Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный горячей любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » [Дракенфурт] Волкогорье » Замок Трауменхальт » Ристалище (в настоящее время снесено)


Ристалище (в настоящее время снесено)

Сообщений 91 страница 102 из 102

1

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/11.png
Когда-то узкие стрельчатые окна северо-восточной части Трауменхальта подслеповато вглядывались в широкую площадь, окруженную ложами, трибунами, цветастыми палатками и шатрами, очевидно, пытаясь разглядеть то, что находилось в самом ее центре, — поле боя, разделенное посередине невысоким забором. Ристалище. На протяжении многих и многих столетий эта арена развлекала дракенфуртсткую знать рыцарскими турнирами. Ход их регламентировался особым кодексом, за соблюдением которого следили герольды, оглашавшие имена участников и условия состязания. Три дня и три ночи самые отважные, свирепые, могучие и закаленные воины графства сходились в конных поединках, чтобы помериться силами и решить, кто из них лучше владеет оружием. В своих громоздких доспехах и остроносых хундсгугелях, увенчанных гребнями или рогами, они походили на каменных троллей, которых алхимик-юморист зачем-то скрестил с консервными банками. Впрочем, это сейчас блестящие латы, выставленные в музеях и оружейных, кажутся нам смешными, а тогда облаченный в них рыцарь выглядел впечатляюще, казался ожившей машиной смерти из фантастического романа Иоганна Аскара. А вот как описывал рыцарский поединок неизвестный автор в конце XII — начале XIII века*:

С разбега сшиблись кони и на дыбы взвились,
Потом друг мимо друга как ветер понеслись.
Бойцы их повернули и съехались опять,
Чтоб счастья в схватке яростной мечами попытать.

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/8.png

Одного четверостишия достаточно, чтобы понять: веселье было зрелищным и кровавым. Любили наши предки пощекотать себе нервы. Но все течет, все меняется: тяжелое вооружение становится легким, оружие — компактным и ужасающе эффективным, копья, мечи и кольчуги отходят в прошлое, состязания переносятся с поля брани на стадионы; меняются мода, вкусы публики, нравы горожан. Вот и у знати появились занятия поинтереснее конных сшибок — спортивные игры, крокет и гольф. Рыцарские турниры, которые некогда становились событием года, перестали окупаться: трибуны ристалища пришлось снести, поле брани — засеять пшеницей. Увы или к счастью, все когда-нибудь заканчивается, чтобы дать начало чему-то новому. Так устроен наш мир.

(Кошка)
—————————————————--
*Здесь приведен отрывок из «Песни про нибелунгов».

0

91

Вход в замок  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Медленно шагая князь вел новую знакомую в сторону ристалища. Этот момент был в какой-то мере даже полезен для Роланда. Сейчас было время подумать... Подумать обо всем случившимся за последние несколько дней. А думать тут точно есть о чем. Некоторое вспоминалось с приятной улыбкой, а другие вещи уже никогда не хотелось вспоминать. Он размышлял о той грани между добром и злом, между такими понятиями как «хорошо» и «плохо», которые так долго были бесконечными уроками в жизни Брауна. Но теперь он смутно понимал, практически потерял эту грань. Не мог понять, не мог вспомнить что хорошего он сделал в жизни. Как и все его грехи и пороки куда-то испарились, утонули в памяти. Он был пустотой, между добром и злом, не склоняясь не в одну из сторон. Это были неприятные мысли, но слишком нужные, что бы просто отрекаться от них. Роланд пытался, но не мог... Это забвение продлилось не долго, раздумья были сейчас и без того неприятны... Вспомнив то что никогда он не сможет забыть, все эти размышления просто испарились, пропали как сгорел листок. Нельзя было забыть самые важные вещи в жизни. Семью... Долг перед ней... Чувства... Забота... Любовь... Подумав об этом, только одно слово напрашивалось сорваться с уст, но лишь эхом проносилось в сознании. Это имя той, что значила для князя куда больше чем война, чем сражения, палящее солнце и ледяная луна... И одно лишь имя раздавалось как звон колокола часовни... Но звон затихал, становился менее разборчив, и сменялся возгласами зрителей и шумом смятых лат. Вот они и пришли. Ристалище... Здесь не говорили, не вели светские беседы. Лишь получали своё законное удовольствие, делали ставки, проигрывали и выигрывали... Проводя даму на свободное место, Роланд поклонился и спокойно произнес.
— Мне нужно... Сходить кое куда. Не беспокойтесь, просто будьте здесь, я вернусь как только разберусь с делами. — на этой фразе князь еще раз совершил поклон и прошел по той же тропе, откуда пришел. Он хотел увидеть одно лишь лицо, и именно имя его обладательницы так часто звучало в голове. Даархель...

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Библиотека

0

92

Гостевая комната № 21  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Добравшись до своего шатра, герцог стал быстро раздеваться, опоздать на свой бой было бы верхом неприличия. Да и шуток потом не оберешься.
— Кто сейчас выиграл? — С легким интересом спросил Альберт, расстегивая рубашку и кидая ее на кресло, где уже лежал сюртук и галстук. — Так кто?
— Де Мориско.
— Ха! — Я так и думал, увидев бездарный первый заезд этого напыщенного выскочки, Кейзерлинга!
Довольно усмехнувшись, аскар стащил с себя штаны.
— Они только и горазды кичится своими прошлыми заслугами, да о них даже в Бругге почти забыли. Ха! — Довольный вампир принял из рук слуги тонкие чулки и стал их одевать. — Мой противник?
— Браун, милорд.
— А-а-а, я обещал герцогине не говорить о нем, но это не означает, что я не могу его втоптать в пыль при всех. Колет! — Протянул руку мужчина. Ему тут же подали толстый войлочный колет, который он сноровисто одел. — Доспехи.
Спустя какое-то время, герцог был облачен в новые доспехи, первый комплект пришел в негодность после предыдущего боя.
— Скажите герольдам, что я готов.
Трубы звонко и протяжно пропели начало поединка. А противники уже застыли в противоположных концах ристалища. Альберт мог поручиться, что этот Браун хочет сбросить его с лошади даже больше чем он сам хочет повергнуть в пыль этого братца Изабеллы. Но желание это желания, а опыт и умения это другое.
Отмашка герольдов, флажки взмыли вверх и мужчины с силой вдавили в бока коней шпоры. Разбег, разбег коя очень важен, чем сильнее разбег, тем лучше удар.... А потом герцог выкинул все посторонние мысли, из головы сосредоточившись лишь на кончике своего копья, которое стремительно приближалось к врагу и он вместе с ним.
Удар!
Грохот столкновения и противники разъезжаются в разные стороны. Что ж Браун оказался неплох, смог попасть ему в плечо, да вот только он сам оказался лучше. Альберт четко увидел, когда его копье ударило в шлем противника. Натянув поводья чтобы затормозить, мужчина услышал слитный выдох трибун и глухой удар о землю....
По лицу аскара скользнула улыбка, он снова стал лучшим. Вскинув копье под крики толпы, Альберт вздыбил коня, торжествуя победу.

+1

93

https://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zamok-Alukarda/sec.png
Алукард отрывисто шепнул своему секретарю короткую фразу. Секретарь поклонился и тихо удалился. Через несколько минут он подошел к Изабелле фон Рей, сидевшей на помосте неподалеку от Дракулитов, и передал ей графское повеление, а также небольшую обитую бархатом шкатулку, украшенную графским гербом. Оказалось, что граф велел герцогине встать и вручить Альберту Александру содержимое шкатулки.
Предваряя вопрос герцогини касающийся повода, секретарь сказал: «Его Светлость велели доложить вам, госпожа, что честь вручить награду победителю турнира, Альберту Александру из клана Аскар, принадлежит вам, прекраснейшей даме графства, ибо так велит традиция».

0

94

Гостевая комната № 21  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

И вновь ристалище, вновь шум, смех, споры... Все было как два часа назад, разве что до окончания турнира оставался максимум час, солнце медленно садилось за горизонт, и его лучи под вечер были насыщены алыми красками, что говорило о том, что завтрашний день будит достаточно теплым, для лютой зимы. Глашатае озвучили последний заезд, как раз в тот момент, когда Изабель добралась до помоста и заняла свое место.
— Где ты была? — спросил Доминик слегка негодующим тоном, не отрывая взора от арены, словно говорил куда-то в пустоту.
— Я неважно себя чувствовала, — спокойно ответила Изабел так же смотря вперед, натянув любезную улыбку, приветствуя жестом, проходящих мимо вампиров, слегка склонявших перед ней голову в знак уважения к старшей крови, и к самой герцогини.
— По окончанию праздника, тебе стоит обратиться к доктору Харперу, — утвердительно заявил мужчина, — в последнее время недомогания стали нормой твоего организма Изабель, не забывай кто ты, и что от твоего самочувствия, зависит многое... — отец все говорил и говорил, но она уже не слышала его, на автомате произнося всего два слова " да отец" Все ее внимание было на арене. Роланд и Альберт, два дорогих ей вампира сошлись на одном поле в дружеском состязание, хотя зная их неприязнь друг к другу, Изабел ощущала некое волнение, поскольку друзьями этих мужчин назвать было нельзя. После того, как герольды объявили начало, поставив копья в боевую позицию, всадники ринулись вперед. Зрители замерли мысленно поддерживая своего фаворита, того кто по их мнению был достоин этой победы, и мнения разумеется разделились. Сама же герцогиня, замерла, затаив дыхание, словно фарфоровая кукла, даже не хлопая ресницами. Сложно было болеть за кого то, поскольку каждый из них был дорог ей по своему, по особенному. Звон метала, и Роланд падает, сердце Изабель ушло в пятки, когда брат оказался на земле. Прикрыв ладошкой рот, герцогиня с ужасом и присущей переживательностью, наблюдала за развитием событий. Роланд встал, ее брат встал и она облегченно вздохнула. Герцог же гарцевал круг почета, и все дружно аплодировали победителю турнира... дамы бросали цветы, а мужчины хлопали и уважительно кивали головой. От арены ее отвлек секретарь графа — Винсент Ляур, протянувший Изабель небольшую обитую красным бархатом шкатулку. Заметив слегка изумленное выражение на лице герцогини Секретарь пояснил:
— Его Светлость велели доложить вам, о прекрасная госпожа, что честь вручить награду победителю турнира, Альберту Александру из клана Аскаров, принадлежит прекраснейшей даме графства, ибо так велит традиция.
Приняв шкатулку, Изабель сделала жест графу, тот в свою очередь мотнул головой, после чего герцогиня встала. В туже минуту, взоры трибун с победителя переключились на герцогиню Рей. Ненужно было говорить лишних слов, всем и так было понятно, понятно что именно ее граф удостоил чести одарить победителя сегодняшнего турнира медалью.

+1

95

Последний раз отсалютовав зрителям, герцог поворотил коня к главной трибуне. И от его взглда, не смотря на апплодисменты зрителей не укрылись некоторые перемещения секретаря графа. И увидев к кому тот подошел, Альберт сразу все понял. Кто еще кроме королевы бала может вручит награду победителю турнира? Только сам граф, но это было бы против традиций....
На лице аскара появилась улыбка, принять заслуженную награду из рук девушки было вдвойне приятно. Особенно перед лицами ее родни. Улыбка стала еще шире, как у кота объевшегося сметаны. Предвкушая любопытные реакции, Альберт пришпорил коня, заставив того идти шагом к главной трибуне. Через несколько мгновений вампир уже протягивал копье подбежавшему оруженосцы.
— Держи. — Щит отправился вслед за копьем, а сам герцог попытался легко и изящно спрыгнуть с коня. А это было весьма непросто, особенно если учесть, что турнирный доспех весил целую «тонну». Но у него получилось, правда в плечо отдалось болью, после удара Брауна оно немного побаливало.
Сняв шлем и тряхнув головой, отбрасывая волосы с лица, Альберт зашагал к Изабелле. Остановившись за шаг перед герцогиней, аскар опустился на колено, склонив голову.

+2

96

В боку пульсировала боль; не такая острая, как до приема настойки, но все еще довольно ощутимая, будто кто-то с силой давил в бок тупым, как валенок, ножом. Обломок копья Кейзерлинга теперь был совсем неопасным, даже наоборот — безобидным куском дерева, завернутым в тряпицу. Но боль от раны, даже тогда, когда Адам ощутил, как доспех изнутри заливает кровью, была далеко не такой сильной, как понимание собственной беспомощности. Бросив накануне перчатку Аскару, теперь Адам был готов выть в высокий потолок шатра от бессилия противостоять тому, кого сам же вызвал, и от злости на Случай, так вероломно сунувшего ему палку в колеса. Именно этот мерзкий шутник, вырвал победу из рук графа, подбив острый край сломавшегося копья противника просто под нагрудник, в эту подлую щель, куда часто метят в настоящем бою. Проигравший победитель. Какой позор! Сломанное копье обесчестило зачинщика дуэли. Адам с силой ударил кулаком по кушетке, зарычав от мгновенно прострелившей боли. Стиснув зубы, он слушал, как за стенками шумят зрители. Еще совсем недавно они радостно приветствовали его, ревели, когда он, Адам, вышиб из седла своего противника, а теперь у них новый герой. Их триумфатор. Тот, кого он вчера вызвал на бой, а теперь лежит здесь, дрожащий от плохо скрываемой ярости и обиды. Пылающий взгляд серых глаз, блуждающий по стенкам шатра, по сброшенному впопыхах оружию и запятнанных кровью доспехах, наткнулся на букетик синих цветов. — Оружейники! — превозмогая боль, поднялся Адам и сел на своем больничном ложе. Небольшое пятно крови на бинте увеличилось вдвое. В шатер вбежало несколько человек, вместе с ними и доктор с самым решительным видом, но осекся, едва столкнувшись с твердым взглядом графа. — Подготовьте меня к сражению, господа. Как можно скорее.
Шум трибун как-то неестественно сошел на нет, когда на ристалище снова появился всадник в гербовых доспехах Фортунатов. Адам ехал неспеша, пытаясь как можно быстрее привыкнуть к усилившимся болевым ощущениям, пронзающим его тело каждый раз, как только конь делал следующий шаг. Было очень больно, но граф старался не думать об этом; когда они устремятся друг на друга вскачь, станет еще больнее, а то грозило вылиться в куда более неприятные последствия. Лучше проиграть от руки соперника, чем проиграть даже не сойдясь с ним в бою. Аскар уже был готов получить награду из рук сестры, когда Адам выехал на поле. Головы зрителей поворачивались ему вслед, словно по городской улице шел заразно больной; Адам чувствовал себя изолированным от всего, понимал, что сейчас уже не его время и это место — тоже не его. Для всех сейчас победителем был Аскар, а не де Мариско. Но Адам не мог согласиться с таким исходом турнира. Это было выше его сил, как аристократа. Слишком велика была гордость, чтобы наступить ей на горло и согласиться с мнением врача и решением маршалов турнира. Обезболивающее зелье, выпитое перед выходом, имело и побочный эффект, так как ударяло в голову, и так вскруженную потерей крови и болевым шоком. Сейчас Адам был до безрассудности самоуверенным и был готов пойти даже против воли Алукарда, если тот сейчас прекратит турнир, не дав ему выехать против Аскара.
Он пересек поле под угнетающее молчание, подъехал к шатру противника и с силой ударил копьем в вывешенный щит с гербом Альберта, вызывая его на бой.

+2

97

Трибуны ликовали: крики, жесты, свист, и аплодисменты...ристалище наводнило тысяча звуков, тысяча голосов. Но не все были рады победе Аскара. Роланд Браун являлся любимцем Хастиасцев, а таким сегодня было достаточно, впрочем, и в хастиасе были завистники, недолюбливающие клан Эль Братто, которым столь громкий проигрыш Брауна был лишь всласть. Победитель, приветствуя зрителей по обычаю объезжал ристалище. Описав круг, он придержал коня у ложи Фортунатов. Уверенно, с гордой улыбкой на сияющем от удовольствия лице, Александр спешно передал повод подбежавшему пажу и в несколько шагов пересек расстояние разделяющего его с герцогиней. Теперь он стоял перед ней: его глаза, улыбка, они пленили...сняв шлем, и слегка встряхнув головой, Аскар опустился на колено, склонив голову. Его темные, слегка вьющиеся волосы, красиво ниспадали на доспехи. Он был прекрасен, рыцарь, без страха и упрека, коих описывали в сказках и преданиях, мужественный и отважный. Ветер развивал волосы Изабель, лаская румяные от мороза щеки. Грянула музыка, торжественная музыка под которую она открыла шкатулку, в которой лежала медаль с толстой золотой цепочкой. Сама же медаль была инкрустирована драгоценными камнями, бриллиантами и драгоценными рубинами, сверкавшими от каждого касания солнечных лучей к граням. Изабель замерла. Что то случилось с ней в этот миг. Казалось эта затянувшаяся минута длилась вечно...«Святая Роза что со мной?» спросила герцогиня, усилием воли заставив себя сделать шаг и надеть цепочку с главной драгоценностью турнира «медалью славы». Музыка стихла.
— Вы достойны сей награды, сэр рыцарь!- громко произнесла она и, немного помедлив добавила —Поистине вы заслужили ее. По традиции на голову победителя возлагался золотой лавр, именно он, лежал на красной бархатной подушке, подошедшего в туже минуту пажа. Аккуратно взяв украшение в руки Изабель подняла его над головой рыцаря, словно нимб и перед тем как возложит добавила:
— Так пусть же Святая хранит вас, и весь ваш род от напастей!- Изабель уже было приготовилась возложить лавр на голову Александра, как того требовала традиция, когда на арене появился Адам. Он был зол, и ярость его была во всем, в глазах, жестах, в содеянном, он буквально вызвал Александра на бой, что повергло зрителей в шок, а коих и в восторг... Глаза герцогини загорелись искрами негодования. Да что нашло на род Фортунатов ране считавшийся дипломатами и политиками? Может быть, это последствия династических браков, так сказались на их крови? Изабель ощутила невыносимое напряжение, когда трибуны зашептались о поступке ее брата, а сама герцогиня желала провалиться сквозь землю от столь дерзкого поступка Де Мариско...

+2

98

Ощутив тяжесть золотой цепи у себя на шее, Альберт медленно поднял голову, смотря в глаза девушке. Просто стоял на одном колене, смотря Изабелле в глаза, не обращая внимания ни на крики толпы, ни на аплодисменты и овации. Даже на награду внимания не обращая, тем более что такая у него уже была, даже несколько. Он тогда был моложе и более порывист. Ему захотелось стать чемпионом, и он им стал, а потом охладел к этой забаве, до сегодняшнего дня.
Хотя прошлая награда хранилась в особняке на видном месте, чтобы все могли увидеть достижения главы клана. Он помнил ту витую золотую цепь и сам орден, инкрустированный драгоценными камнями, и поэтому даже не скосил глаза на свою награду.
Он просто спокойно смотрел в глаза Изабеллы.
Внезапно какой-то звук привлек его внимание, да и трибуны стали вести себя по-другому. Изменился звук и среди зрителей поползли шепотки. Как бы ни хотелось герцогу просто продолжать смотреть в глаза девушке, ему пришлось повернуть голову, чтобы увидеть, как Де Мариско ударил копьем в его щит.
Аскар тут же мысленно поморщился, словно от зубной боли. Эти несдержанные юнцы, братья герцогини откровенно действовали ему на нервы. Но вместо того чтобы выказать недовольство, Альберт встал и сделал таким образом, что венок что держала герцогиня оказался у него на голове.
— Ваш брат чрезвычайно не сдержан. А уж вызывать кого-то на бой после окончания турнира, дурной тон. — Альберт дернул бровью, раздумывая как поступить в данной ситуации.
— Граф Де Мориско, с сожалением я вынужден отклонить ваш вызов. Это было бы низким поступком, принять его в то время когда у вас рана, вам следует больше тренироваться и возможно в следующем году, вы сможете выйти из боя без потерь для себя. А пока, увы.
Герцог с легкой улыбкой посмотрел на поле, а вернее на Адама.

+5

99

Нет, сегодня определенно не ее день. Одиночество тяготило, Драго не появлялся... Турнир не занимал... Надоело сидеть на узкой скамейке. Настроение испортилось окончательно. Наконец, девушка решила прогуляться по замку. Библиотека? О да... Убрав с лица прядь волос, выбившуюся из прически, девушка поглядела на небо. Облачно, и снежинки словно крошечные алмазики спускаются с неба... «Ну и чего это я такая романтичная стала... Прямо не в меру!» Какая- то печальная улыбка тронула уголки губ блондинки. Внезапно, девушка словно услышала сказанные давным -давно слова ее отца: «Следуй за мечтой!» Так отчетливо, совсем рядом... Подобрав юбки, Скарлетт поспешила прочь с ристалища, в сторону замка.
«Давно надо было это сделать! И чего я сидела там?» — думала девушка, быстрым шагом преодолевая расстояние, что отделяло ее от библиотеки, с трудом сдерживаясь, что бы не перейти на бег.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Библиотека

0

100

Конь фыркнул, когда большая снежинка упала ему на нос, и мотнул головой. На тихом ристалище это прозвучало, как сдавленный смешок. Адам слегка сжал его бока ногами, скомандовав идти вперед, отчего снова ощутил, как постепенно пропитующийся кровью бинт под кольчугой неприятно прилипает к телу. Серые глаза смотрели на венценосного победителя уже без злости; граф сейчас стоял перед ним, а не лежал в своем шатре, как немощный старик, в то время, как трусливый Аскар принимает овации публики — от противника Адама отделяло расстояние в десяток метров. Белые волосы, украшенные крохотными ежичками снежинок казались еще белее, а и без того бледное лицо почти сливалось по цвету со снегом. Граф прекрасно понимал, почему сестра так на него смотрит — он хорошо знал, как сейчас выглядит. Но, тем не менее, его лицо ни разу не дрогнуло от боли, когда конь неспеша направлялся к ложе с Изабеллой и находящимся там Альбертом, с улыбкой смотрящим на него.
— Это весьма любезной с вашей стороны, дорогой герцог, так беспокоиться о моем здоровье. Поэтому я уверен, что вы не откажетесь таким великодушным поступком скрасить мои больничные часы, позволив неумелому рыцарю скрестить с вами копья. — ответил Адам, слегка тронув поводья перед трибунами. Пилигрим остановился, позволив Адаму немного расслабить мышцы торса и снизить напряжение в пробитом боку. Ох, лучше бы Доминик так на него не смотрел! Лучше бы Адаму не видеть его глаз в этот момент. Вместо этого он перевел взгляд на золотую цепь, украшающую грудь Аскара и широко улыбнулся, хотя на бледном лице улыбка показалась похожей на оскал, у Адама побледнели даже десна, отчего зубы казались длиннее и острее, чем обычно.
— Вам идет. Спасибо за совет, но я не намерен ждать до следующего года, я здесь не ради этого, — окованный серебром наконечник черных ножен с мечом, покоящихся у графа на коленях, указал на грудь Альберта. — Я здесь, потому что все еще хочу получить от вас сатисфакцию, потребованную вчера.
На трибунах с одной стороны послышался недовольный тихий ропот аристократов, замерзших и желающих поскорее возвратиться в замок, и одобрительный свист и несколько возгласов, в общем-то лицеприятных, хотя и с присущей грубоватой простотой тех, кто их выкрикивал. Народ был готов продолжать отмораживать себе носы и щеки, лишь бы посмотреть еще один бой между вельможами, так сказать, на бис. Адам не обратил внимания ни на одно, ни на другое, он смотрел сейчас на Алукарда.
— Господин граф, — его голос сейчас был полон стальной звонкости и упругости, как каленая шпага, — рыцарский турнир, это состязания благороднейших воинов, чтобы избрать среди себе подобных лучшего из лучших. Этим лучшим сегодня оказался герцог Аскар, победивший всех свои соперников. Мне, выбывшему из турнирного списка после первого же боя, остается лишь выразить свое почтение его ловкости и силе в бою, поэтому я здесь. Но несмотря на свою доблесть, он оскорбил леди в присутствии многих из вас, друзья. Он пал еще ниже, чем самый непутящий рыцаренок, спотыкающийся о собственное копье — он обесчестил себя, пытаясь обесчестить имя дамы. Вы, ваша светлость, предложили решить нам этот вопрос на ристалище, но ристалище — это соревнование в храбрости, а не решение личных распрей под фамильными знаменами. Этот турнир я проиграл, возможно, следующий выиграю, и уже мою грудь украсит такая же цепь. Неважно, до очередного турнира или на несколько лет, все это не имеет для меня значения. Важно, что скажут другие. Если про меня, или про кого-нибудь из вас, благородные господа, скажут, что он не мужчина, что у него нет чести — зачем тогда все эти лавры? Какой тогда толк от рыцарской цепи? Разве что повеситься на ней в конюшне. Носить такую регалию и гордиться ею, при этом позволяя себе такое поведение с женщиной... — Адам покачал головой и обвел взглядом зрителей на трибунах, чуть дольше задержавшись на лицах дяди и сестры. Потом снял с шеи серебрянную цепочку и вытащил из-под нагрудника гербовый медальон отца, доставшийся ему вместе с доспехами, и повесил его на один из фигурных рожков, украшающих бортик Главной ложи, как раз у ног дяди. — Никаких титулов. Никаких имен. Это дело чести. Ведь никто из вас, друзья, не помнит, чтобы сперва заказывал у портного костюм, а потом подгонял под него фигуру? Я не знаю, умеют ли Аскары бояться, но сегодня я хочу, чтобы их глава пожалел о той минуте, когда распустил свой язык, как старая подавальщица в кабаке. Чтобы каждый, кто в следующий раз позволит себе опуститься ниже мужского достоинства, видел, что за это бывает. Вот зачем я здесь.
Адам резко развернул коня и направился к своей половине поля, даже не задержавшись, чтобы увидеть реакцию собравшихся на свои слова. Покачиваясь в седле в такт шагам коня, чтобы снизить нагрузку на поврежденные ткани, Адам сунул руку под сюрко и вытащил тот самый букетик, который подарила ему перед боем с Кейзерлингом девушка. Держа этот маленький пучочек синих цветочков на раскрытой металлической ладони, граф едва заметно усмехнулся и снова спрятал его под плотной тканью накидки. Лишь отъехав на несколько метров, повернул голову и бросил через плечо.
— К барьеру, герцог. Не унижайте ни себя, ни меня.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в месяц)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Бальный зал

Отредактировано Адам Де Мариско (30.09.2010 21:09)

+1

101

Чуть склонив голову, герцог с легким недоумением слушал все эти словесные кружева графа. Больше всего ему хотелось возвести очи горе и тяжело вздохнуть, ну или вызвать санитаров. Тяжело общаться с буйными людьми. Герцог даже предположил, что некоторая форма болезни головного мозга это наследственная черта всех представителей клана фортунатов по мужской линии. А что еще можно было ожидать от клана, который лишь недавно отошел от традиций заключать близкородственные связи. Пример эвитернов еще перед глазами, причем блестяще иллюстрировавший всю тупиковость развития старших кланов. Если они превратились в гулей, почему другие кланы так называемой старшей крови не могли приобрести некоторые наследственные заболевания? Которые обострились после встряски и выброса адреналина в кровь после схватки.
Альберт с сомнением посмотрел на поле, все эти наследственные заболевания.... Аскар их терпеть не мог, они с трудом поддавались лечению, контролю и учету. Нет, аскары вели самый правильный образ жизни среди всех без исключения кланов. Евгеника вот будущее всей вампирской расы. Недаром даже кланы старшей крови постепенно стали отказываться от своих традиции, следуя примеру более умных вампиров, например, таких как они. Только тщательный контроль над потомством может обеспечить будущее, особенно в такие времена как нынешние. Эти люди плодятся как тараканы, отвоевывая себе все новое пространство, тогда как старые и славные вампирские роды постепенно вырождаются в гулей.
— Молодой человек. — Альберт решил все же ответить, а то граф будет докучать все дальше и дальше, а он не собирался торчать весь день на этом поле под снегом, тем более в доспехах, которые конечно сделаны лучшими оружейниками, тщательно подогнаны и смазаны, но чем Моргот не шутит? В такую погоду даже такой шедевр оружейной мысли мог придти в негодность, а именно заклинить в каком-нибудь сочленении. Да и еще, как уже говорилось ранее, аскар терпеть не мог турнирные доспехи, как и доспехи в принципе. Конечно, так было не всегда, но в последнее время его выводили из себя войлочные и ватные поддоспешники.
— Да-да, молодой человек, я и не собирался заботиться о вашем здоровье, у вас для этого есть родственники или если они о вас не заботятся, то по крайней мере врач. Я же не в хожу в круг этих лиц.
В речи герцога чувствовалась скука, которую он и испытывал в данный момент. Вот еще взгромождаться снова на коня и скакать куда-то ради розовых фантазий какого-то раненного юнца? Благодарю покорно, это было совсем не в характере Альберта.
— Далее, и по существу. Также предлагаю вам слушать внимательно, чтобы потом не возникло недопонимания. Итак, турнир кончился и если вы не смогли добраться до конца, это ваши проблемы, что вам там помешало умение противника или ваша несостоятельность, меня это не волнует. Это раз. Хотите продолжить турнир? Воля ваша, следующий год в полном распоряжении. Это два. Вызовите врача и поправьтесь. Мне не хочется, чтобы потом мне говорили, что я победил больного ребенка. Это три. Можно было продолжить еще и четыре и пять, но думаю, вам хватит.
Фыркнув, вампир поправил лавровый венок, который слегка сбившись неприятно давил на висок. И молча, выслушал пламенную речь, обращенную к трибунам и графу. Она слегка развеяла скуку, которая поселилась после первой части речи, но только слегка. Довольно пламенный экземпляр зажигательной речи с неверными предпосылками и хромающей логикой, но не лишенное экспрессии. А иногда экспрессия и громкий голос значат больше чем четко выверенная речь. Но нет, как же забавно. Его младший внук, в такие моменты, когда было слегка интересно, но обстановка надоела, начинал пускать пузыри изо рта, привлекая к себе внимание. Не самый проигрышный вариант, даже для ситуации как сейчас. На мгновение Альберт даже задумался, может в ответ на эту речь попускать пузыри изо рта? Это будет неожиданно и, кстати, полностью будет отражать его отношение к ситуации, когда в личный конфликт вмешивают графа и зрителей. Пошло как-то, но прием хороший, особенно в политике и публичных дебатах. Вот только дискутировать аскар не собирался. Поколебавшись, он все же отбросил вариант, с пузырями признав его несколько негигиеничным и не эстетичным. Придется все же отвечать.
— Знаете, мне право не интересно, что вы делали, когда все остальные молодые люди изучали дуэльный кодекс, но не превращайтесь окончательно в фигляра, в которого вы уже почти полностью превратились. Ну, надо же в личное дело умудриться вмешать столько посторонних. Будь я на месте ваших родителей, то непременно бы сейчас краснел и чувствовал себя неловко. А ведь можно подумать, что вы боитесь решить вопросы по кодексу и прячетесь за окружающих. Знаете секунданты, кодекс шпаги, пистолеты.... А также ваши пламенные речи.... Как будто кто-то не знает, что при ранах, наподобие вашей, дуэли запрещены. Так что кое-кто подумает, что вы за нее прячетесь. Что же до остального. — Альберт хмыкнул. — Не знаю как вам, а мне мое имя нравится, оно мне, знаете ли, от родителей досталось, и отказываться от него я не собираюсь, особенно ради успокоения вашей явно неспокойной совести. Что же до остальных ваших речей, то можете прислать ко мне секундантов, когда поправитесь, разумеется, там и решим вопрос. Потом, я пришлю своего врача, который вас осмотрит и вынесет вердикт, что рана зажила и дуэль возможна. Вместе с врачом я пришлю вам дополненное издание дуэльного кодекса, раз вы не удосужились его прочесть, а также, пожалуй, пришлю вам учителя изящной словестности и этикета. Всего хорошего.
Сказав де Мориско все, что хотел, герцог вновь повернулся к девушке и тихо спросил
— Герцогиня, что вы сейчас намереваетесь делать?

+3

102

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Библиотека

...Конец боя...
Боль прошлась по всему телу, заставляя князя подобно зверю оскалиться через шлем. Возможно это даже не боль. Возможно, это горечь поражения сдавила сердце... Словно он не мог допустить этой мысли, изгоняя её из своего сознания. Пальцы с каждой секундой слабели, отпуская поводья. Глухой хлопок от падения на землю пронзила тело еще большей болью. Теперь уже нельзя было уходить от этих мыслей, от поражения... Но Роланд забыл это слово, забыл, что оно значит. Все вокруг перестало вообще нести какой-то смысл. Он просто существовал, не более, не менее. Не думал, не говорил, не двигался. Его сил просто не хватит сейчас для этого. В глазах лишь горел остаток злобы, вскоре сменившийся необъятной тьмой. И лишь дрожь прошлась по телу, оставляя последнее воспоминание о том, что в этом существе еще есть жизнь...
Лунный свет пробивался сквозь шторы небольшого помещения. Это была совсем маленькая комнатка. Пустая, и заполненная пугающей тишиной. Все вокруг было столь знакомым, таящимся где-то в глубинах памяти, но лишь только смутные образы были доступны сейчас. Только сейчас эти воспоминания стали такими реальными, такими, живыми... Разве что... Было что-то не то. Да, это было пугающе реально, но даже сейчас здесь летала какая-то чарующая магия, заставляющая забыться и просто плыть по течению отбросив все мысли. Холодный ветер неторопливо подул из неизвестности. Роланд чуть развернулся, желая получше осмотреть все вокруг. Теперь маленькая комнатка потерялась во тьме, и лишь откуда-то свыше свисали прозрачные ткани. Невесомые, содрогающиеся от малейшего касания. Сквозь которые были видны маленькие снежинки. Это было похоже... Нет, не сон... Иллюзия, гипноз, магия... Да, именно это. Ветер усиливался и слабел в туже секунду, навеивая сон, желание упасть на кровать и закрыть глаза он блаженства. Роланд открыл глаза, и именно это блаженство ласкало тело. Но это было чье-то прикосновение, нежное, заботливое, ласковое... Князь замер, боясь спугнуть это наслаждение, и лишь глаза в недоумении метались по сторонам. Тихий женский голос прозвучал у самого уха, шепча столь искушающе, маня утонуть в этом голосе. И вновь князь поймал на себе это нежное касание, скользящее по шее, заставляющее гореть...
— Ты пришел... Я ждала тебя. — тихо шептал голос. Ужасающе знакомый, но только на это мгновенье Роланд словно по чьему-то велению забыл его.
— Ты... Кто ты? — столь же тихо ответил он, стараясь повернуться, но всякий раз его останавливала рука незнакомки.
— Ты знаешь меня... О да... Еще как знаешь. И вспомнишь, скоро... Очень скоро... — чуть посмеиваясь, произнесла она, и в этот миг князь почувствовал, как ловкие женские пальцы проникают под его рубашку, все настойчивее поглаживая, даже чуть царапая.
— Ты будешь моим... Только моим. Слышишь? Ты не сможешь больше сопротивляться. Да... Ты ведь уже чувствуешь, как тебя тянет ко мне. Роланд вздрогнул, услышав блаженный вздох. И вот краем глаза он заметил силуэт незнакомки, все яснее открывающийся в лунном свете. Роланд вздрогнул и попытался отойти назад, но что-то неизвестное словно связало его, отбирая возможность пошевелиться. На него, поигрывая довольным огнем смотрели её глаза. Это была Изабелла. Но... Другая... В ней что-то изменилось, что-то сделало её другой. Не той... Уста князя застыли, пытаясь произнести хоть слово, но ни звука не мог он выдавить из глотки. И вновь голос Изабель прозвучал тихим шепотом, откликаясь в самом сознании. — Ты — мой...
Глаза в испуге открылись, и были ослеплены солнечным светом. Тело вновь почувствовало тяжесть доспех, и в ушах звенело от гула трибун. Превозмогая боль, Роланд поднялся на ноги и, оставляя на устах оскал направился к ждущим его врачам. Он не хотел думать о том, что ворвалось в его разум, это слишком пугало. Слишком ранило, заставляло сердце сжиматься от страха и гнева. Нет. «Это никогда не случиться, никогда...» — повторял князь себе, пытаясь сдержать все, что сейчас таилось внутри. Что за игры вел Моргот с ним? Разум желал знать это, но душа боялась ответа. Слишком страшно было сейчас Роланду. Он позабыл о том, что проиграл, о том, что сейчас обрушил надежду многих. О том, что сейчас он просто проиграл, как слабак...

+1


Вы здесь » Дракенфурт » [Дракенфурт] Волкогорье » Замок Трауменхальт » Ристалище (в настоящее время снесено)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно