Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Замок Алукарда » Ристалище (в настоящее время снесено)


Ристалище (в настоящее время снесено)

Сообщений 1 страница 30 из 102

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/11.png
Когда-то узкие стрельчатые окна северо-восточной части Трауменхальта подслеповато вглядывались в широкую площадь, окруженную ложами, трибунами, цветастыми палатками и шатрами, очевидно, пытаясь разглядеть то, что находилось в самом ее центре, — поле боя, разделенное посередине невысоким забором. Ристалище. На протяжении многих и многих столетий эта арена развлекала дракенфуртсткую знать рыцарскими турнирами. Ход их регламентировался особым кодексом, за соблюдением которого следили герольды, оглашавшие имена участников и условия состязания. Три дня и три ночи самые отважные, свирепые, могучие и закаленные воины графства сходились в конных поединках, чтобы помериться силами и решить, кто из них лучше владеет оружием. В своих громоздких доспехах и остроносых хундсгугелях, увенчанных гребнями или рогами, они походили на каменных троллей, которых алхимик-юморист зачем-то скрестил с консервными банками. Впрочем, это сейчас блестящие латы, выставленные в музеях и оружейных, кажутся нам смешными, а тогда облаченный в них рыцарь выглядел впечатляюще, казался ожившей машиной смерти из фантастического романа Иоганна Аскара. А вот как описывал рыцарский поединок неизвестный автор в конце XII — начале XIII века*:

С разбега сшиблись кони и на дыбы взвились,
Потом друг мимо друга как ветер понеслись.
Бойцы их повернули и съехались опять,
Чтоб счастья в схватке яростной мечами попытать.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/8.png

Одного четверостишия достаточно, чтобы понять: веселье было зрелищным и кровавым. Любили наши предки пощекотать себе нервы. Но все течет, все меняется: тяжелое вооружение становится легким, оружие — компактным и ужасающе эффективным, копья, мечи и кольчуги отходят в прошлое, состязания переносятся с поля брани на стадионы; меняются мода, вкусы публики, нравы горожан. Вот и у знати появились занятия поинтереснее конных сшибок — спортивные игры, крокет и гольф. Рыцарские турниры, которые некогда становились событием года, перестали окупаться: трибуны ристалища пришлось снести, поле брани — засеять пшеницей. Увы или к счастью, все когда-нибудь заканчивается, чтобы дать начало чему-то новому. Так устроен наш мир.

(Кошка)
-----------------------------------------------------
*Здесь приведен отрывок из «Песни про нибелунгов».

0

2

День 2 декабря 1826 года выдался на удивление солнечным и без осадков, что было весьма кстати для предстоящего турнира. После обеда в столовой, сопровождавшегося уткой под апельсинами, жаркого из ягненка, жаренного в собственном соку, десерта состоявшего из пропитанных в вине пирожных, густого молочного — яичного крема, фруктовых пирожков, засахаренных лепестков роз и фиалок, сладких бисквитов и маленьких шоколадных тортиков и запивалось это все, разумеется, хорошо выдержанным крепким хурбастанским вином, затем состоялась традиционная молебня в часовой замка, после чего уже аристократы направились на ристалище, где должен был состояться традиционный турнир. Арена хорошо охраняется юстициарами призванными наблюдать за спокойствие зрителей в этот день. Трибуны были выкрашенные в самые яркие цвета, а скамьи для почетных гостей были выстланы коврами и пестрыми подушками, здесь красовался фамильный герб кланов, которым принадлежали подобные места.
— Ту-ту-ту-ту! — трубя как можно громче, на арене появилось десять герольдов, которых встретили бурными овациями и свистом. Облаченных в темно зеленые, бархатные одежды, на груди которых золотыми нитями вышиты вайверны они въехали на черных жеребцах покрытыми зелеными попонами. Все они были примерно одного возраста и телосложения, на вид не больше двадцати пяти лет. У всех на голове красовались зеленые береты единственным украшением которых было белое страусиное перо. Достигнув середины поля они остановились. Зрители на трибунах стихли, ожидая речи, и вот один из них выехав вперед развернул свиток и провозгласил:
— 2 декабря 1826 года Рождества Святой Розы, на данной ристалище в славном городе Дракенфурте, благородные вампиры со всех стран сойдутся в поединке, дабы показать свою доблесть и силу, во славу оружия и во имя прекрасных дам. — После этого герольд начал выкрикивать имена участников турнира. Сначала он перечислил дракенфуртцев, затем орлесианцев, бруггианцев и хастианцев. Большинство из которых были прославленные войны, участвующие в турнире уже не первый год и заработавшие славу и небольшое состояние на подобных играх. По мере того как герольд читал имена на арену выезжали рыцари со своими оруженосцами, становившиеся в ряд. В солнечном свете их доспехи казались практически одинаковыми, разве что перья на шлемах выделяли некоторых из них и гербы кланов, красовавшиеся на груди каждого были отличительной чертой. Клановым вампирам запрещалось участвовать в схватке с кайтифами. Как правило, титулованные вампиры не подготавливались к играм, в то время как для кайтифа это был способ привлечь внимание известной дамы, ведь сильные и ловкие мужчины ценились во все времена. Для кайтифа это была возможность заполучить в жены прекрасную баронессу или маркизу, стать частью клана и обрести статус в обществе. Едва прозвучали имена фаворитов как трибуны одобрительно загудели. Здесь был весь цвет влиятельных кланов и просто славившихся своей силой мужчин, а собравшись вместе они являли собой живописное зрелище. Едва кто либо появлялся в воротах как зрители приветствовали своих любимчиков восторженными возгласами.. наконец все участники выстроились в центр ристалища и герольды вновь призвали зрителей к тишине, после чего глашатай прокричал, что все они готовы сражаться с любым из тех кто присутствуют сейчас на арене выступивших против них, и, разумеется, зачитал правила турнира. Где говорилось оружие должно быть затуплено, что нельзя поражать противника оружием ниже щита, а так же ранить или убивать коня, ведь конь проигравшего по правилам турнира доставался победителю, так же проигравший был обязан выплатить сумму экипировки победителя, на подобных турнирах можно было сделать себе целое состояние. Поговаривают, именно на таком турнире барон Верлейн буквально «выиграл» свою очаровательную жену, поскольку отец баронессы был уверен что его сын победит в турнире он поставил «руку» своей дочери и разумеется, проиграл, но как говорится пари дороже денег....
— А по завершении поединка, — читал далее глашатай, — победитель из рук самого Алукарда получит из чистого золота медаль, инкрустированный драгоценными рубинами и бриллиантами. — После этого герольды вереницей покинули арену, следом за ними разъехались и рыцари. Каждый рыцарь отправился к даме сердца. Сестрам или матерям, к женщинам которые одаривали их ленточками, вуалями и прочими талисманами, для удачного боя. И вот снова глас трубы, призвавший к тишине и ознаменовавший начало турнира...

0

3

День начался просто изумительно. Выйдя из своих покоев, Изабель столкнулась с графом Аланом Рендером, являвшимся родным братом трагически погибшего Филиппа. Обменявшись парой любезностей, граф предложил сопроводить Изабель на обед. Отобедав, герцогиня отправилась в молебню, где прочтя молитвы, исповедовалась святому отцу. После всего выше сказанного вампиресса отправилась в кабинет графа, как было обговорено ранее. Граф предложил девушки два варианта, о которых она должна была осведомить Роланда, но к сожалению не найдя брата в замке Изабель сразу отправилась на ристалище.

Повсюду стояли хорошо обученные юстициаров. Трибуны были выкрашены в пестрые цвета, а для особо почетных гостей выстланы коврами и пестрыми подушками. Посреди трибун возвышались резные помосты с балдахинами, подготовленные специально для представителей совета двенадцать. Сюда еще на рассвете привезли, и установили кресла. Над каждым из них возвышался флаг с гербовой символикой того или иного клана. Первым на свое законное место разумеется, ступил граф и как всегда всем своим видом он вызывал восхищенные взгляды дам, и уважение их кавалеров. Следом за Алукардом свое место заняли Фортунаты, чей помост находился недалеко от правителя. Вначале на него взошел глава и отец семейства Доминик Форе, держа за кончики пальцев ручку своей очаровательной жены Анны. Держался он несколько надменно и вызывающе, но в целом весь его облик располагал к себе. Ему не было дело до пересуд, который творились за его спиной, он знал, кто он и что из себя представляет, ровно, как и дочь. И так гордо подняв голову, он взошел на трибуну. Следом за четой взошла Изабель — наследница великого рода детей судьбы. Ее облик был несравненно прекрасным: вьющиеся золотые пряди волос, в которых играли солнечные лучики, плавно струились по спине, идеально сочетавшись с цветом платья. Ее глаза светились ярче тех бриллиантов, которые были на ней в этот день, а улыбка, которой она одаривала окружающих, была невероятно теплой и жизнерадостной. Трудно было найти человека, на чей взгляд Изабель не выглядела бы притягательно. Ее уверенные грациозные движения приковывали к себе взгляды. Длинный шлейф золотого атласного платья придерживала маленькая девочка. Ее светлые волосы были заделаны золотым ободом, а платье белоснежно как первый снег. Изабель села по правую сторону от отца, а девочка на мягкой подушке возле ее ног. Следом за ней на помост прошли остальные члены династии, которые заняли места позади. Наконец ристалище наводнили толпы вампиров, ревенантов, дампиров и даже людей. Повсюду шелестели дорогие ткани, позвякивали украшения, на ветру колыхались пестрые перья и вуали. Мужчины потирали руки, где то совершались пари. Кто то вздыхал, бросая пренебрежительный взгляд, «мол, не те времена и не те сувениры сейчас, что были раньше.»
Всем своим видом Изабель говорила о гордости и величии своего рода. Ее взгляд был прикован к арене, а краев губ касалась еле заметная улыбка. Сейчас она была похожа на великую царицу Майсун Аль Ирн, и по сей день считавшуюся одной из самых прекрасных дев в истории. Глас трубы возвестил о начале турнира и на арену выехали десять герольдов. Трибуны стихли. И вот дочитав правила и участников турнира мужчины вереницей покинули арену. На трибунах вновь забурлили разговоры. Все вновь стихло, когда глашатай, одетый в одеяние из дорогой зеленой парчи, выехав на рыжем жеребце, произнес имя первого рыцаря, следом за ним выехал и сам претендент на победу. Никто иной, как лорд Уолтер Эссекс — глава клана артефиксов. Его серебряные доспехи переливались в солнечном свете и представляли собой потрясающее зрелище, публика взорвалась ревом и овациями. Зрители замерли в ожидание, кто же откликнется на его вызов. И вот на арену выехал его оппонент. Публика вновь взорвалась овациями, сама Изабель не удержалась, похлопав своему двоюродному брату Роланду Брауну.
— Он победит, — прошептала Изабель.
— Почему же вы так считаете, мадам? — поинтересовался один из смотрящих с нижнего помоста, подняв на герцогиню свой взор.
— Это мой брат, — гордо ответила герцогиня, — он никогда не проигрывал! — затем она вновь перевела взор на арену, продолжая аплодировать.

+1

4

Бальный зал  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Марго вышла на трибуну. Аристократии тут было — тьма. Да, действительно Алукард — влиятельный правитель. Никто не посмел отказаться от приглашения — все кому дороги имя, уважение и титул. Алукард вызывал море эмоций и неведомо чего вдруг, но казался самой Властью. Неделимый монарх, нет не тиран, а просто тот, кто сотрет в порошок...
Маргарита здоровалась на лево, направо и смотрела на ристалище.
«Роланд... Ура... Брауны вперед!»
Стэлла услышала, нет, увидела ту прекрасную даму, что вчера была «гвоздем программы». Она вновь чудесно сияла, выделялась из толпы. Её прекрасная белая кожа, взгляд, губы, носик. Эта дама явно «пропихивалась» сквозь толпы мужчин. Таинственная красавица, похоже, болела за Брауна.
«Ура... повод поговорить.»
Стелла подошла к даме и присела в легком реверансе. Платье Марго упало складками на пол, — девушка одела свою накидку поверх её маскарадного костюма.
— Приветствую вас, миледи. Я вчера не представилась. Мне стыдно. Княжна Браун. — Маргарита смотрела на вампирессу очень нежно, лаская взглядом.
— Я вижу вы тоже рады были бы победе сэра Роланда. Или я что-то не так поняла?

Отредактировано Маргарита-Стэлла Браун (01.09.2010 11:41)

+1

5

Гостевая комната № 23  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Оказавшись на воздухе теперь уже за стенами своей комнаты или коридоров замка Людовик вздохнул полной грудью . Все же день был прекрасен не смотря ни на что. Он прошелся спокойно и уверенной походкой через сад, где из заснеженных зеленых гущ и парковых аллей выходили пары гуляющие и наслаждающиеся. Некоторых он знал, некоторых он видел, а вот его похоже уже знали даже те кто не знал. Дамы слегка перешептывались прикрываясь веерами и глазки их стреляли в него. Мужчины же приветственно кивали ему или же кланялись, но стоило отойти ему и они что-то шептали либо друг другу, либо дамам. Этот мир всегда будет таким
— Что-то вы господин Саутвурд не торопитесь на турнир — послышался голос со спины. Повернувшись Людовик увидел старого знакомого, господина Шуля. Этот господин был одним из старых и скромных вампиров. Владел своими делами и торговлей. управлял различными заведениями, но знал свое место. — Неужели я не увижу вашу великолепную шпагу в действии — Шуль был и оставался таким же. — Вы льстите мне милсдарь, но вы правы я не особо тороплюсь и не участвую в турнире — людовик слегка улыбаясь подождал пока мужчина его догонит и они уже вместе пошли в сторону ристалища. По дороге они мило обсуждали дела духовные, светские моменты и разумеется маркиз услышал от своего знакомого и про себя. Все было просто он понимал Людовика, у даже говорил, что нет мужчины готового устоять перед красотой госпожи Фон Рей, но что бы так на балу попасться не аккуратно. Людовик сам улыбался этому, но в душе понимал, что он все же политик и ни кто другой, больше всего знает, как честь и время важно, попался в петлю судьбы. Пройдясь еще немного они вышли к месту турнира. — Но все же может вы передумаете и покажите себя? ааааа? — господин Шуль улыбаясь коварно, толкнул Людовика в плечо. Он все такой же пухленький такой же шутник и балагур этот Шуль.
— Нет мой друг, нет, я не воин, я сторонний наблюдатель — маркиз слегка поклонился своему знакомому и пошел к трибуне.
Тоже количество аристократов, тот же яркий свет общества и приглашенных гостей. Наряды, оружие, флаги, блеск, невообразимая роскошь и сдержанность, наглость и святость. Все здесь перемешалось. Людовик нашел глазами ложу где располагались Фортунаты и в который раз обомлел.
Изабелла восседала на кресло словно на троне. Золотой обод, сдерживающий ее прекрасные волосы, сверкал на солнце, белоснежный наряд, просто светился. Глаза блестящие что звезды. Людовик в который раз потерял свои силы. Не стой, не смей, иди. внутренний голос и мысли подгоняли его, поэтому его остановка была еле заметной. Он шел к ложе где собирались Фортунаты. Отец Изабеллы уже был там, его супруга, и она дивный и сказочный ангел. Войдя в ложу, Людовик остановился и слегка поклонился главе клана и его супруге, а так же всем остальным.
— Доброго утра и яркого дня, господин и госпожа Форе — он поднял голову и повернулся к Изабелле.
— Доброго утра и яркого дня мазель. — глаза его все же не смогли так же спокойно смотреть на нее, как и на ее отца, поэтому смягченный взор излучал любовь и радость созерцания ее красоты.
— С вашего разрешения господа и дамы, я займу свое место — Людовик еще раз поклонился и сел на кресло позади Изабеллы.

Отредактировано Людовик Саутвурд (01.09.2010 13:26)

+1

6

Гостевая комната № 6  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Разговоры в толпе становились все громче, и вскоре Роланд понял что они добрались до ристалища. Трибуны, на которых было еще не так много людей, все еще только подходили, но даже сейчас был слышен говор зрителей. Князь не торопясь шел рядом с Даархель, поглядывая на неё с доброй улыбкой. Её присутствие несомненно увеличило рвение Роланда к победе, он желал победить ради семьи, ради Изабеллы, и ряди неё. Мнение остальных по этому поводу не имело смысла. Он должен был выступить перед всеми этими вампирами, людьми, близкими и любимыми членами семьи, даже Граф Алукард теперь был свидетелем этого события. Три года... Три долгих года он обходил стороной Дракенфурт, и сегодня фамилия Браунов вновь пройдет волной по городу. А в сердце сестры появится гордость за свою семью, и возможно Роланд все таки сможет сказать хоть слово, снова заговорив с ней... Князь повернулся полностью к идущей рядом Даархель и не страшась возможных взглядов поцеловал её. Улыбка на лице стала более мягкой, он был так рад её присутствию здесь...
— Мне пора... Увидимся на арене. — сказал он и провел ладонью по щеке девушки, стараясь превозмочь желание не отходить от неё ни на шаг. Не спеша, он удалялся от неё, проходя на место подготовки. Пройдя к манекену, Роланд взглянул на золотой доспех. Так давно эта броня не сверкала солнечным светом на ристалище, так давно не видела взглядов стольких зрителей, не слышала их возгласов... Рыцари — серы, графы, герцоги, лорды благородных семей, облачались в доспехи расставив руки, выжидая пока оруженосец не застегнет все крепления. Были ли таковыми Брауны? Несомненно, как и вся знать, но Роланд — князь лишь формально. Его миссией было вести войска к победе на поле брани, а не сражаться на турнирах. Только он сам имел право одевать себя в эти доспехи, это было даже не принципом, а слепым суждением, не имевшим обратного пути. И вот... Вес стали вновь терзал тело. Роланд промчался на своем коне до самой середины арены и остановился прямо у мужчины в зеленом одеянии, несколько минут назад огласившим принятие вызова. Сняв с головы шлем, взгляд полетел по сторонам, оглядывая трибуну. Среди всех зрителей найти конкретного — не реально, но только не Изабеллу. Она сверкала ярче солнца, и только слепой не заметил бы её. Когда князь уловил на себе взгляд сестренки, прозрачная улыбка коснулась губ. Сестра смотрела на него, не прекращая аплодисментов, и теперь надежда на её понимание стала куда более чем достаточным, для веры в свои силы... Едва видный оскал появился на лице, когда еще один силуэт появился рядом с Изабель. Людовик... Как же было сложно удержаться от того, что бы просто не врезать ему еще вчера, но теперь это искушение было еще большим. Он посмел говорить с ней!? После того как их застали вместе ему следовало держаться от этой девушки очень, очень далеко. И лишь успокаивающие мысли о том, как после боя Роланд выполнит вчерашнее желание и сможет окунуть лицо этого дейгенере в яд своего гнева. Смиренно скрыв лицо шлемом он повел коня к краю арены, где уже ждала пика. Скоро начнется бой, и каждый кто усомнится в силе волчьего рода сам увидит, на что способна эта кровь. Тихий, не слышный в никому шепот...
— Ora o mai più...

Отредактировано Роланд Браун (01.09.2010 14:58)

+2

7

Прохладный ветерок гладил лицо и волосы Изабель. В свете лучей отбрасывающих солнцем на голову девушки бриллиантовая диадема засияла, ослепляя всех, кто на нее смотрел. Она олицетворяла собой то что должно быть присуще женщины. Она смотрела на все гордо подняв подбородок, словно готовясь противостоять всему миру. Где то еще слышались перешептывания о вчерашнем маскараде, но сейчас Изабель всем своим видом показала, что ей глубоко чихать, что о ней подумают эти вампиры, хотя в душе герцогини скребли кошки. Она продолжала аплодировать, пока на помост не взошла еще одна особа поприветствовавшая герцогиню легким реверансом. -Приветствую вас, миледи. Я вчера не представилась. Мне стыдно. Княжна Браун.- девушка смотрела на вампирессу очень нежно, лаская взглядом.
— Княжна Браун? — переспросила Изабель, и в глаза вампирессы загорелись интересом. — Моя матушка тоже из рода Браун!
— Я вижу, вы тоже рады были бы победе сэра Роланда. Или я что-то не так поняла?
— Вы правильно поняли — очаровательно улыбнувшись произнесла Изабель. — Роланд мой брат и я как сестра не могу не желать его победы. К тому же я знаю сэра Уолтера уже очень давно, он прекрасный мужчина, но не воин. — сделав секундную паузу герцогиня продолжила — Так чья вы дочь княжна? Она знала в лицо практически всех Браунов, за исключением возможно нескольких вампиров, о которых была лишь наслышана. Лицо этой вампирессы показалось ей ужасно знакомым, кожа девушки поблескивала жемчужной белизной, а красиво уложенные волосы цвета вороньего крыла, переливались, от каждого касания солнечных нитей. Взгляд княжны был нежен и даже ласков, но Моргот подери, внутри этих глаз кипели настоящие страсти, как и в любом Брауне.
Внезапно позади княжны, Изабель увидела Людовика поднимающегося на помост. Теперь взгляд герцогини был прикован к брату. Она рассматривала его должно быть слишком пристально, за что в глубине души обругала себя, за такое поведение.
Вчера вечером она увидела в Людовике, то, что другие женщины видели уже давно. До вчерашнего вечера она не понимала значения его пристального взгляда. Щеки Изабель покрылись румянцем, а губ коснулась нежная улыбка, когда он поприветствовал сестру.
— Доброго утра и яркого дня маркиз — ответила герцогиня, скромно опустив ресницы приветствуя брата. Затем он прошел чуть дальше и сел позади девушки. Она чувствовала его рядом, его тепло и нежность, но сейчас она чувствовала что то еще, словно маркиз был, взволнован, или что то терзало его душу. Слегка повернув голову, она посмотрела через плечо, столкнувшись с его взглядом. — Изабель... — послышался властный голос отца, заставивший вампирессу вновь повернуться к арене. Посмотрев в сторону Доминика, она столкнулась со сверкающими глазами, отца смотрящими, из под прямых стрел бровей. В этом зеленом блеске была власть и мир, тот мир, в котором жила забота и беспокойство за любимое чадо.
— Доброго дня, сестра. — Несомненно, это был наследник Эль Братто — Сайрус. Как и всегда Браун олицетворял собой загадку.
— Доброго —улыбнулась Изабель — Я не видела вас на балу князь, — не отрывая взгляд от арены прошептала герцогиня. — Были затруднения в дороге?

0

8

Шум, и гам стоял на ристалище в этот солнечный день. Сегодня был турнир, сегодня лучшие рыцари со всей Нордании и Айзы показывали себя в деле. Огонь и жажда победы, пылали в глазах рыцарей. Каждый из них был уверен в своей победе, но не каждый выйдет в сражение победителем. Он был первым, он первым бросил вызов — лорд Уолтер Эссекс глава клана артефиксов, был первый в списке. Легкой рысью на арену выехал глашатай и остановился, трубя, призывая зрителей к тишине. Трибуны стихли.
— Cэр Уолтер, благородный лорд Эссекс, — начал глашатай и после его слов на арену выехал сам лорд . Зрители вновь взорвались аплодисментами, когда он поднял руку вверх приветствуя собравшихся и прогарцевал перед торжественно кричащей публикой, глашатай еще что то говорил, но его уже никто не слышал, все взоры были устремлены на артефикса, лучезарно улыбавшегося оголив жемчужные зубы.
Воцарилась тишина, зрители ждали, кто же примет вызов Хастиатского лорда и оппонент не заставил себя ждать. Так же Родом из Хастиаса на арену выехал князь Роланд Браун.
Сделав уважительный жест друг другу, рыцари разъехались на противоположные стороны арены. Рыжий конь лорда был покрыт золотой попоной с вышитым по обе стороны гербом артефиксов. На самом рыцари блистали богатые доспехи, доставшиеся еще от пра пра деда Даниэля Эссекса, на шлеме развивался пышный плюмаж. Горделиво прогарцевав он занял позицию напротив противника.
Оружейник подал рыцарю копье и глашатай продолжил:
— Сэр Уолтер благородный лорд Эссекс воитель под знаком белого лебедя, глава клана артефикс девиз его... — Последние слова утонули в реве толпы, овациях и криках..Закрыв лицо шлемом Уолтер поставил копье в боевую позицию, Алукард бросил платок, разрешив начать сражение. Пришпорив коня лорд Эссекс помчался на противника, не сказав не слова, поскольку слова были лишними. Но как говорится первый блин комом, копье лорда не задела оппонента, впрочем, и сам Уолтер не был ранен и копье его осталось целым.

Отредактировано Уолтер Эссекс (01.09.2010 20:35)

0

9

Склеп в старой части парка  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Шум, гам, толпы народа. Здесь были как аристократы так и простолюдины. Турнир был событием, маленьким не запланированным праздником. Днем когда можно не на долго бросить надоевшие дела и отдохнуть. На арене уже шло сражение. Нино недолго постоял, наблюдая за противниками. Восторгаясь их силой, скоростью и мастерством. «Хорошо, что я не подал заявку на участие». И потеряв интерес к происходящему на арене пошел сквозь толпу.
Нино прогуливался среди всех народа и чувствовал себя очень странно. Он давно не оказывался на таких мероприятиях в гордом одиночестве. Раньше обычно он сопровождал Ларджа, а в этот раз он был один так как Адриан решил, что парню необходимо побыть вдали от имения и гнетущих мыслей. «Ну что ж мастер сказ мы исполнили. И что я тут делать буду? Я же никого не знаю!» Нино чувствовал себя одиноким и потерянным. Парень решительно не знал чем себя занять, но выход подсказало его проклятие. Оно напомнило о себе напоминая, что его давно не кормили. «Ну вот этим я и займусь!» — Нино улыбнулся и оглядел толпу, выбирая себе жертву.

0

10

Комната № 6  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ошарашеная поведением Роланда, она пропустила тот момент, когда он скрылся в толпе и ей ничего не оставалось, как пройти на трибуны. Вокруг стоял гул предвкушающих грандиозое зрелище зрителей, возможно кто-то даже делал ставки, кто-то спорил о приемуществах и недостатках того или иного участника — все, как всегда. Лавируя в этом скоплени аристократии, Даархель не спешила занять свое место, а прогуливаясь, рассматривала собравшихся. Кого тут только не было — все сливки общества блистали роскошью и красотой, мелькали сплошь незнакомые лица, улыбки, флирт, волнение, азарт.. Она тоже переживала, но не за победу или поражение Роланда — это было не так уж и важно для нее, а за его сохранность, ведь бывали случаи, когда участники получали довольно серьезные ранения. Решив не думать о плохом, княжна всетаки опустлась в кресло и уже оттуда продолжила наблюдать за последними приготовленями. Взгляд блуждал по лицам, не останавливаясь ни на одном,но вскоре Даархель надоело это бесконечное мелькание и она обратила свое внимание на арену, где совсем скоро появятся благородные господа, закованные в тяжелые рыцарсие доспехи с одним лишь желанием — победить. Турниры девушка любла больше, чем балы и посему сейчас не чувствовала ни капли раздражения, а наоборот — полное спокойствие и хорошее расположение духа. Закутавшись в манто, она обратла внимание на сидящих рядом: справа сидела какая-то дама, а слева — незнакомый мужчина. Мило улыбнувшись обоим соседям, девушка вновь обратила свой взор а арену.

+1

11

Гостевая комната № 33  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Впервые в жизни Камилла пришла позже положенного времени. Заворожённая красотой графского замка, вампиресса не заметила, как подошло время турнира. Толпы зрителей страстно шептались между собой, кто-то восхищался рыцарями, а кто-то откровенно им завидовал, но безразличным не оставался никто. Трибуны взрывались воплями и аплодисментами. После громогласного звука трубы глашатай оповестил зрителей о первом результате. Проходя сквозь шумящую толпу, герцогиня посмотрела на рыцарей, подготовившихся к новому сражению. С её стороны находился неизвестный господин в дорогих доспехах, а в противоположной части ристалища рыцарь в доспехах ярко-зелёного цвета. За время, которое девушка провела в изучении замка, облачное небо рассеялось, и золотые потоки солнца изливались на землю с небесного светила. В ярком свете блестящие доспехи мужчин горели, как в огне — ярко и вызывающе, не позволяя отвести от себя взора. «Странно, но этот рыцарь кажется мне смутно знакомым», — заметила про себя Камилла, когда рассматривала рыцаря в зелёных доспехах, — «Хотя, навряд ли, в этом городе у меня нет знакомых мужчин, которые могли бы участвовать в таких состязаниях», — и отвернувшись от соперников, она направилась к трибунам. Зрители были в напряжении, ожидая второго захода всадников. Мужчины, успевшие заключить пари ещё до начала турнира, не сводили взглядов с рыцарей, совершенно позабыв о своих спутницах, которые улучив момент, могли себе позволить во все глаза полюбоваться на благородных милосдарей и шепотком обсудить их между собой. Не расположенная по своей природе к таким забавам, Камилла старалась ни на секунду не останавливаться около таких дамочек, чтобы ненароком не попасть в их прелестную щебечущую компанию. Шествуя к трибунам, вампиресса заметила высокого юношу с белоснежными длинными волосами. Это был без сомнений вампир. Статная фигура и проницательный взгляд — явные черты вампирской крови. Но этот мужчина обладал не просто проницательным взором, когда он осматривал толпу, казалось, что он скрыто, выбирает себе жертву. Прямой бесстрашный взгляд, просматривающий каждого насквозь. Само собой, возможно, герцогине это просто показалось, но когда сама она попала в поле зрения этого взгляда, то у неё возникли именно такие ассоциации. Встретившись глазами с вампиром, она с той же холодностью и спокойствием, как и ранее, направлялась к трибуне, с каждым шагом приближаясь к незнакомцу.

Отредактировано Камилла Девон (02.09.2010 08:31)

0

12

— Так чья вы дочь княжна?
Стелла почему-то засмущалась. Эта дама действовала на собеседников невидимой силой. Она притягивала, завораживала, с ней хотелось говорить...Но внутренний инстинкт Марго подсказывал, что от неё стоит держаться подальше.
— Я — Маргарита. Дочь Аманды. — Стелла едва опустила голову. Она не выносила ни своей матери, ни отца.- Рада знакомству с вами, тетушка.
К их беседе подключился интересный и знакомый Стелле кавалер. Он был не воспитан до ужаса, ибо как требовал того этикет нужно представляться всем дамам, а не одной. Марго не помнила кто это точно, но Бэлла подсказала:
— Я не видела вас на балу князь. Были затруднения в дороге?
«Ах это Браун...кто же там из моих родственников еще приходится герцогине братом?...» — Маргарита решила оставить размышления на потом и представилась новому собеседнику, присев в реверансе:
— Маргарита Браун, сэр. Вы выглядите задумчивым: вас что-то беспокоило всю ночь?
Стелла обратила внимание, что Роланд поехал к полю.
— Viva! — Маргарита не выдержала и помахала своему дяде веером. В руках у нее была ленточка с хурбостанским узором. — Сэр Роланд! — вампиресса сейчас походила на дитя, кем и была. Стелла внезапно схватила герцогиню за руку, потом отпустила и едва-едва запрыгала.
— Тетя, правда он выиграет?

0

13

Ржание коня и свист ветра. Все что сейчас мог слышать этот князь. Каждый мускул был напряжен до предела, готовясь выплеснуть ярость, которая томилась так давно. Вес доспех уже не ощущался вовсе, пика казалась соломинкой... В глазах засверкал огонь столько лет сжигавший сердце. Роланд уже не думал о проблемах, не думал о том, как ему жить дальше. Только эта секунда, все что происходит важнее всего, то что будет уже не весомо. И вот он погнал скакуна вперед, не оглядываясь назад, все что позади всего лишь пыль. Завеса, скрывающая ненужные воспоминания, оставляя только то что грело душу. Грело и успокаивало в такие моменты... Прикосновение матери, так и не увидевшей каким стал её сын. Улыбка отца, который гордился. Глаза солдата, не боящегося пойти на поле брани не считая числа врагов. Нежный взгляд сестры, коснувшийся его при первой встрече... А ведь так давно это было, и несмотря на это выражение её глаз до сих пор сверкало в памяти, как яркая звезда... Смех двух братьев и шуточные потасовки сотни лет назад... Поцелуй любимой, который казался вечным и столь желанным, Роланд никогда не сможет устоять перед ним... Все это было его опорой, удерживающей от падения вниз, светом в вечной тьме. Любви в центре предательства и обмана... Роланд готов победить, и никто не переубедит его. Яростный крик коня вместе с радостными возгласами требун оглушали и отстраняли от мира. Роланд обнаружил на себе взгляд Даархель, не сводящей с него глаза. И это ласкало душу, залечивая старые раны. Раны жизни, смерти, оружия и слов, все исчезали под действием этого бальзама, медленно превращаясь в радость и уверенность. Даже если он проиграет, даже если потеряет все что на миг оказалось его, этот взгляд будет так же греть душу, не давая сердцу замерзнуть... И вот рыцари сошлись в бою, но лишь свист прозвучал между ними, и даже щепка не отлетела от копья. Промах... Лишь яростный рык Роланда тихо прозвучал вокруг него, он остановил коня, и вновь повел его в бой. И вновь воспоминания промелькнули в душе, оставляя след улыбки на губах...

+2

14

«Так вот кого напоминала мне эта девушка» думала Изабель, смотря на княжну. Она вылитая Аманда. Разве что глаза ее двоюродной сестры были цвета изумруда. Сейчас княжна Браун была замужем уже в шестой раз, и все Брауны включая ее отца делали ставки как долго проживет этот. Кавалеры просто липли к любвеобильной Аманде которая как паучиха опутывала их в свои сети, из которых они выбирались уже под землю, когда опускался гроб и читалась прощальная речь. Аманда никогда не плакала по погибшим мужьям, единственной ее любовью был Сигиава Хуссарито, после его смерти она лишь использовала мужчин, которые были слишком очарованы, что бы увидеть жестокую реальность. На данный момент она является одной из богатейших женщин Хастиаса, поскольку все состояние ее супругов перешло в руки вдовы.
— Добрый день, герцогиня! — улыбнулась Тами останавливаясь рядом с Изабеллой. — Рада вас снова увидеть!
Теперь взгляд Изабель был полностью на Тамилии Валеарти, той девушки, которая устраивала прием в своем поместье. В тот день сестер привела туда судьба или проведение. На следующий день, гуляя у фонтана с Алексом,она впервые увидела Габриеля. Который счел ее занятие опасным а поиски кронидов о которых говорила госпожа Валеарти безумством.
— Добрый — ответила Изабель слегка склонив голову в приветствие. Затем герцогиня представила всех кто находился с ней рядом как того требовал этикет. — Это мой двоюродный брат князь Сайрус Браун, моя племянница княжна Маргарита Браун, с остальными я думаю вы знакомы.
— Viva! — внезапно схватила герцогиню за руку, потом отпустив Марго едва-едва запрыгала.
И тут Изабель обратила внимание на арену. На копье Роланда не было не единой ленточки. «Святая Роза, неужели Роланд забыл про традицию», — подумала Изабель.
— Первый заход. Промах, — огласил глашатай.
— Прошу простить, — произнесла герцогиня и встав со своего места придерживая подол платья начала спускаться с помоста к арене. Ее золотистый шлейф скрользил по лестнице, но Изабель было все равно. На копье сэра Уолтера было как минимум десять лент, в то время как на копье ее брата не одной. — Куда вы мисс, туда нельзя — начал паж стоявший у ворот видущих на арену. Но Изабель не слыша его прошла мимо. Она даже не заметила как прошла мимо лошадей других рыцарей, которые заржали и затопали копытами. Мужчины еле удержали своих скакунов, и изумленно наблюдали за тем как Изабель направлялась к месту турнира. Роланд в это время разговаривал со своим оружейником но увидя Изабель глаза брата округлились.
— Я не могу позволить что бы мой брат сражался без талисмана! — улыбнулась герцогиня и наклонив голову вытащила из прически одну золотую ленточку. Так же изумленно Роланд опустил копье и она повязала ее сказав лишь слово — удачи!
Затем герцогиня так же прошла сквозь рыцарей и взошла на помост гордо сев на свое место. — Теперь он точно победит! — улыбнулась Изабель. А золотая лента развивалась на копье поддаваясь каждому дуновению ветра. Роланд вновь одел шлем и объявили второй раунд.
В этот момент Изабель увидела Габриеля, и ее лицо озарила лучизарная улыбка, герцогиня помахала графу, который тоже ее заметил.

+1

15

Она не сводила глаз с арены, где уже начался поединок и ее пристальный тяжелый взгляд метался от одного к другому «покалечится — добью!» подумала Даархель и добрая улыбка на миг коснулась губ. А всадники уже делали второй заход, когда она вновь обратила свое внимание на сидящих рядом «неужели у меня на лице застыло такое же напряженное ожидание?» пронеслось в голове, но увидеть себя со стороны не могла и посему постаралась просто расслабиться. Вездесущий ветер добавлял дискомфорта и она поплотнее запахнула манто, помня о том, что заботится в первую очередь о ребенке. Гул зрителей не прекращался, а особо впечатлительные особы держались за своих кавалеров, ка за флаончик валерианки, впрочем, те не возражали. Даархель же держалась за подлокотники, откинувшись на спинку кресла и и ждала окончания поединка. Ее не интересовали победы и поражения, хотелось лишь снять напряжение, скопившееся в руках, а это возможно только после того, как роланд покинет поле. Она знала, что последующие поединки не вызовут в ней столь бурной реакции и она сможет успокоиться и насладиться действом в полной мере. Но пока, как и все присутствующие, ожидала исхода. Время тянулось медленно и, казалось, вот-вот совсем остановится — каждое движение воспринималось словно кадр, одельная картинка и это заставляло еще пристальнее вглядываться в происходящее на арене.

0

16

Гостевая комната  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ильгва все-таки немного опоздала и пришла уже к началу второго раунда. Она не стала спешить — раз уж и так опоздала, то не стоит бежать. Пройдя вдоль трибун, девушка наблюдала за поединком и отметила, что зрелище это стоящее «намного лучше бала» подумала она и остановилась неподалеку от своего места. Окинула изучающим взглядом толпу, которая с волнением наблюдала за исходом боя — вокруг одни незнакомые лица и ее новой знакомой не видно. Этот факт изрядно огорчил Ильгву, хотя разглядеть кого-то в этой огромной толпе было практически невозможно. Стоять среди возбужденной массы было крайне неудобно и девушка решила все же присесть. Пройдя к своему месту, она вольготно расположилась в кресле и уже оттуда продолжила следить за турниром. Пара воинов в блестящих доспехах на полной скорости мчались навстречу друг другу, выставив перед собой копья, у одного на оружии развевалась лента, кокетливо трепеща на ветру. Вампиресса смахнула несколько непрошеных снежинок, осевших на плечи и вновь с интересом взглянула на арену. Ее саму захватил тот азарт, с которым рыцари неслись по прямой, стараясь сбить противника и она уже не обращала никакого внимания на окружающих, во все глаза глядя за происходящим.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Отель Эффенбаха

0

17

Взмах. Второй. Третий.
Тяжелый меч медленен и неточен, но литры расплавленной стали, отлитой в форме широкого лезвия, крушат куда сильнее одного укола шпагой. Рукоять оружия тяготила ладонь, крепко сжимающую ее — сложно привыкнуть. Истинное оружие должно быть продолжением ладони, сливаться не только с рукой, но и с самим хозяином, его разумом, душой им сердцем. Юстициар дорожил своей шпагой и револьвером — предметами, полученными в стенах Ордена, отлитых из металла, который впитал в себя слова Кодекса и их значение.
Непривычное оружие было не единственным, что волновало молодого Кейзерлинга — тяжелые доспехи были, пожалуй, главным предметом, с которым сложно было смириться. Латы, вес которых был серьезным недостатком, смущали движение слуги Кодекса, который привык двигаться со стремительностью хищной птицы, преследующей добычу. Железный панцирь стеснял движение, даже очередной вздох давался с трудом. Казалось невероятным, что всего несколько столетий назад — ничтожный срок для вампиров, подобная броня была в порядке вещей, а благородный меч был главным достоянием знатных семей, переходя из поколения в поколение, постепенно обритая новые очертания, подвергаясь перековкам, обрастая драгоценными камнями, вплавленными в гарду. Время меняется, и вот — одинокий выстрел, изрыгающий злобно жужжащий снаряд, сводит на нет все преимущества стальной коробки, в которой заточен благородный рыцарь, восседающий на гнедом жеребце, сжимая полутораметровый палаш в правой руке и широкий щит в левой. Да и шпаги становятся скорее лишь декоративным и дуэльно-церемониальным аксессуаром к парадному туалету изыскано одетого лорда, нежели настоящим оружием. Но тогда, что же это за сборище, происходящее в этом «современном» обществе, каждый представитель которого усиленно подбадривает и улюлюкает, глядя на то, как причудливо-длинные деревянные копья трескаются, встречая на своем пути преграду, в роли которого выступил противник? Что эта за причуда власть имущих господ, испытавших все наслаждения на этом свете и требующих лишь одного: хлеба и зрелищ? Как далеко мы ушли от смутных времен, чьего упоминания стыдятся и стараются забыть, да и ушли ли? С явным неохотным лязгом, меч погрузился в темноту ножен, дожидаясь своего часа. Габриэль покидал небольшой клочок земли, который был преобразован в своеобразную тренировочную площадку. А следом послышался и неспешное переступание четырех подков. Белоснежному коню не требовалась команда наездника, чтобы молчаливо последовать за ним, впрочем, сторонний наблюдатель не рискнул бы сказать это с уверенностью: кто знает этих вампиров, кичащихся своими способностями. Трибуны взорвались очередными овациями — в центре ристалища очередное копье щепками разлетелось во все сторон, налету встретившись с прочным щитом. Проходя вдоль трибун, Кейзерлинг нет-нет, да ловил на себе любопытные взгляды: серебряное дерево на черном фоне — символ тысячелетнего клана, вышитое на плаще, неумолимо привлекало внимание. Увядающий род вампиров из Бругге, окутанный множеством тайн и слухов, несомненно, был желанной темой для сплетен почтенных граждан. Сомнительно, что хоть одному выпадала честь встретить хоть одного представителя, а тут такая удача: живой и настоящий! Но среди толпы знати, высвободившей свои инстинкты и открывшей лица, отбросив, наконец, ложные личины маскарада, центральные трибуны стояли особняком. Вот какой должна быть истинная знать. Вот какими должны быть лорды и леди: прохладные, молчаливые, но самое главное — недосягаемые. Разумеется, Фортунаты были среди них — первыми среди равных.
— Миледи, — произнес Габриэль, подойдя к трибунам, после того как раскланялся со всеми персонами, перед которыми раскланиваться было необходимым. Не заметить взмах руки Изабеллы было невозможно — наследница клана была мазком цветной краски на черно-белом полотне. Как бы то ни было, встречаться взглядом с главой семейства, вампир не решался — ах, сколько же шума поднялось после бала!
— Позвольте высказать комплимент вашему наряду, — все-таки донеслось до мыслей Изабеллы. Впрочем, кто был отправителем данного послания, гадать не приходилось.

+1

18

Взгляд парня скользил по толпе переходя от одной девушки к другой.Расфуфыренные аристократки, были шикарно одетые и до умопомрачения красивые, но совершенно не интересные.«Святая Роза неужели здесь нет ни одной стоящей девушки?»
На лице парня уже отразилась вселенская скука, когда он в толпе увидел девушку, которая непонятным образом приковала к себе его взгляд. Ее темные волосы развевал легкий ветерок, а тяжелое парчовое платье наоборот было практически неподвижно.Девушка окинула толпу холодным, немного высокомерным взглядом. «Хм.... А вот это уже интереснее» Парень следил за девушкой, которая стояла от него на небольшом удалении. А она как будто почувствовав, что на нее смотрят обернулась и их взгляды встретились. Нино улыбнулся одними губами, а выражение глаз говорило, что перед вами хищник почуявший добычу. Но этот взгляд быстро сменилcя шкодливым прищуром и вы уже начинаете думать что все вам привиделось.
Парень ухмыльнулся. «Ну что Нино цель выбрана! И она должна быть достигнута!» Нино непринужденно поднялся к лавки на которой сидел и направился к девушке навстречу.
Парень остановился всего лишь в нескольких шагах от красавицы и с улыбкой произнес:
— Добрый день миледи — он склонился в поклоне — Вы выглядите великолепно.

0

19

Подходя к зрительским трибунам, Камилла смотрела на молодого человека и следила за тем, сколь быстро меняются его эмоции. Хищный взгляд, который собственно и подсознательно привлёк вампирессу, сменился лёгкой полуулыбкой и хитрым прищуром. Этакий взгляд лиса, желавшего смягчить в чужих глазах свою истинную сущность хищника. Герцогиня незаметно ухмыльнулась и продолжила следовать к трибунам. По великому и непреклонному закону подлости зрители, до того гудящие где-то в сторонах, стали приближаться к ристалищу, дабы поближе разглядеть рыцарей и бой в целом. Мужчины бурно обсуждали мастерство соперников, качество их доспехов, боевых жеребцов и оружие, ненароком и весьма тактично замечая, что, мол, тот рыцарь, на которого они сделали ставку, несомненно, лучший воин, нежели конкурент. Мнения игроков разделялись, но цель оставалась общей — победа. Все жаждали её по своим причинам, но никто не готов был от неё отказаться. Дамы охали и прикрывали свой взор веерами, когда копья мужчин встречались в бою. Камилла же, хотя и видела подобное зрелище впервые, относилась к нему довольно холодно. Однако, что можно ещё было ожидать от девушки, которая всего-навсего прошлой ночью со спокойствием смотрела на масштабные скандалы и смерти? Чувства и эмоции притупляются, со временем безразличие подчиняет их себе, и все происшествия в мире становятся лишь спектаклем на сцене. А обладатель безразличия — зрителем, осознающим, что всё это лишь игра и не более того. Добравшись до трибун под чутким взглядом незнакомца, вампиресса уже подошла к ступеням, как несколько зрителей решили покинуть свои места и оказаться в жаркой толпе. И к этим зрителям присоединился и светловолосый вампир. Пропустив мужчину, она уже собиралась подняться на трибуну, когда он, остановившись всего в паре шагов от неё, с улыбкой сказал:
— Добрый день миледи, — поклонившись, произнёс вампир, — Вы выглядите великолепно.
Повернувшись к нему, герцогиня несколько мгновений внимательно рассматривала молодого человека, а затем произнесла:
— Добрый день, милсдарь. Благодарю, Вы весьма любезны, — слегка улыбнувшись и кивнув в знак приветствия, девушка продолжила, — Прекрасный день и великолепный турнир, Вы не находите?
Обыденные светские фразы и вопросы. Кому какое дело, какой сегодня день и какой турнир? Редко кто обращает на такие мелочи своё внимание. Но этикет никто не отменял и начинать разговоры всегда полагалась с учтивых и вежливых вопросов и предложений ни о чём. И, как и преобладающая часть аристократии, Камилла следовала этим правилам уже ни одно столетие. И снова всплеск аплодисментов. Девушка перевела взгляд и заметила ещё одного рыцаря в чёрном плаще, который поднялся на трибуну к самым знатным особам. И среди этих особ герцогиня заметила девушку с золотистыми волнами волос, уже известную ей понаслышке наследницу клана Фортунатов. «Пиратка, сегодня, как настоящая принцесса на троне», — заметила про себя мазель Девон, быстро окинув взглядом Изабеллу фон Рей и незнакомого ей вампира, приветствовавшего знатных господ.
— Кажется, появился новый претендент на всеобщую славу и почёт, — произнесла вампиресса, переведя взгляд на незнакомца, в компании которого находилась в данный момент.

Отредактировано Камилла Девон (03.09.2010 08:26)

0

20

Людовик сидел за Изабеллой и наблюдал за ней. Каждое ее движение, каждый взмах ее руки или поворот головы он не упускал ни на минуту. Солнце играло с ее прядями, ласкало ее кожу и блики ее золотистого одеяния словно второе солнце освещали все вокруг. С каждой минутой количество народу на турнире и в частности рядом с Изабеллой росло просто неимоверно. Дамы подходили к ней и приветствовали, мужчины улыбаясь смотрели на нее и просто поедали глазами. Людовик даже не удивился когда рыцарь, один из участвующих в турнире оказал ей почести. Сестренка всегда была больше чем красавица, она было любовью не только его но всех.
Глашатай дал команду и первый раунд. Противники понеслись друг на друга. Роланд и его оппонент неслись к друг другу стремительно. Они словно железные молнии с копьями мчались на встречу друг другу. Лязг доспехов, грохот закованных в метал лошадей и... они промчались мимо не коснувшись друг друга. На мгновение показалось, что они просто столкнуться, но нет.
— Первый заход промах — огласил глашатай.
Людовик поднял руки и зааплодировал Роланду. У него больше шансов и он должен сбить противника, ведь он командующий. маркиз взвешивал все возможности и варианты, рассматривал поведении каждого. Он резко сжал поручни кресла, когда его несравненная любовь вдруг встала и направилась на поле. Он еле удержался что бы не подскочить и удержать ее. Лишь замяв свое желание он слегка поерзал в кресле. Рядом был весь свет и вся величайшая знать государства и мира, а он смотрел только на свою любимую сестру и краем глаза следил за боем.
— Господин Браун, обязательно победит — обратился он к сидящему рядом мужчине.
В момент когда Белла привязывала к копью Роланда ленту, он даже слегка взгрустнул. Он на миг представил себя в латах, на коне и с лентой своей любимой. это было что-то из разряда мечты и сна. В действительности он был великолепным фехтовальщиком на шпагах и хорошим дипломатом. Для такого рода забав, от него было мало толку.
Да уж не ту профессию я выбрал.
Людовик захлопал, когда объявили второй раунд.

+1

21

Пять минут до начала раунда...
Конь ели сдерживался от того, что бы снова помчаться на противника. Туго привязанная к столбу веревка не давала пылкому нраву принести вреда, хотя желание вновь ступить на арену уже все больше поглощало животное... Роланд смотрел на пику злым, и даже немного разочарованным взглядом. Первый удар прошел сквозь врага, и ничем хорошем это точно не являлось. Единственное что придавало уверенность сейчас, это яростные попытки скакуна вернуться в бой. Этот зверь был с Роландом уже столько лет, и давно перенял его нрав. И то, что он еще не пал духом значило, что победа совсем близко... Грубый и низкий голос оруженосца едва был едва слышен на фоне гула толпы, уж точно не голос этого мальчишки хотел слышать Роланд. Даже советы что хотел донести до разума господина мальчик были не более чем яркими амбициями, которые скоро точно лишат его поста. Но вот голос затих, сменился робким мычанием... И нежный и ласковый голос сестры прозвучал позади, заставив Роланда развернуться в недоумении. Когда его коснулся такой же ласковый взгляд он уже был уверен. Перед ним стояла Изабелла и казалось в ней не было ни капли той обиды, что когда-то переполняла взгляд... Губы пытались зашевелиться и сказать хоть что-то, но ни одного звука не выдавливалось из него. Только глаза Роланда наполнились радостью... Ленточка сверкнула на пике, гордо развиваясь на ветру. Князь не торопясь подошел к сестренке. Он хотел сказать, но не мог произнести ни слова. Одно лишь «спасибо» казалось требовало всех сил, лишь улыбнулся он и чуть склонил голову на бок, голос казалось возвращался к нему, и он ждал пока сможет сказать. До тех пор он не уйдет отсюда... Едва слышные слова прозвучали из его уст, и улыбка стала еще ярче.
— Грацио сорелла... — произнес Роланд и проводил взглядом уходящую Изабель. Ему не нужна была удача, только этот взгляд, разрушивший всю вину, которая таилась на душе...
Схватка... Звон копыт под ногами, крики и возгласы трибун оглушали... Пика уверенно направленна на противника, была готова в любой момент сокрушить его. В глазах Роланда была уверенность, он не боялся поражения, теперь он уверен только в победе. Взгляд ухватился за горло приближающегося соперника, не желая высвобождать его из этой удавки. Рука чуть качнулась назад, и вновь рывок... Роланд зарычал выбрасывая с этой атакой все желания победить, вся его сила сосредоточилась в оружии, и казалось даже ветер вокруг испарился под этой силой. Треск и летящие щепки... Стон побитого врага, и сжатый до предела рык Роланда. Боль обошла его, просто прошла мимо... На лице вновь сверкнула улыбка и пустой взгляд направленный вдаль сопровождали его до своей базы.

Отредактировано Роланд Браун (03.09.2010 18:02)

+1

22

Комната № 16  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Драго ведя Скарлетт за руку вышел на трибуны, нашёл девушке свободное место и усадил её там.
Извини. Я обещаю, что мы продолжим наш разговор. А мне пора идти.
Драго побежал и занял свой пост, где будет всё видно. Зрачки Волка сузились, и глаза стали желтого оттенка и он начал внимательно следить за происходящим.
Глупый турнир, а ещё спрашивают чего я его так не люблю, а с этого момента ещё буду больше не любить.
Драго внимательно следил за происходящим, но ничего особенного не происходило. Рыцари дрались, публика смотрела с интересом за боем, а девушки охали и ахали, когда рыцари столкнулись.
Ну и скукотища тут. Ничего не предвещает беду. Поговорить бы с кем-то, но я не могу покинуть свой пост.
Волк тяжело вздохнул и продолжи следить за происходящим. Рыцарские бои его совсем не привлекали.

+1

23

Гостевая комната № 22  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Комната осталась позади, ноги быстро несли Кассу по коридорам замка, пытаясь найти выход глазами. Многочисленные двери мелькали мимо дамы, та лишь ускоряла ход и вскоре перешла на легкий и медленный бег. Черные волосы колыхались, как колосья на ветру. Ведьма не понимала, почему она так спешит. Может быть Адам уже там и ей нужно прийти, как можно быстрее, тем более, что она не просто будет поддерживать своего нового мужа, но и являться его личным лекарем. Из принесенного сундука вампиресса выудила с собой пару колб со снадобьями, которые могли помочь в случае травм. Дева наконец-таки нашла нужную дверь и тут же попала во двор замка, откуда направилась на ристалище.
Подходя к полю она уже начинала отчетливо слышать звуки ржания лошадей и скрежет стальных доспехов. Эти звуки причиняли некую боль матроне, на что очень хорошо реагировало лицо. Мимика порой выдавала графиню, брови сошлись и глаз напряженно искал трибуну, чтобы сесть поближе к выходу. Благо, что такие места оказались свободными и вампирессы мгновенно заняла одно из них. Касса принялась рассматривать трибуны и вскоре взгляд нашел знакомые лица. Герцогиня фон Рей, Людовик Стаутвурд и многие другие аристократы уже были на своих местах. Дамы махали платочками и мило улыбались, перешептываясь со своими подругами, а благородные рыцари готовились к сражению. Обычный турнир, что тут еще можно сказать.
Почему-то Кассандра очень сильно волновалась, первого, кого она искала являлся Адам, а далее уже все остальные. Почему-то хотелось найти Альберта, чтобы знать, придет ли он вообще или нет. Беспокойство накатывало и дева спросила у ближайшего собеседника, который сидел ниже дамы. (Драго).
— А когда начнется сражение между аристократами? — с потерянными глазами спросила дама, пытаясь осмотреть с кем она ведет беседу, но взгляд определенно не хотел отвлекаться от поиска «мужа». Вампиресса сидела одна на помосте, предназначенным для Юстири, а вокруг неё, как будто образовалась мертвая зона. Просто пусто и в очередной раз всем видно, что она одинока, только сама графиня этого сейчас не замечает, потому что у неё есть надежда на любовь и общение, есть муж, пусть только на двадцать четыре часа, но есть... Адам...

Отредактировано Касандра фон Де'Голь (04.09.2010 00:03)

0

24

Толпа гудела, переполняемая эмоциями. Дамы охали и ахали во время столкновения рыцарей, но истинные эмоции это мало у кого это вызывало. «Безразличие... Безразличие, граничащее с холодностью — постоянное состояние аристократии. Интересно есть ли на свете вещь которая может их расшевелить и заставить открыть свои стенные чувства и эмоции миру?». Но ни одна из мелькнувших в голове парня мыслей не отразилась на его лице, а глаза со шкодливым огоньком, оценивающе рассматривал девушку.
«Такая же холодная и безразличная ко всему окружающему миру как и другие. Ну хотя бы не скрывает и это уже радует».
— Добрый день, милсдарь. Благодарю, Вы весьма любезны, — слегка улыбнувшись и кивнув в знак приветствия, девушка продолжила. — Прекрасный день и великолепный турнир, Вы не находите?
Нино ухмыльнулся: «Приличие, бесцельный разговор, только для того что бы соблюсти протокол».
— День как день, а турнир такой же как и многие другие прошедшие здесь до него — парень безразлично пожал плечами. Его совершенно не интересовал турнир.
— Кажется, появился новый претендент на всеобщую славу и почёт.
Ададж перевел взгляд с девушки на рыцарей в блестящих и сверкающих на солнце доспехах. Кого именно из них леди имела в виду Нино не понял, но это было для него не существенно.
— Они все сюда приехали в поисках славы и призов, но кому-то не везет, а кому-то нет, — взгляд парня снова вернулся к собеседнице. — Позвольте представиться: Нино Ададж.

0

25

— День как день, а турнир такой же как и многие другие прошедшие здесь до него.
Камилла улыбнулась, не сводя взгляда с собеседника:
— Боюсь, Вы правы. День практически такой же, как и всегда, за исключением того, что на небе появилось солнце. А что до турнира, то я на таком мероприятии впервые. До этого мне не приходилось видеть подобных сражений, потому могу полагаться лишь на Ваше мнение.
Вампир перевёл взгляд на толпу рыцарей, которые что-то бурно обсуждали и размахивали руками, изображая какие-то неизвестные вампирессе фигуры в воздухе. Накал страстей, такой жаркий и обжигающий. Хлеб и зрелища — никому не чужды, даже аристократам, а точнее говоря, особенно им. За всей своей надменностью и безразличием они таят в сердце страстное желание жить. Жить, как простые люди, даже не как простые вампиры. Они хотят выказывать свои эмоции, хотят во всё горло, до хрипоты, прокричать: Вот он — Я! Такой, какой есть! Узрите меня настоящим! Хотят развязанности, простоты и вседозволенности, как в собственных домах, так и на улицах, но... Но это невозможно и они это понимают. В силу своей природы, воспитания и стиля жизни. Ведь так сладка и прекрасна жизнь знати. Это власть, положение в обществе, связи и деньги, и никто от этого не откажется. Никто не бросит это всё ради настоящей свободы, нет. Свобода в наши времена — ничто. Хотя, все и твердят, что ради неё готовы на что угодно, но как показывает практика, это обычная ложь. Вот они, аристократы, с горящими глазами, с разгорячённой кровью и частым дыханием. Щёки пылают от лёгкого мороза и прилива чувств, руки сжаты в кулаки или сжимают трости, сигары, сумочки, веера, да что угодно, лишь бы хоть немного умерить свой пыл. Они взбудоражены, им нравятся зрелища, дикость, кровь и прилив адреналина. Потому, не удивительно, что многие знатные особы обожают подобные праздники. Здесь они чувствуют себя настоящими. Здесь вполне естественны бурные эмоции, ни то, что на балу. Хотя, и там некоторые позволяют себе больше положенного, но таких личностей единицы.
— Они все сюда приехали в поисках славы и призов, но кому-то не везет, а кому-то нет, — произнёс вампир, смотря на рыцарей, и перевёл взгляд на собеседницу — Позвольте представиться Нино Ададж.
— Рада знакомству с Вами, моё имя — Камилла Девон, — с полуулыбкой произнесла вампиресса, — Как я полагаю, Вы давно живёте в Дракенфурте, верно, милосдарь Ададж?

0

26

На арене два рыцаря мерились силами и мастерством. Нещадно мутузя друг друга. Нино не понимал пристрастие людей и вампиров к таким развлечениям. Он терпеть не мог насилия и такие показательные бои считал нелепым недоразумением и чистой воды фарсом.
— Будьте добры мазель называйте меня Нино. — на лице парня мелькнула задорная, немного мальчишеская улыбка — Нет в Дракенфурте я всего несколько месяцев . Наш клан перебрался сюда совсем недавно.
Воспоминание о клане и недавних событиях немного потушило улыбку парня и он не смог скрыть, всего лишь на долю секунды, мелькнувшую в глазах боль. Но Нино быстро взял себя в руки и затолкал все свои воспоминания и эмоции по этому поводу куда подальше. «Да кому какая разница что я чувствую!» А на лице парня опять засверкала улыбка и глядя на нее не возможно было поверить что ему что-то портит жизнь.
— Вы не будете против если я составлю вам компанию?
Парню совершенно не хотелось бродить одному среди всей этой бушующей массы народа. Окажись он сейчас в полном одиночестве, Ададж скорее всего уехал домой, наплевав на все приличия и требования этикета.
Нино смотрел на девушку и вдруг с удивлением понял, что он предоставил этой практические незнакомой девушке принять за него решение. «Хм... значит все намного хуже чем казалось изначально. Раз я решил положиться на незнакомого вампира».

0

27

— Будьте добры мазель называйте меня Нино, — задорно улыбнувшись, произнёс вампир. — Нет в Дракенфурте я всего несколько месяцев. Наш клан перебрался сюда совсем недавно.
— Тогда я прошу Вас называть меня Камиллой, — ответила девушка, чуть дёрнувшись от ещё одного бурного восклицания толпы, — А со стороны совершенно не создаётся впечатления, что Вы приезжий...Нино. Буря аплодисментов и криков, ржание лошадей, лязг металла — сотни звуков наполняли ристалище, создавая общую экспрессию. Вздохнув, вампиресса кинула взгляд лёгкого недовольства на толпу, а затем вновь посмотрела на своего собеседника. Задорная улыбка и лёгкий прищур — великолепная маскировка, позволяющая забыть, что перед вами самый настоящий хищник. Привлекательный, хитрый, сильный и, безусловно, коварный. Тот, кто не упустит своего, но никогда открыто этого не покажет, прикрывая истинную личину доброжелательностью. Настоящий актёр большого театра жизни. Попасть в аркан такой личность очень легко, а вот выбраться — практически невозможно. Как правило, жертва слишком поздно осознаёт, что последний шаг сделан, петля затянута и возврата нет. Судьба, играющая в рулетку, поставила на тринадцать чёрное и теперь победного исхода можно не ждать, потому что она уже держит приз в своих руках. Нити судьбы, такие хрупкие, такие тонкие, что порой в узоре, плетенном тремя великими норнами, какая-нибудь да запутается. И тогда, разъярённые сестры дёргают узел, дабы расплести запутавшуюся нить в узоре мироздания, после чего на головы несчастных обрушиваются всевозможные беды и несчастья, и они становятся жертвами. Жертвами разных обстоятельств, но в том числе и жертвами хищников. И вот сейчас нить судьбы Камиллы была близка к тому, чтобы запутаться в паутине судеб, а возможно даже и порваться в этом злосчастном узле и сгинуть в темноте вечности. Но она этого не знала и даже не могла подозревать этого. И хотя вампиресса не была склонна к доверчивости, всё же это никак не уберегало её от опасности и уловок судьбы. И вот нить медленно начинает запутываться, изменяя узор кружева, игра с самой судьбой начата и исход этой игры совершенно непредсказуем...
— Вы не будете против если я составлю вам компанию? — голос мужчины нарушил короткое молчание в их беседе. В глазах вампирши появился таинственный блеск, а на губах заиграла лёгкая улыбка:
— Я буду только рада, если Вы составите мне компанию, Нино. В этом городе я практически никого не знаю, а такой собеседник, как Вы — настоящая находка, — девушка замолчала, смотря в глаза юноши спокойным взглядом. Не смотря на то, что она уже была знакома с его настоящим хищным взором, она совершенно не была обеспокоена, хотя, знала, что просто так такие взгляды не возникают. Но в компании этого мужчины она чувствовала себя в безопасности, и даже на подсознательном уровне у неё не возникало тревоги, что по определению было странно, ведь она не привыкла кому-либо доверять и потому всегда была начеку.
— Значит Вы недавно прибыли в Дракенфурт? — продолжила герцогиня после недолгого молчания, — И как Вам этот город и его жители? Я приехала всего несколько дней назад, потому мне было бы очень интересно узнать мнение того, кто прожил здесь хоть какое-то время, — и хотя Камилла пыталась сделать свой голос ровным и непроницаемым, всё же нотка заинтересованности явно прозвучала в нём. Она так давно ни с кем не общалась, потому была очень рада встретить того, с кем могла бы обсудить интересующие её вопросы и получить ответы. Конечно, Софи поделилась с ней впечатлениями, но восхищения юной девушки, по уши влюблённой в юного конюха из соседнего поместья, не совсем достоверны. Ей нужен был собеседник, который мог бы трезво смотреть на реальность и видеть все её достатки и недостоинства. «Надо же, спустя столько лет я поняла, что даже мне, обожающей всей душой одиночество, порой нужно общение. И узнала я это только сейчас, когда на мгновение покинула ложу незримого наблюдателя!»

Отредактировано Камилла Девон (04.09.2010 17:46)

0

28

Arddor — проклятие всего их клана. Сила, которая делает и без того божественно красивых вампиров просто неотразимыми. Заставляет забыть кто перед тобой, притупляет чувство опасности. А пробудившееся проклятие не просто привлекает, оно притягивает как магнит, заставляет желать прикоснуться этому неподражаемо красивому существу. В этот момент за один поцелуй этого совершенства не только люди, но и вампиры готовы сложить все к его ногам.
Вот и сейчас Нино смотрел на то как внутренний голос девушки пытался достучаться до ее сознания и предупредить об опасности которой она подвергается.
— Я буду только рада, если Вы составите мне компанию, Нино. В этом городе я практически никого не знаю, а такой собеседник, как Вы — настоящая находка, — этой фразой девушка отрезала себе все пути к отступлению.
Нино улыбнулся девушке одной из самых обольстительных улыбок и протянул руку, которую Камилла приняла и он проводил ее на свободные места на трибунах.
— Значит Вы недавно прибыли в Дракенфурт? — продолжила герцогиня после недолгого молчания, — И как Вам этот город и его жители? Я приехала всего несколько дней назад, потому мне было бы очень интересно узнать мнение того, кто прожил здесь хоть какое-то время.
В голосе девушки сквозила заинтересованность, которую она упорно пыталась спрятать за простую вежливость. А еще парень почувствовал, что Камилле острую необходимо с кем-нибудь поговорить.
— Несмотря на то что я давно приехал я не успел в достаточной мере познакомится ни с городом ни с его жителями. Видите ли дела клана пожирали большую часть моего свободного времени — при упоминание клана опять заныло где-то в груди и поднялась тревога о его будущем, но на этот раз ничего не отразилось на лице парня — Но то что я уже видел мне понравилось. В этот момент на арене рыцари сошлись и наз толпой пронесся скрежет и лязг метала, которые сопровождались испуганными вскриками женщин, победными криками одной половины мужчин и отборной руганью второй.
— Есть еще несколько мест которые я еще не посетил, но намерен в скором времени это исполнить. И если хотите можете мне составить компанию, если конечно не боитесь уйти с незнакомцем неизвестно куда. — Нино лукаво улыбнулся девушке.

Отредактировано Нино Ададж (05.09.2010 14:17)

+1

29

Начало игры
Не смотря на недлительный срок нахождения в Дракенфурте, о нём знали и, видимо, немало. Признаться, вампир был несколько удивлён, когда, развернув аккуратный конверт с королевской печатью, увидел нам приглашение в замок правителя.
Не подлежало сомнению, что правителя оповещали обо всех приезжающих вампиров, чем-либо отличающихся и заслуживающих внимания, соответственно, могли поднять и к какому же клану относится, и кем является.. Иреникус знал, что много истины о его персоне выкопать просто невозможно, однако принадлежность, корни и историю клана хотя бы отрывисто найти вполне себе было можно. В этом, собственно, и состояли основные причины удивления при получении приглашения. Слава клана Камаштли была в «народе» преимущественно дурной и вряд ли могла послужить причиной для столь широких жестов с положительным подспорьем. Посему Джон отнёсся к этому событию с привычной ему настороженностью, разве что к ней ещё примешалось и лёгкое раздражение.
Рыцарские турниры, балы, маскарады.. о, как же он ненавидел весь этот фарс! Иреникус отказался от герцогского титула, который на него буквально желали повесить, и ушел в Орден Юстициаров, — лишь бы быть подальше от всего этого разукрашенного и фальшивого мира. Точнее, такой путь он избрал вовсе не от нетерпения аристократического мира, однако тому, что избежал его, он не мог быть не рад. А сейчас — пожалуйста, ему необходимо туда идти. Точнее, не столько необходимо, сколько ему и самому виделся этот «поход» отличной возможностью втереться в круги местной знати и, как минимум, просто для себя сориентироваться и получить как своё мнение, так и справки на будущее.
Вампир прогуливался медленным, хоть и не теряющим своей отточенности и размеренности, шагом по бесчисленным залам Замка, красота и богатство убранства которых воистину были достойны высших похвал, прекрасных хвалебных од и томных выдохов восхищения. Однако всё же не от него. Хотя, если быть окончательно откровенным, как внутреннее убранство замковых помещений, так и его экстерьер, действительно показались Иреникусу куда благовиднее, нежели созерцаемые ранее своды нелепых поместий, чей неумелый намёк на богатство и изящество лишь только опошлял их виды. Да, в этом замке сохранился именно тот дух, та атмосфера, которая, пожалуй, была Джону особенно близка. Хотя бесчисленные золото, драгоценные камни лучших огранок, прекрасная чеканка, умелая инкрустация, недурственные сочетания.. всё это тем не менее виделось вампиру излишним лоском, который лишь неустанно слепил глаза, подогреваемый сиянием мириад свечей в резных, прекрасных канделябрах. И всё-таки.. а что попишешь, для бомонда, который не видел дальше собственных подвесок, только такой антураж и видится достойным, словно они полагают, что безвкусные гирлянды рубиновых и сапфировых ожерелий будут дороже смотреться в «оправе» из помпезных, сияющих залов.
Если верить течению времени и его показателям, то начался уже рыцарский турнир, о коем Джон даже тут, прогулявшись лишь несколько часов, был наслышан столько, что можно было уже смело туда не идти — ибо проплывающими мимо куклами и мужчинами, что движутся будто на шарнирах, желая угодить и привлечь внимание, было оговорено абсолютно всё, что только можно — участники с их краткими введениями в биографию и около идущую историю, посетители, зрители и гости, последние и не очень новости.. например, место, где будет проходить турнир обсуждалось столько, что Джон уже с закрытыми глазами мог в достоподлинности начертить детальный план этого места. Обсуждались наряды гостей и участников, обсуждался каждый взгляд и пытались трактоваться движения.. складывалось стойкое представление, что все эти разнаряженные представители местной знати пришли сюда лишь только за одним: за новыми основаниями для новых сплетен и пересудов. Ах, да, ну и за зрелищами, разумеется.. жизнь идёт, а по сути ничего не меняется.
Тем не менее, спустя какое-то время Иреникус всё же вышел к ристалищу, где, судя по нестихаемому гулу возгласов, голосов и выкриков, рыцарский турнир был в самом разгаре. Глаза вампира по привычке старались выхватывать из всего, что он видел, основное, а аналитический ум отключить было невозможно и вовсе. Однако Джон постарался придать своему лицу как можно более отстранённое выражение и даже немного сделать вид, что заинтересован всем происходящим вокруг балаганом. Разумеется, ему это удалось.
— Прошу простить благосклонно.. — с шаблонным учтивым полупоклоном, секундным взглядом и мягкой улыбкой, вампир обошел даму в очаровательном золотом платье и, плавно огибая гостей и зрителей, направился к свободному месту на центральных трибунах неподалёку. Благодаря дошедшим до такой же машинальности, как и у многих, поведению, движениям, жестам и манерам «в обществе» Иреникус казался достойной органичной его частью, однако отсутствовавшие многие элементы в его холодности и подсознательном нежелании зачастую выделяться, напротив, клали на него своеобразный отличительный знак. Джон никогда не пытался показательно точить лясы или проявлять учтивость до бестолкового остервенения, с коим молодые «кавалеры» здесь пытались выплясывать перед прекрасными дамами. Не пытался казаться до мозга и костей аристократом, чья вежливость речи и обходительность мутировала давным-давно во что-то отталкивающее и раздражающее назойливостью и однотипностью.. нет, всем этим Иреникус никогда не «хвастался». И на том спасибо.

Отредактировано Джон Иреникус (05.09.2010 12:28)

+2

30

Чарующая улыбка мужчины и протянутая в изящном жесте рука — вот и весь ответ. В самом деле, зачем слова, когда многое и так понятно? Слова всё упрощают, добавляют скуки и зачастую рушат всё на своём пути. Как часто словами мы губим то, что могло прожить ещё очень долго? Уважение, дружбу, любовь, жизнь, наконец. Сколько раз из-за неубедительных фраз, дрожи в голосе или вовсе неверно подобранных слов все мы рушили своё счастье, теряли друзей, разбивали в дребезги прошлое, которое было нам столь дорого? Сколько раз мы уничтожали самыми жестокими способами любовь, то чувство, которое заставляет нас верить в то, что вся наша жизнь — не клубок бесполезных дел и прожжённого времени, а что-то большее, что-то ценное? Сколько раз мы наносили любимым болезненные раны, хлестая словами, как кнутом или пронзая, как кинжалом? Сколько раз мы этими самыми словами заставляли наворачиваться слёзы на их глазах, сколько раз от этих проклятых слов их бросало в дрожь? Сколько раз мы теряли уважение в глазах достойных людей, потеряв самообладание и взболтнув лишнее, причём далеко не в самой лучшей форме? За всё время мироздания количество этих раз возросло до таких чисел, которые ещё не придуманы великими умами. Их невозможно сосчитать, но с каждой минутой их становится всё больше и больше. Лучше быть сражённым оружием или отравленным ядом, нежели раненным словами. Эта рана навсегда останется в теле болезненной язвой, которая будет мучить, будет ныть и рвать душу до тех пор, пока наше бренное тело не покинет измученная душа, а само тело не сгниёт в пучине времени. Слова — самое жестокое оружие массового потребления. Уничтожить, размять и растереть в пыль словами могут очень многие, ни то, что поднять оружие на своего неприятеля или близкого. Мы учим их, учимся говорить красиво, так, чтобы нами восхищались, и мы верим в это, верим, что учимся говорить для того, чтобы сказать нечто приятное, чтобы порадовать всех своим голосом и своими изречениями. Но на самом деле это самообман. Все мы, кто бы то ни был, учим эти слова для того, чтобы в удобный момент показать своё превосходство, чтобы унизить оппонента, показать, что наш соперник ничто, так, недостойное существования животное, а мы — боги. Как часто мы говорим что-то хорошее? Раз в день? Два? Кто-то может быть даже пять, но при этом, сколько мерзости мы изливаем своими словами за несчастных двадцать четыре часа? Сотни раз! Занимаемся пересудами, упрекаем, вычитываем, и не только за спиной, но и прямо в глаза. И нам плевать кто перед нами, старик, ребёнок, женщина...нас это не интересует. Ведь мы сами — вот главное, а остальное так, недостойное внимания, недостойное ничего, и так думают абсолютно все.
Положив, еле касаясь, свою руку в ладонь мужчины, вампиресса поднялась вместе с Нино на трибуны, и молодые люди заняли свободные места на скамье. Лёгкая прохлада исходила от кожи вампира, что немного удивило девушку, но она это не выказала, никоим образом. Руки её матушки, всегда были тёплыми, потому, что она постоянно, то играла на рояле, то вышивала, то писала письма. Она всегда что-то делала, и маленькая герцогиня всегда находилась подле неё. Мазель Девон до сих пор помнила, как матушка откладывала вышивание, когда её дочь появлялась в гостиной с книгой в руках. Малютка обожала слушать чтение матери, слушать, как её нежный и мягкий голос, словно песня, рассказывает о тех событиях, что описаны на старых, немного потрепанных листах. Жозефина, завидев дочь, клала пяльце на столик и, аккуратно забрав книгу и погладив дочь по волосам нежным прикосновением руки, источающей аромат лаванды, открывала её и выразительным голосом начинала читать.
— Несмотря на то что я давно приехал я не успел в достаточной мере познакомится ни с городом ни с его жителями. Видите ли дела клана пожирали большую часть моего свободного времени, — произнёс милосдарь Ададж, и, после немного помолчав, добавил, — Но то что я уже видел мне понравилось.
— Ах, да, дела клана, понимаю. Меня саму могла ждать такая же участь, если бы не отец, — ухмыльнувшись, произнесла вампиресса, — Если бы не он, я сейчас бы находилась не в этом прекрасном месте, а в пыльной лаборатории и блуждала бы между различными колбочками и огромными томами книг. Что ж, значит, я определённо не зря приехала в этот город. Надеюсь, и мне здесь найдётся что-то по душе.
И снова крики, вопли, ругань. Как же сильно такой шум напрягает слух, привыкший к тишине и спокойствию. Несомненно, красота, пёстрость и блеск этого праздника очень нравились герцогине, но этот дикий гомон невероятно её раздражал. Она взглянула на поле, где жеребцы, яростное ржание которых тонуло в общей какофонии звуков, мчались друг на друга, приближая с каждой секундой своих всадников к проигрышу и победе одновременно. Мощные копыта коней стучали о землю, и она брызгами разлеталась от них в стороны. Их грива развевалась на ветру, а доспехи рыцарей лязгали в такт ударам копыт. И снова крики, вопли и ругань, как по кругу.
Среди этого шума вампиресса услышала вкрадчивый голос собеседника, раздаваемый рядом с ней. Обернувшись, она посмотрела в глаза вампиру, заметив при этом лукавую улыбку.
— Есть еще несколько мест которые я еще не посетил, но намерен в скором времени это исполнить. И если хотите можете мне составить компанию, если конечно уйти с незнакомцем неизвестно куда.
— С незнакомцем и неизвестно куда, — слегка растягивая слова, мягко произнесла герцогиня и улыбнулась, — Довольно рискованно, но при этом весьма заманчиво. А что Вы, Нино, подразумеваете под словами «неизвестно куда»? Мне было бы интересно узнать названия тех мест города, которых Вы ещё посетить не успели, но планируете довольно скоро посетить, и, возможно даже, в моей компании, — слегка иронично приподняв брови и улыбнувшись, поинтересовалась Камилла.

Отредактировано Камилла Девон (07.09.2010 21:00)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Замок Алукарда » Ристалище (в настоящее время снесено)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC