Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Отель «Усталый путник»


[Фабричный район] Отель «Усталый путник»

Сообщений 61 страница 89 из 89

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/8.png

В голубом двухэтажном здании по улице Большая Храмская расположилась скромная гостиница для небогатых туристов и заезжих торгашей. Изысков не предлагают, но держатся с почтением к клиенту, да и в номерах прибираются регулярно. Если у вас случайно не завалялась в Дракенфурте двоюродная тетушка со старинным особняком в придачу, то лучшего места для ночлега не сыскать.

Помимо регистрационной стойки, дивана и пары кресел, в гостиничном фойе есть общий обеденный стол для тех, кто по какой-то прихоти не желает заказывать еду прямо в номер или ищет компании других постояльцев. Кормят согласно форме «полупансион», что значит: только завтраком и ужином. Меню не отличается разнообразием, зато продукты все свежие. На завтрак подают овсянку, яйца в мешочке, сэндвич с ветчиною, жареный бекон, сосиски, оладьи и вафли с джемом. На ужин — копченую индейку, соленья, томатный суп или рыбную похлебку (смотря в какой день), а также пироги с капустою, жареные сардины и бараньи котлеты с гарниром. Из напитков варят кофе и чай. По утрам приносят с рынка парное молоко. К вечеру достают из подвала яблочный сидр и пару бутылок содовой. А кому приспичит чего-нибудь покрепче — будьте любезны, пройдите в пивную за углом. Кредо хозяев «Усталого путника» гласит: никакого алкоголя и тем более крови в номерах! Гостиница тихая, благополучная, успешно избегавшая беспорядков на протяжении многих лет; пусть таковой остается и впредь.

  Подлокации:
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Вестибюль
Справа от регистрационной стойки — двустворчатая дверь, что ведет на кухню, слева — коридор и лестница на второй этаж. У одного из окон стоит обеденный стол.
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комнаты №№ 1–7
Занимают первый этаж отеля. Чистая постель, вешалка, комод и крыша над головой — что еще нужно для счастья? Душевая и санузел общие, находятся в конце коридора.
Цена за сутки: 97 флоренов — без питания, 157 флоренов — с питанием.
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Двухкомнатные №№ 8–12
Занимают второй этаж отеля. Первая комната — спальня, вторая — гостиная. В каждом из этих номеров имеются отдельная уборная и ванная.
Цена за сутки: 155 флоренов — без питания, 215 флоренов — с питанием.
-----------------------------------------------------
  https://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Мансарда
Обычно пустует, поскольку ее придерживают для особых гостей. Для таких, например, как сама мэтресса владелица.*
Цена за сутки: 250 флоренов — без питания, 310 флоренов — с питанием.
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

Комната № 7
-----------------------------------------------------
В какой-то момент Полю показалось, что у него заворачиваются веки, а пальцы приобрели странные гротескные формы. Не то чтобы мальчишка вообще мог оперировать подобными словами, но все то, что раньше глухо ударялось о щит его непробиваемой тупости, внезапно начало просачиваться в самое существо. Сиречь шибко умным себя почувствовал оборванец, от силы три книги... да что там! И тех не прочел.
Благоговейно выпучив глаза, Поль наконец выдохнул:
— А еще осталось?

-----------------------------------------------------
*Обязанности администратора весьма добросовестно исполняет милсдарь Терренс Локвуд, однако владеет гостиницей мазель Райли фон Рей.

+1

61

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Заброшенное кладбище  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Нет, нет, милорд — спокойно начала она, посмотрев в зеленые глаза вампира, которые сейчас казались слишком темными, толи от света, толи от каких-то других факторов. Армель недолго держалась, смотря ему прямо в глаза, взгляд достаточно быстро опустился, и вновь принялась за изучение толи своего подола, толи травы на земле.
— Не стоит извиняться, здесь только моя вина. Я сегодня доставила вам так много хлопот — сердце все так же билось, а голос никак не мог придти в норму. И теперь волноваться приходилось еще и потому, что голос дрожал, что говорить было непривычно, да и вообще, вся эта ситуация ей не очень нравилась.
Армель не решалась пошевелиться, как бы она противилась, это вдруг наступившее спокойствие не могло не радовать и какая же глупая девица откажется от подобной тишины, после, столь бурного вечера. Думать о произошедшем не хотелось. Надо было отдохнуть, да, наверное, ее состояние как раз говорит о необходимости в отдыхе. Пару раз вдохнув воздуха, который сейчас был наполнен запахом рыжеволосого незнакомца, Флесс чуть успокоилась и страх куда-то просто испарился. Теперь-то было понятно, что бояться Фридриха было слишком глупо, и не стоило даже думать о том, что он может что-то там сделать. Если бы хотел, сделал бы, ну или даже помог этим бандитам, а тут.
— Прошу вас, милсдарь, не вините себя — на лице вампирессы даже появилась улыбка — Со мной все хорошо, а царапины ведь совсем не считаются, это всего лишь царапины — наконец она коснулась пальцами своей шеи и тут же посмотрела на них. Немного крови, немного щиплет, это ведь быстро пройдет и следов не останется.
Армель прикрыла глазки и чуть улыбнулась, как в этот же момент мужчина вскрикнул, одернув руку. Да, от такой неожиданности Флесс чуть сама не закричала, но не успела, она тут же схватила локоть вампира и посмотрела на рану. А как только мужчина сказал, что на кинжале еще и яд... Моргот только знает, к чему такие сложности были нужны в эту ночь. «Так, главное быстро дезинфицировать, обработать и как-то от яда избавится...» — в глазах появилась тревога. К счастью то, что сделал конь, леди не увидела, успела только услышать крики бандита, ну а посмотреть ей помешало плечо вампира. И слава Розе, кто знает, какая бы была ее реакция на эту жуткую картину.
Ну вот, парочка уже оказалась на коне, ну а путь был достаточно легким, к огромному ее счастью. Приключений на сегодняшний вечер больше, чем хватало. Кстати говоря, ехать, чувствуя за спиной Фридриха, было куда лучше, нежели одной. Возможности упасть практически не оставалось, конь вел себя чуть спокойнее и не так ржал, да и шел он без резких движений. Отель «Усталый путник» находился куда ближе остальных, во всяком случае, по ее памяти это было именно так. Вот, однако, память несколько подвила. Дорога казалась такой долгой, почти на каждом повороте Армель замечала, что засыпает. И просыпалась только от какого-то толчка или недовольного ржания Торнадо (запомнила она имя коня). Говорить при вампире ей тоже не хотелось. И так натворила сегодня дел, не хотелось еще и разговорами утомлять, тем более забыть про ранение она тоже не могла. Время шло так долго, а ведь каждую минуту яд в крови распространялся больше и больше. И как только девушка увидела порог отеля, тут же спрыгнула с лошади, поторапливая рыжеволосого.
— Быстрее слезайте, милсдарь, надо обработать раны, а то яд уже давно распространился по телу. Вы себя хорошо чувствуете? — начала она нервно говорить, беспокойно смотря в глаза Фридриху.

+1

62

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Заброшенное кладбище  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Фридрих, конечно, предчувствовал, что сегодняшний день, точнее, ночь, будет не такой, как обычно. Но чтобы на столько? Об этом он даже и помыслить не мог. Однако молодой вампир ни о чем не сожалел ни капельки. Пусть даже если случилось то, что случилось, и он не смог выйти из этого сражения целым и невредимым.
«Не могли же обычные кладбищенские разбойники нападать, применяя сильнодействующий яд? Не думаю, что у них хватит средств для того, чтобы приобрести сей предмет. Хотя... Если обратиться к алхимикам, которые могут изготовить все, что угодно, то вполне вероятен и такой исход. Однако это весьма странно, поскольку я не чувствую даже паралича, пусть даже временного. Просто... мне очень и очень жарко».
Фридрих вглядывался в темноту, сузив зеленые глаза (будто это ему помогало лучше видеть, хотя на зрение он никогда не жаловался). Но дорогу освещали фонари, с этим было немногим легче, чем на кладбище. Девушка всю дорогу молчала, поэтому рыжеволосый решил вести коня самостоятельно и прибыть в тот отель, который попадется по дороге.
По виску Вайса стекла маленькая капелька пота, у него стала подниматься температура, и это Фриду очень сильно не нравилось. Он старался держаться, потому что довезти Армель до отеля был попросту обязан, да и не справилась бы она одна с огромным жеребцом. Вампир тяжело дышал, иногда облизывая пересохшие губы, однако крепче сжимал поводья. устремляя свой взгляд в ночь.
«Если я не свалюсь с коня по прибытию, буду считать себя героем. Что-то мне совсем хреново становится. Проклятье, Фрид, ты же мужик, держись в конце концов, не станет же тебе совсем плохо от обычной температуры? Мрак».
И вот наконец-то впереди фонари засверкали более яркими и частыми огоньками, и показались крыши какого-то отеля. Рыжий смог разглядеть его название — «Усталый путник». Отель, конечно, был, не из самых шикарных, однако сейчас вполне подходил под требования раненого вампира и его спутницы.
— Вот мы и прибыли. И даже без приключений. Думаю, с нас на сегодня их вполне достаточно.
А Армель соскочила с коня первая, причем достаточно ловко и грациозно, сие движение не могло не вызвать улыбку Фридриха. Она сразу же поинтересовалась о его самочувствии, и Фрид задумался над тем, что же ей сказать.
«Сказать правду, она тотчас же суетиться начнет, дабы я тут копыта не откинул. Соврать, сказав, что это всего лишь царапина... Кто знает, чем это ранение может для меня обернуться. Черт, палка о двух концах».
— Кажется, у меня начинает подниматься температура, Армель. Но вы не переживайте так, все обойдется.
Как-то устало и натянуто улыбнулся рыжий, слезая с коня. Получилось у него это достаточно грузно, будто мешок свалился. Торнадо сразу же повернул голову, начиная обнюхивать хозяина и недовольно фыркать, он прекрасно чувствовал его состояние. Фридрих потрепал любимца по гриве, взяв его морду в ладони и заглядывая животному прямо в глаза.
— Торнадо, не беспокойся за меня. Твой хозяин здесь без чувств не свалится и не окочурится.
В результате своих слов получил такое фырканье в лицо, что несколько прядей волос выбилось из общей прически. Вайс недовольно взглянул на коня, тот же не мигая, уставился на него. Мужчина улыбнулся, его фраза явно пришлась не по душе животному, вот и получил такую реакцию.
— Армель, я надеюсь, вы здесь обитаете? Или же я не туда вас привез?
Молодой мужчина повернулся к девушке, в это же самое время к ним подбежал один из работников отеля, Он поклонился и предложил отвезти коня в стойло, дабы поухаживать за взмыленным жеребцом. Фридрих кивнул, потом направился в отель вместе с белокурой спутницей.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (24.06.2012 12:16)

+2

63

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Конечно, Армель знала, что Фридрих чувствует себя, мягко говоря, плохо. Сидя так близко к нему, она уже давно ощутила, как поднялась его температура тела. Она по всему пути ощущала, как она поднимается и как мужчине все сложнее и сложнее держаться в седле. А самое страшное, что Армель сейчас не могла ничего сделать. Извлечь яд — она не знала как, промыть рану — нужно было много того, чего сейчас у нее нет. Да вампиру надо было хотя бы поспать и то, риск того, что он может не проснуться, не давал девушке покоя.
«Ему нельзя давать спать, пусть он будет всегда в сознании» — да, за этим она старалась следить, только вот девушка пока не знала что делать, если таки сознание он потеряет.
Уже приехали, надо было только заказать номер и помочь вампиру дойти до кровати. А там уже можно было вызвать лекарей или сделать что-нибудь, что могло помочь ее сегодняшнему спасителю.
«Отлично, коня в стойло...» — недолго думая, Армель подхватила вампира под руку и потащила вовнутрь, не обращая внимания на все его слова вроде: «Не переживайте, все обойдется». Его слова вроде и не были пропитаны особой ложью, но все же в них было достаточно фальши, чтобы не верить во «все обойдется».
— Подождите меня, я закажу номер и вызову лекарей — казала девушка и побежала к портье, где собственно и заказала номер, забрала ключи и попросила позвать лекаря, который, видите ли «спит в такой поздний час».
— У нас есть номер — спешно сказала она, снова подхватывая мужчину под руку. — Лекарь придет позже, как мне сказали, вы же потерпите, да? — успокаиваться пока не представлялось возможным. Не очень-то хотелось узнать, что мужчина не откроет глазки с утра. Это было бы слишком банально для ее жизни. Так вот, чтобы избежать подобных неприятных банальностей, следовало бы излечить рыжеволосого.
«Так, номер, кровать...да...пока только она и нужна» — не спрашивая позволения (не до этого ей сейчас было), девушка толкнула вампира на кровать и, посмотрев на рану, тут же разорвала на том месте одежду (это, кстати, вышло очень ловко).
— Вы знаете, что надо делать? Скажите, я сделаю — взволнованно смотрела она в его глаза, думая, что все-таки сейчас стоило бы сделать. Кровь была, не много, но была.
«Опять...» — голова закружилась после того, как Флесс провела пальцами по алой жидкости и ощутив ее на себе. «Это ведь кровь...» — она расслабленно опустила на кровать, усаживаясь на край и тяжелее задышав. Отчего-то она опять ощутила себя совсем бесполезной. Тогда она тоже была так же бесполезна, не знала, что делать с телом, полностью покрытым вот такой же вот алой жидкостью, капли которой медленно, мучительно медленно, стекались по бледной коже. Вероятно, девушка сейчас напоминала фарфоровую куклу, только без улыбки и без глупого выражения глаз. В ее глазах наоборот было слишком много чувств, а в голове, в свою очередь, было слишком много мыслей. Вряд ли она сейчас услышала бы слова мужчины, собственно, она даже не знает, говорит он или нет.
Дыхание участилось, глаза наполнились страхом, другим. Это было не тот страх, что она ощущала на кладбище, совсем другой. А по рукам прошлась мелкая дрожь, наполняя все тело мурашками от нахлынувших воспоминаний. Нет, нет, она не боялась крови, ни в коем случае, просто этот аромат, эта красная жидкость.
Трудно было придти в себя, внутри все сжималось с каждой минутой больше и больше, не давая возможности дышать...
«Надо успокоиться, надо как-то ему помочь, надо что-то сделать...» — да, конечно, мысли мыслями, а тело не желало двигаться, что бы вы сейчас с ним не делали.

+1

64

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Зайдя в отель, Фридрих устало оперся на небольшую колонну спиной, скрестил руки на груди, стоял в ожидании Армель. Застыл аки каменное изваяние, этакая мраморная колонна с длинными рыжими волосами. Взгляд был какой-то стеклянный и направлен в одну точку. Он и сам не понимал своего теперешнего состояния. Поначалу его кидало в жар, потом начало знобить, мужчина передернул плечами от этого аж.
«Еще не хватало, чтобы я тут трясся как в лихорадке. Говорили мне в детстве — учи алхимию! Так нет же, я принялся за азы истории и права. Идиот. Хотя способностей в алхимии у меня кот наплакал. Мне гораздо легче запомнить огромный объем информации, потом применить его на практике, и заговорить зубы любому, кто попадется под... руку».
А Армель тем временем заказала номер. Фридрих слегка скривился, потому что ну просто не пристало леди заказывать номер для незнакомого мужчины, к тому же самостоятельно оплачивать его. Но сейчас Фрид был «слегка» не в том состоянии, чтобы разбираться с портье. После чего прелестница, ловко подхватив вампира под локоть, повела его в сторону их номера. Смотрелось со стороны это просто... Ну, в общем, Фридрих старался об этом не думать.
— Право, леди, не стоит так переживать за меня. Я не думаю, что яд такой уж сильный. Отлежусь я эту ночь и, думаю, для моего молодого организма этого будет вполне достаточно, чтобы начать выздоравливать.
«Однако и молодые организмы косят болезни направо и налево, чего уж говорить о различных ядах. Я сам видел реакцию живых организмов, особенно на сильнодействующие. Этого никому не пожелаешь».
Зайдя в номер, Армель тут же сообщила, что лекари будут позже, после чего толкнула мужчину на кровать, разрывая тому рубашку в области раны. Кровь начала сворачиваться и запекаться, однако стоило потревожить руку слегка, как края раны открывались, и кровь начинала сочиться с новой силой.
— Думаю, что яд уже распространился по организму, и сейчас мне может помочь остановить кровь только перевязка. Однако же необходимо предварительно промыть рану. Надеюсь, если я опишу лекарю свое состояние, он будет знать, какое противоядие или же лекарство мне дать.
«А также еще надобно бы узнать, сколько будут стоить услуги этого самого лекаря. Шарлатанов я насквозь вижу. И выгоню любого из этой братии».
Рыжий попросил девушку принести ему воду и чистый бинт, дабы перевязать руку, однако ее состояние ему не нравилось гораздо больше, чем свое собственное. Вроде бы крови было не так много, да и вампиресса должна была давно привыкнуть к ее виду, но... вот просьба Фридриха пока что осталась неисполненной. Так как фройлян фон Флес сидела, не шелохнувшись, и в упор смотрела на руку Вайса.
— Что с вами? Вам плохо? Может тогда вы не будете смотреть? А я, тем временем, все сам сделаю.
Вайс встал, слегка пошатнувшись, потому что перед его глазами резко все потемнело. Он остановился, как вкопанный, и стоял так с минуту, просто не двигаясь. Несколько раз закрыл и открыл глаза, фокусируя взгляд на стене перед собой. К зеркалу подходить было совершенно бесполезно (вампиры не отражаются в зеркалах, поэтому всегда свой внешний вид Фридрих доверял слугам). Озноб прошел, но вот хлопнуться в обморок здесь вампир совершенно не желал.
«Наверное, встал слишком резко, вот голова и закружилась. Ну где этот проклятый лекарь? Чтоб его приподняло и не сразу опустило».

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (25.06.2012 12:38)

+1

65

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Крови она не боялась, часто ее замечала, однако подобная реакция открылась впервые. Собственно говоря, ее напугала даже не рана, а просто возможность плохого исхода. И совсем не важно, что вампир говорит о том, что все будет хорошо. Так говорят все, даже если понимают, что далеко не все хорошо. Конечно, зачем волновать окружающих? Вот только Армель даже думать не хотела о плохом, хоть и на момент показала мужчине свой некий страх. Вряд ли он конечно его понял, но это не так важно, главное что надо было выбираться из дебрей сознания и делать то, что ей сказали.
Как только вампир встал, девушка схватила его за руку и заставила лечь на кровать.
— Нет, нет, все хорошо, я сейчас все принесу, не вставайте, вам нельзя... — очень тихо произнесла девушка, и начала искать то, чем можно перевязать руку, а заодно и найти все, чем можно было бы промыть рану. «Так, что надо? Ремень, полотенце, чашка с водой» — металась она по комнате в поисках то одного то другого. Много времени не прошло, ей понадобилось буквально пара минут. Чаша с водой уже стояла возле мужчины, полотенце было смочено и мягко положено на засыхающую кровь. Ну а ремень Армель нашла на своем же платье. Посильнее затянув пояс в нужном месте, девушка снова посмотрела на рану, осторожно начиная ее промывать. На вид (да и на ощущение, наверное) это не самое лучше зрелище, однако, делать это надо было.
«Главное чтобы он не потерял сознание до прихода лекаря. Кстати о нем, что-то задерживаются эти спасатели. Надеюсь, он все же придет, а то, как обычно это бывает, ночь — значит отдых, и на больных все равно. Ну конечно, по ночам заболеть не могут...» — беспокойно думала она, заканчивая промывать кровоточащую ранку.
— Собственно, кровь почти остановилась — начала говорить она с ним — Мне кажется, что лекарь задержится, не хотите пока рассказать о себе? — тихо произнесла она, касаясь пальцами лба Фридриха.
«Температура... Ее еще надо как-то сбивать... Ну, вот почему я не знаю азов лечения?» — мысли, конечно, пока не проходили и, вероятно, не пройдут, пока лекарь или еще кто не явится сейчас же в этот номер.
И как по волшебству, в номер постучались, Армель тут же подскочила, открывая дверь какому-то старику и ругая его за такую задержку времени. Но, к счастью он сделал все быстро, сказав, что яд не настолько сильный и противоядие у него с собой. Да, вот здесь Армель была действительно довольна.
«Все, теперь все действительно будет хорошо» — подумала девушка, смотря, как Фридриху вводят какую-то жидкость, протыкая шприцом, светлую кожу.
— Это все? — спросила она у старика, смотря, как он собирает свой чемоданчик.
— Обеспечьте ему покой, пусть поспит, поест и сильно не усердствует. — Да такого короткого диагноза врача девушка еще не слышала. Подобное поведение лекаря ей точно не понравилась, но спорить с ним здесь ей не хотелось, поэтому она без слов выпроводила его из номера и вернулась к Фридриху.
— Мм... вы все слышали, теперь вам стоит поспать, милорд — снова обратилась она к вампиру, собирая чашку с водой и мокрое полотенце. Это теперь было не нужно. Старик успел еще и перевязать руна, что тоже очень радовало (хоть что-то сделал и то хорошо).
Флесс осторожно улыбнулась и села в кресло рядом с постелью, подхватив какую-то книгу с полки.

+1

66

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Фриду было приятно, что девушка, с которой он познакомился совсем недавно, так за него беспокоится. А, может быть, это нормально переживать даже за незнакомых совсем людей? Рыжеволосый мужчина не совсем понимал подобного, ему требовалось значительное время, чтобы начать вообще доверять кому-либо. А постольку поскольку людям (вампирам, оборотням и всяким подобным тварям земным) он никогда не верил, пока они не смогут заслужить хотя бы толику уважения, для него подобное поведения было несколько странным.
«Хотя она женщина, этим все сказано. Точнее, не все, но многое объясняется. У представительниц женского пола вообще все чувства обострены и развиты больше и лучше, чем у нас, мужчин. Порой это прискорбно, а порой с мужчинами находиться в одном обществе бывает просто невыносимо. И нам приходится искать утешения среди таких прелестных цветков, одним из которых является эта юная вампиресса».
Его снова уложили на кровать, Фридрих попытался было слегка запротестовать, однако слабость продолжала усиливаться. Он послушно лег, прекрасно понимая, что чем больше он двигается, тем быстрее кровь разносит яд по телу, а это не есть хорошо. Еще неизвестно, что с ним будет утром. Да какое там утром, ночью бы не окочуриться. Поэтому телу необходимо было обеспечить покой. Однако, когда он лег, начало клонить в сон, а вампиру не хотелось спать. Честно говоря, побаивался он закрывать глаза в таком состоянии.
— Армель, ну не такая я уже совсем старая развалина. Вы мне и так уже во многом помогаете, а я вас столь нищадно эксплуатирую. Мне уже стыдно становится.
«Кто-то мне когда-то сказал, что я вру и не запинаюсь. Ааа, помню, говорил мне это мой ненаглядный младший братик. Которого мне очень сильно убить хочется порой за его длинный язычок. Ну вот, если я сегодня не вернусь домой, он снова будет меня где-нибудь искать, вляпается в неприятности, которые распутывать снова будет старший брат. А учитывая то, в каком состоянии я сейчас нахожусь, дома меня явно не будет».
— Что бы вы хотели узнать обо мне? Вот если быть честным, то сколько бы мне не задавали подобный вопрос, я никогда не знал, что на него ответить. Просто мне гораздо легче, когда подобные вопросы конкретизируют, а в целом рассказывать о долгой вампирской жизни порой бывает очень утомительно. В первую очередь для собеседника, потому что фильтровать события и факты иногда неуместно.
Однако девушка не успела ответить и слова, как в дверь постучали, после чего в комнату зашел старый лекарь. Он бросил взгляд на Фридриха, на лице которого явно читалось следующее: какого черта так долго? Вайс хотел было высказать что-то наподобие «чем позже придет лекарь, тем точнее диагноз», у него язык чесался съязвить, однако он счел гораздо более благоразумным промолчать и посмотреть, что же будет делать видавший виды старик.
«Надеюсь, у него руки растут из нужного места. Да и он понимает хотя бы немного в отравлении. Причем это именно кровь, а значит все гораздо серьезнее. В любом случае полностью восстанавливать свое здоровье я буду дома. Мало ли что местные шарлатаны натворят. Да еще и плати им после этого».
Однако мужчина вроде бы сделал все нормально, однако на лице рыжего не дрогнул ни один мускул, когда он увидел содержимое чемоданчика, особенно всякие колюще-режущие предметы, такие как, например, скальпель. Его внимание гораздо более привлекли шприцы и ампулы, в которых, как и сказал лекарь, крылось противоядие.
— Спасибо вам за помощь.
Слегка кивнул вампир, чуть приподнявшись на кровати, старый мужчина улыбнулся, кивнул. Он был совсем уже пожилой, лицо было испещрено глубокими морщинами. Человек. Вайс слегка вздохнул, услышав о том, что ему надо делать в дальнейшем (что и без лекаря он знал прекрасно), Армель же выпроводила старика. Рыжий сунул руку в карман, нащупав там небольшой мешочек с монетами.
— Леди, я попрошу вас, если вам не сложно, передать старику вознаграждение за помощь. Он лечит других, хотя у меня чувство, что в первую очередь необходимо лечиться ему.
Мужчина уселся на кровати, несколько раз согнув в локте поврежденную руку, проверяя ее работоспособность, потом повернулся к вернувшейся Армель.
— Вы не думайте, сейчас я не собираюсь спать. И вообще, вы столько всего пережили, со мной намучились, вам следует перекусить хотя бы.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (25.06.2012 13:41)

+3

67

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
— Я ему заплатила, милорд, там было достаточно денег, поверьте — успокоила она вампира. Конечно, брать у него денег она не собиралась. Ему они тоже пригодятся, глядишь, придется лечиться еще от этого яда. Армель мало понимала в лекарстве, но фантазия всегда работала хорошо и нафантазировать последствия от каких либо веществ у нее всегда получалось. Правда обычно это был какой-то пессимистический взгляд на вещи (хотя вряд ли это удивительно, с ее то образом жизни)
— Сейчас подумайте, пожалуйста, о себе, вам стоило бы отдохнуть — на лице появилась легкая улыбка, спать по-прежнему не хотелось. Армель уже давно плохо спала по ночам, собственно, последние несколько лет точно. Это трудно было назвать бессонницей, просто в голове появлялись какие-то мысли. Она начинала думать то ли о прошлом, то ли о будущем, всегда желая пропускать настоящее. А что, по большей части, было в настоящем? Не то чтобы оно было ужасным, нет, просто о нем нельзя было даже подумать. Все обыденно, скучно, пусто, закрой она глаза, она не видела сны, не замечала картинки, просто темнота, просто мрак. Но, не станем сейчас омрачать обстановку подобным настроением. Как известно, особы женского пола часто придумывают в голове себе проблемы, а потом от них же страдают. Возможно мисс Флесс тоже из того же оркестра? Тоже придумала себе мрачный мир и спряталась в нем от всего того, что ее окружает. И как слепой котенок не видит ничего, только чувствует постоянную опасность, постоянную ложь и фальшь. Конечно, в какой-то степени инстинкт самосохранения ее не подводит, но если смотреть с другой стороны. Ведь нельзя вечно прятаться в своей пещере, думая лишь о том, что было, о причинах, по которой ты оказался здесь или же о том, что могло бы быть, что может быть.
— Не капризничайте — с улыбкой произнесла, откладывая книгу на кофейный столик. — господин Фридрих, за меня вы не переживайте, я совсем не голодна и мало того, даже не устала. А вам, думаю, стоит отдохнуть хотя бы ради своего организма. И, кстати, ваш ужин должны уже скоро принести, так что после него, прошу вас, обязательно поспите. — Голос ее был спокойным, мягким, возможно даже слишком тихим, но громко говорить не хотелось. В отелях по ночам всегда так тихо. Особенно когда выходишь в коридор понимаешь, насколько иным становится помещение, когда огромный желтый шар, освещающий нашу землю, опускается за горизонт, отдавая власть владыке ночного неба. Интересно за этим наблюдать и очень жаль, что большинство не замечают подобного. А ведь, действительно, мир становится абсолютно иным после наступления ночи. Холодный искусственный свет ни за что не заменит солнца, он лишь временный помощник людей, чтобы они не заблудились в тайнах мрака.
Армель не раз была и в этом отеле, однако, еще не проводила ночи здесь, не смотрела на ночной интерьер. А он кажется совсем другим, звуки тут же захватывают пространство. Попробуй закрыть глаза, прислушаться к маленькому миру: из окна слышны звуки сверчков, так смело играющих на своих скрипках, ветер гудит, пробираясь в щели и создавая маленький сквозняк, от которого шторы начинают танцевать, отсвечивая тенью свои искусные движения. А если вглядеться в пламя свечи... Мм, это похоже на некий обряд каких-то Морготовских существ, которые надрываются в своих владениях, развлекаются с наступлением ночи. Танцы, крики, похоть, страсть. Да, фантазия, если мы того захотим, может играть с нами злые шутки. Прислушиваясь и приглядываясь можно увидеть много, Армель обычно пыталась разглядеть возлюбленного то в пламене свечи, то в танцах штор.
«Это все глупости, фантазии рано или поздно уйдут, и жить придется без них.... И что тогда?» — по большей части от мыслей и пустых надежд она старалась избавиться давно, вот только не могла с того момента, как ей кто-то сказал, что призраки таки существуют и их, все-таки увидеть можно. Вот только надежды глупой вампирессы не оправдывались и вряд ли вообще оправдаются.
— А вот и ваш ужин — наконец поднялась она и взяла поднос у официанта. — Мм, кажется, меня правильно поняли — довольно заметила она, смотря на изобилие продуктов на тарелках. — Надеюсь, вы не откажетесь? — удивленно посмотрела она, опуская поднос возле вампира.

+2

68

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Она, похоже, решила взять всю инициативу в свои нежные ручки. Точнее, заботу обо мне. О, святая Роза, неужели я настолько плохо сейчас выгляжу? Или ей так кажется».
— Да я уже подумал-подумал. Пока что ничего путного не придумал, но, поверьте, я совершенно не хочу спать. У меня просто слабость и ничего более страшного. Возможно, засну под утро, хотя то, что сейчас за окном, тоже ночью назвать никак нельзя. Может оно и к лучшему...
Вампир слегка вздохнул, потом чуть потянулся, зевнул в кулак (благо девушка зевка не заметила) и распластался на кровати. Посмотрел в потолок какое-то время каким-то мечтающим взглядом. И только потом до Вайса медленно, но верно дошло, что кровать в номере одна единственная. Значит, он здесь будет валяться, вытянувшись во весь свой более, чем двухметровый рост, а девушка будет сидеть в полусогнутом состоянии в кресле? Нет, так не пойдет.
«Там, на кладбище, она проговорилась о том, что схоронила почти всех близких ей людей. Как это ужасно. Смерть, не спрашивая нашего пожелания, забирает самых нужных, родных и любимых, принимая самые разные обличья. От этого иногда становится страшно. И, хотя я понимаю, что никто из нас не вечен, ведь вампирский век хоть и длиннее человеческого в разы, но тоже конец предопределен. Просто у каждого он свой».
Мысли пошли какие-то совершенно уж не радостные, Фридрих слегка поморщился, наверное, даже больше от того, что, видимо, противоядие начало действовать, и поврежденная рука стала пульсировать. Точнее, пульсировала сама рана, которая была уже перевязана чистым бинтом. Ему хотелось расспросить девушку поподробнее, однако он попросту не имел на это права. Мог разбудить еще более горестные воспоминания, чего совершенно не хотел.
— К тому же я уже отдыхаю. С вами очень спокойно и уютно. Вы умудряетесь создать уют и окутать теплом и состраданием даже в такой ситуации. В наше время я очень мало знаю вампиров, которые по-настоящему на это способны. И рад, что повстречал вас и еще не совсем разочаровался в окружающих.
Взгляд изумрудных глаз рыжеволосого вампира был направлен теперь куда-то через плечо Армель и устремлен в окно. Он словно напряженно всматривался в темноту ночи, пялясь на лунный лик. Было полнолуние и, казалось, что сегодня луна светит наиболее ярко. Ее свет отражался в зрачках вампира. сидящего на кровати, которая находилась в непосредственной близости от окна. Он несколько раз мигнул, единожды мотнул головой, словно стряхивая с себя некое оцепенение.
«Она направляет всю свою нерастраченную нежность и заботу на меня. Сказала, что похоронила возлюбленного. Несомненно, это великая утрата, но все-таки следует жить дальше. Ей бы с детками повозиться, думаю, из нее получилась бы прекрасная, нежная и любящая мать».
Через секунду ехидный внутренний голос отозвался, мол, ты ей еще предложение сделай, и будете жить долго и счастливо. Фрид фыркнул тихо, осознавая весь бред и всю нелепость подобных мыслей. Вскоре перед ним на столик был поставлен поднос с ужином. Достаточно поздним ужином, надо сказать. В животе предательски заурчало, благо не громко.
— Благодарю вас, однако посмею настаивать на том, чтобы вы разделили со мной ужин. Я не могу жевать в гордом одиночестве. К тому же в обществе леди это некультурно.
Рыжий спустил ноги с кровати, немного посидел, дабы резко не вскакивать и памятуя о том, что было недавно, когда он вот так вот резко поднялся, и у него закружилась голова. Потом встал, подошел к Армель, аккуратно взял ее за руку и подвел к столику, отодвигая стул перед девушкой, чтобы она присела. Вспомнил также о том, что его кисти до сих пор затянуты в перчатки. Стянул их, положил на кровать, вслед за ними были оставлены на покрывале кнут и шпага. Сейчас опасаться было некого, слишком тихо и спокойно было.
— Прошу вас, съешьте хотя бы что-нибудь. А не то моя очередь настанет вызвать лекаря, дабы он проверил, все ли в порядке с вашим здоровьем.
Вайс не собирался притрагиваться к еде до тех пор, пока девушка не ответит утвердительно на его предложение. Потому что ее печаль ему очень не нравилась, а язык так и чесался выспросить, в чем же ее причина. Он сел напротив, слегка дернув за крученую веревку, задвинув одну из штор, дабы лунный свет не отвлекал.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (25.06.2012 15:50)

+3

69

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Улицы фабричного района  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

...И там, за углом, укрывшись ото всех, лежало бездыханное тело мужчины. На нем не было одежды, а тело купалось в собственной крови. В серых как дым глазах уже не осталось ни капли жизни. Приоткрытый рот застыл, пытаясь выдавить из себя слово, которое этот мужчина никогда не сможет сказать. Тот, кого боялись и уважали. Тот, кто любил и ненавидел. Тот, кто хотел изменить мир, сейчас лежал за углом улицы в пригороде, лишенный жизни, лишенный тех эмоций, которые когда-то переполняли его. Он умрет здесь, вдали от дома. Умрет, как больной пес, которого выгнали хозяева. Никто даже не узнает о том, кто же это. Никто не вспомнит о нем. Никто не будет оплакивать его похороны. Он будет вечно спать в безымянном гробу, так и не узнав той истины, к которой стремился...
Холод пронзил разум, заставляя трезветь. Странное чувство наполняло все тело, постепенно разливаясь до самых кончиков пальцев. Роланд попытался открыть глаза, но не смог их ощутить. Он не чувствовал движения век, не чувствовал биения сердца. Даже свет не мог проникнуть в его заключенный разум.
«Где я? Что со мной? Больно... Почему так больно?» — пронеслось в голове Брауна, пытавшегося вновь и вновь открыть глаза. Он так хотел видеть свет. Мечтал вновь утонуть в нем, уйдя из темноты... Боль начала тускнеть, уступая место усталости. Попробовав пошевелить пальцами, Роланд зарычал от томящего гнева. Вокруг него была пустота, частью которой являлся он сейчас. Он не владел своим телом, оставаясь в тюрьме разума.
«Наверное, пуля ранила сильнее, чем я думал. Да... Я просто отключился, надолго. Скоро должны придти врачи, они не допустят того, что бы я здесь оставался» — успокаивал сам себя Роланд, пытаясь найти сквозь завесу тишины и тьмы хоть что-то... Где-то вдалеке сверкнул блеклый светло-серый огонек. Браун стремился к этому свету, но чувствовал, что не мог двинуться с места. Что здесь происходит?
Свет постепенно становился все больше. С каждой секундой он медленно заполнял все вокруг, слепя и заставляя закрыть глаза, но у Роланда не было глаз. Уже не было. Сделав последнее усилие, он увидел вокруг знакомые картинки.
Все прояснилось. Из света стали формироваться грубые, нелепые силуэты, постепенно становясь все более гладкими, наполняясь формами и текстурами. Глаза жадно пытались захватить как можно больше живого, знакомого. Роланд с трудом понимал то, что происходит. Все вокруг казалось пустым, бездушным. Ветер стих, тишина превратилась в смертельную тоску. Попытавшись опустить взгляд, князь увидел длинную улицу, мощенную крупным булыжником. Где-то вдалеке, кажется, можно было разглядеть силуэт человека, хотя он больше походил на бесформенную тень.
Оглядевшись вокруг, Роланд заметил невысокие здания, длинное каменное ограждение, и узкий тротуар, на котором и стоял мужчина. Впрочем, он до сих пор не чувствовал ног и не был уверен в том, есть ли они у него.
«Что происходит? Это... Боже» — равнодушный взгляд встретился с небольшой табличкой, установленной на стену. Мелким, неброским шрифтом были выбиты слова:
«Памятная плита, посвященная неизвестному мужчине, скончавшемуся от огнестрельного ранения в спину. Скорбим и помним...» — ниже было выбита дата — «1826 год, 21 июля»
Шок ударил в голову, безжалостно уничтожая все на своем пути. Что это? Этого не могло произойти... Роланд помнил тот день, помнил, как от усталости закрывались глаза, как напоминал себе о своем ничтожестве, смотря на грязную улицу, на которой вынужден лежать в собственной крови. Все это оставалось в памяти. Но он не мог умереть. Не мог просто умереть...
Протянув руки к табличке, Роланд взглянул на свою ладонь. Бледная, как зимний снег. На кончиках пальцев до сих пор стыл предсмертный холод. Браун опустил взгляд, смотря на свое тело. На нем был одет праздничный костюм, подобно которому он надевал на встречи с отцом. Лишь аккуратное отверстие в груди нарушало целостность костюма. Рана, кажется, до сих пор не затянулась, продолжая медленно кровоточить. Но боли не было. Уже не было никакой боли. Не было чувств, как и жизни вообще...
Попытка сделать шаг увенчалась успехом, но едва ли это доставляло радость идущему. Двигаясь по улице, Роланд смотрел вокруг, пытаясь разглядеть хоть что-то живое в этом месте. Это не настоящий мир, нет... Уже нет.
Браун слышал истории о призраках. Слышал о душах, продолжающих искать путь к вечной жизни в царстве Розы. Но он никогда не мог думать о том, что это случится с ним. Боль осознания ныла в груди, будучи единственным, что сейчас чувствовал мужчина. Глаза безуспешно пытались выдавить слезу...
Он шел долго, петляя по улицам, В одном из домов, стоящих чуть дальше от других. В свете ламп виляли и танцевали живые тени, окрашенные в серые цвета смерти. Роланд остановился перед входом в зал. Наклонившись для того, чтобы сделать очередной шаг, он не почувствовал земли под ногами. Грудь вспыхнула от ощущения падения. Зажмурив глаза, Браун застыл...
— Прошу вас, съешьте хотя бы что-нибудь. А не то моя очередь настанет вызвать лекаря, дабы он проверил, все ли в порядке с вашим здоровьем. — послышался где-то мужской голос. Роланд с трудом открыл глаза, чувствуя, как в них проникает яркий свет свечи. Он оказался в небольшой комнате, по-видимому, находящуюся в доме, перед которым несколько секунд назад стоял призрак.
Перед ним оказались две фигуры. Обе казались князю лишь блеклыми тенями. Вновь и вновь напрягая зрение, Роланд пытался признать в силуэтах людей. Секунда за секундой силуэты сглаживались, превращаясь в живых людей. Тихие реплики казались непривычными...
— П-п-... — Браун попытался пошевелить губами, выдавливая из себя глухой звук. Еще одна попытка, затем еще одна. Собственная беспомощность вызывала злость.
— Помогите... — из последних сил сказал он, глубоко выдохнув от облегчения. Ответа не последовало. Роланд шагнул глубже в комнату, оказавшись около пары, сидящей за небольшим столиком. Они, кажется, его не видели...
— Помогите... — уже увереннее произнес он, смотря на неизвестных. Они продолжали говорить между собой, смотря друг на друга, то улыбаясь, то отводя взгляды. Вновь и вновь кричал князь, выдавливая из себя неловкие звуки, пытаясь привлечь внимание сидящих перед ним.
— Помогите! — крикнул он, сверкая глазами от ярости. Гнев собственного бессилия полностью заполнил душу. Окно комнаты резко отворилось, с треском ударившись о стену. Порыв ветра залетел в помещение, обдувая его холодным огнем. Единственная лампа, освещающая комнату, лопнула на тумбе около кровати, издав предсмертный треск...

Отредактировано Роланд Браун (26.06.2012 04:47)

+1

70

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Дайте силы, дайте шанс и все можно будет начать сначала.... Но пока Армель не чувствовала ни шанса, ни сила, что могла бы подарить ей Роза. Конечно, обвинять всевышних в горестях тоже не дело, как известно, существа сами виноваты в большинстве своих поступков, но, если рассматривать другую сторону. Разве Флесс была виновата, что родилась в этой семье, что у нее был такой отец, страх от возможности встретить которого у девушки сохранился до сих пор? И опять же, разве она виновата в существовании монстров, гулей, которые забирают жизни обычных, ни в чем не повинных людей и вампиров? Да, все-таки вопрос «За что?» никогда не будет иметь конкретного ответа. Только абстракция мыслей, только наша фантазия, может даже наша вера.
— Благодарю, милорд, за все сказанные слова в мой адрес. Воистину, мне очень приятно. Только разрешите мне задать вам вопрос? — Улыбнулась девушка, смотря в его изумрудные глаза — Что привело вас к такому состоянию, как разочарование в окружающих? Конечно, мы можем разочароваться в близких людях, в тех, кого мы хоть как-то знаем. Но, разве можно разочароваться в том, с кем ты толком не знаком? — Вампир сейчас затронул тот вопрос, над которым девушка думала долго и давно. В последний раз ее убедили, что разочаровываться в незнакомых существах не имеет смысла, мало того, это не правильно, ведь один из незнакомцев может в итоге стать твоим самым преданным другом. И вот теперь. Флесс пыталась понять все же почему порой вампиры думают иначе. Раньше она сама не понимала причины. Наверное, поэтому ее и удалось так легко убедить в обратном.
— Мм, хорошо, я с вами поужинаю, — не стала сопротивляться она и села напротив вампира. — Только не переусердствуйте, помните, что сказал врач — по-детски подметила она, дабы мужчина точно не забыл, что «ему требуется покой, больше сна и спокойствия». Да, да, сегодня у нее был просто огромный порыв нежности и заботы к вампиру. Причину этого она не заметила, решив, что просто ему сейчас действительно нужна забота. Тем более, как известно, мужчинам не свойственно следить за своим здоровьем, им лишь бы в бой, лишь бы сейчас, ждать ничего не может. Да, обычно так и получается, поэтому Флесс старалась не давать ему выпускать подобные желания, ибо ни о каких подвигах речи сейчас быть не может. Отдых, отдых и еще раз отдых.
Девушка спокойно следила за его действиями, убеждаясь, что после противоядия ему лучше. Во всяком случае, она на это очень надеялась, однако в какой-то миг услышала совсем чужой голос. У Фридриха был другой, это говорил не он. Армель тут же обернулась, убеждаясь, что это не его губы пошевелились, и поднялась со стула, осматривая комнату.
— Вы слышали? — тихо шепнула она, в глубине души надеясь, что ей показалось, и вампир сейчас задаст обычный вопрос: «Что?».
Ответа она услышать не успела, тут же послышался этот чужой голос, правда слова она не могла разобрать, как будто говорили где-то далеко. «Может это звуки с улицы? Там вполне могут проходить какие-то люди, тем более, ночью, многие употребляют алкоголь, а на людей, как известно, он не очень приятно действует...»
— Фридрих, — шепнула она, и в этот же момент кто-то отчетливо закричал, окно хлопнуло, запуская ледяной ветер в помещение и заставляя вампирессу поежиться. По спине пробежали мурашки от хлопка, а последующий треск лампы и отсутствие света заставили вампирку поближе подойти к мужчине.

+2

71

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Вампир, не спеша, принялся за ужин, потом все-таки поднял взгляд, посмотрев своим внимательным взглядом на Армель. Смотрел, не мигая, не шевелясь, будто бы статуя застыли внезапно перед ней. Казалось, даже, не дышал. Однако все слышал, чувствовал и понимал. Вампиресса задала вопрос насчет разочарования. Рыжий задумался, однако ненадолго, он привык практически сразу отвечать на поставленные вопросы — так уж его учили.
— Разочарование в моем понимании есть недоверие. Я прекрасно знаю, что у некоторых возникает недоверие к каждому встретившемуся им в первый раз в жизни человеку. А некоторые начинают доверять чуть ли не с первых слов. Такие существа легко внушаемы, и это есть есть хорошо. Я обычно сужу по поступкам, а уж потом, как говорится, выношу вердикт. Мне, в последнее время, просто, видимо, попадались такие люди, слова которых часто расходятся с делом. Или же они сначала скажут, потом отказываются от своих слов. Это показатель слабости характера, низости поступков и совершенного эгоизма. Не все такие, не смею тут спорить. Однако мне почему-то встречаются все чаще и чаще. И я очень рад, что эту категорию людей разбавили вы с вашим... каким-то внутренним сиянием.
«Что-то я слишком разговорился, не к добру это. Когда я начинаю много говорить, это означает, что я проявляю симпатию к этому человеку. Однако, почему бы и нет? Девушка столь прелестна, что иного и быть не может. Однако тут дело даже не во внешности. От нее исходит своеобразная загадочная аура, но пока что я, как телепат, не могу разгадать ее. А загадки и головоломки я люблю, весьма и весьма».
— Простите, Армель, вы ешьте, а то я все говорю и говорю, а вы еще даже к еде не притронулись. Я ведь не только могу умными словами апеллировать, а еще нести полную ахинею.
Фридрих усмехнулся, после чего подцепил вилкой салат. Тут внезапно вдоль позвоночника побежали неприятные мурашки, и рыжий ощутил непонятное внутреннее беспокойство. В комнате воцарилось молчание, пара ужинала, и сейчас слова были излишни, поскольку Вайс ответил на вопрос Армель, а разглагольствовать дальше он не видел смысла. Однако это ощущение не проходило, а еще более усиливалось.
«Мне не нравится то, что происходит. Такое ощущение, что здесь, кроме нас, есть еще кто-то. Кто-то невидимый, словно... Словно призрак».
Мысли, по мнению Фрида была бредовыми, он тряхнул головой, заправляя выбившуюся прядь волос за ухо. Да какие тут могут быть призраки? Нет, конечно, вампир читал о них и читал много, поскольку «загробная жизнь» тоже притягивала тогда еще совсем юного вампира. А вот то, что в следующую секунду спросила у него юная прелестница, подтвердило размышления Фридриха.
— Я не слышу, я чувствую это. Только пока что понять не могу, что именно.
Мужчина встал, подошел к окну, посмотрел за его пределы — на улице не было ни одной живой души. В окно, по определению, тоже никто не мог заглядывать, поскольку они были аж на втором этаже. Он повернулся, вглядываясь в комнату. Чувство, что невидимка находится совсем рядом, его не покидало.
«Словно какой-то голос, словно шелест листвы, тихий, но... яростный. Словно просьба о помощи».
И вдруг, будто в подтверждение его словам, окно резко распахнулось. Благо Фридрих стоял чуть дальше, рама не смогла ударить его, а порыв ветра направился в сторону лампы, которая стала жалобно мигать. Вампир повел заостренными ушами, он явно слышал чей-то крик. Похоже, Армель тоже услышала его, испуганно вскочив со своего места и прижавшись к вампиру.
— Армель, не бойтесь. Кроме нас с вами здесь явно кто-то есть. Я уже давно его ощущаю, но не вижу. Могу предположить, что призрак. Вы когда-нибудь их видели? Вот и я нет. Знаете, может быть это и глупо звучит, но я не вижу его, а... чувствую. Чувствую боль и бессилие. Интересно, он покажется нам?
Рыжеволосый мужчина приобнял девушку за талию, мягко прижимая к себе, давая понять, что она в безопасности. Нет, от призрака тоже можно ожидать чего угодно, особенно, от невидимки. Однако же сегодняшняя ночь, полная приключений, грозила никогда не закончиться.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (28.06.2012 10:16)

+2

72

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Где-то в глубине души что-то замкнуло. Роланд опустил взгляд, чувствуя, как злоба постепенно наполняла его. Он ненавидел самого себя. Ненавидел за то, что смог позволить убить себя тогда, два года назад, когда мог все исправить. Когда в нем были силы вернуть себя. Он мог бы это сделать, определенно. Но он умер. На этом закончился его план. Больше никаких мыслей, лишь пустота. И гнев... Да, сейчас его наполнял лишь гнев. Ладони сжимались в кулаки... Браун прикрыл глаза, пытаясь ощутить биение своего сердца, но в ответ услышал лишь тишину. Тишину, прерываемую тихими голосами людей. Он едва мог их слышать. Кажется, гнев заставляет его слепнуть...
Он поднял взгляд, осматривая комнату еще раз. Холод, кажется, пропитал это место целиком... Окна покрылись паутиной трещин, которые звучно пели, едва окно коснется стены, качаемое ветром. Глубокий вздох... Хотя мог ли он сейчас дышать?
«Что я такое? Отпустите меня...» — тихо шептал он, чувствуя, как гнев сменялся грустью. Каждому его слову вторило тихое эхо, пролетающее по комнате вслед за ветром, неся такой же холод, проникая в самые темные уголки души.
Роланд сделал несколько шагов, оказавшись у тумбы, усеянной осколками лампы. Протянув руку, Браун попытался смести стеклянную пыль, но пальцы пролетали сквозь материю, оставляя за собой лишь пустоту. Подняв ладонь к самому лицу, призрак смотрел на едва различимый образ, очертания тонких пальцев, которое вот-вот расплывется в пустоту.
Позади вновь прозвучал мужской голос, на сей раз уже более отчетливо. Посмотрев на пару через плечо, Роланд вздохнул. Секунда тишины прервалась. Послышался стук двух сердец. Призрак чувствовал их жизни, чувствовал, как в них течет горячая кровь. Взглянув на девушку, он задумался. Ее сердце билось так быстро... Она боялась. Он чувстовал это. Страх перед неизвестностью... Как забавно.
В душе повеяло холодом. Кажется, Браун терял свой разум. Терял прежнего себя...Он больше не злился, нет... Остался лишь холод.
Плывущей походкой Роланд оказался у письменного стола. В голову приходили мысли, картинки, образы из прошлого... Ему нужно было разобраться в себе. Но как? Он едва ли понимает, как сейчас сможет жить...
«Я видел себя... Смог увидеть. Тогда, на той улице. Почему? Почему я не могу владеть собой здесь? Они не слышат меня... Не могут. Мне нужна помощь. Я не хочу быть здесь. Не хочу скитаться по земле. О, Роза, за что ты оставила меня здесь!? Я не хотел грешить... Просто хотел все исправить. За что ты так наказываешь меня? За что?..» — звучало в голове. Отчаяние было сильнее князя... Оно сломило его. Так быстро...
Роланд не понял, как оказался около мужчины. Он уже начинал забываться. Начал пропадать в мире собственных мыслей.
«Помоги мне...» — шепнул он. Его слова пронеслись сквозняком, заставляя окна лопнуть. Роланд зажмурил глаза, не желая видеть того, что он делает сейчас... Он положил руки на плечи мужчины. По крайней мере, пытался положить. Резким движением, он повел руки вперед, пытаясь толкнуть неизвестного вперед, к письменному столу. Импульс едва дошел. Но сигнал был услышан. Где-то в глубине разума смертного пронеслась мысль. Пронеслось, тихо засев в разуме, твердя «Иди же, иди...». На столе лежало небольшое перо. Это был единственный шанс...
Призрак попытался удержать руку мужчины, ведя ее. Контроль был минимален. Роланд слаб, слишком слаб...
«Пиши... Ну же... Пиши» — шептал он, направляя его руку. Перо царапало бумагу, разрывая ее, оставляя вмятины.Остатки чернил составляли силуэты букв... Неуклюжие, едва различимые. Камин в комнате начал горько кричать, выплевывая пепел...
«Фабричный район, таблица, память» — было выцарапано на бумаге. Роланд откинулся назад. Силы покидали его. Это воздействие... Истощило его.
Пытаясь отдышаться, он взглянул на мужчину. Его глаза были полны надежды и отчаяния.
«Читай...»

+2

73

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Да, скорее всего, он прав», — подумала Армель над его словами. По большей части девушка так же считала и может даже считает, однако не всегда получалось действовать по инстинкту самосохранения. Да и этот инстинкт, судя по всему, слишком часто подводил. Поэтому что оставалось, кроме как быть тем, кем являешься где-то внутри.
Ну а последующие слова вампира было действительно совсем странными, как очередной сумасшедший сон. О, Роза, как-то много в ее жизни снов получается, когда же начнется сухая пустая реальность, без подобных вот призраков и сумасшедших ночей? Хотя в подобных вот деньках есть и свои плюсы. Вряд ли она бы встретила Фридриха где-то в более приличном месте, нежели кладбище. Ох, как же это ужасно звучит. Кажется, девушка покраснела от своих же мыслей. Она радовалась, что встретила столь странного вампира (да, она пока не могла понять ни его действий, ни причин всех этих действий, оттого он и казался ей слишком непонятным)?
— Мм, а вы уверены, что они существуют? — снова начала она, смущаясь от столь близкого расстояния (да, да, мазель после смерти возлюбленного не подпускала к себе существ мужского пола, а уж тем более не давала к себе прикасаться). А тут как то все рамки и все «правила» резко перестали иметь особую цену, или может это как раз то «время», которое лечит?
— Я их никогда не видела и я все же надеюсь, что вы ошибаетесь. — «А еще я надеюсь, что ошибаюсь я, что мне все послышалось, и здесь действительно больше никого нет», — додумала она свою речь и, вздохнув, посмотрела в глаза вампира.
— У вас есть те, кто мог бы вернуться к вам призраком? — поинтересовалась она, ведь, как считают люди, призраки возвращаются потому, что не завершают какие-то дела или может потому, что их задерживают какие-то обязательства, или их потревожили? «Мм...а если.... Нет, нет, хватит жить этими фантазиями», — думала она про себя. Все еще надеясь, что нет здесь призраков, а если их здесь нет, то и бояться нечего. Да, самовнушение порой, творит ох какие чудеса.
Самовнушение самовнушением, а от реалии никуда не уйти и как бы Армель не хотела все просто успокоить и закончить этот день. Точнее ночь, ужином и лечь спать, похоже, этот день таки не закончится. Скорее он просто перейдет в следующий. Мм...да, эти приключения она никогда не забудет.
«Ну почему сейчас? Уже так поздно... Пора спать», — думала она, все еще надеясь, что никакого, вообще никакого призрака нет и никого здесь нет, кроме рыжеволосого и ее. И как в отрицательный ответ мыслям девушки снова что-то послышалось, и в момент лопнули стекла, заставляя блондинку прижаться к новому знакомому, сжав в кулачках его рубашку, прячась. Собственно того существа, который здесь был, она даже не боялась. Ее скорее пугало то, что он здесь творит. «И где портье? Он должен же был послать кого-нибудь на такие-то звуки...» — думала она, надеясь на некое «спасение». Однако надежда придавала ей спокойствия.
— Может это просто ветер? — пытаясь успокоить сердце, прошептала Армель и внимательно осмотрела комнату, которая сейчас была похожа на руины, да еще и стекла. Стоит ступить не туда, и уже поранишься, а оставаться на месте тоже было жутко, тем более тогда, когда вампир начал отходить.
— Что-то не так? — шепнула она, оставаясь на месте, в то время как сердце, так и норовило выпрыгнуть из груди. Если рядом с мужчиной было чуть спокойнее, то теперь совсем не спокойно, а холодный ветер так и пробегал по телу, охлаждая его и заставляя поежиться. Кажется сейчас все было против, даже ветер и тот, шумел в ушах, заставляя нервничать, что уж говорить и битых стеклах везде, темноте, в которую не так давно погрузилась комната. Армель смогла только заметить светлое перо, совершающее непонятные движения, что заставило чаще задышать и отодвинуться еще дальше от стола, на котором происходило все это непонятное. Тут же под ногами затрещали стекла, впиваясь в мягкую кожу, возможно даже не царапая, а просто придавливая, оставляя мягкие следы. «Так ведь не бывает, это ведь не правда...», — думала она, медленно отходя еще дальше, на столько, насколько было возможно. Ибо сделала она всего два шага и все, двигаться дальше было некуда, ибо дальше шагать — если только в стену.
— Может, уйдем? — сказала она, внимательно смотря на листок, где что-то накарябали.

+1

74

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Фридрих попытался максимально расслабиться, однако, надо сказать, получалось у него это достаточно плохо. Нет, внешне это никак не отражалось, он слишком сильно ощущал чье-то незримое беспокойство, хоть эмпатом никогда не был. Наверное, когда-то давно какие-то своеобразные зачатки эмпатии проявлялись, но наглухо были убиты другими «способностями» вампирской псионики. Рыжий не понимал, что происходит, ему ни разу еще не приходилось сталкиваться вот с такими проявлениями чьего-либо присутствия. Именно чьего-либо. Потому что призрака другими словами описать он не мог.
«Почему-то мне кажется, что дальше больше. И вообще — из нашей комнаты раздаются такие звуки, а никого из прислуги нет. Что это за место вообще такое? Куда я завез Армель? Проклятье, из-за той стычки и из-за того, что произошло, я уже и собственные мозги стал плохо контролировать».
Ужин был благополучно забыт по той простой причине, что произошло еще кое-что. Странный, но сильный сквозняк, стекла лопнули, и мелкие осколки посыпались на пол, засыпали столик, за которым ужинала пара. Рассыпались на еду мелкими острыми капельками, а стекло есть как-то не очень хотелось. Да и аппетит у Фридриха пропал начисто.
— Да что он такое творит?
Слегка зашипел рыжеволосый вампир, крепче прижимая девушку к себе. Страх ее он ощущал теперь тоже, однако он не был похож на тот страх, что чувствовался на кладбище. Тогда была прямая угроза жизни и здоровью, а сейчас страх был похож на некоторое опасение, непонимание того, что происходит и что будет дальше. Причем нахождение рядом самого Фридриха не спасало ситуации. Еще бы, если ты кого-то не видишь, а слишком явно ощущаешь и не знаешь, что это существо может вытворить, становится ну совсем не по себе.
«Что п-происходит? Воздействие... он хочет мне что-то сказать или сделать».
Телепат почувствовал прикосновение. Которое даже и прикосновением назвать было нельзя. Что-то совершенно непонятное, от чего у него холодок пробежал вдоль позвоночника. Это ощущение было не от прикосновения девушки. Ее касания были теплыми, живыми, а это чувство... Он даже не мог описать его самому себе. Однако просто решил повиноваться, ведь так, возможно, можно понять, что же хочет их невидимый гость.
— Армель, не бойтесь, прошу вас. Он не сделает нам с вами плохо. Я не знаю, как сказать правильно, однако мне кажется, что он сам не понимает, что творит, точнее, не контролирует свои возможности. Если бы привидение хотело причинить нам зло, поверьте, оно бы это давно сделало. А этот... Он просто пытается подать какой-то сигнал.
«Прикосновение» призрака куда-то его направляло, толкало, словно дергало за невидимые ниточки, словно марионетку. Однако вот теперь почему-то Вайс расслабился полностью, медленно направляясь к письменному столу. На нем лежало перо с остатками чернил, несколько листков бумаги, на которые капал воск от плачущей свечи.
«Я все-таки не маленький мальчик, чтобы чего-то бояться. Я никогда в жизни не видел призраков. А теперь я могу с уверенностью сказать, что я его ощущаю. Незримо, но ощущаю. Мне, наверное, не поверит никто. Кроме этой блондиночки, которая все сами видит собственными глазами».
— Нет, уйти сейчас нельзя. Я не думаю, что это правильное решение, мисс. Ведь не происходит ничего плохого. Я хотел бы попробовать разгадать эту загадку, раз уж такое творится вокруг.
Мужчина подошел к столу, «подгоняемый» невидимой силой. Поднял руку. смотря за собственными движениями. Он совершенно не сопротивлялся. Взял перо, держа его легко, просто держал, а перо само выводило какие-то буквы. По очертаниям можно было разобрать слова, плохо, но вполне реально. Внезапно перо упало на пол, словно вырванное чьей-то рукой. Фридрих поднес бумагу к лицу, пытаясь разобрать написанные слова.
— Фабричный район, таблица, память... Я не понимаю, чего он хочет. Однако знаю, где находится этот район, я пару раз там был, когда ездил к клиентам. Некоторые призраки не могут попасть в мир иной, если у них остались на этой земле незавершенные дела. Их это внутреннее гнетет что ли... Или же внезапно убиенные. Причин появлений призраков в нашем мире много, я осведомлен об этом. И если он пытается нам что-то сказать этими словами, значит первый вариант, возможно, верен.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (03.07.2012 14:32)

+1

75

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Ну вот.... И зачем здесь оставаться? Что интересного в призраках? Тем более таких буйных?» — думала девушка, смотря на происходящее. Ей это однозначно не нравилось, вся эта атмосфера просто вынуждала желать уйти отсюда. «И где прислуга? Почему никого нет???» — ругалась она, то на одно, то на другое, пока не зная, что (или кого) именно следовало сейчас винить.
— Что это значит? — спросила девушка, после услышанного фабричного района. Если Фридрих прав, и призраки появляются по каким-то там причинам, то зачем он пришел именно в этот номер? Армель не имела знакомых в Дракенфурте, она приехала в чужой, не знакомый ей город, поэтому вряд ли незнакомый призрак явился к ее персоне, но с другой стороны. Судя по тому, как реагирует Фридрих, призрак пришел и не к нему, но тогда зачем?
— Он хочет, чтобы мы пошли на Фабричный район? — начала расспрашивать девушка, успокаиваясь. Действительно, бояться постоянно, невозможно, пусть даже этого непонятного существа. С каждой секундой непонятное чувство и мурашки на спине прекращали свое действие, и девушка просто спокойно начала на все это смотреть. Во всяком случае, так спокойно, как это пока получалось. Однако картина все же желала быть лучшей, ибо призрака не было видна, его слова были непонятны, что уж говорить о его намерениях. Да, действительно, хотелось узнать именно это.
— Если он здесь, и если он слышит, почему бы не спросить о том, что ему нужно? — спешно заговорила она, боясь какого-то неодобрения. По большей части Армель уже начинала чувствовать усталость. Все-таки бессонные ночи не всегда идут на пользу. Времени, конечно, больше, но вот сил куда меньше. И они заканчиваются в самый неподходящий момент. Дело близится к утру, а тут призрак. Видимо эти сутки поспать не удастся.
Отогнав от себя мысли об отдыхе, девушка рискнула приблизиться к Фридриху. «Надеюсь, призрак будет не против, если я все-таки к нему подойду. Да и если будет против, он ведь ничего мне не сможет сделать», — в мыслях она, наконец, начала размышлять не теми страхами, что таились внутри, а именно головой, которая наконец-то включилась.
«По большей части, бить в комнате больше нечего, если только посуду, на которой простаивалась бесполезная еда. Да, ужина их тоже лишили, а ведь он, однозначно, был очень, очень вкусным», — похоже, мы действительно не ценим то, что имеет, а следовало бы, все же Флесс снова жалела, что попала на кладбище, почему все не может быть спокойнее?
— Что вы будете делать дальше? — шепнула девушка, подойдя максимально близко к вампиру, хруст стекла под ногами раздражал, но девушка, таки, не решала на это жаловаться. Кажется, Фридрих и так был запутан призраком.
— А ты уверен, что он сам знает, что ему надо? — высказала девушка мысли вслух. «А ведь действительно, с чего мы взяли, что призрак понимает свои действия? Вдруг он издевается или еще что?» — по сути, мысли были вполне логичны и Фридрих тоже должен был знать о том, что порой восставшие из мертвых сходят с ума от своего безнадежного положения. И вот почему бы не представить, что это прозрачное существо такое же. Сам не понимает, что ему надо и просто пугает окружающих.
— А если нет, то все равно, как мы будем с ним общаться? Судя по тому, как он писал, ему это сложно, или у вас все же есть идеи?

+1

76

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
В словах Армель была некая доля истины. А вдруг этот призрак и вправду чокнутый? Хотя, был бы чокнутым, буянил бы здесь до такой степени, что отделались бы находящиеся здесь вампиры не так просто. Обычно призраки привязаны к какому-либо месту, тогда почему он сейчас находится здесь? У Вайса в голове крутились сплошные вопросы, но он никак не мог найти ответов на них. Спрашивать у блондиночки было что-либо бесполезно, она о призраках не знала ровным счетом ничего.
— Призраки — это сплошные загадки. Кто-то в них не верит. Вот что касается меня, то я и сам не поверю, пока не прочувствую или пока не увижу собственными глазами. Сейчас уже начал верить, потому что собственным ощущениям я пока что доверяю, так как нахожусь в здравом уме и твердой памяти.
«А вот Армель пока что совершенно в себе не уверена. Это явно показывает тот факт, что она перескакивает с „вы“ на „ты“, сама того не замечая. Хочет мне доверять, но несколько часов знакомства не дают ей полного права это сделать. Боится, но хочет казаться более смелой, чем есть на самом деле».
— Мисс, мы с вами никуда не поедем. Сегодня по крайней мере точно, — Фридрих поднес руку, из которой только совсем недавно выпало перо, к виску, коснувшись пульсирующей кожи подушечками пальцев. Слегка помассировал, потому что легкая мигрень вызывала неприятные ощущения. Да и чувствовал он себя не особо хорошо сейчас. Нужно было, в лучшем случае, хотя бы лечь, в самом чудесном — поспать, а сейчас случай представился ну самый неподходящий.
Блондинка приблизилась ближе к Фриду, заглядывая в уставшие и от этого потемневшие зеленые глаза вампира. Мужчина слегка улыбнулся, пряча усталость за белозубой ухмылкой, но, видимо, ему не особо удалось на этот раз «сыграть на публику». Невидимое существо, казалось, успокоилось на какое-то время, однако ночевать в этом номере без огня и с выбитыми стеклами не представлялось возможным.
«Необходимо сейчас сходить за кем-то из прислуги и попросить другой номер. Срочно надо отдохнуть, а то завтра я буду напоминать нечто эфемерное и похожее на этого самого призрака».
— Я вот задумался над следующим: как мы с вами объясним портье, что не сами раздолбали окно и не разнесли тут полкомнаты? Нет, конечно, я иногда буяню и сильно, но вроде бы на пьяного не похож, да и не дрались мы тут с вами, выясняя отношения, как ревнивая пара.
Рыжеволосый мужчина слегка усмехнулся и присел на кровать, размышляя над тем, что же следует сказать портье. Ну выдадут им другой номер, а что, неужели придется платить за тот ущерб, которого они не причиняли? От этой мысли Фрид помрачнел, тяжело вздохнул, а потом до него дошло.
«Телепатия! Черт подери, ну как же я мог забыть об этом? Голова у меня дырявая. Ну, как говорил мой покойный батя — вампир я творческий, хочу творю, а хочу вытворяю. Вот и буду вытворять».
— Эй, призрак, хоть знак, что ты еще тут! Черт, и правда, как же с ним общаться? Как с полтергейстом? Один стук означает «да», два стука «нет»? Проклятье, я себя чувствую непонятно кем и говорю тоже непонятно с кем. Полтергейст — это вообще шумный дух иными словами, так, может быть, мы имеем дело с ним?
Голова слегка кружилась, мужчина прикрыл глаза. Он ощущал себя полным идиотом, разговаривая с воздухом. Да еще находясь в обществе прекрасной дамы. Совсем с катушек съехал, судя по всему. Или это яд так действует на мозги? Фрид усмехнулся самому себе, потом открыл глаза и встал.
— Так, сидеть мы тут с вами можем до утра, а вот делать дела надо. Точнее, необходимо отдохнуть. Как вам будет спокойнее — объясниться портье самой, что мы с вами тут не дебоширили? Или же мне самому уладить все? Боюсь, словами здесь дело не решится, так как нам не поверят.
Он подошел к двери, подергал за ручку, словно проверяя, не запер ли их призрак в номере отеля, а то еще, ко всему прочему, и дверь выламывать придется. Тогда тут точно не отделаешься объяснениями.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (07.07.2012 14:00)

+1

77

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Наконец появилась надежда. Надежда на спасение, искупление. Роланд наблюдал за тем, как мужчина читал оставшиеся на бумаге символы. С каждой секундой в душе появлялась редкая вера. Он не мог оставаться здесь. Не мог скитаться по земле. Это слишком тяжело, слишком больно. Он не сможет выжить... Впрочем, он уже не выжил.
«Они помогут... Должны помочь» — проносилось в голове Роланда, смотрящего на пару перед ним. Он искренне верил в то, что у них хватит смелости. Это единственный путь к жизни, обещанной Розой. Единственный способ увидеть мать. Как давно же он ждал своей смерти только для этого...
Силы со временем возвращались к призраку. Чувство контроля постепенно поселяло в душе спокойствие, которое так нужно в этот день — гнев и вспыльчивость, которые и при жизни были свойственны Роланду, сейчас, видимо, стали его проклятием. И теперь он пытался с ним бороться, держа в руках свой шаткий разум. Главное, что было сейчас — не сойти с ума. Остаться самим собой, а не стать мертвецом, жаждущим крови. В таком случае, ему придется бродить по этой земле до самого конца света. Перспектива не самая лучшая...
Призрак нахмурился, слушая речи мужчины. Он уже отчетливо слышал каждое его слово. И с каждым его новым словом, в душе что-то трескалось. Роланд опустил голову, пытаясь сдержать подступающий ком злости. Кажется, сейчас что-то произойдет...
— Мисс, мы с вами никуда не поедем. Сегодня по крайней мере точно. — отчетливо сказал голос мужчины, отчего Роланд лишь тихо вздохнул. Нет, он не должен делать это вновь. Не должен уподобиться сумасшедшему. Он еще не потерял свой разум...
За окном тянулась темная завеса ночи. Не прекращался жуткий ветер, медленно проникающий сквозь разбитые окна, тихо посвистывая и пробегая сметным холодом по спине. Дракенфурт в это время всегда казался таким жутким для Роланда. Ночная жизнь казалась для него слишком сильно утопшей в пороках, столь обычных для этих мест. Порой, находясь подолгу в этом городе, Браун скучал по родному Хастиасу.
— Эй, призрак, хоть знак, что ты еще тут. — вновь произнес мужчина, сидя на крае кровати. Роланд молча наблюдал за всем этим, после чего лишь прикрыл глаза. Похоже, сегодня ему придется остаться здесь.
— Ты все равно не услышишь меня. — ответил призрак, хотя и знал, что его слова не дойдут до ушей смертного. В этот момент камин вспыхнул, выстрелив градом горящих искр в комнату. Призрак озадаченно посмотрел на ожившее пламя
«Это я сделал?» — пронеслось в голове Роланда. Похоже, ему придется еще долго осваиваться со своей новой жизнью.

+1

78

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Призраки необъяснимые существа и пока Армель хотела просто испариться отсюда. Здесь слишком опасно оставаться, призраку в голову может придти все, что угодно. И самое страшное, что с ним ничего нельзя будет сделать, нельзя будет связаться ни с полицией, ни с врачами, ну, если только с психиатрической больницей. Именно поэтому ей хотелось уйти из этого отеля, именно поэтому хотелось просто уехать, заплатить за разнесенный номер и уехать, придумав какую-нибудь отговорку.
— Мисс, мы с вами никуда не поедем. Сегодня, по крайней мере, точно — эхом отдались слова в ее голове, и ей оставалось лишь принять этот факт. Одна, конечно, девушка никуда не поедет, а вампир, видимо, призраков не очень боится и пытается показать свою храбрость. Ну что же, пусть будет так.
Армель медленно подошла к мужчине и села на кровать. Ох, эта усталость, эта кровать, так хотелось лечь на нее полностью, закрыть глаза и уснуть, а еще понять, что этот призрак был просто сном. Но сна, конечно, не будет, не будет и спокойствия.
— Если вы решили никуда не уезжать, у вас есть какой-нибудь план? — произнесла она, успокаиваясь от тишины, которую решил подарить тот самый призрак, что ее нарушил. — Если мы не сможем ничего объяснить портье, прислуге, нам ведь даже не дадут другой номер, пока мы не разберемся с тем, почему у нас такой бардак здесь.
Казалось, что весь мир сошел с ума, ну или хотя сошли сума те, кто находится в этой комнате, может действительно, необходимо успокоительное, может необходимо вызвать врача? Конечно, после стольких лет, когда она убеждала себя, что призраков нет, что нет вообще ничего потустороннего. Она ведь просто рационально смотрела на мир, верила только в то, что доказано, но ведь призраки это лишь ошибки алхимии, обман зрения. А теперь получается, что Армель обманывала сама себя.
Чуть отодвинув мысли на задний план, она удобней уселась на кровать, поправляя подол платья и пытаясь придумать выход из ситуации. Как вдруг из камина, словно от маленького взрыва, повалили в комнату искры, падая на ковер и близ висящие шторы.
— Это он делает? Он же так тут все подожжет! — вскрикнула Флесс, тут же вставая с кровати. — И что ему надо? — произнесла она уже шепотом, посмотрев в глаза Фридриху.
На ум не приходило ничего путного, голова кружилась то ли от усталости, то ли от непонимания происходящего. Садиться куда-либо она тоже боялась, хотя бы потому, что взволнованное призрачное существо может еще что-нибудь опрокинуть, поджечь, или еще что в этом духе.
— И чем мы сможем ему помочь, если мы его не понимаем? — голос стал снова взволнованным, девушка действительно не понимала чем можно помочь призраков. Найти его родственников? Найти алхимика, который сможет что-то сделать с его состоянием? Роза, как же эта ситуация нелогична, здесь ведь действительно нельзя сделать ничего, совсем ничего.

+1

79

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Ответом ему был столп искр, ворвавшихся в комнату сквозь решетчатую преграду камина. Благо это были лишь искры, а никак не горящие угли. Поведение невидимки Фриду явно не нравилось, подобный способ «общения» тоже. Чего доброго он тут и комнату подпалит, тогда вообще придется спасаться бегством. А еще призраки могли привязываться не к определенному месту, а к человеку. В данном случае, вампирам. Точнее, преследовать их, где бы они не находились.
Рыжий начал судорожно вспоминать, не укокошил ли он кого-то за свою жизнь «нечаянно», чтобы привидение могло явиться по его душу. Воспоминания успехом не увенчались, разве можно вспомнить каждый фрагмент своей жизни за триста с чем-то лет? Это попросту нереально. Однако невинно убиенные на ум не приходили, да и то, что написал, точнее, попытался накорябать призрак на бумаге, никак не вязалось с воспоминаниями Найтлорда.
«Однако съездить в то место, о котором он мне пытался сообщить, вполне себе возможно. Но без Армель явно. Девушка здесь вообще не причем, да и не стоит таскать с собой юную леди. Моя жизнь без приключений явно не обходится. Да и домой сейчас возвращаться мне не хочется. От братца мне нужно прятать любого человека или вампира, которого я пытаюсь привести домой. Потому что там будет такой кавардак, что и сказать-то вслух стыдно. Вот навязался он на мою голову. Как-будто предкам мало было одного меня с моим неуемным подростковым характером, нет, нужно было родить еще одного спиногрыза. Который теперь будет мне всю оставшуюся жизнь покоя не давать».
Рыжий погрустнел, вспомнив о брате. Однако, как бы он не ворчал, не бесился и даже не дрался с ним, все равно младший был единственной душой, которая его понимала, поддерживала и даже иногда (что странным было даже для самого Фрида) помогала. Правда по большей части вреда от него было гораздо больше, чем помощи.
«Годы тренировок и зайца научат спички зажигать. Может быть и Азазель повзрослеет, наберется опыта, и я наконец-то смогу вбить в его бестолковую кочерышку, которая называется головой, нечто вроде зачатком разума».
— Армель, не переживайте вы так. Это всего лишь искры.
Фрид встал, подошел к камину, цапнул небольшую тряпку, которая висела неподалеку, и быстренько затушил остатки искр, дабы девушка не пугалась еще больше, что здесь все загорится. Ветер, проникающий в комнату, становился все холоднее, пронизывал до костей, и теплолюбивый вампир поежился, состроив недовольную мордашку.
— Не знаю, как вы, а вот камин уже совершенно не греет. Ветер гуляет по комнате, как по пустынному полю, а находиться здесь и спать с выбитыми стеклами у меня нет никакого желания. Я сейчас схожу к портье и порошу приготовить для нас другой номер. Если это привидение и там будет буянить, то поедем с вами в другое место. Я уже вроде бы оклемался более или менее, только вот мне вас таскать по ночи не хочется.
И вновь у Фрида возникло странное ощущение. Словно и голос слышал, будто бы призрак ответил на его вопрос, а словно и нет. Возможно, его дар телепатии мог помочь в этом, но как он себя проявит в отношении призрака? Рыжий знал, что действует телепатия на живые существа, но толку-то будет от нее, если он даже не видит того, на кого собрался воздействовать? Мужчина вздохнул, потом все-таки потянул на себя дверную ручку. Дверь легко отворилась.
— Мисс, побудьте здесь, только, умоляю вас, не бойтесь. Я совсем скоро вернусь. А ты, незримый гость, не пугай девушку, имей совесть. Эх, знать бы, как к тебе обращаться, чтобы ты не был таким уж буйным...
«Я себя ощущаю полным идиотом, разговаривая с пустотой. Как бы психушку не вызвали. Видел бы меня сейчас братец, сказал бы, что старший совсем умом тронулся. Ни за что в жизни не скажу ему об этом. Да и привидение хотя бы надо увидеть, чтобы окончательно поверить. Интересно, может ли он материлизоваться? Уложу спать Армель, если мы тут останемся, а сам тогда попытаюсь пообщаться с ним. Все равно у меня ни в одном глазу».
Вайс вышел за дверь и направился на первый этаж по направлению к стойке. Долго уговаривать портье ему не пришлось, убеждать (да и управлять своей, нужной в данный момент, способностью) он умел, поэтому получил ключи от другого номера, посетовал на то, что непогода разбила окна, и что ночевать в номере с дыркой в стене нереально. После чего вернулся обратно, однако сразу в комнату заходить не стал, а решил прислушаться, что же внутри оной творится.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (08.07.2012 20:17)

+1

80

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Пугать? Да я не хотел никого пугать!» — тихо прорычал призрак, уже не наблюдая за мужчиной. За несколько минут он понял, что нет никакого смысла в попытках заговорить с живыми... Бесполезно. Возможно, постаравшись он и смог бы заставить их его услышать, но слишком боялся последствий, видя, во что его старания превратили когда-то уютную комнату в обитель холода и тихого ужаса. Где-то в глубине разума зарождалось даже чувство вины. Вот только желания слушать свой разум не было...
Деревянная дверь тихо скрипнула, укрыв за собой уходящий силуэт мужчины. Роланд через плечо проводил его взглядом серых глаз, после чего лишь вздохнул, опустив взгляд в сырые доски пола. В комнате наступила полная тишина. Кажется, даже не было слышно дыхания девушки, стоящей у кровати. Кажется, она все еще была под впечатлением последних событий. Наверное, слишком много странных вещей, происходивших в этой комнате, могли бы сломить любого человека или вампира, но она держалась достойно. Роланд чуть напряг слух, но все же смог уловить медленное дыхание. Сделав несколько шагов к окну, призрак расплылся в странной улыбке, наблюдая за тем, как некогда пустые улицы обрели своих гостей. По мощеным дорогам замешкались экипажи, сверкающие подвешенными на каркасе лампами, а из темных уголков начали выходить люди. Странно, что в столь поздний час они нашли себе занятие на просторах улиц, но все же весь этот знакомый вид, который когда-то каждый вечер дарила Брауну жизнь, вызывал некую ностальгию. В голове начинали всплывать приятные воспоминания о родных улицах и площадях, где наверняка даже сейчас можно было отдать несколько часов своей жизни, придаваясь веселью. Роланд потускнел, ловя себя на мысли о том, что он так давно не видел родного дома...
Медленно развернувшись, он посмотрел на единственную живую душу в комнате. Призрак сделал несколько шагов вперед, но тут же остановился, чувствуя, как под ногами скрипели гнилые доски, а сердце девушки тихо вздрагивало при каждом новом шаге невидимки.
«Что же я сделал не так, о Роза?» — тихо спросил он сам себя, стоя по середине комнаты. Ветер начинал стихать, отчего свет огня в камине постепенно становился ярче. Но сам Браун был не в силах почувствовать это приятное тепло, отчего в душе появлялась какая-то ноющая боль.
— Можно попросить Вас не рассматривать меня как монстра хоть на мгновение? — тихо спросил он, смотря в сторону неизвестной, хотя и не надеялся на то, что она поймет его речь. Но вечно скитаться в молчании только от того, что никто не смог услышать Роланд не планировал...
В комнату проник теплый ветер, забавно свистящий сквозь выбитые окна.

0

81

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Нет! Нет! Нет! Ну, куда вы уходите? Мне и так не по себе. Я же сразу говорила, что надо уходить из этого места. Моргот! Что это за ночь такая?» — думала она, конечно, не желая выпускать вампира и оставлять себя в одной комнате с призраками.
— А если он еще что-то выкинет? Фридрих! — достаточно громко сказала она и опустила глаза, понимая глупость всей ситуации. Это ведь всего лишь призрак, а своими страхами она ничего не добьется. «Тише, тише, все будет хорошо» — но как только дверь за мужчиной закрылась, Армель вздрогнула, ощутив холодок, бежавший по горячему телу. Да, сейчас ее сердце стучало сильнее обычного, однако очень осторожно и тихо, словно боясь, что его заметят. На самом деле девушка действительно выглядела сейчас, наверное, как статуя, смотрящая то в дверь, то в пол, то еще куда-то, но только не в самую пустоты комнаты, где, скорее всего, находился невидимка. Это было невыносимо, хотелось бежать. Но опять же, показывать свое бессилие и свой испуг Флесс не желала, поэтому держалась, стояла и ждала, когда придет мужчина. Ну,...или, ждала еще какого-то момента, который мог бы заставить ее передумать и больше никого не ждать.
Сначала была тишина, просто тишина, а потом тихо, еле слышно заскрипели доски не так далеко от нее. «Нет, ну зачем так делать?» — сердце тут же вздрогнула, а по спине пробежали сумасшедшие мурашки. И уже из-за мурашек еле заметно вздрогнуло все тело.
«Неужели я такая трусиха? Это ведь просто призрак, что такого? Просто невидимое существо, зачем ему меня пугать? Я ему подавно не нужна. Он же с Фридрихом говорил, конечно, я точно тут не причем» — думала она, пытаясь как-то себя успокоить, но не тут-то было. Снова послышался какой-то голос, и ворвавшийся ветер заставил побитые окна проскрипеть.
«Не могу» — тихо произнесла она и очень медленно направилась к двери.
— Я пойду, ладно? — тихо прошептала девушка, опуская ручку и отворяя двери. — Мне там...надо... — Закончила она и выскочила из комнаты, начиная идти в сторону портье. Сначала медленно, дабы не было слышно шагов. Потом чуть быстрее. Все-таки утренняя тишина коридоров сводила с ума.
— Фридрих ... — Налетела девушка на него, уткнувшись носом в грудь. — Может, мы таки уйдем? Там холодно.... Все скрипит. — Опомнившись, Армель, конечно же, отстранилась и виновато опустила глаза.
— Простите... — Еле выдавила она из себя слова. Да, смущению предела не было. Но только сердце продолжало бешено стучать, а тело с каждой секундой уставало, в то время как тяжелые веке еле слушались, закрываясь.

+2

82

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Все-таки надо будет, наверное, съездить в то место, что попытался указать невидимый наш гость. Нежданный. Раз он такое устроил и все ради того, что попытаться написать на клочке бумаги какие-то непонятные слова, значит ему и правда необходима помощь. Только вот надо бы мне Армель попытаться успокоить. Хотя сказать легко, а вот сделать это будет достаточно сложно, она и так за сегодняшний день пережила порядочно».
В комнате вроде бы было достаточно тихо, однако подобная тишина Фридриху не очень нравилась. Он, в последнее время, вообще не любил тишину. Просто спокойствие было гораздо важнее. Вот с этой девушкой он ощущал себя спокойным. Но только не в тот момент, когда появился призрак.
«Как же мне с ним попытаться поговорить без нее? А то я себя полным идиотом ощущаю, разговаривая с пустым местом. А потом из ниоткуда ветер, огонь, стуки там всякие разные и тому прочая ерунда. Хотя если ты во что-то не веришь, это не означает, что этого не существует. Вот и с призраками также».
Рыжеволосый вампир повернул голову в сторону большого окна, которое выходило на улицу. За стеклом сквозь ветки деревьев стали пробиваться тонкие светлые лучики, словно блестящие ниточки, оповещая своим появлением о том, что совсем скоро восход. Вампир поморщился, надо было где-то провести эту ночь... точнее, уже остаток этой самой ночи.
И тут его размышления прервало появление блондинки, которая выскочила из-за двери столь неожиданно и стремительно, что врезалась во Фридриха и уткнулась ему носом в грудь, начиная что-то сбивчиво говорить.
«Вот этого-то я боялся. В общем, надо будет ее куда-то сопроводить, чтобы вчерашние события наконец-то закончились. А то меня совершенно не радует перспектива, что в самом ближайшем будущем еще что-нибудь случится».
— Армель, а я уже распорядился насчет другого номера...
Мужчина слегка вздохнул, по девушке ясно было видно, что она не хочет не только перебраться в другой номер, более комфортабельный, но и вообще оставаться в отеле.
«И ради кого я там портье мозги пудрил? Ради себя что-то? Да я несколько суток без сна спокойно проведу. Только потом буду злым и буду кидаться на всех, однако не спать могу вполне».
— Хорошо-хорошо, тогда мы сейчас уйдем отсюда. Идите пока вниз, мы в ближайшее время покинем это место. Если увидите где работников, что ухаживают за лошадьми, скажите им о Торнадо. Однако я бы вам предложил вызвать карету, а я бы вас сопроводил верхом, чтобы вас верховая езда не утомила.
Предложил Вайс, хотя он совершенно не хотел куда-либо сейчас ехать. Он нехорошо себя чувствовал, хоть и не показывал это внешне никак. Голова слегка кружилась, рыжий вампир старался фокусировать свой взгляд на Армель, получалось, но в последние минуты это ему давалось достаточно сложно.
Он моргнул несколько раз, словно таким образом убирая незримую пелену с глаз, потом положил ладони на плечи Армель, развернув ее, и мягко подтолкнул девушку в сторону лестницы. Сам же наконец-то зашел в комнату, внутри было также тихо. Он подошел к столику, взял листок бумаги с нацарапанными на нем словами, сложил его и убрал во внутренний карман своего жилета.
— Я постараюсь тебе помочь, призрак. Правда я не знаю, как именно. Буду искать иголку в стогу сена. Что же тебе надобно, какая именно помощь?
Найтлорд вновь говорил в никуда, напряженно вглядываясь в пустоту номера. Он никого не видел, однако незримое присутствие другого существа здесь ощущал. Он выглянул в окно, точнее, в то, что от него осталось, удостоверился в том, что погода вроде бы располагает к поездке, и кое-как задернул шторы. Еще раз огляделся, потом покинул номер, запирая дверь на ключ и направился вниз к ожидающей его девушке.

+1

83

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
«Другого номера??? Какого еще другого номера? Здесь же нельзя оставаться. Призрак сумасшедший, что нам делать, если он спалит отель? А если спалит нас? И вообще, это разве правильно? Так не бывает. Призраков не существует, и общаться с ними нельзя. Бред, эти сутки длятся вечность. Нет, нельзя здесь оставаться. Сама не останусь и Фридриху не позволю. И пусть думают, обо мне что хотят, но сидеть в этом место я не собираюсь, а уж тем более закрывать глаза, чтобы заснуть!» — думала она, пытаясь хоть как то понять то, что решил вампир. Неужели он и правда собирается оставаться здесь? Это же не безопасно! К тому же, ему самому необходим отдых после случившегося. И вот, к огромному счастью девушки, делать каких-то гениальных планов относительно того, как отсюда сбежать, не пришлось. Все-таки Фридих решил подумать и уехать из этого места.
«Я надеюсь, он не пошутил...» — засомневалась она в его словах, но выбора по сути уже не было, ее подтолкнули к лестнице и, внимательно посмотрев, куда направился мужчина, Армель спустилась по лестнице вниз, стараясь сохранять спокойствие (которое, между прочим, было разрушено на такие мелкие кусочки, что восстановить его просто нереально). Девушка медленно спустилась и осмотрела полу мрачное помещение. Кажется, с этой ночи она начнет бояться темноты, а точнее того, что в ней может существовать. На самом деле подобные мысли, конечно, естественны. Когда ты не видишь окружения, кровь начинает мотаться в организме быстрее от так называемого страха. Мы не боимся самой темноты, не боимся черного цвета. Мы боимся того, что в нем находится, мы боимся того, что в нем может существовать. Вот, например, на кладбище. Вроде большая часть видна, но Армель таки не заметила тех жертв алхимии, в чьих глазах можно было прочитать их мерзкие мыслишки. Ох уж эти страхи, мы пытаемся заглушить в себе чувство самосохранения, а все для чего? Для каких-то там доказательств другим или просто самой себе.
Казалось, что те секунды, которые она стояла посреди темного холла, длились вечность. Шторы колыхали, ветер коварно пробирался в помещение, пытаясь показать свое превосходство перед мелкими листьями, какими-то бумагами у портье, которые постоянно колыхались, словно вот-вот поднимутся в воздух и полетят туда, куда прикажет этот ледяной воздух. Скрипучая дверь предательски разрушала царившую здесь тишину мрака. Портье засыпал на своей стойке, кажется, его дыхание сочеталось со всеми этими странными звуками. Ох, прислушайся еще к сверчкам, шагам, эхом, отдававшимся от потолка (видимо не только Фридриху, Армель и этому призраку не спалось в эту ночь), скрипу старых досок. Роза, да здесь можно сойти с ума. Однако Армель это не грозит. Раз уж она не сошла с ума ни от «встречи» на кладбище, ни от «волшебной» встречи с призраком, то, подобными мелкими звуками (пусть и пугающими) ее нервы не пошатнуть до планки: «конец».
Наконец она решила сделать несколько шагов, которые тут же сопроводились скрипом, мерзким скрипом старых гнилых досок пола. Она не остановилась, не смотря на то, что спину покрывали все большее и большее количество холодных мурашек. Казалось, с каждым шагом она ускоряется. Хотелось бежать, но в то же время она должна была дождаться вампира. Куда она пойдет без него? За все ее пребывание в Дракенфурте Армель толком и не выучила этот город с его темными улицами, которые захватили этот город в свою неразрушимую паутину с кучей неизвестных поворотов и незнакомых мест.
— Подождите! — крикнула она, подбежав к проходящему не так далеко от нее мужчине. — Вы же тут управляете конюшнями, да? Можно нам привести коня, Торнадо, мы, пожалуй, уедем отсюда. — В ответ Армель услышала пару ругательств (видимо его кто-то разбудил и он хотел уйти в другое место спать, а тут девица нарисовалась), ну а потом мужчина таки пошел в конюшню. Сонно, почти засыпая привели недовольного коня, которому, видимо тоже многое не понравилось. Первое, конечно, то, что его разбудили, ну а второе... мм... вероятно, то, что привели Торнадо ни к его законному хозяину, а к напуганной блондинке. которая теперь не понимала что делать. Конюх ушел, не желая ее слушать, а в глазах коня она читала много, очень много недовольства. И вот от этого недовольства становилось не по себе.
— Это Фридрих попросил тебя привести — начала она, вспомнив про то, как вампир говорил со своим обожаемым Торнадо. — Мм... он скоро придет, правда. — чуть осмелев девушка подошла к коню и провела по его недовольной мордашке пальцами, чуть улыбнувшись. Теперь оставалось только ждать.

Отредактировано Армель Фон Флесс (27.07.2012 20:38)

+1

84

Двухкомнатный № 10
-----------------------------------------------------
Пока Фридрих спускался по лестнице, ему все больше и больше становилось не по себе. Уставшему и измученному отравлением организму вампира срочно требовался отдых. А отдыха в самое ближайшее время не наблюдалось даже на горизонте. Поэтому Фридриху требовалось срочно собрать остатки сил и как-то добраться до другого отеля. По крайней мере какое-то количество времени просто полежать. Иначе он и правда будет злым как тысяча демонов и будет кидаться на ни в чем не повинных окружающих его.
«С каким бы удовольствием я сейчас просто побыл бы дома. Хотя там братец. Домахиваться меня еще будет. Однако от него спасение есть... Одно единственное — как можно сильнее орать, ругаться и отбиваться. Интересно, куда бы нам сейчас направиться. Скоро уже светать начнет, а я ни в одном глазу. Собственно, чего я, девушка-то совсем поди из сил выбилась. Эх, Роза, направь, куда нам следует податься сегодня».
А ответ, оказалось, напросился сам по себе. Когда Фридрих достиг первого этажа, он подошел к стойке портье, отдал ему ключ и пояснил, что надобность в другом номере отпала. По лицу мужчины читалось глубочайшее разочарование, постольку поскольку деньги ему пришлось, конечно же, вернуть. Фридрих убрал местную валюту в мешочек, и его взгляд упал на рекламные листки. На одном из них был красочно расписан отель Эффенбаха.
— Интересное местечко. И, судя по всему, намного приличнее текущей забегаловки. Если бы я знал о его существовании раньше, то немедля бы отправился туда. Возможно мы бы не наткнулись на неизвестную невидимку.
Первые фразы, сказанные рыжеволосым вампиром заставили портье сморщиться так. будто он слопал целую горсть кислых ягод. Да, Фридрих в этот раз за словами не следил, да и незачем ему было сейчас этим заниматься. Его гораздо более сильно заинтересовал рекламный лист, чем то, что о нем подумает портье. А вот последнюю фразу про призрака он сказал практически себе под нос. Хотя его сейчас не особо беспокоило то, что там дальше будет вытворять их нежданный призрачный гость. Да и кто попадется в этот номер в следующий раз.
«Представляю себе прекрасно, что номер в том отеле стоит гораздо больше, чем здесь. Однако я привык ни в чем себе не отказываться. И в первую очередь мне, как лицу пострадавшему в этой переделке гораздо больше, чем Армель, следует отдохнуть больше. Но я же, черт побери, аристократ, ловелас и так далее, привык о ком-то заботится. Вот только Аз этого почему-то не ценит. А блондиночка оценила, что не может не радовать. Так, мне бы выспаться, душ принять, и я буду как огурец. Зеленый и в пупырышках».
Рыжий наконец-то покинул территорию отеля, выйдя на улицу и обнаружил там уже вампирессу, которая держала под уздцы Торнадо. Конь недовольно смотрел на своего хозяина и молчал, даже не фыркал. Молчание не сулило ничего хорошего, да и Фридрих был не в восторге от того, что сейчас придется ехать куда-то. Здесь, вероятно, о каретах слыхом не слыхивали. Поэтому придется ехать верхом. Фридрих уже прямо-таки грезил о ванной. Вздохнул, подошел к Армель и к коню.
— Не надо на меня так смотреть, Торнадо. Все мы здесь в одинаковом положении. Да, везти тебе придется нас, однако по крайней мере, следует немного потерпеть, и мы все будет накормлены, напоены и спать уложены.
Он протянул Армель листок, который изъял на стойке портье, чтобы она ознакомилась с рекламным содержимым. Ему гораздо больше нравился этот отель, чем та развалина, в которой они находились сейчас.
— Вот мы сюда отправимся в настоящее время. Не думаю, что много времени потребуется, зато вы отдохнете, морально и физически, да и я смогу поспать часок-другой, чтобы прийти в себя. Боюсь показаться нытиком, но силы меня медленно покидают, и я просто обязан собраться и доставить нас все туда. Прости, Торнадо, мы обязаны.
Он потрепал рыжего коня по гриве, который вновь стал недовольно фыркать и тихо ржать, выражая свое негодование предстоящей поездкой, но Фрида он слушал всегда. Поэтому молодой вампир усадил Армель в седло, забрался следом, попросил ее держаться за себя как следует и взял поводья в руки.
Дорога в предрассветной дымке двум вампирам предстояла длительная, поэтому надо было быть весьма внимательными и ехать согласно указанному направлению. Через минуту конь сорвался с места, исчезая огненной вспышкой в тумане, унося с собой двух путников.

https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Отель Эффенбаха

+1

85

Вестибюль
-----------------------------------------------------
[Баккар] Базар  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Порт Язана  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в 1 месяц и 4 дня)  https://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

Торговый район. Здесь Лира бывала часто, но не для того, чтобы пожить в одном из заведений или выпить. Здесь водилось большинство клиентов, которые могли прилично заплатить за ее работу. Однако в этот раз Лоур привела сюда не работа, а нужда. Девушка все-таки смогла удрать от компаньонок. Это было трудно, но ей удалось, хотя сама Лира до конца не понимала, почему ей было необходимо удрать. Правда теперь уже ничего не оставалось, она сбежала, впереди была дальнейшая жизнь, которую просто необходимо было привести в порядок. Денег у девушки не было совсем, одежда лишь та, которую ей когда то выдали, а оружие и вовсе не водилось в ее карманах уже долгое время. Можно сказать, что охотница бедствовала. К тому же, она ужасно устала. Сейчас Лире требовалось найти место, где можно передохнуть, только вот не существовало такого места, ведь девушка не имела при себе денег. Так что её имели полное право вышвырнуть из любого заведения.
Некоторые улицы были большими, некоторые маленькими, узкие, широкие, грязные чистые. Лоур очень устала, она мечтала о том, чтобы просто съесть, любую гадость, просто хотелось поесть. Такого голода она уже давно не ощущала. Слабость во всем теле раздражала девушку, но та не могла ничего поделать, приходилось просто терпеть и идти дальше. Только куда идти? Цели не было, не было идей, не было ничего, но она упорно куда-то шла. Понимая, что надолго не хватит. Но умирать не хотелось, голод — не самая лучшая смерть. Тогда уж лучше бы ее завалило грудой камней где-нибудь в подземелье, чем просто упасть на улице торгового района. Пускай это и не самый плохой район, это место не для нее. Лира всю свою жизнь относилась к низшему классу, ее работа считалась грязной, в приличном месте ее никогда бы не приняли. Что же оставалось делать ей?
Улица, на которую вышла девушка, была чистой. Никого почти не было, что являлось здесь странностью, ведь это всегда был один из самых оживленных районов. Однако задерживаться на столь незначительном факте Лира не стала. Она увидела дверь. Здание было ухоженным, не богатым, но вполне приличным. Место явно не для бедствующих охотников, не знающих, куда податься. Но сейчас это не играли никакой роли. Лоур просто понадеялась, что там найдется кто-нибудь, кто поможет ей. Правда, как благодарить потом... Не столь важно, мыслить трезво сейчас она просто не могла, поэтому шла туда, куда вели ноги.
Дверь была тяжелой, но ее удалось закрыть. Девушка прошла в странное помещение, в котором находилось несколько человек. Они как-то странно смотрели на девушку. Конечно, кто будет смотреть на оборванку нормально. Наверное, они тут же поняли, что Лиру следует выставить. Только это не получится, пока они не приведут ее в чувство.
Девушка села на пол рядом с входом и уставилась в одну единственную точку перед собой. Лира думала, что если закроет глаза, то потеряет сознание.
«Я хочу воды, еды и теплый уголок. Остальное не важно...» — мысли разбегались. Все-таки переезды, беготня, голодовка давали о себе знать. И если раньше охотница еще хоть как-то держалась, то теперь уже не могла. Вся усталость, накопившаяся за последнее время, выходила наружу, и ее уже было не остановить.
Лира начала погружаться в странное состояние дремоты. Это было приятно, и все равно на всех. Только вот страшное понимание того, что может очнуться она в другом месте заставляло напрягаться и продолжать смотреть в ту несчастную точку на противоположной стене.

Отредактировано Лира Лоур (10.11.2012 17:06)

+2

86

Вестибюль
-----------------------------------------------------
Начало игры

Взгляд внимательных глаз буравил стекло, с некоторой грустью наблюдая за затянутым тучами небом. Она приобняла себя за плечи, борясь с внутренним ознобом и наконец отвернулась. «Даа... Не радует сегодня погода...». Уже вторые сутки, обычно жизнерадостная вампиресса, выглядела немного подавленной и сама не могла найти этому причину. Поэтому легкомысленно списала все это на погоду и сладко зевнула, потягиваясь как кошечка. Она проснулась всего пару часов назад, отчего до сих пор не могла прогнать «утреннюю» сонливость и вялость. Если бы Райли собственными ушами (да что там ушами, тут и глухой услышит) не услышала разгорающийся спор этажом ниже, лучше момента для отдыха не стоило и желать. Вздохнув, она подобрала подол шелкового платья и торопливо зашагала к лестнице. Обычно беззвучные шаги, на этот раз выдал скрип ступеней, в то время как она внимательно вслушивалась в голоса.
— Что здесь происходит? — обычно тихий и нежный голос, в такие моменты звучал властно и резко, словно хлыст. Райли всегда испытывала по этому поводу некоторые неудобства и стыд — все-таки она не любила так разговаривать с окружающими. Но тут выбирать не приходилось, иначе распустятся все. Вмпиресса медленно оглядела вмиг притихших присутствующих и замерла в ожидании ответа. Вместо этого толпа прислуги и постояльцев расступилась, показывая причину их шумной дискуссии. За широкими спинами, не иначе наемники забрели, полулежала незнакомая Рей девушка. Видимо ее, мягко говоря, неопрятный вид привел всех к мысли вышвырнуть ее из отеля. Но вампиресса не разделила их стремления. Ее чутье подсказывало ей, что девочка (а в сравнении с собой Райли не могла назвать ее иначе), нуждается в помощи. Да и внешность у нее, далека от оборванок заглядывающих сюда в поисках наживы.
— Госпожа, она зашла и тут же шарахнулась! Я ее того хотел, вышвырнуть, а то еще издохнет тут, проблем не оберешься! — даже не оборачиваясь Ро узнала голос вышибалы, не особо отличавшегося интеллектом, поэтому лишь снисходительно покачала головой. Легкий взмах руки и половина прислуги вернулась к выполнению своих обязанностей, в то время как Райли склонилась над незнакомкой. Дыхание ее было слабым и прерывистым, видно было, что она осунулась от усталости и голода. И что-то в сердце вампирессы заставило ее помочь. По губам скользнула грустная улыбка.
— Вэрд, — окликнула она своего помощника, — приготовь, пожалуйста, одну из комнат. И скажи Милене — пусть приготовит горячую ванну. Несчастная наверняка голодна, так что и ужин не помешает. Лучше всего горячий бульон, не стоит шокировать истощенный организм тяжелой пищей.
— Но... — начал было мужчина, но под удивленным взглядом вампирессы, лишь коротко кивнул и скрылся в коридоре.
С помощью одного из постояльцев девушку донесли до комнаты, где на прикроватной тумбе уже лежала свежая одежда и полотенца. «Милена, ты умница...» Улыбнувшись исполнительности одной из служанок, вампиресса коснулась ладони незнакомки.
— Ты сможешь встать? — голос выдавал в ней беспокойство, — тебе стоит принять ванну, а после ты сможешь поесть и рассказать мне что с тобой приключилось.
Если девушка не очнется, то Райли придется позвать служанок. Ведь тогда без посторонней помощи, бедняжка не сможет даже помыться, не то что снять одежду. Зачем-то разгладив складки и без того идеально гладкой ткани, Райли все же окликнула Милену и дав распоряжения по поводу незнакомки направилась на кухню.

Отредактировано Райли Рей (10.11.2012 23:07)

+2

87

Вестибюль; мансарда
-----------------------------------------------------
Вокруг кто-то суетился, они подходили и рассматривали Лиру, как какое-то подопытное. Это было неприятно, очень хотелось им ответить, но этого Лоур делать не стала. Зачем тратить силы на тех, кто ничего не может понять, точнее не хочет. В какой-то момент шевеление вокруг прекратилось, но из-за чего определить было трудно. Неужели все-таки кто-то предложил выкинуть ее? Или кто-то из органов правопорядка решил навестить это место. Ой, ладно. Не столь важно, все равно они ничего не смогут сделать итак уставшей Лире, самое большое — запереть в камере на какое-то время. Да и то лучше, чем улицы, хоть кровать есть.
В какой-то момент она увидела перед собой женщину. Сказать точно, кто она было невозможно, поэтому Лира позволила себе закрыть глаза. Она больше не могла смотреть и не обращать внимания на то, что творится вокруг. Всем своим нутром охотница чувствовала, что народ начал расходится, продолжая рассматривать ее. Это было вполне логично, не каждый день увидишь такое... Хотя, здесь может быть и каждый. Сколько всяких попрошаек и искателей наживы приходят в отель? Сколько таких выкидывают на улицы и скольким верят за их красивые лица?
Лира чувствовала холодную стену за своей спиной. Но лучше она, чем лезвие ножа в подворотне. Девушка уже начала успокаиваться, она наконец-то могла, как следует отдышаться, когда почувствовала, что ее тело отрывают от земли. Она не знала, кто ее несет, не знала, кто решил ей помочь. Это явно была помощь, а не жестокое обращение с теми, кого решили выкинуть вон. Теплые руки держали ее крепко, и невольно Лира подумала, что за последние несколько лет она сильно похудела, у нее остались лишь кожа и кости. Ведь нормальной жизни девушка не знала с тех самых пор, как вернулась в Дракенфурт.
Приятная поездка длилась недолго. Теплые руки опустили девушку, больше она не чувствовала их и точно знала, что больше никогда не почувствует у себя на теле. Тогда это было приятное ощущение, они согревали, прямо как горячая вода. Холод обжег очень резко. Это была женская рука, которая касалась руки Лиры. Мурашки пробежали по коже. Наверное, на улице холодно, раз у дамы такие руки или они всегда такие...
Лира открыла глаза, тяжелые веки наконец-то вновь стали ее слушаться. Перед девушкой стояла женщина, красивая женщина с добрыми глазами. Ее голос звучал уверенно, но в тоже время обеспокоенно. Нет, то место, где она оказалась, было необычным, ведь там была эта леди, хорошая, добрая леди. Но она ушла. Лира ДАЖЕ не успела ничего ей сказать. Просто взяла и ушла. Это было печально, сразу стало одиноко, но вскоре к Лире подошла служанка. Она была приятной на вид, но не внушала доверия. Никто не может внушить доверие с первого взгляда — так думала Лира, но сама понимала, что подчинялась многим людям именно из-за этого.
Теплая ванна была самым лучшим, что случалось с девушкой за последнее время. Теплая вода окутывала ее всю с ног до головы, так что, внутри все переворачивалось. Теплота заставила затекшие от напряжения мышцы расслабиться, почувствовать облегчение, будто эта удивительная вещь смывала все воспоминания.
«Спасибо. Большое спасибо...» — думала Лира, надевая чистую одежду. Она была недорогой, но чистой, что было самым важным и намного лучше, чем то, что носила сама охотница. Это был первый момент. Который заставил девушку насторожиться и задуматься, куда она попала. Вода сняла усталость, но спать все равно хотелось, хотя Лира и понимала, что пока не поговорит с владельцем этого дома, не двинется с места. Но девушка слишком хорошо осознавала свое нынешнее состояние, поэтому она села на кровать и положила голову на мягкую подушку. Так в полусидящем состоянии она точно не заснет, слишком неудобная поза для сна. Но глаза все равно закрылись, сами собой. И Лоур погрузилась в дремоту, вздрагивая от каждого шороха.

+2

88

Мансарда
-----------------------------------------------------
Как она и предполагала, на кухне уже стоял поднос с ужином для бедняжки. Можно, конечно, было отвлечься и перекусить, благо помещение наполняли такие аппетитные запахи, что Ро к собственному удивлению давилась слюной. Но воспоминания об изможденном теле незнакомки, не прибавляли ей энтузиазма. Но ведь наслаждаться запахом ей никто не мешал, так что вампиресса жадно втянула в себя воздух, от чего ее маленький носик забавно напрягся и раздул ноздри. Чувствительное обоняние быстро рассортировало букет ароматов на отдельные составляющие: приятный, такой родной запах свежеиспеченного хлеба, рыбная похлебка, весело булькающая в большом чане, а это что? пирожки с капустой? Довольно улыбнувшись, Рей оглядела кухню, но так и не найдя повариху, сама перехватила поднос и не спеша направилась обратно в комнату. Девушка то и дело внимательно оглядывалась, по-привычке следя за делами отеля — вдруг где-то понадобится ее помощь. По пути она успела дать несколько распоряжений, относительно новых постояльцев и привычно перекинулась парой вежливых фраз с незнакомой ей леди. Но поймав ее оценивающий взгляд, резко потеряла желание продолжать беседу и двинулась к лестнице. Из-за поворота выскочила суетливая горничная, чуть не снеся Райли вместе с подносом (хвала Розе, реакция вампира позволила девушке удержать равновесие).
— О, госпожа, пожалуйста, простите! — она испуганно сжала передник и приготовилась к наказанию, но Рей лишь беспечно улыбнулась и посторонилась, давая ей пройти. Настроение ее заметно ползло вверх, ведь рутину ее дней неожиданно разорвала незнакомая девушка, так остро нуждавшаяся в помощи. «Надеюсь она оправиться... Мне очень хочется ей помочь... к чему бы это?». Поднималась вампиресса осторожно, стараясь не расплескать содержимое глубокой тарелки и каждый раз вздрагивала, когда характерный звон издавали касающиеся бочками чашки. От этого поднос в ее руках мелко подрагивал. «Только бы не споткнуться! Вот позор-то будет!» — почему-то усмехнувшись, подумала про себя Рей. Судя по тишине, доносившейся из комнаты, Милена уже ушла, а значит водные процедуры закончены и она может войти. Тем не менее, вампиресса неуверенно посмотрела на дверную ручку и коротко постучала. Ни звука в ответ. Но ведь и возражений не было! Несмотря на занятые руки, дверь она открыла неожиданно ловко и легко, так что уже в следующую минуту с нескрываемым облегчением опустила поднос на прикроватную тумбу. Аромат сытного бульона тут же заполнил комнату, взывая к пробуждению прикорнувшую незнакомку. Райли не могла не отметить, что та стала выглядеть намного лучше — исчезла болезненная бледность, на щеках наконец заиграл румянец. Излишняя худоба и синие мешки под глазами были явно не смертельны, так что она позволила себе радостную улыбку. Терпеливо дождавшись, пока девушка откроет глаза, Рей расставила содержимое подноса на тумбе: кроме бульона там оказались две большие кружки с ароматным травяным чаем и свежее варенье из лесных ягод.
— Я принесла тебе поесть, — девушка тепло улыбнулась и села на стул рядом с кроватью, — ничего если я на «ты»? Мое имя Райли Рей.
Она на секунду замешкалась, явно желая что-то сказать, но вскоре махнула сама себе рукой и снова улыбнулась кивая на еду. Все разговоры можно было оставить на потом, тем более девушка выглядела очень уставшей.

+2

89

Мансарда
-----------------------------------------------------
Темнота уносила в мир покоя и сказок таких прекрасных и красивых, что Лира не могла понять, существует такое на самом деле или нет. Все цвета радуги сливались у нее перед глазами, они рисовали красивые фигуры и странные картинки, точки бегали по темноте, оставляя за собой светящийся след. Мигали огоньки, меняя свой цвет. Они были то синими, то красными, то желтыми. Но в какой-то момент все это оборвалось и погрузилось во тьму. Лира начал засыпать. Она старалась не уснуть, даже легла неудобно, но, наверное, девушка слишком давно отказывала себе в нормальном сне, поэтому противиться было трудно.
Она не слышала, что кто-то стучал в дверь, даже не слышала, как кто-то подошел. Страна грез была настолько прекрасна, что ее не хотелось отпускать, сознание не хотело возвращаться. Зачем ему было напрягаться сейчас, в тишине и покое, которое было дано, скорее всего, лишь на короткий срок. И если это было так, а это было так, то необходимо насладится удачей, которая выпала на долю охотницы.
Лира была должна открыть глаза. Было не красиво спать при леди, которая ей помогла, обеспечила ее горячей водой и кроватью, по крайней мере, на одну ночь. Да, даже если и всего на несколько минут, которые Лоур провела в ней, все равно, она была благодарна. Осталось только суметь правильно выразить свои чувства, а не как обычно.
Девушка села на кровати. Она кивнула, сидящей рядом леди и взяла ложку. Она решила, что женщина поймет, если сначала Лира немного поест, а потом уже будет говорить. Все принесенное было очень вкусно, здесь точно хороший повар. Бульон обволакивал желудок, согревал его изнутри, заставляя затекшие мышцы работать. Это было приятное ощущение теплоты и заботы, которое напоминало маму...
Пока Лира ела, она рассматривала, изучала свою спасительницу. Это был женщина, молодая и красивая. У нее темные волосы и чистые глаза. Лоур сначала показалось, что она ее где-то видела, но по имени вспомнить не смогла. Значит, они еще не встречались. Это не мудрено, город большое, некоторые вообще никогда не встречаются. Все закономерно и вполне понятно.
— Спасибо большое за помощь, — сказала Лира, откладывая ложку. Суп был очень вкусным, что она не удержалась и проглотила его весь, даже не заметив, насколько быстро это произошло. — Очень приятно с вами познакомиться... — довольно натянуто произнесла Лира. Она умела быть вежливой, просто в последнее время ей не представлялось случая показать, что она знает хоть что-то о правилах приличия. Хотя, на самом деле эти самые правила уже давным-давно она не использовала, не было нужды. В кабаках не встретишь таких людей, как мисс Рей или послушных работников, как ее служащие. Оставалось только надеяться, что хозяйка этого места не обидится на Лиру за невежливость, которая вполне может быть. Воцарилось молчание. Девушка не знала, что еще она должна говорить в таких случаях, а делать так, как делала обычно, она понимала, что не могла. Сидеть и улыбаться мисс Рей она тоже не хотела, у нее не было поводов, чтобы это делать. Напряжение Лира ощущала очень четко. Она уже сказал спасибо, что дальше? Рассказывать о себе, изливать душу? Нет, это может быть не интересно. А может, лучше сразу предупредить, что нет никаких денег, и все это напрасно?
Лира начала осматривать комнату. Еда заставила ее проснуться, а мисс Рей держала ее в напряжении, что не давало просто лечь спать, хотя и хотелось. Стены, потолок, пол, кровать, дверь, окно. Все было вполне обычным, просто лучше того, к чему уже успела привыкнуть Лоур. Определенно для мисс Рей это было обычно. Охотница же сидела и рассматривала стены и потолки. Конечно, это не роскошь, которую ей довелось как-то раз увидеть, но это очень хорошо, если учесть, что это не дворец, а просто какой-то дом... Стоп, а что это за дом?
— Эм... Извините, а это что за место? — спросила Лира, смотря в глаза мисс Рей. Девушка до сих пор так и не поняла, где она оказалась и что будет дальше, ведь многое зависит именно от того, где она очутилась. Возможно, если это частный дом, то деньги ей не понадобятся, а вот если нет... то пора было искать пути отступления. Да, все у Лоур было завязано на деньгах и власти. Она привыкла так жить, и трудно теперь будет переучить. Лира не верила в доброту других, ей попадалось слишком мало действительно хороших и порядочных жителей. Но, может, пора было пересмотреть свои приоритеты и понять, что не все плохие и высокомерные? Что есть чистые души, которым можно поверить...

+2


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Отель «Усталый путник»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно