Обитель вампиров

Объявление

Дорогие друзья! В данный момент «Дракенфурт» находится на стадии реконструкции; день ото дня он обретает новые черты, становится все более продуманным, логичным и правдоподобным, приближаясь к заветной цели выйти за рамки только лишь игровой площадки и обрести черты полноценного художественного произведения. А тем временем всех, кому не безразлична судьба нашего любимого форума, просим поддержать его в рейтингах! Достаточно проходить шлюзовые страницы раз в сутки, щелкая по баннерам RPG TOP и Palantir, и возвращаться на форум по обратным ссылкам. Благодарим за участие :-)
Сегодня в игре: 17 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Обитель вампиров » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Монастырь святого Хомы


[Малые Пустоши] Монастырь святого Хомы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg21.png

Чуть поодаль от реки Кручицы, извивающейся по отороченным ольхой и вербой заливным лугам, среди сосен, елей, дубов и тополей, на возвышении, с которого видны крыши и дома деревни Малые Пустоши, стоит мужской монастырь хоминиканцев. Цитадель аскетизма, приют милосердия и крепость божественного духа. Прямо за монастырем сползают к реке ели, чуть дальше — глядят в зеленое от ряски озеро вербы, перешептываются камыши и осока, квакают лягушки, крякают утки. Благодать! Водную гладь время от времени тревожат всплески и расходящиеся круги — признаки того, что места здесь рыбные.

У монастыря строгий устав и богатая история. Когда-то здесь жил и служил Создательнице сам Бенедикт Фоквинский. Он же и составил так называемый бенедиктинский устав, который, в отличие от другого канонического устава, януарского (написанного святым пророком Януарием), напоминает штатное расписание, подробно описывая обязанности по монастырским должностям и послушаниям. Особенностью бенедиктинского устава является то, что он был написан для монахов, проживающих в одном монастыре под руководством одного настоятеля (святой Януарий написал свой устав для монахов, которые жили в рассеянных пещерах-кельях и собирались вместе в церкви только для совместного богослужения).

По штату Хоминиканскому монастырю полагается восемь человек руководства: настоятель, два священника и пять адептов (низшая степень священства). Количество послушников (еще не принявших постриг, готовящихся к монашеству лиц) ограничивается семью. Монастырем управляет настоятель. Службы поочередно служат два штатных священника, а помогают им в этом адепты. Монахи, как и полагается, в соответствии с обетом ведут монастырское хозяйство и аскетическую жизнь. Послушники исполняют разные послушания, то есть черные работы в церкви и на монастырском дворе.

Братство хоминиканцев, при всей скромности, отнюдь не бедно. При монастыре, помимо густо населенной щукой, пескарем, бычком, плотвой, ельцом, голавлем, язью, лещом, налимом и окунем поймы реки, имеются: мельница, кузница, валяльня, столярня, маслобойня, смолокурня и пивоварня. И подвалы. С вином. Добытое трудом монахов добро идет на продажу, на внутренние нужды и — порой — на благотворительность. Поэтому у входа в обитель частенько околачиваются оборванные, покрытые струпьями (не всегда — поддельными) нищие и вымаливают подаяние попрошайки.

Тайный факт: на территории монастыря расположен один из тщательно скрываемых полевых штабов юстициаров.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dg7.png

Настоятель монастыря св. Хомы, отец Урс
Отец Урс, в миру Аарон Фальке, еще в молодости потерял левый глаз, защищая от обезумевшего папаши-алкоголика свою несчастную мать. Теперь на месте глаза — кошмарный шрам, скрываемый драной повязкой. Которая, впрочем, не всегда была драной. Это сейчас, дожив до своих седин, дослужившись до чина старейшины ордена юстициаров, настоятель впал в аскетическое смирение и облачился в рванину, а раньше, до того, как встать на путь истинный, он носил на глазу пиратскую метку. Удивительно, не правда ли? Кто бы предположил, что этот благообразный старик, всегда находящий слова утешения и поддержки для послушников и прихожан, когда-то вел преступную жизнь?.. Что отвратило его от греха и направило в лоно церкви? Неизвестно. Ясно лишь, что старейшинами ордена юстициаров не становятся просто так — к этому надо иметь духовную склонность. А ею отец Урс явно не обделен. Будучи юстициаром не по нужде, а по призванию, он ревностно культивирует в себе чувство справедливости и увлекается порой настолько, что идея воздать каждому грешнику по заслугам становится для него навязчивой.

0

2

Начало игры
Монастырь. Высокое здание на склоне холма. Всего несколько километров леса отделяло его от Дракенфурта. Мужской монастырь святого Хомы располагался за зеленой полосой леса, отделяющий шумную столицу от этого уютного пристанища святых отцов и монахов.
Дом, в котором остановились слуги ордена, был всего в паре километрах от монастыря. Каждое утро Катарина просыпалась под звон колоколов. Каждое утро она выходила в большой сад, чтобы насладится пением хора, песнь которого разливалась даже до этих мест. После оживленного Дракенфурта эти места поражали своей пустынностью и тишиной, здесь Катарина могла в тишине и спокойствии совершенствовать свой псионический дар. Уже через неделю это место казалось ей настолько родным и знакомым, что можно было подумать, здесь она пустит корни. Однажды, прогуливаясь верхом близ монастыря (разумеется, под охраной), маркиза увидела одного из монахов, лежащего на земле без признаков жизни. Возможно, девушка проехала бы мимо, если бы не волк. Впрочем, назвать оборотня волком тоже неуместно... Зверь приближался к телу монаха.
— Остановите его, — приказала маркиза. Один из воинов, сила которого заключалась в ментализе, приказал зверю убираться. Когда же волк скрылся, Катарина подъехала к телу. Ловко спрыгнув с седла, девушка склонилась над мужчиной, прощупывая пульс на запястье.
— Оставьте его, — произнес один из всадников, восседавших на черном жеребце. Гевин Лайнерс, голубоглазый вампир с тонкими чертами лиц, был одним из воинов, следящих за безопасностью маркизы.
— Кому вы служите, Лайнерс? — подняв гневный взор на мужчину, спросила маркиза.
— Вам, — склонив голову, ответил всадник.
— Закиньте его на лошадь, — встав и поправив платье, приказала Катарина. — Он жив. Мы отвезем его в обитель Святого Хомы.
— Мы поедем к розианцам? — сквозь зубы процедил служитель. — И повезем к ним человека?
— Да, — твердо ответила Сент-Джон Сааль и с легкостью запрыгнула на лошадь. — Я жду, — посмотрев через плечо на мужчину, произнесла дева.
— Повинуюсь, — мужчина нехотя взгромоздил монаха на свою лошадь, взял ее под уздцы и проследовал за маркизой.
— Госпожа, — послышался голос позади. — Все в порядке?
Повернув голову, Катарина встретилась с обеспокоенным взглядом Эдуарда Линмута — нового главы охраны Жрицы. А что стало с предыдущим? Это долгая история, которую Катарина Сент-Джон Сааль вспоминать не любила, слишком больно было ей вспоминать жаркий Хастиас и тот, казалось бы, далекий 1820-й год.
Зимний лес завораживал.
— Все в порядке, — уверенно улыбнулась Кэт и, отвернувшись от мужчины, взглянула куда-то вдаль. — Снег, — задумчиво произнесла Жрица, — он прекрасен.
— Да, — согласился всадник. — Но вам пора отправляться домой!
— Знаю, — вздохнула Катарина. — Знаю.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло три недели)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Цитадель ордена тьмы

0

3

[Дракенфурт] Дом компаньонок  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя почти двое суток в дороге)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

13 мая 1828 года. Раннее утро.

Как и предвещалось, путь оказался не близким, а дорога не легкая. Множество ухабов, крутых поворотов, серпантинов, а главное дождь... Дождь, который так нежданно-негаданно начал лить, словно из глаз Святой Розы. Было страшно выглядывать из окна экипажа, но внушительный серьезный вид Мартина как-то успокаивал и придавал бодрости. Охранник гильдии был немногословен, но в этом была его привлекательная черта — в молчании. Ходили слухи о том, что порой он заглядывал в спальню к Эльзе, робкой блондинке-гувернантке Елены, но коль леди Дезири закрывала на подобные шалости глаза, то кто такая мазель Трамп, чтобы судить, возможных влюбленных?
— Смотри на этих птиц, Мартин, — обратилась как-то к нему Елена, когда они решили немного размять ноги, на залитой солнцем лужайке, конечно, до начала дождя. — Голуби воркуют, какое прекрасное чувство влюбленность, правда? — мужчина сухо посмотрел на Елену, взглядом, который говорил: Глупая женщина, что с нее взять?
— Не понимаю о чем вы... — хрипло отозвался охранник и жестом пригласил Елену обратно в повозку. Трамп было забавно наблюдать за ним, а иногда и за ними. Эльза была человеческой девушкой, которая добровольно оставила свой дом, надо отметить, что семья у нее достаточно обеспеченная, и принялась работать на гильдию прекрасных компаньонок. А в будущем, она стала гувернанткой Елены, а если бы ревенантка была со статусом графини или, чем Моргот не шутит, королевы, то непременно Эльза стала бы ее фрейленой.
— Как короток век дампира, Мартин... Но если вы свяжите свою судьбу с человеком, этот век пройдет куда приятнее. — заметив, что охранник начинает засыпать под барабан дождя, громко и с задором произнесла Елена.
— Ох, мазель, а кто будет охранять вашу Розой данную красоту? — И то верно, ты хороший собеседник, напомни мне, что как вернемся, выпишу тебе выходной и дам сотню флоренов. — мужчина покачал головой, в знак согласия. «И так уж и быть, подарю Эльзе одно из своих выходных платьев», — догадываясь, чем все это может обернуться для возлюбленных решила Елена.
Хоть мазель Трамп и привыкла путешествовать, и экипаж был со спальным местом, к монастырю она добралась усталой, хоть и не хотела это выпячивать. Но отец Урс, настоятель монастыря, оказался очень гостеприимным мужчиной. Свежий квас и простой обед, хотя, надо признать, очень сытный и вкусный, вернул компаньонке силы, бодрость, а на щеках, от свежего воздуха появится румянец. Компанию за обедом составил послушник монастыря, который ухаживал за гостьей как мог. Как ни крути, но рыжая никогда не была обделена мужским вниманием, от ее учителя Винтера до, пожалуй, Драго. Внимание же этого мужчины отличалось от предыдущих, а зоркие очи трампессы то и дело хотели разглядеть лицо милсдаря под капюшоном.
В конце трапезы ненасытное любопытство посланницы леди Дезири было полностью удовлетворено — послушник откинул капюшон с головы:
— Ах, Арчи... Арчибальд? — воскликнула она, выпуская кружку с квасом из рук. — Но как это... Это вы? — запинаясь молвила рыжая компаньонка, не веря своим бирюзовым глазам. «О, Роза! Он помолодел на несколько десятков лет, седины лишь с гулькин нос...» — она внимательно посмотрела на улыбающуюся физиономию за столом напротив себя, совсем не обращая внимания, что сладкий квас уже растекся по всей юбке дорожного платья.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (02.02.2017 13:38)

+5

4

— Мда-с, мадам, это я собственной персоной. Во плоти, так сказать. Можете убедиться, ущипнув себя за руку. Хотя я бы советовал первым делом проверить пульс. Не ваш, конечно, а мой. Вы, кстати, пролили квас, и сейчас ваше платье начнет его впитывать. На вашем месте я бы, пока не поздно, отряхнул юбку. Дорожная пыль, покрывающая ее, задержит проникновение жидкости в глубокие слои ткани. Впрочем, не стоит, вы можете все испортить. За время, проведенное вдали от цивилизации, я совсем утратил навык светского обращения с дамами. Позвольте мне отлучиться за полотенцем.

Быстрым и мелким шагом, — здесь все только так и передвигались, — Арчибальд покинул трапезную и затерялся среди коридоров монастыря. Спустя несколько минут он явился в компании другого послушника, причем вошел с противоположной стороны зала. Новый послушник, которого Блюменфрост называл Милентием, принес неглубокий таз, наполненный теплой водой, и свежие полотенца.
— Будьте любезны встать ровно, вытянуть руки и не шевелиться, — попросил Арчибальд. — Милентий вас оботрет.
— А может...
— Нет-нет-нет, не извольте беспокоиться. Таков порядок.
Милентий поставил таз у ног компаньонки, погрузил в него белое полотенце, тщательно его отжал и протянул сконфуженной девушке.
— Это для рук и лица, — пояснил Блюменфрост.
— Спасибо, — освежила лицо вампиресса и повертела в руках махровую тряпку, не зная, куда бы ее пристроить.
— Положите на стол, Милентий потом унесет.
Послушник тем временем провел полотенцем по всей одежде Елены: начал с подола юбки, отер спину и рукава, быстро обработал наглухо закрытую грудь, вернулся к вымазанной изнутри подкладке нижней юбки, стряхнул с нее налипшую грязь — и, в общем, довольно ловко привел внешний вид гостьи в порядок. Покончив с чуднóй процедурой, подозрительно напоминающей обыск, послушник другим полотенцем принялся старательно вытирать мокрый пол.
— Спасибо, Милентий, — наклонилась к нему Елена.
— Милентий вам не ответит, — прижал палец ко рту Арчибальд. — Он дал обет молчания.
— Ах да...
— Я тоже об этом подумал.
— О чем? — расширила глаза девушка.
— Про «Ах мда...» И затем: «Почему бы нам не прогуляться?»
— Прогуляться?
— Мда-а, давайте немного погуляем по саду, здесь дивные акации и сирень. Вы составите мне компанию?
— Р-разумеется, — ответила растерянная компаньонка. С каждой минутой происходящее казалось ей все более и более странным.

Они спустились по слегка побитым ступенькам в небольшой палисадник на заднем дворе, где росли аккуратно подстриженные кусты, несколько ухоженных плодовых деревьев и действительно потрясающая акация. Где-то, наверное, должна была быть и сирень. По крайней мере, ее аромат касался расширенных ноздрей Блюменфроста. Там и сям между растениями пристроились симпатичные лакированные скамеечки.

— Всем прочим предпочитаю эту пору круговорота, — произнес ученый неторопливо, растягивая слова. — Давайте присядем?.. Буйство пробуждающейся природы... Триумф фазы возрождения... Этот повсеместный головокружительный аромат... Успокаивает, не правда ли?.. Знаю-знаю, у вас назрело много вопросов. Ладно, начнем по порядку. Что я здесь делаю? Отдыхаю от ксенонской жары. Мда, можно и так сказать. Дальше... Как я здесь очутился? Прибыл с последним заездом розианских миссионеров, которые, как видите, дали мне кров, еду и все прочее. Существую теперь под сенью, так сказать, — он указал на высокие окна монастыря, — вот этого вот чудаковатого памятника позднеготической архитектуры... Ладно. Продолжим самодопрос. Почему я не доложил о своем прибытии? Можно подумать, будто я здесь скрываюсь. Вы ведь так и подумали, умная девушка? И правильно вы подумали. Видите ли, Елена, я скрываюсь вовсе не из эгоистических побуждений, а потому, что за мною ведется охота. Точнее, начнется охота, как только я объявлю о своем ксенонском открытии, мда-а-а... Помните легенду про хурбастанца, который, изобретая порох, не подумал о негативных последствиях?.. Мда-а-а, совсем разучился вести светские беседы. У вас наверняка есть и собственные вопросы ко мне? Хорошо. Ваша очередь говорить.

Он с зевотой, от души, потянулся, уперся хребтом в спинку скамейки, подложил сложенные в замок ладони под голову и вытянул ноги.

Отредактировано Котэ де Мурло (04.02.2017 15:17)

+5

5

Очень тяжело описать то возмущение, удивление и неизгладимое впечатление, которое сейчас оставляет о себе милсдарь Блюменфрост. «А ведь он просто человек... Но как?» — девушка в нетерпении его ответов, нервно облизала губы, но толики расслабления, которые шли от человека, придавали этой встречи очень шуточный вид. Рыжая слегка приоткрыла свои алые уста и сощурила бирюзовые глаза: «Нет, здесь что-то не чисто!» — подумала она, пытаясь выдавить из себя улыбку. «Будь сдержаннее, милая Елена, не дай злодейки эмоции тебя одолеть!» — милсдарь изволил шутить, от того леди Трам словно маятник колебалась от стресса увиденного до расслабления и шутки. Сказав что-то про пульс, мужчина добавил:
— Вы, кстати, пролили квас, и сейчас ваше платье начнет его впитывать. На вашем месте я бы, пока не поздно, отряхнул юбку. Дорожная пыль, покрывающая ее, задержит проникновение жидкости в глубокие слои ткани. — а дальше Арчи просто удалился за полотенцем.
«Но как же так? Я... Нет, это безумие, просто безумие... В него вселился Моргот, спаси его Роза!» — Арчибальд появился с каким-то мужчиной, которого она называл Милентием.
Милентий подал влажное полотенце для рук и лица, а дальше Арчи велел встать прямо и выставить руки вперед. Хоть мазель Елена и была в девственном и закрытом платье, ощущение того, что она просто своими формами совращает Милентия, не давало ей покоя, поэтому неопределенное состояние перешло в состояние обескураженности. В концовке оказалось, что Милентий дал обет молчания, поэтому на вежливое «спасибо» он ничего не ответил, лишь поклонился.
Арчибальд Блюменфрост был прав, у Елены было множество вопросов к нему, и они все крутились стаей в голове, но вот с языка не срывались. Нет, не потому что у девушки было недостаток знаний и интеллекта, все дело в том, что она боялась произнести это вслух. Поэтому, ревенантка очень обрадовалась, когда неожиданный собеседник предложил осмотреть здешние красоты.
— Ладно, начнем по порядку. — Сжалился помолодевший мужчина. Он рассказал, как здесь очутился и почему, что теперь он живет здесь «под сенью», хоть он это и не говорил, но Елена чувствовала, что ему здесь уютно и комфортно, он рад видеть кого-то из прошлой жизни, но не захочет возвращаться в нее. — Видите ли, Елена, я скрываюсь вовсе не из эгоистических побуждений, а потому, что за мною ведется охота. — Елена повернулась полуоборотом к собеседнику и серьезно на него посмотрела, чтобы предполагать подобное — должны быть действительно веские основания, а какие именно девушке натерпелось узнать.
— Но... Арчи, извольте, чтобы вернуться к семье, вам вовсе не обязательно рассказывать правду, дабы предотвратить охоту. — высказывание умное, но этого было недостаточно и компаньонка это понимала. Она знала Арчибальда с малых лет, он рос у нее на глазах, фактически, ведь его отец Григориус в прошлые свои лета был частым посетителем в обители трампессы. И вот теперь, он сидит рядом с ней, по внешнему виду он не на много старше вида самой племянницы Шилярда, а когда она видела его в последний раз он выглядел болезненно, а темных волосинок на его голове тогда днем со днем не сыщешь. Сейчас пред взором прекрасной компаньонки сидел статный мужчина, который чувствовал себя изумительно, хоть и наговаривал на себя про забытый этикет.
— К Морготу этикет, милсдарь, расскажите мне, что случилось с вашим видом? — «Сдержанность, Елена, сдержанность!» — рыжая закусила нижнюю губку, будто сама не ожидала того, что сказала, далее более тихо и спокойно произнесла: — Ведь в последний раз как мы с вами виделись, я спутала вас с вашим папенькой, а сейчас... вы мужчина в расцвете сил и возможностей. — пожалуй, это лучший комплемент, который могла сказать компаньонка сыну своего бывшего любовника.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (06.02.2017 10:55)

+4

6

— Я предвидел! — Арчибальд, не удержавшись, встал перед Еленой на колено и поднес к губам ее ручку. — Я предвидел, что вы первым делом вспомните о семье! В частности, поэтому я вам открылся и позвал побеседовать. Вы — одна их немногих, кому я могу доверить личные тайны.

Слегка смущенный своим порывом, он поднялся, подошел к ближайшим кустам акации, сорвал ветку и зачем-то протянул ее компаньонке. После расправил робу и снова сел на скамейку, правда, уже не вразвалочку, а вполоборота к Елене.

— На все есть свои причины, дорогая. Вы сами знаете, насколько я свободолюбив. Вы знаете, как трудно меня удержать в оковах, даже если они настолько уютны, как тихая монастырская жизнь. Поэтому не думайте ничего дурного. Я просто пока не готов выйти в свет. По собственной воле. Однако готов прибегнуть к маленькой хитрости, чтобы передать отцу весточку... Мда... Нагнетаю таинственность... Вынужден. Обещайте, что наша встреча останется тайной. Взамен я вам кое-что подарю.
— Конечно, мой рот на замке, — серьезно посмотрела на него компаньонка.
— Благодарю. Вот-с, держите.

Он извлек откуда-то из-под широченных бортов своей робы хрустальный шар, какие дарят на Рождество или в качестве сувениров. В хрустале был отлит чудный цветок и миниатюрная пестрая птичка, застывшая над белыми лепестками в быстром движении (крылышки птички смазывались в пятно, имитирующее молниеносные взмахи).

— Это птица колибри с Ксенона. Вы о ней, должно быть, слыхали. Маленькая, смелая, яркая. Она мне напомнила вас. Держите. Снизу — ой, пока не читайте! — моя дарственная надпись. А вот подарок для моего отца, — он достал другой шарик, на сей раз будто бы наполненный морской водой и белым песком. Из песка росла крохотная ветка коралла, окруженная золотистыми и полосатыми рыбками. — Весточка от меня. Передайте шарик Григориусу, ничего не говоря обо мне. Молча вручите. Он сам все поймет.
— Вы, должно быть, зашифровали послание в окрасе этих рыбешек?
— Может быть, — подмигнул ученый.
— Эти подарки... Они выглядят так... Словно рыбки и птичка живые.
— А вдруг они и вправду живые, там, под тонким слоем горного хрусталя?
— Вы надо мною смеетесь, — Елена легонько ударила его по щеке веткой акации.
— Ни в коем случае, просто шучу. Простите великодушно: растерял навык общения, позабыл этикет...
— К Морготу этикет, милсдарь, расскажите мне, что случилось с вашим видом? — выпалила вдруг компаньонка. И со сладкой ноткой добавила: — Ведь в последний раз как мы с вами виделись, я спутала вас с вашим папенькой, а сейчас... вы мужчина в расцвете сил и возможностей!
— Вы мне льстите. Но до чего же приятно услышать лесть красивейшей женщины Дракенфурта! Что вам ответить? Здоровый образ жизни, правильное питание и самый обыкновенный эликсир молодости.
— Самый обыкновенный? — удивилась Елена.
— Положим, не столь уж обыкновенный, даже единственный в своем роде. Плод, так сказать, моих тропических изысканий. Еще одна тайна, которую я попрошу вас хранить.
— Можете на меня положиться.
— Не премину. Но для вашей же безопасности вам стоит позабыть обо всем, что вы видели и слышали в стенах монастыря. И меня, и Милентия, и эту ветку акации. Сохраните в памяти только подарки. И возвращайтесь скорее обратно в город, пока я не свел вас с ума своим обществом. Прикажу заложить экипаж...
— Но постойте...
— Нет-нет, мне не трудно. Посидите с минутку в саду, вас позовут.
— Значит, до свидания?
— До свидания, Елена Прекрасная. Мои тайны — в ваших руках.

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (08.02.2017 14:37)

+2

7

- Его тайны – в моих руках! – тихонько резюмировала Елена, когда она и Мартин сидели в экипаже.
- Вы что-то сказали, мазель Елена? – внезапно обратился к ней охранник.
- Да… - спохватилась компаньонка, широко распахнув бирюзовые очи, -…нет,  - качнула она головой, -…мысли в слух… Ну, а ты как? Отдохнул от городской жизни? – наигранно повеселев, спросила она.  Из ее головы не выходила эта странная встреча и та информация, которую она услышала в монастыре, и о которой теперь ей нельзя распространяться. Как все знают, мазели – это не лучшие хранители тайн, хотя да, компаньонки выгодно отличались своим «ртом на замке».
Мартин ничего не ответил. Он бесстрастно пожал плечами и откинулся на мягкий подголовник своего пассажирского места.
- Мы еще долго будем ехать, я, пожалуй, прилягу. – принимая холодное поведение спутника проговорила Трамп и взбив подушку попышнее, сняла обувь и прилегла отвернувшись спиной к Мартину. В руках она сжимает свой хрустальный шар с колибри и потрясающим цветком. «Это птица колибри с Ксенона. Вы о ней, должно быть, слыхали. Маленькая, смелая, яркая. Она мне напомнила вас. Держите. Снизу — ой, пока не читайте!» - вспомнила она слова Арчи и тут же перевернула шар. От переливания хрусталя могло даже показаться, что птичка встрепенулась, что ей не понравилось такое невежественное тормошение. «И что же там написано?» - не предпринимая никаких догадок , Елена просто прочитала дарственную надпись:
«Елене Прекрасной. Единственной, кто достойна, получить сей подарок.»
«Что? Я единственная и достойная?» - девушка обескуражено повернула шар обратно и посмотрела в глаза птице. «Но откуда Арчибальд вообще знал, что я приеду в монастырь? Ведь до последнего должна была ехать Дезири… И когда успел сделать гравировку?» - это были вопросы, которые мазель Елена не имела возможности никому адресовать, ей лишь оставалось жить дальше с этой тайной.
Она уснула, крепко-накрепко сжав в руке такой простой, ведь он казался безделушкой, но такой важный и платонически дорогой подарок, от сына своего давнишнего любовника. «Ох, Роза! До чего же странная жизнь!» - было последние, о чем подумала Трамп и через четверть дня, они прибыли обратно в Дом компаньонок.

0


Вы здесь » Обитель вампиров » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Монастырь святого Хомы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC