Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Мечеть «Колыбель Акина»


[Баккар] Мечеть «Колыбель Акина»

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/39-Abadzhan/ab11.png
Одна из святынь Абаджана. Небольшая мечеть, где покоятся останки мученика Акина, первого послушника пророка Айлиля. Человека, которому было доверено переписать Аль-Куран и Аль-Сунну, чтобы священная мудрость этих великих книг множилась и разносилась по всему свету.
Существует поверье, что если ваша молитва будет искренней, а сердце наполнено истинной верой, то великий Акин поможет исполниться вашему желанию. Но только одному и самому достойному. Грешника же, затаившего в сердце месть и злобу, настигнет суровая кара за то, что посмел он приблизится к священному месту.

0

2

Рамиру Ассману
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Orlej/orln1.png
Над святым местом витала невидимой дымкой в воздухе тревога. Страх, возмущение, гнев — будто какой-то незадачливый алхимик-эмпат раздавил здесь колбу не с самыми приятными эмоциями. Хмурые стражники постепенно разгоняют агрессивно настроенную толпу, но даже их авторитет не в силах задавить черные слухи, которые поползут вскоре по городу. На такое способен только чужеземец, в этом не было сомнений, а, значит, в ближайшее время вполне можно ожидать напряженной работы. Волна кровавых расправ с ни в чем неповинными туристами и просто не похожими на местных людьми и вампирами, что может быть хуже для стражей порядка?
Вполне логичные предположения городской стражи оправдались более чем на сто процентов. Истошный крик острым лезвием полоснул по напряженному воздуху площади около Колыбели.
— Держите его, правоверные! Я поймал убийцуууу! — вцепившийся мертвой хваткой в рукав рослого норданца щуплый, иссушенный солнцем и сухим ветром темнокожий старик, продолжал верещать, призывая народ. Толпа, которую уже оттеснили стражи от ступеней к священному месту, где лежал окровавленный труп муфтия, завертела головами, ища колкими взглядами возмутителя спокойствия. Искать, собственно, пришлось не долго — пойманный «убийца» удался и ростом, и комплекцией, не заметить его и висящего на нем благообразного старичка было невозможно.
Взирающая на все происходящее с высоты птичьего полета Беллатриса едко ухмыльнулась. Она уверует, что Рамир настоящий везунчик, если он сможет покинуть площадь живым и относительно целым.

+4

3

[Гуда] Казематы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Людское море колышется вокруг него, обдавая волнами нерассуждающей агрессии и гнева. Стадо, которым так легко управлять... Плохие предчувствия заставляют волосы на загривке встать дыбом. Он готов побиться об заклад, что это все — дело рук Беллы. Она привела его сюда на расправу. Уже ясно, что она ему уготовила, осталось только узнать как она собирается натравить на его толпу. Хотя, конечно, есть у него пара вариантов...
Злобная, коварная тварь. Такое бы воображение, да в иное русло... Подумать только, сколько усилий она приложила, сколько ресурсов потратила, и все — лишь для того, чтобы отомстить. Что мешало этой женщине найти себе мужчину? Нееет, это не наш выход... Советник Ассман не одобряет такого расточительства.
Шаг, другой, третий, и вот он уже видит окровавленный труп, валяющийся на камнях площади. Муфтий! Ничего себе пешки в этой игре.
Общий фон разрезает нечто неестественное, и старик со следами ментального воздействия на разуме, вцепляется в его рукав. Рамир щурится, пытаясь отследить вектор, найти псионика, который обеспечил ему проблемы.
— Держите его, правоверные! Я поймал убийцуууу! — человек надрывается, послушный чужой воле, и ревенант раздраженно посылает импульс силы, даром экстрасенсорики воздействуя на голосовые связки. Крик обрывается на высокой ноте, старик хватается за горло, кашляет, хрипит, но орать как прежде уже не получается. Выглядит это вполне натурально, впрочем.
Ассман с равнодушно-спокойным видом созерцает толпу.
— Вы ошиблись, уважаемый, — легкий, незаметный эмпатический посыл окружающим, и чуть сильнее — страже. Старик ошибся, норданец только появился на площади, старик ошибся, старик ошибся, старик ошибся.
Два стражника, недовольно морщась, проталкиваются к нему, оттесняя людей.
— Не в добрый час тебя принесло сюда, парень, — бурчит один из них, широкоплечий, почти с самого Рамира ростом человек. — Муфтия убили, нечего чужеземцам здесь делать.
Ревенант кивает и осторожно опутывает его своей силой. Норданец явно не виновен, как бы не было беды, глупые люди, собачья работа, норданец не виновен, как удержать такую толпу, разорались тут, мешают работать, норданец не виновен.
Второй стражник младше, совсем еще мальчишка — плохая защита. Ассман цепляет взглядом десятника, и аккуратно посылает ему ощущение, что его присутствие необходимо здесь. Здоровенный мужик морщится, но начинает проталкиваться сквозь толпу, отдавая подчиненным приказы. Приказы, нужные Рамиру — перегруппироваться, защитить чужеземца, выживший из ума старик разорался, а толпа и поверила, много ли надо разозленным людям, чтобы кинуться на указанную жертву, не разбираясь, кто на самом деле виноват. А ему, десятнику, не нужны проблемы — норданец дорого одет, если вдруг что — можно и проблем отхватить выше шпилей минаретов. Не хватало ему только трупа знатного клыкастого — они же мстительные все как демоны Моргота.
— Все назад! — звучит зычный голос командира. — Все назад, стража спокойствия Абаджана разберется!
Ревенант, мысленно сцепив зубы, продолжает воздействовать на людей, предельно аккуратно и незаметно, не хватало ему только лишних обвинений. Долг стражи — защитить невиновного, если при их попустительстве убьют аристократа, сотник устроит им веселую жизнь, одного трупа в их смену вполне достаточно, собачья работа, защитить норданца.
Чем хорошо эмпатическое воздействие, так это тем, что при правильном применении достаточно единичного импульса. И тогда объект сам будет действовать в нужном направлении. Стражей не так уж и много, если что толпу они не сдержат, но ему сейчас важна любая мелочь. Что бы не думала Белла, у него за спиной три с половиной столетия беспокойной жизни воина и убийцы. Он умеет сохранять спокойствие и свою жизнь.

Отредактировано Рамир Ассман (12.07.2012 14:30)

+6

4

Рамиру Ассману
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/gs.png
Если бы вы спросили, как работает абаджанская охранная система, я ответил бы вам следующее: она работает быстро, слаженно и качественно. Абаджанец коварен как сам Моргот, а его пылкий нрав и высушенная солнцем и зноем душа не знает пощады. Асад заканчивал поить коня, когда стройный мужчина в синем платье остановил коня в десяти метрах от него и зычным голосом крикнул:
— Эмпат! Чертовый норданский щенок мутит голову нашей страже!
Асад сполоснул руки водой и выпрямился, скользя по мужчине скептическим взглядом.
— Не говори глупостей, Наби. Ты служишь воле Ваххала своими мыслями и поступками, но порой твой дар, — абаджанец подчеркнул это слово, — вводит тебя в заблуждение.
— Господин, я клянусь вам, что мои слова верны. Убедитесь сами! — стеганув коня по бокам, псионик сорвался с места, попутно оборачиваясь. — Если вы не остановите это безобразие, то его остановлю я!
Вздохнув, Асад махнул рукой: этот парень был молод, но не глуп. Не раз его способность к эмпатии спасала им жизни, так почему же сейчас он не верит ему? Оседлав коня, командир отряда свистнул своим, отдавая приказ... Уже спустя минуту конный отряд ворвался на переполненную людьми площадь. В воздухе свистнули плети, обрушиваясь на плечи неверных.
— Уйти с дороги! — трубным гласом пронеслось над толпой, а вдалеке мелькнул синий гумбаз Наби.
— Окружить! — приказал Асад, подводя коня к мужчине. Лошадь эмпата не могла стоять спокойно, то и дело кидаясь в сторону застывшего среди стражников белолицего мужчины, по всей видимости, и являвшегося корнем всех сегодняшних бед. Толпа вокруг бушевала, словно раскаленное море. Время от времени его людям приходилось за ворот оттаскивать особенно буйных абаджанцев, норовящих прорвать плотное кольцо стражи, окружившей вампира.
— Вот эта дрянь, — Наби кивнул в сторону темноволосого норданца, с холодным упрямством вглядывающегося в его лицо. — Я не понимаю, почему твои стражи до сих пор не схватили его?
Асад нахмурился, пытаясь совладать с лезущим в его уши шумом. В воздухе прогремел выстрел. Опустив пистолет, командир обвел взглядом толпу.
— Волей наместника, сохраняйте спокойствие! Виновен ли этот чужестранец, решать нам. Побойтесь Ваххала! — сдвинув брови, мужчина обернулся к норданцу. Наби остался справа от него, шепча под нос самые изощренные абаджанские ругательства.
— Ты сеешь смуту, проходимец! Убери руки от этого народа, ты ему не хозяин, — наконец не выдержал он, склоняясь к вампиру. Асад жестом остановил его.
— Вы окружены. Не сопротивляйтесь и пройдемте с нами, возможно, все решится мирным путем, — с присущим только ему благородством, командир обратился к чужеземцу. — Настоятельно прошу вас сдать оружие.
Наби что-то возмущенно прошипел, до побеления костяшек сжимая поводья. Утихомирившаяся было толпа взвыла с новой силой, но, удерживаемая стражей, вынуждена была отступить. Арестовать норданца для его же безопасности было правильным решением, и Асад не собирался менять его. Если же Наби окажется прав, это сохранит жизнь и ему самому.

+3

5

Рамир определенно любил стражу Абаджана. Особенно сегодня. Раздавшиеся крики и свист плетей дивной музыкой прозвучали в его сердце.
Всегда приятно, когда твои враги ошибаются, а Белла, приведя его сюда, явно не учла силу, которую представляют собой сторожевые псы наместника, да прибудет с ними благословение Ваххала. Радует, что стража появилась так вовремя. Убивать на глазах у такой толпы — верный путь к неприятностям, а вряд ли ему удалось бы вырваться отсюда без жертв, к тому же, не стоит сбрасывать со счетов возможность того, что вырваться бы не удалось в принципе.
Хорошо, что он не успел никому навредить — даже старик, поднявший крик, скоро снова заговорит — воздействие было совсем легким. И отследить его практически невозможно.
Обладатели дара экстрасенсорики встречаются крайне редко, и еще реже они контролируют дар на таком уровне. Рамир всегда любил играть с огнем, и самая непредсказуемая, кроме, пожалуй, предвидения, область псионики привлекала его неимоверно. За всю свою жизнь он встречал всего нескольких обладателей этого дара, и никто из них не был равен ему. То, что эта милая тенденция прервется здесь и сейчас, было крайне маловероятно. К тому же, отследить воздействие экстрасенсорика сложнее, чем любое другое. Так что ему нечего поставить в вину.
Конный отряд рассек людское море и довольно быстро оказался рядом. Стража и... эмпат, какая радость. Вампир или ревенант — не разобрать. Хотя, может и дампир — чем Моргот не шутит... Молодой еще, горячий.
— Вот эта дрянь, — псионик указал на него. — Я не понимаю, почему твои стражи до сих пор не схватили его?
Ревенант с трудом подавил ярость, почувствовав агрессию абаджанца. Эмпат часто принимает чужие эмоции как свои, но нельзя позволить им возобладать над разумом. Хоть и хочется швырнуть этого шакала к своим ногам с перерезанным горлом... Стоп! Это не его желания, хотя что-то в этом определенно есть. Сородич ему быстро разонравился.
— Ты сеешь смуту, проходимец! Убери руки от этого народа, ты ему не хозяин, — продолжил разоряться парень.
— Мне не нужен ваш народ, мне нужна моя жизнь. И, не нарушив ни одного вашего закона, я имею на нее полное право, — Ассман повел плечами, сбрасывая напряжение, и клыкасто улыбнулся пышущему негодованием абаджанцу.
— Вы окружены. Не сопротивляйтесь и пройдемте с нами, возможно, все решится мирным путем, — командир отряда обратился к нему с чем-то похожим на... уважение? Рамир определенно любит стражу Абаджана. Есть еще на этом континенте люди, которым не расплавило мозги жаркое южное солнце. — Настоятельно прошу вас сдать оружие.
— Звучит заманчиво, — кивнул ревенант, отстегивая пояс с револьверами и передавая его стражнику.
Под взглядами людей он спокойно расстегнул и закатал рукава, ослабил застежки ножен с кинжалами и снял их с предплечий, также отдав любимые игрушки в руки правосудия. Кинжалы были превосходного качества, легкие и изящные, подогнанные под его руку лучшими мастерами. Подарок герцога Дантеса на его трехсотлетие. Рамир всерьез надеялся увидеть их снова после разрешения этого недоразумения. Метательный нож из засапожных ножен последовал судьбе остального оружия. Заметив удивленные взгляды, он ухмыльнулся и, после секундного раздумья, вынул из кармана боевое кольцо.
— На этом все, уважаемые. Готов следовать за людьми наместника.

Отредактировано Рамир Ассман (27.07.2012 23:04)

+4

6

[Гуда] Казематы  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Как разыскать в огромном городе одного-единственного подозреваемого, приметы которого, к тому же, до обидного скудны. Высок? Эка невидаль! Темноволос? Так не забывай, чужеземец, где находишься. Большая часть населения Баккара прятала под своими головными уборами темноволосые горячие головы.
Если так подумать, иноземная одежда и происхождение были наиболее особыми признаками предполагаемого убийцы, а это уже не так уж и мало, если известно, с какой стороны он въехал в город.
На данном этапе Виталь предпочел бы не торопиться, однако, времени итак было потеряно уйма, подозреваемый мог в любой момент покинуть город, или же осесть где-нибудь в его тихих и хорошо охраняемых дворцах. И, поскольку тот опережал Виталя, по его подсчетам, приблизительно на час, у юстициара был неплохой шанс разыскать свою цель по горячим следам.
«Конечно, не без помощи небольшой военной хитрости», — он мысленно завершил адресованную себе же подбадривающую речь, и поправил широкий пояс с ятаганом. Форма городской стражи оказалась не только многофункциональной, позволяя спрятать нехарактерную местным внешность и вселяя в граждан уверенность, что этот воин имеет право их расспрашивать и получать правдивые ответы, но и позволила избавиться от личины засветившегося в казематах помощника уважаемого торговца. Конечно, как только очнется доблестный страж правопорядка, у которого, как у практически коллеги по сохранению порядка и восстановлению справедливости, Виталь временно позаимствовал широкие темные штаны да прочную длинную куртку, которые легко позволили спрятать под собой использованный ранее костюм, а куфия неплохо скрывала излишне светлый оттенок волос и щетину. Для прогулки по улицам этого должно хватить, если в суматохе и толчее он все же не наткнется на слишком внимательных наблюдателей.
Конечно, этот план имел свои, отнюдь немаловажные, недостатки, но отсутствие времени, как и временная неспособность к тонкому воздействию и все еще не прекратившаяся головная боль, помогли примирить с ними ноющую совесть.
К которой, возможно, все же следовало прислушаться. А, может быть, это просто дар предвидения проклевывается. Короче, свою цель Виталь чуть было не упустил. Все же искать видевших прохожего иностранца свидетелей посреди ночи в не самом оживленном районе города, уповая что те не только что-то видели или слышали, но и все еще оставались на своих местах, мог только отчаянный оптимист. Помог случай, вернее, верность почтенного Кылыча своей вредной привычке, а так же в очередной раз доблестной городской страже, пользующейся среди жителей такой всепоглощающей верой в бездонность своих кошельков. Он заплатил этому пройдохе втрое больше суммы, которой пришлось умасливать даркенфуртского портового работника для отправки тайного послания в отдел ордена. Конечно, по получении того послания братья все равно позаботились бы, чтобы отзывчивый посыльный навсегда забыл путь к их дверям. И тот как будто бы чуял подвох, раз за разом отказывая подозрительному клирику, который оказался слишком слаб, чтобы добиться своего одним только внушением. Хотя, может, просто цену набивал.
Как бы там ни было, с многомудрым Кылычем они сошлись в цене, и тот направил Виталя далее с наказом не отчаиваться, ведь дорогу такого заметного чужестранца ему дальше укажет любой встречный.
Не сдержался, но, Ваххал свидетель, справедливость восторжествовала.
Второй раз он чуть не потерял след на площади, но тут уже ему просто повезло — мчащееся во весь опор подразделение стражи было сложно не заметить, так что пришлось их догонять пешком, чтобы соответствовать выбранному образу и не возбуждать лишних подозрений очевидцев. Мог ли он в тот момент надеяться, что этот отряд приведет его прямо к цели? Вряд ли. Виталь лишь уповал на то, что в спешке и среди толпы сможет незаметно отстать и вернуться к поискам на площади.
Но увиденное на площади перед небольшим храмом поставило жирный крест на, в общем-то, уже ненужных планах, и заставило тяжело опереться о стену ближайшего дома.
Какова вероятность того, что в иностранном городе проблемы с законом будут у двух весьма схожих по описанию граждан чужого государства? Не так уж и мала, на самом деле. Какова же вероятность, что оба эти иностранца будут выдающегося даже для чистокровных вампиров роста, и оба будут подозреваться в убийстве?
Судя по всему, не сильно больше вероятности встретить в месте, куда тебя занесло не иначе как чудом, того, которому верил больше, чем себе. Который всегда был истиной в последней инстанции и примером для подражания, и который в данный момент с улыбкой уверенного в своей правоте и высшей справедливости существа сдавал свое оружие окружившим его стражам правопорядка.
«Ну и как это понимать, наставник?»

Отредактировано Виталь Лефевр (19.07.2012 14:42)

+3

7

Рамиру Ассману, Виталю Лефевру
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/gs.png
Складывающееся положение дел нравилось Асаду все меньше и меньше. И почему на его долю вечно выпадают какие-нибудь норданские воины-с-кучей-оружия-и-пафосным-взглядом, украденные принцессы из Мун-Ци и серийные маньяки из Сансары? Впрочем, будь иначе, под его руководство не был бы передан Наби и десяток лучших абаджанских воинов в придачу. Кивнув подоспевшему стражу порядка, мужчина едва успел дернуть за поводья и отвести коня в сторону — между ним и подозреваемым номер один промелькнула тень какого-то бродяги, а за ним в воздух взвилась плеть Наби. Тяжелый удар опустился на плечо... темноволосому норданцу, рассекая его благородную щеку и змеей соскальзывая обратно к своему хозяину.
— Извините, — вставил тот с такой кривой усмешкой, что Асад только вздохнул. Догнав развернувшего было коня ученика, если так можно было его назвать, мужчина тихо хмыкнул:
— Ты еще на дуэль его вызови.
Но Наби уже был слишком увлечен чем-то еще и пропустил его колкость мимо ушей. Это был молодой ревенант с пылким нравом и лучший из известных ему эмпатов по совместительству. Мужчина был настолько увлечен своим даром, что с бараньим упрямством не желал развивать что-либо еще. Именно потому он и был отдан под покровительство Асада, который, как могло показаться, был в состоянии выветрить эту дурь у него из головы.
— Отец, посмотри на это чудо, — с характерной издевкой в голосе откликнулся Наби, доселе внимательно всматривающийся в застывшую неподалеку фигуру еще одного хранителя абаджанского спокойствия.
— У нас достаточно людей, не трогай его, — отмахнулся командир, давно привыкший к подобным заявлениям со стороны эмпата, уже, как оказалось, успевшего стать ему родным.
— Нет, ты не понимаешь, — Наби сделал трагическое лицо, с которым обычно мать смотрит на малолетнего ребенка, сотый раз спрашивающего, почему они не могут взять собачку домой. Позади них мрачно возились стражники, принимающие оружие из рук чужестранца, и Асад мельком следил за этим красивым и гордым мужчиной.
— Это норданец, Асад, — шипящим шепотом напомнил о своем существовании его воспитанник.
— Что? — мужчина вновь обратил взор на своего «подчиненного». Только сейчас он заметил выглядывающие из-под куфии кончики светлых волос, молочно-белую кожу и неправильно повязанный кушак. — Выходит, он действовал не один?
Асад не был скуп на приказы. Этот сорокалетний дампир завоевал уважение наместника своим умом и хитростью, но даже он иногда ошибался, когда речь шла о псионике. Впрочем, на этот раз беспокоиться было не о чем.
— Арестовать, — мрачно сдвинув брови на переносице, приказал он пританцовывающему рядом Наби. Ревенант с плохо скрываемой радостью развернул коня, едва не поднимая его на дыбы — боевое настроение мужчины передавалось и его животному. Менее минуты хватило на то, чтобы перед взором отстраненного от происходящего Асада тройка стражников без лишних вопросов скрутила прислонившегося к стене мужчину и подвела пред светлые очи командира. Сорванная куфия упала с головы, позволяя волосам цвета пшеницы рассыпаться по плечам, и на Асада воззрились не менее гордые, чем у схваченного норданца, глаза.
— Добро пожаловать в Баккар, — с мрачной усмешкой вставил подоспевший Наби.

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Виталь Лефевр, вот и настало то светлое время, когда вы можете начинать отстаивать права юстициара и со спокойной душой арестовывать Рамира.

+3

8

Кто-то кинулся между ним и стражниками. Ревенант задействовал дар, пытаясь уловить угрозу, но вместо этого поймал чужое удовольствие, триумф и самодовольство. Плеть эмпата опустилась ему на плечо, задев щеку.
Щенок шакала.
— Хорошая реакция, — усмехнулся Рамир, пальцем стирая кровь с лица, и наблюдая, как командир ловит повод коня рванувшегося было куда-то мстителя.
Он не собирался связываться со щенком. Пусть тявкает. Слишком молод, чтобы справиться с Ассманом в прямом столкновении, слишком горяч, чтобы суметь провернуть тонкую интригу, способную принести неприятности. А вот если отреагировать на провокацию — тогда можно получить проблемы. Ему сейчас главное — найти и вернуть своих детей. А столкновение со стражей может здорово замедлить поиски. Поэтому — терпение и еще раз терпение. Тем более он не настолько мелочен, чтобы выходить из себя по таким пустякам.
Залечивать след от удара он тоже не стал. Обычная регенерация прекрасно справится с этим, а вот раскрывать карты — неблагоразумно. Его сильнейший дар и козырь — экстрасенсорика. Незачем страже знать, что он способен превратить внутренности каждого из них в кровавое месиво одним прикосновением. А при сильном желании и без непосредственного контакта. Пусть лучше считают эмпатом. Хотя он надеялся, что до такого не дойдет. Разборки с властью — последнее, что ему нужно на данный момент. А вот если удастся заполучить их содействие...
Но для начала стоит выбраться с этой проклятой площади, чуть не ставшей смертельной ловушкой.
Страсть изобличать врагов народа в эмпате на нем не кончилась. Какой деятельный молодой человек. Энтузиаст просто.
Однако когда он увидел, кого сочли очередным преступником, он с трудом удержал рвущийся наружу хохот. Юстициар и первый советник главы клана Венганза. Хороший сегодня улов у стражи Абаджана!
Как причудливо сплетаются нити судьбы! Его единственный воспитанник стоял в паре метров на гомонящей площади другого континента. Какая встреча! Какая несомненная удача. Какая невероятная, немыслимая удача. Помощь юстициара, а в том, что Виталь согласится ему помочь в поиске детей, он не сомневался, будет весьма кстати. Рамир мог ему доверять и на него рассчитывать. На верность и несомненные интеллектуальные и боевые качества. И, главное, с ним можно быть честным и поворачиваться спиной. Это дорого, очень дорого стоит.
— Арестовать, — отдал приказ командир, и Ассман таки не удержался от смешка, наблюдая неприкрытую радость на лице эмпата и набор эмоций в душе воспитанника. Подумал секунду и послал ему волну собственных ощущений — радость встречи, уверенность, дружеское расположение, все, чем можно выразить «я рад тебя видеть», не обладая даром передавать мысли.
— Здравствуй, Виталь. Этот вежливый юноша меня уже поприветствовал, — ревенант улыбнулся и коснулся пальцами все еще кровоточащей ссадины на щеке.
— Добро пожаловать в Баккар, — с мрачной усмешкой вставил подоспевший эмпат.
С языка рвалась пара подходящих шуток про гостеприимство Абаджана, сдержанность и благородство его стражи, но Рамир удержался, ограничившись тем, что послал воспитаннику волну веселья. Если не считать этого ярого блюстителя интересов народа, стража вела себя более чем адекватно. Ассман, сам часто получавший под командования горячие головы, которые надо было остужать без вреда для окружающих и их гордости, не нашел в себе желания осложнять жизнь или портить настроение командиру. Вот легкие симпатия и сочувствие — да, были. Попробуй удержи в узде такого. А учитывая, что у командира отряда не было поганого характера и репутации самого Рамира, проблем ему эмпат явно доставлял множество. Например, ударить плетью по лицу двоюродного брата могущественного герцога — это идея с весьма сомнительными перспективами.
Непосредственной опасности ни ему, ни Виталю конкретно сейчас не было, так что можно расслабиться и получать удовольствие. Плети стражи доказали свою действенность в вопросе защиты его персоны от разгневанной толпы. Все, что он мог сделать в данной ситуации, он уже сделал — оружие сдал и улыбнулся.

Отредактировано Рамир Ассман (27.07.2012 23:08)

+4

9

Время будто замедлилось, позволяя трезво анализировать ситуацию и отбрасывать все неважное для достижения цели.
Во-первых, взять себя в руки и отгородиться от изливаемых эмпатом эмоций, как разряды крохотных молний вдоль черепа терзавших и без того перетруженное сознание.
Во-вторых, сконцентрироваться на цели. От нее его отделяли трое стражников, повисших на нем как попрошайки на приезжих у бруггианского вокзала, да новое задание, с которым ему придется разбираться здесь и сейчас.
И, в-третьих, навести, наконец, порядок в этом балагане.
— В этом нет необходимости, — он спокойно кивнул удерживающим его стражам, и сам пошел к центру площади, где, отгороженные лошадьми стражи от бушующей толпы, собрались действующие лица этой партии. Охрана, хоть и продолжала его удерживать, заметно успокоилась, по пути убедившись, что самозванец не спешит вырываться. Виталь проигнорировал язвительное приветствие, уголками губ обозначив, что услышал эфемерный посыл бывшего наставника. Правда, этот намек на улыбку получился кривым, чему немало способствовал новый шквал эмоций от молодого ревенанта, отношение которого к охране ему пока было не ясно, хотя предположения на этот счет уже сложились.
— Приветствовать меня нет необходимости, как и задерживать — у вас попросту нет на это полномочий, а данную форму, — он кивнул на мундир городского стража, — поверьте, я ношу по праву.
А еще не говорить ни слова лжи. При открывшихся обстоятельствах скрывать свое должностное положение больше не имело смысла, а поэтому с конспирацией стоило заканчивать. Мундир же не составит труда передать для возвращения на склад.
Виталь преувеличенно вежливо скосил глаза на удерживающего его справа стражника:
— Вы позволите?
И, только дождавшись разрешающего кивка капитана охраны, он высвободил руку и вытащил из нагрудного кармана самого нижнего слоя одежды специально защищенный от влаги и возгорания конверт.
— Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы уладить по крайней мере одно из возникших недоразумений.
Проигнорировав тянувшиеся к пакету руки, он передал его капитану, и, ожидая, пока тот ознакомится с содержанием удостоверения личности и верительной грамоты, оглядел место действия. Страже наконец удалось оттеснить толпу от входа в храм, и теперь распростертое на ступенях тело покоилось в гордом одиночестве, но рассмотреть деталей с такого расстояния, при этом изображая интерес к собеседнику, не приходилось возможным.
— Дайте угадаю, установить личность милсдаря вы тоже не потрудились, прежде чем разоружить его? — он невзначай заметил, снова возвращаясь к капитану и выслушав его, напрочь игнорируя его подчиненных, недоуменно и с подозрением следящих за происходящим. — Что ж, если с приветствиями мы покончили, то от имени ордена я уполномочен заявить, что преступления против веры, как и преступления на религиозной основе, являются ведомостью ордена юстициаров, и, поскольку они не входят в юрисдикцию городской стражи, вынужден просить вас передать мне командование до конца следования или же до назначения иного следователя местным отделением ордена.
Понаблюдав, как после этого заявления меняются лица присутствующих, Виталь продолжил осуществлять третий пункт из приоритетных на данный момент:
— Во-вторых, я вынужден поинтересоваться, кто в вашем отряде ответственен за урегулирования агрессии населения? — прочитав ответ даже в большей мере по лицам стражников, чем вслушиваясь в слова, он едва заметно поморщился от нового всплеска эмоций. Да этот паршивец — орудие массового поражения! -Скажите-ка мне, юноша, каковы основные требования и обязанности штатного псионика при страже? Усмирение проявлений этой самой агрессии и помощь страже, не так ли? Хотя можете не утруждаться, я вам перечислю основные пункты, которые в ваши должностные обязанности точно не входят. Повышение стресса и агрессии населения, чрезмерное влияние как на горожан, так и на коллег на эмоциональном уровне, разжигание недовольства по расовым и национальным признакам, препятствие работе городской стражи и, — он демонстративно оглядел кровавый след на коже милсдаря Ассмана, — неправомерное применение силы в отношении лиц, вина которых пока еще не только не была доказана, но которые, к тому же, добровольно вызвались сотрудничать со следствием. Юноша, — он смерил молодого псионика взглядом, в котором под напором эмоций последнего от предписанной справедливости и милосердия с каждым мигом оставалось все меньше, — понятия халатности, превышения полномочий и несоответствия занимаемой должности вам знакомы?
Хотя его голос звучал безразлично, Виталь и сам понимал, что принимает поведение молодого сородича слишком близко к сердцу. Но, к сожалению последнего, больше чем наглость и мнимую неприкосновенность высокородных вампиров он не мог терпеть свойственную юности глупость, когда разумным вроде бы созданием правят эмоции, и когда предоставленные ему шансы не используются, а обязанности не выполняются со всем доступным рвением. Если мальчишка внемлет предупреждению, он, так и быть, прикроет на произошедшее глаза до следующего раза, ведь страже требуется помощь эмпата, а сам Виталь на данный момент утихомирить толпу все еще не в состоянии.
— Отныне я ожидаю от вас четкого исполнения своих должностных обязанностей. Жителей надо успокоить, присутствующих среди них свидетелей преступления опросить, остальных же попросить разойтись и не мешать следствию. Первое всецело на вас, и от того, как успешно вы справитесь, будет зависеть, поднимем ли мы еще раз вопрос о вашей профнепригодности, на этот раз уже на более высоком уровне. Тем временем, — он обернулся к капитану, — у вас есть возможность познакомиться и задать вопросы милсдарю, после чего я его у вас конфискую. А сейчас я хотел бы осмотреть место преступления, так что будьте любезны выделить человека в сопровождение.

Отредактировано Виталь Лефевр (28.07.2012 21:52)

+4

10

Рамиру Ассману, Виталю Лефевру
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Abadzhan/gs.png
Наби никогда не любил норданцев. А особенно норданцев-юстициаров. Сплюнув, парень дернул за поводья задумавшейся было лошади и зло осклабился:
— Премного благодарен за вашу заботу, милсдарь.
Асад проводил клыкастую ухмылку воспитанника сочувствующим взглядом и, дождавшись, пока тот пришпорит коня, тихо начал:
— Прошу извинить моего подчиненного, но...
Его благоразумная речь была прервана почти ускакавшим, но вот уже обернувшимся Наби с грозно сведенными бровями:
— В чужой монастырь со своим уставом не лезут!
«Чтоб ты из седла вывалился», — мрачно умозаключил командир, отмахиваясь от эмпата величественным жестом.
— Но истина в его словах есть, — мужчина сплел пальцы, окидывая светловолосого юстициара задумчивым взглядом. — Наби беспокоится о своем народе, а вы, переодеваясь стражником Абаджана и вводя в заблуждение наших людей, предоставляете неоспоримую угрозу в его глазах. Как, впрочем, и в глазах любого другого, верно? Можете не беспокоиться на счет вашего соплеменника, ибо мои люди поступали согласно уставу. Теперь же я и вправду вынужден признать вашу правоту: судьба этого мужчины не в нашей юрисдикции.
Губ Асада коснулась легкая улыбка, и он наклонился в седле, оказываясь с Виталем лицом к лицу:
— Давно из-за подобного происшествия здесь не собиралась такая толпа. Не мелькайте в Баккаре некоторое время. Просто дружеский совет.
Выпрямившись, дампир продолжил в привычной тональности:
— Что ж, более мы не нуждаемся в вашей помощи в этом деле, господин Лефевр. Будьте спокойны, расследование по этому делу начнется в кратчайшие сроки. Отпустите этих персон.
Стража расступилась, позволяя норданцам пройти. Эмоциональный эмпат разгонял остатки любопытных сограждан, изредка оборачиваясь и бросая на Асада укоризненные взгляды. Крики и свист толпы постепенно стихали, уступая место тихому перешептыванию. Случайные зрители расходились, лошади стражи лениво топтались на месте, и только Наби носился туда-сюда с прежним вдохновением. Подведя лошадь вплотную к Асаду, он жарко зашептал ему в лицо:
— Вот зря ты их отпустил, зря... Не все тут просто, вот поверь мне.
— Верю, — меланхолично откликнулся командир, — а для нас уже все закончилось.

https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Виталь Лефевр, время нас уже немного поджимает, поэтому просьба к вам — нужно переписать немного концовку вашего предыдущего поста. А точнее, дописать пару строк, в которых вы должны предпринять попытку реабилитировать Рамира в глазах стражи. Много не нужно, но убедительно и уверенным тоном. :glasses: Куда дальше — вы знаете.

+3

11

Воспитанник был, как всегда, на высоте. То, что еще в первую встречу Рамир отметил в мальчишке-ревенанте — умение думать головой, со временем только оттачивалось. Блестящей идеей было отправить его на обучение к юстициарам. Главным недостатком самого Ассмана было то, что он крайней редко признавал за окружающими свободу воли, сам того не замечая. Обычно он просто диктовал свою собственную и железной рукой приводил ее в исполнение. Неосознанно давил опытом, силой, успехом. И не терпел неповиновения. Не самые подходящие качества для того, чтобы доверить ему юные неокрепшие души, для которых уготована иная судьба, кроме как марионетки. Вот с уже сформировавшимися личностями такой проблемы у него не стояло — доказавший наличие разума и возможности отвечать за свои действия подсознательно воспринимался как тот, чье мнение и поведение стоит учитывать, а не тот, чьим мнением и поведением надо управлять.
Лепить из Виталя игрушку он не хотел никогда. Он вообще не любил игрушки. И вроде бы у него неплохо получилось.
Как он отчитывал стражу, можно было заслушаться. Рамир старался удержать на лице вежливое выражение, хотя на его место рвалось самодовольное. Вполне оправданная гордость за воспитанника так и норовила прорваться. Учитесь, командир, какое совершенство можно получить! Наглый эмпат, назвавший главу отряда отцом, тут и рядом не стоял.
Рамир решил в дела официальных лиц не вмешиваться. В конце концов, он, хоть и является фактически правой рукой герцога Обера и его самым доверенным лицом, не обладает юридически подтвержденными правами. Нет, конечно, Дантес перевернет все континенты, если с его двоюродным братом, не дай Роза, что-то случится. Но вмешивать герцога в свои дела казалось Рамиру высшей пошлостью лет эдак с сотни или около того. Он вполне способен решить все свои проблемы самостоятельно. Ввязываться в ситуацию с сомнительными перспективами из-за того, что не удержал свой язык, или, того хуже, по глупости — еще большая пошлость.
Очередная выходка эмпата вызвала желание подарить его командиру хорошую такую плеть. Дисциплина среди стражников вроде как всегда была обязательным качеством, и почему позволили настолько оборзеть конкретно этому, ревенант догадаться с ходу не мог. Да его же прибьют мгновенно, стоит ему нарваться на какого-нибудь титулованного и гордого высокородного. И правы будут, между прочим. За прямые оскорбления стоит отвечать, а мальчишка не справится ни с Виталем, ни, тем более, с самим Рамиром. По-хорошему, следовало снести ему голову за удар по лицу. Ну, или покалечить по меньшей мере. Он сдал оружие, не сопротивлялся, не хамил. Щенок шакала.
— Никаких претензий, это просто ваша работа, — уверил Ассман командира, принимая обратно свое оружие и возвращая его на законное место. — Но послушайте моего совета, научите его хотя бы имя и титул предварительно спрашивать. В другой ситуации простым порицанием он бы не отделался.
Он бы вообще не отделался, повисло в воздухе.
— За свои действия над отвечать, — пояснил он Виталю, когда они отходили от разгоняющих толпу стражников. — И в любой культуре мало что может быть более оскорбительно, чем публичный удар по лицу. Тем более плетью.
Ревенант потер пальцем щеку, стирая свернувшуюся кровь и обнажая абсолютно чистую кожу.
— Не люблю, когда претендуют, но не соответствуют. Рад тебя видеть, кстати. Считается вежливым сказать это вслух, да? — по его губам скользнула улыбка. — Каким ветром тебя сюда занесло?
Рамир без особого интереса пронаблюдал за всеми традиционными манипуляциями над трупом и кивком указал на одну из улиц, ведущих с площади.
— Я знаю одну неплохую чайхану в двадцати минутах ходьбы. Да и убраться отсюда хочется. Думаю, ты о многом меня хочешь спросить, и поверь, мне есть что тебе рассказать. Помогу следствию.
Обычно он в письменном виде уведомлял воспитанника о более-менее значимых изменениях в своей жизни, но с усыновлением малявок просто не успел. Сначала его слишком заботило состояние Альбы, потом была вся эта кутерьма с бумагами, делами поместья и прочим. Он собирался отправить письмо как вернется в особняк к матери, но Белла решила иначе.

+5

12

Раздражение от выходок мальчишки-эмпата примешалось к непрекращающейся головной боли и умножилось на непрошеный совет командира городской стражи. Не ему указывать, что стоит, а чего не стоит делать юстициару. Непосредственный приказ Виталя опросить свидетелей проигнорировали, и при этом еще обещают провести какое-то расследование! Конечно, тут и лошади понятно, кого в результате этого «расследования» назначат виновным в убийстве. К сожалению, Виталь слишком хорошо знал наставника и слишком ему доверял, чтобы поверить, что тот убил муфтия без веской на то причины. А так же что подобной причины не давала покойная графиня. Так что ему всего лишь надо найти доказательства, что эти причины были, в противном случае тридцать лет тюрьмы — меньшая неприятность, которой милсдаря одарит граф Алукард.
А свидетелей все равно следует опросить. Это можно было бы доверить местному штабу ордена, вот только сделать это он сможет лишь после того, как они с наставником расстанутся хотя бы на четверть часа. Представить его пред светлые лики братьев сейчас, пока сам еще не разобрался в ситуации, Виталь не рискнет, необходимые при этом пояснения вышли бы слишком неоднозначными, и решение начальника окружного штаба могло стать весьма далеким от справедливого.
Первые слова наставника, обращенные к себе, опять же заставили Виталя на миг задуматься. Конечно, на первый взгляд тот явно имел в виду молодого эмпата, но кто знает, не были ли они завуалированной подсказкой самому Лефевру? Если милсдарь действительно совершил оба убийства и готов понести за них наказание, было бы вполне в его духе попытаться оградить от роли соучастников своих знакомых и близких. Но зачем? И на какую часть сказанного теперь ответить? Он покосился на идущего рядом наставника, и поймал призванный изобразить улыбку оскал. Неудивительно, что и его успели раздраконить.
— Моя радость была бы безмерной, если бы не обстоятельства, — он кивнул. — Я на задании, но сейчас не время и не место говорить об этом. Не возражаете, если я сперва переоденусь? Местную стражу задевает за живое применение своего снаряжения по назначению.
Он скользнул за угол всего на миг, чтобы скинуть форму стражи, и вскоре передал весь комплект одежды вместе с оружием сопровождавшему их солдату с наказом вернуть на склад с его благодарностью. Потому что вежливость делу помогает редко, а вот задевает собеседника порою точнее ругани. А неприметный костюм торговца средней руки как нельзя лучше позволит отвлечь внимание прохожих от своей персоны, а куфия опять же скроет волосы и северные черты лица.
Осмотр тела жертвы все же дал свои результаты, хотя всерьез их примет разве что самый непредвзятый судья. Судя по положению тела, напали сзади, коротким колющим оружием. Во-первых, убийца или выходил из мечети следом за жертвой, или поджидал ее у входа. Положение же милсдаря Ассмана во время убийства еще предстоит выяснить, хотя ввиду второго и третьего это уже не так существенно. Потому что, во-вторых, своевременная помощь пострадавшему еще могла спасти тому если не здоровье, то хотя бы жизнь. Но в суматохе этого сделать очевидно никто не догадался. Как и не догадался о том, что милсдарю для незаметного убийства оружие вообще не нужно.
И, в-третьих, пострадавший был невысокого роста, а положение полученного повреждения явно свидетельствует о том, что нападавший, если и возвышался над ним, то не намного. То есть, выдающийся рост милсдаря на данный момент был лучшим из доказательств его невиновности. Пожалуй, это дело все же можно перепоручить окружному штабу.
Конечно, остается еще убийство девушки из правящей семьи. Вот этим Виталь и займется вплотную.
А пока, пожалуй, следует принять во внимание национальную нетерпимость местных жителей, раз в убийстве на улице первым подозреваемым автоматически оказался первый попавшийся чужестранец.
Когда он закончил с осмотром тела и милсдарь предложил прогуляться до чайханы, он был вынужден отказаться.
— Нам действительно следует поговорить, но в более уединенном месте. По пути сюда, кажется, была кальянная. Как думаете, там же должна быть возможность арендовать индивидуальную комнату?
Теперь, когда часть обвинений с наставника была снята, Виталь вблизи отметил его пропыленную одежду, темные круги под глазами и общий усталый вид. Кажется, не только для него марш-бросок из столицы выдался весьма утомительным.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Кальянная Эль-Фуджайра

Отредактировано Виталь Лефевр (07.08.2012 23:00)

+4

13

Ко времени как они закончили, южная ночь давно вступила в свои права. К ревенанту стремительно возвращалась любовь к жизни. Вечерний гомон Абаджана будил в его сердце воспоминания о молодости и старом Рашиде, о времени, когда все вокруг казалось сказкой далеких берегов. Звезды, казавшиеся ярче и ближе, бархат неба вместо пепельной пелены родной страны, женщины, закрывающие лица, запах цветов и острая сталь в широких одеждах жителей.
Воспитанник, впрочем, так быстро от настроения к настроению переходить не умел и его действительно задело поведение стражи. «Молния ударит и простит, пепел невиновен» — Рамир жил всегда по этому принципу. Если же не удается прибить сразу, то и демоны с ними. Иногда, конечно, выкидывать виновных из головы было опасно или недальновидно, но одно дело память, а другое — чувства. Ассман вообще испытывал некоторые трудности с тем, чтобы злиться более десяти минут. Белла в этом смысле шла на абсолютный рекорд. Бесить его столько дней подряд! Впрочем, гнев то утихал бесследно, то разгорался вновь, стоило задуматься о причинах того, что малявки неизвестно где и неизвестно что с ними. И это гнев, пожалуй, выматывал его сильнее, чем дорога. Он не привык испытывать такие сильные эмоции так долго.
— Моя радость была бы безмерной, если бы не обстоятельства, — заговорил Виталь, — я на задании, но сейчас не время и не место говорить об этом. Не возражаете, если я сперва переоденусь? Местную стражу задевает за живое применение своего снаряжения по назначению.
— Переодевайся, конспиратор, — усмехнулся Рамир, — охота тебе в эти игрушки играть. Впрочем, не отвечай, мне Дантес уже не раз говорил о том, что я обладаю прямолинейностью обнаженного клинка. Точнее, я не вижу смысла скрывать что-то без абсолютно критичной необходимости.
Пока воспитанник переодевался, Ассман стоял, засунув руки в карманы и покачиваясь с пятки на носок, запрокинув голову и с удовольствием вдыхая аромат подступающей ночи. Когда Виталь вернулся в костюме местного торговца, ревенант не удержался от смешка, но никак это не прокомментировал. Самому ему переодеваться в абаджанские шмотки было практически бессмысленно — рост все равно привлекал бы внимание. Не то, чтобы его это смущало, конечно.
— Я никого не убивал, если что, — небрежно бросил он, идя рядом с воспитанником по начинающей пустеть улице, — причем лет уже десять как, если не больше. Совсем цивилизованный стал.
На этом пришлось заткнуться под взглядом Виталя, умудрившегося очень доступно выразить все что он думает о таких разговорах в неположенном месте. Рамир даже не стал прятать улыбку, но объяснение до более подходящего места отложил.
— Нам действительно следует поговорить, но в более уединенном месте. По пути сюда, кажется, была кальянная. Как думаете, там же должна быть возможность арендовать индивидуальную комнату?
— По идее должна, — согласился ревенант, — особенно если кальянная приличная. И я бы не отказался от ужина, а то как-то времени особо не было.
И поспать бы неплохо, добавил он мысленно. Хотя, в гробу отдохнем. На разговоры с Виталем уйдет как минимум полночи — слишком многое надо рассказать и объяснить, плюс, еще и у воспитанника жизнь обычно нескучная. И прикинуть план действий бы неплохо. Следующей подсказки Белла ему не оставила, значит, игру пора заканчивать. Где там она была, в казематах? Надо бы выяснить, что там происходит, как она могла в тамошнюю компанию попасть и где хотя бы теоретически могут находиться дети. А, да, и каким ветром сюда Виталя-то занесло?

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Баккар] Кальянная Эль-Фуджайра

Отредактировано Рамир Ассман (15.08.2012 15:33)

+5


Вы здесь » Дракенфурт » Абаджан » [Баккар] Мечеть «Колыбель Акина»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно