Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Хотя бы в зеркале туманном разглядеть твое лицо…


Хотя бы в зеркале туманном разглядеть твое лицо…

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/31.png
Участники: Мария-Виктория, Франсуаза де Луа.
Локация: особняк Локруа.
Описание: чуть-чуть за сто — ну разве это возраст? Самое время искать женихов, сплетничать да развлекаться. Этим и занимаются Виктория и Сеголена одним темным летним вечером. По комнате разбросаны пряные травы, зеркало затуманено, горят свечи, а две девушки, молодые да наивные, гадают на суженых.
Дата: 19 августа 1511 года.

0

2

Что может быть лучше чашки горячего чая и хорошей компании? Ничего, хотя если хорошенько подумать, то...
— Ну, что? — спросила Виктория, усаживаясь в кресло. В последнее время она часто бывала одна, и поэтому сейчас, когда есть с кем поговорить, с кем поразвлекаться, то грех этого не сделать. Годы, проведенные в одиночестве, научили Викторию ценить друзей. Не то, чтобы друзей у неё было много, просто это были хорошие, верные друзья.
Женщина положила веер на столик и посмотрела в окно. На улице уже было довольно-таки темно, поэтому в комнате горели свечи. Их было немного, но хватало, чтобы не упасть на ровном месте.
Теплый летний вечер, что может быть лучше для разговоров с подругой, особенно если последнее столетие ты ни с кем не разговаривала по душам, не сплетничала, и вообще жила затворницей. Наверное, только Мария могла понять страдания ревенантки. Столько лет дружбы не могли пройти незаметно. Особенно, если дружба зародилась в трудное для тебя время.
Виктория вздохнула и посмотрела на столик перед собой. На нем были разложены всевозможные травы, поэтому в комнате витал аромат полевых цветов и других растений. От этого запаха начинала кружиться голова, но это головокружение было приятным.
Виктория встала и позвонила в колокольчик. На его звук тут же пришла горничная. Она принесла чай из трав.
— Ты мне больше не нужна, можешь быть свободна, — сообщила Локруа своей служанке, после чего та удалилась.
Виктория встала с кресла и подошла к старому комоду, стоявшему у стены. Девушка вздохнула и взяла в руки зеркало. Она не стала смотреть в него, так как знала, что увидит. В каком-то роде она боялась этого отражения.
Она поставила зеркало на столик перед подругой и села рядом.
— Я думаю, что можно начинать, если конечно, ты не передумала.
Она внимательно посмотрела на подругу и на её губах заиграла улыбка. Наивные девушки решили погадать на суженых. Как можно от такого отказаться? Ведь развлекаться надо всем, даже тем, кто не из мира сего, как говорится обычно.
— Ты уверена? — поинтересовалась Виктория. Она ждала подтверждений, пусть это и было обычное гадание, но все же. И оно могло привести к каким-то последствиям. Сейчас женщина не думала, она просто жила.
«Как хорошо находиться в компании подруги, которая поймет и утешит, которая будет с тобой несмотря ни на что», — думала Виктория, вставая с дивана. Она приблизилась к окну и задернула шторы так плотно, как они это позволяли. Свечи уже были расставлены, и некоторые даже зажжены, их вполне хватало, чтобы осветить небольшую комнату, но когда Виктория закрывала шторы, то две из них погасли от ветра, и стало совсем темно.
Обстановка в комнате говорила сама за себя: пора было начинать. Девушка могли всю ночь просидеть здесь, гадая, им никто бы не помешал, хотя бы потому, что в доме никого больше не было кроме слуг, которые не осмелятся войти без приказа хозяйки.
Виктория посмотрела, на сидящую, на диване подругу и на её губах вновь заплясала улыбка, как же она любила её, эту девушку, которую считала своей сестрой, хотя и знала её намного меньше чем кого-то другого.
Вдруг затухла ещё одна свеча и девушка решила, что это был знак. Пора...

Отредактировано Мария-Виктория (23.02.2012 10:46)

+1

3

Безусловно, одиночество в тягость всем. И людям, и вампирам, и, возможно, даже гулям. А уж тем более двум молодым привлекательным особам, у которых, можно сказать, вся жизнь впереди. В глазах еще не видно тягости бед и лишений прожитых лет, щеки румяны да губы алы — так чего ж время терять? Основная забота девушек такого возраста — женихов искать, развлекаться и танцевать на балах, но их истории сложились иначе. Виктория вынуждена была возиться с двумя детьми, похоронив нелюбимого мужа, а Марии приходилось чуть ли не с боем прорываться к вершинам непростой балетной карьеры. Возможно, ни одна из них и не знала настоящей любви, но как же ее хотелось!
На губах невольно расплывалась улыбка при виде полутемного помещения, уставленного свечами и зеркалами, усыпанного травами, создававшими несколько удушливый, но приятный аромат. Это было удивительное чувство единения с чем-то потусторонним и неизведанным, что непременно расскажет о будущем, откроет сокровенные тайны. Сеголене и раньше приходилось гадать, но еще ни разу это не вызывало такого приятного, близкого к эйфории возбуждения.
Вампиресса вытащила из тугого пучка волос несколько шпилек, и светлые локоны разметались по плечам — одно из основных правил гадания, некогда рассказанных ей матерью, требовало распустить волосы. Довольно юная по меркам вампиров девушка в компании хорошей подруги вполне могла позволить себе сидеть на полу, поджав под себя ноги и расстелив юбки по темному ковру, ничуть не смущаясь такой своей позы. В каре-зеленых глазах плясали чертята, а тонкие пальцы медленно перебирали стопку карт.
— Конечно, — голос балерины звучал тихо, своим тоном соответствуя общей обстановке таинственности вокруг. Прошло всего пять лет с тех пор, как она выбралась из затяжной депрессии, во время которой запивала отчаянную тоску по дорогой подруге кровью, заливала слезами и во сне каждый раз возвращалась к тому памятному дню, когда познакомилась с Соланж. Безусловно, сейчас, когда она уехала из Орлея, как ей самой казалось, раз и навсегда, ей стало значительно легче. Там ей все напоминало о потерянной подруге, о счастливых годах их дружбы. Она понимала, что больше не встретит второго такого человека.
Забывшись в своих печальных воспоминаниях, вампиресса подняла глаза на Марию. Это была красивая, статная светловолосая девушка. Вряд ли они станут такими же закадычными подругами, как с Соланж, но и способом отвлечься эта дружба не была. Они были во многом похожи, им было приятно быть вместе, и в этот летний вечер Сеголена не могла и вообразить более приятной компании, а больше ни о чем беспокоиться она не хотела.
— Распускай волосы и смотри на карты, — произнесла девушка, перекладывая стопку карт в правую руку, а левой начиная их по одной оттуда вытаскивать.
— Идет. Через год. Позади. Впереди. Печалишься. Стараешься. Боишься. Сомневаешься. Кто любит. Что будет. Вскоре свершится. Чем завершится. Чем сердце успокоится, — голос балерины звучал приглушенно и очень таинственно, в нем не было слышно высоких нот, присущих голосам юных дев. Создавалось впечатление, будто она всю жизнь занималась гаданиями и отменно знала, как это делается — голос ни разу не дрогнул и не сбился. За время произнесения таинственного заклинания, Сеголена вытащила тринадцать карт, положив их рубашкой вниз, — Какие карты? — спросила она, прикрыв глаза и отложив остальные карты в сторону. Некогда ее мать была большой поклонницей подобных мероприятий и не раз маленькой Марии приходилось быть свидетельницей даже очень сложных и опасных гаданий, посему теперь ей было нетрудно проделывать то же самой.

+2

4

Виктория приблизилась к Марии. Она посмотрела на девушку своими зелеными глазами.
«Все-таки, как хорошо, что рядом есть человек, с которым ты можешь хоть немного отвлечься».
Девушка села рядом на пол, раскинув юбки также, как и Мария. Она сложила руки на коленях. Ей оставалось только ждать действий, так как сама она гадала впервые в жизни. Виктория с замиранием сердца смотрела на то, что делала подруга. Движение Марии были плавными и казались очень легкими.
«Я никогда не буду такой», — подумала Виктория. — «Она прекрасна. Балерина видна в любом её движении».
Девушка наблюдала за подругой не отрывая взгляда. Тело обмякло, ушло напряжение, которое сопровождало Викторию, особенно в последнее время. Запах трав усиливался, как будто, кто-то специально все подкладывал и подкладывал их, но несмотря на это, в комнате витала атмосфера какой-то непринужденной легкости.
Тут Мария попросила девушку распустить волосы. Это было сделать довольно-таки трудно. Виктория постепенно вытаскивала шпильки и украшения. Как же их много. За частую Виктория сожалела. что носит такие прически, их всегда было не только трудно делать, но и трудно убирать. Спустя пару минут миледи все-таки удалось вытащить все шпильки, конечно, при этом она спутала свои волосы и многие украшения рассыпались по полу.
Тут Франсуаза начала перебирать в руках карты. Виктория наблюдала за ней очень внимательно, возможно, даже слишком внимательно. Затем Мария начала вытаскивать по одной карте. Она делала очень аккуратно и в тоже время быстро, приговаривая какие-то слова, которых запомнить Виктория не смогла.
Мария положила карты рубашкой вниз. Всего было тринадцать карт. Она закрыла глаза и спросила, что это за карты.
Виктория наклонилась ближе, чтобы рассмотреть их. Затем она начала медленно перечислять карты:
— Король треф, дама пик, семь пик, десять бубен, туз бубен, шестерка пик, валет черви, дама черви, девятка пик, туз треф, восьмерка бубен, король черви, валет треф.
Когда Виктория сказала, она начала всматриваться в лицо подруги, ведь сама девушка не понимала, что все это значит. Она ждала объяснений, которые возможно были лишними.
— Что это значит? — шепотом спросила она, рассматривая карты, лежащие на полу. — Все совсем плохо?
Виктория понимала, что это просто игра, но смотря на Марию, она думала, что для неё нет. И сама невольно начала задумываться о том, может ли это быть правдой. Однако, разум знал, что нет, или да...
Сейчас главной была Мария, она знала намного больше об этом, да и идея принадлежала ей. Виктория не была против, просто ей хотелось задать вопрос, задать много вопросов, но она решила их попридержать пока. И это было правильном решением, по крайней мере, так думала сама девушка, когда наблюдала за подругой. Ей было интересно, а не страшно ли Сеголине, не боится ли она, однако это были одни из тех вопросов, который Виктория решила попридержать.

Отредактировано Мария-Виктория (26.02.2012 19:28)

+1

5

Из приоткрытого окна в комнату влетел легкий ветерок, потрепав светлые волосы юных вампиресс и слегка пошевелив лежавшие на полу карты. Погрузившаяся в молчание Сеголена смотрела куда-то вдаль, раздумывая о том, что мог значить такой набор карт. Пик было много — это означало черную полосу в жизни, хотя девятка пик обычно знаменовала любовь. А валет черви — любовные хлопоты. Короли треф и червей указывали на пожилого, женатого мужчину. Но к чему здесь были важное известие, неприятное путешествие и казенный дом? Различные значения карт путались в голове, но понемногу все же выстраивались в целую картину.
Где-то на улице тревожно заухала сова, еще сильнее накаляя атмосферу, сложившуюся в небольшой комнате, наполненной страхами и мечтаниями двух барышень.
— В твоей жизни наступает черная полоса, — произнесла Мария, и голос ее звучал еще таинственней прежнего, — Тебя ждет важное письмо или известие, за ним трудная дорога и казенный дом. Двое женатых пожилых людей станут твоими неприятелями. Встречи неприятны, а дела интересны будут. Трефы и бубны говорят про деловые разговоры и бумажные хлопоты. Но и любовь на твоем пути будет, дела амурные стороной не обойдут. Уже сейчас тревожит твое сердце кто-то, так ведь? — девушка посмотрела подруге прямо в глаза, ожидая реакции. Она хотела смягчить свое предсказание, промолчать о чем-то, но не стала. Горькая правда лучше, чем сладкая ложь — так, кажется, гласит пословица.
Еще некоторое время Виктория хранила молчание, а Сеголена все внимательнее всматривалась в правильные черты лица подруги, но в полумраке не могла понять, отражается ли на них волнение, или вампиресса спокойна, грусть ли на лице или страх.
Но внезапно что-то заставило ее отвлечься и перевести взгляд. В комнате все было неподвижно, только слегка подрагивало пламя свечи под воздействием ветра, но балерина не видела, а скорее чувствовала какое-то движение. Что-то неуловимо двигалось, пусть она и не могла понять, что именно. Окидывая внимательным взглядом комнату, она обнаруживала только букеты полевых трав и цветов, старую мебель, тяжелые ковры — множество различных вещей, но ни одна не могла двигаться и создавать это странное ощущение, что сейчас заняло вампиршу.
Остановив взор на столике, где была разложена большая часть цветов, издававших умопомрачительные ароматы, Мария на секунду забыла о странном движении, залюбовавшись великолепием даров природы. Каких цветов только не насобирали накануне девушки! Астры означали изящество и изысканность, георгины — человечность, бархатцы — верность и преданность, хризантемы — долголетие, гацанию всегда считали цветком солнца, жизни и радости. Ветер слегка шевелил лепестки цветов, но все же это было не то движение, от мыслей о котором никак не могла отделаться Сеголена, и она снова была вынуждена оглядывать миллиметр за миллиметром всю комнату, дабы обнаружить источник беспокойства.
Впрочем, поиски не затянулись надолго — через несколько минут, проведенных в звенящей тишине, балерина бросила взгляд на зеркало, висевшее напротив нее на стене. В нем, как и полагалось, отражались комната и сидевшая на полу Мария-Виктория, но помимо всего этого, в зеркале был виден странный серый туман, блуждающий под потолком, коего в комнате и в помине не было. Вампиресса не успела ничего сказать, прежде чем зеркало, нежданно-негаданно, упало на пол.
Раздался звон бьющегося стекла, и по всей комнате разлетелись острые осколки. А имевшей неосторожность заглянуть в крупный осколок Марии почудилось, будто кто-то взглянул на нее оттуда...
— Не к добру. — Суеверно прошептала девушка, с тревогой глядя на подругу.

+2

6

Напряжение нарастало, в комнате становилось душно. Хотя вполне возможно, что это просто воображение девушки разыгралось. Она внимательно наблюдала за подругой, которая медленно смотрела на карты. Только через несколько секунд, которые показались молодой ревенантке вечностью, Мария начала говорить. Она делала это медленно, ясно, отделяя каждое слово. Дрожь пробежала по телу девушки. Виктория уже начала сомневаться в правильности всего затеянного. Мазель Локруа никогда не была особо суеверной, но сейчас она хотела все прекратить. От природы девушка была наделена острым умом, который понимал, что все гадания и прочая ерунда просто развлечение и ничего более. Напряжение все нарастало и нарастало, а Виктория вслушивалась в слова подруги. Та предвещала ей трудную дорогу. Но куда она могла отправиться? Что за мужчины? Однако это мало волновало девушку, особенно после того, как Мария произнесла слова о любви.
«Уже сейчас тревожит твое сердце кто-то, так ведь?» — спросила она. Сердце бешено начало колотиться. Это просто совпадение, всегда так у молодых девушек. Но сейчас совпадение казалось Виктории нереальным. Мгновенное волнение на лице сменилось грустью. Карты ведь были правы. И этот человек отнюдь не к умершему супругу бедной ревенантки, но как сохранить тайну, если о ней знают даже неодушевленные предметы? Виктория вздохнула. Она уже не обращала внимания на напряженность и тем более на обстановку. Девушка погрузилась в воспоминания, которые были для неё всем. Так получалось, что всю свою жизнь девушка жила лишь воспоминаниями, даже держа на руках своих детей, она думала не о них, а о прошлом, которое ушло и уже никогда не вернется. Это выглядело смешно, ведь надо жить настоящим. Виктория понимала, это станет одной из самых больших проблем в её жизни, иначе и быть не может. Но поделать ничего не могла. Всю свою жизнь она жила в роскоши, никогда не связывалась с пиратами или кем-то вроде них. Всегда была вежлива и добра, но душа требовала совсем другого. Виктория хотела путешествий и приключений, но забота о двух маленьких детях заставляла её сидеть на месте и делать одно и тоже недели напролет. Большой любви она никогда не хотела, она не желала нежных чувств привязанности. Виктория хотела страстной, безудержной любви, которая бы поглотила её. Но ничего подобного с ней не случалось. Душу девушки захватило другое чувство, нежное и безответное. Не надеялась она увидеть того, кто покорил гордую женщину, но хотела этого страстно. Что может быть желаннее осуществления самых сокровенных желаний? Ничего, так считала Виктория. Мысли о нем, по-другому звать его девушка не могла, так как не знала больше ничего, поглотили её, она не заметила странного взгляда Марии и тем более тумана, который сгущался в комнате. Из своеобразного транса, в котором она вспоминала дела минувших дней, ревенантку вывел треск. Этот звук был настолько резким и громким, что Виктория охнула и резко обернулась на звук. Зеркало разлетелось на мелкие кусочки, которые теперь были разбросаны по полу комнаты. Очевидно, никто больше не слышал треска, так как не пришел проведать девушек. Слабый шепот послышался за спиной ревенантки. Это была Мария. Её слова заставили девушку повернуться. В глазах балерины можно было прочитать тревогу.
— Ничего страшного, — произнесла Виктория успокаивающим тоном, которым она обычно говорила с детьми. — Это просто зеркало. Сейчас я прикажу, и его уберут, после мы можем прекратить и пойти поужинать, если хочешь. Тебе явно не по себе от этих гаданий, и я не отрицаю, что и мне неуютно. Но, если уж совсем, то можем прекратить...
На самом деле Виктория не очень-то хотела прекращать. Ей стало интересно, что ещё расскажут ей карты. Также не хотелось уходить из мира воспоминаний, который бы точно прекратился за пределами этой таинственной комнаты, полной трав и лесного запаха.

0

7

Мария снова кинула взгляд на зеркало и по спине пробежал холодок. Вид разбившегося зеркала приводил ее в суеверный ужас, пусть в большую часть примет она и не верила.
— Ты не понимаешь, — с нарастающей тревогой в голосе воскликнула балерина, — Нет хуже приметы, чем зеркалу просто так разбиться. Грядут несчастья, это самый верный знак. Скорее зови служанку, и не смей смотреть в зеркало! — вспомнив о странных, злых глазах, что взглянули на нее из крупного осколка зеркала, вампиресса вздрогнула. — Пошли отсюда, — немного успокоившись, произнесла она. Той тревоги, что заставляла сердце ускоренно биться и холодную испарину проявляться на лбу, уже не было, но внутри все еще осталось недоброе предчувствие. Зеркало просто так не падает — эту мысль ей внушила еще мать, коя была женщиной довольно суеверной, и Сеголена помнила об этом до сих пор. «К скорой смерти...» — внезапно вспомнились ей слова Иветт. «Смерти... смерти...» — эхом отдавалось в сознании. Однако, Виктории об этом говорить вампиресса не стала. Не то чтобы ей не хотелось пугать подругу — та, судя по всему, не верила в подобные приметы, но что-то, ей самой не понятное, удерживало ее от этих слов — Ты просто не понимаешь... — еще раз повторила балерина, но уже совсем тихо, скорее для себя самой.
Спешно поднявшись на ноги и оправив юбку, Сеголена произнесла:
— Лучше идем отсюда, на улице тепло, мы можем посидеть и там, — забрав карты, она направилась к выходу из комнаты и жестом пригласила Марию-Викторию следовать за собой. Мансарда была ничуть не худшим местом для гаданий, чем комната, а о еде ей и думать сейчас не хотелось. Суеверный страх грядущих неприятностей поселился глубоко внутри нее и напрочь лишал всякого аппетита.
Если что-то и могло ее сейчас отвлечь, так это еще более глубокое погружение в таинственную атмосферу явлений, непонятных ни человеку, ни вампиру, чудесных и удивительных, указывающих на прошлое и будущее. А ведь впереди было самое интересное — гадание на суженого... Какое же девичье сердце не заставит трепетать одна мысль о том, что совсем скоро она узнает, с кем ее свяжет судьба?
Ни воспитание детей, ни постоянная работа, ни какие-либо жизненные испытания — ничто не может разрушить женской мечты о подвенечном платье, присяге у алтаря, крепкой и счастливой семье. Любой, взглянув на Марию, посмотрев на ее усердные ежедневные репетиции, с уверенностью сказал бы, что единственный приоритет в ее жизни — карьера. Но разве это значило, что ей не хотелось обычного женского счастья, семьи и детей?
Взглянув на Викторию, и мысленно сравнив ее жизнь со своей, Сеголена поняла, что отсутствие настоящей любви в жизни, но искреннее желание ее иметь — одна из многочисленных вещей, что их объединяют. Может, пока они и не загадывали на далекое будущее, когда станут почетными матронами, будут вынуждены облачиться в темные одежды и вместо танцев сидеть на всех приемах в стороне, но юные сердца просили любви, или хотя бы влюбленности, страсти. Может, это и продлится недолго, но в том ли суть? Сердце, не знающее любви мертво, так почему же не дать ему жить хотя бы ненадолго?

Отредактировано Франсуаза де Луа (07.06.2012 18:26)

0

8

Виктория была удивлена словами подруги. девушка скорее предположила бы, что Мария захочет все прекратить, но вместо этого наооборот говорила, что надо продолжить. Что ж, желание гостьи — закон, и Виктория встала, чтобы позвать служанку. она уже готова была развернуться, как услышала предостережения подруги. Та считала, что нельзя смотреть в разбитое зеокало Но почему? Виктория не могла до конца понять Марию, но ничего говорить не стала. На то они и подруги, что доверяли друг другу в самых странных и необъяснимых ситуациях.
Девушка позвонила в колокольчик и в комнату вошла служанка. Она присела в легком реверансе.
— Убери здесь, — повелительным тоном произнесла миледи. Иногда она дейсвительно была похожа на чистокровную аристократку, но это была лишь маска, которая зачастую приносила одну лишь боль. Служпнка присела в очередном реаерансе, после чего начала убирать рпзбившееся стекло. Виктория переанла взгляд на подругу. Та явно была напугана. Не понять этих суеверий девушке, пусть и росла она в самой обычной семье.
Тем временем Мария поднялась и зашагала к двери, призывая пойти с ней и Викторию. А она не могла оставить подругу одну. Ничего не говоря, миледи последовала следом за Марией на монсарду. Девушка была согласна, что на улице сейчпс очень хорошо и там продолжить их странное занятие даже лучше. Виктория понимала, что они продолжат гадать, Мария очень хотела попробовать погадать на суженого. Что ж ее подругп никогда не была против, тем более если учесть что у нее уже был тот единственный, становилось интересно, нагпдают ли его карты? А что, если он — это судьба. В это Виктория уж точно бы поверила. Влюбленная девушка готовп поверить во все, что скажет предмет ее воздвханий, единствнный и неповторимый возлюбленный, которого она боготворила и точно бы поверила, если бы карты предсказали их встречу, даже не свадьбу, а просто встречу, пусть даже мимолетную. Но ведь тогда, она бы увидела его, его черные волосы, восхитительную улыбку, которая заставляет ее таять...
Девушки промледовали на свежий воздух. Легкий ветерок, цветы, их аромат. Это быд чудесный вечер, а если быть совсем точными, то ночь. Однако никто не говорил, что и эти чудесные мгновения не могут принести разочарование и обиду...

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Хотя бы в зеркале туманном разглядеть твое лицо…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC