Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Нужен хитрый маневр. Разденемся (все, кроме душевнобольных)!


Нужен хитрый маневр. Разденемся (все, кроме душевнобольных)!

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/16.png

Участники: Квинби, Скай О'Нил, Флинт Букер.
Локация: усадьба «Три топора» Сэптимуса Портвайна.
Описание: пираты бывают разные — жидкие, газообразные морские, воздушные, но все наделены общим талантом — умением держать нос по ветру, в особенности, когда очередной его порыв приносит многообещающий запах наживы. Народная мудрость гласит: «Кто первый встал, того и тапки», но что может произойти, если две конкурирующие стороны покусятся на один и тот же лакомый кусочек? Кто первый выбьется в дамки — две хрупкие на первый взгляд женщины с их коварным уловками или лихой разбойник, отдающий предпочтение старому доброму насилию?
Дата: 14 ноября 1827 года.

+3

2

Ровно в шесть часов ноябрьского вечера на пороге усадьбы с идиотским (поэтическим, Квин, поэтическим!) названием стояла трогательно поеживающаяся под порывами холодного ветра барышня. Белокурые волосы мягкими волнами обрамляли личико с едва заметным румянцем, пухлые губы изогнулись в приветливой улыбке, а бежевое пальто и выглядывающее из-под него темно-розовое платье придавали девушке прямо-таки сказочного очарования. Короче, Квинби была нереально крута в роли приличной леди и гордилась этим похлеще своего капитанства.
На это непростое дело ее собирали всей командой. Скайлер деловито взмахивала спертой у очередной любовницы штурмана коробочкой с тенями, пудрой и набором кисточек, доктор Леви снисходительно просвещал кэпа в последних веяниях моды и правил поведения, а Корки деловито затягивала корсет, явно наслаждаясь тяжелым дыханием «мазели». Всю одежду, как ни странно, приволок Джим, исчезнув перед этим с корабля на целый день. На все расспросы, откуда тот взял чистые и новые платья, мальчишка загадочно отмалчивался и довольно улыбался. Судя по отсутствию свежих синяков, кража у белобрысой мелочи прошла удачно. Экзекуция длилась около часа, потом пираты в едином порыве выдохнули:
— Ну как?
— ... вашу мать, — сообщила им «леди». А штурман, стоявший неподалеку с видом заправского знатока в женщинах, лишь одобрительно кивнул и сообщил, что карета подана. То есть угнана и пока не обнаружена. Луизу под ручки препроводили в личный транспорт, снабдили кучером-штурманом и отправили к Сэптимусу Портвайну, известному сластолюбцу и очень даже зажиточному финансисту, которому давно не мешало бы поделиться накоплениями с более бедными слоями населения. Пираты трогательно помахали вслед карете, показали парочку неприличных жестов (на удачу) и занялись дальнейшими приготовлениями к небольшому грабежу...

...А первая встреча Сэптимуса и Луизы состоялась неделю назад, не иначе как сама судьба свела их (с бOльшим придыханием, Квин, еще с бOльшим)! Мазель Адли возвращалась домой поздним вечером, задержавшись у подруги в гостях, когда колесо ее кареты неожиданно разломилось на две части. Это, конечно, Яккельсен переусердствовал, зато и выглядела поломка очень внушительно. Разумеется, что благородный господин приютил обескураженную и растерянную юную мазель у себя на ночь. И приласкал по мере возможностей. Помнится, что она вернулась с таким лицом на «Зефир», что даже Корки не выдержала и выставила перед несчастным капитаном целых два пирожных...
В общем и целом Квинби хватило одной ночи, чтобы уловками выведать, что все мало-мальски ценное спрятано в единственном сейфе. И вполне вероятно, что «Три топора» отделалась бы банальным налетом грабителей, если бы ближе к утру Сэптимус между делом не похвастал решетками из какого-то там сверхпрочного сплава и соседом-клириком, что жил совсем неподалеку и любил наведываться к обеду в эту треклятую усадьбу. Пришлось благодарить за прекрасную (Роза, лишь бы она не повторилась!) ночь и договариваться о новой встречи неделю спустя.
Назначенного дня капитан «Зефира» ждала со смешанными чувствами. Бабла хотелось жутко. Ощущать на себе слюнявые губы весившего под сто кило финансиста — нет. Но поскольку благо команды было важнее каких-то там эмоций отдельного пирата, то сейчас Луиза присела в реверансе, выслушала дежурный комплимент от хозяина усадьбы и прошла за ним в дом...

+8

3

К сожалению убитые, в следствие результата длительных курсов шоковой терапии, нервные окончания, почти не могли ощутить «дыхание» осеннего ветра. Рука в кожаной перчатке сжалась в кулак, разглаживая складочки на дешевой дубленой коже. После чего, вполне взрослый человек, с довольным вздохом, упал в опавшую, под одиноко стоящим деревом, листву. На этом акт наблюдения за усадьбой, носящей глупое название «Три топора», закончился. Помнилось в одном кабачке дешевый самогон носил аналогичное название, по вполне понятным причинам.
Между тем, наблюдение за усадьбой в маленькую подзорную трубку, дало свои результаты, суть которых романтичный пират сейчас и обдумывал, ни чуточки не боясь застудить почки, заработать пневмонию или отморозить половые признаки. О существовании подобных мудреных напастей, он вообще не догадывался. По этому насвистывая навязчивый мотивчик, да скрестив руки на груди, Флинт был спокоен и умиротворен, занимаясь тем, что у него лучше всего получалось.
А что лучше всего получается у человека который провел половину жизни за стенами дома для душевнобольных? Да — да, он рисовал в своей голове план грядущих событий, в которых ему была отведена единственная и главная роль. Будучи пиратом, а не опытным налетчиком, терпения в подготовке особого у него не было, так что сегодня был первый и последний день наблюдений за усадьбой. Предусмотрительный пират взял с собой все необходимое для работы и уже часа с два думал с какой стороны подступиться к делу, как юноша в первый раз «ломающийся» перед обнаженной девушкой.
Чем руководствовался Флинт выбирая свою «жертву», спросите вы? Банально внешним видом усадьбы и тем фактом, что к городу он был ближе всего. Относительно конечно же, а вы думали чем он занимался всю первую половину дня? Как говорится: ножками надо, ножками... А разглядеть удалось мало, да и порядком надоело все это... Романтичная натура психопата требовала насладится игрой природы, отвлекаясь от сути дела.
По науке полагалось дождаться покрова ночи, да тихонько вломиться «в гости», собственно чем и предполагал заняться Флинт, да и улегся он достаточно удобно. Но у судьбы были несколько иные планы на его счет: вскоре начал накрапывать дождик. Знаете, такой мелкий, противный, не переходящий в настоящий ливень и слишком сильный для «грибного» дождика. Флинт, к его чести, терпел достаточно долго, но ощущение единения с прекрасным было определенно разрушено. С мгновенно испортившимся настроением, Флинт встал и пошел по направлению к злополучной усадьбе.
Флинт начинал жалеть, что не взял с собой толовые шашки.
Последней каплей раздражающего дождя, стало эпичное падение лицом в размытую влагой грязь. С рыком встав, безумец достал револьвер и уже забыв про тени относительно миролюбивого ограбления, твердо вознамерился пришить сегодня кого-то вечером. Дай только повод.
Но трезвости ума он так и не лишился, разумно полагая, что при заходе «в лоб», вполне можно столкнуться с чем-то неприятным. Так что, по ходу движения, Флинт поглядывал, да все думал о полученной ранее информации о доме. Ломиться в заднюю дверь так же как и в окна было бы не сколько неосмотрительно, сколько банально.
И лишь подбираясь к своей цели, пират криво усмехнулся, определенно что-то задумав.

+8

4

Тяжелая верхняя конечность с сарделькообразными пальцами плюхнулась на плечо мазель Адли, слегка сжала его, а потом пощекотала этими самыми пальцами смело оголенную шею гостьи. Девушка залилась румянцем, прикусила нижнюю губку и глубоко вздохнула, явно от удовольствия — как же иначе? Ведь их прошлая встреча оказалась незабываемой для обоих, а значит и сегодня все будет ничуть не хуже...
«Первым делом я вспорю тебе брюхо, ме-е-е-едленно, растягивая кайф как можно дольше...» — в светло-карих глазах Луизы отчетливо читались возбуждение вперемешку с нетерпением. Она подалась чуть вперед и пристально рассматривала сидящего напротив мужчину, будто желая увидеть в нем что-то скрытое от других, что-то, что позволит ей замочить эту жирную тушу тотчас же! Немедленно! «А потом я позову Корки... она тебе понравится...»
— За прекрасный вечер, — обольстительно улыбнулась белокурая мазель и первой пригубила вино тошнотворного бордового цвета. Совсем как свернувшаяся кровь. «Чтоб у тебя больше никогда их не случалось, извращенец Морготов!»
Перед второй встречей Скайлер отозвала капитана в сторону и неожиданно серьезно поведала о слухах, вьющихся около «Трех топоров» и хозяина усадьбы. Ничего утешительного она конечно же не сообщила. В молодости, как утверждали пара десятков добросовестных сплетников, Сэптимус Портвайн был равно охоч и до мазелек, и до милсдарей. Не обделил он вниманием и некоторых животинок. Что из этого правда, а что слегка приукрашено — старпом наверняка сказать не могла, но вполне справедливо полагала, что дыма без огня не бывает. Луиза была полностью с ней согласна и поклялась, что любая попытка склонить ее к какому-нибудь нетрадиционному виду разврата закончится смертоубийством...
...К горлу подкатил комок, а на лице невольно стала проступать гримаса омерзения, когда потные от вожделения руки финансиста потянулись к шнуровке корсета. При этом он непрерывно бормотал какие-то комплименты и сальные шуточки, обещая одновременно вечер юмора и небо в алмазах. Квинби внимательно проследила за тем, чтобы Сэптимус допил свое вино, щедро сдобренное легким наркотиком (снотворное в таких случаях использовать было опасно — а вдруг они сейф сами не откроют?), жеманно хихикнула, хотя ей самой это показалось нервным смешком, мягко оттолкнула мужчину и проворковала:
— У меня для вас есть сюрприз. Позволите?
Дождавшись серии энергичных кивков, капитан пулей (насколько позволяло ненавистное уже платье) вылетела в холл и по-хозяйски распахнула входную дверь. Скайлер, если умудрилась не опоздать, ждала своего выхода (а точнее входа) уже добрых пять-десять минут и наверняка уже пребывала не в духе...

+9

5

При иных обстоятельствах, в виду богатого опыта, роль пушечного мяса в этой афере пришлось бы играть самой Скай, но ей еще до работы на «Зефире» успели настоюбилееть все эти игры в переодевание и слабый передок. Кроме того, к пущей радости девушки, Квин и члены экипаж все еще находились на стадии медового месяца, и всяческая демонстрация полезных навыков, неожиданных талантов и образцовых лидерских качеств капитана оказывала самое благотворное влияние на поддержание командного духа. Скайлер же испытывала смешанные чувства, наблюдая за поведением Квин после первого контакта с «объектом»: понимание, сочувствие и бесконечное облегчение от осознания факта, что в этот раз самая грязная работа досталась не ей. Позже она с доступным ей максимумом утешительных нот в голосе констатировал капитану, что субординация и правильный имидж — это палка о двух концах; нужно просто принять и смириться.
Все предварительные приготовления проходили в пустующем ныне коттедже в паре километров от места событий — далеко не самый идеальный вариант, но все же лучше, чем оставить врача и всю боевую мощь в лице Яккельсена и Корки на корабле, путь от которого занимал добрых несколько часов экипажем. Кроме того, Кели было необходимо успеть привезти капитана, вернуться за Скай, а затем доставить последнюю в усадьбу к условленному часу. Все должно было выглядеть натурально — и наемный извозчик, доставивший белокурую мазель к месту встречи, и пустующий двор, вид на который простирался из окна, как бы дающий хозяину ощущение безграничной власти над своей гостьей, а самой фальшивой версии Квин — понимание безысходности ее положения — некуда бежать и негде спрятаться.
Пока команда обряжала капитана подобно кукле в человеческий рост, Скай лишь манерно цокала языком, глядя на фамильярно-самодовольные физиономии рулевого и дока. Предстань даже Квин перед ними абсолютно голой, их взгляд все равно не был бы столь уничижающим. Складывалось ощущение, что сам вид капитана в платье щекотал их мужское самолюбие. Старпом же с давящим на грудь чувством ожидала своей очереди. К заметному разочарованию Кели, большую часть работы Скай проделала сама. Разве что обратилась за помощью к Корки, единственному женскому существу (хотя, это еще как посмотреть), могущему придать красок ее бледному изможденному лицу. На все про все ушло минут двадцать, и к немалому своему изумлению Скайлер обнаружила, что она и впрямь выглядит почти как настоящая компаньонка.
— Отличная работа, Корк! Должна признать, что с этим макияжем я ни в коей мере не напоминаю стареющую портовую проститутку.
«Чего всерьез опасалась».
Хотелось бы сказать, что дальше все пошло как по маслу. (В этих вопросах Скайлер была несколько суеверна — только у хорошего начала может быть хорошее продолжение). Но уже на самом выходе затянутый до невозможного корсет издал тихий предательский треск, и одна из косточек выскочила наружу на добрых пару дюймов. Сущие пустяки для такой, как Скай, но солидная компаньонка никогда бы не позволила себе столь непристойного вида.
— Док, похоже, сегодня твой день. Продемонстрируешь нам свои гениальные хирургические навыки? Иголка, нитка, стачной шов — осилишь?
Нужно отдать должное Леви, с иголкой он управлялся искрометно. Руки его просто порхали, а любые «случайные» касания в стратегических местах больше казались грязно спланированными. Поэтому Скай не преминула напомнить Прекрасному Принцу, что если тот продолжит в том же духе, она вытрясет из него гипофиз, гипоталамус и прочий мозг. Обычно это работало безотказно, и данный случай не был исключением.
Готово.
— Идем, Кели, две лошадиные силы жаждут оказаться в твоих опытных руках.

Тот тип мужчин, к которому с легкостью можно было отнести Сэптимуса Портвайна, был хорошо знаком Скай. Даже слишком хорошо. В его взгляде читался не только порок, как у большинства обычных любителей молоденьких барышень. В нем неприкрыто сквозило презрение. Для таких как он, закомплексованных нравственных уродов, плотские утехи были не столько источником наслаждений, сколько способом самоутвердиться. Унизить. А симпатизировать женщине совсем не обязательно, в противном случае сатисфакция не была бы достигнута в полной мере. Даже когда он манерно улыбался и целовал новой гостье руку, все его богомерзское существо выражало восхищение грядущей перспективой вперемешку с отвращением к женщинам, павшим так низко, что теперь они заслуживают наказания. Сама же Скай изливалась в сладких речах, уверяя хозяина, что она безгранично польщена и воодушевлена возможностью познакомиться с человеком, о котором мазель Адли рассказывала столько хорошего. Нет-нет, не в ее правилах работать с третьими лицами (для каждой уважающей себя компаньонки личное знакомство играет решающую роль в выборе клиентов), но в виду глубокого доверия к своей самой надежной клиентке, проявившей невиданную щедрость и оплатившей свидание для милсдаря Портвайна, Скайлер решила сделать исключение из правил, и отправиться на встречу вслепую. Конечно же она не разочарована! О, да, вина она выпьет с огромным удовольствием.

+8

6

Довольно жизненно насвистывая, Флинт, с видом знатока, методично взбирался по зарослям декоративного растения свисающего с крыши, собственно, на крышу. Мокрый вьюнок скользил о пальцы рук и ног, а сапоги связанные между собой, словно подбадривая, похлопывали по спине. Пират определенно задумал что-то нехорошее. Припомнив морского дьявола во всех мыслимых позах, он все же смог затащить свое тело наверх. Дрожащими руками Флинт достал заветный кисет, скрутил самокрутку и глубоко затянулся, в очередной раз обещая себе бросить курить.
Боязнь высоты он поборол уже очень давно, а ведь когда-то подобное ему бы показалось чистой воды безумием. Пара актов неудавшихся суицидов и проблем с старой фобией как не бывало. А ведь никто так и не догадался, каким образом Флинту удалось покинуть стены родной дурки вторично. Как говорится — дуракам законы гравитации и ее последствий, не писаны. Так что нынешнее восхождение казалось легкой прогулкой. Сидя на новенькой алой черепице, да потягивая отраву завернутую в сыроватую бумажку, плюнув на попытки спрятаться от дождя, пират призадумался об абсурдности сложившейся ситуации: он сидит на крыше, вооруженный, курящий и без сапог. Призадумался, да нашел ее довольно таки адекватной.
«Какой же я пират? Я скорее бандит. Был бы пиратом, то на корабле бы был. Вот хозяин усадьбы то удивился. Сейчас бы банку керосина, кинул бы ее в дымоход и делу конец. »
Между мыслями сапоги заняли свое законное место, а сырой огарок полетел вниз. Вернувшись мыслями к своему жизненному пути морского волка, достоинству пирата и тягой к великой и простой жизни, Флинт встал, подтянул портупею и отряхнул с мокрого плаща несуществующие пылинки. В глазах пронеслась безуминка. Револьвер вновь покинул родной дом, блеснув в ночи мраком вороненой стали. Шесть самых близких друзей Флинта были на местах и готовы к грядущей вечеринке. Щелчок. Скрип ржавого метала о камень. Гордо выпрямив спину, пират стоял перед зияющей дырой в неизвестность.
— За Святую Розу!
И он шагнул вперед.
Тем временем у хозяина усадьбы наметилось рандеву, о чем Флинт не знал. Милые дамы и не милый господин были грубо прерваны и могли наблюдать сноп сажи взвившейся в воздухе в районе старого камина, расположенного в холле усадьбы. После чего из «завесы» вышел очень грязный высокий человек с чем то в руке, очень напоминающим револьвер. Четыре больших шага и дуло револьвера уперлось в нос господину Портвайну. После чего оно дернулось в сторону и раздался выстрел — нечто напоминающее абстрактное и очень дорогое искусство, превратилось в груду черепков.
— Замер на месте, внебрачный сын морского тюленя. Дамы, попрошу покинуть помещение и вызвать служителей закона.
После чего Флинт лихо выхватил из трясущихся рук бутылку с вином, вгрызся зубами в пробку и вырвал ее, после чего смачно выплюнул ее. Благородный напиток устремился в глотку, но взгляд и револьвер все еще пристально смотрели на владельца усадьбы.
— Дерьмовое у тебя вино, господин Портвейн. Как и твои дела.

+8

7

Квинби, пристроившись на подлокотнике кресла, задумчиво жевала половинку редкой в такое время года груши и машинально проводила липкой от фруктового сока ладонью по жестким волосам Сэптимуса Портвайна. Вроде как и внимание оказывала, и польза выходила — не об шикарное же платье руки вытирать. Все внимание хозяина дома, хвала Розе, переключилось на «компаньонку», поэтому она могла позволить себе перекусить на халяву и немного расслабиться. Немного — потому что пить все равно было нельзя, и, судя по недоброму огоньку в глубине глаз Скайлер, совсем скоро они должны были перейти непосредственно к цели визита. Старпома любитель извращенных удовольствий успел довести до белого каления куда быстрее, чем мазель Адли. Вот только еще хотя бы пару глотков вина и тогда уж точно тошнотворный финансист будет готов разболтать об интересном замке в сейфе и способах его отпирания. А напоследок она поступит, как последняя скотина, и даст хозяину промеж ног. Для капитана этот вопрос был решенным, и теперь светло-карие глаза блестели в предвкушении мелочной, но такой приятной мести за отвратительную ночь и мерзкий вечер. Светловолосая пиратка подмигнула подруге и скорчила выразительную физиономию, в ответ последовала похожая гримаса, которая выражала немое согласие. Но тут произошло вполне себе обычное событие — их план в очередной раз начал рушиться к чертовой матери!
Лобызание руки Скай и перемигивание девушек совершенно наглым образом прервал грохот, а потом вывалившийся из камина незнакомец. Непринужденно, будто не замечая несколько охе... кхм... обескураженных лиц живописной троицы, он приблизился к ним и поднял револьвер на уровень носа Сэптимуса. В этот момент Квин ощутила к непрошеному гостю почти что обожание, но тут внутренний голос оправился от шока и возопил: «Какого хрена этот хрен сюда приперся нахрен?!»
— Какого хрена?! — послушно повторила очаровательная мазель вмиг погрубевшим голосом и сжала кулаки. «Тю, дура», — сообщил тот же голос и умолк.
— То есть... — запнулась пиратка, чувствуя, как ее боковым зрением испепеляет старпом, — милсдарь, что вы себе позволяете?!
Выстрел в сторону предупредил, что милсдарь шутить не намерен. Вести беседы — тоже. Ну и Моргот с ним, помолчали бы, но нет! Бандит им попался благородный, чтоб ему пусто было!
— Дамы, попрошу покинуть помещение и вызвать служителей закона, — велел мужчина и отобрал у Портвайна бутыль, в котором плескалось вино... пополам с наркотиком.
Никогда еще мысли капитана «Зефира» не были столь полны образами, сравнениями и прочей литературной дребеденью. И матерными они тоже никогда еще такими не были. Этот придурок мало того, что всосал в себя неплохую дозу порошка, растворенного в алкоголе, так еще и выставить их пытается! Вряд ли наркота в таком количестве хоть как-то подействовала бы на крупного мужчину, но приятного было мало. И что творится, Моргот бы побрал их всех? Ограбление? Убийство? Месть?
Ситуация требовала немедленного решения, и Квинби его нашла. Белокурая девушка шумно выдохнула, покачнулась, прижала ручку к побледневшему лицу (удивительно, как она от злости еще не позеленела) и аккуратно сползла на пол. И застыла в неестественной позе, распираемая гордостью за столь удачный обморок.

Отредактировано Квинби (10.11.2013 02:51)

+8

8

«Вечер перестает быть томным!» — похоже, эта мысль ничуть не удивила Скайлер. С того самого момента, когда ее прикрытие в прямом смысле слова дало трещину, псевдокомпаньонка ожидала неприятного поворота событий. Любовно вращая в руке бокал вина с секретным ингредиентом и планомерно стряхивая по несколько капель в небольшую ароматическую амфору всего минутой ранее, Скай всеми силами пыталась побороть выражение отвращения на своем лице и тревожное скользкое чувство, неприятно ворочающееся на самом дне желудка. Порой ее внутренний радар, настроенный на предмет опасности, срабатывал не хуже вампирской псионики. Учитывая образ жизни пиратки, он истошно подвывал все двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, но случались моменты, такие как сейчас, когда он просто истерически вопил. От этого всего Скай было не по себе больше обычного. «Объект» тем временем посылал обеим девушкам эманации своего либидо вперемешку с кривоватыми и делающими его еще менее привлекательным — да, такое, как оказалось, возможно — улыбками и методично подливал вино неожиданно приятной гостье (явно колеблясь в выборе: в посуду или прямиком в рот), словно у этого треклятого бокала имелась ватерлиния.

Квинби, имея определенный опыт «общения» с Сэптимусом, вполне основательно вжилась в роль. К счастью для Скай, не ей выпал образ непосредственной и наивной богатой дурочки со всеми ее очаровательно-кокетливыми и жеманными входками; компаньонка же вполне органично смотрелась в ореоле благосклонной отрешенности — а как же иначе? — настоящий охотник еще должен поймать и загнать в угол свою неприступную лань. А посему Скайлер, представившись финансисту Алексией Сэлинджер (вот знала же, что матушкина лицензия ох как пригодится), продолжала строить из себя ту, за кем имела возможность наблюдать первые четырнадцать лет жизни. К огромному облегчению обеих пираток, Портвайн имел к бомонду лишь косвенное отношение, да и то едва ли, чтобы знать компаньонок в лицо и поименно. О’Нил всего лишь потребовалось подправить год рождения в документе, а снимок даже менять не пришлось — яблоко от яблони (хвала Розе, что это отразилось лишь на внешности).

Покуда капитан с игривой эротичностью теребила гриву своего жеребца липкими пальцами, Скай то и дело ловила жадные взгляды толстяка, что давало первой девушке возможность беззастенчиво обшаривать комнату взглядом в поисках пресловутого сейфа, сокрытого за одной из не менее десятка одинаково безвкусных картин. Дабы блондинистую мазель за этим занятием не уличил сам хозяин, «Алексия» то и дело глубоко и явственно вздыхала, всякий раз поражаясь факту, что ее грудь может так выглядеть.
За этим занятием троицу и застало удушающее облако золы прямиком из камина, — эпическая сила! — из которого пару мгновений спустя выступил нахального рода субъект, в одночасье сравнявший с землей великолепную многоэтажную башню лжи, выстроенную девушками из песка, тумана, хитрости и терпения. («Откуда дровишки?» — «Из лесу, вестимо»). Что касалось «башни» самого нежданного гостя, с ней он, судя по всему, был не в ладах. То, как он нервозно размахивал пистолетом, выдавало в нем если не дилетанта, то, возможно, знатока своего дела, тронувшегося, впрочем, кукушечкой об темечко. Последовавшая за эффектным появлением незнакомца реплика лишь укрепила Скай в ее догадках.
— Дамы, попрошу покинуть помещение и вызвать служителей закона.
Сэптимус ошалело таращился на «трубочиста», у Квин слетело с губ грязное ругательство, а старпом метала многозначительный взгляды на капитана в надежде спасти хотя бы свое фальшивое, стоящее им таких трудов, лицо. Луиза, судя по всему, доходчиво уловила посыл лжекомпаньонки и нашла выход из положения незамедлительно.

Жизненный совет: в любой непонятной ситуации притворяйся мертвым. Или вроде того. Квинби настолько правдоподобно лишилась чувств, что на какое-то мгновение Скай успела поверить, будто шальная пуля, разнесшая на куски гротескную мунцийскую скульптуру, не была шальной, а вполне целенаправленно поразила мазель Адли.
Прикрыв половину лица руками, «Алексия» ахнула в притворном ужасе и заговорила настолько дрожащим голосом, насколько ей вообще позволял ее привычно ровный, как натянутая струна, тон, в то время как мужик присосался к бутылке, предназначенной для хозяина усадьбы.
— П-п-прошу прощения? — что в переводе на пиратский означает «а ты не обуел, товарищ?» — набрав полную грудь воздуха (по-о-о-олную грудь!), робеющая мазель немного осмелела и заговорила сладко и вкрадчиво. — Вызвать служителей закона? Н-но... как вы себе это представляете возможным, милсдарь?
«Может, по трубе постучать, недоумок? Или развести огонь и послать дымовой сигнал?!»
Роняя по слову, Скайлер дюйм за дюймом склонялась к едва вздымающейся груди «бесчувственной» Квинби, обратив при этом ладони к мужчине, державшему пусть и не ее, но Сэптимуса на мушке. Убедившись, что убийца их изящного плана не намерен вотпрямсейчас убить и самих участниц, девушка опустилась на пол и припала к бюсту капитана, наигранно проверяя жизненные показатели, пока припорошенный золой рэкетир переваривал информацию.
— Капитан, — едва шевеля губами прошептала Скай, — я верно поняла, приказа сваливать не было?
Обморочная Луиза промолчала, но содержательно фыркнула и пуще прежнего притихла, а Скай с грациозностью испуганной нимфы поднялась с колен, приблизилась к незнакомцу и продолжила свой экспромт:
— Милсдарь, право же, здесь имеет место какая-то ошибка. Если вы опустите оружие, мы обязательно во всем разберемся и придем к консенсусу. А потом еще и посмеемся с этого нелепого недоразумения. Будьте же благоразумны. Вы, верно, устали?.. — в завершение своей маленькой речи, девушка протянула руку и заботливо смахнула несколько хлопьев пепла с плеч нежданного гостя, проскользила вниз по руке и нарочито задержалась в районе локтя. — А мы как раз вознамерились отдохнуть...

Отредактировано Скай О'Нил (17.11.2013 11:53)

+4

9

Щебет перелетных птиц раздался в тишине старого садика, спрятанного средь деревьев и плотной стены кустарника, словно охраняющего покой этого уединенного места. Старый могучий дуб раскинул ветви-лапы, споря с ролью неба, которое он заслоняет своей листвой. Солнца не было, в этом месте оно вообще редко бывает, все больше затянутое серыми облаками, монолитно-цельное полотно свинцового оттенка. Вечный спутник подобного неба расстилался молоком по окрестностям, придавая утонченную атмосферу чего-то запредельного, сказочного. Словно мираж, который тронь и он растает. В такую погоду положено одевать плотный плащ-дождевик, желательно кожаный теплый плащ, но человек тихонько подвывающий на сокрытую мглой луну, был одет проще. Холщовый белый халат с длинными рукавами и кожаными ремешками сцепленными мудреным замочком-застежкой. Униформа если не врача, то человека которого лечат, лечат от самых страшных хворей — душевных. Длинные всклоченные волосы расстелились по траве, а человек лежал тихо-тихо, искренне наслаждаясь моментом тишины и иллюзии свободы. Ему мерещилось далекое-далекое море, вода пополам с солью, песок золотых берегов, круглая словно пули галька... Внезапно его вырвали из мира иллюзий крепким ударом в лицо, размозжившим нос в кровавое пятно, подняли и потащили все дальше и дальше от Свободы. Вот его привязали к старому знакомому креслу, которое словно действительно старого приятеля, приняло его в свои объятия, нежно и крепко. Нежно, словно играясь, два электрода заняли свои места, предвещая игру в которой человеку будет суждено проиграть. Собственно все так и случилось.
Сознание вернулось к нему в узком помещении, клетке для разума, белые стены, потолки, полы... Мягко, но верно его держали, желая лишь лучшего и скорейшего выздоровления. Сознание несколько заинтересовалось окружающим миром лишь приметив стакан с водой, который в него насильно влили через спринцовку, но вскоре вернулось в обыденное состояние апатии, лишь несколько более приятное и новое. Но тем не менее. Сквозь дурман, до ушей донеслось лишь одно слово, запавшее в память, ведь подобное питье он пробовал еще не раз, прежде чем окончательно завязать с подобным образом жизни...

Флинт несколько растерялся выйдя из состояния секундного помутнения, заключающегося в оцепенении. Очень не нравилось ему то, что он вспомнил, дело давнее было и очень неприятное. Многое с тех времен изменилось, изменился и сам Флинт. Беглый осмотр оставленной без внимания сцены, не выявил особых изменений, разве что одна из компаньонок мьсе Портвейна видимо была либо убита, либо без сознания. Трезво размышляя, Флинт понимал, что он единственный вооруженный человек в этом помещении, да и воплей ужаса не наблюдалось. Только Портвайн поскуливал, определенно переживая за свою жизнь. Девушка же вторая, была напротив, очень даже живой и очень бодрой, обладающей познаниями в лекарском деле, она видимо выполняла таинственный ритуал первой помощи, суть которого Флинт решил не понимать. Собственно на какой-то момент, параноидальная составляющая души его, подала признаки жизни, потребовав застрелить свидетелей, Портвайна, сжечь дом и сад. Но Флинт редко прислушивался к этой своей части. Можно так же было организовать холодный душ.
Видимо ритуал компаньонок требовал определенных традиционных элементов в виде довольно открытой попытки соблазнения ближайшего человека о мужском поле.
«Как не по товарищески», — поморщился Флинт, отставив бутылку с вином и свободной рукой сгребя с богатого стола ведерко с льдом, в котором недавно стояло шампанское. Дерьмовый напиток по мнению самого пирата.
— С добрым утром, колбасочка моя, чесночная. — довольно воодушевленно произнес Флинт, успевший немого полюбоваться очень симпатичной девушкой, да молниеносно опрокинувший на ее лицо и район декольте ледяную воду в вперемежку с льдом. Собственно будь хоть ты трижды мертвым и четырежды без сознания, контрастный душ подобного профиля тебя все равно поднимет. Флинт вообще всегда был сторонником холодной воды, в отличие от теплой она не усыпляла, а внимание для пирата это все.
— Ну а теперь можно и отдохнуть, главное что бы нам не мешали.
Резкий разворот, четыре выстрела. Портвайн падает на пол с простреленными коленями и локтями, что сказать, в меткости Флинту не отказать. Раненный дико вопит, иногда повизгивая и похрюкивая. А Флинт, как подобает антагонисту, издает звук, характеризующийся зловещим смехом. Правда довольно фальшиво.
— Итак, я хоть и пират, но честь у меня есть. Сыграем в игру, твой хрен против моей жизни? Согласен? Отлично. — дико взвизгнул барабан револьвера, где из шести старых друзей остался лишь один самый преданный. Раздался сухой щелчок, а Флинт остался жив, да направил револьвер на пах Портвайна.

Флинт вообще редко задумывался над тем, что он вытворяет. Странная, непонятная и очень хаотичная логика ведет его. Но мьсе Портвайн ему категорично не нравился, зато он очень любил стрелять, по причине или без. Странные девушки заинтриговали его, что-то было в них не так, больно близкое по духу и столь далекое одновременно. Определенно опасное. Внезапно в голове Флинта алым железом вспыхнуло слово из прошлого, позволившее сопоставить данные и прийти к логичному выводу:
«Крионормат, отрада сумасшедшего. Зачем им психотропный наркотик? Ого, они все же нашли меня! Черт! Черт! Черт! Это точно из дома Розы!»
И пускай это убеждение было не совсем верным, но того факта, что бандитом, ровно как и следователем, Флинт был очень плохим — не отменяло, иначе бы он не подставил так опрометчиво спину, двум, пускай и очень обворожительным, девушкам.

Отредактировано Флинт (18.11.2013 22:35)

+4

10

Медицинских познаний у капитана было маловато, но то, что в обмороке нужно валяться с закрытыми глазами, она уяснила давно. Именно по этой причине к Луизе Адли поступало гораздо меньше информации о происходящем вокруг, нежели останься она на ногах и полезь в драку за право ограбить и покалечить хозяина усадьбы. Но зато пока и урона как такового их команда не понесла, если не учитывать гибель нескольких тысяч нервных клеток. С другой стороны, внезапное нападение, если все-таки придется активно отстаивать свою добычу, вряд ли окажется удачным, потому что позиция в ногах у противника была выгодна разве что для соблазнения оного, но перебежать и упасть в другом месте было бы... несколько подозрительно что ли. Тем временем по лицу уже замахавшегося лежать без движения кэпа мелькнула тень, к груди прижалась чья-та голова (Квин только чудом удержалась от попытки свернуть шею, вовремя сообразив, что башка-то родная), и послышался сдавленный шепот:
— Капитан, я верно поняла, приказа сваливать не было?
Конечно не было! И не будет! Вот так просто отдать потный и мерзко скулящий, но все равно лакомый кусок какому-то психу, вывалившемуся из камина, как Святой Януарий в канун Нового Года? Да ни за что. Все это было донесено старпому посредством сдавленного фырканья и выразительной гримасы, которую бандит, даже если бы и засек, то принял бы за начало приступа падучей.
Судя по шуршанию юбок, Скайлер выпрямилась, а по сладкому щебету — старательно тянула время, давая Луизе тщательно обдумать дальнейшие действия. Но то ли мужик им попался уж совсем ненормальный, то ли подруга просто потеряла хватку...
На одно мгновение Квинби показалось, что ее кинули в прорубь. Ни одни, даже самые крепкие нервы не выдержат, когда на тебя откуда-то обрушивается холодная вода вперемешку со льдом. А издевательское пожелание доброго утра вдобавок уже заслужило убийство с особой жестокостью. Девушка коротко хватанула ртом воздух и закашлялась, одновременно слишком быстро для обморочной мазель вскакивая на ноги.
— Убью суку, — хрипло, но очень уж задушевно высказалась она на ухо Скай, которая тотчас же прижала к себе кэпа, изо всех сил делая вид, что помогает подруге удержаться на ногах.
— Конечно убьешь, — серьезно кивнула старпом и заискивающе улыбнулась посмотревшему на них психу. Она вообще в этот раз гораздо быстрее меняла выражения физиономии для каждого из собравшихся, хотя на нее ведь и ведро льда не выворачивали...
— Ну а теперь можно и отдохнуть, главное что бы нам не мешали, — довольно резюмировал ненормальный, направляя револьвер на Сэптимуса.
Под выстрелы думалось куда продуктивнее. Если бы только незнакомец видел, что у него творилось за спиной, он бы на всю жизнь зарекся доверять очаровательным и таким беззащитным на первый взгляд девушкам. Капитан и старпом жестами о чем-то бурно спорили, оценивающе глядели то на оружие в руках бандита, то на его затылок, то на пустую бутылку на расстоянии протянутой руки от Луизы. Белокурая даже один раз поднесла кулак к носу темноволосой, а та в ответ лишь нагло ухмыльнулась и покровительственно похлопала собеседницу по плечу. На том и порешили.
Квинби, и так находящаяся сбоку от мужчины, выдвинулась еще чуть дальше, привлекая к себе внимание бандита, и вкрадчиво проговорила:
— милсдарь, а вы слишком торопитесь прикончить этого ублюдка?
Старпом выразительно покрутила пальцем у виска, но тут же расплылась в довольной улыбке. Похоже, что происходящее начало ее забавлять. Капитан не имела ничего против — лишь бы только про свою роль не забыла, глазея на спектакль. «милсдарь» тем временем поперхнулся и уставился на говорившую так, будто впервые увидел еще кого-то в комнате. Рука, держащая револьвер, немного расслабилась и опустилась, и этим следовало воспользоваться. Квин подмигнула оторопевшему конкуренту, смело шагнула к нему (но мысленно с жизнью и командой все же попрощалась) и притянула несопротивляющегося мужчину к себе. Она не ждала даже малейшего энтузиазма со стороны целуемого объекта да и сама не жаждала затягивать лобызания больше пары-тройки секунд. Этого времени Скайлер хватило бы для вооружения пустой тарой из-под вина и выведения противника из режима «убить к чертовой матери хозяина сейфа, который неизвестно как открывается». Тем больше было удивление Луизы, когда ей на спину опустилась крепкая рука, не позволяющая отстраниться. Целовался этот ненормальный жадно, грубо и как-то еще. Как — девушка понять не успела, потому что подруга наконец-то вспомнила о порученной ей миссии и с кровожадной улыбкой потянулась за бутылкой, предназначенной затылку бандита.

Отредактировано Квинби (24.11.2013 17:31)

+6

11

Флинт завороженно наблюдал за веселыми зелеными искорками, рассыпающимися калейдоскопом игры искусственного света. На миг время остановилось, пошло вспять, все глубже и глубже проникая во взор несчастного пирата, который завороженно... Кхм... Кажется это уже было. Но миг, на то и миг, что спустя секунду пришла тупая боль в затылке, а нечто теплое пробежалось по голове и спине...
«Так вот, значит, какая она — любовь...»
Замечу, что минутой ранее Флинт даже не думал, что дело примет подобный оборот. Уже вполне категорично готовясь отправить мистера Портвайна в небытие, ну или в крайнем случае покалечить его, его нежданно прервали. А ведь тупой бурдюк так и не догадался попытаться задобрить налетчика обещанием несметных богатств, что же — Флинт всегда был категоричен, относительно своих действий. И Морготтовски прям. А отвлекло его от сего, столь приятного времяпрепровождения, внезапное обращение одной из особ женского пола, что совершенно недавно пребывала в состоянии благодатного отречения от мира сего. Вообще, когда Флинт настроен на какое-то одно определенное дело, его очень трудно отвлечь, на что-то постороннее. Но видимо тут был не тот случай. Его несколько взволновал тот факт, что не смотря на откровенный грабеж и разрешение покинуть помещение, две свидетельницы налета, тем не менее продолжают сохранять свое территориальное месторасположение. Страаннооо... Да и вообще поведение одной из них, Флинту показалось несколько неадекватным — кто по доброй воле попытается соблазнять вооруженного бандита с серьезным настроем. Да еще и стреляющего в любые аморфные массы, неприятные его взгляду. Впрочем поведение второй дамы вообще выбило душевнобольного из колеи.
— милсдарь, а вы слишком торопитесь прикончить этого ублюдка?
Собственно, убивать пока еще никого Флинт не собирался, хотя мистер Портвайн, изрядно напоминающий его старика-папашу, очень, ОЧЕНЬ не нравился пирату. Несколько запотевший палец было пополз, дабы прервать его жалкую жизнь, как вдруг он приметил новую фигуру на шахматной доске — некий высокий, сухопарый мьсе, с небольшим табельным револьвером на изготовку, был вероятно привлечен стрельбой. На самом деле то был мистер Анклайтер Браварх, тот самый некий старый знакомый Портвайна, который был клириком и любил захаживать к обеду. Возможно гомосексуалист. Но о том Флинту было не суждено узнать, он медленно опустил свое оружие...
Внезапно одна из девушек накинулась на него, словно тигрица на ягненка. Флинт в тот момент ожидал чего угодно, но только не жаркого поцелуя, не менее жаркой на проверку женщины. Все мысли пирата взбунтовались против него, отчаянно отказался работать мозг, который и так не особо хорошо работал. Затем и раздалась вспышка зеленого огня, волшебство необычного чувства, которое ранее не испытывал он. Все пять чувств Флинта завыли, пытаясь осознать происходящее с хозяином, но куда им там было. Тонкий душевный настрой душевнобольного человека, дал сбой. От переизбытка ощущений он осел, затем и вовсе упал на пол, будучи не способным ни вздохнуть, ни выдохнуть, розовая пелена застилала его глаза.
— Ах, какая женщина... — ели слышно мечтательно вздохнул Флинт.
Внезапно все же некая мысль прорвалась в голову сумасшедшего, заставив его все же несколько проснуться от чарующей силы поцелуя женщины (и точнейшего удара бутылкой второй женщины). Оглушенный пират несколько приподнялся, спустя пару секунд, да в очередной раз выстрелил, а последняя пуля нашла свой приют в голове клирика, раскрасив прихожую в яркие цвета.
После чего он вероятно решил несколько повторить происшедшее, с зловещей ухмылкой раскрыв барабан своего оружия, дабы определенно перезарядить его. Ой, что может произойти...

+6

12

Особая ценность Скайлер, как старшего помощника, состояла не только в умении исполнять приказы, но и в точности понимать их, даже если оные были отданы телепатически. Или брать на себя инициативу в случае необходимости, если их командный канал связи барахлил. Такое порой случалось, когда Квин принимала на грудь больше положенного, и тогда Скай волей-неволей приходилось брать на себя ответственность за принятие решений.
Короче говоря, пусть все шло и не по плану, но приказ продолжать операцию «Три топора» старпом восприняла безошибочно. Что же, элемент внезапности — это отнюдь неплохо. Даже весьма неплохо, если участники кампании могут похвалиться находчивостью. В конце концов, что может быть более внезапным, чем самим не ведать о собственных дальнейших действиях? Проблему нужно решать по мере поступления — именно так рекомендуют выходить из сложных жизненных ситуаций.
Все бы было ничего, если бы эффект неожиданности не был палкой о двух концах. О второй стороне-участнице девушка как-то и не подумала. Зачастую, даже самые башковитые и предприимчивые противники действовали в неких не оговоренных, но свойственных любому здравомыслящему существу рамках. Но не тут-то было.
В ответ на заигрывания лжекомпаньонки, налетчик не выказал агрессии, но и не внял ее увещеваниям. Казалось, что мужчина решает сложную логическую задачу, которая, как это ни странно, не сводилась к дилемме, кого пристрелить первым — ту первую, что еще на ногах, или вторую, которая в ногах валяется. К счастью, в голове «трубочиста» складывался совершенно иной сценарий.
Не пытаясь высвободиться из цепкой хватки Скай (нежнее надо было, дура!), мужчина потянулся к шедевру мебельного искусства, за которым всего несколько минут назад праздно восседали участники всего это фарса, схватил ведерко с подтаивающим льдом и, недолго думая, опрокинул его на жертву обморока со словами «С добрым утром, колбасочка моя чесночная». От неожиданности О’Нил сама выпустила локоть бандита (а в том, что это банальная, хоть и крайне неизящная попытка ограбления, сомнений почти не было) и совершенно несвойственно ей взвизгнула — отличное прикрытие для нервного смешка. Нехорошо насмехаться с капитана, еще и в разгаре баталии, но будь Квин в несколько ином положении, она бы оценила комизм ситуации.
Однако уже через пару мгновений стало не смешно. Пока вмиг вернувшаяся в сознание Луиза задыхалась от сковывающего грудь холода и проклинала неадекватного мужлана, а Скай почти испуганно жалась к «клиентке» и заботливо растирала плечи пострадавшей, сам зачинщик изменил свой благостный настрой и уложил хозяина усадьбы четырьмя меткими выстрелами.
Все происходило настолько стремительно, что принять взвешенное решение не представлялось возможным, благо, девушки с первых дней знакомства научились фантастически быстро настраиваться на общую волну, что и послужило, пожалуй, подспорьем к их дальнейшему сотрудничеству.
— милсдарь, а вы слишком торопитесь прикончить этого ублюдка? — залепетала Квин совершенно сахарным голоском, точно не она только что грозилась в пол голоса укокошить ублюдка.
Вопрос явно был чисто символическим, поскольку дальше капитан заговорила языком тела. Ну и просто... языком. Быстро смекнув, как распределились роли, О’Нил незаметно для участников действа отсалютовала Квинби и бросилась выполнять свою часть работы.
Первым попавшемся под руку оружием оказалась та сама бутылка, которую так опрометчиво оставил без присмотра новоиспеченный герой-любовник. Времени ни одна из девушек не теряла. Пока Квин, судя по всему, намеревалась высосать мозг бандита, Скай уже было замахнулась, но вовремя остановилась, так как удар пришелся бы по оторопелой блондинке, когда мужик вдруг сполз на пол по воображаемой стенке.
«Это у него в первый раз, что ли?» — пронеслось у О’Нил в голове.
Однако на раздумья времени не было, а голова налетчика так стратегически разместилась в зоне поражения, что, как говорится, сам Моргот велел. В удар Скайлер вылила все свое презрение ко всем грязным свиньям мужского пола, которые только когда-либо встречались ей за ее недолгий, но богатый на всякую погань век. Но и этого, как оказалось, было недостаточно. Мужчина был скорее шокирован, нежели обезврежен.
— Капитан, — растерянно прошипела Скай, уверенная в том, что жертва нападения ее по крайней мере не слышит, — кажется, у нас проблема. Мозг в голове отсутствует.
Луиза раздраженно чертыхнулась и впилась взглядом в револьвер, почти что выскользнувший из рук ошалевшего бандюка. О’Нил, находясь с противоположной стороны на оси координат, нацелилась туда же, но шанс испарился так же внезапно, как и некто неизвестный возник в прихожей. Судьба его оказалась печальнее судьбы Сэптимуса. Пока Портвайн стонал и поскуливал в околообморочном состоянии, нежданный гость уже отдал Розе душу.
Шутки в сторону, получается... Девушки снова растерянно переглянулись, и выражение лица каждой было мрачнее некуда.
Стрелок, словно играючи, перезаряжал свою пушку и выглядел уж больно беззаботно для человека (или дампира?), которого только что попытались соблазнить и убить.
— Проклятье! — поминая благим матом всех святых и грешников, Скай в один короткий рывок преодолела разделяющее их с «трубочистом» расстояние, обвилась вокруг шеи, пристроившись со спины, и приставила в горлу нож для фруктов — не лучшее оружие для потрошения, но глотку перерезать сгодится.
— А я ведь предлагала разрешить все мирно, — произнесла она с укором.

Отредактировано Скай О'Нил (23.11.2013 21:24)

+5

13

Поцелуй с незнакомцем прервался на самом интересном месте и пожалуй слишком быстро. Квинби нужно было избавиться от напряжения и отрицательных впечатлений, набравшихся в целую охапку за сегодняшний вечер, — так почему бы это не сделать таким образом? Но абсолютно не чуткая к состоянию капитана Скайлер... что? Луиза растерянно уставилась на подругу с целой бутылкой в руках, потом перевела взгляд на лежащего в ее ногах мужчину и даже легонько потыкала его носком туфли в бок. Уж не помер ли часом? Однако такого счастья девушкам бандит все же не доставил, шумно вздохнул в ответ на пинок и промямлил:
— Ах, какая женщина...
Старпому явно надоели розовые слюни, окутывающие непонятного мужчину и оторопевшую от таких признаний Квин, и она все же исполнила финальную часть их плана по обезвреживанию конкурента. Бутылка покорно разлетелась на многочисленные осколки, но бандит лишь заморгал и с безразличием посмотрел на нависшие над ним две девичьи физиономии.
— Капитан, кажется, у нас проблема. Мозг в голове отсутствует, — озадаченно сообщила Скай, явно жалея, что под рукой нет второй тары из-под вина.
— Я в курсе, мать вашу, — прошипела капитан, которой уже осточертели все здесь собравшиеся. Хотелось спокойно забрать причитающиеся ей за ночь недельной давности бабки из сейфа Сэптимуса и валить к наверняка уже переживающим зефировцам. Они там небось места себе не находят — количество причитающегося бабла-то неизвестно. С этими мыслями Луиза собралась было наклониться и отобрать трофейный револьвер, который мирно лежал на ладони у незнакомца, как вдруг пальцы резко сжались, а бандит с трудом, но привстал, упершись на локоть. Квинби машинально повернула голову туда же, куда вперил свой осоловевший взгляд их псих, и замерла. В холле появилось новое действующее лицо, причем не слишком и безобидного вида с оружием-то в руках. И это самое оружие сейчас смотрело аккурат на светловолосую пиратку, будто она была ответственна за творящееся безобразие. Девушка плавно развернула руки ладонями к вновь прибывшему и покосилась на Сэптимуса — в сознании ли их ключ к наживе? Если нет, то можно и дальше косить под испуганных и непорядочных мазелек. Очередной выстрел раздался настолько неожиданно, что Квинби, совсем позабыв о правиле не делать резких движений, шарахнулась в сторону, плохо понимая, кто из этих двоих нажал на курок. Но довольная ухмылка перезаряжающего револьвер после удачного попадания в цель быстро привела ее в чувство. Похоже, что обмануть этого человека (зубы-то не острые, насколько она смогла разглядеть) не удалось. Что же... Теперь нужно собраться и постараться выбраться из проклятого дома живыми. Они со Скайлер по-прежнему команда, но прикрывать друг друга будут по мере возможностей, а не сверх них. Подруги переглянулись, прекрасно понимая друг друга и без слов. Одна из них на линии огня, у другой есть шанс. Теперь главное — успеть.
Резкий щелчок, возвещающий, что револьвер заряжен, окончил гляделки. Квинби неожиданно ловко бросилась за диван, на котором трепыхался полуобморочный хозяин усадьбы, и прижалась к пахнущему какой-то натиркой полу. Если Скай не справится, то и деваться больше некуда. Только сидеть и ждать, покуда до тебя снизойдут и пристрелят. Однако, судя по потоку брани, дела у старпома шли неплохо.
— А я ведь предлагала разрешить все мирно, — вполне миролюбиво закончила она свою гневную тираду.
— Если ты его убила, то так и скажи, — раздался недовольный голос из-за дивана, — а если нет — то обезвредь его Розы ради поживее. Сэптимус же копыта отбросить может с минуты на минуту.

Отредактировано Квинби (28.11.2013 22:43)

+4

14

К сожалению, Флинт отнюдь не сверхчеловек, хотя убитые нервные окончания отнюдь не обыденная для человека вещь. И пускай крепкий удар по темечку пришелся достаточно точно, дабы свалить какого быка маститого, но сам пират тварь по-страшнее. Скорее всего очаровательной девушке пришлось бы заниматься боем казенной посуды до тех пор, пока не покажется сероватое содержимое черепушки Флинта, существование которого она так категорично оспорила. Но вот незадача, откуда ей было то знать? Но есть одно забавное «но»! Некоторая муть в глазах пришла спустя некоторое время, обозначенное выше убийство случайного вооруженного свидетеля и перезарядку оружия. Последнее, что он смог узреть перед кратковременным выходом из игры, забавные зеленые стекляшки, непонятно каким образом взявшиеся на полированном полу. Последний раз Флинт терял сознание лишь после приема Армаиканосиума, мощного психотропного вещества, обладающего легкими наркотическими свойствами и применяемого медбратьями и сестрами в целях усмирения буйных больных или при их задержании в попытке побега. Немудрено, что некоторые больные постепенно начинали имитировать приступы буйства. В принципе Флинт и сейчас ощущал легкий беспорядок в голове, но отнес этот факт на счет выпитого вина (что не столь далеко от правды). А как известно — человек тварь крайне приспосабливаемая, так что не удивительно, что в бессознательном состоянии Флинт пробыл лишь пару секунд.
Первое, что бросилось в глаза, уши и иные пути восприятия окружающего мира — грохот падающего тела, вероятно пытающегося скрыться за диваном. Рука с оружием, согласно вложенных в нее низменных инстинктов вырабатываемых в определенных условиях постоянного напряжения и ощущения опасности, проводила девушку по всей траектории движения. Но Флинт еще не слишком хорошо понимал, что происходит вокруг, дабы открыть дикую пальбу во все живое и кажущееся живым.
Очень неожиданным дня него стало знакомое ощущение чего-то холодного на шее. Думать-гадать, о том чем бы оно могло быть, не особенно хотелось, вполне было ясно, что то была определенно не ложка. Еще интереснее было бы узнать о человеке который держал этот некий металлический предмет.
Конечно, обычный человек, даже будучи ядреным бандителло, струхнул за свою жизнь, но то песнь не о Флинте. Смерть он перестал бояться уже очень-очень давно, хотя возможно таблетки и вакцины сделали свое черное дело, убив в нем базовый инстинкт самосохранения. Все может быть, но суть одна. Особых неудобств Флинт не ощущал, скорее его будоражил интерес неожиданно изменившейся обстановки. Да и если сравнивать по серьезности намерений человека с ножом и человека с револьвером... В общем Флинти не мудря лукаво, не очень быстро поднял оружие и упер дуло в лицо неизвестного человека, притихшего за спиной, лишь успев слышать:
— А я ведь предлагала разрешить все мирно, — пропел знакомый женский голосок.
Случайно или нет, но из-за неумения смотреть затылком, Флинт вполне так уверенно воткнул дуло своего оружия в правую ноздрю бедной девушки. Видимо старушка судьба отчаянно мстила Флинту за измены в молодости. Очередного щелчка не было, револьвер был уже взведен. Только вот Флинт значительно успокоился услышав знакомый голос, все же стереотипам складывающимся в его безумной головушке, он верил больше чем обоснованным фактам в виде битого стекла и ножа у горла. Но вот все же бедный голосок разума, смог плача и надрывно вопя остановить руку пирата и не дать ему сложить оружие. Так в общем, револьвер продолжал находится в не очень удобном для девушки положении. А вот Флинт, внезапно ощутивший головушкой и плечами довольно приятную упругость, внезапно резко расхотел менять диспозицию и в попытке ее сохранить сказал:

— А давай лучше помянем мамашу Моргота в четырнадцати позах, да выпьем то что осталось на столе?

В глотке-то пересохло...

+4

15

Скай доводилось иметь дело с разного рода тронутыми. Блаженными побирушками, слетевшими с катушек наркопедами, впавшими в маразм криминальными авторитетами, которым уже сто лет в обед, и, конечно же, с теми, у кого от страха перед тесным общением с вышестоящими головорезами поезд сошел с рельс. И с этим парнем было явно что-то не в порядке. Конечно, можно было и на наркотик грешить, но тот должен был просто успокоить, разморить и развязать язык. Или вырубить при должной дозе. Но, похоже, нервная шутка старпома про мозг была недалека от истины. В каждой шутке есть доля шутка, как говорится. А все остальное — горькая правда. Подобные этому товарищу Скай встречались реже, но встречались. Которые ведут себя как ужаленный пчелой пес. Мечутся, ищут причину беспокойства, но не могут ее осознать. И потом пытаются вилять хвостом в виду отсутствия альтернатив. Это-то и было самое худшее. Лежачего не бьют. То же касается больных и ущербных.
Как и следовало ожидать, на угрозу он не среагировал адекватным образом, а потому туповатый нож только слегка оцарапал шею, когда дуло пистолета уткнулось в «дуло» самого старпома. А, может, ну их, эти нравственные заморочки? Ну что с него взять? Свет горит, но никого не дома. Горло перерезать — и дело с концом. А от пушки уклониться — затея нехитрая. Этот кретин не видит даже, куда целится.

Пока Скай боролась с нравственной дилеммой, капитан успешно отступила за линию огня. Безоружная и торчащая на мушке, она не смогла бы сделать положительный взнос в их общую затею. Если старпома ранят или, Роза упаси, убьют, у команды по крайне мере останется невредимый капитан. Но если обе поймают головой пулю, в выигрыше будет только этот шизоидный.
В какой-то момент О’Нил уже готова была рискнуть и рубануть по шее противника, но дело приобрело вдруг неожиданный оборот (хотя Скай пора бы уже было смириться с мыслью, что ничего больше не идет по наметанной схеме).
— А давай лучше помянем мамашу Моргота в четырнадцати позах да выпьем то, что осталось на столе? — предложил вдруг налетчик с живым интересом.
«Решил поиграть? Ну, хорошо, давай поиграем».
— Хэй, хой, милый! — отозвалась девушка совсем не по-компаньонски (да и перед кем тут уже рисоваться?), ослабив обхват и демонстративно опуская свое неэффективное оружие. — Решил заарканить двух девочек за раз? А лассо уже выросло?
С этим словами О’Нил деловито отпихнула сжимающую револьвер руку (трижды мысленно попрощавшись с жизнью), как будто в ней покоилась недостойная ее, Скайлер, светлого внимания мерзость, поднялась, разгладила складки на юбке и невозмутимо обошла бандита кругом, не преминув возможностью задеть того носком туфли с показательным пренебрежением.
Мужчине же, кажется, больше по нутру было наблюдать на поведением подставных леди, нежели палить без разбору во что ни попадя.
Добравшись в несколько шагов до дивана, не так давно разговаривавшего голосом капитана, старпом вальяжно уселась на него, не слишком соблюдая высокосветскую манерность и закинула ногу на ногу:
— К тому же, я не веду переговоров с террористами, — явственно надув нижнюю губу, Скай принялась ковырять ногтем тупое лезвие ножа, а через пару секунд добавила. — По крайней мере, пока они не извинятся.

+3

16

После капитанского комментария в гостиной повисла напряженная тишина. Создавалось впечатление, что противники оценивают нанесенный друг другу урон и пытаются разобраться — кто же с кем расправился? Придя к выводу, что без нее им не справиться, Квинби закатила глаза, прошептала что-то матерное в потолок и выглянула из укрытия, с недоумением уставившись на озадаченную физиономию Скай и довольную — грабителя. Последний нежился в стальном захвате старпома, удобно пристроив револьвер в ее носу. Судя по всему, позиции не приносили ни малейших неудобств этим двоим, потому что логический исход не спешил явить себя заинтересованным сторонам в лице Луизы Адли и Сэптимуса Портвайна. Белобрысая пиратка сделала ставку на подругу и с нетерпением ожидала брызнувшей во все стороны крови из перерезанного горла, но нет же! Этому придурку приспичило предложить то, от чего бы сейчас и сама Луиза не отказалась бы.
— А давай лучше помянем мамашу Моргота в четырнадцати позах да выпьем то, что осталось на столе? — хорошая идея, как ни крути. Только адресовалась она старпому, а не капитану, из чего следовал вывод, что второй отводилась роль канделябра. Или что там еще свечку держит? Квин в лучших традициях отверженной и нелюбимой женщины оскорбилась до глубины души и смело выпрямилась, скрестив руки на груди и испепеляя парочку неласковым взглядом. Скайлер тем временем опустила руку с их единственным оружием на двоих, а потом также легкомысленно отодвинула от себя оружие незнакомца. Капитан внутренне аж содрогнулась, представив, какой ценой дается подруге это напускное спокойствие и даже пренебрежение к разборкам. А может ей просто нравятся психически нестабильные мужчины, и все это — жест доброй воли? Это непременно стоило выяснить на следующих же посиделках за бутылем-другим рома.
Так или иначе, но такое поведение возымело свой эффект: прошло не меньше минуты, а пули в девичьих головах так и не появились. Сочтя это добрым знаком, Луиза расслабленно облокотилась на спинку дивана, на котором с комфортом устроилась темноволосая пиратка, и прищурилась, изучая их конкурента более... целенаправленно что ли.
— К тому же, я не веду переговоров с террористами. По крайней мере, пока они не извинятся, обиженно сообщила присутствующим старпом и соблазнительно оттопырила нижнюю губу.
Квинби хотела было добавить что-то резкое, но не слишком обидное, чтобы бандит не передумал насчет убийства их двоих, но ее опередил хрип хозяина дома. Судя по посиневшему лицу и пене на губах, их добыча отбрасывала коньки в ускоренной версии.
— Эй! — возмущенно заорала капитан, бросаясь к полутрупу и энергично встряхивая его за плечи. — Где ключ от сейфа, выродок?!
Как правило, ограбленные субъекты носили самое дорогое и важное поближе к телу, но Портвайн решил напоследок подложить свинью пиратам и мало того, что скончался в процессе тряски, так еще и с самого начала вечера был неприятно пуст в карманах и на цепочке, плотно обхватывающей толстую шею...
Ничего цензурного присутствующие так и не услышали, пока белобрысая девушка сделала полных три круга вокруг дивана, изредка останавливаясь, чтобы раздраженно пнуть тело хозяина усадьбы. Вполне вероятно, что троица продолжала бы свои посиделки намного дольше, если бы не языки пламени, неожиданно показавшиеся в холле и отрезающие путь к главному входу. Подлянку устроил не только Сэптимус, а и его дружок, умудрившийся опрокинуть сразу несколько подсвечников, заботливо расставленных повсюду для более романтичной атмосферы...
— Здесь какие-то решетки, которые только взорвать можно, — севшим голосом сообщила Луиза и с ненавистью покосилась на окочурившегося финансиста.

+3

17

У каждого человека свои тараканы в голове, зачастую очень крупные, но все же обычно неприметные и тщательно скрываемые. У Флинта их не было, как у человека утратившего веру в мир и людей его населяющих, он больше не верил законам, мыслям и устоям окружающих. Можно сказать он был выше этого, но это будет откровенной ложью, в наш век социума, люди отколовшиеся от единого разума — изгои. Которые вынуждены не жить, а выживать. Любой человек повернувшийся против закона и его устоев, давший отпор, уже потенциально является ненормальным в глазах общества. А люди бросившие вызов правилам, повязаны между собой, как говорится — «свояк свояка видит из далека». Флинт не смотря на всю свою дурашливость и неуважительное отношение к огнестрельному оружию, очень быстро «просек», что дамы не так просты собой и вполне понимал их мотивы. Считай с того момента, когда они не покинули помещение с дикими визгами, что положено по «жанру», а очень активно начали предпринимать попытки к, в некотором роде, «усмирению» Флинта. Но то были смутные подозрения, не имеющие под собой реальной почвы, да и не пристало взрослому мужчине боятся женщин. Несолидно.
А потом стало уже не до того, а ситуация обернулась тем боком который мы видим ныне.
Все же боги богами, Святая Роза — Святой Розой, а предложение выпить возымело эффект. Еще бы! Ведь ствол оружия определенно нащупал живую плоть, ничья, так сказать, ежели учитывать холодное оружие «холодной» женщины. Многие думают, что приложив нож к горлу, человек ничего не сможет сделать в ответ... Не сможет к примеру просто ухватить руками кулачок с парой дюймов стали и хорошенько рвануть его прочь. Или же сунуть револьвер в мордашку. Как бы то не было, напряженная ситуация разрядилась. Девушка согласилась с Флинтом, а зря. Убогих бить нельзя, но с сухопутным пиратом иначе было нельзя. У него с чердаком было малость не в порядке, его держали пять лет в мягком карцере наравне с серийными маньяками и каннибалами. Так что вариант попытаться первой убить Флинта, был очень даже разумным. Но как известно, убогих не бьют.
Первая мысль в горящем мозгу, была такова:

«Жалко пуль, новые у легавых придется конфисковывать».

У между тем рука было потянулась вверх, дабы либо пристрелить неразумных свидетельниц-компаньонок, либо под угрозой смерти — связать. А с учетом некоторых планов Флинта, это было равнозначно смерти. В мозгу опять словно дикие птицы — забились мысли, один голос отговаривал его от радикальных мер, но здравый смысл орал благим матом на всех и вся. На лице пирата, начал было расползаться оскал, которому косолапый позавидует, оскал зверя, который иногда вылезал из своего гробика в глубинах глубин потемок души Флинта. Ему хотелось побыстрее покинуть это место, забрамши финансовые накопления мистера Портвейна, для более приятного времяприпровождения. Начиная с приема душа или горячей лоханки с мылом.
Флинт величина непостоянная, меняющаяся, требующая особого тактичного подхода (с тылу, перекрестный огонь, окопы), и сейчас он «погас» словно фитиль в дождливую погоду. А виною тому был хрип милсдарь Порвайна, между делом решившего почить сей мир своим отсутствием. Что не мудрено: Ранения особо опасными не были, но крови в нас ограниченное количество. Вероятно шантажируя милсдарь отстрелом его детородных органов, Флинт не будучи отвлеченным девушками, вполне бы успешно провел допрос и на белом коне увешанным златом, покинул сцену. Но судьба старушка была иного мнения на этот вопрос.
— Вот так вот у умирают великие люди. И кровь даже не голубая. — пробубнил себе под нос шизанутый пират. Револьвер плавно перекочевал в кобуру, а Флинт приготовился шуршать мозгами, дабы найти выход из сложившейся ситуации. Но в мыслях его билась старый анекдот:
«В бар зашел клирик, спрашивает у бармена „Бумажного“ Джо. Тот говорит что его на заднем дворе бьют. На следующий день ситуация повторилась. И на следующий. На четвертый день клирик спрашивает: — Ну что, опять бьют „Бумажного“ Джо?, — а бармен отвечает — Ато! Шуршит больно много!»
Затем мозг, в наличие которого сомневались некоторые личности, потух, а сам Флинт пошел к столику и уселся напротив мазели с ножичком.
Глубоко и печально вздохнув он сказал:
— Все же надо было выстрелить, авось бы ножик твой глубоко не пошел. — на его лице появилась легкая улыбка.
Больше он ничего сказать не успел, неприметный за экшеном творящимся в помещении огонек, неожиданно быстро начал плясать по тяжелым шторам, превращаясь в полноценный пожар. Огромаднейшая картина с портретом ныне покойного владельца усадьбы, с жутким треском упала догорать на пол. Ну а под ней оказалась достопочтимая решетка и сейфик с замочком. Все по жанру классики. Только вот препятствие в виде охватившего помещение огня, а так же решетки весьма удручали. Флинт встал, достал из кармана плаща нечто напоминающее мыло и резко швырнул в сторону злополучного клада. Мгновением позже он рванул за диван, мимоходом цепляя обоих девушек. Вполне ожидаемо грянул взрыв.

+4

18

Огонь разгорался на глазах, перескакивая на шторы, мебель, двери, картины и с каждой секундой завоевывая все больше и больше пространства. Зрелище было завораживающим, неприятно щекочущим нервы и заставляющим пиратские головы работать активнее в поисках выхода из проклятой усадьбы. Лично жадной душонке Квинби уже стало не до денег, их она бы с радостью обменяла на энное количество свежего воздуха. Дым и запах гари медленно, но верно проникал в легкие, вызывая надсадный кашель, после которого начиналась кружиться голова и болеть грудная клетка. Но в общем и целом ситуация была вполне контролируемой и не слишком опасной, для пиратов-то. Проблема для капитана «Зефира» отыскалась абсолютно не там и до зубовного скрежета не вовремя.

...Меньше года назад она вот точно так же отрешенно смотрела на пламя, которое стирало следы былого счастья. Кто-то, быть может, счел бы жизнь среди пиратов безрассудством и бесцельно потраченными годами, но только не Луиза Адли. Контрабандисты, убийцы, мошенники были свободны. От предрассудков, страхов, потерь. У них не было ничего, кроме оружия, хорошего настроения, верной команды и неба. Пираты разбирались в настоящем богатстве и ценных вещах, которые вещами на деле не являлись, и в этом было их безграничное очарование. Зефировцы ничем не отличались от своих собратов по нелегальной деятельности, и горечь после утраты «Лиса» с его экипажем рядом с новой командой с каждым днем становилась все меньше. Квин не без оснований считала себя хладнокровной и равнодушной к слишком многому, что происходило вокруг, но надо же было такому случиться, что именно здесь и сейчас на нее нахлынули непрошеные воспоминания!
Пиратка боковым зрением отметила, что Скайлер и их конкурент подорвались из-за столика, за которым сидели, будто воркующая влюбленная парочка. Хотя непосвященному сие запросто могло показаться, уж больно умиротворенным выглядело лицо старпома, а мужчина и вовсе лучился улыбкой, с шутливой грустью сетуя о пропавшей возможности застрелить собеседницу. Теперь эти двое выглядели донельзя сосредоточенными, чего нельзя было сказать про третью участницу событий. Луиза судорожно сжала кулаки и с удивлением поняла, что ей ужасно жаль себя. Ведь, если так подумать, она в свои жалкие 26 лет потеряла все, что только можно. А теперь как последний мародер собирается стащить у мертвого финансиста все его накопления. И ей это кажется нормальным! Точнее казалось. И собиралась она. В прошедшем времени, потому что они скорее всего тут угорят втроем. То-то полиция голову ломать будет, откуда еще три неопознанных тела взялись — мелочь, а при...

Тяжелая мужская рука толкнула Луизу да так неудачно, что попала аккурат в солнечное сплетение. Или это он специально ее временно обезвредил? Пока капитан пыталась отдышаться, лежа на затоптанном полу в объятьях подруги и ненормального бандита, грянул взрыв. Добротный такой взрыв. После него все сопливые идиотские мысли тут же вымело из белобрысой головы, а вместо них появилось ярое такое желание жить. И валить отсюда как можно скорее.
— Спасибо, — хрипло пробормотала Квин, не отказав себе в удовольствии «нечаянно» заехать локтем в живот конкуренту. За что она сейчас его благодарит, девушка распространяться не собиралась. И даже более того...
— Вот это из-за тебя, идиот, — презрительно скривившись, добавила она, поднимаясь на ноги и рассматривая руины комнаты. Дышать становилось все труднее, а дым сгущался с каждой минутой.

Отредактировано Квинби (03.01.2014 22:58)

+2

19

Извиняться террорист и не собирался, о чем явственно свидетельствовала его какая-то рассеянная и несколько неуместная улыбка посреди царящего духа идиотизма ситуации. Это старпом понимала и не думала даже настаивать на соблюдении правил хорошего тона, расквитаться с хамоватым незнакомцем можно и попозже. Выстрелом в спину, например. Сейчас ее и ошивающегося позади капитана беспокоило иное: выяснение, кто из них троих круче, зашло в тупик. Оскал шизоидного приобрел откровенно кровожадное выражение, Скайлер лихорадочно соображала, что ему могло прийти на ум и в какой извращенной форме, и из многочисленного опыта выходило, что ничего хорошего.

По соседству раздался булькающий сип, который вряд ли оставил их троицу равнодушной, но правильно и наиболее эмоционально отреагировала только Квинби. Возмущенно взвыв, она сгребла синее тело за грудки и принялась отчаянно трясти жирную тушу. На бледном худом лице нарисовались ярость и мрачная решимость разделать добычу на мелкие части, лишь бы выцепить заветный ключ от сейфа. Ну почти как штурман, когда у него закончился последний пакет наркоты! Все это девушка отслеживала краем глаза, продолжая неподвижно восседать на диване и на первый взгляд небрежно играясь с ножом. Если Портвайн изволит подохнуть сей же час, то никто ему уже не указ. А вот бандит их жив-здоров и во все таком же сумасшедшем настроении, поди пойми, что ему в голову ударит, когда увидит, что добыча-то мертвее не бывает.

Кэп сдавленно ругнулась, завидя, что держит в объятьях хладный труп, и взялась за мародерство. Вообще-то, сим неблагородным и неблагодарным занятием надлежало заняться именно старшему помощнику, но так уж повелось, что на шухере Скай стояла куда профессиональнее подруги, зато обшаривать мертвое тело у Квин выходило за полминуты и не более. Максимум — пятьдесят три секунды, и это в тот раз, когда нужно было проверить и всевозможные естественные отверстия. Если у их капитана и существовало чувство брезгливости, то на мертвяков оно не распространялось.

Незаслуженно забытый бандит тем временем спрятал револьвер в кобуру, на что старпом лишь едва вопросительно изогнула одну бровь, и преспокойно уселся напротив нее за столик, на котором живописно валялись осколки и ошметки чего-то непонятного. Хотелось верить, что не мозгов застреленного гостя и не внутренностей хозяина.

— Все же надо было выстрелить, авось бы ножик твой глубоко не пошел, — обыденно произнес мужчина, с улыбкой глядя на собеседницу. Скай подперла щеку левой рукой и вложила все свое мнение по этому поводу в презрительное фырканье. Задушевная беседа была прервана самым наглым образом: пожаром. Пиратка оценила очередную насмешку судьбы над ее планами и тотчас же подобралась, потому что огонь открыл то, о местонахождении чего знали они с кэпом, но не этот сумасшедший. Беглый взгляд на Квинби и вывод: ее можно вычеркивать из союзников. Поворот в сторону бандита с сейфом в опасной близости — и удар. Пролетела Скайлер нехило, ударилась и того больше, ну а когда сверху нее очутились кэп с этим идиотом, то совсем немудрено, что ругань старпома была наверняка слышна далеко за пределами усадьбы. Правда, крик вскоре оборвался затяжным кашлем, только сейчас Скай вдруг почувствовала, насколько кружится голова и как не хватает воздуха. Действовать нужно было мгновенно, каждая секунда в этом доме могла стать последней.
Она очутилась на ногах чуть быстрее, чем их сумасшедший. Этого хватило, чтобы со всей силы съездить кулаком ему в нос и броситься к развороченному сейфу, в надежде, что о неподвижности бандита дальше позаботится кэп...

+3


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Нужен хитрый маневр. Разденемся (все, кроме душевнобольных)!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC