Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Пустующий особняк «Дом теней» (продается!)


Пустующий особняк «Дом теней» (продается!)

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/19-Volkogore/15.png

Звонкий перестук каблучков и убегающий подол изумрудного платья, расшитого золотом, подсказали юноше, где искать Анабель. Улыбнувшись, он стремительно рванул ей вслед.
Зала искрилась огнями тысячи свечей, специально привезённых с востока для празднования. Герцог не поскупился, решив, что совершеннолетие единственной дочери стоит любых трат. Музыка разливалась повсюду, наполняя сердца гостей лёгкостью и весенним настроением.
Джейк озирался по сторонам, пытаясь увидеть свою возлюбленную среди бесчисленных вальсирующих пар. Алые и лазурные, розовые и бежевые наряды сменяли друг друга, но никак в их вихре юноша не мог заметить изумрудного.
Схватив парня за руку, Анабель закружила его, увлекая в самый центр зала. Её переливчатый смех опьянял, заставляя сердце парня учащенно биться.
Их глаза встретились на мгновение, Анабель смущенно отвела взгляд.
Если бы только она могла видеть Джейка сейчас! Его сердце, трепетавшее от каждого её прикосновения, будто замерло, он хватал ртом воздух, пытаясь что-то сказать, но никак не мог собраться с силами. Решимость, прославившая Джейка на всю округу, оставила его.
Девушка почувствовала, как Джейк сильнее сжал её талию, а затем резко отпустил... пятясь прочь.
— Куда ты?
— Не... не... не подходи ко мне! — голос парня сорвался на крик, лицо побелело и заострилось.
— Джейк? — удивлённо посмотрела она на него. — Какая собака тебя укусила?!
Парень бросился к выходу, но споткнулся и рухнул на мраморный пол, разбив колено в кровь. Испуганная девушка тотчас бросилась к нему.
Склонившись, Анабель обвила голову Джейка руками, с нежностью посмотрев ему в глаза.
Червь, извиваясь, прорвал зрачок, и белок с хлюпаньем вытек прямо на камзол парня.
— Джейк, ну что с тобой? — с недоумением спросила девушка. Её кожа, источая смрад, лопалась под напором гнили и рвущихся наружу червей.
Застыв в безмолвном ужасе, Джейк созерцал, как из разорванного живота Анабель вывалились кишки...
«Не подходи... не подходи... не подходи...»
Парень сидел на медицинской койке, обхватив ноги руками, и покачивался, постоянно нашептывая.
— Давно он так?
— Пятый час, — отчитался медбрат. — Думаете, сможем... гм... привести в чувства?
Старый особняк хранил много тайн.
Никто не знал, что там случилось, никто не знал, когда всё началось, все знали — решившийся бросить вызов особняку уходит навсегда.
Мир теней не щадил никого.
Многие храбрецы пытались доказать, что всё это вымысел и детский лепет, никакой опасности нет — спустя пару дней их находили с распоротыми венами. И тогда ещё одна тень занимала своё место в бесконечном хороводе...

-----------------------------------------------------

Пустующий особняк находится в старой части Клеверных холмов в 20 минутах верховой езды от Кафедральной площади. И хотя разбитый во дворе подле него вишневый сад давно зарос и высох, внутри он довольно просторен, в нем есть гостиная, столовая, комнаты для прислуг, кабинет, спальни и прочие удобства.

Отредактировано Касандра фон Де'Голь (09.06.2010 22:47)

+1

2

Начало игры
Спать... Это так глупо, низко, пусто, зачем? Зачем спать, если где-то сны становятся явью? Солнце вяло и медленно освещало землю. Все поглотила лень, лень — это великая и всеобъемлющая сила, которая поглощает все и вся. Облака с неба пропали, так же как и звезды и луна, как и прохлада. Палило, невыносимо палило солнце, благо, что в темный, чуть сырых подвалах поместья теней можно было найти укрытие от зноя. Единственная слабость Кассандры, как ей казалось, это жара. Она больнее и острее всех остальных вампиров переносила эту проблему. Ей невыносимо сложно дышать спертым и сухим воздухом, он режет ей грудь, как ножом. Страшно неприятно. Поэтому в эту погоду единственным укрытием Кассы являлся подвал своего особняка, где она и находилась.
Графиня уже долгое время не спала и не испытывала в этом особой потребности. Вампирам тоже нужно спать, но ей не хотелось. Просто кажется, что если уснешь то именно в тот момент произойдет то, что так важно для тебя, а ты это упустишь. Возможно Касса просто хотела жить каждой минутой, секундой, мимолетным мгновением, даже просто сидя и размышляя, просто думая. Странно, но матроне все больше и больше доставляет удовольствие просто сидеть и думать, размышлять о каких-либо вещах, она стала приходить к удивительным выводам. Странно, но сейчас, именно сейчас, а если быть точнее, то совсем недавно, может лет сто назад, у графини появилась реальная потребность во власти. Её готовили властвовать, её нарекали быть матроной, а она не исполнила свой долг. Обидно, глупо, но это жизнь и иначе тут никак.
Книги, что разбросаны по всему подземному залу, ни капли не привлекали внимание вампирессы, которая в данный момент была слишком занята своими думами. Как много она прочитала и совсем ничего не знает о многом, странно. Касса все больше и больше удивлялась миру, о котором как будто известно все, но в то же время, ничего нет, пусто, если ты пытаешь проникнуть в его основы. Ведьма все больше поражалась, что не знает по сути ничего, благо, что она понимает хоть то, что уже изучено ею.
Кресло, шкаф, книги... Тишина, ничего не могла нарушить тишину раздумий.

0

3

Кассандра сидела, думала, размышляла — повседневные действия, которые постепенно начинают надоедать или как минимум наскучивать. Слухи... Это наверно единственная вещь, которой развлекалась графиня, странные, а порой очень интересные новости доходили до одинокого дома. Хоть дом и пугает и находится не в самом лучшем месте города, но и в него входят гости, а точнее те, кто хотят, что-либо получить от ведьмы. Вампиресса ведет образ жизни отшельника, но слава о ней, как о великом алхимике, быстро распространилась по деревни. Изредка люди и вампиры навещают Кассу, но чаще всего она так и остается жить в одиночестве, что её лично очень радует.
Сегодня Касса услышала, что в городе проходят перевыборы бургомистра, что очень заинтересовало матрону, которая испытывала такое сильное желание властвовать, что конечно она умеет делать в совершенстве, так как её обучали этому с самого малого возраста. Дева думала, думала, а не пойти ли ей и не подать заявку, но хватит ли у неё титулов, смелости и решимости, чтобы противостоять своему оппоненту.
«Да, а выбор интересный. Я так давно ждала, я так давно искала и наконец-то нашла, какое счастье, но смогу ли я правильно воспользоваться этим счастьем? Я приняла решение. Стоит рискнуть...» — пронеслась мысль в голове у графини. Женщина знала, что ей нужно делать — отправиться в мэрию. В ее доме жило только два человека — это старый мужик извозчик и молодая кухарка. Они получали довольно большие деньги за свою работу. Вампиресса стала подниматься из подземелья по крутой лестнице, несколько раз подскользнулась на крутых ступенях, но даже в таком положении она выглядела властно.
— Алира, попроси Стефана, чтобы он подал мне карету, прошу тебя. — Произнесла графиня, в полной надежде, что девушка откликнется, что и произошло довольно скоро.
— Да, конечно, госпожа Кассандра, — ответила служанка и убежала в другую часть дома, чтобы передать просьбу хозяйки. Негромкий стук каблучков доносился еще долго. Эхо еще долго слышалось. Вскоре в главный холл, где находилась Касса, подошли кучер и служанка-кухарка.
— Госпожа, карета готова, — ответил кучер и жестом пригласил ведьму выйти из здания и увидеть это своими глазами, служанка сделала куртуазный реверанс и унеслась прочь, снова готовить еду.
Касса вышла во двор и тут же устремилась в карету, подальше от солнца и духоты, кучер зная нелюбовь своей хозяйки к жаре, точно также быстро забрался на место управляющего и взяв в руки поводья, подхлестнул лошадей, чтобы те бежали как можно быстрее, как можно больше прохлады было в карете.
«Люди, странные существа. Боятся нас, но делают нам лучше, потому что любят. Любовь и самопожертвование — самые большие человеческие силы, но человек ими не может пользоваться, потому что им запрещает это их закон и моральные рамки. Странно...» — думала Касса, практически не замечая того, что она практически добралась до города, а там и до мэрии совсем не далеко.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Мэрия

+1

4

Главный проспект  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

НПС прислуга Кассандры.

Странные звуки слышались совсем недалеко от дома. Кучер резко открыл глаза и поднялся с кресла, на котором задремал. Через несколько минут он уже стоял на ногах, в руках у него красовался топор, который всегда находился неподалеку от него.
Через несколько мгновений горничная завизжала. Мужчина тут же прибежал на крик и увидел девушку, которая стояла и смотрела в окно.
— Что случилось? — Резко спросил мужчина, рывком проталкиваясь к окну, отталкивая деваху.
— Там про госпожу фон де Голль написали. Люди с револьверами! — Крикнула горничная, закрывая лицо руками и плача на навзрыд. — Зачем она связалась с этими выборами!? — Истерила девушка. Кучер обнял её и произнес медленно, но очень отчетливо.
— Это её выбор и мы должны ей помогать. — Произнес он и улыбнулся. Мужчина усадил горничную на кресло и вышел на улицу, размахивая топором, прогоняя последних, самых рьяных, дебоширов.
— А ну пошли вон! Что вы себе позволяете! — Крикнул мужчина. Он подошел к кукле, но пробраться к ней никак не мог, мешало пламя. Послышался звук каблучков и кучер обернулся. Он тут же увидел картину, которая мелькала, как фотографии. Горничная с неестественным лицом, полным обиды и ярости, с ведром в руках. Бежит на букву «О» заливает её водой и с разбегу опрокидывает горящую куклу.
— Святая Роза! Ты не обожглась, Алира? — спросил кучер следуя за своей сослуживицей.
— Нет, все в порядке, — соврала горничная, пряча руки с волдырями от ожога за спину. — Правда, все в порядке. Я за водой. — Произнесла она и побежала обратно в особняк.
кучер ухмыльнулся, снял куртку и стал тушить остальные горящие буквы. Алира прибегала и помогала, как могла. Вскоре пламя было потушено, все убрано и только горстки пепла и черная трава напоминали о том, что произошло.
— Милая, сообщи клирикам, что произошло, — произнес мужчина и отправил девушку домой. Она тут же побежала, подбирая полы платья. Кучер еще раз осмотрел пепелище и поковылял вслед за девахой.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  В это же самое время: Больница Св. Розы

Отредактировано Касандра фон Де'Голь (29.07.2010 03:20)

0

5

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Volkogore/2.png
Мир приобрел нереально четкие очертания. Казалось, все окружающие предметы желали наброситься на Сэма. Он кидался от куста к кусту, стараясь найти убежище в их тени. Но яркие, как в нереальном сне, стебли цветов дрожали при приближении Сэма, словно хотели оплести его и утащить под землю. Он всхлипывал, судорожно борясь с паникой, что подступала, как прилив к опустевшему дому. Страх сжимал его сердце холодными пальцами. Гули тоже умеют бояться. Даже, когда много дней их лечили экспериментальными уколами и операциями, медицинскими иглами и алхимическими реагентами. Сэм полз, панически оглядываясь назад, резко поворачивая голову и глядя вперед. Тьма вокруг шевелилась, пыталась схватить его и поглотить. Резкий звук заставил его замереть. Голоса... Громкие, неосторожные. И запах... Весь мир перед Сэмом закружился, как волчок. Он вдруг увидел картины своего прошлого. Свои пальцы, рвущие податливую плоть, почуял пьянящий запах свежего сердца, видел кровавые брызги на белой мертвой коже. Мир изменился в один миг. С утробным рыком Сэмюэл поднялся из травы, словно вырастая из земли, среди пятерых хулиганов, как восставший из ада. Они даже не шелохнулись. Алый туман застил Сэму глаза. Только сердце пульсировало в диком темпе, иногда он захлебывался кровавым пойлом и подвывал от восторга. Сэм обрел новую жизнь, ту, что наполнена соленым вкусом и дикой радостью. Он вгрызался в их глотки, влезал руками в грудные клетки, наматывал их внутренности на запястья. Восторг наполнял его, возносил над этим унылым миром. Сэм был измазан кровью с головы до ног. Она капала с его длинных волос, пропитывала рубаху. Из его груди рвался дикий, неудержимый вой. Сэм поднял лицо к небесам и взвыл, держа по окровавленному сердцу в ладонях.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафедральная площадь

Отредактировано Мастер игры (28.07.2010 17:26)

0

6

НПС прислуга Кассандры

27 ноября. Ночь.

Ночь и все спокойно, только редкие крики совы разносятся над крышей дома и только шорохи листьев доносятся до уха слуг. Только тень играет в прятки со светом и все вроде бы спокойно, если не считать огромные всполохи пламени, которые виднелись примерно на том месте, где были конуры собак.
— О, Святая Роза, спаси нас! — Кричала горничная, пытаясь нырнуть под одеяло и спрятаться, что ей удавалось плохо, потому как ночная сорочка то и дело мелькала под одеялом, выдавая местонахождение девушки.
— Что произошло, Алира? — Спросил кучер в одних штанах и с топором на перевес, но ответа не понадобилось, как ни странно он все и сам увидел.
— Так, оставайся тут дуреха! — Гаркнул мужчина и выбежал из дома. Он уже видел на своем пути тех кто это затеял. Быстрыми скачками он догнал одного из преступников и схватил его за шкирку, проговорив.
— Эх, ты, что ты наделал ни по чем животину потравил, что она тебе сделала изверг, а что тебе графиня сделала? Дураки вы еще. — Плюнул кучер и отшвырнул одного из затейников в сторону. Тот повалился на землю и припал ничком к земле.
— Вот что теперь делать? — Произнес кучер, а к нему на выручку уже стремилась Алира, которая первым делом быстрым и приметным выстрелом воды из ведра потушила куклу и сбила её ведром. Далее в глаза девушке бросилась надпись, та ахнула.
— Изверги, вы что сделали, вы что собак убили? Они что собак убили? — Уже спросила горничная у кучера, тот лишь молча кивнул. Дева ударилась в слезы.
— Да, что же она то вам сделала, а? — Спросила девушка у фигуры лежащей навзничь. — Она же вам, как лучше сделать хочет, а вы... Вы монстры! — Крикнула девушка и заплакала. Пожар конечно потушили, но сколько это еще раз переносить, никто не знает...

Отредактировано Касандра фон Де'Голь (29.07.2010 03:20)

0

7

Больница Св. Розы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Карета ехала медленно, потому как уже въехала на старую кладбищенскую дорогу. Колея была давно разъезженна, что, конечно, причиняло некоторые неудобства, но с этим графиня ничего не могла поделать. Карету слегка покачивало и трясло, что доставляло некий дискомфорт, пейзаж давно сменился с красочного городского до готичного, заброшенного и слегка темного. Касса чувствовала, как парню становится не по себе и она положила ему свою руку на руку.
— Не волнуйся, у нас в доме все добрые, никто не кусается, кроме собак. Но они добрые и быстро привыкают к хорошим людям, к таким, как ты. — Дама улыбнулась и юноша немного покраснел.
— Так мы уже подъезжаем, — сказал кучер. Карета была не графини, её просто прислали, да и кучер был ей не знаком, поэтому он сам довольно плохо ориентировался в этой местности, но все же карета подъехала к месту назначению и клирик, точнее уже сказать бывший клирик, быстро выскочил из кареты, чтобы открыть дверцу чародейки и подать ей руку.
Дама открыла дверь сама, а вот руку все же ей подать успели. Уверенность в вампирессе чувствовалась сразу, хоть руку она отвергать и не стала, но было понятно что она способна вполне справиться сама.
— Спасибо. О Святая Роза, а имя? — захохотала графиня, когда спрыгнула со ступеньки у кареты.
— Вальтер или просто Вал, как вам удобно, — твердо произнес парень.
— Вальтер. Познакомься. Это мой кучер и моя горничная, Алира, — проговорила Касса, когда увидела, как из дома выбегают её друзья и по совместительству работники. Через несколько минут ведьма смогла приглядеться к лицам своих слуг и поняла, что случилось, что-то неладное.
— Госпожа, госпожа! — Кричала на ходу горничная и задыхалась. Через несколько секунд она уже была у цели и все стала рассказывать.
— Госпожа. У нас тут такое было. Несколько раз поджигали и писали, чтобы вы уходили, — затараторила служанка.
— Что за чушь, я отсюда не уеду, тут мой дом, пусть они убираются отсюда, — вспылила графиня. — Я тут живу уже без малого девятьсот лет. А они... — Касса замолчала и погрустнела.
— Это Вальтер, — продолжила Касса когда-то начатый разговор. — Покажите ему дом и новую комнату. Теперь о мой телохранитель, прошу вас, пока помогите ему устроиться.
Неожиданно раздался выстрел револьвера и мимо кампания пронеслась какая-то молния. Это было что-то. Это напоминало молнию и бежало быстрее стрелы. Касса смогла почувствовать, что за ним тянется шлейф смерти и это способно причинить еще очень и очень много боли.
— Так, посмотрите откуда он прибежал и постарайтесь помочь тому, кто там остался цел, если никого нет, значит приведите все в надлежащий вид.
Графиня быстро раздала приказы и устремилась по следу смерти, который вел в город, что пугало вампирессу еще больше.
Пока графиня пустилась вслед, все, включая новоприбывшего телохранителя пошли выполнять приказ. Молодого парня вырвало при виде этой каши, а горничная и кучер в каком-то роде привыкли к этому и очень-очень быстро принесли несколько гробов и стали отделять один кусочек от другого, складывая их в одни гробы, когда с этим было покончено гробы поставили у дороги и вся троица вернулась быстро в дом, чтобы обсудить, что случилось.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафедральная площадь

0

8

НПС прислуга Кассандры

28 ноября. Ночь.

Честно говоря Алира уже давным-давно не спала. Они чувствовала, что сейчас произойдет что-то плохое. Несколько ночей подряд дом госпожи фон де Голль просто терроризировали. Кухарка была мягко говоря в небольшом шоке, но все же держалась. Она повернула голову и увидела в кресле качалке старого кучера, который мирно посапывал. Теперь он находился в её комнате, она его попросила. Все таки страх делал свое дело. Было страшно, откровенно говоря страшно. Что будет на этот раз?
Душно, дева подошла к окну и распахнула его. Звезд не было видно, тучи закрыли все небо. Серые, тяжелые, гнусные тучи, которые так хотелось раздвинуть рукой, но увы, это невозможно. Ни одному человеку не подвластна стихия. Хотя... Возможно графиня и тут сможет что-либо сделать? Ведьма, истинная ведьма, что еще можно сказать? Сколько раз она показывала свое могущество, сколько раз пугала и угнетала им, сколько раз помогала? Не перечислить. Взгляд падает на землю и тут же улавливает какие-то разбросанные газеты. Запахло паленым и дева самолично видела, как весь этот мусор подпалили. Причудливые слова стали вырисовываться на фоне тьмы.
— Мы придем к тебе завтра, в полночь. У тебя есть шанс сбежать, убийца наших братьев... — Медленно читала Алира, короткая пауза, сопоставление смысла и вскрик, который тут же будет кучера.
— Что на этот раз!? — Вскрикнул он, поднимая топор с пола. — Снести бы бошки этим ублюдкам! — Взревел мужчина и бегом спустился вниз. Девушка видела, как он тушит листы бумаги, мусор, газеты и другие вещи. Вскоре пламя было сбито и он вернулся.
— Что там было написано? — Спросил охранник поместья и нахмурился, Алира тут же все процитировала. — Плохо, но ничего, будем ждать. Готовься, милая. — Произнес мужчина. — А пока ложись спать. — Добавил тот и погладил кухарку по голове и от этого почему-то очень сильно захотелось спать. Алира легла на кровать и заснула детским сном, но мысли все равно тревожили юную особу. Она ждала очередной кошмар наяву.

0

9

Заброшеное кладбище  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

По моим подсчетам, эпизод имеет место 28 ноября, ночью (когда Сэм порвал пятерку).

Элисс не спешила. Она зажгла факел и рассматривала землю. Уже час, как она попала на след гуля. По следам Элисс поняла, что гуль — «в самом расцвете сил»! Аккуратность и осторожность — вот чем руководилась Элисс. Фиаргуста она отпустила вперед — если что, волк мог предупредить её об опасности.
Ночь была на удивление лунной, и звездной. Облака медленно плыли по небу. Месяц то скрывался за ними, то выныривал, аки русалка из вод. Ветерок тихо «свистел» в щелях могил и в дуплах сухих деревьев. Ни одной птички, ни одной живой души. Только Элисс и волк...
Элисс увидела особняк и потушила факел.
«Таки этот ублюдок тут был...»
На дороге что-то происходило — Элисс притаилась в кустах. Незаметно и неслышно, волк оказался рядом с ней.
Следопыт сидела и смотрела на дорогу: там что-то лежало. Что же?
«Трупы. Трупы, госпожа...»
— Мерзость. Похоже гуля тут нет. Пошли посмотрим кто это на дороге? — парочка вышла из кустов.
Элисс потратила пять минут, дабы понять, что гуль побежал в город.
Вампиресса, не выразив ни одной эмоции, посмотрела на трупы и пошла к особняку.
— Эй! У вас там всё в порядке?..

* * *
Через час Элисс покинула это гиблое место, а на следующий день поехала в Малые Пустоши, на место преступления.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Малые Пустоши] Дорога в деревню

0

10

«Лоэнгрин», резиденция Фенгари в Дымных горах  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Экипаж ехал по мрачному кладбищу, весело треща колодками. Внутри кареты дул холодный ветер зимнего декабря. Эллай ощущал свою склонность к холоду сейчас. Он только недавно очухался после ранения, и теперь его организм был слегка слаб. И графу оставалось только терпеть и ждать, когда уже его рана заживет.
Он знал, зачем шел к ведьме. Слышал о её способностях и надеялся на неё. Его сестра по ордену должна была понять его. Ей можно было довериться, хотя бы сейчас. Или же нет?.. Она сейчас станет его товарищем, другом по сговору, если нормально примет его идеи и понятия.
Тонкий расчет графа был построен на взаимном доверии, которое граф намеревался найти у этой женщины. О ней ходили самые разные слухи и вести, но Эллай знал одно, что было для него истинно верным: она — слуга Моргота. Слово Моргота в её сердце, а значит она его часть. Эллай увидит в ней слабину, если она исконно верящая. Это будет первой проверкой: если она верит в Моргота сердцем, а не умом — она поймет его как никто.
Экипаж остановился перед домом, и граф услышал шаги кучера.
— Милорд, мы на месте.
— Спасибо. Разберешься с экипажем сам. Спроси где его поставить, — сам же граф осматривался и удивлялся некой загадке мира, что обитал тут. Всё было немного иначе — гуще, темнее, страшнее.
— Как здесь живет графиня?
— Не знаю, милорд, — кучер тоже осматривался по сторонам.
Дикость и «готичность» этого места отталкивала, но не отпускала. Казалось, что вы совсем зашли в подвал — кошмар детства — и ищите там старый велосипед, держа в руке почти догоревшую свечу.
— Завораживает.

Отредактировано Эллай Фенгари (21.11.2010 00:14)

0

11

[Бругге] Бальный зал в замке Уорлин  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (прошло две недели)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Кассандра понимала, что после бала так легко ей не оправиться. Слишком много всего произошло за тот короткий промежуток времени. Как она оказалась у себя в поместье — не помнит. Она многого не помнит. Кучер и кухарка говорят, что она пришла сама, легла на кровать и зарыдала. Так прошло несколько дней. Ведьма не покидала своих покоев. Почти не спала, ничего не ела, лишь иногда могла впихнуть в себя пару кусочков яблок. За это время красота графини заметно поблекла. Кожа стала бледной, точнее серовато-бледной, мешки под глазами и неимоверно впалые щеки. Она уже не была той цветущей вампирессой, точнее расцветавшей. Нож чувств пронзил сердце и душу аристократки в самый уязвимый момент, когда цветок души и сердца только раскрывался. Ведьма не понимала, что с ней творится. Она не могла поверить, что влюбилась, не могла. первородные затихли в дамочке, и видимо затихли надолго, но все равно они когда-нибудь вновь попытаются захватить власть на телом и сознанием девы и что тогда? В прошлый раз был... был... Он... Адам помог вампирессе спастись, а теперь... Что будет теперь?
Дверь в комнату графини тихонечко приоткрылась и в неё тенью проскользнула девичья фигура.
— Госпожа фон де Голль, какая-то странная карета прибыла ко входу в поместье. — быстро произнесла главная горничная, личная камеристка Кассы и по совместительству кухарка.
— Спасибо, Алира, ты очень добра, но я никого не хочу видеть, прошу пусть наш кучер выйдет и скажет господам, дама или кто там, чтобы они покидали поместье. Я не в состояние сейчас ответить кому бы то ни было, хоть самому Морготу. — Простонала вампиресса. Ведьма говорила в нос и настолько протяжно, что казалось она умирает прямо на кровати, при том, что Кассандра хоть и говорила четко, но было прекрасно слышно, как она глотает слезы и сдерживает их.
Кухарка поклонилась и выскользнула из комнаты. Кассандра уткнулась лицом в подушку и черные волосы улеглись в беспорядке. Раздался тихий плач. Ведьма не могла понять, что с ней. Она не верила, что она влюбилась в графа, она не хотела в это верить. Слишком глупо, абсурдно, даже идиотически, но дама чувствовала, что влюбилась, но не верила.
Время медленно шло. Прошло всего-ничего пять минут, но для графини прошла будто целая вечность. Секунды невыносимо тянулись, а она все вспоминала и вспоминала черты лица Адама, его улыбку, его прикосновения... Как бы она хотела все вернуть... Раздался слабый стук в дверь и она снова приоткрывается ровно настолько, чтобы Алира проскользнула в комнату.
— Госпожа, боюсь, что это из ордена. Потому как уезжать они не намерены, да и честно говоря, мы даже не выходили к ним навстречу, все стало ясно по их поведению... — пролепетала девушка.
— Веди его ко мне. — произнесла Касса, не производя каких-либо телодвижений.
— Почему его, а не её или их? — удивилась служанка.
— Я вижу...

+1

12

Граф стоял и осматривал местность до тех пор, пока сам не увидел скромную маленькую, прислужу, которая, улыбаясь, приближалась к графу.
Дальнейшие формальности были ловко проведены со стороны Палача и его проводили в дом. Эллай успел увидеть, как на улицу вышел кучер Юстири и пошел к экипажу графа. Похоже, этот визит не обещал никаких неприятностей. Только оставалось отдаться морали.
Юстири — вымерший клан. А всем известная Кассандра фон де Голль — последний представитель клана. Наверное, трудно быть последним «мамонтом»? Граф не задумывался. Он только приготовился окунуться в историю с головой, ведь представитель клана Юстири, как ходячий реликт, — интересен, как ни крути! Эллай думал о том, как она сейчас себя чувствует, раз не вышла сама, и мысленно молился Морготу (благо место позволяло!), дабы его клан избежал такой участи, как Юстири.
«Стоит получше изучить историю Юстири, дабы не допустить их ошибок...»
Служанка оставила графа в ветхой гостиной и тот принялся изучать обстановку в доме. Эллай аккуратно посматривал на все вещи, некоторые даже трогал. Затем граф умостился в твердое кресло и недовольно повел лицом в поисках пюпитра. Когда пюпитр таки нашелся, граф смотрел на настенные портреты.
Эллай услышал легкие шаги. Они звучали сейчас, как загадочные звуки откуда-то со стороны лестницы, что скрывают от своего слушателя источник возникновения и, подхвачены эхом всего дома, долетают до гостиной. А сам дом не скрывал присутствия своей мысли,- он только скрипел деревянными стенами и полом и посвистывал сквозь щели, с каждым порывом ветра. В камине трещали дрова, поглощенные теплым костром, что вторил своим возмущенным шипением каждому новому порыву ветра, под легкий стук окон.
Наконец, интригующее своей новизной и непривычностью ощущение, спало, и в комнату шелестя одеждой, вошла девушка. Эллай не смотрел, кто это был. Он вспоминал истории о Кассандре. Ведьма известна в кругу ордена своим непривычным образом жизни, что сделал её той самой «живой историей». Бывшая жрица ордена тьмы, а теперь — советчица нынешней жрицы.
Скажем откровенно: Кассандра была более достойна места жрицы. Но, как это случается повсюду, молодость — жизнь — одерживает победу над старостью — смертью. Эллай не сомневался, что Катарине просто нужно вырасти. Но сейчас орден нуждался в силе всех своих ресурсов. Что касается ресурсов Кассандры, Эллай еще не до конца понял, но был уверен в своей временной связи с ведьмой.
— Ах, милорд! Графиня просит вас подняться, — служанка выражала беспокойство.
— Ничего, Алира. Я в состоянии подняться, — граф был несколько расстроен явлением служанки, а не графини, — всё-таки такой настрой был! Граф подавился смешком над своей детской интригой перед Кассандрой.
— Графине нездоровится?
Алира немного помялась.
— Не отвечай! Я сам у неё спрошу, — решил помочь избежать «разрыва мозга» девушки граф.
— Спасибо, ваше превосходительство!
— Хах! Как официально! Что ж... Вы свободны, Алира, — улыбаясь остановился у комнаты графини Эллай.
Фенгари постучал в дверь.
— Позволите, миледи?

+1

13

Графиня лежала на кровати и понимала, что слезы все сильнее и сильнее бегут по щечкам. Она хотела, чтобы это все закончилось. Она правда жаждала этого, но казалось, что эти душевные терзания будут вечными. Кто сказал, что у ведьм нет души? Кто!? Кассандра ухватилась за подушку, что есть силы и сжала кулаки, пытаясь выместить всю боль на бездушном предмете. Острые ногти пронзили ткань и коснулись нежной кожи. Вскоре по ладони побежали струйки крови. А ей все равно, она не чувствует ни какой боли, кроме той, что внутри, она умирает. Душа гибнет, горит в огне любви, тонет в водах памяти, она умирает... Она понимала, что Он не будет любить ведьму, что он открестится от сумасшедшей, что она быстрее кинется под колеса кареты, нежели свяжет свою жизнь с Касой. Весь мир сузился до одной комнаты. Становилось холодно, слышалось трещанием поленьев где-то внизу, но это не спасало графиню. Казалось, что жизнь остановилась. Было сложно дышать, корсет сдавливал грудь, но нет, не это мешало сделать выдох, а душераздирающий крик, который рвался на волю, казалось, что если она крикнет, то это будет последнее дыхание в её жизни и все закончится...
— Ааааааа!!! — сильнейший крик, она кричала до последней капли воздуха в легких, но... Новый вдох, глубокий и сильный, в легкие попал сырой и прохладный воздух. Горло обожгло, казалось, что сейчас раздастся новый крик, но лишь слабые всхлипы и содрогания тела на кровати. Вот все, что теперь было.
Время медленно тянулось, а дама замерла и не понимала, что ей теперь делать, видимо, пришла её смерть. Видимо так и закончатся её жизнь в этом мире. В дверь раздался стук. Кассандра вздрогнула и приподнялась на кровати, вслушиваясь в голос.
— Нет, прошу вас подождите несколько минут за дверью, я слегка не в порядке, — раздался холодный голос дамы и руки подогнулись, лицо упало в мокрую от слез подушку. Глаза широко открылись и графиня медленно-медленно встала с кровати, будто это её последний поход. Она подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Ничего примечательного, лишь растрепанные волосы и мокрое лицо. Юстири не позволены слезы, а если такое и происходит, то никто этого не увидит. Таков дар первородных. Дама посмотрела на себя и нащупала рукой полотенце, которым вытерло лицо, потом небрежным броском кинула его куда-то и взяла пудру, припудрив лицо и теперь она снова выглядела так, будто ничего и не было. Дама оправила платье и направилась к двери. Резким движением она дернула ручку и в проходе перед ней предстал молодой вампир, который тут же удостоился критичного взгляда и быстрого осмотра.
— Прошу вас, господин, входите, — произнесла Кассандра и впустила гостя внутрь. Вампиресса подошла к свечам, что стояли по всей комнате и зажгла их. Черные свечи отбрасывали странные тени. Портреты, книги, предметы сразу приняли устрашающие облики, да и хоть какое-то тепло теперь распространялось по комнате. Ведьма жестом пригласила сесть гостя в кресло, сама же села напротив. Она взяла со стола мундштук и сигарету, незамысловатые манипуляции и вот из томного плена губ аристократки вырывался клуб дыма.
— Я слушаю вас, — произнесла она и дрожащими руками вновь нервно затянулась... Было плохо...

+1

14

Граф, опершись о стену, ждал, пока хозяйка приведет себя в порядок. За это время Эллай успел детально изучить всё, что его окружало в коридоре. Графу нравилась темная атмосфера дома и обстановка, что говорила о склонности хозяйки к одиночеству. Наверное, многие из слуг Моргота остаются одиночками в своей жизни. Чем это сказано? Может быть, такова стратегия Моргота: держать своих слуг в разных комнатах, да по одному.
— Прошу вас, господин, входите, — Кассандра резко открыла дверь и пригласила Эллая в комнату.
Граф видел её печаль в глазах, что удивило его еще больше, чем-то, что она назвала его «господин». Юстири выглядела обеспокоенной. Скорее Эллай просто удивился бы, если не столь странное поведение хозяйки, что выбило его из колеи сразу же, как он взглянул ей в глаза. Оставалось только слушать хозяйку и следовать за ней.
Уже, когда граф сел в кресло, и она закурила, он смог улыбнуться и привлечь внимание бывшей жрицы ненавязчивым вопросом.
— Миледи, с каких пор я стал хозяином? Опустим эти формальности, Кассандра. Мы из одного котла, ложку в котором водит Моргот, — граф снял перчатки и взял их в одну руку. — Могу ли я помочь даме в беде?
Граф видел на лице Юстири то, что не хотел видеть в члене ордена. Сейчас орден нуждался в силе и концентрации сил всех членов «новой аристократии». Поведение Жрицы, Палача, Падшего, там, в лесу, пошатнули не только уважения к самим им, но и к ордену в целом, особенно к его перспективному будущему. Орден сменяет старых членов на новых,— это, как закон эволюции и естественного отбора. Постепенно в ордене останутся самые сильные, если же те, кто правит им сейчас, оставят за собой атмосферу развития и предоставят возможности.
— И как же это: жить в отдаленном доме посреди кладбища? — граф не хотел сразу переходить к делу. Стоило сейчас заинтриговать ведьму, что, может быть, поможет ей отвлечься от проблем. Эллаю говорили, что он молод и еще мало чего не видел, но сам Палач никогда не выражал глупости своих сверстников. Наверное, потому, что прошел не одну смерть...

0

15

Касса сидела и внимательно смотрела на Палача ордена. Дама не слишком обрадовалась его приходу, больше хотелось остаться одной, думать, мыслить, страдать, мечтать, но точно не сидеть в кампании с соклановцем и не вести светскую беседу. Вампиресса сделала очередную глубокую затяжку и пепел с кончика сигареты плавно опустился на пол в своем уникальном падении. Длинные тонкие ногти то и дело цепляли сигаретку, а по ладошки все текли маленькие ручейки крови. Аристократка понимала, что предстает перед гостем не в лучшем виде, а разве его кто-то приглашал? Если пришел сам, то пусть терпит все капризы ведьмы с достоинством. Наверняка граф наслушался многих слухов про этот дом, про личность графини, он должен был услышать море эмоций. Многое, что говорили люди является неправдой, всего лишь слухи, но нет дыма без костра. Казалось бы, что графиня сейчас вытворит, что-нибудь такое, что выйдет за рамки всего разумного всех приличий. Дама медленно докурила, осматривая прибывшую персону, бросила окурок на пол. Дым волнообразно поднимался вверх и вился вокруг тела вампирессы. Графиня медленно встала и наступила своей туфелькой на окурок, дым умер. Его больше не было, больше не было вишневого запаха, не было бело-алового дыма, ничего больше не было. Только большие часы в комнате отсчитывали ритм жизни, удары сердца и шаги смерти. Графиня фон де Голль подошла к изящному шкафчику, с резными ручками и готическими витражами, на которых были изображены муки простых смертных. Легким движением она распахнула дверцы и выудила из хлама скляночек и баночек, ту единственную, что была ей необходима. Ядовито-зеленая жидкость внутри изящного флакона плескалась, как волны, успокаивая и умиротворяя. Вампиресса взяла эту склянку и поставила на журнальный столик, который находился между двумя креслами.
Графиня ухмыльнулась и посмотрела на палача с нисхождением. Она прожила намного больше, чем он. На сотни лет Кассандра превосходит возрастом своего собеседника уж не ему тягаться с ней в знании чего бы то ни было.
— Мои проблемы я способна решить сама, спасибо, граф. — Ухмыльнулась Касса и посмотрела на Эллая взглядом матери. — Скажи, ты знаешь, что плещется в этом сосуде, что я поставила на столик? — задала интересный вопрос, как казалось ей, вампиресса. Она вновь опустила свой взгляд на этот бутылек и хмыкнула.
— Это смерть в чистом виде. Один глоток и ты мгновенно оказываешься в плену, в объятьях смерти. — не дожидаясь ответа вампира сказала факт ведьма. Это зелье варится очень долго и требует уйму сил и времени, одна капля — одна смерть. Все по честному. На улице уже давным-давно было темно, обстановка в комнате казалась зловещей, будто сам Моргот присутствовал в этой комнате. Дама привыкла к этому, а вот справится ли психика Эллая? Этого вампиресса не знала. Она посомтрела на палача ордена, понимая, что просто так никто не навестит бывшую жрицу, никто... Она никому не нужна.
— Моя доля жить в одиночестве, я привыкла, мне это по душе. Я затворница собственных мыслей и идей, порывов и страстей. Меня все устраивает, а за себя постоять могу, граф. — Улыбнулась недоброй улыбкой ведьма и посмотрела на Эллая. — Меня интересует лишь один вопрос. Что тебе нужно Эллай? Просто так меня никто не навещает, я никому не нужна, поэтому говори сразу, какое у тебя ко мне дело, потому как я могу и отказать. — Полушепотом произнесла графиня и улыбнулась. Она понимала, что отказать она не может, точнее может, но для неё от этого никакой пользы не будет. Вампиресса вновь встала и достала откуда-то бутылку вина, видимо в нижних полках изящного шкафчика хранился алкоголь. Она вернулась в кресло с бутылкой вина в руках. Быстрыми движениями она открыла его, видимо бутылка была уже почата, налила в бокал, который уже стоял перед ней. Улыбнулась Эллаю, взяла бутылек и капнула в бокал три капли зеленой жидкости смерти. Вновь мягкая улыбка.
— За вас, Палача. — Засмеялась Кассандра и залпом осушила бокал, слегка прикрывая глаза от удовольствия, от смерти, что разливалась по венам, от вечного спокойствия... Пусть недолго, организм выведет яд через час, а то и меньше, но эти моменты спокойствия блаженства так приятны. Она разрушает себя изнутри, интересно, а какая реакция будет у графа? Она не размыкала глаз, задержала дыхания и наслаждалась спокойствием...

0

16

Эллай не скрыл своего удивления, когда старая вампиресса выпила содержимое бокала. Она что-то говорила о смерти и о каких-то осколках.
— Вы переигрываете, — сухо сказал граф.
Эллая не испугаешь смертью, ведь он видел её так много, что палачи в его подчинении с уважением могут посмотреть в его глаза. Сейчас было ясно, как свет дня, что аристократка шла на фарс. Она бы не стала подставлять графа тем, что умрет в комнате, а граф останется здесь в качестве первого подозреваемого. Или же она так глупо оборвет свою жизнь, не добившись ничего, кроме своего одиночества и старости. Она не было похожа на глупую девочку, только безумством пахнет. Кассандра была сильной женщиной, что пережила рассвет ордена. Она была первой жрицей, а туда не берут кого попало. Её талант был очевиден. Правда, этот талант не согрели, не согрели в крепких объятиях. И талант перерос в простое умение, что не крепилось желанием творить в импровизации. Эллай думал о ней, как о профессионале, поэтому был уверен в её контроле над ситуацией.
— Польщен. Никогда не слышал, чтобы за меня пили.
Юстири замерла, будто умерла. Вышло правдоподобно, сказать честно. Граф аж провел пальцем под воротником. Но, оставаясь в доверии к Кассандре, он решил высказать свои проблемы по делу, что его грызло уже две недели.
— В свете недавних событий, которые даже сорвали бал Моргота, хотел бы выразить беспокойство за орден. Встреча с юстициаром, псом Розы, сменила мой взгляд на наши проблемы. Случай. Вот что помогло мне победить там. Ну, и конечно же слово Моргота, но я слышал все его слова лично и он мне явился на гране жизни и смерти, сказав, что только отточив мои умения я останусь жить. Это был тонкий намек начальника подчиненному, — граф смотрел на молчаливую Юстири и уже сомневался в том, что говорит с ведьмой. — Я желаю стать, псом Моргота. Я также вырасту в своих умениях, как только смогу. Но я так и не достигну совершенства, если не пройду курс зелий. Я пришел к вам, Кассандра, только из-за вашей способности к алхимии. Будьте моей проводницей в мир мутации, — граф присмотрелся к Юстири. — Вы живы вообще?

0

17

Казалось, что графиня вступила когда-то в орден поленьев и пней, а не в орден высокородных и сильный вампиров. Порой даже самые мудрые вампиры способны ошибаться, а самое главное, что каждое имел право на чувства. Видимо дойти до этого своим умом у Эллая, ну никак не получалось. Это, конечно, было забавно, но до определенного момента. Касса все ждала, когда же до палача ордена дойдет вся бедственность его положения. Он попал в дом ведьмы и еще может диктовать тут свои правила поведения. Кассандра не старалась прочитать его мыслей, но все мысли вампира была написаны на его лице. Дама про себя успела лишь усмехнуться. В дверь постучали и она тут же приоткрылась.
— Госпожа де Голль, господин Фенгари, я принесла вам чай. — Тихо прошептала Алира, тенью проскальзывая в комнату. Она увидела бездыханное тело хозяйки и лишь покачала головой. Сколько раз она видела такое состояние не пересчитать по пальцам. Девушка знала, что графиня довольно умна, чтобы заканчивать жизнь самоубийством, но такой отдых тоже не приемлем. Горничная тихо вздохнула и опустила опустила поднос на журнальный столик, ставя на него чашечки, сахарницу и другие принадлежности для чаепития. Склянку с ядом девушка убрала в шкафчик и плотно притворила его. После того, как все было сделано, Алира вновь выпорхнула из комнаты также незаметно, как и появилась.
Графиня фон де Голль ухмыльнулась и тяжело вздохнула.
— Эллай, скажи, а ты считаешь чувства и право обладать ими за какой-то постыдный грех? Надеюсь тебе хватает мудрости, чтобы осознать, что каждый имеет право на эмоции. — Произнесла Касса. Она приподнялась в кресле и уселась поудобней. закидывая ногу на ногу. Оценивающей взгляд и вновь холодный голос.
— Скажите, а вы достойны служить Морготу? Если да, тогда зададим вопрос от противного, а он достоин стать вашим идолом преклонения. Вы слишком слабы, чтобы впустить в себя и частичку Моргота. Я не впустила, потому что не захотела, я просто молюсь ему и преклоняюсь. Я не хочу стать фанатичкой и потерять рассудок из-за того, что не принесет мне ни вреда, ни пользы. Орден изначально был другим, сейчас же он извратился. — Дама вздохнула не хотела продолжать, но, если начала, так говори до конца.
— Курс зелий. Ахахаха! — засмеялась дама безумным смехом. — Ты кого-то назвал псом Розы, не так ли, пес Моргота? — Вновь заливистый смех. На аристократку накатывала истерия. — Глупый вопрос, жива ли я? Я давно умерла, как и ты, мы стали грязью, но глава орден со своей сестрой и вовсе пыль. — Серьезно проговорила дама. Она понимала, что за такие слова придется отвечать, а разве она не безумная дева Юстири? Разве она не блаженная Розы? Разве она не проклятая Морготом? Ей все сойдет с рук.
— Только тебе решать, Эллай. Я смогу создать необходимое тебе зелье и даже столько, сколько потребуется. А что я получу взамен? С чего бы это я должна тебе помогать просто так? Разве ко мне когда-нибудь просто так кто-либо приходил в гости, навестить старую вампирессу? — Тихо прошептала Касса, нежно-нежно, даже промурлыкала.
— НЕТ!!! — Заорала она, переворачивая столик ногой. Чашки разлетелись в разные стороны. Брызги, осколки, кипяток, все это попало в равной степени на Кассу, как и на Эллая, вот только безумная ведьма сейчас не чувствовала боли.
— Я никому не нужна, я всегда одна и навечно останусь одинока, но не смей меня просить о помощи так, будто я для тебя сделаю все, только потому что мы в одном ордене, пес Моргота. — презрительные нотки отчетливо слышались в голосе алхимика. — Я еще не настолько сошла с ума, чтобы помогать просто так. Орден то, орден се, забудь про орден, это орден бесполезный вампиров, которые не способны сделать ничего толкового! Еще не свершилось ни одного великого дела. Я в ордене лишь потому, что еще верю в то, что глава способен хоть на что-либо. Я не верю, что жрица даже слышит голос Моргота, что уж там говорить и про видит... — заливистый смех. — Она ничтожна! — Вновь смех. Ветер поднимался в комнате, окно распахнулось, огонь в камине заиграл в странные игры с тенями, книги стали падать с полок, а потом подниматься в воздух и кружить по комнате, за книгами к хороводу присоединились другие предметы... Гул, смех, плач и резкая тишина...
— Если ты готов поставить свою жизнь на кон, пес Моргота, тогда я сделаю то, что ты меня попросишь, но ты будешь моим должником и узнаешь ты, что делать лишь после курса мутаций. Не волнуйся работа будет, как обычно грязной. — Хмыкнула Касса и встала с кресла. Она подошла к осколкам и подняла пару штук, даже где-то остался еще теплый чай. Выпрямившись она подошла к Эллаю и мило улыбнулась.
— Может быть, чаю? — Спросила ведьма и кинула в него осколки с чаем. — Наслаждайся! Как надумаешь над ответом, я жду тебя в подземелье. — Захохотала Кассандра и вышла из комнаты, громко хлопнув дверью. Послышался цокот каблуков, было слышно, как звук удаляется, Касса направилась в подвал.

+1

18

Вопросы, куча вопросов! Они сыпались, словно зерно из мешка. Зачем? Ну, вот! Вопрос о вопросах! Это что конец света? Эллай ощущал, как его голова начинает переполняться, а рассудок протестовал думать о её фразах и поведении.
Графиня навалила на него ту смысловую ношу из вопросов и ушла из комнаты, оставив в полном одиночестве. Наверное, это был тактичный шаг к размышлениям о смысле жизни и прочем, но Эллаю было всё равно.
Он знал, что такое чувства лучше неё, и будь она такой прославленной гадалкой, тут же увидела бы в его сердце любовь — любовь к Миле. Но граф был не склонен всех судить по одной стези, как это сделала Кассандра. Он смекнул, если она стала говорить о чувствах, то сама умеет чувствовать, — всё-таки она женщина, хоть и стара. Он верил в то, что она может чувствовать и имеет право на чувства, или же эмоции, но он совсем не понимал, зачем их так ярко показывать другим. Это что, детский сад или театр? В взрослой жизни себя стоило держать по-взрослому, а не играть в эмоциональных девиц. Тем более перед главой домена.
Граф смотрел на чай перед собой и думал над ценой. Он понял прямую логику ведьмы, а потому размышлял над вознаграждением. Вполне достойный ответ: цена — товар. Что могло быть лучше? Краткий договор, словно Эллай сидел перед троном Моргота и менял душу на всемирное господство.
Пару глотков чая помогли привести себя в порядок. Граф был слегка раздражен поведением ведьмы, которое стоило ему новых туфлей. Неизвестно, что ему помогало так себя держать, но это был Эллай. Он всегда держал себя в руках на людях и не старался выделиться.
Палач встал, вытерся от чая и пошел за Юстири. Он медленно шагал по деревянному полу, устеленному коврами и пытался понять куда пошла Юстири. В подвал он не собирался. Он искал служанку.
— Алира?
Молодая девчонка внезапно отозвалась со спины.
— Да, граф?
— Святой Мрак! Как ты?... Ладно. Куда пошла хозяйка?
— Вниз, милорд. В подвал, — робко ответила горничная.
— Спасибо, Алира. Я её чем-то обидел? — Граф хотел понять, как часто она себя так ведет.
— Ох! Граф, лучше не спрашивайте... — Девушка решила ретироваться в другую комнату.
«Этот дом начинает сводить с ума...»
Граф медленно подошел к лестнице, что вела в подвал и увидел снизу открытую дверь, за которой стеной стоял мрак.
— Миледи, если я вас чем-то обидел, то нижайше прошу прощения, — граф вытянул шею и смотрел вниз, — может, всё-таки поговорим? Кажется, я пришел к вам в дом, а значит, цену за вашу услугу ставите тоже вы, — Эллай оперся о перила в ожидании ответа, оттуда, снизу.

0

19

Дама захлопнув дверь первым делом привалилась к стене, казалось, что все силы покинули её. Казалось, что все святые отвернулись от неё. Разве она не достойна нормальной жизни? Разве она столь многое сделала вопреки воли Розы и Моргота? Она в это не верила, не хотела верить и не будет. Ей плевать, что говорит рассудок, все равно он уже помутнен. Столь отвратительно графиня себя не чувствовала уже давно, стоит сказать, что она вообще очень давно не показывала своих эмоций. Дама не ожидала, что это выльется в такой водопад чувств и слов, но ей было все равно. Не стыдно, не обидно, не горько, она не будет краснеть за свой поступок, потому что она умерла. Она давно умерла, душа сгнила, она так хотела, чтобы это было правдой, но если она способна любить, значит что-то в ней еще есть, что-то светлое. Встает выбор: а может это затоптать или же взрастить и воспитать, обуздать и справиться? Первый вариант, конечно, проще и менее болезнен, но второй благороднее. Кассандра чувствовала, как ноги подкашиваются, как она сползает по стене все ниже и ниже. Одно мгновение и когтистая рука оперлась о стену. Ведьма встала и тряхнула головой.
«Сумасшедшая и что!?» — Легкий истеричный смешок и женщина твердо стояла на ногах. Она направилась вперед по коридору. Легкий скрип при каждом шаге и эхо каблуков, вот, что нарушало тишину особняка. Порой, даже Юстири, казалось, что поместье живет своей жизнью. Порой некоторые двери не открывались, порой и вовсе комнаты пропадали... Возможно это шизофрения или склероз, маразм... Да, пусть графиня преклонных лет, но, благо, обладает трезвым и холодным разумом.
Пару шагов и спуск. О, все святые, как же Касса не любила эту лестницу. Какими бы вампиры не были утонченными и грациозными от случайностей и неуклюжести это никогда не спасало. Сколько раз дама летала с этой лестницы кубарем? Не перечислить, вот и сейчас свершилось тоже самое. Неаккуратный шаг и изящная ножка в туфельке соскальзывает со ступеньки и ведьма рухнула вниз. Послышались сдавленные стоны, боль пронзила тело, вампиресса заплакала. Нет, не от боли, а от очередной обиды. За что ей все это? Неужели она так глупа. некрасива, стара, смешна, чтобы переносить все это? Кассандра всегда считала себя одной из лучших, а теперь понимает и осознает, что не достигла в жизни по сути ничего. Её знают, как ведьму, как приспешницу Моргота, как сумасшедшую, как последнюю... Вновь это страшное слово — последняя... Слезы сами катились по щечкам и никаким усилием воли их нельзя было остановить. Сложно? Нет, невозможно!
Вампиресса приподнялась на коленях и вытерла лицо платочком, который был найден в складках юбки. Даже глаза не покраснели, потому что удел Юстири быть сильной. Она хохотнула, безумная улыбка и встала. Опять встала... Сколько побед и поражений перенесла аристократка? Она всегда встала и продолжала путь... Пару шагов и вновь цокот каблуков режет тишину на живую. Казалось еще чуть-чуть и тишина будет извиваться и кричать от невыносимой боли.
Дама спустилась в подвал, извлекла связку ключей из складок юбки и начала открывать решетку, уже внизу, последнюю преграду в её храм боли и страха, как сверху послышался голос.
— Господин Фенгари все-таки решился на столь отважный шаг? — Спросила дама и расхохоталась. Эхо подземелья в сотни раз усиливало её голос и смех казался в сотни раз безумнее.
— Я и жду вас для разговора. Идите сюда, мы поговорим. Я поняла, что вам нужно, свою цену вы также знаете. Идите же сюда. трусишка. — Вкрадчиво шипела графиня, проворачивая ключ в громоздком и большом замке. Послышалось три щелчка и жуткий металлический скрежет. Вампиресса отодвинула засов.
— Вы меня ничем не обидели, ну же идите сюда. — Уже вкрадчиво шептала дама. — Не будь трусов, пес Моргота! — Завопила она. — Если тебе это нужно, то ты придешь, я жду тебя тут... — изначально Касса кричала, но потом перешла на шепот, резко, как пущенная стрела. Вновь послышались звуки металла и решетка, точнее небольшие ворота, были открыты и дама вошла внутрь. Раздался безумнейший смех из подземелья. Алира и кучер же заперлись в комнате, послышался щелчок замка. Эллай остался один на один с выбором.

+1

20

Эллай, наконец, стал понимать, в чем дело. Она же сумасшедшая! Ну, да! Точно. «Шизанутая». Совсем поехала умом на старости лет, решив, что она маленькая баньши, которая ходит из угла в угол в своем особняке. Граф улыбнулся судьбе, которая сведет его с еще одним испытанием в стиле Моргота, и настанет час выбора. Но это не позволяло быть уж совсем безразличным ко всему.
— Миледи, я очень польщен вашим гостеприимством. Обстановке в доме и в правду очень интересная и оригинальная. Но мне кажется вам стоит перебраться с этого отрога в более надежные стены. Ведь тут даже сквозняки играют в «салки», — во время своей тирады граф спускался по ступенькам достаточно плавными шагами, а в воздухе появилось три его друга — стальные шарики. Один из бедолаг всё еще был покрыт черным нагаром, после эксперимента с силой псионики и силой веса. Этих ребят Эллай знал до царапины — они с ним с восьми лет.
Шарики медленно стали летать вокруг головы графа, а потом распределились, как три пояса. Один из шариков летал вокруг головы. Второй чуть ниже, вокруг плеч. Ну, а третий вокруг пояса. Это эффективно помогает избежать ударов о мебель в темном помещении.
— Я не считаю ваш дом непригодным к жизни. Нет! Просто мне кажется вы немножко устали в нем... вот... точно... устали!
Граф уже был в подвале и взглядом оценивал это помещение. Он догадывался, что ему сейчас покажут, но интрига то интригой должна остаться.
— Мм... миледи, так что там с ценой-то?

0

21

Кассандра стояла внизу и ждала, когда же Эллай, наконец-таки, спустится. Видимо тот не спешил совершать необдуманных и глупых поступков. Что же Касса лишь в очередной раз рассмеялась. Она прошла чуть вперед. Коридор, длинный коридор, а по бокам клетки. Клетки с живыми людьми, полуживыми и не совсем живыми людьми. Как же это забавно порой смотрелось. Кто сказал, что Юстири прекратили свои эксперименты над вампирами и людьми? Кто сказал такую глупость? Только теперь Касса изучает отнюдь не физиологию человека, а его душу, мысли, желания... Кому-то покажется это невероятным, но это так. Дама настоящий ученый, она настоящий алхимик, а что делает настоящий ученый? Правильно, изучает, а уже что — это дело второе. Громкий стук каблуков не давал понять и расслышать неясный шепот безумной девы. Кассандра страдала, её душа была надломлена и она погрузилась в пучину безумия, это был единственный выход, как ей казалось.
Граф видимо решил проявить не только заботу, но и осторожность выпуская свои оружия лишения жизни. Он боялся, что? Он боялся!? Невозможно, пес Моргота просто не способен на такие чувства. Дама расхохоталась.
— Граф, прошу вас, идите же, идите, вы упустите свой шанс. Кроме меня больше никто не способен создать такие снадобья, давайте же. — лепетала аристократка. Тон был нарочито выше обычного, слишком приторный для такой мудрой вампирессы. Что же дама ишь ухмыльнулась и встала около второй двери. Она ждала своего гостя. Если он развернется и уйдет, она все равно примется за курс мутаций, потому что это сложная и кропотливая работа, которая, возможно, отвлечет её от всех мучительных мыслей. А если же он придет, что же... Кассандра умеет долго ждать.
— Поспешите граф и увольте я перебираться не собираюсь, это мой дом, хотя... Если вы приглашаете погостить... — раздался безумный хохот заполняющий все подземелье. — Я очень даже не против. — и замыкающий смешок долетел до Эллая лишь эхом.
Вампиресса положила руки на дверь, провела по стальной обивке рукой и улыбнулась. Там её ждут эксперименты, сложные и интересные, ну сколько же можно ждать графа!?
— Вы решили умереть по пути, если да, тогда я вам помогу, вперед, пес Моргота! — крикнула Касса и стукнула каблуком по металлической двери. Жестяной лязг и гул прошлись по помещению и эхом долетели до верха.
— Я устала? Вы видимо сумасшедший. Хотя, да, стоит признать я слегка устала. — слезы сами капали на пол. Графиня прислонилась к двери и стала съезжать. Теряя сознание. Никогда ей не было так сложно. Веки сомкнулись, мир стал темным и похожим на пустоту, в которой терялись запахи, звуки и чувства. Пустота влекла и засасывала, и не было сил ей сопротивляться. Как? Неужели несколько капель зелья на нее так подействовали? Организм не справляется с ядом? Или это не яд, а что-то иное? Кто-то иной? Старуха с косой?
Кассандре казалось, что когда придет ее час, она непременно об этом узнает, почувствует дыханье костлявой на своем плече, успеет подготовиться заранее ко встрече с ней. Она никогда бы не подумала, что встреча будет столь внезапной.
«Как хорошо, — успела подумать Кассандра, — как спокойно», — и умерла, оставив в воздухе тяжелую тишину.

Конец игры

0

22

— Знаете, миледи, я бы с радостью принял вас у себя в поместье. Поэтому если вы таки действительно желаете переехать (простите за дерзость!) в более уютный дом, я с радостью приму вас и вашу прислугу. Всё-таки вы слуга Моргота, а я его пёс, как вы сказали. Буду охранять слугу... — граф потянул паузу, и в воздухе повисла тишина.
В подвале капала грязная, сточная вода, чем выдавали это место, как уж больно не оригинальное. Эллай был в казематах цитадели ордена тьмы и слышал там где-то такой же глухой вой ветра и звук капающих вод. В воздухе пахло плесенью и гнилой древесиной. Странно, но влажность обдавала не холодом, а теплом, что могло означать только одно: здесь присутствует мистика.
Эллай снова заигрался в ребенка, который фантазировал на ходу и придумывал себе картины. Но он был собой, по крайней мере, оставался в здравом разуме и нужном тонусе. Ключ его эмоций был направлен из его сердца, а не разума...
— С ценой? Хм, я еще подумаю. Я требую лишь то, что может мне дать человек, — договорила Кассандра и стала ждать ответа граф.
Эллай сделал паузу, обдумывая перспективы его поведения, но после фразы «Вы, наверное, сумасшедший» она стала оседать на пол, теряя сознание.
— Эй, прекратите! — испугался граф. — Мне и так не уютно в вашем доме... А вы еще и играете со мной в шутки! Для игр не было настроения, равно как и желания. Граф устал за эти последние месяца жизни. Очень устал... Но Кассандра не отзывалась. Она действительно была в отключке. Эллай, удивляясь собственному спокойствию, наклонился к ней и приложил два пальца к сонной артерии на ее шеи. Пульса не было. Это был не обморок. Кассандра умерла.
«Странно», — подумал Эллай в момент, когда это произошедшее достигло его сознания. — «На ее губах застыла такая безмятежная улыбка. Очень странная улыбка в данных обстоятельствах».
Сколько ей было лет? Тысячу, две? Ну что ж, в ее возрасте подобное случается. Не тратя время на раздумья, Эллай выскочил из подвала. Пробегая через комнату, в которой Кассандра его принимала, сложил в карман все склянки с зельями и мутагенами, которые смог найти в ее шкафчике. Алира, служанка Кассандры, хлопотала на кухне. Это последнее, что он успел заметить боковым зрением, покидая проклятый дом.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  «Лоэнгрин», резиденция Фенгари в Дымных горах

Отредактировано Эллай Фенгари (10.12.2010 19:08)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Волкогорье » Пустующий особняк «Дом теней» (продается!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC