Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Я жду чудес, я закрываю глаза..


Я жду чудес, я закрываю глаза..

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1) Имя и фамилия персонажа:
Даархель Аттари, прозванная врагами Стальной Фурией.
Прозвище — для близких Хель... вот только этих близких давно нет в живых, хотя родители часто упоминали имя двоюродного брата — Сэтта но я его совершенно не помню.
Статус в обществе: урожденная княжна и этот титул передается по наследству.

2) Раса:
Изначально в нашем роду вампиров встречались оборотни, но в дальнейшем таких нюансов не возникало. Возможно это и послужило причиной того, что девочки рождались крайне редко и оберегались как редчайшая жемчужина.

3) Пол:
Мне повезло: как представительница слабого пола была довольно сильно избалована, но как и все девушки в семье получила достойное воспитание.

4) Клан:
Фиделидет.

5) Дата рождения, возраст:
На данный момент мне 200 лет, а на вид не дашь больше 20.

6) Внешность:
«Сквозь белесое марево тумана и мерцание сотни свечей мелькали неясные тени. Неспешные движения, еле слышный шепот и не различишь, где тень, а где живое существо. Но вот туман рассеивается и становится видна огромная, шикарная зала. Всюду роскошь и блеск — позолота, шелк, аромат цветов и дорогого парфюма... Голоса становятся громче и уже можно различить, о чем перешептываются знатные господа и дамы.
— Какой профиль!
— А глаза, вы видели? Они подобны серому бриллианту, или холодной стали... нет-нет, скорее грозовой маренго!
— Слишком уж хлипкая фигура... да и рост тоже...
Сонм голосов обрывается, когда предмет обсуждения оборачивается, но вместо толпы девушка видит огромное зеркало во весь рост, в котором отражается она сама. Да, хрупкое телосложение сразу бросается в глаза в купе со скромным ростом. Про таких говорят «немочь бледная». Каскад пепельных, словно снегом присыпанный уголь, волос, рассыпанных по плечам, подчеркивает бледность лица, на котором полоска плотно сжатых губ вторит непоколебимому спокойствию во взгляде. Упрямая морщинка поперек лба, что появляется каждый раз, стоит только нахмуриться, напоминает о непростом характере. Стоило только девушке чуть повернуться, сделать пару движений и стали видны, присущие ей пластика и легкость. Длинные ноги, округлые бедра и тонкие руки так же удостоились внимания. Изящные пальцы, на которых поблескивали в свете свечей пара тонких витых колец, заканчивались аккуратными коготками. Губы тронула улыбка — далеко не редкий гость, и обнажила белоснежные зубы с острыми клыками. Вновь поворот и в зеркале отражается спина — прямая осанка, узкие плечи. Взгляд метнулся к разлету тонких бровей, вновь скользнул к плечам, потом ниже — прошелся по груди, где сбоку виднелся небольшой застарелый шрам, еще ниже, к аккуратному животику и только тут девушка обратила внимание на тот факт, что она полностью обнажена. Один взмах густыми ресницами и тело упаковано в сорочку из летящего шифона, подол которой мазнул по ногам от легкого сквозняка. Не успела она рассмотреть детали гардероба, как туман вновь завладел пространством, и голоса опять зашептались за ее спиной.
— Такая холодная...
— А сколько грации в одном только повороте головы!
— Но она определенно хороша собой... странная немного, но миленькая...
Туманное марево окутало фигуру девушки плотной завесой, что даже мерцание свечей не могло проникнуть сквозь этот заслон. Но тут подул ветер — вмиг исчезло все великолепие... Тени и голоса, свет и даже сам туман испарились, оставив после себя непроглядную тьму..." Глаза цвета благородного опала распахнулись, бегло осматривая знакомую обстановку спальни и удостоверившись, что это всего лишь сон, вновь закрылись на минуту. Она встала, потянулась всем телом и направилась в ванную комнату, где висело зеркало. Цепкий взгляд впился в девушку, что отражалась в мерцающей глади. Глаза удовлетворенно прищурились, а сорочка, приятно скользящая вниз по точеной фигуре, подарила ощущение дежавю.

7) Характер:
Довольно сложный характер. Она как монета, которая каким-то немыслимым образом упала на ребро — никогда не знаешь, какой стороной повернется в следующую секунду. За годы взросления Даархель выработала две линии поведения, два образа, которые преподносит окружающим. Первый, можно сказать, рабочий вариант. В нем превалируют улыбчивость, терпеливость и энергичность, помноженные на целеустремленность и полное спокойствие. Такая Даархель предстает перед вами на раутах, в общественных местах — везде, где того требует этикет и положение. Впрочем, вспылить из-за чего-то или обидеть совсем уж надоедающего человека ей это не мешает. Но образ милой спокойной девушки (порой даже безразличной) с безупречными манерами пропадает, стоит только ей покинуть высшее общество. Когда высокородных сменяют приятели, а величественные и не очень залы перетекают в фривольные варьете, клубы и прочие увеселительные заведения, Даархель представляет окружающим второй вариант себя любимой. Кому-то она может показаться циничной мерзавкой без каких-либо понятий о морали и жалости, но на самом деле девушка просто знает себе цену и уверена на сто процентов, что пока у нее в кармане шуршат купюры, все так называемые друзья будут терпеть и ее выходки, и вспыльчивость (один из способов снять напряжение тяжелого дня), и некоторое высокомерие. Азарт, похоть, флирт, риск, язвительность, порывистость — наигранные черты, сопровождающие образ капризной аристократки.
Впрочем, это все маски. Каждодневные, незаменимые ширмы, за которыми каждый из нас прячется в той или иной ситуации. Даархель с их помощью просто-напросто дает вампирам то, что они хотят видеть, то что они от нее ожидают, варьируя границами и нюансами образов. А как иначе выживать в этом мире?
Время от времени в бесконечной гонке «работа-развлечения» девушка, словно взмыленный конь после тяжелой скачки, переходит на «широкий шаг, восстанавливая дыхание» — тогда она может сбросить с себя все наносное и стать собой. А что же представляет из себя княгиня на самом деле? Она — нечто среднее между двумя основными масками, то самое «ребро», тесно связанное с обеими сторонами. Сдержана в суждениях, порывиста в страстях. Довольно хороший самоконтроль, который не дает переступить черту, ведущую к провалу, упорство в достижении целей и полное нежелание идти на открытый конфликт с кем бы то ни было, показывают Даархель, как уравновешенную и спокойную личность. В кругу близких часто уходит в себя, даже во время разговора. Таким образом она банально отдыхает от бесконечной болтовни, которой ей и так хватает или, как вариант, просто не заинтересована в обсуждаемой теме. Посему, может показаться холодной и отчужденной, но это не так. В достижении целей решительна и непреклонна — пройдет по трупам и не поморщится, лишь бы добиться желаемого, но вполне может дать по тормозам, если поймет, что игра не стоит свеч. Хитра — свою выгоду всегда найдет и не упустит. Для самых близких, правда, готова пойти на многое, отказаться от чего угодно и поступиться какими-то принципами. Вполне самодостаточна, посему чувства брошенности и одиночества ей не свойственны. Бывают, конечно, периоды меланхолии, но девушка быстро пресекает их, переключаясь на любимые занятия — книги, музыка и прочее. В общем, вампир со своими причудами, удачно подбирающий образы, исходя из ситуации. Как личность достаточно умная, тяготится общением с недалекими личностями, но это не мешает ей признавать, что нет предела совершенству — всегда найдется кто-то умнее. В окружающих, наряду с полезностью, ценит верность и мягкость. Возможно, потому, что только человек, не заостряющий внимание на ее, временами, резком и местами странном поведении, сможет находиться рядом продолжительное время.

8) Псионические способности:
Телекинез юношеского разряда.
Ментализ на зачаточном уровне.

9) Биография:
Все началось в середине мая, когда весна уже готова была уступить свои права лету и лишь ждала удобного времени. Ночи радовали своим теплом, цвели сады, просыпались от зимней спячки всевозможные насекомые и звери — другими словами природа развивала активную деятельность. В одну из таких ночей в поместье на востоке королевства Хастиас Элайла Аттари родила девочку. Радости князя Рэвэра не было предела — счастливый отец с упоением слушал вопли новорожденной и уже строил планы на будущее. Надо отметить, что супруги давно мечтали о детях, но боги все никак не могли одарить их такой благодатью, и вот свершилось — на свет появилась маленькая Даархель. С рождения окруженная заботой и вниманием, она, тем не менее, не изводила всех своими капризами и вообще предпочитала при каждом удобном случае улизнуть от нянечек, камеристок, гувернанток и прочих представителей бесконечной вереницы служащих. Так прошли первые десять лет жизни — окруженная постоянной заботой, она уставала от этого бесконечного пристального внимания и пряталась ото всех в самых непредсказуемых местах.

Даархель 10 лет:
— Хель... Хель!! — взревел отец, пулей вылетая из кабинета — Элайла, где твоя дочь!?
Всего несколько секунд назад он в приподнятом настроении зашел в кабинет поработать с бумагами, но увиденное заставило воспылать праведным гневом, что бывало крайне редко и в основном причиной была маленькая Даархель, неугомонным торнадо кружившая по дому. Обеспокоенная негодованием Рэвэра, Элайла спешившая защитить свое чадо от наказания, быстрым шагом направлялась к мужу
— не забывай, она так же и твоя дочь — спокойным голосом начала княжна — ну-с, что на этот раз?
Она заглянула в распахнутую дверь и увиденное дало понять, что наказание неизбежно — в комнате царил хаос. Кабинет — святая святых, сейчас больше напоминал поле брани, нежели рабочее помещение и смягчить гнев мужа будет очень непросто, возможно и вовсе не удастся, но попробовать все же стоило. Вернув свое внимание на мужа, Элайла было открыла рот, дабы хоть как-то оправдать дочь, но ей не дали этого сделать
— нет, на этот раз тебе не удастся прикрыть ее — сурово остановил еще не высказанные оправдания Рэвэр — раз у Даархель есть свободное время для шалостей, то найдется и несколько часов для учителей.
После этих слов князь направился вниз по лестнице и через минуту хлопнула входная дверь, ознаменовав его уход, а Элайла, вздохнув, отправилась делать дочери внушение о неподобающем поведении.
Утро следующего дня.
Солнце только взошло, а ее уже подняли с кровати вездесущие камеристки и без лишних слов привели в надлежащий вид. Довольно скромное платье персикового цвета изумительно смотрелось на белокурой девочке, но абсолютно ей не нравилось. Каждый раз, когда ее заставляли надевать нечто подобное, Даархель спорила и упиралась, пока не получала желаемого. Но сегодня, почувствовав, что от возмущений лучше воздержаться, скрипя сердце, залезла в этот «кошмар с рюшами». После завтрака, во время которого отец хранил полное молчание, а это было ему не свойственно, он повел дочь в комнату, отведенную специально для занятий, где Даархель уже четыре года обучалась необходимым ее статусу азам. Усадив ее на кресло, Рэвэр строгим голосом огласил приговор:
— С сегодняшнего дня к основным занятиям добавляются точные науки и иностранные языки, — заметив недовольную обреченность во взгляде дочери, он поспешил добавить: — Все это для твоего же блага и для нашего спокойствия... и не нужно глупых обид — рано или поздно я все равно нанял бы их.
— Лучше поздно... — тихо проворчала девочка, — как я поняла это не обсуждается?
— Ты правильно поняла, — со смехом ответил князь, — а теперь наслаждайся! Знания — это сила, самое мощное оружие.
Он не договорил потому, как в комнату зашла Элайла с преподавателем, которого отец вчера нанял. Коротко поздоровавшись с пришедшими, Рэвэр пожелал дочери удачи и вышел.
Так началось ее «хождение по мукам» — иностранные языки никак не укладывались в голове, а различные формулы и алгоритмы постоянно путались. Спустя полгода Даархель полностью убедила учителей, что великим ученым ей не быть и они ослабили напор, оставляя лишь самое необходимое. Вновь появилось свободное время, которое девочка использовала все для тех же развлечений, от которых окружающие почему-то не приходили в восторг, а наоборот, отчитывали по полной программе.

Полгода спустя:
— Дорогая, где наша дочь? — очень ласково начал Вэвэр, — мне бы хотелось поговорить с ней, пока она ненароком не покалечила себя или других..
Этот тон не предвещал ничего хорошего и Элайла с подозрением спросила:
— Ты уверен, что она на это способна?
— Именно о способностях я и говорю — на днях я почувствовал на себе ее экстрасенсорные способности... хм... не очень приятные ощущения, если учесть, что она бессознательно использует их в разрушающих целях. Необходимо в срочном порядке заняться развитием и самоконтролем.
— Но ни у кого из нашей семьи не было ничего подобного, — в растерянности возразила супруга, — ты ничего не перепутал?
— Нет... они были у моего прадеда, но, к сожалению, он отказался от их использования, будучи убежденным пацифистом. На следующей неделе Даархель начнет заниматься еще и фехтованием. Я сам буду с ней работать.
— Что ж, раз наша девочка имеет способности... ты прав. Кто займется ее тренировками? И фехтование... не кажется ли тебе, что это уже слишком? Она же леди.
Смех князя заставил ее замолчать и с удивлением посмотреть на мужа.
— Элайла, сейчас она меньше всего похожа на леди, скорее уж бесовка в юбке, — отсмеявшись, ответил он, — и вообще, самозащита еще никому не помешала быть настоящей леди.
Возразить было нечего — как бы сильно ни опекала мать свое дитя, рано или поздно дочь вырастет и неизвестно, что может пригодиться в жизни, какие способности и навыки потребует та или иная ситуация.

Спустя три года:
Суета и паника царили в имении... Многочисленная прислуга в ужасе пряталась по углам, не рискуя попадаться на глаза князю, лучшие доктора Хастиаса склонились над кроватью, пытаясь вернуть умирающую девочку можно сказать с того света. А все началось с безобидной прогулки. Даархель, как обычно в предзакатное время отправилась верхом до ближайшего леса и с последними лучами должна была вернуться обратно, но лошадь остановилась у ворот без седока. Уже через несколько минут двор наполнился топотом конских копыт, и всадники во главе с Вэвэром отправились на поиски пропавшей девочки. Никто не знает, что же случилось этим вечером, но обнаружив Даархель в ужасном состоянии, тут же транспортировали ее домой и вызвали врачей. И вот по прошествии нескольких часов уставшие доктора объявили, что она будет жить, но состояние все же нестабильное — многочисленные переломы, повреждения внутренних органов и раны от кинжала еще долго будут давать о себе знать. Спустя месяц Даархель практически восстановилась, нет, физически она была здорова, а вот стресс не прошел бесследно — появились страх высоты и лошадей. Даархель не помнила, что произошло тогда, последнее воспоминание — это конь, вставший на дыбы и что-то неведомое поднимает ее высоко в воздух, сжимая в невидимых тисках, ломая кости... Дикая боль сменилась спасительным беспамятством, а очнулась она уже дома в окружении родных, измученных бессонными ночами, но столь любимых лиц. Даархель еще долгое время пыталась вспомнить хоть что-то, но попытки оказались тщетными. С тех пор прошло полгода, но она ни на минуту не оставалась в одиночестве — родители, которые раньше казалось, не обращали особого внимания на подобные одиночные прогулки, теперь, стоило случиться беде, словно сошли с ума, стараясь не спускать глаз с самого дорогого существа в их жизни. До этого случая они давали ей относительную свободу, хотя мать и переживала, когда дочь не попадала в поле ее зрения долгое время, но эти опасения были не больше, чем стандартным переживанием матери о любимом чаде.
В один прекрасный день Вэвэр просто напросто без лишних слов, никому ничего не объясняя, увез Даархель в неизвестном направлении, сказав лишь что-то на подобии «я не позволю повториться тому кошмару, что мы все пережили... иначе никогда не смогу простить себя». Первое время Элайла не могла найти себе места, но по возвращении мужа успокоилась, выслушав пусть и скомканное, но объяснение столь стремительных действий. Через несколько месяцев князь привез дочь обратно, оставив ее на попечение матери, закрылся в кабинете. Элайла не могла нарадоваться и засыпала Даархель вопросами, на которые не получала ответов, а лишь бесконечные отговорки. Сдавшись, она оставила в покое уставшую девушку. Где была Даархель все это время? Что делала? Почему ее неисчерпаемый оптимизм сменился полным безразличием и спокойствием? Столько вопросов, но ответы никогда не будут озвучены.. На самом деле отец долго искал то, что может дать его ребенку необходимую защиту и, в конце концов, нашел. Когда-то давно, еще до пришествия Святой Розы существовал культ, название которого уже никто не помнит, но некоторые обряды сохранились, хоть и были отрывочными и считались забытыми. Долгие месяцы князь, как одержимый работал над воссозданием одного ритуала, который направлен на сохранение физической жизни и вот теперь, когда все было сделано и все свидетели отправились праотцам, он предавался пьяному забытью за закрытой дверью кабинета, не уверенный, что правильно поступил, но другого способа дать своей любимой Даархель круглосуточную пожизненную защиту не было.

Прошло еще сто долгих однообразных лет:
Даархель выросла, многочисленные учителя и гувернантки исчезли, осталась лишь одна камеристка, которая впрочем, практически не требовалась и девушка частенько отпускала служанку на весь день, не желая наблюдать ее постоянное мельтешение. После обряда у юной княжны пропали способности и это можно было сравнить лишь с инвалидностью — она чувствовала себя калекой, но смирилась и продолжала жить дальше. С тех пор многое изменилось: характер стал непредсказуемым — сейчас она улыбается, а уже через минуту борется с накатами гнева, некая замкнутость и молчаливость поначалу пугали Элайлу, но потом все привыкли и списали эти изменения на взросление. Привычки практически не претерпели изменений — та же нелюбовь к так называемым «букетным» цветам, все так же раздражали лесть и ложь, гардероб вообще был причиной постоянных истерик портного. Ко всему этому добавилось лишь курение, с которым родители, как ни старались, ничего не могли поделать и решили, что из всех зол их дочь выбрала не самое худшее — успокоились. Ах да, еще она могла проводить по несколько часов за холстом — живопись помогала абстрагироваться от всего мира, но в последствии девушка забросила рисование, потому как больше не получала тех ощущений. Внешность.. как и раньше она была прекрасна, только татуировка с изображением волка украшала правую лопатку, да волосы стали не просто белыми, а пепельными. Собственно именно татуировка и была той самой защитой, которую отец предоставил дочери. Воспоминания о том времени были весьма отрывочными и единственное, что она помнила — это знакомство со своим хранителем, который явился ей всего лишь раз и после обряда исчез, но постоянно следил за своей хозяйкой, готовый в любой момент встать на защиту или вытащить из-за грани. Даархель неоднократно задавала отцу вопросы, но каждый раз он резко оборвал разговор, заявляя, что сейчас не время для ответов.
Все эти годы девушка упорно занималась всем, чем только могла и любимыми занятиями были фехтование и игра на флейте. О! Когда отец подарил пятнадцатилетней Даархель это музыкальное диво, она уже не казалась окружающим ангелом, а скорее суровым инквизитором. Но прошло время и девушка превосходно овладела сим искусством, играя по вечерам для родителей, когда ее просили. Как говорилось выше, годы были однообразными и не заслуживают пристального внимания.

Прошло еще 35 лет:
День выдался замечательным и Даархель решила отложить все занятия и тренировки и отправилась с камеристкой на пикник. Верховая прогулка и целый день на свежем воздухе — что может быть лучше? Да, она совладала со своим страхом и вновь полюбила эту захватывающую дух скорость, это ощущение полета, этот ветер, бьющий в лицо и играющий в волосах, но страх высоты прочно засел в сознании и ничто не могло повлиять на него, лишь смягчить — не избавиться. Так вот, посвятив день блаженному ничегонеделанию, ближе к вечеру вернувшись домой, Даархель не обнаружила родителей. Камеристку девушка отправила обратно еще несколько часов назад и та должна была встретить юную госпожу, но и ее не было. Сначала она подумала, что родители заняты, а прислуга хлопочет по хозяйству, но что-то нехорошее шевельнулось внутри — в доме царила полнейшая тишина. Холодок пробежался по спине, заставив со скоростью молнии промчаться на второй этаж, где обычно работал отец и мать занималась своими делами. Увиденное повергло не просто в шок, в ступор, а лишило, казалось, всех чувств и сил. «нет.. нет, нет, нет!! Этого не может быть!» пронеслось в сознании, когда ее взору предстала картина изуродованных тел — ее семьи, всего, что у нее было. Больших усилий стоило Даархель не упасть в обморок и только ноги подкосились, становясь ватными. Поток слез хлынул водопадом, но не из глаз, а из сердца, из вмиг опустошенно души.. Она будто сошла с ума, словно разум отказался работать, оставив девушку один на один с чувствами — с горем, с болью, слабостью, гневом и еще многими другими, огромным комом вставшими в горле. Неизвестно сколько она так рыдала — беззвучно, без слез и всхлипов с глазами пустыми и неживыми, недвижимая, окаменевшая.. Она всегда мечтала о брате и надеялась, что родители когда-нибудь сделают ей такой подаро, но теперь было ясно, что мечты навсегда останутся только мечтами. Еще в детстве маленькая княжна просила у мамы братика, но видимо дочери ей было вполне достаточно и та лишь улыбалась. Сейчас не было никого, кто мог бы поддержать ее или ради ого она ногла быть сильной — она осталась одна, но все же нашла в себе силы идти дальше. А мечта о брате так и осталась ни смотря ни на что.. Похороны прошли и лишь там, оставшись в одиночестве, теперь уже взрослая княжна Даархель Аттари позволила слезам тонкими ручейками катиться по щекам. Она хотела уехать, что бы больше не видеть ничего, что могло напомнить о ее горе, но оставалось одно дело, которое нужно закончить до отъезда — месть, а это блюдо, как известно, лучше подавать охлажденным.

Спустя год:
«Свершилось», — устало подумала Даархель, поднимаясь по ступеням из мрачного подвала. Потраченное время окупилось сполна, но не принесло облегчения, лишь удовольствие — здесь ее больше ничего не держит. На следующий день княжна отправилась в дорогу, она стремилась убежать как можно дальше, как можно быстрее из этого места, которое принесло столько горя, лишило ее всех тех, кто был дорог — большей части души и без того израненной потерей способностей. Теперь она может отправиться куда угодно, получив огромное состояние в наследство, Даархель могла себе позволить выбрать любой уголок мира и ее выбор пал на Дракенфурт.

10) Откуда вы узнали об игре?
Случайно.

11) Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

12) Пробный пост:
Она стояла на перроне, в задумчивости провожая взглядом многочисленных прохожих, спешащих кто куда. Даархель всегда раздражала эта суетливость, несмотря на то, что и сама девушка иногда была ей подвержена, а сейчас, будучи усталой и чувствуя себя далеко не лучшим образом после дороги, она не находила в себе сил хоть как-то реагировать на мельтешение лиц и гомон толпы. Неторопливо прикурив сигариллу, княжна накинула капюшон и поплотнее запахнула плащ, пытаясь сохранить остатки тепла. Несколько минут молчания и бессмысленного созерцания, потушенный окурок, неиссякаемый поток обрывочных фраз, обрушиваемый на девушку — все это порядком надоело:
— Неплохо было бы сейчас выпить и отдохнуть, — жестом подозвала какого-то мальчишку и, указав на багаж, кинула монету, которую проворный паренек без труда словил на лету. — Ну что ж, этот город ничем не хуже остальных, посмотрим, что будет дальше.
Улыбнувшись самой себе, Даархель проследовала за мальчишкой к экипажу и уже через минуту к общему гвалту улиц, прибавился цокот копыт — карета увозила своего пассажира в лучшую гостиницу.

13) Локация с которой начнете:
Дракенфуртский ж/д вокзал.

14) Согласны ли с правилами ролевой?
Да.

Замок Лоарре

На востоке королевства Хастиас, где холмы и болота уступают место высоким горам и вольному ветру, расположено родовое гнездо семьи Аттари. Оно находится в стороне от суетливых и жадных глаз людей и вампиров, отстроенное еще основателем рода, и сохранившее свой лоск и красоту до сих пор. Неизвестно, что там начудили алхимики и садовники, но природа на территории поместья разительно отличается от остальной растительности в этой местности. Создается впечатление, будто какой-то художник прошелся невидимой кистью, создавая этот шедевр. Местоположение поместья было весьма удобно для обороны: искусственный канал здесь делает петлю, создавая тем самым имитацию острова. Часть этого острова занимает сам замок, а часть — прилегающий к нему парк. Каменные стены и ограда кажутся обманчиво легкими и невесомыми, большие окна дают свету беспрепятственно литься в комнаты, утопая в холодном сиянии луны до самого рассвета. Со стороны фасада открывается прекрасный вид на сад с беседками, а небольшой пруд дает прохладу в жаркие летние дни. Внутри расположены спальни, комнаты для чаепитий, гербовый зал, оружейный зал, трапезная, покои хозяев (в которых располагались спальни и кабинеты), часовня, гостиные для формальных и неформальных приемов, кухни, прачечные, столовые, купальни и т.д. — всего в поместье порядка сотни комнат. Внутреннее убранство дышит величием и роскошью: позолота и старинные гобелены, восточные вазы и статуэтки сочетаются с дорогими породами дерева и легким шелком стен. Раньше замок представлял собой более унылое зрелище, но после смерти последнего главы клана был произведен полный ремонт, после которого интерьер приобрел полагающиеся ему по статусу роскошь и стиль. Но есть в этой обители света и обратная сторона — темные подвалы, хранящие в себе множество тайн. Они располагаются в разных частях замка- первая ничем не примечательна, используется для хранения продуктов и утвари, а вот вторая оборудована сырыми камерами. Говорят, раньше в них держали предателей и провинившихся слуг, пытая и развязывая языки при необходимости. Возможно, это и так, а может, всего лишь вымысел, очередной миф для отпугивания особо любопытных. В любом случае со временем все забывается и сейчас в эти сказки верят лишь малые дети. На данный момент здание пустует, ожидая возвращения княгини — единственной наследницы поместья. Порядок поддерживает штат слуг, за которыми следит управляющий.

Отредактировано Даархель Аттари (29.05.2011 20:37)

+5

2

Все хорошо, Даархель. http://www.kolobok.us/smiles/mini/ok_mini.gif

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2130-1.gif
Отныне вы легальная жительница Дракенфурта!

0


Вы здесь » Дракенфурт » Принятые анкеты » Я жду чудес, я закрываю глаза..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC