Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » «Левиафан» (Пожиратель Небес)


«Левиафан» (Пожиратель Небес)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/18-Transportnye-sredstva/ts29.jpg
«Сказки! Враки! Досужие сплетни!» — спросите любого рассудительного добропорядочного гражданина о «Левиафане» и услышите подобный ответ. Большинство простых обывателей, если уж на то пошло, даже не утруждают себя мыслительным процессом, призванным проанализировать информацию касательно реальности легендарного небесного монстра, столь живописно воссозданного в графических романах группы молодых художников, вознамерившихся донести прекрасное, то бишь свое творчество, до среднестатистического потребителя эстетики сомнительного качества путем нагрузки этим самым творчеством крайне популярного бульварного чтива — романов приключенческого содержания, повествующих по большей части об отчаянных пиратах и непутевых блюстителях закона. Немудрено, что произведения сии пользовались колоссальным успехом у доминирующей прослойки общества — искаженная мораль, романтизированная образами «простых героев» и обнажающая пороки власть имущих, всегда с легкостью пускает корни в умах читателей, чья жизнь погрязла в сером смоге и далека от захватывающих дух авантюр.

Но большинство из упомянутых лиц сильно удивились бы, узнай они, что мифический Пожиратель Небес, единственный в мире воздушный корабль этого класса, воспетый художниками и литераторами, существует в реальности и весьма успешно выполняет свою роль. Корабль-крепость, корабль-порт. Это рукотворное чудо настолько огромно, что к нему успешно причаливают корабли сведущих в этом вопросе контрабандистов, дабы предложить свой товар либо приобрести желаемое на самом безопасном (со стороны Закона) черном рынке в мире. Те же, кто знает о существовании «Левиафана», давно уже задаются вопросом, откуда он вообще появился. И никому в точности не известно, кто управляет кораблем (не буквально пилотирует, а рулит всем процессом). Внимательные завсегдатаи рынка могли бы заметить, что при каждом новом слете небесный порт обслуживают новые лица. Некоторые старые пираты (а таковых немного, не судьба пирату дожить до старости) поговаривают, что когда-то порт был морским. Построенный из нескольких сопряженных судов, он бороздил моря, постоянно меняя дислокацию, что крайне затрудняло военному флоту какого бы то ни было государства их задачу — найти и прихлопнуть грязных корсаров прямо в их логове. Теперь же, когда «Левиафан» подняли в небеса, усыпив бдительность стражей Закона, корабль превратился в миф, отчего стал практически неуловим, несмотря на весьма скромную скорость в 13 узлов. Впрочем, вооружение порта настолько внушительно, что даже целая флотилия воздушного патруля не смогла бы выстоять против Пожирателя. И хотя не все пираты верят, будто эта махина могла когда-то быть кучкой разношерстных морских судов, большинство склоняются к правдивости легенды — названный в честь морского чудовища, сам «Левиафан» является отсылкой в адрес последней версии.

Никто из воздухоплавателей не знает, где в очередной раз появится небесный порт, покуда магистрат корабля не передаст эту информацию через доверенных посредников, ответственных за то, чтобы оная уж наверняка достигла ушей каждого влиятельного контрабандиста и перекупщика.

(Скай О'Нил)

+4

2

[Дракенфурт] Отель Эффенбаха  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 мая 1828 года, день.

Когда их побитая крытая телега, запряженная двумя пегими лошадьми, выехала за черту города, Авель почувствовал себя несколько лучше. Раны несколько подсохли, и по краешкам стала появляться розовая кожица. Он и задремавшая девушка лежали на куче прошлогоднего сена, равномерно подпрыгивая от кочек на дороге. Силентия лежала рядом, прикрыв глаза. Наемник перевел взгляд на свою покалеченную левую руку. Она была прочно зафиксирована в гипсе и жутко чесалась. Похоже, что кость срастется до конца только через пару дней. Даже невероятные способности вампиров к регенерации не были гарантом того, что рука восстановится и будет столь же подвижна, как прежде. Если врач был неопытен или кости не удалось поставить в ближайшие несколько часов на место, появлялся риск получить серьезную травму при сращивании, которая привела бы к неприятным последствиям. Авель видел в полевых госпиталях нескольких неудачников, которым проводили повторные операции по восстановлению конечности. И как-то мало хотелось побывать на их месте. Он отогнал черные мысли, вернувшись к своей руке, которая продолжала ужасно чесаться, что было явно хорошим признаком — скорее всего, регенерация проходила успешно.
Наемник лег на бок, повернувшись к Сил, после чего тоже закрыл глаза и забылся глубоким сном.

— Пррр! — послышался звучный голос бывшего лакея из отеля Эффенбаха.
Повозка остановилась, скрипя задней осью и просевшими ржавыми пружинами. Как бы в подтверждение своей старости откинулась задняя стенка телеги, вывалив на землю часть сена, на котором лежали ноги транспортируемых.
Авель открыл глаза и неловко поднялся на здоровой руке. Силентии рядом уже не было. Он неторопливо слез, спрыгнув босыми ногами на прохладную остывающую землю. В нос ударил приятный свежий запах вечернего леса, а откуда-то сбоку пахнуло жареной свининой. Он глубоко вздохнул, набрав полную грудь этого дивного аромата, после чего негромко чихнул и шумно выдохнул. Оглядевшись, он увидел Сил, которая стояла около деревянной стойки, привязывая лошадей. Брэд возился с уздечками и какими-то тюками, притороченными к бокам животных.
— Нижние Пустоши? — Наемник удивленно приподнял правую бровь, от чего кожа на лбу натянулась и отозвалась неприятной тупой болью от заживающего ожога.
— Малые Пустоши, ты все время путаешь названия, — Брэд явно был не в духе. По нему было видно, что он жутко устал. Дорога была очень долгой, а после произошедшего в отеле он практически ни на минуту не прикорнул.
Таверна, в которую они прибыли, называлась «Веселые титьки». На самом деле название у нее было совсем другим, но чьи-то шаловливые ручки обезобразили второе слово на толстой деревянной дощечке у входа, а хозяин, старый вояка мистер Рамбли Тукхарт, был человеком ленивым и не особо обращал внимание на всякие мелочи. Вот и прижилось.
Бревенчатое двухэтажное здание скорее напоминало барак, но от него веяло теплой и приятной атмосферой гостеприимства. Народу было совсем немного, и поэтому путники быстро нашли себе место за просторным круглым столом. Толстая деваха лет двадцати тут же поинтересовалась что гости будут выпивать, и через несколько мучительно долгих минут на столе уже стояли три большие глиняные кружки, наполненные до краев прохладным тягучим элем.
— Сколько у нас времени?
— Час, не больше.
Авель удовлетворенно кивнул и махом опрокинул половину кружки, вытягивая ноги под столом. Вид у него был ужасный, но его это не волновало. Белые бинты едва прикрывала белая просторная рубаха, в которую его одели в палатке скорой помощи. На ногах были грязные обгоревшие брюки и голые босые ноги, покрытые слоем грязи. Волосы слиплись и висели грязными космами.
Силентия тоже была не в лучшем расположении духа и состоянии тела. Она настороженно поглядывала по сторонам, то и дело хмуря брови. Ее наряд оставлял желать лучшего. От того вечернего прекрасного платья, которое приковывало к себе взгляд в казино, осталось одно только название.
Через десять минут все молча уплетали принесенную им горячую мясную похлебку. А еще через десять — расслабленно обсуждали события, произошедшие на кануне.
— Граф появился весьма невовремя. — Авель махнул толстой девице, показав пустую кружку, намекая на то, что следует повторить. — Следовало учесть, что день не день, если он не попытался подумать о том, как убить Авеля Логиэса. Он весьма непрост. Но что меня беспокоит в нем сильнее всего: я до сих пор не могу понять, чем он живет. Что движет поступками этого вампира. Какая злость ведет его?
— Такие как он заслуживают пули. — Не особо внимая разговору, сказал Брэд.
— Или того, чтобы их кто-нибудь выслушал.
В голове Авеля мгновенно всплыло воспоминание студенческих лет, когда он и Гел учились на параллельных факультетах в университете Гиллесбальда. Они неплохо ладили тогда, но с тех пор утекло много воды. И хотя уже тогда в молодом графе появлялись черты озлобленности и необузданного гнева, Авелю удавалось их унять спокойным дружеским разговором. Все это было до тех пор, пока Гел не подался в подпольную академию каких-то там охотников. С определенного момента он перестал появляться в университете, и только черт знает как ему удалось закончить учебу.
Мысли Логиэса прервала Сил:
— Как долго нам добираться до «Пожирателя»?
— Зависит от того, где он, — улыбнулся ей в ответ Авель.
— Так вы что же, не в курсе, где находится ваше пристанище? — девушка явно была удивлена и раздосадована.
— Не зря его называют призраком, правда? — Авель допил остатки третий кружки и стал подниматься из-за стола. — Ладно, нам, кажется пора.
Брэд расплачивался с мистером Тукхартом, который как раз вышел из своей комнатушки, чтобы поглядеть своими заплывшими красными глазками на то, как этим вечером идут дела. Они обменялись кивками с Авелем, после чего троица оказалась на заднем дворе таверны.
Человек зажег керосиновую лампу и неторопливо пошел по тропинке, ведущей в лес. Наемник взял здоровой рукой Сил за руку и пошел следом, ступая босыми ногами по корням и влажной земле. Они обогнули овражек, перешли через небольшой подвесной мост, после чего повернули за невысокий утес, выйдя на большую хорошо освещенную лесную опушку со стоящим по середине старинным дирижаблем, выполненным в готическом стиле. Вокруг сновали люди, спуская и поднимая коробки, ящики и сундуки. На мачтах лазали голые по пояс мальчишки, поправляя снасти и перевязывая узлы, готовясь к отбытию. Где-то на палубе раздавались громкие приказы, полыхали факелы, слышался стук молотков.
Зрелище поистине захватывало дух.
— «Черная бритва». Весьма неплох. Последний раз, когда я его видел, он был в плачевном состоянии. Чертов инженер, взявшийся подлатать эту посудину был хорошим мастером, готов поспорить! — Авель довольно улыбнулся во все тридцать два зубы.
Никогда он не чувствовал себя так хорошо, как в те минуты, когда знал, что вновь отправляется в путешествие по небу.
— Как поживает Джек?
— Сказал, что ты должен ему семнадцать тысяч золотых монет девятисотой пробы. — Брэд тоже несколько воспарил, увидев дирижабль.
— Как это мелочно!
Авель обнял Сил, прижав ее к себе. После чего тихонько, чтобы слышала только она, шепнул на ушко:
— Ты, возможно, удивишься, если я тебе скажу, что бывших клириков среди всей нашей братии едва ли ни тридцать процентов. — Он улыбнулся и ткнулся носом в ее мягкие темные волосы. Еще с самого начала поездки он обратил внимание, что девушка была несколько насторожена фактом того, что они собираются проследовать на легендарную парящую крепость. И наемник не был бы наемником, если бы не знал, отчего в ней появилась эта настороженность.
Троица поднялась на борт большого дирижабля по широкому трапу, где их встретил высокий широкоплечий мужчина в черном кожаном мундире. На голове у него была классическая старинная треуголка, отчего-то выглядящая скорее комичной, чем серьезной. Левый глаз был закрыт повязкой, а крупное, покрытое плотной черной щетиной лицо было обрамлено каштановыми волосами.
— Здравствуй, Авель! — мужчина расплылся в улыбке, и они от души пожали друг другу руки аж до хруста костей. После обмена любезностями, который Силентия наверняка предпочла бы пропустить мимо ушей, капитан борта спровадил одного из своих подчиненных провести гостей по своим каютам. А спустя еще несколько минут послышались глухие звуки рога, оповещающего об отплытии.
— Ну вот, теперь только ввысь, — мечтательно произнес Авель, закрывая за собой дверь в небольшую гостевую каюту.
Здесь было не слишком уютно, но была кровать, стол и небольшой гардеробный шкаф. На столе стояла бутылка красного вина и плошка с яблоками.
— Верх гостеприимства, не правда ли? — наемник хохотнул, после чего присел на кровать. — В общем-то примерно подобным образом я когда-то и начал свою наемную жизнь, — доверчиво улыбнулся он, глядя в зеленые глаза своей милой совушки.
Дирижабль оторвался от земли, а в небольшом застекленном окошечке показались, а затем скрылись из виду верхушки деревьев. Где-то там вдалеке начинал оживать Дракенфурт.

Отредактировано Авель Логиэс (29.05.2016 00:43)

+5

3

[Дракенфурт] Отель Эффенбаха  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 мая 1828 года, день.

Дверь в каюту закрылась. Снаружи как из пустой бочки послышались глухие звуки, оповещающие о скором отбытии дирижабля.
— Ну вот, теперь только ввысь, — словно в подтверждение произнес Авель.
Стрикс огляделась. Обстановка дышала минимализмом и практичностью. Не было ничего лишнего или с намеком на излишество. Все просто и четко. На глаза попалось вино в необычной бутыли из толстого и закаленного зеленого стекла без намека на этикетку и вообще на то, что она там когда-либо была. Свежие мелкие яблоки были явно южного происхождения, хватило одного взгляда на них, чтобы у вампирессы свело скулы.
— Верх гостеприимства, не правда ли? — Авель явно находился в хорошем расположении духа. — В общем-то, примерно подобным образом я когда-то и начал свою наемную жизнь.
Силентия хотела сказать, что, возможно, гостей особо не ждали, а заодно узнать, как вампир старшей крови докатился до жизни простого наемника, но не успела. Стрикс была готова поклясться, что почувствовала, как дирижабль оторвался от земли. Еще когда они поднимались на борт по трапу, Силентии подумалось, что не может все быть так гладко, учитывая весь предыдущий опыт. Она подошла к окну, вглядываясь в быстро отдаляющуюся землю и уменьшающиеся деревья, молодая зелень которых напоминала марево, и поняла, что стоять на твердой почве ей нравится в разы больше, чем находиться в воздухе. Назревала паника — чем меньше становились объекты за окном, тем сильнее вампирессой завладевал ужас.
Мелкими шажками она начала пятиться назад, пока не уперлась в спинку кровати. Осторожно присев на край, бледная, словно моль, Стрикс вцепилась в нее мертвой хваткой как в последнее пристанище, так, что костяшки пальцев тоже побелели. Вампиресса тяжело дышала, стараясь успокоиться. Для пущего эффекта она закрыла глаза.
— Авель, а как часто дирижабли падают? — тихо спросила Силентия, чувствуя на себе взгляд наемника, и совсем сдавленным голосом добавила: — Кажется, я высоты боюсь...

+4

4

— Чаще всего — когда на них я! — шутка явно было не к месту, но язык уже сболтнул.
Наемник ласково дотронулся до плеча девушки, хотя и понимал, что никакие слова ей не помогут сейчас собраться с силами. Многие испытывали это ощущение оказавшись на дирижабле впервые, многие приходили в подобный ужас пережив страшные трагедии крушения. По реакции Сил нельзя было точно утверждать что-либо, поэтому Авель неторопливо поднялся, превозмогая боль в боку и груди, после чего качающейся походкой подошел к столу и откупорил бутылку вина. Разлив жидкость по стаканам (другой посуды на подобных дирижаблях не держали), он подал один девушке:
— После эля зайдет очень живо, будешь спать хорошо, на утро полегчает, вот увидишь.
Девушка залпом выпила.
Вино было самое кислое и самое крепленое из всех, что доводилось выпивать ранее. Его сладковатый привкус с горечью неспелого апельсина обжигал горло, словно высокоградусный крепкий алкогольный напиток. Но как успел упомянуть наемник, спалось после этого замечательного напитка просто прекрасно.
— Здесь есть ванная и уборная, к несчастью, и то и другое приспособлены скорее для свиней, чем для сов, — он устало пожал плечами и улыбнулся, после чего пошел умыть лицо.

Утро выдалось прекрасным — солнце светило до невозможности ярко, белоснежные перьевые облака плыли под кормой, а в лицо бил поток прохладного приятного ветра. Авель стоял на капитанском мостке рядом с Джеком, глядя вдаль, слушая очередную историю о контрабандистских похождениях.
— Чертовы пройдохи, выпороть бы каждого, — капитан громко расхохотался, после чего утер нос грубым рукавом и поглядел на наемника: — А у тебя каковы дела, друг? Смотрю, выглядишь ты не первый сорт! — он хлопнул наемника по плечу.
— Если бы я мог посчитать количество раз, которое меня взрывали, я думаю, что меня давно бы уже внесли в список уникальных личностей этого мира, — Авель весело улыбнулся.
Хороший сон пошел ему на пользу. Он выспался, раны за ночь затянулись практически полностью. Только на груди остался треугольный рубец от пригоревшего плаща, но и он обещал зажить к концу вечера наступающего дня. Гипса был снят еще ночью, и наемник был несказанно рад тому факту, что кости срослись в правильном направлении, что еще раз укрепило его в мысли, что об просто обязан найти и отблагодарить того врача, который починил его там в палатке у отеля.
— Смотрю, ты заглянул к Бикарду?
— Негоже шляться по палубе с голой жопой.
Бикард был весьма неплохим скорняком и портным. Старый ревенант слыл очень хорошим мастером, и никто иной как он сшил эту весьма замечательную треуголку Джека, которая вновь и вновь казалось каким-то древним анахронизмом, на которым подшучивали все, кому не лень. Разумеется, в тайне от самого Джека.
Поднявшись утром с кровати, пока Сил мило обнимала подушку, тихонько сопя в перину, Авель спустился в нижнюю часть дирижабля, поздоровавшись с многими членами команды, встретив несколько своих знакомых и добравшись до Бикарда. Тот от души поприветствовал вампира, налив с самого утра тому полстакана мутного рома из какой-то бодяги.
— Пей, от этой дури еще никому плохо не было, только здоровей становились! — уверил он наемника, и тот внял убеждениям старика.
Через двадцать минут Авель поднимался на палубу в темных штанах с кожаными вставками, обутый в высокие походные грубые сапоги на тугой шнуровке. Бинты были сняты, на их место была водружена белая чистая рубаха со шнуровкой на груди. На плечи он небрежно накинул старый кафтан из подбитой свиной кожи, порезанный в трех местах предыдущим владельцем.
— Что за девка? — громыхнул капитан, глядя как девушка поднимается по трапу на основную палубу и с ужасом поглядывает по сторонам, явно пересиливая свой страх. — А ведь она ничего, а!
Авель решил пропустить мимо ушей и не вдаваться в детали красноречивого описания действий капитана, которым он подверг бы наблюдаемую, окажись та в его покоях. Но когда капитан закончил, наемник весьма отчетливо и вкрадчиво произнес:
— Её зовут Силентия. И если тебе хочется поговорить о ней, я готов предоставить тебе эту возможность с одним замечанием. — Он повернул голову и посмотрел в мутноватые зеленые глаза Джека: — Ты будешь это делать в полете к земле, идет?
— Расслабься, баранья башка твоя!
Капитан явно несколько перегнул, но вину свою почувствовал, после чего надулся, словно старый индюк, и только что-то буркнул, когда подошла Силентия.
Авель в ответ хлопнул Джека по спине, после чего добродушно улыбнулся, остудив пыл вояки.
— Доброе утро, Силентия! — Наемник был до безумия рад ее видеть.
И после нескольких минут их разговора он повел девушку к Бикарду, чтобы найди для нее подходящий наряд.
— У этого деда есть все, поверь! — Он подбадривающе вскинул брови, и они стали спускаться вниз.

+6

5

2 мая 1828 года, утро.

Силентия нехотя приоткрыла зеленые глаза. В каюту сквозь маленькое окно пробивался яркий солнечный свет. Как и говорил Авель, спалось Стрикс хорошо, даже очень, вот только как она уснула в памяти не осталось. На столе стояла практически пустая бутыль с неимоверно кислым на вкус вином.
Она рассеянно огляделась. Логиэса в каюте не было. Воспользовавшись его отсутствием вампиресса наконец избавилась от ремешков на бедрах, кои удерживали и скрывали от посторонних глаз револьверы в кобуре, точнее один оставшийся. Освободившаяся из плотных тисков натертая кожа мгновенно покраснела от прихлынувшей крови, заставив Силентию скривится от ноющей боли. Стрикс могла бы сделать это много раньше и отдать оружие Брэду, как то сделал Авель, но в отличие от наемника, вампиресса этому самому Брэду не доверяла.
Оружие и прилагающиеся к нему аксессуары Силентия запрятала под подушку. Все же дирижабль не был отелем, где убирались каждый день, но и гарантий сохранности имущества тоже ни кто не давал. А с учетом того что револьвер был не а бы каким, а с отличительными чертами гильдии клириков, Стрикс решила не испытывать судьбу лишний раз таская оружие с собой.
В ожидании она просидела от силы минут тридцать. Страх отошедший было на задний план начал возвращаться. Еще минут через десять вапиресса не выдержала и вышла из каюты. Передвигалась она исключительно держась за что-нибудь, что вызывало приступы смеха у привычных к полету обитателей «Черной бритвы». Стрикс злилась, но ни чего не могла с собой сделать.
Блуждая по дирижаблю вампиресса наконец приметила светлую шевелюру Авеля, стоящего с капитаном на основной палубе и прокляла все на свете добираясь до них.
— Доброе утро, Силентия! — от звука голоса наемника Стрикс улыбнулась, забыв о том, что буквально секунду ненавидела весь мир. На пропыхтевшего что-то себе под нос капитана она обратила внимания не больше чем на мебель.
— Доброе... — едва произнесла вампиресса, как где-то на дирижабле что-то грохнуло. Был ли этот шум типичным для сего агрегата или просто кто-то что-то уронил, Стрикс в два широких шага оказалась рядом с Авелем и прижалась к нему. Находиться на дирижабле ей по-прежнему было страшно, даже притом, что хватило духу пересилить себя и выйти из каюты.
Капитан оглушительно заржал в голос.
— Вот совершенно не смешно! — негромко и с обидой в голосе огрызнулась вампиресса.
— Да неужели? — тот продолжал давиться смехом.
— Как долго еще до «Пожирателя»? — страдальчески спросила Силентия, умом понимая, что тот же «Пожиратель небес» по сути своей такой же дирижабль, как и эта малогабаритная посудина, и что там ей будет так же неуютно находится, как и здесь.
— День, если повезет, два-три, если не очень, — задумчиво отвечал Джек, оценивающе блуждая взглядом по вампирессе. — А не повезет, так и не долетим!
Капитан развернулся, и пошел по своим делам, бурча себе под нос про какие-то долги, старых псов и сено.
— Не оставляй меня одну, — едва слышно проговорила Стрикс, как только Джек удалился на достаточное расстояние и, несколько смутившись от сказанного, добавила, — На этом морготовом дирижабле.
Она нежно коснулась руки Авеля, что еще вчера днем болталась на бинтах в гипсе. Ей оставалось только поражаться чудовищной скорости регенерации. Даже для вампира она была крайне быстрой. Стрикс чуть дернула плечами, где красовались новым оттенком тошнотворно зелено-желтого цвета синяки.
«Может потому что он старшекровный», — промелькнула и тут же погасла в голове мысль, не имеющая ничего общего с реальностью.
— Тебе не помешало бы переодеться. Пошли к Бикарду. У этого деда есть всё, поверь! — констатировал Авель и они стали спускаться вниз.
У Бикарда действительно было всё! Первое, что он предложил вампирессе, было платье столь необъятных размеров и столь странного цвета, что Стрикс пришлось бы, лет десять-двадцать есть без перерыва, чтобы оно на нее село. Силентия категорически отказалась надевать его, даже при условии, что ревенант ушьет сие нечто. Это было только начало. На то чтобы подобрать себе нужный наряд, Силентия потратила не один час.
Практически все Бикарду пришлось подгонять под скромные габариты вампирессы: свободная льняная рубаха, кожаные штаны, короткая куртка серого сукна, шейный платок из сине-зеленой ткани (бывший пару часов назад платьем вампиресы) — все требовало дополнительного вмешательства. Кроме обуви — высокие черные сапоги с металлическими клепками сели на ножку Стрикс просто идеально. Откуда у ревенанта нашлось подобное сокровище, он не озвучил.
— Ну как тебе? — Силентия обратилась к Авелю, перевязывая рубаху на талии широким куском материи (тоже некогда бывшим частью её платья), что бы гуляющие ветра гуляли исключительно снаружи, а не внутри. — Совсем всё плохо?
Стрикс никогда не слыла знатоком моды, её вкусы и предпочтения шли в разрез не только с ней, но и с принятым в обществе этикетом. Теперь же, она смотрела в небесно-голубые глаза наемника, ища в них одобрения.

+4

6

Дирижабль Джека был надежным корытом, но все же и у него были определенные недостатки, нуждающиеся в исправлении и безусловном улучшении, в противном случае вряд ли это воздушное судно сможет претендовать на хорошие боевые и ходовые качества. И, кажется, что сам капитан это тоже понимал. Когда выпускной коллектор картерных газов недовольно хлопнул своей металлической крышкой, испустив в атмосферу плоды своей работы в виде черного дыма, Силентия едва устояла на ногах. Её лицо приобрело все возможные виды оттенков, руки побелели, а глаза судорожно искали за что бы можно было схватиться в случае чего. Джек не нашел ничего более подходящего, как громко загоготать. Авель прекрасно знал, что эта резкая смена его настроения была призвана скорее для того, чтобы скрыть свое негодование и отвлечь внимание от барахлящей части двигателя. Наемник укоризненно взглянул на бестолкового воздухоплавателя.
— Вот совершенно не смешно! — Голос Сил прозвучал весьма резко, но все же достаточно хладнокровно, чтобы можно было понять, что она злится и не испытывает ни малейшей радости от пребывания на этом борту.
— Да неужели? Капитан скривился от смеха, после чего зафиксировал штурвал в корректном положении и развернулся в сторону лестницы на главную палубу, чтобы, по всей видимости, пойти посмотреть на состояние коллектора.
— Не оставляй меня одну...
За фразой последовали еще какие-то слова, но все, что он хотел — услышал. Её пальцы коснулись его поправляющейся руки, которая продолжала немного зудеть, явно напоминая о себе и заставляя щадить себя нагрузками на нее.
«Денёк, и кружка в руке дрожать перестанет, другой — смогу этой самой кружкой кому-нибудь и по лбу зарядить, да не абы как, а не хуже, чем до перелома.» — Подумал вампир.
Он еще раз внимательно оглядел её изувеченные, но не теряющие свой прелести и изящности плечики, покрытые лиловыми и пунцовыми синяками, которые упорно долго не заживали, еще раз намекая не беспрецедентную силу и жестокость, проявленную Драго в отношении молодой особы. «Поймаю, руки оторву!» — Воспроизвел Авель у себя в голове любимую фразу старшего механика «Пожирателя Небес», человека, который сотни лет назад учил его — молодого дурака как правильно снимать блок головки цилиндров, чтобы заменить прокладки, устраняя течи масла.
Он кашлянул и предложил пойти к скорняку, рассчитывая на еще один стаканчик его огненной смеси, которой в пору топливный бак заправлять, нежели свой желудок.

Два часа пролетели довольно быстро. И хотя наемник все же ощутил некоторую беспомощность, которую ощущают богатые клиенты дорогих магазинов, приводя туда своих жён за очередной порцией ненужных тряпок, сам он время провел не без пользы.
— Ну как тебе? — Девушка явно ощутила себя на пинту крепче и увереннее.
Перед Авелем стояла симпатичная особа, которая провела всю свою жизнь на вольных пиратских хлебах. Девушка, которая пережила десятки и сотни воздушных столкновений, атак и вероломных нападений. Кожаные штаны плотно облегали её аккуратные ровненькие ножки, плотно подтягивая приятные мужскому глазу округлости, широкий кусок раскроенного платья, перевязанный на тонкой талии лишь добавлял шарма, подчёркивая в купе с аккуратным разрезом зашнурованным тонкой тесемкой словно несколько налившуюся грудь. Наемник почувствовал себя глупо, когда поймал себя на мысли, что несколько задержал свой взгляд там, где это делать было непозволительно. После чего виновато взглянул в её глаза, рассеянно улыбнулся и произнес:
— Мы с вами знакомы?
Сил и вправду выглядела невероятно хорошо.
Для Авеля время тоже не прошло даром. Бикард по обыкновению, как и рассчитывал наемник, встретил того новым стаканом своей дряни, от которой в груди все горело. После приема горячительного он живо приступил к поиску экипировки или того, что хотя бы временно может её заменить. Первым делом в ход пошла полка с кожаными ремешками, среди которых удалось найти несколько нагрудных уздечек. На двух из них была кобура, при том не регулируемая, маленькая и плохо сделанная. Наемник выругался, отбросив уздечки и прошел в сторону полки с другими кожаными изделиями, где его взгляд приковал к себе кожаный пояс, который он немедленно приспособил в дело, застегнув пряжку. Следующим стал широкий пояс с двумя кобурами и патронташами на тридцать шесть патронов. Авель смерил диаметр отверстий, прикинул, что калибр его орудий вряд ди вместится в патронташ, после чего неторопливо и аккуратно срезал кожевническим ножом ненужные части. На их место он стал аккуратно перешивать более крупные держатели патронов от охотничьей кожаной ленты, которую обычно носят через плечо. Поскольку по размеру они были крупнее, вместо тридцати шести мест, получилось только двадцать четыре, но и этого было в принципе достаточно. Подогнав пояс поверх своего, Авель крепко застегнул его и защелкнул все клипсы и фиксаторы. Сидело все это дело на поясе очень аккуратно, хотя не шло ни в какое сравнение с удобными карманами для оружия в любимом старом плаще, принявшего на себя роковую силу взрыва и защитив своего обладателя последний раз.
— Пока так, а там видно будет, — пробурчал себе под нос вампир, возвращаясь из утроб каюты к Бикарду и Сил, которые как раз заканчивали наряд девушки.

День прошел быстро. Вечером Авель предложил Сил прогуляться по передней палубе дирижабля, но провели они там не дольше десяти минут, потому как девушка почувствовала себя ужасно неуютно. Пообщавшись с другими членами команды и попробовав контрабандного орлейского белого вина они пошли спать.
— Завтра прибываем на Левиафан, — заявил в своей обычной негромкой манере Авель.
И, кажется, что Силентия испытала от этого некоторое удовлетворение.
— Не переживай, там ты будешь чувствовать себя совсем по-другому. Пожиратель — это целый город, вот увидишь.
Вскоре оба спали крепким сном.
Из потрепанных кобур разного цвета торчали рукоятки массивных вороненых револьверов Руже Чернова. Превосходной работы рукояти периодически скупо мерцали инкрустированными черными камешками. Наемнику было чертовски приятно ощущать тяжесть этих двух орудий, которые теперь вновь сопровождали его везде. В патронташе покоилось двадцать четыре мощных гильзы с боевыми патронами со стальным сердечником. Бронебойная сила этих малышей могла достигать фантастических результатов, пробивая даже закаленный металл, которым старались обшивать все, что мало мальски предполагало безопасность от огнестрельного оружия.
Авель еще раз дотронулся до массивных отполированных рукоятей и убедился, что оружие беспрепятственно покидает свое хранилище. Застегнув пояс и надев рубаху, он небрежно накинул грубую кожаную то ли куртку, то ли что, выбранную у Бикарда вчерашним утром.
Сил тоже собралась, облачаясь в свой новый наряд.
«Она выглядит просто невероятно!» — мелькнула мысль в голове.
За окном послышался надсадный низкий «Оооууу», от которого по коже побежали мурашки, задрожало плохо вставленное стекло, а по стенам и полу дирижабля пошла вибрация. Этот звук был Авелю роднее, чем молоко матери. Сколько десяток или сотен тысяч раз он слышал этот протяжный будоражащий гул, заставляющий уходить сердце в пятки у салаг и повергающий в трепет врагов. В голове возникли события вековой давности, когда могучая плавучая крепость была атакована южанами, навалившимися в отместку за одного из своих султанов, который за проявленное неуважение к одному из пиратских старшин-капитанов, вылетел с Пожирателя как пробка бутылки шампаня. И надо отметить месть почти удалась, не окажись на борту горстки дисциплинированных и хорошо подготовленных наемников, специалистов высшего класса вроде самого Логиэса, которые устроили настоящую бойню. К слову, за разгром корабля платили потом всем миром. В ту кровавую ночь Авель взорвал часть капитанского мостика, после чего перерезал добрую дюжину этих черных зверей, что уже практически праздновали победу. Завершающим штрихом, поднявшим на ноги всех раненых и покалеченных, потерявших надежду пиратов и наемников, заставив до последнего защищать свой летучий дом, стал мощный «Оооууу!», устрашающим громовым рёвом пронёсшийся по небу. Легкие наемника набирали воздух и тут же спускали все до последней йоты в мощный рог Пожирателя Небес.
— О чем задумался? — спросила Сил негромко.
— Приятные воспоминания о прошлом, — Авель улыбнулся и открыл дверь каюты, предлагая девушке проследовать первой.
Дирижабль Джека причалил в Малый Док Пожирателя. Это был скорее служебный отсек корабля, где проводили ремонтные работы над другими летающими махинами, чем «парадный» вход. Здесь всегда было очень жарко, вокруг сновали покрытые нагаром мокрые от пота тела грубых мастеров и инженеров, занимающихся своей работой. Откуда-то сыпались искры, слышался звук пилы, удары молотков и киянок. Кто-то кричал, проклиная всех святых мира сего, обкладывая погнувшийся вал, кто-то устало покуривал чинарик, прислонившись спиной к металлическому ящику с запчастями. — С этой Преисподней я начал свой пусть как наемник, — поведал Силентии Авель, спускаясь с ней по неровному трапу. — Это моя Альма матер.
Белая шевелюра наемника ярко горела на утреннем солнце, выделяясь белым пятном. Когда они проходили мимо, многие кивали бывалому вампиру, кто-то здоровался в голос, молодое поколение молча провожало завистливо съедая глазами. Каждому наемнику хотелось хотя бы раз почувствовать славу и популярность, но не каждому наемнику удавалось прожить такое несметное количество лет, как Логиэсу. И это еще одна причина по которой молодежь не могла примериться со старыми волками, такими как он.
Они неторопливо двигались проходя мимо куч металлической арматуры, тряпок, пьяных ремонтников, уснувших с бутылкой в руке, мимо громадных многопалубных дирижаблей, стоящих в Малом Доке на приколе. Все вокруг дышало жаром, паром и масляным выхлопом, отовсюду слышался лязг, скрежет металла и звуки стальных ударов.
Вскоре они распрощались с Джеком и двумя его старшими матросами, которые следовали вместе с ними до ворот в Железный Рынок. Капитан со своими людьми направился на ремонтный мостик, — обсудить починку своей посудины и оплату за простой, а Авель повел Силентию прямиком через многоярусные рыночные отсеки Пожирателя. Самое сердце торговли. Здесь можно было купить абсолютно все! И кого только здесь можно было встретить!
Вот одноглазый круглолицый разбойник с перебитой рукой продает вареных раков из чугунного котла, а рядом с ним в построенной на скорую руку двухэтажной палатке продают различные краденые шмотки. Тут же откуда-то сверху свисает веревочная лестница и громкий голос с орейским акцентом зазывает на «щэдрий падарки за полцена», чуть дальше расположен трехъярусный отсек с всевозможным холодным оружием, тут же стоит толпа, вытянувшаяся длинной очередью к одному из недавно прибывших с севера торговцев огнестрельным оружием.
Пройдя через малую часть базара, Авель и Сил вышли на небольшую палубу Пожирателя, которая вела к корме исполина, где располагались привилегированные каюты. Путь по Левиафану занял долгие двадцать минут, но вот путники очутились в очередном отсеке, который длинным коридором упирался в большой металлический круглый люк. Он был наглухо задраен, однако, вампир ловко подвернул пару ручек, резко крутанул рукоятку, после чего подналег на вентиль, расположенный в самом центре двери.
— Меры предосторожности, — пояснил он улыбнувшись и налегая плечом на тяжелый медленно отодвигающийся люк, — человек такой не откроет, да и у вампира ни у каждого сил хватит.
Он жестом пригласил девушку заглянуть внутрь, после чего закрыл люк.
После недолгой возни, наемник сумел зажечь несколько масляных ламп в витиеватых резных абажурах, наполнив просторное помещение приятным мягким светом. Наконец, они могли разглядеть комнату, в которой они находились.
— Добро пожаловать в мой дом, — Авель снял кожаный кафтан, небрежно повесив его на аккуратную треногу из красного отполированного дерева, — моя каюта, мой кабинет, моя оружейная и мой родной дом последние две сотни лет.
Большой холл, в котором находились Сил и наемник был вымощен аккуратно отполированным гранитом, стены на половину высоты отделаны эбеновым дубом, на половину светлой сосной, покрытой полиролью. При входе висели две большие картины с неописуемыми видами белоснежных гор, сразу за распахивающимися двустворчатыми дверьми находилась просторная зала с полукруглым диваном, обтянутого нежной молочного цвета тканью. Тут же стоял небольшой деревянный столик, на котором стояла пустая ваза восточного вида.
— Направо ванная, чуть левее комната с моими профессиональными инструментами, а вот там спальня — Авель кивнул в сторону закрытой дубовой двери с замком. — Ах, да, есть еще кухня, не припомню чтобы я ей пользовался, вряд ли ты там что-то найдешь интересное.
Он улыбнулся, после чего коснулся тыльной стороны ладони Силентии и произнес:
— Я пойду налью горячую ванну, думаю, что самое время.

+2

7

В целом день шел, как шел. Переодевшаяся Стрикс чувствовала себя не много уверенней, но страх выматывал её: все окружающие звуки казались жуткими и не предвещали ни чего хорошего в разгулявшейся фантазии вампирессы, но на деле ни чего не происходило. Вечером Авель предложил прогуляться по передней палубе дирижабля, Сели не нашла в себе сил отказать.
Из-за неплотного облака просвечивал свет полной луны, окутывая его ореолом мистического сияния, а на темнеющем небосклоне смущенно загорались первые звезды. Чем темнее становилось вокруг, тем ярче и многочисленней становились звезды, и тем сильнее Силентия ощущала чудовищное давление безгранично-огромного ночного неба. Оно завораживало своей красотой, пленяя разум мириадами далеких мерцающих огоньков, и заставляло чувствовать себя беспомощной пылинкой плывущей в зияющей холодной пустоте бесконечности. От столь грандиозного зрелища кружилась голова, и даже прохладный ветер был не в состоянии обратить на себя должного внимания.
Силентии показалось, что прошла целая вечность, перед тем как их недолгая прогулка завершилась. Остаток вечера пролетел не заметно, без всяческих особо значимых и интересных событий. Вампиресса не заметила как уснула, а такие далекие звезды стали чуточку ближе в её беспокойном сне.

***

Утро... Стрикс с величайшим трудом и неохотой открыла сонные темно-зеленые глаза. Привыкшая вести ночной образ жизни, Силентия, не до конца адаптировавшаяся к новому ритму, постепенно начинала его ненавидеть. Для Авеля, казалось, подобной проблемы не существовало, или же он умело это скрывал.
Все чаще Стрикс ловила взгляды Логиэса на себе, или же ей просто хотелось так думать. Они были едва знакомы как по меркам вампиров, так и по меркам людей, но события, уложившиеся в этот маленький отрезок времени стоили как минимум по одной жизни каждому из них.
За окном послышался низкий гул, от которого стекло в раме задребезжало на всевозможные лады, побуждая поутихший страх в душе вампирессы заиграть новыми красками, а её саму вцепится в первое, что попалось под руку. Авеля этот звук не волновал от слова совсем. Он глубоко погрузился в свои мысли и на первый взгляд не замечал ни чего вокруг.
— О чем задумался? — спросила вампиресса негромко, стараясь спрятать свой ужас в голосе.
— Приятные воспоминания о прошлом, — улыбнулся вампир, — Пойдем, «Пожиратель» ждет.

***

«Там ты будешь чувствовать себя совсем по-другому. Пожиратель — это целый город» — слова Авеля оказались правдой. Дирижабль Джека не шел в ни какое сравнение с тем, что увидела Силентия: исполинских размеров корабль-крепость висел в воздухе, нарушая законы физики, а местами и здравой логики. Конструкция, подобных которой не было в мире, не отличалась красотой и изяществом, и вообще создавала впечатление лютой гибридизации и слияния несовместимого с нелетающим. От одного взгляда на эту легендарную махину захватывало дух и терялся дар речи.
«Черная бритва» причалила, по словам наёмника, в Малый док, некое подобие морских корабельных верфей, где проводи ремонтные работы. Несмотря на вольно гуляющие ветра, воздух был необычайно горячим и наполненным древесно-железными запахами и всеми возможными вариациями ругательств на разных языках. В общем, отличался лишь тем, что находился на немыслимой высоте, а не на море и принимал дирижабли, а не корабли.
— С этой Преисподней я начал свой пусть как наемник, это моя Альма-матер. — как бы невзначай сказал Авель.
Вампиресса старалась не отставать от него ни на шаг, смутно опасаясь, что может здесь потеряться. Она видела какими взглядами его встречают и провожают и невольно вспомнила момент когда Астрид Дракула под конвоем привела её в родную гильдию... Вспомнила направленные на нее взоры бывших коллег полные осуждения и неприязни. Что ж, её звезда закатилась со смертью отца, а может быть никогда и не всходила, оставаясь вечно в его тени. Неожиданное осознание данного факта больно кольнуло её самолюбие, вампиресса даже забыла что они находились в воздухе, благо на «Пожирателе» не чувствовалось что он куда то движется, скорее он стоял на месте, а всё прочее медленно проплывало рядом.
Вскоре они прошли через проход на Железный Рынок. Авель вел Стрикс прямиком через самое сердце торговли. Вампиры и полукровки всех мастей наперебой расхваливали свой товар самого различного происхождения и качества. Были и те, кто, молча отсиживался с таким таинственным напускным видом, что рвать глотку не было особой надобности и нужная клиентура сама приходила. В паре мест мелькнули разумные бестии и даже один гомункул антропоморфного вида, явно созданный на базе разумного существа.
Силентия уже давно не запоминала, откуда они шли, при любом раскладе она бы все равно напрочь заблудилась в этом лабиринте без проводника. Шумный пейзаж рынка сменился небольшой палубой ведущей к каютам. Отсеки, коридоры — Стрикс окончательно отбросила идею запомнить хоть что-нибудь — казалось им нет конца. Логиэс остановился у внушительного люка, неожиданно для вампирессы по инерции продолжившей свой путь. Поколдовав над ним с полминуты, люк отварился круглым провалом в темноту.
Стрикс не доверчиво и с некоторой опаской заглянула внутрь, а лишь потом прошла во внутрь. Авель не без некоторого труда зажег свет в лампах.
— Добро пожаловать в мой дом, — наемник снял кожаный кафтан, небрежно повесив его на аккуратную треногу из красного отполированного дерева, — моя каюта, мой кабинет, моя оружейная и мой родной дом последние две сотни лет.
«Вся моя жизнь...» — промелькнуло в голове вампиресы, чей календарный возраст едва переступил отметку в двести лет.
Она с затаенным любопытством осматривала обиталище наемника, отмечая про себя, что их с Розарио квартирка (и не важно, что она принадлежала только одному Стриксу) уступала по всем мыслимым и не мыслимым параметрам.
— Направо ванная, чуть левее комната с моими профессиональными инструментами, а вот там спальня — Стрикс переводила взгляд с одной двери на другую, мысленно пытаясь представить масштабы «каюты», которая, по всей видимости, когда-то давно была несколькими. — Ах, да, есть еще кухня, не припомню чтобы я ей пользовался, вряд ли ты там что-то найдешь интересное.
Количество вопросов в голове Стрикс увеличивалось в геометрической прогрессии, ровно до того момента как Авель коснулся её ладони.
— Я пойду налью горячую ванну, думаю, что самое время.
Генерация вопросов остановилась, и в голове что-то щелкнуло — резко стало тихо, пусто и темно.
В мягком ламповом свете черты вампира делались мягче, а улыбка заставляла сердце то замирать, то неистово биться о ребра, доносясь отголосками до висков. Нежный взгляд голубых глаз притягивал, и не желал отпускать от себя ни на миг.
— Лучше холодную — тихо проговорила вампиресса, делая небольшой шажок к Логиэсу.
Поцелуй, столь неуловимый, робкий и невесомый, что сравним лишь со случайным прикосновением крыла бабочки в летний день коснулся губ наемника. И этого прикосновения хватило для того, что бы Силентия расцвела багряно-красными маками на щеках. Повинуясь своим желаниям, что более не сдерживал разум, губы Стрикс всё ощутимее впивались в уста Авеля.
В какой-то момент разум вновь взял Сову под свой контроль, заставив её резко отстраниться. Способность мыслить и осознавать происходящее вернулись, прихватив с собой щедрую порцию ощущения неловкости и стыда.
— Я случайно... Я не хотела... — едва слышно шептала вампиресса отводя взгляд от удивленных голубых глаз.
Силентия чувствовала, как пылает её лицо, а за компанию с ним и заостренные ушки. Ей хотелось провалиться под землю, подальше от взгляда Авеля, вот только они были в небе и до земли были многие-многие километры. Как бы странно это не прозвучало, но Стрикс опасалась, что Логиэс разозлится на неё. Откуда у неё появилась подобная мысль — она не знала.

+2

8

Сил отстранилась, виновато глядя куда-то в сторону. Как она была прекрасна. Её выразительные черты лица, которые могли бы кому-то показаться излишне грубыми, высеченными из камня минами, — отпечаток службы — полюбились и запечатлелись в памяти наемника навсегда. Он чувствовал как сердце молодой вампирессы застучало, активно нагоняя кровь в жилы. В этот момент в голову ясно пришло осознание того, что должно быть дальше, чего они оба так ждали и так хотели.
Авель страстно обхватил тоненькую фигурку девушки в свои объятия, плотно сомкнув губы в длинном долгом и страстном поцелуе. Их языки немного нервно, но уже более уверенно исследовали друг друга, касались и переплетались. В это мгновение они могли забыть обо всем — об исполинском дирижабле, парящем в небесах неизвестности, о Джеке, Бикарде, Брэде, о пресловутом графе Гелассене, о взрванном отеле и о тех мелочах, который маленькая воровка Айрин передала наемнику в казино Стриков, — все это было где-то очень далеко отсюда. Ладони Авеля скользили по телу Сил, а пальцы начинали нащупывать место, откуда можно было начать разматывать зеленую ткань, обрамляющую тонкую талию, бывшую когда-то давно платьем девушки. Накал перерастал из стрекочущих проскакивающих искр в пламенный пожарище, охватывающий обоих с ног до головы.

Отредактировано Авель Логиэс (17.06.2016 09:28)

0

9

Прикосновения Логиэса обжигали тело Силентии, добавляя жару во всепоглощающий пожар полыхавший внутри нее. На его продолжительный пьянящий поцелуй, заставивший позабыть обо всем на свете, Стрикс охотно отвечала, хотя и с некоторой долей робости. Она не верила, что то, что сейчас происходит не один из её снов, что мучили в последние дни.
— Подожди... — тяжело дыша проговорила вампиресса, неохотно оторвавшись от губ наемника.
Силентия задыхалась и жадно ловила ртом воздух, но объема легких не хватало. Дрожащими руками она развязала узел на своем шейном платке и расстегнула застежку бархотки, что сдавливали её шею. Украшение скользнуло под ткань рубахи раньше, чем Стрикс успела поймать его и удивленно прошептать: «Ой». Дышать стало легче. Нежно проведя подушечками тонких пальцев по нетерпеливым рукам вампира, Силентия расправилась с узлом на импровизированном поясе, оставляя возможность снять его Авелю.
— Скажи что это не сон... — шептала вампиресса, не давая наемнику выполнить её просьбу закрыв ему рот своими губами.
Стрикс прижималась к вампиру всем телом, попутно увивая руками его шею.

0

10

Авель аккуратными мягкими движениями размотал пояс подрагивающей от нарастающего возбуждения Силентии. Украшение, скользнувшее под рубашку, тотчас упало на пол из-под нее, в то время как грубая ладонь скользнула туда, ласково скользя вверх по изящным линиям тела девушки.
Она что-то шептала, а губы наемника покрывали ее шею горячими влажными поцелуями. Она была до невероятности сладка, от чего вампир едва удержал себя от того, чтобы не надкусить ее нежную кожу.
Он аккуратно отстранился от девушки, после чего неловко снял рубаху, оставшись голым по пояс. Присев на диван, он увлек Сил за собой. Девушка стояла над ним, он ласкал ее живот, медленно и нежно расстегивая пуговички на застежках штанов, в то время как нежные пальцы перебирали его волосы, а ее губы нежно касались головы и что-то шептали.
Свет приглушенно мерцал, оставляя пару в сладостном единении, наполненном любовью и томным ароматом страсти.

0

11

Тело с жадностью принимало ласки, разливаясь жгучим желанием в каждой клеточке. Сквозь дурманящее удовольствие Стрикс чувствовала как тонкие ремешки, сдавливающие бедра, один за другим скользнули на пол, негромко стукнувлись об него кобурой, а плотно сидящие кожаные штаны с каждой расстегнутой пуговкой становились свободней.
С губ вампирессы сорвался тихий стон, когда руки Авеля стягивая лишнее, касались её обнаженной кожи. Её тонкие пальцы с силой опускались по старым и не очень шрамам вампира все ниже, ближе к ремню. Она чувствовала жар его дыхания, что будоражил её с головы до ног, и судорожно ловила ртом воздух, стараясь сохранить хоть каплю здравого рассудка, но получала лишь обратный эффект — по всему телу пробегала неуемная дрожь, все сильнее распаляя желание Силентии.

0

12

Авель уложил девушку на спину. Через минуту её кожаные штаны лежали где-то на полу, преданные забвению на ближайшее время. Он медленно спускался губами вдоль линий шеи, ласково поглаживая пальцами, изучая тем самым каждую клеточку её тела. Он нежно прикусил сосок, после чего дотронулся до него кончиком языка, продолжая спускаться ниже и ниже.
Пламенный накал охватывал и не отпускал, пленяя своей силой. Каждое касание ее нежных рук отдавалось в Авеле чем-то необыкновенным, чем-то таким, что он давно не испытывал, или не испытывал вовсе.
Руки скользнули на бедра девушки, и он опустился ниже, сметая напрочь все мыслимые и немыслимые границы удовольствия, заставляя её извиваться с томными стонами…

0

13

Новые, незнакомые до сего момента, ощущения до краев заполнили сознание вампирессы. Закусывая губу от наслаждения, тело её трепетало и вздрагивало, словно по нему пропускали электрический ток. Авель сводил её с ума, она чувствовала его сильные руки, не дающие бедрам сомкнуться, лихорадочное горячее дыхание, губы и язык. Тонкие пальцы скользили по пути, что проделали губы наемника, возрождая и заставляя еще не угасшие ощущения с новой силой прокатываться по возбужденному телу.
Она беспрестанно шептала его имя, между срывающимися с губ все более громкими стонами, когда он начал подниматься вверх в той же манере что и спускался. и выгибалась дугой, изнемогая от его ласк.

0

14

Глухо о пол ударилась тяжелые кожаные кобуры, звякнула стукнувшаяся о ствол пистолета пряжка ремня, так же, как и все остальное оказавшаяся на полу. Авель чувствовал, как волна обезумевшего желания накатила на его сознание, помутив рассудок, но вопреки всему — не сопротивлялся этому, позволяя одолеть себя. Он ласково прошептал имя Сил, после чего погрузился в нее, нежно и очень аккуратно.
Это были безумно приятные ощущения, едва ли испытываемые доселе. Каждое движение давалось с непринужденной легкостью, плавно накатывая волнами сладкой истомы, словно морская вода на прибрежный белый песок, увеличивая свою амплитуду с каждым новым разом. На руках и шее проступили набухшие вены, лоб покрылся испариной.
— Сил... — периодически слетало с губ у одержимого сладостным процессом наемника.

0

15

На секунду у Силентии перехватило дыхание, а её пальцы с силой впились в обивку дивана. Она чувствовала, как Авель медленно движется внутри неё, испытывая непередаваемое удовольствие.
Она хотела принадлежать ему, полностью и без остатка. Её горячее сбивчивое дыхание старалось подстроиться под движения Авеля, что отдавались внутри всепоглощающими волнами, окутывающими тело ни с чем несравнимым блаженством и наслаждением. Вампиресса закусила нижнюю губу пытаясь сдержать поток чувственных постанований, двигаясь навстречу набирающему темп наемнику, проникающему все глубже и не встречавшему сопротивления на своем пути.
Тонкая кожа припухших от поцелуев губ разошлась от соприкосновения с острым клыком, выпуская пару алых капель крови. Боль была не сильной, даже едва заметной, но неожиданной, отчего вампиресса внутренне сжалась.

0

16

Авель почувствовал легкое мановение Сил, после чего плавно опустился к ней и нежно дотронулся кончиком языка до проступившей на губе капельки крови, отозвавшейся во рту своим необыкновенным сладковатым привкусом с металлическими нотками. Он мерно дотронулся своим носом до носа девушки, унимая в ней причиненное беспокойство.
Правой рукой Авель едва коснулся нежной кожи подбородка девушки и мягко, едва уловимо дотронулся до неё губ своими, при этом медленно и очень-очень нежно входя в её лоно, распространяя по своему телу новый разряд электрической пьянящей энергии.

0

17

Силентия нетерпеливо задрожала, двигаясь навстречу Авелю всем телом. Громкий стон удовольствия пронзил окружающую их тишину. Тело, что не знало до сегодняшнего дня подобных ласк, то извивалось дугой, то замирало. Задыхаясь от обуревавших её ощущений, Силентия запрокидывала голову несколько в бок, открывая беззащитную шею, тяжело дышала. Грудь, блестя капельками пота, нервно вздымалась и опускалась, а руки скользили по спине наемника, изредка оставляя там небольшие отметины от ноготков вампирессы.

0

18

Буря близилась к кульминации, Авель чувствовал, как все штормовые предупреждения канули в прошлое, и они вдвоем несутся с крутого берега бескрайнего удовольствия, необратимо стремясь в пучину взрывного умопомрачительного ощущения единства и целостности. Девушка откинула голову. Чувства обострились в десятки раз, глаза смотрели на бьющую ключом кровь внутри этого прелестного милого создания. Она ждала этого взрывного момента, хотела, чтобы он кончился и тут же продлился.
В голове что-то мелькнуло, мгновенная тишина, и необъятный мощный взрыв в голове распространился по телу сильнейшей волной. Перенапряженные, покрытые взбухшими венами, блестящие от пота руки подняли Сил с дивана, но он этого не чувствовал. Их тела слились воедино, испытывая одну волну пряности за другой, и в этот самый момент вампир погрузил свои белые великолепные зубы в открытую шею Силентии. Укус был расчётливо метким, ни одной капельки крови не показалось под ровными дырочками. Металлический вкус крови наполнил рот наемника, устремившись в глотку. Сделав три крупных глотка, он отпрянул, после чего нежно положил обессилившую Силентию на диван.
Ближайшие несколько минут она будет спать очень глубоким и, наверное, самым приятным сном, которым только можно себе представить.

0

19

Как сквозь плотный туман Силентия слышала свой громкий вскрик, ощущая яростный всплеск всех чувств одновременно. Привычный мир обрушился тысячами осколков, и она провалилась пустоту. Это не было ни сном, ни явью, даже само понятие «было» не подходило под описание этого состояния. Единственное, что Стрикс отчетливо понимала — ей нравились те новые ощущения, что пробудил и высвободил наемник, и то, что она не прочь повторить.
Сколько прошло времени — пара минут, час, а может и больше — трудно сказать, но мир постепенно восстанавливал свои очертания в сознании вампирессы. Она ощущала, что лежит на диване, как воздух касается её, влажной от пота, обнаженной кожи, как непроизвольно вздрагивают не до конца разрядившиеся мышцы, как отголоски умопомрачительного финала отдавались в каждой клеточке её тела.
— Авель... — негромко позвала Силентия, чувствуя, что его нет рядом.
Шея пульсировала жгучей болью. Из двух ровных аккуратных дырочек тонкими струйками бежала горячая кровь. Стрикс тихонько застонала, коснувшись маленьких ран, пачкая тонкие пальцы липкой красной жидкостью.
Вампиресса чуть приподнялась, но от малейшего напряжения по телу проскальзывала мелкая дрожь. На неё навалилась томная безумно приятная усталость. Дыхание и сердцебиение сбавляли свой бешеный темп, но он все равно оставался быстрым, а где-то глубоко внутри разливалось блаженное тепло.

0

20

Мышцы на крепких жилистых руках напряглись, испещренное шрамами и едва затянувшимися ожогами тело погрузилось в горячую воду, от которой шёл пар, заполняя пространство банной комнаты так, что ничего не было видно. На обитых северной сосной стенах появилась испарина, которая начала медленно стекать тонкими струйками на мраморный пол, просачиваясь через алюминиевые решетки по периметру помещения. Вода из огромной медной ванны потекла на пол, когда вампир полностью ушел под воду с головой, после чего шумно вынырнув, откидывая белые волосы со лба назад.
Наёмник устало положил руки на покатые края сосуда, после чего глубоко вздохнул. Тишина, горячая вода, спокойствие и ощущение умиротворения дали свои плоды, как он и ожидал. Мозг, еще сутки назад отказывался перерабатывать накопившуюся информацию, не желая воспринимать очевидные факты и гипотезы, которые табуном роились прямо в подкорке. Но сейчас, — сейчас всё было проще.
Авель закрыл глаза, предаваясь мыслительному процессу. Размышления переплетались, словно на старых долговязых южных баобабах лианы, унося разум Логиэса в далекие путешествия. Мимо проносились лица знакомых людей, вампиров. Случайные взгляды, недомолвки, наблюдения и результат того, что мозг сохранил благодаря такой способности, как боковое зрение. Старые дела, кланы, возможные связи между ними, похищения, трагедии — вновь и вновь в голове то сходились, то расходились длинные нитевидные дорожки гипотез о происходящих в Дракенфурте событиях, о деле, которое получил ему граф.
— Четырнадцать, — пробормотал наемник, после чего перед его мысленным взором появилась карта города, на которой были нанесены замки кланов. — Черная глина, много гранита и песок с керамзитом, — едва заметно произнес он.
Прошло около получаса, вода остывала, а Авель всё так же недвижно сидел, закрыв глаза.
— Авель... — чуткие уши наемника уловили слабый стон Сил, пробившийся через пелену измышлений.
— Две! — Торжественно улыбаясь самому себе произнес он, после чего расплескав воду рывком поднялся во весь рост.

Обернув белое махровое полотенце вокруг талии, мужчина вышел из банной, вытирая голову другим не менее белым полотенцем голову.
— Стоит принять ванну, я уже всё приготовил для тебя. — Он бережно поднял еще не пришедшую до конца в себя девушку и понес к горячей ванне, которая была вновь наполнена теплой ароматной водой с добавлением лесных трав и ягодных настоек.
Нежно и очень бережно он уложил темноволосую вампирессу в горячую воду, ласково положив ее руки на края ванны.
— Лежи, я скоро к тебе вернусь.

Спустя примерно час времени, оба стояли в парадной апартаментов Авеля, собираясь выходить.
— Мы куда-то идем?
— Да.
Наёмник неторопливо открыл засов, пропустил девушку вперед, после чего привалившись плечом, захлопнул тяжелую толстую круглую дверь своего жилища. Внутри что-то загудело, послышались щелчки, позвякивание, после чего всё стихло.
Всё дорогу, лавируя между незнакомых для Силентии мест, — то проходя узенькими коридорами, то проходя через людные площадки, Авель молча вёл её за руку, не проронив ни слова. Ступая твердой уверенной походкой. Казалось, что те ужасающие раны, что нанес ему взрыв в отеле, остались так далеко в прошлом, — настолько хорошо он держал себя.
Внезапно, он остановился, а в лицо дунул поток холодного колкого ветра.
— Мы пришли. — Голос был звонкий и холодный.
— Авель, что произошло? — Сил попыталась придать стальных ноток в произносимую фразу, но получилось как-то не очень, как ей показалось.
Наемник повернулся в упор к девушке, после чего взглянул ей в глаза.
— Сил, это твой транспорт в Дракенфурт. — он кивнул в сторону небольшого торгового дирижабля, после чего вытащил из-за пазухи сверток в тряпичной обертке, в котором находился дневник и медальон, — а это то, что поможет тебе и остальным найти Филиппу.
Девушка попыталась что-то сказать, но вампир прервал:
— Слушай внимательно. Мне нужно кое-что сделать. Разберись со всем, ты сможешь, я уверен. Мы скоро с тобой встретимся, обещаю.
Не дав той опомниться, Авель нежно поцеловал её, коснувшись кончиками носов.
— Дирижабль отправится через четыре минуты.
Оставив Силентии лишь свою загадочную и столь же надменную, сколь и наглую улыбку, Авель со свойственным ему хладнокровием молниеносно удалился, оставив Сил в одиночестве перед трапом на торговое судно.
— Мазель, прошу вас, мы отбываем через две минуты! — Взмолился матрос, появившийся из ниоткуда.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оружейный магазин

Отредактировано Авель Логиэс (28.12.2016 02:02)

+4

21

Сильные руки неожиданно подхватили Силентию в воздух, словно она ни чего не весила. Тело вновь отозвалось на прикосновения вампира, но без прежнего жара.
— Стоит принять ванну, я уже всё приготовил для тебя.
Стрикс с нежностью касалась его шрамов, словно её могла исцелить их и помочь им исчезнуть без следа. Ей было стыдно за своё несовершенство, за свои шрамы, полученные на службе, за свой откровенно паршивый характер, который наемник еще не видел во всей его красе, да много за что.
С ним вамирессе было... спокойно? Силентия не до конца понимала, как назвать то состояние, которое она испытывала рядом с Авелем. Она чувствовала себя слабой и беззащитной, но при этом ей не хотелось доказывать обратное. Наверное, впервые в жизни она чувствовала себя женщиной в полной мере и во всех возможных смыслах слова.
— Лежи, я скоро к тебе вернусь. — Ласково проговорил вампир, аккуратно опустив вампирессу в ванну.
Теплая вода смывала прикосновения Авеля и следы их недавней близости, расслабляя уставшие мышцы. В голову приходили разные приятные и светлые образы. Стрикс закрыв глаза нежилась в горячей ванне, и только голос на задворках сознания тихо шептал:
— Ты же знаешь, что это не навсегда...

* * *
Едва прошло больше часа, хотя Силентии показалось, что время пролетело несказанно быстро. Авель попросил её собраться.
— Мы куда-то идем?
— Да.
Больше вопросов она не задавала. Сборы не заняли много времени.
Как и в первый раз, дорога заняла довольно продолжительное время. Был ли путь тем же или отличался, Стрикс не могла сказать. Авель молча вёл её за руку, видимо опасаясь что она не поспеет за ним и заблудится во многочисленных переходах.
Наемник резко остановился, а Стрикс по инерции едва не прошла дальше.
— Мы пришли. — Голос вампира отдавал холодными нотками металла.
— Куда? Авель, что происходит?
Вампиресса непонимающе смотрела в его голубые глаза.
— Сил, это твой транспорт в Дракенфурт.
«Что?! Какого?! Нет! Я не хочу!» — внутренне протестовала Стрикс, не до конца веря в происходящее.
— А это то, что поможет тебе и остальным найти Филиппу, — наемник вручил Силентии какой-то сверток в тряпичной обертке.
Стоило девушке открыть рот, дабы начать озвучивать свой протест, как Авель нежно взял ее за подбородок.
— Слушай внимательно. Мне нужно кое-что сделать. Разберись со всем, ты сможешь, я уверен. Мы скоро с тобой встретимся, обещаю.
Обещание он закрепил поцелуем, от которого ноги Стрикс едва не подогнулись. — Дирижабль отправится через четыре минуты, — самым будничным тоном произнес вампир, оставляя Силентию одну.
«Не уходи! Прошу останься!» — ей хотелось кричать, сорваться с места, догнать его и никогда не отпускать. Но, конечно же, она этого не сделала, только с потусторонней отрешенностью одними губами спрашивала неизвестно у кого:
— За что?..
— Мазель, прошу вас, мы отбываем через две минуты! — Взмолился матрос, появившийся из ниоткуда.
Плотно сжав ладонь, еще теплую от руки Авеля, в кулак, вампиресса развернулась на невысоких каблуках сапог и зашагала по трапу с гордо поднятой головой, только вот внутри нее творилось нечто невообразимое, имя которому было Хаос.

* * *
Неопределенность... Худшее, что может случиться с сознанием. Оно начинает метаться в поисках верного ответа и никак не может найти его, ведь по сути все, что оно найдет, так или иначе, окажется домыслами без подтверждения. Подобное сводит с ума.
Стрикс проводили в её каюту, которая максимум тянула на всеми забытую каморку, о которой вспоминали раз в тысячелетие по крайне великим праздникам.
Вампиресса заперла дверь.
Сев на жесткую кровать и положив рядом сверток, поднимая при этом столп пыли, Стрикс вытащила из кобуры своё оружие.
— Эдди, — Силентия шепотом обратилась к оставшемуся у нее револьверу, — только ты у меня остался, и ты уже однажды решил жить мне или умереть.
Патроны один за другим покидали гнезда в барабане под тихую ругань на себя своей владелицы. Два осталось на своих местах, пять же звонкой россыпью осыпались на пол. Вампиресса безучастно окинула их взглядом. Хаос что нарастал в ней — исчез, оставив после себя знакомую до боли гнетущую пустоту.
— Пожалуйста, не ошибись на этот раз...
Пусть голос вампирессы дрожал, рука твердо приставила дуло к виску. Слезы градом катились из темно-зеленых глаз.
Раздался звук взведения курка.
Быстрый и судорожный вдох. Медленный выдох.
— Наивная идиотка.
Плавный нажим на спусковой крючок...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Штаб-квартира гильдии клириков

Отредактировано Силентия Стрикс (28.12.2016 18:35)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Транспорт и коммуникации » «Левиафан» (Пожиратель Небес)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно