Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Там, где идет игра


Там, где идет игра

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/kaz.png
Участники: Фридрих Вайс Найтлорд, Калерия фон Трамплтон.
Локация: казино «Гнездо дьявола»
Описание: сегодня ночью вы явно не уснете. Что значит: «Почему»?! У вас в руках — билет. И не простой, а пригласительный! На премьеру новой театральной постановки. Святая Роза, вы все еще не поняли? Откройте! Немедля откройте приглашение и прочитайте вслух, где будет проходить торжественный банкет. Ну что, мой милый друг, вижу, глазки заблестели?! Да-да! У вас есть грандиозный шанс посетить светский раут в самом шикарном казино. Бегите со всех ног, хватайте удачу за хвост, но помните... Его Величество Случай умеет преподносить сюрпризы.
Дата: 5 сентября 1827 года.

0

2

Время неумолимо проносится. Еще вчера, были теплые летние деньки, а уже сегодня, осень вступает в свою полноправную пору. Сентябрь — это то время, когда свыкаешься с мыслью, что осенняя хандра наступит с первым холодным дождем, с первым опавшим листком. Хотя, момент когда деревья стоят окрашенными в яркие цвета, можно по красоте, сравнить с весенним цветением. Тогда-то, сердце и наполняется одновременно неудержимой радостью и грустью. Сердце юной трампессы, помимо радости и грусти, наполнялось еще досадой, обидой и нарастающим раздражением. Отрицательное настроение, постепенно вытесняло радостные нотки, поэтому желание куда-то ехать, с каждой секундой таяло. Но ехать было необходимо, хотя чего там... разодетая трампесса уже была в пути. Сегодня днем, она имела неосторожность пообедать с отцом. Он в свою очередь, буквально заставил ее пойти на премьеру новой театральной постановки. Приглашала чету фон Трамплтон, сама прима-театра — Жозефина Готье. Признаемся честно, она имела некие виды на еще молодого душой и телом Виктора, поэтому, наладить контакт с его очаровательной дочуркой было для нее идеей фикс. Путь к сердцу этого вампира, лежал через дочь, а не желудок. Однажды, мадам Готье даже сподобилась посетить конный двор, чем застала Калерию врасплох. Пятнадцати минутного ознакомительного щебетания ревенантки хватило, чтобы вампиресса поняла, кто стоит перед ней и что этой кокетке надо. Не сказать, что Калерии она не понравилась, просто примадонна утомляла. Дав свое благословение на роман с Виктором, трампесса было подумала, что театральная звезда оставит ее в покое, но... жизнь непредсказуема. И вот, Калерия фон Трамплтон под ручку с Жозефиной (ну прямо закадычные подружки), направлялась к «Дьяволу». А если точнее, к самому шикарному казино Дракенфурта, на светский раут в честь премьеры.
— Дитя мое! — Жозефина погладила Калерию по предплечью и приторно улыбнулась. — Как тебе постановка? Хотя нет! Молчи, я и так вижу восхищенный блеск, твоих очаровательных глаз. Я рада, что тебе понравилось, рада, что ты приняла мое приглашение. Жаль конечно, Виктор не смог поехать с нами на банкет. Ах, эта работа! Я практически его не вижу, это так меня огорчает. Ты знаешь, твой папуля... О, он отрада моей жизни. Сама Роза нас свела, это дар... дар судьбы! Я так счастлива.
Юной трампессы оставалось лишь участливо улыбаться и делать вид, что она слушает. От одного слова «папуля» ее незаметно передергивало. Нет, Жозефина была очень красива и талантлива как актриса. Там, на сцене, она была неподражаема, изумительна и прекрасна. Она была действительно Звездой. Но, стоило ее маленькой ножке спуститься с подмостков и открыть рот, как картина кардинально менялась. Приторность, напускное кокетство еще никому не шли.
«За что? Роза, за что ты меня ненавидишь!? Даруй мне всепрощение и возможность незаметно улизнуть с банкета, в течении пяти минут. Мне и так, после ярмарки плохо, а тут еще она. Калерия, ты главное не сорвись. Спокойно, как только мы приедем, она меня где-нибудь забудет, появиться шанс покинуть пафосное сборище, а наутро, я отправлю ей открытку с дифирамбами и благодарностью. Так и будет». Мысленно успокаивая себя, Калерия тихо вздохнула. Действо не укрылось от глазастой актрисы.
— Крошка моя, не переживай. Ты прекрасно выглядишь. Ну и что, что платье необычное, зато мои серьги к нему удачно подошли. Выглядишь, как хурбастанская принцесса. Знаешь, сколько за тобой кавалеров увьется! Хи хи. Виктору я ни слово не скажу, поэтому развлекайся на полную катушку. — Жозефина озорно подмигнула и залилась приторным смехом. Рыжая особа хихикнула под стать, отвернулась и закатила глаза «Спасите меня!»
Но, до спасения было далеко, экипаж подъехал к внушительному зданию. В «Гнезде Дьявола» уже вовсю бурлила жизнь, впрочем, как и всегда.
Выйдя из экипажа, Калерия подтянула атласные перчатки, мысленно настроилась и, изобразив на лице самую добродушную улыбку, решительно шагнула вперед. Как только двери распахнулись, посыпались бурные овации и оглушительные выкрики. О, нет! Столь жаркий прием, был в честь мазель Готье, которая буквально впорхнула в зал, даря направо и налево воздушные поцелуи и знаки благодарности. Она очаровательно улыбалась, махала ручкой и была, ну просто душка. Калерия, тем временем, решив, что ее час настал, чуть замедлила ход. Пропустив вперед Жозефину, она собралась было раствориться в толпе, но прыткая актриса моментально сообразила, что спутницы нет рядом.
— Кали, радость моя! — мазель подхватила вампирессу под руку. — Пойдем, я познакомлю тебя со своими друзьями, но сначала, давай выпьем за успех!
— О, увы, я не...
— Дорогая, всего один слабенький коктейльчик. «Блек-блоу». Ну же, ради меня. — Прима обиженно надула губки и потащила вампирессу через весь зал.
Протягивая Калерии бокал, Жозефина пустилась щебетать какой-то тост, но рыжая особа внимание на этом не заострила. «Казино. Что за манера, устраивать торжество в подобном месте. Хмм... может подойти ко всему с деловой точки зрения? Скажем, завести несколько влиятельных клиентов. Нужно из любой ситуации попробовать найти позитив... или выгоду», делая небольшой глоток, подумала трампесса. К слову сказать, вкуса коктейля, как такового, она не почувствовала, ибо думы ее были о другом.
— Ой, какой сюрприз! — всплеснула руками Жозефина и в момент, вновь потащила вампирессу через весь зал. — Кали, я хочу познакомить тебя с одним очень, очень приятным вампиром. Вы с ним поладите, я точно знаю. Кливленд! Кливленд Старк!
Калерия начала было согласно кивать, мол «конечно, конечно, мне будет безумно приятно и так далее», но последние слова — произнесенное имя — заставили встрепенуться. Да, она не ослышалась и предчувствие ее не обмануло. Кливленд Старк, стоял перед ней и так же (как и она на него) удивленно ненавистно смотрел. «Моргота мне в бабушки!» вампиресса залпом допила содержимое бокала.
— Кали, знакомься. Кливленд — мой хороший друг, жених воон той очаровательной особы и, по совместительству, сын Арчибальда Старка. Кстати, что отец, что Клив, как-то связанны с лошадьми. Там, что-то вроде Ассоциации и так далее... я не особо помню. Но, лошади фигурирую точно. Правда здорово! Ты у нас лошадница, они тоже. Кливленд, а отец тоже тут? Что-то я не вижу.
«Не дай, Роза, такому случиться!»
— Нет, увы, мой старик не смог прийти. Но, он передает тебе пламенный привет и даже послал охапку тюльпанов, как ты любишь. — Черноволосый вампир, галантно поцеловал Жазефине руку и, вновь взглянул на Калерию. Рыжая особа, в свою очередь, напряглась и гордо выпрямила спину. — А, с мазель фон Трамплтон, я знаком. Довольно давно и близко. Калерия!
Вампир поднял приветственно бокал с темной жидкостью.
— Нда, Жози, мы знакомы. Отец милсдаря Старка, не последняя фигура в Ассоциации конного спорта и коневодства. Как ваши дела, Кливленд? Давно не виделись... недели не прошло. — сдержанно выплюнула вампиресса.
В этот момент, мимо проплывал официант с полным подносом. Не глядя, Калерия взяла один из полных стаканов, а пустой поставила на освободившееся место.
— Это «Флип-БладМери», мэтресса. — вежливо произнес официант.
— Подойдет — не раздумывая, ответила особа. Что за таинственный напиток, она не знала, но уточнять не собиралась.
— Как здорово! Кали, оставлю тебя на минутку, в приятном и знакомом обществе? Мне нужно к тому игровому столику подойти. Не скучайте, цыплятки.
Радостная Жозефина упорхнула, оставляя их одних.
— Так, так, так. — Насмешливо начал Старк, наступая. — Пришла топить в крови свою очередную неудачу? Смотри, Калерия, как бы плохо не стало. А то вдруг, опять от злости позеленеешь, как на ярмарке.
Вампир нагло оскалился и наклонился к самому уху рыжей особы.
— В следующем году, можешь не подавать прошение на регистрацию. Ваши клячи и гроша ломанного не стоят. Не то, что породой, нормальной лошадью не назовешь. — Ухмыляясь прошептал он.
— Ты бы лучше язык прикусил, вдруг, от собственного яда захлебнешься, — залпом осушив стакан, на выдохе произнесла тампесса. — И парфюм смени, а то твоя благоверная эту ночь не переживет. Задохнется.
— Что?!!
— Я говорю, — так же шепотом произнесла вампиресса, — несет от тебя, дешевкой какой-то. Ты конечно по жизни — отброс, но выдавать-то себя, зачем?!
— Калерия!!
— Вот и поболтали! — холодно отрезала она. — Знаешь, Кливленд, в следующем году... будешь удивлен. Я это обещаю!!! Всего отвратительного тебе!
Резко развернувшись на каблуках (а точнее, на ноге обидчика) и эффектно поправив прическу, Калерия гордо продефилировала к балкону. Внутри нее бушевала ярость и раздражение. Вечер был окончательно испорчен. Увидя очередные «проплывающие» на подносе бокалы, трампесса огорченно вздохнула.
— «Флип-БладМери»?
— «Кровь с молоком», мазель.
— Пойдет.
Калерия отдала свой стакан, взяла чашу за длинную ножку и хмыкнув, посмотрела на ее содержимое. «Кровь с молоком... ха, придумают же». Свободная рука непроизвольно потянулась к шее, а пальцы коснулись мочки уха. «Моргот! Еще и сережку потеряла... наверное, слетела когда уходила от этого засранца. Ужасная ночь... »

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (23.08.2012 12:53)

+4

3

Последняя неделя выдалась у Фридриха достаточно тяжелой, но, тем не менее, на редкость удачной. Молодой адвокат выиграл очередное нелегкое дело, защищая в суде своего подопечного. Нет, он не был потомком клана Фенгари, вовсе нет, даже наоборот — он был представителем клана Бладрест. Пожилой мужчина был достаточно знатным вампиром и Фридриха посоветовали ему в качестве отличного адвоката, который за всю свою недолгую жизнь, точнее сказать, недолгую (по вампирским меркам) работу адвокатом, не проиграл еще ни одного дела.
Фриду пришлось практически вывернуться наизнанку, чтобы выиграть это дело, которое сулило ему приличную прибыль, но крутился он не из-за денег. Дело было интересное, оно разгорелось из-за наследства его подопечного, поэтому рыжий за него взялся. Он любил дела, в которых необходимо собрать доказательства (хоть он и не был обвинителем), побегать, поговорить с нужными товарищами, да и вообще взяться за это дело с руками и ногами, окунуться в него с головой.
Ему был до боли забавен сам процесс, когда стали обвинять не только того седовласого вампира, которого он защищал столь упорно, но и его самого. Каких только обвинений в свой адрес Фридрих тогда не услышал, даже то, что он одержим какими-то там внутренними бесами. Хотел рассмеяться, но все-таки героически выдержал и эту наиглупейшую атаку со стороны обвинителя. Рыжеволосому адвокату тогда вспомнились строки одной песни:
«Мой бедный обвинитель, что за бред несёте вы в горячке день за днём?
Мне выбора давно как будто нет. Ну, разве между дыбой и огнём?
И что за интерес мне повторять слова, что вы давно желаете услышать?
Меня смущает бес, идея не нова, тот бес в груди моей живёт и дышит.
Мой бедный обвинитель...
Мой бедный обвинитель, мой палач, бессильны вы что-либо утверждать,
Процесс не получается хоть плачь. Вам остаётся только просто ждать,
Когда моя душа желанье обретёт оставить вам в насмешку это тело.
Когда, едва дыша, она в окно скользнёт, ловите, не ловите — улетела.
Мой бедный обвинитель...
Мой бедный обвинитель вы пусты, усталость выпивает вас до дна.
Обвиты мелким почерком листы, и всё же не доказана вина.
Окончим же скорей, и вы со злости вновь карать меня бросаетесь пантерой.
Но в ереси своей я познаю любовь, а вы любви не знаете за верой.
Мой бедный обвинитель...»
Вайсу хотелось ему даже вслух это высказать, но все-таки они находились на суде, а не в каком-то кабаре или даже театре, поэтому ему пришлось оставить свое неукротимое желание при себе. Но, тем не менее, все закончилось просто замечательно, и судья присудил победу в этом деле за Фридрихом и господином Бладрестом. Невесть откуда взявшимся родственникам (да и как выяснилось потом, вовсе не родственники это были, а мошенники, желавшие богатой наживы) не досталось и одной монеты, кроме расходов, понесенных на судебные издержки.
Сам же господин Бладрест пожелал выразить свою признательность за оказанную Фридрихом помощь тем, что презентовал ему билет на последнюю достаточно шикарную, по его мнению, театральную постановку. Рыжий был не особо обрадован этим «подарком». Нельзя сказать, что он не любил театр, однако же был не большим почитателем подобных премьер. Частенько, когда он ходил туда с кем-то он честно старался банально не заснуть.
А тут еще дражайшая матушка (которая не забывала о своей мечте как можно скорее женить своего драгоценного старшего сына на какой-нибудь распрекрасной вампирессе и обрести долгожданное потомство в виде нескольких внуков) ухватилась за эту ситуацию подобно тигрице. На постановку и на банкет, который ожидался после нее и должен был пройти в одном из крупнейших казино, были приглашены достаточно влиятельные особы. Фридрих же хотел завязать нужные знакомства, маменька же просто грезила о том, что сын найдет там свою мечту в виде будущей супруги.
Она даже была не против того, чтобы сын женился на представительнице иного клана, лишь бы только поскорее произошло это грандиозное событие, от которого рыжий открещивался всеми правдами и неправдами, юлил и извивался аки змей, лишь бы только не попасть в сети брака. Ну не хотел он жениться, ну что тут попишешь! Свободу молодой вампир пока что чтил превыше всего, ему самому не улыбалось видеть грусть в огромных синих глазах Евы, но он ничего не мог с этим поделать.
«Эх, маменька, да когда же вы поймете наконец, что я женюсь тогда, когда я сам этого захочу. Если этот момент наступит в моей долгой вампирской жизни».
Этих слов Вайс вслух не озвучивал, однако же думал об этом всякий раз, как речь заходила о браке. В очередной раз он пообещал матери познакомиться с прекрасным и неземным созданием женского пола, в очередной раз солгал и со скоростью бешеного жеребца отправился на великосветский раут. Только бы не выслушивать в очередной раз, как маменька хочет понянчить внуков.
— Пусть лучше Азазелю этим мозги прочищает, чем мне. Хотя ему прочистишь... Запрется в своей комнате или в алхимической лаборатории и поминай, как звали. Его оттуда вытащит могу только я, и то, если пообещаю что-то грандиозное. Эх, братец, как же ты мне напоминаешь мою верную собачку, которая будет делать все то, о чем я тебе скажу.
Так размышлял рыжий, и через некоторое время наконец-то двери его кареты отворились, и он ступил на ковровую дорожку, которая устилала путь к казино. Фрид слегка фыркнул, однако поспешил внутрь, раздумывая, что на нем могут вполне повиснуть молоденькие (и не очень) вампирессы, человеческие девушки и прочие, кто был приглашен на эту громкую премьеру. Тут же перед ним возник официант, который предложил ему на выбор несколько коктейлей. Отказываться было неприлично, почти все, кто находился в помещении, были с бокалами, поэтому Фриду пришлось согласиться. Хотя он не был большим любителем прикладываться к кровавым коктейлям.
Продвигаясь вглубь толпы, он почувствовал, что на что-то наступил. Не сильно, просто под ботинком что-то хрустнуло слегка. Мужчина убрал ногу, посмотрел вниз, возле ботинка лежала дамская серьга.
«Интересно, кто уже успел в такой толкучке потерять украшение? Хотя немудрено. А серьга красивая, выполнена очень изящно. Ладно, возьму, возможно и найду обладательницу красивых ушек, верну ей её пропажу».
А вечер продолжался. Фридрих успел потанцевать с тремя девушками, перекинуться парой партий в карты, умудрился даже что-то там выиграть, что-то проиграть, но азарта выиграть что-то большее у него не было. Потому что он прекрасно знал, что госпожа Фортуна слишком изменчива и всегда может повернуться не тем местом, которое всегда ожидаешь увидеть. Поэтому рыжий вампир «отцепился» от достаточно приставучей особы и вышел на балкон, чтобы подышать свежим воздухом.
«Какое счастье-то, оказывается. Надо было братца с собой потащить сюда, пуская учится общаться со сливками общества. Хотя большая часть этих самых сливок давно скисла и представляет собой весьма мерзкую субстанцию. Теперь осталось совсем немного, а именно, дожить до окончания этого скучного празднества. По крайней мере театральная премьера была не такой занудной, как я ожидал».
Он посмотрел на содержимое своего бокала. В алом кровавом коктейле отражался лунный серп. Фридрих развернулся, оперся спиной о балконные перила, и его взгляд остановился на рыжеволосой девушке, которая с таким остервенением взяла у официанта бокал (судя по ней, бокал был далеко не первый), что, казалось, коктейль сейчас окажется разлит по белоснежной рубашке работника казино. Хотя он, вроде бы, был ни в чем не виноват.
Девушка коснулась мочки ушка, и тут Фрид заметил, что на ней всего лишь одна серёжка. Машинально сунул руку в карман, извлек оттуда найденную серьгу: она была точь-в-точь такая же, что и на девушке.
— А вот и потеряшка нашлась...
Адвокат ухмыльнулся, не торопясь пока что подходить к рыжеволосой фурии, которая, судя по ее резким жестам, была весьма зла, а решил понаблюдать за ней. Пригубил еще коктейль, облизнул губы и слегка наклонил голову, смотря внимательно, что же она вытворит в следующую минуту.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (21.09.2012 20:42)

+4

4

Калерия в очередной раз глубоко вздохнула. Это был двадцатый вздох по счету. Как-то Курт рассказал о дыхательной гимнастике, уверяя, что она помогает в напряженные моменты. Система была весьма забавной: а) стоя или сидя, делается полный вдох. Закрываете глаза. Затем, задерживая дыхание, воображаете круг и медленно выдыхаете в него 4 раза; б) подобным образом, дважды выдыхаете в воображаемый квадрат. После манипуляций обязательно наступает успокоение. По словам Курта! А на деле? Хм... на деле, Калерия уже выдыхала в воображаемый овал, треугольник, параллелепипед и даже во фрактал. Но, успокоение упорно не желало наступать. Наоборот, все эти геометрические фигуры, в конечном итоге, мутировали в образ Кливленда Старка, от чего вампиресса раздражалась еще больше. Когда она поняла, что гимнастика бесполезна (и сведет ее с ума окончательно) — резко открыла глаза и в три глотка приговорила содержимое чаши.
— Это какое-то безумие! — возмущенно воскликнула трампесса, обращая свой взор к звездному небу. Пустой сосуд со звоном опустился на лакированные перила. Услышав предостерегающие звуки, официант мигом поспешил забрать чашу у гостьи. Аристократия аристократией, но посуда — казенная!
— Эмм... — неуверенно начал он. — Мазель, желаете еще... чего-нибудь?
— Благодарю, но мне, пожалуй, хватит, — не глядя, произнесла трампесса.
И действительно, хватит. Не пьющая, до сегодняшнего вечера, Калерия — уже не понимала, почему ее тело наливается теплой негой, а разум медленно плывет. Хотя, до полного опьянения было далеко... пока что.
— Кали!!! Пташка моя!
О, этот звонкий сладкий голосок, заставляющий поежиться. Жозефина ее нашла. Вампиресса вздрогнула, натянула доброжелательную улыбку и развернулась. Зря конечно.
Голова пошла кругом и от позорного падения, ее спасли перила балкона, за которые она успела ухватиться.
— Хо, хо, малышка! Ты чего это?
— Каблук. — Как ни в чем не бывало, выпалила захмелевшая особа. «Держать марку!» — установка задана. Почему-то, эта ситуация ее рассмешила, а прежнее раздражение, казалось детской нелепостью. Странно. Резкая перемена настроя? Гимнастика не помогла, а разворот на 360 градусов возымел действие?!
— Пойдем же, дитя! Мы вовсю празднуем, а ты тут прохлаждаешься. — Жозефина подхватила вампирессу под руку и потянула. Но трампесса, словно кошка, вцепилась свободной рукой за спасительный выступ в проеме. — Кали, ха ха, перестань. Мне нужно еще тебя кое с кем познакомить. Он очень мил и симпатичен. Хватит растрачивать свою молодость в конюшнях, а то останешься старой девой.
«Так вот где собака порылась! Душечка Готье решила поиграть в сваху. Это мило, забавно, но не из нашей оперы. Меня уже познакомили, спасибо и на этом!» Вежливо улыбаясь, Калерия высвободилась из цепких ручек примы.
— Жози, — тихо начала она. Мысли хаотично забегали, ища корректную и эффективную отмазку. «Сказать, что устала? Бред, я ничего не делала. Ммм... напилась? Аргумент, но несколько компроматный. Компромат... компромат... компр... » чисто интуитивно вампиресса огляделась. Оказалось, на балконе они были не одни. Буквально в нескольких шагах, стоял подходящий компроматный объект. Статный рыжеволосый вампир, был весьма хорошо собой и не гнушался наблюдать за происходящими событиями. Калерия, в свою очередь, окинула его беглым оценивающим взглядом. От вампира исходили сильные волны уверенности, надежности, легкой скуки и уж совсем легкой обреченности. Вампиресса почувствовала, что здесь он оказался, явно не по собственной воле, что еще больше укрепило ее решение. План был до банальности прост, как и истинная сущность Жозефины. Как бы вампирессе не было неловко, но, лучше покраснеть от стыда перед одной личностью, чем перед целой толпой (после того, как она вновь увидит Старка и сорвется окончательно). Калерия повернулась и заглянула ожидающей актрисе в глаза.
— Понимаешь... — хитро улыбнувшись и озорно подмигнув, прошептала она. — Вот этот интересный молодой вампир меня заинтересовал. Точнее, он хотел познакомиться, но ты его спугнула. Тсс, не реагируй столь бурно.
Примадонна просияла и буквально вытаращилась на незнакомца. Если бы, вампиресса вовремя не зажала возбужденному созданию рот, Готье бы не сдержалась и громогласно взвизгнула. «Святая Роза, что же они все в этом находят? Ну что тут такого, а? Не понимаю я дам, даже будучи из их рода».
Жозефина обуздала эмоции и захлопала ресницами, сигнализируя, что ее можно отпускать.
— Иди к нему! — процедила она сквозь зубы, мило улыбаясь при этом. — Бери быка за рога! Подойди, очаровательно полуулыбнись, опусти кокетливо глазки. Как бы невзначай, пройдись ладошкой по предплечью со словами: «Какой у вас замечательный стиль. Какая приятная на ощупь ткань! Не порекомендуете мне своего портного?» После сказанного подними глаза и встреться с ним взглядом. Он твой! — Жозефина шептала быстро и нравоучительно.
— Может перчатки снять?
— Зачем?!
— Ну... на ощупь же. Как-то через перчатки неудобно щупать, тем более чувствовать что-то при этом. — Калерия старалась не расхохотаться. «Она это серьезно? Вот так и подкатывает к сильному полу? Мир сошел с ума, если на это кто-нибудь поведется. Я этого делать не...»
— Иди!!!
— Оставишь нас?
— После того как подойдешь. Вдруг, что... я подстрахую.
Жозефина подтолкнула упирающуюся трапмессу, а сама — раскрыла веер, как бы невзначай оглядываясь по сторонам.
Юная фон Трамплтон, понимая свое безвыходное положение, а так же подстрекаемая молочно-алкогольно-кровавым состоянием — уверенно шагнула вперед. Распрямив плечи и стараясь глядеть в одну точку, Калерия неспешно подплыла к незнакомцу. Протянув руку, она на долю секунды нерешительно замерла. «Не смотри в глаза. Лучше не смотри в глаза».
— Будьте перпендикулярно любезны, милсдарь. Сделайте вид, что вам очень приятно мое общество, пока прелестная дама с веером не уйдет. — Трампесса, едва прикасаясь кончиками пальцев к руке незнакомца, тихо прошептала свою мольбу.

+4

5

А картина наблюдалась весьма занятная. Да и Фридрих со стороны выглядел этаким скучающим кавалером, пока его дама отошла напудрить носик. На самом деле никаких дам и рядом не стояло. А вот рыжеволосая красавица, как показалось вампиру, была уже слегка навеселе.
Хотя, может быть, она пила-то не из-за собственного желания, а под влиянием каких-либо эмоций или же у нее просто было такое состояние, что необходимо было забыться, и тут как раз можно было это сделать с помощью кровавых коктейлей. Только вот, по мнению Вайса, ей было уже достаточно. Постольку поскольку еще немного, и будет перебор. Точнее, даже, передоз. Это понятие было наиболее правильным.
«Интересно, что это за прелестница? Мне кажется, она принадлежит к какому-то клану, только вот я пока что никак не могу понять, к какому. Возможно, пока что слишком далеко нахожусь и никак не могу настроиться на „ее волну“. Слишком много людей меня окружает сейчас, хоть они и находятся в непосредственной дали от меня. Но все слишком смешалось, да и я уже выпил пару коктейлей. Напиваться не хочу, а то не смогу себя контролировать никак. А мне бы этого очень не хотелось. Потому как если я приползу в таком состоянии домой и хорошо, если сам приползу, братец непременно этим воспользуется. А уж чего-чего, а этого я никак допустить не могу».
Дальше события стали развиваться еще интереснее, постольку поскольку на балкон выплыло еще одно неземное создание. Фридрих прекрасно знал эту актрису, точнее, он видел ее игру, а также ему только что вспомнился тот факт, что когда он был еще совсем юным вампиром, который только-только вступал в подростковый возраст, Жозефина Готье как раз блистала во всем своем актерском великолепии. Рыжему мальчику тогда не очень понравилась эта трещотка (так про себя он окрестил актрису), которая болтала без умолку аки сорока.
Ева же с удовольствием поддерживала разговор, да и то, как показалось мальчику, чисто из вежливости, потому что его матушка таким рвением поболтать никогда не отличалась. К счастью. Пока что Готье, судя по всему, его не узнала, да это было и к лучшему, потому что как донеслось до слуха Фрида, актриса решила взять прелестную вампирессу в оборот, а именно — подыскать ей кавалера. Фридрих чуть не прыснул, видя, какое несчастное личико сделалось у девушки, он ей искренне посочувствовал, потому что ему вспомнилась Ева. И он тут же помрачнел.
«Черт побери, придется вспомнить хорошие манеры, поздравить приму с прекрасным выступлением и, скорее всего, я попаду в ее сети также, потому что просто так она от меня явно не отцепится. Прежде чем здороваться, надо срочно придумать пути к обязательному отступлению. Да и следует отдать серёжку девушке. Внешний вид одна серьга не портит, однако, думаю, она расстроена ее потерей. Женщины ведь так любят всякие подобные украшения и безделушки».
Рыжеволосый адвокат слегка отвернулся, теперь он стоял к паре женщин полубоком. Ему было так наиболее удобно вслушиваться в разговор, да и делать вид, что он находится в ожидании, тоже было весьма замечательно. Он сделал еще один глоток из своего бокала, краем глаза наблюдая больше за рыжей девушкой, чем за примой, которая его волновала наименее всего (если только брать в расчет то, что она может повиснуть на нем и не отпустит до конца вечера). Потому что прелестница стояла на своих прекрасных ножках с трудом, но все-таки держалась как нельзя хорошо.
«Ей явно нельзя больше пить. Ой, смотрю, несут еще бокалы с напитками. Интересно, тут закуску еще вообще подают? Или же стремятся напоить всех до бессознательного состояния? Ах нет, как же я сразу не понял! Мы же ведь находимся в казино. Сейчас богатенькие остолопы напьются и пойдут бравировать своим состоянием, а именно, трясти своими толстыми кошельками, а также дергать за хвост её Величество Удачу. Как бы её Величество не лягнула их. Будут просаживать здесь свои состояния до невменяемости, в надежде выиграть больше и приумножить свои богатства».
Пока адвокат раздумал над тем, как ему культурно поздороваться с примой, потом также аккуратно под шумок улизнуть, спасти свою драгоценную шкурку от ее посягательств (а прима была замечена в романах с молодыми, а, главное, преуспевающими, вампирами; одним из их количества Фридрих ну никак не желал становиться), а заодно и помочь девушке освободиться от цепких лапок актрисы, проблема, кажется, разрешилась сама собой.
Девушка немного нестройной походкой подплыла к нему, слишком усиленно стараясь не смотреть в глаза Вайса и прошептала свою мольбу. Фридрих улыбнулся, слегка нагнулся к ней, не обращая никакого внимания на актрису и практически точно также прошептал ей на ушко:
— Надеюсь, после моих действий вы не сочтёте меня развратником и так далее? Я прекрасно знаю, что может вытворить эта фея с веером, поэтому дабы избежать дальнейшего общества и нахождения вместе с ней, я с удовольствием вам помогу. К тому же у меня к вам есть небольшое дело и, полагаю, сия ситуация будет нам с вами на руку, мазель. К тому же, почему я должен отказаться от вашего прекрасного общества, да еще и делать вид, что мне оно приятно? Ведь на самом деле так оно и есть, поэтому придумывать что-то большее мне не следует.
«Проклятье, а ведь правила хорошего тона мне просто не позволяют игнорировать приму дальше. Будь проклят тот, кто их вообще выдумал. Даже в таких дурацких ситуациях я обязан их соблюдать».
Однако же как только Фридрих открыл рот, чтобы сообщить рыжей вампирессе о нахождении ее серьги, случилось нечто совершенно неожиданное. Сунув руку в карман, он извлек серьгу, но поскольку находился в перчатках, то пальцев пока не разжал, потому что не успел ничего сказать. Так как на балкон буквально вплыл еще один участник сей трагикомедии. Его Фридрих не знал да и знать не желал, а вот молоденькую вампирессу буквально перекосило при его появлении.
— Кливи, котик мой, я смотрю, ты по нам соскучился и решил вновь почтить своим присутствием. Я так сразу и поняла, что вы с моей ненаглядной Кали поладите. Как же все замечательно складывается!
Тут же заворковала актриса, буквально подскочив к вампиру, цапнув его под локоть и повела по направлению к рыжей девушке. Фридрих сузил глаза, ему не понравился этот вампир, от него исходила дурная энергетика, поэтому он мягко взял вампирессу за запястье, разворачивая к себе.
— Если уж играть, то на полную катушку. Ведь мы с вами сейчас в казино. А если рассматривать секущую ситуацию, то либо все, либо ничего. Ах да, думаю, это то, что вы искали. Она мне попалась совершенно случайно. Надеюсь, я ничего не повредил и доставил вам украшение в целости и сохранности.
Он все-таки разжал пальцы и протянул вампирке её серьгу. Пока девушка оную застегивала, Фрид буквально грудью закрыл ее от подошедшей примы с новоприбывшим вампиром и недовольно на него уставился. Пока что молча. И это не сулило ничего хорошего, судя по его взгляду.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (21.09.2012 20:44)

+2

6

Незнакомец, слава Розе, среагировал моментально и складно. Он не выказал ни малейшего удивления, хотя не ожидал, что она к нему подойдет. Это вселяло надежду на благополучный исход ситуации и скорейшего побега из «Гнезда Дьявола». У вампира был приятный обволакивающий голос и не менее приятная наружность при близком рассмотрении. Ну, насколько могла судить подвыпившая трампесса. В сказках, подобные красавцы моментально захватывали сердца и сознание наивных глупышек.
-У вас ко мне дело? Как интри...
— Кливи, котик мой...
Только услышав имя, Калерия вздрогнула, внутри у нее что-то зашевелилось, и развернулась. Взгляд вампирессы не предвещал ничего хорошего, как впрочем, и взгляд появившегося Старка.
Рыжий незнакомец, будто почувствовал накал предстоящих страстей, поэтому неожиданно для трампессы развернул ее к себе. Зря. Головокружение усилилось, но Калерия продолжала бороться с охватывающим ее опьянением. Больше всего ей не нравилось, что с каждой минутой, хмель не проходил, а наоборот обволакивал ее сильнее. Что-то, словно подогревает кровь и провоцирует на подвиги, вселяя полнейшую уверенность в себе. Море по колено, горы по плечо. Подобное, явно, не могло сыграть на руку эмоциональной особе. Незнакомец, что-то сказал про пропажу, про находку. Калерия даже до конца не поняла, что ей вернули сережку. Вампиресса на полном автомате благодарно улыбнулась, надела украшение, хотя, взгляд ее был прикован к синим глазам приближающегося неприятеля. «Прости меня, Роза. Но если сейчас, что-либо случиться... не гневайся, молю. Дай мне покинуть поле боя.. не привлекая внимания». Радостная Жазефина и менее радостный Кливленд приблизились.
— Клив, нет, ты только посмотри! Малышка нашла...
Сладострастного щебетания, дослушать не удалось. Старк, грубо высвободился из нежных ручек актрисы, не забыв при этом ее оттолкнуть и, угрожающе подался вперед.
— Ты! — голос его звучал грубо, разгорячено, но немного невнятно. Вампир уже успел принять свою порцию коктейлей. — Как ты меня назвала, маленькая дрянь?! Это я отброс?!
Калерия хмыкнула, с легким хлопком опуская ладошки на предплечья заслоняющего ее вампира. Ей было приятно, что рыжий незнакомец галантно решил ее защитить (особенно после ее неподобающей выходки), но ввязывать его боле в развивающуюся ситуацию, она не могла. Слишком много трампессе выпало чести, по ее мнению. И серьгу вернули, и от Жози решили спасти, и вот теперь — заслоняют грудью. Нет, позвольте — не комильфо!
— Мой храбрый незнакомец. Спасибо вам за все. — Ласково проговорила она, с силой отодвигая рыжего вампира в сторону и выходя вперед. — Не смею боле, напрягать вас и докучать своей персоной. Простите за выходку, но дальше я сама. Не стоит портить свой вечер в компании столь несдержанных личностей. Это чревато неприятностями, а пророй и скандалами. В знак своей признательности, приглашаю вас на чай в «Флёр дэ Сан». Мне же нужно как-то отблагодарить героя. А сейчас, прошу меня оставить с этим... с этим милсдарем. Нам нужно уладить, кое-какие недопонимания. Можно, я попрошу вас о последнем одолжении?! Уведите бедняжку Готье. Она в смятении. Ей не стоит тут находиться. Жози, радость моя, ступай с этим бравым кавалером, а я сейчас приду. Не серчай на Клива, у нас есть некие разногласия. Да и выпил он. Да, Клив?
— Моргот! Какого лешего ты несешь, Калерия!!!
От одного его голоса, трампесса вмиг пришла в бешенство. От спокойствия и душевного равновесия не осталось и следа. Рыжая особа тихо зарычала и предостерегающе сверкнула взглядом.
— Старк, не хочешь извиниться пред Жозефиной?! Совсем манеры потерял? Или опять, если что, за папочкой спрячешься.
— Повтори! — Кливленд грубо схватил ее за запястье и дернул было к себе. Калерия уперлась и резко крутанула руку в сторону. Жози взвизгнула. Она и подумать не могла, что так все обернется. — Я тебя...
— А ну пошли выйдем!!! — неожиданно рявкнула Калерия, высвобождая руку и отталкивая опешившего Старка.
Подогреваемая крепким коктейлем, юная фон Трамплотон — решительно и воинственно направилась к выходу.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (24.08.2012 20:31)

+3

7

А вот дальше события стали развиваться столь стремительно, что иного и выдумать было невозможно. Хотя, вполне возможно, тем, у кого была достаточно богатая фантазия. Вот как, например, у Фридриха. Рыжий вампир слегка опешил от того, как юная особа его буквально отодвинула в сторону и направилась встречать своего «врага» с той решительностью, которая вселяла неуверенность во Фрида и все потому, что девушка была уже очень даже навеселе.
«Вот что мне делать? Уделять время актрисе? Нет, этот вариант не проктит по той причине, что потом меня спасать от нее будет некому. А не хочу провести остаток этой ночи в компании немолодеющих вампиресс, которым она меня явно соберется представить. А вариант — спасение утопающих — дело рук самих утопающих, меня совершенно не прельщает. Поэтому самым лучшим мне будет вызволить девушку из тех будущих неприятностей, в которые она вот-вот вовлечет себя сама».
Пламя страстей бушевало и разгоралось с невиданной силой, постольку поскольку прибывший вампир тоже уже был совершенно нетрезв. А Фриду вовсе не хотелось разнимать пьяных участников будущей потасовке. Поэтому действовать необходимо было быстро и решительно. Он даже пропустил мимо ушей приглашение вампирессы на чай. Будучи ситуация немного иная, адвокат бы расценил это как «полежим за чашечкой чая», но все-таки правила приличия необходимо было соблюдать, и язвить в данной ситуации было попросту неуместным.
— Мазель Готье, вы ведь не очень обидитесь на меня, если все-таки я посмею оставить вас в одиночестве? Вы же прекрасно видите, в каком состоянии находятся эти двое сейчас. И если не вмешаюсь я как можно быстрее, то разгорится невиданный скандал. Думаю, что после такой превосходной постановки, в которой вы блистали своей неземной красотой и поистине безграничным талантом, все и должно закончиться столь же чудесно. Но никак не скандалом, а, быть может, и дракой. Думаю, что рыжая прелестница сейчас вполне способна зарядить этому хаму в челюсть или еще в какое место. Разрешите ли вы покинуть вас и постараться разрешить ситуацию мирным путем?
— Прекрасный юноша, может быть вы мне назовете свое имя, прежде чем покинете меня? Да-да, вы абсолютно правы, не стоит оставлять малютку Кали в столь непредсказуемой ситуации, — актриса кокетливо помахала веером, подзывая Фридриха к себе. Ей безумно не хотелось его отпускать, но приме следовало признать правоту адвоката.
— Конечно, о прекраснейшая. Фридрих Вайс Найтлорд, — натянуто улыбнулся Вайс, уже мысленно будучи совершенно в другом месте. Прима явно тянула и не хотела оставаться в гордом одиночестве, Вайс это понимал и тем не менее уже готов был галопом унестись на помощь... Калерии. Кажется, так назвал ее тот вампир. Ну что же, по крайней мере, он уже знает имя, возможно, будет дальше легче. Но Фрид сомневался.
— Ох, милсдарь, я прекрасно знаю вашу семью, вашу матушку и даже была знакома с вашим почившим отцом. Мальчик вырос, возмужал и превратился в прекрасного лебедя, — прима захлопала ресницами, Найтлорд же еле сдержался, чтобы не закатить глаза и подавил зевок.
«А раньше я что, гадким утенком был что ли? Сама не понимает, что несет. Моргот, как бы мне смотаться отсюда поскорее? Сейчас там драка начнется, а я хочу принять в ней участие. Хоть как-то себя развлеку».
Мыслил он ехидно, потом все-таки плюнул, сделал пару шагов к Жозефине, присел на одно колено и поцеловал ручку дамы, затянутую в тонкую кружевную перчатку. Разве что только губы не вытер.
— Мазель, простите мое невежество, однако все-таки вынужден вас покинуть. Уверяю вас, мы с вами обязательно еще встретимся и побеседуем о лебедях, птичках, котиках и о чем вы только пожелаете. Не скучайте, прекраснейшая.
Рыжий резко выпрямился, развернулся и быстро (чуть ли не бегом) направился к месту событий, ища в толпе ту самую фурию, которой сейчас немедленно требовалось протрезветь, и ушедшего с ней вампира. Точнее, которого она буквально утащила на разборки. Почему-то Фридриху думалось, что, будь Калерия в трезвом состоянии, до выяснений отношения она бы не опустилась. Да и пьяным, как говорится, нет равных по смелости и храбрости.
Нашел он тех, кого искал, достаточно быстро. И, надо сказать, очень вовремя, потому что Калерия уже вцепилась в лацкан пиджака этого самого Клива и не хуже змеи шипела в его сторону какие-то оскорбления. Глядя на вампира, долго терпеть подобное он не был намерен. а поэтому достаточно сильно оттолкнул рыжую вампирессу в сторону. Можно даже сказать, что почти пнул. Пинок был весьма приличным и, если бы не вовремя подоспевший Найтлорд, девушка наткнулась бы на колючую ограду, которая укрывала небольшой цветник от посягательств тех, кто хотел сорвать тот или иной красивый цветок безвозмездно.

+2

8

Вот бы существовал регистрационный журнал «глупых опрометчивых поступков». И чтоб со шкалой идиотизма был. Совершил глупость — зарегистрировали. А потом, либо под конец жизни, либо в самый неподходящий момент — тебе зачитывают деяния. Что дальше? Красней, седей и понимай какой ты порой «уникум». К примеру, Калерия сейчас совершала глупость на твердую восьмерку (если брать шкалу от 1 до 10). Что не говори, а все-таки гены порой проявляются. Даже если от них открещиваешься как можешь. Была Лилиан самоуверенной фурией, вот и передала дочурке свою пламенную эмоциональность. Правда Калерия всегда старалась загонять свою необузданность, но все же были такие личности (и такие моменты), способные вывести ее из равновесия. Но, нужно сказать и спасибо строптивой маман, за своеобразный актерский талант. Стоило Калерии покинуть балкон и выйти в зал, как она моментально переменилась. Спокойным и на удивление ровным шагом, направилась к выходу. Ну, прям: «А сама-то величава, выступает, будто пава...» Периодически вампиресса оглядывалась через плечо и, натыкаясь на злобный взгляд синих глаз, ухмыляясь шла вперед. Хотя, что ей делать дальше, на ум так и не шло. Ну, выйдут они. И что? Сразу в морду? Хм, мысль не плохая, тем более что руки давно чешутся, и не только у нее. Но тут была маленькая проблемка. Калерия в своей жизни дралась всего лишь два раза, и то, преимущественно с дамами (ох уж эти университетские годы). А как вы знаете драка между дамами, хоть зрелище и не для слабонервных, но все-таки не то, что между разнополыми оппонентами. Нет, отец ее, конечно, периодически тренирует, технику самообороны оттачивают... но у Старка все же есть некие преимущества. Будем уповать на счастливое расположение звезд и на то, что Кливленд сильно пьян и часто промазывает.
Как только Калерия вышла из душного здания, первым делом огляделась. Затевать перепалку прямо перед входом не хотелось, но распаленный вампир далекой уйти не дал. Ей удалось лишь свернуть влево к ограде с цветником, прежде чем Старк подскочил.
— Что за наглость? — прорычал вампир, грубо разворачивая Калерию к себе. «Да что ж меня сегодня все крутят... чай не вальс танцуем», недовольно подумала вампиресса. — Запомни, я не потерплю, чтоб какая-то дочь фляжки сарайной меня при всех оскорбляла. Одно мое слово и от твоего чертового конного завода камня на камне не останется. Да и старика в придачу разорю, чтоб не повадно было. Тоже слишком разошелся. Может мне тогда и кляч на мыло пустить?
Противный наглый оскал в момент сошел с его лица, ибо подобные слова вампиресса стерпеть не могла. Вокруг было не души, глубокая ночь окутывала их темнотой. Схватив Старка за лацкан пиджака, она пару раз с силой его встряхнула, а потом и вовсе — резко дернула на себя. Вампир был выше, поэтому ей пришлось задрать голову для того чтобы заглянуть ему в глаза.
— Все сказал? Ха, я смотрю, ты себя прям дракулитом возомнил, — зашипела вампиресса. — Не уж то самим Алукардом себя считаешь? Не много ли пафоса... одно твое слово, камня на камне. Ты вообще кто, прости? Кайтиф в хрен знает каком поколении! Мне напомнить тебе каким образом твой дражайший папа, выклянчил себе должность? Или напомнить в связи с какими обстоятельствами ты жениться надумал? Мм... может мне пойти к твоей мазель и ткнуть пальчиком на особ, которых ты попортил в течение последних двух недель?
Ликование трампессы было не долгим. Уже через секунду, Калерия поняла, что летит, причем так уверенно и точно на изгородь. Как ей показалось, ее еще для ускорения не то ударили, не то пнули. Все произошло настолько быстро, что сгруппироваться или же как-то попытаться устоять на ногах, она не смогла. Уже представляя свою встречу с холодным колючим металлом и зажмурив глаза, трампесса с удивлением поняла, что ограда не такая уж и холодная и колючая. Мягкая? Мускулистая? Эмм, позвольте, что? Ладони девушки нащупали чью-то одежду, и кто-то аккуратно ее поймал. Неожиданно. Калерия открыла глаза и с озадаченным видом посмотрела на... рыжего незнакомца. Да, и еще раз да. Это был тот самый вампир, который пару минут назад чуть не стал ее кавалером в глазах мадам Готье. Тот самый, который нашел ее серьгу и был столь любезен, что закрывал ее своей спиной. И вот сейчас, он вновь приходит к ней на подмогу. Не сказать, что она не польщена, но это почему-то бьет по ее самолюбию. Казаться слабой и беззащитной перед незнакомыми она не любила. А тут получался полный смущающий букет: серьгу посеяла, к вампиру подкатила, в неприятности втянула. Три раза за ночь, понимаешь ли, на помощь к ней приходит. Стыдоба.
— Вечер добрый. — Калерия чуть растянула губы в подобие улыбки. — А что простите, вы тут забыли? Домой уходите? Задерживать не станем, милсдарь. А то, как-то часто вы к дамам на помощь приходите. Отдохнули бы.

+2

9

Просто удивительно, на сколько стремительно скучный и обыденный для рыжеволосого адвоката вечер превратился в захватывающий. Нет, конечно, насчет захватывающего, Фридрих, загнул мысленно, однако все говорило о том, что это только начало. Вот и сейчас, когда он в очередной раз (а это за ночь был уже третий по счету) он поймал девушку, ограждая ее от столкновения с колючей изгородью и даже сейчас юная особа не желала принимать от него помощи. Хоть внешне это не показывало, но ситуация прямо-таки кричала об этом.
«Смелая девушка, ничего не скажешь. Видно, что привыкла все насущные проблемы решать самостоятельно безо всякой помощи. Оно, конечно, весьма похвально, ведь принято считать, что женщины — слабый пол. Однако эта представительница слабого пола сто очков даст вперед любому мужчине. И даже такому мерзкому, как этот вампир. Но, как показывает практика, смелость и безрассудство часто идут рука об руку, а если они подкреплены алкоголем, то это вдвойне страшно. Плохо, что она этого явно не понимает, а это значит, что пора бы кому-то поучить прелестницу».
Однако же долго рассматривать двум рыжеволосым вампирам друг друга явно не пришлось, постольку поскольку оппонент Калерии был разъярен и представлял собой бешеного быка. Глаза у него чуть ли не кровью налились, он явно не желал смотреть на то, как эти двое обнимаются, а поэтому, подогретый алкоголем шагнул вперед, достаточно цепко схватил вампирессу за запястье и рванул к себе. Фридрих же машинально обхватил девушку за талию крепче и злобно зыркнул на вампира.
Подобное занятие рисковало перерасти в нечто наподобие «перетягивания каната», ну а Калерия на этот самый канат никак не походила. Да и со стороны это выглядело так, будто бы двое мужчин женщину не поделили и вот теперь буквально тянут ее каждый в свою сторону. Вайс, поскольку был почти что трезв, отреагировал быстрее, точно также ухватив Клива (и его имя он запомнил, истинная привычка адвоката запоминать все нюансы, пусть даже этими самыми нюансами были имена) за запястье.
Захват был достаточно болезненным, поэтому тот скривился, как будто съел несколько лимонов, а Фрид тем временем вывернул его руку так, что подвыпивший вампир оказался почти что прижатым к нему спиной. А поскольку Найтлорд был выше его на добрую голову, то ему не составило труда слегка нагнуться и прошипеть тому на ухо:
— Заканчивайте эти пьяные игры. Кто вам позволил так обращаться с девушкой? Вы хоть немного соображаете? Пусть даже и выпили, но мозги хоть чуть-чуть должны работать или проспиртованы уже целиком и полностью? Еще раз я увижу подобное отношение и вызову охрану. Потому как ваши действия будут расценены как попытка причинить тяжкий вред здоровью. Ну а я как адвокат и не подумаю вас оповещать о том, чем это может для вас грозить.
— Тоже мне, защитничек нашелся. Слушай, адвокат, отпусти меня подобру-поздорову, а не то узнаешь, с кем имеешь дело! И поверь мне, тебе еще долго будет аукаться тот, как ты посмел со мной тут поступить, — Клив шипел от боли, а главное, от унижения. Хоть он и был пьян, однако прекрасно понимал, в каком свете выглядит сейчас перед Калерией, и это его совершенно не радовало. Фриду же было глубоко наплевать на то, какие между этими двумя могут быть отношения, однако уже то, что он видел, ему дико не понравилось.
Да, он довольно часто встревал в какие-то авантюрные мероприятия и, хоть текущее таковым назвать было нельзя, банальная бытовая стычка, не поучаствовать он попросту не мог. Руку заломил сильнее, послышался слабый хруст, вероятно, вампир слегка не рассчитал силу, и более тонкая косточка запястья неприятно хрустнула. Однако не отпустил, более того, развернул Клива в полусогнутом состоянии к Калерии. Поклон? Унижение было более, чем достаточным.
— А теперь извинитесь перед мазель. И только извинитесь нормально, добавьте голосу побольше искренности. Иначе я вам попросту сломаю руку, предупреждаю совершенно серьезно. А еще мужчиной смеет себя именовать и так ведет себя, да еще руку на даму поднимает. Стыдно вам должно быть, хотя подобные вам понятия не имеют, что такое стыд.
Все угрозы Клива Фридрих пропустил мимо ушей, он не любил, когда ему угрожают, наиболее забавно это было слышать от выпившего вампира. Тем не менее, он прекрасно знал, у подобных личностей слова не будут расходиться с делом, но и не боялся его совершенно. Угрозы были пусты, он просто-напросто побоится связываться. Еще Фридриху было очень интересно понаблюдать за тем, как поведет себя Калерия. Почему-то он был уверен в том, что от этой фурии можно ожидать всего, чего угодно, пусть даже в такой ситуации. Поэтому наблюдал за действиями мазель с легкой улыбкой.

+2

10

С каждой секундой Калерии становилось не по себе. А если точнее — совесть просыпалась и тихонько начинала точить коготки. По сути дела, будь она чуточку умнее, ситуация не приняла бы такой оборот. Юная фон Трамплтон, могла еще в самом начале просто мило улыбнуться обидчику (засунув, куда подальше свою язвительность) и пойти, скажем, станцевать мазурку, кадриль или полонез. А может быть и вальс... раз два три, раз два три. Но, вместо этого ее тянут, словно канат, в разные стороны. Ну, прям картина маслом: «Ночь, улица, казино, разборка». Аристократия так и прет. А главное из-за чего проблема? Правильно, старо как мир — из-за бабы! В рыженькой головке уже прокручивалась одна идея, сменяющаяся другой. Дальше обмениваться грубостями и скабрезностями не было смысла. Неизвестно к чему это могло привести, да и портить репутацию (не сколько себе, сколько незнакомцу) она не хотела. Особенно, если учесть, что Старка уже заломали, пытаясь выбить из него извинения. Нужно было как-то выкручиваться из ситуации, прихватив с собой неизвестного рыцаря. Бушующий Старк хоть и выглядел бравым мстителем, имел одну особенность — приукрашивать свою значимость, набивая цену. А сейчас, он был под шафе, поэтому вероятность остывания и забывания о случившемся на следующий день — 99%. Сделать еще одну выходку она уже не боялась, главное, чтобы оппонент повелся на провокацию. Спохватившись, Калерия подскочила к рыжему вампиру.
— Так! Все проехали. Его несчастный бубнеж-извинения, меня мало интересуют. — Громко и строго сказала она. Кое-как ей удалось расцепить хватку и высвободить неприятеля. Отстранив немного помощника и вставая между ними, она вновь обратилась к Кливленду.
— Набить друг другу бока, нам с тобой не дают. Может, тогда порешим другим способом? Старк, я предлагаю тебе пари. Ты заявляешь, что мои кайсбер тремпы не могут участвовать в скачках, даже на ровне с обычной лошадью. Я понимаю, что тем самым хочешь просто набить цену своим коням. Даже не смотря на то, что в последних соревнованиях мы взяли призовые места, а ты еле в десятку попал.
— Опять напрашиваешься? — прорычал вампир.
— Напрашиваюсь... на состязание. — Калерия сложила руки на груди и с вызовом вскинула бровь. — Ставлю десять тысяч флоренов, что мой конь придет первым, со значительным преимуществом. Расстояние задавай сам.
— Ха, деньги на ветер. Ты совсем умом тронулась. Где и когда ты хочешь соревноваться?
— Здесь и сейчас. — Невозмутимо произнесла трампесса. — Что, неужели струсил? Боишься, что тебе придется раскошелиться и признать, что мои скакуны чего-то стоят? Я думала ты более азартный.
— Прикуси язык. — Выплюнул Старк, но было заметно, что он призадумался. Возможность уделать ненавистную особу, явно, была по душе. — Ты где лошадей найдешь?
— Я приехала на своих. Ты... да я куплю у извозчика любую, какую скажешь.
— Неужто, все предусмотрено?
— Как чувствовала, — развела руками особа.
— Ты знаешь, я в седло не сажусь.
Калерия хитро прищурилась. Клиент повелся, уже хорошо, теперь главное, чтобы не соскочил с крючка.
— Хмм... а чем наш гость не седок?!
Трампесса повернулась к незнакомцу и мило улыбнулась.
— Милсдарь, как вы относитесь к приятной, дух захватывающей прогулке? Верхом, только вы и я, луна, звезды, свежий воздух. Романтика. С реальной возможностью приобрести лошадь, совершенно бесплатно. Если, вы не умеете держаться в седле, скажите не стесняйтесь. Или, быть может, вам больше нравиться кружиться в танце с очаровательной прелестницей, в душном казино?
Калерия подошла к рыжему вампиру вплотную и заглянула в глаза. Чуть прищурившись, вампиресса по лисьи улыбнулась и наклонила головку вбок.
— Я так и не успела спросить вашего имени, мислдарь. — еле слышно прошептала она. — Это наш шанс, слинять отсюда. Вы принимаете мой вызов?

+2

11

Похоже, мазель все решила сделать сама, хоть и была благодарна Фридриху за помощь. Частично была благодарна. Рыжему вампиру стало скучно, причем ощутил он это достаточно резко, когда Калерия высвободила из его хватки Клива и, встав между мужчинами, стала ему что-то втирать про скачки, пари, лошадей и так далее. Фридрих же это слушал вполуха, он лишь скрестил руки на груди, наблюдая за тем, что вампир, которому он чуть было не сломал руку, вроде бы в драку лезть больше не намерен.
«Все-таки она решила все сделать сама. И зачем я вообще полез? Надо было сделать вид, что ничего не происходит, так нет же, Фридрих, тебе, как всегда, больше всех надо. И все ведь началось с того, как я нашел ее злополучную серьгу. Правильно говорят, вещь несет на себе отпечаток энергетики своего владельца. Энергетика, надо сказать, взрывная, но не совсем хорошая. Однако, вполне возможно, я неправ. Не все же девушки должны быть хрупкими, беззащитными и не всех их необходимо защищать. Бывают и такие, как эта конезаводчица».
О роде занятий Калерии адвокат догадался практически сразу, как только рыжая особа завела разговор, пытаясь разрешить ситуацию теперь уже словесно. Услышав о скачках, Фридрих слегка закатил глаза, с его стороны послышался небольшой фырк, и Вайс уже подумывал куда-нибудь смотаться, так как драка между мужчиной и женщиной вроде бы не намечалась. Он сделал все, что от него требовалось, плевать, благодарны ему за это или же нет (Клив так точно не благодарен), поступок уже совершен.
Но тут рыжая вампиресса будто бы прочитала его мысли и подплыла к Фридриху, предложив ему прогулку под луной на лошадях. И Найтлорд понял, что он еще не совсем скоро отделается от вампирки, да и ситуация не закончена. Калерия сказала что-то про неумение держаться в седле, адвокат же помрачнел, и эти эмоции тут же отразились на его лице.
— Мазель, не говорите того, о чем не знаете, хорошо? Думайте, прежде чем говорить, я более, чем уверен, что это умение вам в ближайшем будущем пригодится. Причем очень и очень сильно, — вступать в перепалку с девушкой он не желал, да и ей, судя по всему, требовалась его помощь в дальнейшем, хоть Фрид пока что и не очень хорошо понимал, в чем она будет состоять. — Я не откажусь от верховой прогулки, даже от скачки, это намного лучше, чем улыбаться тем существам, о существовании которых я вообще предпочел бы забыть.
Фридрих обменялся недовольными взглядами с Кливом, которому, явно не хотелось, чтобы этот рыжий выскочка еще где-то участвовал, однако тому пришлось прикусить язык. Ноющее и начинающее распухать запястье все еще напоминало о себе, вампиру требовалась первая помощь, поэтому он вынужден был согласиться на участие рыжего вампира в скачках.
— Меня зовут Фридрих. Фридрих Вайс Найтлорд, если желаете. Однако попросил бы вас называть меня по имени, мазель Калерия, — также тихо, практически наклонившись к ней и шепча вампирессе на ушко, проговорил адвокат. — Я с удовольствием покину это заведение и вообще предпочел бы вечер провести в другом месте, но ситуация меня обязала находиться здесь. Да полагаю, и вы тоже не жаждете снова попасть в цепкие лапки Жозефины Готье.
Упомянув имя примы театра, Вайс слегка ухмыльнулся, видя, что девушке не очень-то улыбается вновь отбиваться от кавалеров, которых стремилась подыскать ей Готье, поэтому она должна была понять его, как никто другой.
— Если бы я знал, каким образом сложится сегодняшняя ситуация, я бы с удовольствием приехал на собственном жеребце. Думаю, он дал бы форы и вашим лошадям, вот уж кто настоящий ураган. Однако ездить верхом я обучен с детства, причем весьма неплохо, управляюсь с конями хорошо, поэтому приму участие в вашем пари.
Он слегка сжал локоть рыжей вампирессы, дав ей тонкий намек на то, чтобы она и не думала вновь «бросаться в бой» и пытаться расправиться со своим неприятелем. Потом все-таки посмотрел на нее, ожидая дальнейших действий и горя желанием побыстрее покинуть ненавистное ему место пребывания.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (20.10.2012 16:46)

+1

12

Последнее время Калерия все чаще задумывалась над тем, что неплохо бы улучшить свои псионические способности, найти наставника. Помниться, она не тренировалась целых 135 лет. Нда, давненько. Все это время, она жила, словно одним длинным беспокойным днем. Только успевай крутиться, голова забита бесконечными делами, поэтому и не ощущала какого-либо дискомфорта. Ну, чувствует она окружающих и нормально, где-то это ей играло на руку. Только вот, как жизнь начала течь более спокойно и размеренно — ее стало накрывать. Окружающий мир давил. Стоило ей выйти за пределы дома, и окружающий мир начинал прорываться волной эмоций. Это угнетало. Хотя, конечно, она пыталась оградиться от подобного, но неподготовленному эмпату, контролировать себя очень сложно. Сейчас трампесса остро чувствовала стоящего рядом с ней рыжего вампира. Ему было определенно скучно. А еще он раздражался, причем с каждой секундой все быстрее. Особенно характерно это выразилось, когда Калерия спросила, может ли он держаться в седле. Выслушав его моментальный ответ, пришло время фыркать ей. Нет, было определенно обидно и смешно. Не зная почему, она обиделась на... Фридриха? Да, он сказал, что его зовут Фридрих Вайс Найтлорд. Где-то она слышала это имя. Но где? Вроде, кто-то из клиентов. Точно, клиент расхваливал этого адвоката, но при этом был на него страшно зол, ибо милсдарь Вайс Найтлорд на суде представлял противоположную сторону и с блеском выиграл дело. Калериному клиенту тогда пришлось изрядно раскошелиться (о чем он ей в красках рассказывал часа два). Теперь она могла воочию узреть блестящего адвоката. А так же, прочувствовать его сущность, пусть не всю, но отдельные фрагменты. Это уже был не герой сопливых дамских романов, а некто хамелионистый, но более реальный что ли. Вампиресса поежилась. Фридрих был не прост, ой как не прост. Он походил на змея, был не скользким, а ускользающим. «Раза два или три он прополз, делая большие круги и покачивая головой то вправо, то влево; потом стал свивать свое мягкое тело в петли, восьмерки, тупые треугольники, которые превращались в квадраты и пятиугольники; свертывался в виде холмика, и все время двигался без отдыха, без торопливости. В то же время слышалась его тихая, непрерывная жужжащая песнь. Воздух темнел; наконец мрак скрыл скользящие изменчивые кольца змеи; слышался только шелест ее чешуи. Бандерлоги, — прошипел он, — сделайте один шаг ко мне. Ближе... Брр, к чему я вспомнила этот отрывок? Пьяный бред». Калерия повертела головой, отбрасывая нелицеприятные мысли. Тут-то она заметила, что Кливленд, потирая поврежденное запястье, удаляется в сторону стоящих экипажей. Кажется, он даже бросил через плечо, что выберет самую дорогую лошадь. Вампиресса хмыкнула и потерла ладошкой лоб. Голова начинала раскалываться. Как же все это не правильно, глупо и бредово.
— Не обижайтесь на меня, Фридрих. Я действительно очень сожалею, что втянула вас в подобный детский сад. Обычно я не настолько эмоциональная и взрывная, но этот субъект действует на меня не шибко позитивно. — Невесело хмыкая, тихо произнесла она. — И спасибо за сережку, не придется извиняться перед Жозефиной за потерю ее побрякушек. Да и вообще за все благодарю. Как я уже говорила ранее, приглашаю на чай во «Флёр дэ Сан»... в любое удобное для вас время.
Калерия хотела было посмотреть вампиру в глаза, но внутренний голос ее одернул.
— Ну почему вы такой мощный?! — не осознав, что пробубнила это вслух, Калерия тут же громко добавила. — Что же, пойдемте, посмотрим кого, из всего конского великолепия, выбрал Старк. Могу поклясться, что этот пройдоха приглядел кобылу. Подвергнуть опасности ваш тыл, а мне предречь свободный полет в кювет — за милую душу для него.
Трампесса ухмыльнулась, дружественно похлопала адвоката по руке и направилась к экипажам. Извозчики моментально бросили на нее обеспокоенный взгляд. Ну еще бы. Кливленд уже вовсю приценивался к лошадям. Видя, что перед ними аристократы, бедные мужчины лишь молча ошалевали, пока вампир дотошно и беспристрастно щупал очередного непарнокопытного. Что он только не осматривал, наверное, лишь под хвост не заглянул.
— Сколько? — наконец вымолвил он, кладя руку на спину только что подъехавшей серой лошади.
— Смотря, куда едем, милсдарь. — Голос сидевшего на козлах мужчины звучал неуверенно. Ему явно не хотелось подвозить столь странную личность.
— Сколько стоит кляча, идиот!
Калерия покачала головой и скрестила руки на груди.
— Сколько бы она ни стоила. Как бы замечательно не шла. Сэр Вайс Найтлорд на нее не сядет! — Отрезала вампиресса. — Я вообще не понимаю, как вы на ней рискнули выехать?!
Вампиресса строго посмотрела на извозчика. Мужчина что-то пробурчал под нос и щелкнув поводом, поспешил ретироваться. Из дальнего ряда послышалось возбужденное ржание. «Учуял... лишь бы не рванул», напрягаясь, подумала трампесса. Прислушавшись немного, вампиресса облегченно выдохнула. «Пронесло».
— Раз уж Старк желает нам извращенной смерти. Выберу сама.
Отодвинув Кливленда, Калерия чуть прищурилась и огляделась. Не сказать, что вид ее потряс, но, тем не менее, она озадаченно потерла шею. Быстренько все прокрутив в голове, извозчики нахохлились и неотрывно наблюдали за действом. На один короткий миг вампиресса замерла, затем через плечо, оценивающе смерила взглядом адвоката и решительно зашагала к двуколке. В неё был запряжен жеребец караковой масти. Калерия улыбнулась мужчине и погладила красавца. Конь повел ушами и дернул мордой вверх. Нетерпеливо жуя трензель животное начало переминаться с ноги на ногу.
— Как зовут?
— Твист, мазель.
— Десять тысячи флоренов.
— Что, простите?
— Нет, вы правы. Пятнадцать тысячи флоренов. — Трампесса погладила коня по шее и развернулась к вампирам. — Я советую его. Молодой, в меру строптивый. Ноги сухие, чистые, сильные. Видна восточная кровь... возможно, не обошлось без хурбастанских кобыл. Странно его видеть в упряжи. Под стать скаковой чистокровке. Подавить такого вы не сможете, но направить в нужное русло — сто процентов получится. Да и под вашу фактуру он подходит. В нем 178 см?
— Почти.
— Что скажите, милсдарь Фридрих?!
Калерия просто лучилась от удовольствия. Смотря на животное, улыбку спрятать не получалось, поэтому радуясь как дитя малое, вампиресса поглаживала жеребца.

+2

13

Фридрих с неприкрытым любопытством наблюдал за вампирессой. Он привык все всегда делать самостоятельно, не надеясь ни на чью-либо помощь, прибегая к оной только в самых крайних случаях. А тут мазель, видимо, решила взять инициативу в свои руки, более того, судя по всему, она прекрасно разбиралась в лошадях.
«Конезаводчица?»
Промелькнуло в мыслях у рыжеволосого адвоката. А почему бы и нет? Не мужское же чисто это занятие. Внимательно вглядываясь во все ее действия, слушая девушку, Вайс осознал свою правоту. Слегка хмыкнув, он медленным шагом направился вслед за Калерией. Интересно, как ее полное имя? Может быть оно ему о чем-то скажет? Фридриху не хотелось сейчас применять телепатию, более того, рыжая вампиресса сейчас была в очень возбужденном состоянии, а это означало, что в женской головке могло одновременно крутиться столько мыслей, что немудрено было в них запутаться.
«Если я прав, то надо бы принять ее предложение, а заодно и побеседовать о лошадях. Покажу ей Торнадо, авось эта прыткая мазель расскажет мне о нем столько интересного, чего я сам не ведаю. Может быть смогу приобрести коня для своего братца, который упорно отказывается учиться ездить верхом, предпочтя свежему воздуху духоту алхимического кабинета. Я не я буду, если не заставлю его это сделать. Да и поговорив с Калерией, вероятно, у меня будет еще несколько аргументов в пользу верховой езды. Вспомнив слова Азазеля о том, что поголовно у всех, кто ездит верхом, кривые ноги, мне просто неймется вставить шпильку. Хотя речь сейчас не об этом».
— Я хоть сегодня поеду с вами, мазель, лишь бы здесь не оставаться. Я вижу, что вы тоже не особо рады тому, что находитесь в обществе данных личностей. Я не говорю о прилипчивой Жозефине и о господине Старке, которому, дай вам волю, вы в горло вцепитесь, причем не только зубами. Сам по себе этот вечер какой-то... неудачный что ли, если выразиться более, чем культурно. Не стоит благодарности за возвращение вам украшения. Это чистая случайность.
«Смотрю, она больше всего рада тому, то ей не придется отчитываться перед примой, чем за возвращение серьги. Как я ее понимаю в этом, беседа с Готье меня утомила до безумия. Ох, Роза, я смею уповать на то, что у мазель Жозефины никогда не возникнет проблем с законом, дабы она не вспомнила про меня и не решила воспользоватся моими услугами, как адвоката. Мне чуть ли не из города смотаться придется в таком случае».
А Калерия тем временем уже активно выбирала коня для Фридриха. Вампир даже задумался о том, не рискнет ли она сама выбрать себе лошадь, чтобы в пари участвовали аж трое наездников. Однако пока что вампиресса ограничилась выбором для адвоката, причем моментально назвав цену за жеребца. Фрид аж челюсть уронил, но вовремя подхватил ее обратно.
— Однако...
Пробормотал он, подойдя поближе и рассматривая скакуна, только что якобы купленного Калерией. Жеребец слегка фыркнул, повернув морду к рыжему вампиру, но никакой агрессии не выказывал. Он немного напоминал Найтлорду собственного коня, ведь жеребец и будущий его наездник можно сказать, присматривались друг к другу. Фридрих протянул руку, потрепав коня по шее, тот же, в свою очередь, принялся обнюхивать подошедшего вампира.
— Мне кажется, ваш выбор просто идеален, мазель. Но, позвольте, я немного не понимаю того пари, в котором я буду принимать участие. Посвятите меня во все тонкости и тогда, вероятно, я смогу вам подыграть более, чем хорошо.
Фридрих слегка наклонился, потому что говорил он вполголоса, практически на ухо девушке, чтобы Старк их не слышал. Затягивать сие действо ему не хотелось. а посему надо было как можно скорее решать, кто на ком поедет, сколько все это будет длиться и чем закончится. Хотя вариантов исхода было более, чем достаточно.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (20.10.2012 16:49)

+1

14

Калерия сняла и выкинула в неизвестность перчатки. Доставая из сумочки чековую книжку и выуживая перьевую ручку, она тихо зашептала:
— План предельно прост, дорогуша. Ай, Моргот... ни черта не вижу. Так вот, этот засранец участвовать не будет, ибо запястье, но главная причина... ха ха... он боится сесть в седло. Подростковая травма, не более. Мы с вами стартуем, для удовлетворения его любопытства скачем один круг. На втором, проносясь мимо, мы просто сворачиваем в противоположную сторону и вуаля -спасительная свобода. К тому времени его энтузиазм поостынет, и он, даже не вспомнит о нас. Айщ, все расплывается... так, пятнадцать тысяч. Один, пять. Раз ноль, два ноль, три ноль. Возьмите, милсдарь. — Калерия расписалась и, оторвав чек, протянула его извозчику. — Этого хватит на новую лошадь, да и останется еще. Только выбирайте скакуна подходящего под упряжь.
— Эээ... мазель, вы уверены, что действительно хотите эту лошадь. Я покупал его жеребенком, менее чем за десять флоренов. — Неуверенно взяв «бумажку», промямлил мужчина.
— Удивительные люди. Берите чек, а я забираю коня.
— Что, прям сейчас? — Глаза извозчика полезли на лоб, стоило вампирессе начать распрягать скакуна. — А как же...
— Не переживайте. Оставив тут двуколку, с ней ничего не случится. О, знаю! Мы, сейчас поменяем лошадей и вас отвезут, на одной из моих. Ха, все схвачено. — Калерия мило-пьяно улыбнулась и подмигнула мужчине. Конь был практически «освобожден». — Так, красавец, осталось немного. Ну, иди ко мне, ай молодец. Спокойно, спокойно.
Милуясь с жеребцом, трампесса вывела его на дорогу. Тот в свою очередь, почувствовав свободу, попытался рвануть, но вампиресса, смеясь, его удержала.
— Ха, ха, я же говорю резвый. Тише, тише, мальчик. Милдарь Вайс Найтлорд, поздравляю с удачным приобретением. Держите вашего скакуна.
Передав под уздцы жеребца, трампесса нестройным шагом двинулась в ряды, пока не заметила свой экипаж.
— Мазель фон Трамплтон, вы уже отбываете? — Соскочив с козел, к ней, улыбаясь, направился молодой дампир. Как только он поравнялся с хозяйкой, лицо его переменилось. — мазель, вам нехорошо? Давайте помогу.
— Нет, нет, все хорошо. — Калерия засмеялась и перехватила «руку помощи». — Друг мой, тебе партийное задание. Отпряги лошадей. Не смотри на меня так, я смущаюсь. Так вот, Калейдоскопа впряжешь в одну двуколку и отвезешь извозчика домой. Экипаж заберем после, поэтому сразу едешь домой.
— А Ункас? — дампир вздохнул и принялся распрягать пегого коня.
— А он, пойдет со мной. Ун, малыш, будем бегать?
Калерия подошла к поджарому жеребцу буланой масти. Тот всхрапнул и ударил передним копытом. Трампессу он узнал, но испытывал неопределенные чувства. С одной стороны, он был рад вниманию любимой хозяйки, но с другой... от нее исходил неизвестный доселе аромат, а это волновало жеребца. Ункас нервно повел ушами и, позволил изящной ручке пройтись по его блестящей шее. Жеребец не понимал, с чего вдруг его начали распрягать, но избавление от соседства с собратом и тягота упряжного дела — придавали бодрости. Скакун заржал и напрягся, когда Калерия вывела его из упряжи. Сильно раздувая ноздри, высоко поднимая хвост и по-лебединому выгибая шею, Ункас, гарцуя, следовал рядом с хозяйкой. Стоило ему заметить незнакомого коня, он тут же угрожающе захрапел и поджал уши, а как только он с ним почти поравнялся, попытался укусить незнакомца за круп. Будучи навеселе, Калерии все же удалось сдержать ретивого скакуна и отвести немного в сторону.
— Итак, господа! — Торжественно объявила трампесса. — Правило предельно просты. Если ты не против, Кливи, я сама их оглашу. Старт — параллельно входу в казино. Предлагаю три круга. Так как «Гнездо Дьявола» достаточно большое здание, а огибать его удобнее через два дома, то это и будет траектория нашего предполагаемого маршрута. Предлагаю проскакать три круга. Этого достаточно для демонстрации способностей скакунов и не так няпряжно для них. Соответственно, кто придет первым, тот и получает деньги.
Хочешь что-нибудь добавить, милый Кливи?
— Ха, — Старк противно ухмыльнулся и двинулся на жеребца. — Если, ты поедешь на этом убожестве, считай, что деньги мои. Смотри, чтобы твоя бездарная кляча не сбросила твою, не менее бездарную, тушку. Ха, ха, х... АААА! Убери это чудовище от меня! Пошла прочь, тварь!
Слова вампира задели чуткую и гордую натуру Ункаса. Услышав грязности от этого и без того не приятного существа, жеребец воинственно заржал и бросился на обидчика. Калерия, сделала невинно-испуганную мордашку, хотя изумрудные глаза ее горели плутовским огнем. Она отпустила уздечку, давая жеребцу на время полную свободу действий. Ункас попытался цапнуть Старка за бедро но, тот успел испуганно отскочить. Тогда бравый «воин» встал на дыбы, пытаясь размозжить мосивым копытом голову вампиру. Решив, что с Кливленда достаточно, Калерия подошла к разбушевавшемуся «ребенку» и подпрыгнув ухватила того под уздцы. Потянув вниз, при этом не забывая успокаивающе ворковать, ей удалось утихомирить разгоряченное животное. Жеребец фыркнул и уткнулся мордой в грудь трампессы.
— Ну, ну, мальчик мой, спокойно. Сейчас поедем, не трать силы на этого невежду. — Обхватывая морду Ункаса, прошептала Калерия. — Кливи, прости, не удержала. Раз всем не терпится, «в седло»!
Чмокнув в лоб скакуна, рыжая плутовка весело хихикнула и на удивление, ловко вскочила на его спину.
— Мазель фон Трамплтон... — подоспевший дампир вел пегого коня. — Которая двуколка?
— А, Икабод. Вон того мужчину, с его экипажем нужно доставить до дома. Не забудь, затем возвращайся верхом в поместье.
— Слушаюсь, мазель. Будьте осторожны, пожалуйста. — Вздохнул дампир, глядя на открывшуюся ему картину. Спрашивать о действиях, а уж тем более отговаривать хозяйку от оных — было делом бесполезным. Лучше смириться, оставить все как есть, но доложить обо всем Кристине незамедлительно.
— Итак, да начнутся скачки. Пусть победит сильнейший! — Радостно улыбнувшись всем, рыжая бестия чуть повела руками, пуская жеребца легкой рысью. — Фридрих, я жду вас на «старте».

Флешбэк отыгран

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (12.09.2012 19:12)

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Там, где идет игра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно