очаровательно сверкнув улыбкой, как не делала этого уже давно, бог весть как давно... — Если распивая сей прекрасный напиток, мы обсудим детали моего участия в экспедиции, — тихий шелест длинного плаща сопроводил перемещение вампирессы к дивану, на котором она тут же вольготно устроилась, закинув ногу на ногу, не дожидаясь приглашения Арчибальда. Она совершенно не ожидала подобного поворота событий, хотя, стоит вспомнить только его приветствие... Девушка прикрыла глаза на секунду в ожидании чая. «Искренне надеюсь, что это окажется нормальный, пригодный к употреблению напиток».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Равена] Берег моря
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Скарлетт Остин в экспедицию принята.

0

30

Даархель Аттари

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png

— А что вас интересует в качестве оплаты? Деньги, оружие, натура?
Усмехнувшись, Арчибальд покачал головой. Деньги? Возможно, но на данный момент ученый уже имел достаточное количество спонсоров для своей экспедиции. Про оружие и натуру, думаю, вообще говорить не стоит — Блюменфроста эти две вещи практически не интересовали, тем более сейчас, когда все мысли его были заняты планированием экспедиции, а не помыслами о всяких плотских утехах.
— Я имел ввиду, что, быть может, вы обладаете какими-то навыками, которые могли бы пригодиться нам в экспедиции? Возможно, вы разбираетесь в медицине или, скажем в... технике ведения боя?
А что? Даже Арчибальд не мог точно ответить, что могло поджидать их на Ксеноне. Более чем вероятно, что экспедиционную группу с распростертыми объятьями там не встретят, а потому нужно быть готовыми к любому раскладу. Мысли об опасности нисколько не отбивали у ученого охоты отправиться на неизведанный остров. Ведь игра, пусть даже смертельно опасная, стоила свеч...
— Да, позвольте узнать, чего вы ждете от участия в экспедиции? Полагаю, вами движет не научный интерес? Своим долгом я считаю предупредить вас, что это путешествие может оказаться не самым спокойным. Впрочем, думаю вас это только порадует, — усмехнулся Арчибальд и сделал небольшой глоток из кружки с чаем.
-----------------------------------------------------

Скарлетт Остин

Юная прелестница очень постаралась и вынесла подарочек — жаль, не захотела забрать домой. Хе-хе, такая соблазнительная блондиночка! Куда уж без неё в экспедиции! Мужчина в годах так и воспылал к этой особе. Но точно же: чай! Он нажал кнопку подавая сигнал роботу сготовить чайку, а сам устремился к дивану, поближе к девушке, куда и сел, разглядывая её как объект исследований. Двигаясь к ней и кладя руку на коленку так, словно бы и не заметил, заглядывая ей в глаза:
— Ну, так что же вы говорили, милейшая? — криво улыбнулся он. — Вы были там и успели изучить побережье? — повторял он скорее для себя, а затем и вообще заговорил сам с собой: — Ну да, ну да, конечно.
Арчибальд задумчиво что-то прикидывал, когда въехал робот, с подносом чая, который перевернул, вперившись в стол.
— Дрянная машина! — негодующе подскочил он и пнул железяку — Ничего нельзя доверить, — он явно потерял настрой на всё общение и повернувшись к девушке произнёс: — Вы приняты в экспедицию, жду вас в Равене девятого августа, отплываем раним утром. А сейчас прошу меня извинить, мне надо работать.
Он уже отвлекся, раздражёно сливая чай с бумаг на столе, бормоча что-то невнятное себе под нос. Ища какие-то инструменты, метая громы и молнии взглядом в никчемного робота, испортившего ему настроение и впечатление перед барышней.
-----------------------------------------------------

Вальду Мару

Через час, уже придя в себя от неожиданной встречи, старые друзья сидели на роскошном диване в роскошной гостиной, пили дорогущий коньяк за счет ее величества и вспоминали давние времена, утирая слезинки, выступающие на глазах от смеха.

После пятой рюмки, закусив сырными крутонами и копченым угорьком, перешли наконец к делу.

— Чтобы не привлекать внимания юстициаров, друг мой, — заговорщицки снизил тон Арчибальд, — я предлагаю тебе изменить облик. Как в старые добрые времена, когда мы переодевались и убегали из общаги, чтобы обмануть коменданта. У меня сохранился с тех пор набор шпиона.

Доктор отставил рюмку, зарылся в дорожный чемодан и, покопавшись минут с пять, вытащил оттуда небольшой саквояжик.
— Узнаешь? — залыбился он, как мальчишка-озорник.

В саквояже лежали шпионские прибамбасы для смены внешности, которые могли бы сделать честь даже Мердоку Хломсу, знаменитому дракенфуртскому сыщику. Парик, накладные усы, борода, щеки, нос, грифель, белила и прочие волшебные причиндалы, с помощью которых можно было на время стать совершенно другой личностью.

— Бери этот волшебный чемоданчик и завтра в пять утра приходи на набережную к пакетботу «Что-то начинается». Представлю экипажу как юнгу мистера... Какой псевдоним предпочитаешь?
-----------------------------------------------------

Cини де ля Троэль

Как и в очередной раз, стук в дверь пришёлся на ночное время суток. Не понимая почему, да что к чему, и почему всех так приспичило стучаться именно вечерами-ночью, Блюменфрост ворчал-ворчал, а потом нажал на кнопку пульта управления одним из механических машин; дверь отворилась, словно в сказке про Красную Шапочку (когда дверь открывалась верёвочкой), после чего робот, видимо, что по ошибке, начал воспроизводить события прошлой ночи. Какие-то стоны, какие-о жужжания, какие-то крики о власти и всемогуществе, какие-то эксперименты с мозгами...

В общем, всё как обычно.

Опять начав ворчать, Арчибальд выкрикнул своей прихожей о том, чтобы та уходила вон, и без нее уже тесно будет на лодке.

Отредактировано Кесседи (30.08.2011 13:21)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Хастиас » [Равена] Дом-обсерватория К. Н. Леверье (сдаются в аренду квартиры!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно