Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Побегония» (принадлежит Фетамарине Валентайн)


Дом «Побегония» (принадлежит Фетамарине Валентайн)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/27.png

Небольшой одноэтажный дом с узким, скромным фасадом, выдержанном в классическом дачном стиле — черепичная крыша, дымоход, окна узкие, дверь тоже узкая. Вообще там все узкое — и коридор, и лестницы, и даже камин...
Камин почти всегда горит, рядом лежит несколько массивных кусков дерева, куча щепок, топор и небольшая деревянная «наковаленка», на которой топором куски дерева превращаются в щепки, чтобы потом отправиться в камин. У «наковаленки» лежит топор. Обычный топор. Фетамарина иногда, когда никто не видит, нарубает им дрова примерно на неделю. Сама.
В одном зале с камином есть еще несколько кресел и большое зеркало — на стене напротив камина. Зеркало слева от окна, камин — справа, если стоять дверях этой комнаты. Этот зал на первом.
Кухня — смежное помещение с каминным залом. Для разогрева пищи используется камин, точнее, его раскаленная задняя стенка — в ней сделана ниша, и если туда поставить суп, чай или мясо, то все отлично приготовится. Главное — поддерживать огонь и смотреть, чтобы ничего не пригорело. Но Фей справляется.
Ванная — на втором этаже. Она очень маленькая — зачем много места для мытья? — но очень уютная. Вся белая, а у небольшого зеркала еще и перламутровая рамка.
На втором же этаже библиотека, где вперемежку книги, гербарии, засушенные насекомые и письма — но все на своих полочках. Шкафов лишь два, но они большие. И библиотека узкая.
Спальня. Самое сокровенное помещение для Фей. Тут, во-первых, висят некоторые ее «картины». Во-вторых, частично спальня заменяет гардероб — половина комнаты (скажу вам, небольшой) отведена под одежду. Кровать широкая и длинная (на всякий случай). Спинка и ножки увенчаны характерными готическими «башенками», кторые придают массивному дубовому сооружению визуальную легкость и изящность.
И из спальни идет дверь в рай — царство растений Фей, за которыми та очень тщательно ухаживает. Да, обычные растения — яблоня, крапива, лебеда, черника, чертополох — но в этой комнате, больше похожей на теплицу, они выглядят так красиво в гармонии друг с другом и так роскошно цветут и плодоносят... Воздух тут свежий и теплый всегда.
И растения видны из окна с улицы.

0

2

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/3.png

Альфред был зажат в шкафу не только собственной волей, сумасшествием, но и отсутствием разума как такового. В общем, то, чего рассказывать, потеряв голову от Фетамарины, его мозг извратился в еще большую сторону, чем только можно. Кто мог бы подумать, любовь всех побуждает к великим и добрым делам, а его ко всяким извращенствам и преследованием девушки. Сколько он уже сидит в деревянном шкафу, сложно сказать, он пару раз отключался от не достатка воздуха и уже почти обезумел, но вот послышались шаги. Теперь это такт его сердца.
Шкаф был довольно большой, хотя и Альфред был нерослым, худощавым, субтильного телосложения вампиром, всё равно шкаф для него был тесен. Просидев в нем более четырех часов, он понял, что не может упустить своего счастья. Его заливал град пота, желания и не терпения уже сидеть в ненавистном шкафу и поэтому когда он услышал ее голос, (в мыслях окрестив его «ангельским»), с грохотом выбил дверь шкафа. Не смотря на то что он «полуживой» выбил он ее резко, с силой и шумом, так как дверца двери с грохотом врезалась в стену, немного даже в нее впечатавшись.
Он увидел, как та вкушает вино, его это дичайшим образом привело в восторг, ну право, как ребенка. Он, как будто сидев на иголках, выскочил из шкафа, за несколько шагов сократив расстояние, остановился очень близко, но ближе к ней решил не подходить. У него была улыбка до ушей, горящие глаза и бледная кожа. Он имел вытянутое лицо, с ярко выраженными скулами, черные волосы сильно закрывали лицо и карими глаза. На нем была чуть расстегнутая белая рубаха.
Не долго думая упал «к ногам» а точнее говоря на колени, правда это была наверно, скорее, от усталости, хотя гордости у Альфреда было всегда мало. Но даже после этого он не романтик, а просто псих. Он начал лепетать, быстро и немного несвязанно, разобрать это было очень сложно.
— Я так долго тебя, вас, эм, ждал, боже, я не могу, не могу, так страшно, ну не то чтобы, я раньше общался с девушками, эммм, боже, боже, нет слов, вы еще прекрасней, чем вдали, боже-е-е! — а выглядело бы со стороны это довольно комично, если бы не произносилось так серьезно и с такой «горячей» жестикуляцией.

0

3

Начало игры
Преамбула: Фетамарина вернулась домой после крушения лайнера «Анна Элизабет», в результате которого ей чудом удалось спастись.
Жизнь девушки постепенно начала возвращаться в прежнюю колею.

Фета шла по коридору, Кайла бежала за ней и громким мявом требовала накормить.
— Да помню я! — резко сказала Мари, и Кайла мгновенно замолчала.
«А кошки всё-таки умнеют, когда видят, что хозяин не в духе. Кажется я вчера...» На вчерашней охоте Фета успела подстрелить дикую утку, это было ещё до того, как она выследила гуля, так что теперь у её кошки был завтрак. Причём завтрак был в перьях, так как Фете самой было очень сильно лень общипать уточку. Кайла, кажется, совершенно не обиделась, так как мигом накинулась на тушку и стала выдёргивать из неё перья. Мари созерцала эту картину несколько минут, задумавшись о сегодняшнем ночном эксперименте, а потом пошла в гостиный зал. «Бокал вина, только один бокал вина...»
Есть совсем не хотелось, а вот вина бы она выпила с удовольствием. А если и оно не поможет, то всегда можно сходит в город ночью, поймать загулявшего муж... фу! Нет, таких не надо. Они плохо пахнут и их кровь пахнет также. Фета сделала глоток вина и закрыла глаза, наслаждаясь и смакуя это ощущение...
«Сегодня ночью ещё раз перепишу рецепт и попробую изменить дозировку. Много серебра, может потому он так быстро сдох...»

Что-то изменилось... Она была так занята мыслями о гуле и противоядии, что не заметила этого, за что немедленно себя отругала. Мысли улавить так и не удалось, а вот эмоции явно ощущались — какая-то странная паника, кто-то боится, но боится не так, как обычно. Фета глубоко вдохнула, выдохнула и определила направление. Как будто стрелка компаса указала ей, откуда исходит поток эмоций и девушка повернулась лицом к старинному шкафу с оружием... хотя нет, оружие она оттуда убрала, и собиралась вскоре забить шкаф чем-то другим... Кажется, это «другое» само туда забилось... Фета сделала ещё один глоток вина, перед тем, как двери шкафа распахнулись и перед ней на колени упало какое-то чудо странной наружности.
— Я так долго тебя, вас, эм, ждал, боже, я не могу, не могу, так страшно, ну не то чтобы, я раньше общался с девушками, эммм, боже, боже, нет слов, вы еще прекрасней, чем вдали, боже-е-е!
Фетамарина терпеливо дожалась, пока «поток сознания» прекратится, даже сделала вид, что внимательно слушает назнакомца. В голове крутились две мысли:
1) Медленно и спокойно объяснить этому странному чел... хотя нет, вроде вампир. «Эмоции у него вампирские слишком, да и не полез бы он сюда, будучи человеком. Специально по деревне слух пустила». Так вот, спокойно объяснить этому вампиру, что он ошибся адресом, и даже если не ошибся, то всё равно пусть валит отсюда.
2) Молча дать ему по роже и потом также молча вытолкать.
«Эх, никогда я не умела знакомиться и вести культурную беседу»
Она начинала его узнавать. Они столкнулись в книжной лавке, она пришла туда за очередной книгой, но новых не оказалось, а все имеющиеся уже были в её библиотеке. Неожиданно для себя самой Фета лучезарно улыбнулась.
— Какая чудесная встреча. Вы ошиблись шкафом, хотя скорее даже замком. Ждать вы должны не меня и не здесь. Как жаль, что вам уже пора, — она схватила его за ворот рубашки, отчего он вынужден был подняться с колен и потащила за собой по коридору.

+1

4

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/3.png

— Какая чудесная встреча. Вы ошиблись шкафом, хотя скорее даже замком. Ждать вы должны не меня и не здесь. Как жаль, что вам уже пора.
Альфреда передернуло, он вскочил с колен как ошпаренный впившись в нее глазами, поэтому теперь схватить его за воротник и волочить куда-то, было чисто технически невозможно. Не будем забывать, что он психопат и в нем изначально не заложен такой поворот ситуации «не в его сторону» поэтому сейчас, на его лице больше нет улыбки, а губы сжались в узкую ленточку. Он был вне себя, нет, он просто не мог поверить, он мог фантазировать, что у нее наваждение, она больна. Так он мысленно и поступил и поэтому сумел приглушить первые приступы неконтролируемого гнева.
Выдохнув, успокоив взгляд, он сделала крайне удивленное лицо, которое затем сменилось какой-то нежностью, наивностью и неадекватностью. Он спрятал руки за спину, уставился в пол и стал водить ножкой по полу, влюбленным он ведет себя как ребенок, зрелище весьма умилительное, хотя от взрослого парня такого не ожидаешь, а уж тем более после того как он выпрыгнул из шкафа, тут даже логически можно догадаться, что не куличики он пришел делать.
И вот, в такой позе виноватого ребенка стал вновь лепетать, но теперь еще стал говорить тихо, хоть и немного поразборчивее.
— Вы меня не поняли, как это странно, но нет, эмм, я точно знаю, это недоразумение! Вы ведь не то хотели сказать, естественно я вас прощаю, вы не виноваты это всё ваша болезнь, а может еще что, но в любом случае я... — Он запнулся. Подняв голову, перестав делать характерные движения ногой, но продолжая держать руки за спиной он сделал минутное паузу приготавливаясь для «последнего прыжка». «Прыжок» получился крайне эмоциональным. Он крикнул, так громко как мог:
— Я люблю вас!
И фраза это сопровождалось яростью, невинностью, ну и конечно с сумасшедшим оттенком. Но сумасшествию надоело делать столь логичные для влюбленного глупца поступки, поэтому закусив тонкую губу, он неожиданно, с размаху правой рукой, ударил ее по щеке, сопровождая детским смехом. Он даже не понял, что это сделал. Его сумасшествие тоже требовал угождения потребностей.

0

5

Странный тип умудрился вывернуться и не дал себя вывести. Фета устало вздохнула, в который раз убедившись, что она может нравиться исключительно ненормальним и/или слабым мужчинам. Первый муж мыл нытиком, второй необразованным идиотом и оба ей изменяли, а сейчас появилось это... и это требует к себе внимания. Паршиво, правда?
Пока Фета с тоской думала о своей жизни, незнакомец успел, в каком-то смысле, прийти в себя. Теперь он умильно водил ножкой по полу, спрятав ручки за спиной. Приэтом излучал странные эмоции, по которым легко можно было понять, что он слегка ненормален.
— Вы меня не поняли, как это странно, но нет, эмм, я точно знаю, это недоразумение! Вы ведь не то хотели сказать, естественно я вас прощаю, вы не виноваты это всё ваша болезнь, а может еще что, но в любом случае я...
Мари слушала незнакомца, скрестив руки на груди и выжидая момент, когда его можно будет вырубить ударом чего-нибудь тяжёлого, попутно она старалась незаметно осмотреть комнату, пытаясь найти то самое тяжёлое... Ей было даже всё равно, что он обнаружил у неё какую-то болезнь. Потом Мари почувствовала что-то вроде эмоционального взрыва в голове странного сюбъекта и даже предположить не успела, что он выкинет, как он громко выкрикнул: — Я люблю вас! — после чего изобразил на лице адское страдание и... Фета, не ожидавшая подобного поступка, не успела среагировать и увернуться, в результате чего получила удар по лицу и, охнув от боли, отступила на шаг назад. Вот этим своим действием он вывел её из себя окончательно. О её ударил! В её собственном доме!
Ни говоря ни слова, Фета схватила его за руку и, через секунду оказавшись у него за спиной, вывернула её до хруста.
— Ещё раз тебя в окрестностях своего замка увижу, голову оторву, — прошипела она на ухо странному типу, после чего, схватив его за другую руку, ударила его головой об дверной косяк. Незнакомец тут же заткнулся, тело его обмякло в руках Фетамарины и он грохнулся на пол, стоило ей его отпустить. Фета посмотрела на него сверху вниз — он был похож на спящего ребёнка, только погремушки в руках не хватало. Ей даже стало жалко юношу... или не юношу? Но мужчиной его назвать язык не поворачивался. Вспомнив, что он её ударил, она пнула его по физиономии, и ей было плевать, что лежачих не бьют. В комнату, любознательно мявкнув, заглянула Кайла.
— А с тобой я позже поговорю, — мрачно сказала кошке Фета, — и ужина лишу за то, что ты его сюда пустила. Вот что мне с ним делать, а? В доме я его не оставлю, а добивать жалко. Он хоть и больной, но милый какой то...
Тяжко вздохнув, Фета ухватила незнакомца за лодыжки и потащила к выходу. Он оказался тяжелее, чем она предполагала, так что, протащив его метров десять, Фета устала, отпустила его ноги, и они с грохотом упали на пол. «А мне его ещё с крыльца спускать... Хотя куда я, собственно, его тащу? В лес? Далеко на затащу, мне лень, а если не далеко, то его волки сожрут. Может в речку его сбросить? Пусть дрейфует вниз по течению, пока не прибьёт его к домику доброй женщины с очень и очень большим терпением. Но всё равно тащить его сама я не собираюсь».
Мари вышла из замка и быстро добежала до конюшни, в которой стоял её любимый Орион, тоже уставший от ночной охоты.
— Придётся тебе ещё немного поработать, милый, — поглаживая коня по морде сказала Фета и повела коня за собой, по пути захватив верёвку, весевшую на одной из балок конюшни.
Позже она быстро привязала один конец верёвки к седлу, другой обвязала вокруг ног незнакомца с Орион медлённо пошёл к мосту, волоча за собой по снегу тушку странного поклонника своей хозяйки. Тушка хорошо скользила по снегу, оставляя на ней кровавый след, так что Фету мучила жажда, когда она чувствовала запах крови. Потом она сбросила тело в реку и с тостой посмотрела, как оно медленно уплывает.
«Интересно, они успеют его подобрать до того, как он насмерть замёрзнет?»

0

6

Мари зашла в дом и захлопнула за собой дверь.
«Надо успокоиться и продолжить опыты», — сказала она самой себе, но сначала решила заглянуть на кухню. Первое, что она увидела, это неаккуратную кучку перьев и кровавые разводы в самом центре кухни — всё, что осталось от ужина Кайлы. Вспоминая кошку нехорошими словами, Фетамарина вымела перья за дверь и смела их с крыльца, после чего протёрла влажной тряпкой пол.
— Вообще не царское это дело — полы мыть, — рассуждала девушка, пока прибиралась, — надо будет завтра в город съездить, найти какую-нибудь девушку или женщину в качестве прислуги, а то надоело всё самой делать. Мой род забыт, но это не значит, что я тоже должна потерять гордость и забыть о своём происхождении.
Когда дела на кухне были окончены, она вспомнила про бардак, который остался после странного гостя и пошла в гостиную. Увидев хозяйку, Кайла спрыгнула с дивана, подошла к Фете и принялась тереться о её ноги.
— Ты желаешь реабилитироваться после того, как проштрафилась с этим идиотом? Даже не надейся, что я тебя прощу. С сегодняшнего дня будешь питаться тем, что сама найдёшь или поймаешь.
Кошка мявкнула, зевнула и опять прыгнула на диван.
«Иногда мне кажется, что она меня понимает»
Фета подняла несчастную дверь шкафа и прислонила её к стене, а затем метлой вымела все щепки за дверь. «Нужно будет наведаться в мастерскую и пригласить мастера. Пусть ещё и стол починит. Нет, мне определённо нужна прислуга»
Девушка развела огонь в камине, чтобы в доме было теплее и уютнее (да-да, даже одиноким вампирам хочется уюта), потом вошла в свою любимую библиотеку и провела рукой по корешкам книг. Последнее время она всегда так делала, как бы приветствуя своих друзей, таких же вечных, как и она сама. Фета огляделась, размышляя, какие книги могут ей понадобиться, чтобы разобраться, что же она делает не так.
— Возможно «Аргентум»... ещё раз освежу в памяти все свойства этого элемента, потом ещё раз проштудирую «Теорию ядов»...
Девушка подвинула к нужному шкафу маленькую лесенку, достала книги и отправилась в оранжерею, самую прекрасную комнату её жилища, по пути захватив вино.
Хоть Фатамарина и была аристократкой, но сейчас, сидя в своём любимом старом кресле и читая книги, пила вино не из бокала, а из горлышка бутылки. Иногда она водила указательным пальцем по страницам книги сверху вниз, а когда задумывалась, начинала накручивать прядь светлых волос на палец и между её бровей появлялась маленькая морщинка. Пару раз она возвращалась в библиотеку за книгами, так что через пару часов рядом с ней уже была «Практическая травология», «Лекарственные растения», «Ядовитые растения», «Металлы в алхимии» и «Лечебное дело». Последняя книга оказалась совершенно бесполезной, так как там описывалось, как лечить людей, а гули людьми не были. Когда вино закончилось, а голова уже буквально распухла от прочитанного материала, Фета решила, что пора вернуться в лабораторию и продолжить исследования.
Лаборатория располагалась в подвале, что было очень логично, так как никому её демонстрировать Фета не собиралась. Дверь в неё была спрятана за старинным китайским гобеленом. Свет в подвале обеспечивали три десятка свечей, так как никаких окон быть не могло. На стенах висели мрачного вида инструменты, которые Фета всегда содержала в идеальном порядке и чистоте. В стене позади двери было отверстие метр в ширину и полметра в высоту — печь, где Фета сжигала неудачные эксперименты. Та стена, что была напротив входа представляла, собой один большой шкаф, на нижних полках которого стояли котлы различных размеров, от самого маленького, размером с кошку, до самого большого, в котором можно было сварить кабана целиком. На средних ярусах было множество склянок и пробирок, стояло три ступки, в которых Фета растирала травы или семена. На верхних полках лежало, а, точнее, валялось то, что или вообще нужно не было, или использовалось очень редко. У стены справа от двери было два невысоких шкафа — в одном хранились сухие препараты, в другом жидкости. Оба шкафа стояли в самом, как казалось Фете, прохладном месте подвала, стеклянные дверцы закрывались на ключ, который Фета носила на цепочке на шее. У стены слева от двери стоял широкий и длинный стол, за которым Фета работала. Возле него слева стояли подставки для маленьких и больших котлов, над ним висели несколько ножей, шипцы разных размеров, ложки с длинными ручками и много других нужных вещей. В центре комнаты стоял, а правильнее сказать, висел стол, который крепился к потолку толстыми цепями, так что можно было регулировать его высоту над полом. Рядом со столом стоял табурет, который использовался в качестве маленького столика. На столе лежал мёртвый гуль, который был привязан цепями к столу.
Девушка тут же зажгла все свечи, что заняло минут десять. Фета сняла с крючка у входа фартук и, одев его на шею, завязала на пояснице бантик, после чего взяла ленту, висевшую на том же крючке, и завязала ею волосы. Вскрытие — процедура мерзкая, но когда проводишь её несколько раз за неделю, даже это зрелище слега приедается. Фета взяла со стола пару ножей и щипцы, подошла к столу с гулем и положила их у его шеи. «Далеко лезть не стану, всё равно знаю, что там будет». Вампиресса расстегнула рубашку гуля — кстати, только сейчас обнаружилось, что это не он, а она... просто грудь была не видна под свободной рубашкой — уверенно взяла в руки самый тонкий нож и провела им от шеи до живота, затем, помогая скальпелем, раздвинула кожу, подкожную жировую клетчатку и мышцы в стороны. Вопреки её ожиданиям кровь не брызнула, значит, гуль действительно был... была очень истощена. Устало вздохнув, Фета весьма неаккуратно вынула кишечник, и таким образом получила доступ к лёгким. Дальнейшее вскрытие было лишним — и так видно, что все внутренние органы почернели — точно переборщила с серебром. Но что-то не так... что-то показалось ей странным. Нет, все органы были вполне обычными, но...
Фета продлила надрез ещё ниже, разрезала пах, добралась до матки... и поняла, что её насторожило. Труп, лежавший перед ней, уже месяц был беременным, а этого Фета не учла. Вот тут-то ей стало слегка не по себе, так как получается, что она мучила (хоть и не специально, а ради науки, но всё же мучила) не только взрослого гуля, но и то маленькое существо, которое было внутри него. Вот почему она не стала нападать, когда её ранили, вот почему была так истощена — ей нужно было питаться за двоих, а сил на то, чтобы поймать сильную жертву у неё не хватало. Фета оказала сопротивление, потому она решила, что лучше ретироваться. Она не себя спасала, а ребёнка.
Не размышляя больше на эту тему, Фетамарина быстро подошла к печи и разожгла её, а потом принялась нервно ходить вокруг стола. «Она пролежала тут почти сутки. До этого я волокла её по лесу, а потом везла на лошади. Кроме того, она ещё вопила в лесу некоторое время и тут в лаборатории. А если она была не одна? Если тот, кто сделал ей этого ребёнка остался с ней, и ждёт её где-то. Что-то мне подсказывает, что даже такое одичавшее существо может сообразить, что случилось с его женщиной, и кто это сделал. Ну да ладно, отобьюсь. Главное, чтобы он не разнёс весь дом. А ещё нужно понять, как именно беременность повлияла на действие препарата. Может, в её организме начали вырабатываться какие-то вещества?» Фета взяла три пробирки, наполнила их кровью гуля и поставила в подставку. Огонь в печи уже разгорелся, Мари подтянула стол к печи и затолкала труп в печь, полив его маслом, чтоб горел быстрее, а потом закрыла железной заслонкой печь.
Через полчаса, когда пол в лаборатории был вымыт, все инструменты висели на своих местах и все двери в доме были заперты, Фетамарина позволила себе расслабиться. Про беременных она, к своему стыду вообще ничего не знала, потому и не смогла предугадать реакцию организма на сыворотку. Девушка сходила на кухню и налила в большую чашку воды, а потом окунала в неё полотенце и обтирала им своё тело, смывая кровь гуля. Так она проделала три раза, пока окончательно не убедилась, что крови на ней больше нет. Платье и фартук она завтра постирает и прокипятит, а сейчас они были завёрнуты в мешок и спрятаны в подвале, Фета была уверена, что запах крови с улицы не почуять, особенно если учесть сильный ветер. Девушка сходила в оружейную комнату и взяла один из кинжалов. Только сейчас она вспомнила, что так и не нашла кинжал, которым первый раз ранила гуля. Кинжал был самым дешёвым, но, одновременно, самым любимым, так что вампиресса решила вернуться за ним завтра.
Перед тем, как лечь и отдохнуть, она положила кинжал под подушку. Кайла, по традиции, спала рядом со своей хозяйкой, так что как только она свернулась тёплым клубком у бока Фетамарины, она мигом обо всём забыла и уснула.

+1

7

Фете, как обычно, снилась ахинея. Сначала она увидела свой дом, тот дом, где она родилась. Мама позвала её, повесила на шею цепочку с кулоном в виде фамильного герба их клана (она потом потеряла этот кулон, только уже не помнит, где) и засмеялась. Потом Фета развернулась и убежала в лес, причём пока она бежала, стало резко темнеть. Вокруг Феты шли волки, но не обращали на вампирессу никакого внимания, просто шли и всё. Потом откуда-то прыгнул и сбил её с ног жутко симпатичный юноша, который улыбнулся, чмокнул Фету в щёку и замяукал...
Фетамарина резко вскочила с кровати, Кайла отпрыгнула в сторону и зашипела.
— Так вот кто есть тот самый мяукающий красавчик, — улыбнулась Фета, сгребла возмущённую кошку в охапку и принялась её гладить. Кайла довольно мяукнула. Кошка шла на руки только к Фете, ко всем остальным относилась настороженно или никак не относилась.
— Есть хочется, — зевнув сказала Фета. Кошка согласно мяукнула, — а ты вообще наказана, если помнишь. Нечего всяких разных в дом пускать.
Мари накинула на плечи свою любимую синюю шаль и вышла из комнаты, Кайла побежала за ней, подняв хвост «трубой». Проходя мимо гостиной, Фета заметила, что камин почти погас, потому подошла и быстро кинула туда три полена, чтоб ни в коем случае не прервать это ощущение теплоты и уюта, которое так любила. Вдохнув запах горящего дерева и улыбнувшись, она пошла на кухню. Так как прислуги у неё не было, то и никаких изысканных блюд в доме не водилось. А зачем, если недалеко от дома есть чудесный трактир? «А пока можно обойтись фруктами»
Во время недавней прогулки, Фета насобирала в лесу ягод, а потом на рынке купила яблок. Яблоки стоили достаточно дорого, но для себя любимой ничего не жалко.
Фета сидела в своём любимом кресле-качалке, ела яблоки и читала книгу. Кажется какой-то роман... Это так, для отдыха мозгов после химии. Она читала и одновременно в голове у неё складывался алгоритм проведения нового дня...

«И как они собирались воспитывать своего ребёнка? Да они бы сожрали его при первой возможности! Они же ненормальные!» — Фета вроде и пыталась делать вид, что читает книгу, на самом деле продолжала думать о вчерашнем, — «если знали, что начинают сходить с ума, какого лешего беременеть?! Чтоб я тут потом сидела и мучилась, что ребёнка убила? Надо пойти, проветриться...»
Фета резко встала и кинула книгу на стол, а потом подошла к шкафу. Платье, которое вдруг резко стало её раздражать, было чуть ли не порвано, но в последний момент Фета его пожалела и просто кинула на кровать, а через минуту принялась одевать свободную хлопчатобумажную рубашку, а сверху на неё тёмно-коричневый жилет. Одежда для вылазок (так их называла сама Фета, а вообще это был просто выход в город) всегда была одна и та же. Фета одела тёмно-коричневые штаны, зауженные книзу, а потом широкий пояс. Пояс нужен был не только для того, чтобы одежда красивее смотрелась, но и для того, чтобы прятать в нём кинжалы. В нём имелось два отверстия для кинжалов, сбоку крепился кошелёк с деньгами или мешочек для мелочей. Воткнув в пояс слева стилет, Фета накинула сверху меховую тёплую куртку с капюшоном, закрывающим голову так, что лица не было видно и вышла в прихожую. Кайла, конечно же, побежала за ней.
— А ты наказана, — говорила Фета, пока одевала высокие чёрные сапоги, — нечего было вчера в дом посторонних пускать. Теперь будешь сидеть дома одна и ждать, пока я вернусь.
Кайла обречённо мявкнула.
Фета сунула в голенище сапога ещё один кинжал и накинула на голову капюшон.
«Ничего, что снегопад, я всё равно прогуляюсь. Ориона в стойле оставлю, пусть греется, ест и набирается сил для новой охоты».

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бар «Красный фонарь»

Отредактировано Фетамарина Штайкснер (04.07.2010 21:11)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Дом «Побегония» (принадлежит Фетамарине Валентайн)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC