Обитель вампиров

Объявление

Дорогие друзья! В данный момент «Дракенфурт» находится на стадии реконструкции; день ото дня он обретает новые черты, становится все более продуманным, логичным и правдоподобным, приближаясь к заветной цели выйти за рамки только лишь игровой площадки и обрести черты полноценного художественного произведения. А тем временем всех, кому не безразлична судьба нашего любимого форума, просим поддержать его в рейтингах! Достаточно проходить шлюзовые страницы раз в сутки, щелкая по баннерам RPG TOP и Palantir, и возвращаться на форум по обратным ссылкам. Благодарим за участие :-)
Сегодня в игре: 17 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Обитель вампиров » Главный проспект » Главный проспект. Навигация по разделу


Главный проспект. Навигация по разделу

Сообщений 91 страница 120 из 146

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/glav.png

На улицах Волкогорья тоскуют сумерки под затухающий шум дождя. Усталый и многомудрый, дождь проливается с неба мелодией старой шарманки, сосредоточенно омывая крыши, балконы, витрины и тротуары. В трепетном свете фонарей широкий проспект празднично сверкает, будто устланный дорогим паркетом, который хозяин не поскупился как следует отлакировать. В такое время суток в такую погоду город как-то по-особенному красив. Позволив вам полюбоваться общим планом — не слишком долго, чтобы не наскучить однообразием картинки, но и не слишком быстро, чтобы вы успели рассмотреть детали, — экипаж неспешно заворачивает за угол трехэтажного дома. Откуда-то из его подвала брезжит свет... Рекламный щит, вызывающе подмигивая, информирует, что там идет представление. Прислушайтесь! Голос певицы, бархатный и терпкий, обволакивает теплом выдержанного коньяка, околдовывает и уносит в мир сновидений...

В небе раскрывает свои крылья ночь, а в Дракенфурте зажигаются огни «Млечного пути». Так называется длинная и широкая булыжная улица — главная улица Волкогорья, что тянется через весь центр города параллельно реке и, подобно реке, ежедневно выносит обильные потоки туристов на знаменитую Кафедральную площадь. По улице могут проехаться в ряд целых три экипажа, не задевая в то же время колес друг дружки и ноги прогуливающихся здесь пар и компаний. А здесь есть где разгуляться! Стеклянные двери гостиниц, швейцары в расшитых ливреях, пестрые очереди у касс, рестораны, театры, кафе, галереи-лавки-аптеки-салоны-магазины-снова-лавки-бутики... Огни, афиши, вывески мелькают перед глазами, как картинки в калейдоскопе, кружат голову и манят, манят, манят затеряться в недрах столицы, в этом море изнеженной плоти, влекут запахом крови и дорогих духов.

Спрыгнув с подножки экипажа, вы делаете первый робкий шаг в пучину «Млечного пути», понимая, что по сравнению с ним Кручица с ее стремнинами — просто тихий ручеек... Смелее! Столица жаждет быть покоренной.

(Кошка)

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Навигация по разделу:

Магазины, аптеки:
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Антикварный магазин
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Винный магазин Ван Монако
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Модный бутик «Черная орхидея»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Книжный магазин
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Круглосуточная аптека
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Оружейный магазин
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Сувенирная лавка «Под розой»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Цветочная лавка Евы
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Ювелирный магазин «Фируза»
-----------------------------------------------------

Кафе, казино:
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Вечернее кафе «Дю Монд»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кафе «Винный вечер» мазель Лэйт
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Казино «Гнездо Дьявола»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Термы «Норданский господин»
-----------------------------------------------------

Искусство:
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Галерея искусств «Лунный свет»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Дом компаньонок
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Дракенфуртский Оперный дом «Танталус»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кабаре «Бурлеск»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Музыкальная школа
-----------------------------------------------------

Административные локации:
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Архив при соборе Святой Розы
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Банк Ротшильда
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Верховный суд, втихую именуемый «Палатой Грифонов»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Главный проспект, романтично именуемый «Млечным путем»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Главпочтамт
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кафедральная площадь
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Мэрия
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Посольство Хастиаса
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Собор Святой Розы
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Старый мост через Кручицу
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Часовая башня (здание парламента) и городские часы
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Штаб-квартира гильдии алхимиков
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Штаб-квартира гильдии клириков
-----------------------------------------------------

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67596-5.gif  Как открыть локацию в этом разделе?

0

91

Родовое гнездо Рендов  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Алхимик и его подопечная спустились с крыльца поместья и вышли на главный проспект. Вампир вынул из кармана часы, посмотрел, открыв крышку, который час, и положил часы обратно.
Через пол квартала их встретило трое молодых вампиров. Они приклонили головы:
— Господин, — произнес один из них, — это донесение просили срочно вручить вам. Это рапорт от местного управления клириков. У них возникла проблема с арестом вампирессы, подозревающейся в незаконной практике алхимии.
Теодор взял в руки документ и быстро пробежал взглядом по его строкам.
«Нарушение второго, третьего и четвертого пунктов закона об ограничении занятия алхимией... Алхимические опыты над представителем разумной расы... Алхимические опыты над собственным телом...
...приведшие к смерти... ...помутнение рассудка... ...убийство...»
Ренд поднял глаза и пристально взглянул на подопечных.
— Какого рода алхимические модификации имеют место быть?
— Мы не обладаем данной информацией господин...
— Плохо. И так, я хочу, чтобы через час у указанного адреса находился контейнер с блечерном, двое магистров с боевыми бионическими модификациями, — алхимик вынул из саквояжа карандаш и листок бумаги, что-то быстро написал на нем и передал в руки одному из вампиров перед собой, — передайте это господину Фесту и скажите, что его я тоже жду в назначенное время у этого поместья.
— Да, господин.
Алхимики буквально тут же пропали из виду.
А Теодор двинулся далее вниз по проспекту.
«Ванесса, душа моя, ты нужна мне сейчас...», — прозвучал мысленный приказ, обращенный к гаргульи.
— Планы несколько изменились, — произнес юноша, обращаясь к Анелии, — но это будет достаточно занимательно и полезно... Для всех.
«Давно я не охотился на дичь для своих опытов...»
По лицу вампира поползла зловещая улыбка, рот чуть приоткрылся и язык мягко провел по острию клыков.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Таинственный особняк Хаунтед

Отредактировано Теодор Дем Ренд (10.09.2011 13:46)

0

92

Имение «Альбедо»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Анелии не пришлось долго ждать Теодора, он все же был человеком пунктуальным и вскоре спустила на крыльцо. Меж ними так и продолжала царить тишина, так что девушки лишь оставалось идти за ним следом. А ведь так хотелось чего то большего.
Выйдя на главный проспект и пройдя совсем не много им на встречу вышли трое молодых вампиров, они были хорошо одеты и явно знали Теодора. Вскоре догадки Лии подтвердились, молодые вампиры поклонились господину и вручив какое то письмо или что то подобное быстро отчитались перед ним.
Вампирша молча наблюдала за всем, стоя чуть позади Теодора. Анелия давно перестала перечить своему опекуну и старалась держаться подле него не раздражая при этом его. Так что в данной ситуации ей приходилось лишь наблюдать.
Не прошло и пары минут как Ренд отдал вампирам приказ и те удалились, а сам он двинулся дальше как ни в чем не бывало, лишь сообщил ей об изменении планов.
— Если вы так считаете, то я не могу не согласится с вами. — коротко ответила Лия слегка подняв на него глаза. Его ухмылка на лице давно ее не пугала, она научилась различать его эмоции и понимать грозит ей что либо или нет.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Таинственный особняк

0

93

[Бругге] Городское кладбище Данцига  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

По улице шел белокурый вампир среднего роста. Каблуки дорогих туфель выстукивали величественную дробь. Засунув руки в карманы темного приталенного пальто и вывернув воротник, блондин шагал по «Млечному пути». Прохожих он смирял высокомерным взглядом темно-синих глаз, а вслед им отправлял недвусмысленные ухмылки. Изредка молодое лицо озаряла злая полуулыбка, словно говорящая другим: «Ха, куда вам всем до меня. Стадо глупцов и льстецов». Выправка юноши вводила дракенфуртцев в заблуждения. Он чеканил шаг и двигался настолько слаженно и грациозно, что многие легко поверили первым впечатлениям — кавалерист. Что же, Вильгельм действительно служил в кавалерии. А вот Людвиг... Людвиг просто не мог двигаться иначе. У тела были свои привычки, особенности, против которых не имелось средств к сопротивлению. Движения нового Людвига неприлично намекали всем и вся, что перед ними хищник, а не добыча. Бывший граф смело следовал принятому направлению, вынуждая других сворачивать с его пути. Эх, да что греха таить — ему очень нравилась нынешняя ипостась себя любимого.
— Бладрест, — спросил он у чистильщика обуви, пока тот занимался его новенькими туфлями.
— Туда, — вяло указал мужчина и принялся за работу.
Людвиг достал из кармана монету достоинством в 50 гульденов и лениво бросил мужчине. Затем, вскинув аристократический профиль до небес, продолжил свой марш по Волкогорью. Прохожие с интересом разглядывали напыщенного незнакомца, и, судя по одежде, весьма богатого вельможу. Но мало кто из них догадывался, каким образом бедный работник данцигского кладбища добыл эту одежду и неплохую сумму денег.

Людвиг набрел на домик сторожа спустя полчаса после воскрешения. К тому времени на небе воцарилась бледная Луна. Старик принял своего помощника радушно, напоил чаем и промыл рану. Перевязка не потребовалась. Регенерация чистокровок творила чудеса. Бедняга сторож и не подозревал, что перед ним был уже не Вильгельм Тогенбург, но Людвиг фон Кейзерлинг. Старик оказался донельзя чутким человеком, и по просьбе «Вильгельма» провел с ним задушевную беседу. Они разговаривали о многом.
Страхи Людвига подтвердились. Похороненные в таинственном склепе Кейзерлинги — его мать, отец и братья. На десяток минут горечь от потери всех родственников смешалась с живым любопытством. И второе победило. Граф узнал причины смерти каждого родственника, а в придачу и себя самого. Воистину, лучше бы он и сейчас прибывал в забытье. Когда на горизонте забрезжил рассвет, Людвиг познал последний и самый тревожный факт из прошлой жизни: его убили в Хастиасе, на побережье Корсарова моря. Перерезали глотку. А вместе с графом и его давнюю подругу, мазель Клейнхальцберг. Похоронили ее на этом же кладбище, в склепе семьи Кленхальберг. А потом сторож, буквально засыпая на полуслове, поведал юноше историю о духе графини Шарлотты, что бродила здесь ночами и требовала вернуть перстень с так называемым «мертвым» бриллиантом огромного размера ее любимому сыну. Будто он испокон веков передавался от матери к сыну в их семье. На вопрос о нахождении семейной реликвии старик пробурчал: «Дак в склепе ентом, на прелестной ручке молодой мазельки Клейнхальцберг. Граф ей его и подарил, дурачок. Друзьям нельзя доверять семейные ценности. Тем более столь дорогостоящие», — и уткнулся в стол, громко захрапев. А Людвигу вдруг взбрендило в голову забрать у мисс Клейнхальцберг кольцо, принадлежавшее только ему, последнему законному владельцу. В прошлой жизни граф ни за что бы не сотворил такое с могилой друга, но ныне... Он захватил инструменты и отправился искать склеп. Найдя — аккуратно проник в него. Чтобы не вглядываться в лицо подруги, он при вскрытии гроба накинул на тело свою куртку, которую потом и забыл там. При этом вампир не чувствовал угрызений совести, сожаления или жалости. Ничего такого.
Странно, но кольцо поначалу не собиралось покидать «хозяйку». Юноше потребовалось пару минут, чтобы смекнуть, что и как. Должно быть неприятно было обсасывать пальец мертвой, но, так или иначе, граф своего добился. Кольцо соскользнуло и обрелось в горячей ладони прежнего хозяина. Кое-как Людвиг закрыл гроб и попытался навести порядок в склепе, чтоб уж наверняка обезопасить себя и старика от нападок разъяренных родителей мазельки. А потом преспокойно вернулся в сторожку и огорошил старика заявлением, что ему пора уезжать. Сторож не возражал.
На окраине Данцига юношу подобрал торговый караван, державший путь в Дракенфурт. Там Кейзерлинг вновь проявил смекалку Вильгельма. Он продал фамильное кольцо торговцу за большие деньги. А ночью, когда караван чинно дремал, предвкушая во снах скорый въезд в столицу графства, Людвиг украл свое кольцо и был таков. А там уж, заявился в ателье и потребовал самый дорогой костюм, что только есть. Собрав полный комплект дракенфуртского денди, он рванул к цели. Ведь по дороге в Дракенфурт воскрешенный лицезрел видения, столь явные, что волосы на голове вставали дыбом. Он видел себя, прежнего, на какой-то башне. Видел страстный поцелуй с зеленоглазой блондинкой, чувствовал ее тепло, запах женских духов и тела. И это лицо, лицо той красавицы, он запомнил отчетливо. «Скарлетт Бладрест», — звенело в ушах имя незнакомки. И этот прискорбный факт надо было срочно исправлять. В смысле, факт «незнакомства».
Людвиг менялся. Быстро и бесповоротно. Его захватила молодецкая удаль, страсть к жизни и приключениям. Он возжелал ту восхитительную леди, что постоянно видел во снах, плавно перетекающих в видения. Удивительно, что эти образы были настолько избирательны. Только ее и видел. Ни детства, ни молодости, лишь она... Провидение высших сил, не иначе.
Граф быстро получил необходимую информацию о нахождении Бладрестов и улыбнулся собственной удаче. Он прибыл как раз туда, куда нужно. В Дракенфурт. Тут-то и пришло время разыскивать Скарлетт. Справедливая мысль — супруга главы клана должна находиться в особняке Бладрестов. Вот она, первоочередная цель.

— Чтоб у тебя ноги отсохли, морготов сын! — прокаркал пронесшийся мимо возница.
— Иди к черту! — ответил Людвиг. Конечно, он был виноват в том, что задумался и забыл посмотреть по сторонам при переходе дороги. Но нынешний граф не считал должным признавать собственные ошибки. По крайней мере столь незначительные. Вечерний Дракенфурт — вотчина могущественного Алукарда, слегка завораживал белокурого аристократа. Сияющие огнями ювелирные лавки, конторы, банки, государственные учреждения, кафе и прочее — все это создавало непередаваемую атмосферу. Очереди людей и вампиров сновали по своим делам, гомонили. Кареты и прочий транспорт шумели, лошади ржали. Гул и грохот, смех, ругань, свистки стражей правопорядка, ах, как интересно. Юный чистокровка с завуалированным интересом рассматривал витрины, вывески и самих дракенфуртцев. В нем вдруг пропала та надменная величественность, уступив место юношескому любопытству.
Звонко топая по тротуару, Людвиг усмехнулся и вынул из кармана заветное кольцо, наследство матери. Красивый бриллиант отказывался блестеть в лучах искусственного света так, как он блистал в свете Луны. «Эх, — подумал вампир и бережно сунул перстень во внутренний карман, — отличная вещь для того чтобы подчеркнуть свой статус. А то ведь не поверят в благородное происхождение. Надо беречь перстень, известное дело — карманников в Дракенфурте полно».

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок в несколько дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Казино «Гнездо Дьявола»

Отредактировано Людвиг фон Кейзерлинг (02.10.2011 21:19)

+1

94

Отель «Усталый путник»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Вечерний Дракенфурт, в освещении фонарями, это было нечто. Девушка, открыв рот, прохаживалась вдоль широких проспектов и маленьких улочек, разглядывая витрины и вывески, прохожих, нарядных и не очень. Она не боялась заблудиться, память у неё была отменная и она всегда без труда определяла, где север, где юг, а где другие части света. Но ей вдруг стало не по себе. Немного страшно. Одна, одинешенька, в огромном городе. Вчера это чувство притуплялось усталостью и нахлынувшим адреналином. А сейчас... ведь вдруг опять попадет под повозку или ещё хуже, в чьи-то вампирские лапы. Весь этот мир был настолько чужд дикой натуре Ратри, которая одну половину жизни провела в дороге, а другую, в таборе, на стоянке, обучаясь ведовству, среди лесов, полей и бескрайнего неба. Тут же, неба был всего кусочек, а свет от фонарей заслонял все другие сияния, менял цвета и времена суток. Прохожие смиряли её противоречивыми взглядами, то брезгливыми, то заинтересованными, то жалостливыми... но от всех этих взглядов хотелось провалиться сквозь землю. Ратри казалось, что весь мир смотрит только на неё и сопротивляется вторжению этого чужеродного существа. Страшно. Одной смекалкой и наглостью не отделаешься, когда встретиться кто-то по-настоящему опасный. Не тот, вчерашний простофиля вампир... не туповатый хозяин гостиницы... Хуже.
«Нужно найти Тарино Пури...» — твердо решила она. Нужно найти какую-нибудь местную шпану и узнать, где живет этот цыганский барон. Он и расскажет и поможет и защитит. Не справиться ей тут одной. Ох, чуяло её маленькое сердечко, не справиться.

Отредактировано Ратри Каро (14.11.2011 16:12)

+3

95

Имение «Альбедо»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Эл спустился по старым ступеням семейной обители Рендов и остановил наемный экипаж. Он долго колесил по городу, заехал на почту, где, наконец-то получил вожделенный чек, который частично обналичил в банке, объехал несколько многоэтажных домов с объявлениями о сдаче наемного жилья, но ни один вариант его не устроил. Либо верхние этажи были уже сданы, либо окна загораживались стенами других зданий.
Устало прикрыв глаза, под мерный стук колес экипажа, он раздумывал о том, что лето на исходе, солнечных дней осталось не так уж и много и хорошо было бы их использовать в полной мере. Написать хотя бы поместье Рендов, благо для этого мастерская не нужна, да и ходить далеко не нужно, а картина неплохо будет смотреться в холле первого этажа.
На миг ему представилась Анелия в виде изящной фарфоровой статуэтки, которая, падая, разбивается вдребезги, выпуская на волю живую, трепетную и весьма раздраженную особу с потемневшими от сдерживаемого гнева восхитительными серыми глазами, блестящими злыми слезами. Эл едва заметно улыбнулся. Нет, увы, до этого было еще далеко, а жаль...
Ланьер не мог подолгу пребывать в праздности. Его это угнетало и вводило в депрессию, он становился злым, раздражительным и агрессивным, забивался в какой-нибудь притон, забываясь наркотиками и упиваясь «живой» кровью настолько, что после приходилось обращаться к алхимии, чтобы вытравить из организма всю эту гадость. И после, вынужденный некоторое время вести благопристойный образ жизни, Эльер становился совершенно невыносимым и склонным к насилию, что доставляло немало хлопот и ему и тем, кому не повезло в это время попасться ему на пути. Все это было крайне неприятно.
Мысли текли лениво, мягко шумело в голове. Он все еще был пьян и понимал это. Ланьер выпрямился, и повернул голову, скользя равнодушным взглядом по лицам праздношатающейся публики.
− Стой! − его резкий окрик заставил возницу вздрогнуть, втянуть голову в плечи и резко натянуть вожжи. Экипаж качнулся и остановился. Эл швырнул вознице несколько монет, совершенно не беспокоясь о том, успеет ли тот их поймать, и соскочил с подножки. Он был совершенно уверен, что только что в толпе видел давешнюю цыганку. Зрение никогда не обманывало его. Даже мимолетный образ оставался в его памяти если не навсегда, то надолго. Он не мог ошибиться.
В несколько шагов Эльер догнал цыганку, бесцеремонно схватил ее за плечо и рывком развернул к себе и наклонившись к самому ушку ошеломленной девушки, шепнул:
− Я же говорил, что ты сама придешь ко мне.
В его янтарных глазах загорелись золотые искры не предвещающие ничего хорошего.

+5

96

Разумеется, предчувствия не обманули Ратри. И этот кто-то ей встретился с удивительной быстротой. Может, она сама искала этой встречи? Ведь могла же остаться в гостинице или сразу выяснить про барона и перебраться жить к нему, а не бродить по улицам города битком набитого вампирами.
Когда мужчина бесцеремонно схватил её и повернул к себе, сверкнув глазами и жарко шепнул на ухо, что она, мол, сама... то Ратри сделала первое, что пришло в голову при виде этого заносчивого наглеца — как следует двинула ему по лицу. Но не как кисейная барышня, ладонью, с легким шлепком, а крепко сжав маленький кулачок, прямо по красивой скуле. Да так крепко, что пришлось трясти кистью до тех пор, пока не пройдет боль.
— Говорил приду — пришла! Но только за тем, чтобы как следует врезать, — она вскинула голову, чтобы бесстрашно посмотреть на него снизу вверх. А теперь нужно было бежать, по закону жанра. Ведь он же тоже не промах. Не станет терпеть такое отношение. Она хорошо помнила гнев вампира, когда цыганка отгоняла его палкой и эти глаза... Ратри заворожено смотрела в них, как кролик на удава и ноги совсем её не слушались. «Разве бывают такие глаза?»
— Чего надо? Целоваться больше не с кем? Чего ты за мной таскаешься? — шувани уперла руки в боки, прищурив глаза. Он все равно ей ничего не сделает на людях. Ну двинет как следует по голове, чтобы искры из глаз, и убежит в неизвестном направлении. Правда, ей не хотелось, чтобы он так быстро убегал. Все же интересно было, чего эта образина увидела в своем видении?
Сейчас, при свете фонарей, ей удалось как следует рассмотреть вампира. И вовсе он не был образиной. Такой красивый, весь из себя напыщенный, глазами сверкает так, что кажется, расплавленный металл сыплется во все стороны. Таких не встретишь в таборе. Совсем нет в цыганах вампирской крови, поэтому и красота у них своя, особенная. А этот же, как голодный хищник. Высокий, опасный, клыкастый. И точно — демон, как она сперва подумала. Убьет и не заметит.
— И браслет сними... он мешается, — она вытянула ногу, чуть приподняв подол цветастой юбки, и поставила свою босую ступню ему на ботинок. «Ну и лапища... горло может сломать, если наступит». Было страшно и было интересно, одновременно. Хотелось разозлить его так, чтобы все это красивое лицо покраснело от натуги. Тогда, наверняка, можно будет и этого ловеласа обуть на флорены. А потом уже можно самой убежать. «Главное, чтобы сразу не убил...»

Отредактировано Ратри Каро (17.11.2011 11:21)

+4

97

Эльер хищно улыбнулся, медленно поднял руку, коснувшись рассеченной скулы (ох, уж эти цыганки с их кольцами-браслетами), посмотрел на свои окровавленные пальцы, с видимым удовольствием слизнул с них кровь.
«Хороша, ведьма морготова», − подумал он. И в его понимании, это было высшим комплиментом. Эта девушка, с ее норовом и темпераментом, вызывала у него здоровое желание любого нормального самца укротить строптивую и соблазнительную самку. И самое приятное, что с ней можно было не церемониться. Кому, в самом деле, есть дело до босоногой девки, которой не место на улицах этого города?
− И браслет сними... он мешается!
Продолжая улыбаться, Эл медленно опустился на одно колено, его пальцы сомкнулись на тонкой щиколотке, которую плотно обхватывал медный браслет, позвякивающий при каждом шаге цыганки. Вторая рука Ланьера мягко скользнула по округлой икре, чуть выше поднимая подол юбки. В следующее мгновение одним резким движением, Эльер опрокинул девушку на свое плечо, выпрямился и, не обращая никакого внимания на ее суматошное и несколько бестолковое сопротивление, вернулся к экипажу, где замешкавшийся из-за рассыпавшихся монет возница все еще что-то бурчал под нос и пересчитывал деньги, брошенные ему Эльером.
Бесцеремонно скинув в экипаж свою ношу, Эл запрыгнул следом и прижал запутавшуюся в широких юбках цыганку к сиденью так, что она и пискнуть не могла.
− Гони! − рявкнул Ланьер. Возница, ошеломленный неожиданным вторжением, кажется, впал в ступор, и смотрел на них, разинув рот. Однако, встретившись взглядом с Эльером, предпочел не спорить и не задавать неуместных вопросов, а просто молча хлестнул лошадь. Эльер ослабил хватку, чтобы не придушить ненароком свою жертву. В тесном пространстве несущегося экипажа ей все равно было некуда деться.
Мелькали огни фонарей, копыта лошади высекали искры из камней мостовой. Эл отодвинулся. Не столько из благородных побуждений, чтобы дать девушке успокоиться и прийти в себя, сколько потому, что близость разгоряченного, бьющегося под ним женского тела вызывала у него вполне объяснимую физиологическую реакцию.
— Угомонись, — сквозь зубы процедил Эльер. — Зачем тебя, дуру, в город понесло? Не меня же искала...
Ланьер жестко усмехнулся и отвернулся от забившейся в угол цыганки, оправляющей юбку.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png Многоквартирный дом

Отредактировано Эльер Ланьер (22.11.2011 09:35)

+5

98

Когда она оказалась болтающейся у мерзкого вампира на плече, то изо всех сил замолотила кулаками по его спине.
— Эй! Отпустииии, — заверещала она, постепенно переходя на визг. Вот уж чего цыганка совсем не ожидала, так это похищения. Ну двинет в ответ, ну толкнет на булыжную мостовую, ну поцелует ещё раз... А тут — её волокут куда-то, совершенно не спросив её мнения по этому поводу. Может, она решительно против? Она и была против, что не переставала демонстрировать, извиваясь и молотя руками и ногами. Но этот наглец не обращал на её отчаянное сопротивление никакого внимания. Да и прохожие только апатично отводили взгляд.
— Да что же это такое? Похищают! Помогите... люди? Вампиры? — все тише и тише говорила цыганка, пока не смирилась и не повисла вниз головой, подперев голову рукой. И в ту самую минуту была усажена в экипаж к удивленному вознице, у которого сделались такие глаза, что Ратри пришлось развести руками и пожать плечами, мол, не виноватая я. Она уже почти пришла в себя, успокоилась и смирилась, как этот неугомонный вампир навалился, прижал, едва не лишив кислорода и жизни. Конечно, она задергалась, пытаясь его сбросить, даже пнула пару раз, расцарапала руку. Ну что за отношение? Ну почему цыганкам никогда не говорят: «Не хотите ли прогуляться? Сегодня чудесная погода...» А постоянно воруют, увозят куда-то, хватают, наваливаются... Пока она думала о своей горькой судьбе, то почти потеряла сознание в этих медвежьих объятиях. Хотя и продолжала царапаться и биться, правда все тише и тише. Наконец, он понял, что убежать у неё возможности уже нет, да и сил то никаких не осталось, и отстранился. Ратри минуту полежала, приводя в порядок дыхание и мысли, проклиная собственную глупости и обзывая медноглазого вампира разными плохими словами. Но всего минуту. А потом вскочила, чтобы выцарапать ему наглые глаза.
— Тэ скарИн ман дэвЭл! — зашипела Ратри на родном языке и схватила вампира за рубашку. А он только зло отстранил её:
— Угомонись. Зачем тебя, дуру, в город понесло? Не меня же искала...
— Не твое собачье дело, кого искала. — Цыганка отодвинулась в угол, поправила юбку и уставилась в окно. Ей с ним все равно сейчас не справиться. — Но точно не тебя. Не нужен мне ни ты, ни этот поганый город...
Прыгать под колеса экипажей и копыта коней, ей совершенно не хотелось. Ратри ещё поживет. Куда бы он ни вез её, этот вампир, она все равно сбежит. Не сейчас, так позже. Не сегодня, так завтра. Только если он не собирается её убивать...
— А если меня тронешь, демон, я тебе жизни не дам. Я же шувани. И из мертвых вернусь, и задушу во сне, — скучающим тоном произнесла цыганка, не отрываясь от созерцания оконного стекла, в котором не отражался её невольный спутник.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png Многоквартирный дом

Отредактировано Ратри Каро (17.11.2011 19:44)

+4

99

Лавка старьевщика http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Быстрее, шире шаг, сильнее» или «успеть за 30 секунд». Что-то определенно подходило под описание походки Калерии фон Трамплтон. А может, это ветер, налетевший на стремительно темнеющий город, подгонял в спину особу, заставляя юбку ее платья, развиваться словно парус. Преследуя лишь одну поставленную цель, юная трампесса, не взиря ни на кого, гордо шествовала (хотя, скорее неслась) по главному проспекту. Улочки все больше наполнялись вампирскими наружностями. Одинокие, парочки, стайки и кучки... все размеренно высыпали на свежий воздух в первый час вампира. Сейчас, данная неспешность и медлительность массы, угнетали рыжеволосый «ураган». Кто-нибудь, нет нет, да и запутается под ее хорошенькими ножками. А вместо того, чтобы дать пендаля для ускорения (или для расчистки дороги), приходилось вежливо извиняться, огибать препятствие и мило улыбаться. Как же это тяжело! Выскочив на широкую дорогу, Калерия остановилась. Волосы у нее растрепались еще больше, на бледном личике, пылали раскрасневшиеся щечки, а изумрудные глаза горели, словно у кошки увидевшей собаку. Некоторые прохожие, зацепившиеся за нее взглядом, с удивлением и неким интересом разглядывали особу. «Где же он стоит? Вот я растяпа! Нужно было конкретней условиться!» поспешно оглядываясь, подумала вампиресса, чуть нахмурив лоб.
— Госпожа! Мазель фон Трамплтон! — Неожиданно услышала она знакомый голос позади себя. Трампесса резко повернула голову, от чего, водопад непослушных рыжих локонов плавно колыхнулся в сторону, и зыркнула на машущую фигуру. Фигура моментально опустила руку, дернулась было назад. Вместе с ней (фигурой), дернулись и другие — случайные прохожие, наблюдающие за картиной, которым стало любопытно узреть, кого же так отчаянно зазывают.
— Простите меня, госпожа Калерия! — Опомнившись, виновато протарахтел Густав, подбегая к особе. Мужчина выглядел озадаченным и, ему было неловко. Увидев в руках у нее бумажный пакет, он незамедлительно забрал ношу и чуть кивнул головой. — Простите меня... я должен был быть более внимательным.
Рыжая особа недоуменно вскинула бровь и просто последовала за Густавом. Она явно не поняла, чем вызвала столь бурную реакцию... хотя. Догадки скооперировавшиеся с мыслями, не заставили себя долго ждать, нарисовав картину со стороны. Калерия в момент пристыжено зарделась. Ей было неловко от того, что ее сотрудник подумал, будто она разгневанна и недовольна им, словно капризная нахалка. Ей не раз говорили, что порой у нее неожиданно появляется тяжелый стальной взгляд, который будто пришпиливает и расплющивает на месте. Хотя, Калерия при этом ни о чем плохом не думает и ничего не помышляет. Просто смотрит, без задней мысли. Вот и сейчас... она просто оглянулась, а оказалось, что «пришпилила».
— Нет, нет! — Поспешно заговорила трампесса, ободряюще дотрагиваясь до плеча мужчины. — Это ты меня прости... я сегодня, как сомнамбула. Прости, Густав.
Мужчина покосился и, увидев улыбку на лице хозяйки, добродушно покачал головой:
— Все нормально, мазель. Сейчас с ветерком доберемся до поместья. — Отрапортовал он, подходя к карете и, извернувшись, одной рукой открыл дверцу.
Согласно кивнув, трампесса заскочила внутрь и, буквально плюхнулась на мягкое сидение. Занавесив шторы, она подцепила одну из маленьких бархатных подушечек, практически легла на месте, подогнув ноги и, уткнулась щекой в мягкую материю. Хоть ехать не так далеко, но пусть это время будет проведено в горизонтальном, удобном положении.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение «Отпетые щеглы»

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (16.10.2012 23:19)

+3

100

Начало игры
2 апреля 1828 года, Второй час вампиров — 00:00-04:00.

Прошло не так много времени с тех пор, как Ангелика покинула то место, в котором провела почти всю свою жизнь. С одной стороны, порог, через который нужно было перешагнуть, чтобы выйти в свет, был преодолен. Но это, как и ожидалось, было лишь первым этапом. И только боги знали, через что еще ей предстояло пройти. Как бы то ни было, девушка добралась до Дракенфурта. Но так получилось, что ворота города она пересекла к ночи. В некотором возбуждении, Лика осматривалась по сторонам. Никогда еще ей не доводилось видеть столь огромный город. И хотя улицы были пустынны, можно было живо представить, что здесь творится по утрам. Казалось, что извечное чувство любопытства давало ей силы. Она не остановилась в дешевой гостинице, которая была здесь же, в начале города. Неведомое тащило её дальше, вдоль закрытых лавок с удивительными табличками, висевшими над дверями. Вот булочная. На вывески аппетитно свернулся рогалик. Голодной девушке даже почудился сладкий запах. Но скорее всего это был обман. Ведь двери магазина очень плотно закрыты. Далее сапожник, цирюльник... и еще кто-то, и еще...
Нельзя сказать, что девушка потерялась в этом городе, ведь она и не знала его никогда. Но так получилось, что на некоторое время Ангелика утратила способность ориентироваться. Наверно попросту растерялась. Она шла где-то не далеко от реки, постоянно слыша шорох течения. Но вдруг впереди в темноте показались довольно-таки яркие для ночи огни. Удивительно, какой контраст. Здесь все спит в ожидании утра. Что же там? Шум колес. Голоса. Одним словом жизнь. И уже начинали путаться восприятия. А действительно ли сейчас ночь?
Свет огней осветил лицо молодой девушки, одетой довольно-таки странно для юной особы. Вдоль и поперек улицы шествовали дамы, обтянутые в бархат и шелка платьев, сшитых искусными мастерами. Рядом с ними Ангелика казалась несуразной. Ее одежда, раньше бывшая для нее самым удобным одеянием, теперь стала стеснять движения. Некоторые взгляды, которые привлекла Ангелика, выступив на свет, будто бы кричали ей о ее ужасном внешнем виде. Где спокойствие? Уверенность? Где? Стало смешно...
«Ну и что ты застыла на месте как вкопанная?» — внутренний толчок. Действительно, неужели она могла испугаться парочки презрительных взглядов. Разве ей к ним не привыкать?
Она бы не смогла объяснить все чувства, которые испытывала, попав в эту часть города. Аристократично правильные, красивые лица. Воздух наполнен изысканными ароматами духов. От переизбытка которых начинала слегка кружиться голова. Взгляд не мог сфокусироваться на чем-то определенном. Этот новый для нее мир был настолько интересен и любопытен, что путал мысли, создавая в голове просто кашу из впечатлений.
С трудом оторвав жадный взгляд от окружающего великолепия, девушка отошла в сторону, чтобы не мешаться под ногами. Гул голосов частично заглушал реку, даже не смотря на то, что та находилась всего в нескольких саженях. Ангелика подошла к невысокому ограждению, отделявшему площадь от набережной. Положив руку на узорчатую решетку, девушка слегка облокотилась. Пару минут она неотрывно наблюдала, как переливаются отблески огней по быстро струящейся воде. В плечо ей тыкался носом конь, явно уставший и голодный после долгого пути. Ее тело также напоминало об усталости. Одежда была вся в дорожной пыли. А живот предательски урчал. Игнорировать все вкупе было невозможно. Возникшая в этот момент неустроенность немного пугала. «Как дальше? Куда я пойду?» Все было гораздо проще в лесу в одиночку с волками или с другим диким зверьем.
Внезапный порыв легкого ветра. Странно. Погода кажется совершенно умиротворенной, особенно здесь, среди ночи в городе. Что-то, шурша, прибилось к ее ноге, отвлекая от всех мыслей сразу. Этим что-то оказалась бумажная листовка. Ангелика не удержалась и подняла ее. Развернув слегка пыльную бумагу, она прочла:
— Требуется добросовестная девушка для разной работы по дому... — прозвучали прочитанные ею слова вслух. «Работа!» — осенило ее. Да, ей нужна была работа. Вряд ли ее оставшихся денег хватит даже на неделю. Это было реальным выходом из сложившейся ситуации. Словно какой-то добрый дух принес это объявление к ее ногам. Случайность? Скорее всего. Но счастливая случайность. Решено. 3 апреля? Это как раз завтра. Завтра. А сегодня она забудет на время о своих тревогах. И насладится ночным городом. Девушка неуверенно ступила на площадь, озаренную золотистым свечением множества фонарей. Первый шаг был сделан. Поэтому отступать было некуда. Ангелика устремилась через площадь, держа за поводья своего коня.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Собор Святой Розы

Отредактировано Ангелика Вайдман (25.02.2013 10:12)

+5

101

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

10 апреля 1828 года, одиннадцатый час вечера.

Над Волкогорьем гуляли тучи. Большие, серые, беспокойные. В эти тучи, как в теплую бабушкину шаль из крупнопряденого мохера, куталось чернично-звездное небо, грозящее выстрелить по прохожим очередной порцией ливня. Амелия не любила это время года — разгар весны — с его сиротливо-голыми ветками, с тяжелыми проливными дождями, с подтаявшими лужами, в которых кружился мусор, с плотным, насыщенным электричеством воздухом, в котором искрило от обещаний скорой грозы. Самой весны в эту пору еще и не было. Она еще не проснулась, только делала вид, что собирается вот-вот распуститься первыми почками на березах и липах. Не было ощущения обновления. Не было буйства зелени, упоительного запаха цветущей сирени, многообещающе нежных и теплых сумерек; город еще не тонул в бело-розовой вуали из лепестков цветущих каштанов. Нет, он, конечно, тонул, он всегда в чем-то тонул, но сейчас — в зябкой слякотной измороси, в маслянистом свете витрин и фонарей, во мглистой дымке, что низко стелилась по улицам и путалась под колесами экипажей. Было в нем этим вечером что-то гибельное, отчаянное, вызывающее необъяснимо горькое чувство.

В больших, серых, беспокойных глазах Амелии отражался тонущий город. Она медленно шла по проспекту, дышала запахом сырости и вечернего кофе, прислушивалась к бесстыжему цокоту своих каблуков, подбитых металлом, прятала лицо в тень капора, избегая случайных встреч со знакомыми, думала о грустном, о прошлом, мечтала. Почему-то ей вспомнился поцелуй, приснившийся несколько дней назад. Такой, как она любила. Когда весь мир замолкает, размывается, отступает, когда время останавливает свой бег, и происходит что-то необъяснимое, какое-то таинство, преображение, метаморфоза. Остаются только она и он — мужчина из ее сна. Двое в замершем времени. И вдруг она понимает, что все его мысли сейчас — только о ее губах. Он смотрит на них, прикасается к уголкам ее рта. Сначала подушечкой пальца, затем губами, обдавая ее жаром своего сбившегося дыхания. Он дрожит. Робко, словно боясь спугнуть волшебный момент, маленькими шажками движутся его губы по ее губам. Она непроизвольно приоткрывает рот, отвечая ему такими же осторожными движениями, ее мысли путаются, голова запрокидывается и отключается. Она чувствует, что он тоже сдерживается, но одновременно наслаждается этой неспешностью и замедленностью. Она знает, что из всей сумятицы обуревающих его чувств он с пронзительной точностью может выделить одно совершенно отчетливое — желание продлить как можно дольше этот момент. Поймать, зафиксировать, запечатлеть, выгравировать на сердце эту страстную нежность, эту блаженную муку, вызванную нарастающим возбуждением и беспокойством. Он придвигается ближе, и она предощущает, что через пару мгновений он войдет языком в ее рот. Но тут их застигает отрезвляющий звон будильника.

Она была уверена, послевкусие этого поцелуя будет преследовать ее еще долго, до тех пор, пока его не вытеснят мысли о работе. Но сейчас она не хотела ничего вытеснять, напротив — с каким-то мазохистским упорством она возвращалась в свой сон, примешивая к воспоминаниям о нем другие, связанные с Эдвардом. Она боялась себе признаться, что тем мужчиной из сна был он, мимолетное увлечение ее шальной студенческой юности. Боролась с желанием слить образ приснившегося мужчины с образом своего бывшего... кого? Кем они были друг другу? Не любовниками, не друзьями, не родственными душами, не партнерами. Никем, ничем, именно что обрывками сна. Но борьба ее была тщетной.

«Я не должна поддаваться эмоциям. Что за блажь — потворствовать своим глупым порывам? — напомнила себе вампиресса. — Я Аскар. Аскар! Я должна думать о работе». Но о работе не думалось. Думалось о чем угодно, только не о работе.

В нехарактерном для Аскаров чувствительном настроении Амелия остановилась на мосту через Кручицу, схоронившись от измороси под аркой несущей колонны, поставила ридикюль у ног, положила локти на парапет и устремила свой затуманенный взор на глянцевую поверхность реки, по которой неторопливо полз прогулочный пароход. На палубе лайнера мигали неоновые гирлянды, играла музыка и танцевала парочка сумасшедших, которым не страшна была непогода. Вампиресса вслушалась в гулкие звуки парящей над водою мелодии. Это был вальс Рихарда де Вальда — того же композитора, что написал оперу «Черный лебедь».

Черный Лебедь. Так он ее называл. Она помнила тот день, когда Эдвард, тогда еще начинающий фотохудожник, просил ее позировать для «одного дерзкого проекта». Было холодно, и кожа ее пошла мурашками. Она вздрогнула, когда полыхнула вспышка, а он тут же вынырнул из-под черного покрывала и подбежал к ней, чтобы поправить упавший ей на лицо непокорный локон. Он наклонился к ней — близко-близко — коснулся ее щеки пальцами, заправляя локон ей за ухо, в глазах его зажегся какой-то странный огонечек. Он смотрел на ее губы, как тот мужчина из сна, — борясь с затаенным желанием узнать, каковы они будут на вкус; дышал горячо, громко и сипло. Она же в противоположность ему затаила дыхание и вся напряглась, обмерла, превратилась в ледышку. Помнила, Эдвард тотчас смутился, потупился, вернулся к своему фотоаппарату и неестественно сухим тоном велел посидеть пару секунд, не двигаясь.

Из бесед с психоаналитиком Амелии было известно о том, что «память людей и вампиров реконструктивна», что всякий полет мыслями в прошлое — не столько проверка целостности архива запечатленных памятью фактов, сколько творчество подсознания. «Когда мы о что-нибудь вспоминаем, — умничал милсдарь Монокль-и-Бородка, — мы задействуем наше воображение в гораздо большей степени, чем хотелось бы. Мы сами дорисовываем недостающие фрагменты в картинах минувшего, заполняем прорехи меж слайдами памяти своими домыслами, надеждами и мечтами». Что ж, по всей вероятности, подсознанию аскарессы угодно было напомнить своей хозяйке об Эдварде. Но почему, ради святых пророков, сейчас? Все из-за того сна?..

— Черный лебедь, — рассеянно прошептала мазель Аскар. «Как он узнал? — спросила она себя. — Откуда? Как он смог разглядеть во мне эту трагическую фигуру? Я и сама не могла помыслить... Я всегда считала себя другой: уверенной, отстраненной, холодной стальной магнолией, истинной дщерью своего отца, которую сызмальства готовили управлять делами клана твердой рукой в лайковой перчатке. Но он... Он увидел во мне нечто иное — беззащитное, трепетное, ранимое... Нет! Этому не бывать! Аскар никогда не позволит себе беззащитность. Что за странные вздохи теснят твою девичью грудь, Амелия? Возьми себя в руки!» Повинуясь приказу разума, рука девушки легла на ее стесненную горечью грудь, наткнувшись при этом на твердый бугорок серебряного амулета.

«Что если все дело в медальоне Филиппы? — криво усмехнулась аскаресса. — Вдруг мой сон был и не сном вовсе, а провидческим трансом, спровоцированным этим странным кулоном? Ерунда какая! Криптометр не показал наличия в нем пси-энерии. Впрочем, не помешает проверить его еще разок, как только доберусь до лаборатории».

Печальное лицо госпожи Амелии, по-прежнему обращенное в черноту вечерней реки, озарила решительная улыбка. Сей же миг вампиресса стряхнула с себя мечтательное оцепенение, подхватила ридикюль и, рассекая встречный поток прохожих, стремительно зашагала в сторону штаб-квартиры гильдии алхимиков.

Отредактировано Амелия Аскар (05.01.2016 17:29)

+7

102

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Алейна хотела извиниться перед новым знакомым за «теплый» прием в ювелирном магазине (ей было очень стыдно за мэтра Джафара аль Гиеди), но не успела она озвучить свои мысли, как заговорил Авель:
— Смею предположить, что Джафар аль Гиеди один из лучших в своем деле. Мне бы очень хотелось в это верить. Его пальцы и дурной язык говорят об этом красноречивее, чем того хотелось бы.
Ревенантка с доброжелательной улыбкой посмотрела на наемника, но тот не обращал на нее никакого внимания, высматривая кого-то на улице. Алейна лишь пожала плечами, но сказать она снова ничего не успела, как грянул такой звонкий и залихватский свист, что осталось только прикрыть уши. «Вот это да! Все мальчишки, вместе взятые не могли так свистеть! Я тоже тааак хочу... Ох, что я думаю?! Узнай родители, что я не разучилась свистеть ещё и восхищаюсь этим... Страшно подумать!.. Но с другой стороны их здесь нет, поэтому свист преотличнейший!», — размышляла Алейна. Девушка тоже умела свистеть, но ее старания больше походили на писк умирающей мыши. А то что выдал вампир было выше всех похвал.  Свист смолк, также как и начался, неожиданно. Ревенантка один раз хлопнула в ладоши, проверяя остался ли у нее драгоценный слух и чуть ли не с благоговением взглянула на Авеля. Удостоверившись, что слух никуда не делся и, ещё одно доказательство этого, она услышала знакомый голос:
— Ты — тролльский помет! Как ты посмел звать меня свистом?! Я тебе что, собака?! — голос принадлежал знакомой по таверне девочке-воровке, которая во весь опор бежала в их сторону.
«Ох, вот кого он искал. Маленького бесёнка!» — удивилась Алейна, наблюдая за тем, как Айрин безуспешно пытается ударить мужчину.
— Это очень милая сцена – встреча старых знакомых, — улыбаясь, ревенантка переводила взгляд с наемника на воровку и обратно, — но, если мы хотим догнать мэтрессу Аскар, то надо поторопиться.
Девушка твердой походкой двинулась вперед к намеченной цели. Не удержавшись, она повернулась и сказала девочке:
— Рада снова видеть тебя, чудо!
Алейна продвигалась быстрым шагом вдоль освещенного проспекта. Плотнее кутаясь в салоп из-за противной измороси, она уверенно вывела необычную парочку на мост через реку. Обращая пристальное внимание на прохожих, ревенантка искала Амелию Аскар. Через несколько минут поисков Алейна увидела её. Мэтресса Аскар стояла ровно на середине моста и в задумчивости смотрела на воду. С победоносной улыбкой ревенантка повернулась к своим знакомым, давая понять, что они нашли ту, которую искали.

Отредактировано Алейна Готьер (04.01.2016 17:17)

+5

103

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Силентия не любила этот район города по множеству причин, но основной, конечно же, были воспоминания. Хорошие, плохие, обычные... все они возвращали её в прошлую жизнь, о которой вампиресса старалась не думать. Но проспект насмехался над ней — знакомые улицы и дома, казалось и не поменялись вовсе с последней их встречи и дразнили иллюзией постоянства. Город окутывал пеленой прошлого, маня в свои холодные объятья, обещая утешить израненную душу, унять боль и подарить покой.
Опьяняюще легко дышалось. Холодный воздух, пропитанный весенней влагой, оседал в легких, даря ощущение легкой эйфории. Много воды утекло с того времени, когда Стрикс называла Дракенфурт домом. Сейчас она начала сомневаться в том, что он, как и прежде необходим ей. Да, весь клан Стриксов практически не покидал пределы графства и жил тут на протяжении многих поколений. Даже будучи на грани гибели Совы не покинули это место. Но время не стоит на месте — оно изменчиво и коварно. Растягивая минуты ожидания, ворует мгновения радости и счастья. Под его влиянием друзья становятся врагами, возлюбленные — чужими, живые — мертвыми...
Окунувшись в бездну воспоминаний, рискуешь заплутать в лабиринте, построенным временем по законам понятным ему одному, и остаться в нем навсегда.
Апатия, временно отошедшая на задний план, вновь тянула к вампирессе свои длинные липкие лапки, желая вернуть её обратно в беспросветную пустоту изгибов лабиринта. Стрикс сопротивлялась, стараясь не думать о прошлом и попутно не упустить из виду идущую по проспекту троицу. И ей это удавалось до тех пор, пока через дорогу не показалась старая кафешка. В прошлом это небольшое, но уютное заведение облюбовали клирики и отмечали там любое мало-мальски значимое событие. Сейчас же ему обновили фасад и сменили название.
Вывеска кафе игриво зазывала к себе прохожих. Кто-то проходил мимо, не удостаивая её и толикой своего внимания, кто-то с любопытством посматривал, решая зайти или нет. Вампиресса остановилась, не веря своим глазам. Иллюзия постоянства растворилась в промозглой апрельской измороси, словно её и не было вовсе. К своему ужасу Силентия осознала — город менялся! Менялся, жестоко вырывая страницы её воспоминаний предавая их забвению. Присмотревшись внимательней, Стрикс начала замечать эти изменения повсюду. Дракенфурт, что окружал вампирессу, был уже не её домом. Он стал чужим.
За всем этим калейдоскопом Силентия упустила из виду необычную компанию. Вглядываясь в спины прохожих, она быстрым и широким шагом, столь не свойственным великосветским дамам, зашагала в предполагаемую сторону пути троицы. И не ошиблась. Возможно, еще работало чутье клирика, а может и просто удача, кто знает.

Отредактировано Силентия Стрикс (04.01.2016 22:46)

+5

104

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Авель представил насколько комично должно быть выглядел со стороны весь этот цирк. Её наполненные яростью удары, при том абсолютно беззлобные, разумеется не оказали никакого влияния. Наемник нахмурил брови и всем знакомым спокойным равнодушным тоном произнес, обращаясь скорее ко всем своим спутницам, чем к кому-то конкретно:
— Нам пора двигаться, время уходит.
Он развернулся и пошел в ту сторону, куда изначально собиралась направиться Алейна, выйдя из ювелирной мастерской, даже не задумываясь о том, последуют ли за ним его спутницы.
Стоит отметить, что этот балаган уже успел ему надоесть. И если Алейна волею судьбы раз за разом оказывалась соучастницей каких-то событий косвенным образом связанными с ним, то Айрин, без которой он в принципе мог бы обойтись, без конца усложняла ему жизнь. И дело не в потраченных на нее деньгах, а в её совершенно бестолковом поведении. Желание что-нибудь украсть перебивало разумные доводы, давая выплеснуться наружу каким-то звериным инстинктам, смешанным в котле порока с человеческой алчностью. Впрочем, наемник и не смел рассчитывать, что мешочек с деньгами как-то утихомирит воровской нрав. Что касается Алейны, то эта милая девушка все больше нравилась ему. Давно не доводилось сталкиваться с таким милым и наивным существом. Забавная она какая. Хорошо воспитанная, правильная, в то же время с хорошим свойственным её происхождению характером. Настоящая ревенантка.
Авель поднял глаза и посмотрел на небо. Тучи словно не собирались давать ни малейшего шанса увидеть солнце. На западе темнели грозовые облака, грозно сверкая молниями, озаряя рябую поверхность Тальгарского моря. Дождь начинал накрапывать все сильнее, вдобавок ко всему поднялся довольно неприятный ветер.
— Дождь прибивает запахи и смывает чернь, — тихо проговорил Авель.
Эту фразу частенько повторял его воспитатель Лаплас, стоя у грязного окна и глядя на ливень, орошающий земляные участки, размывающий дороги, разгоняющий рабочих и заставляющий купцов останавливать свои обозы, чтобы укрыться под небольшими дорожными навесами.
— Нам следует поторопиться, в противном случае мы будем плыть по мостовой, — громко сказал Авель, обернувшись.
Он немного подумал, после чего добавил:
— Алейна, мне нужно, чтобы ты показала Айрин твою госпожу. Айрин, надеюсь, тебе не нужно объяснять, что делать? Я ищу украшение. Полагаю, его вид сам за себя скажет тебе о том, что это именно оно.
Наемник ясно видел, что они привлекли слишком много внимания, но ничего более не оставалось. «Главное — это цель, с остальным разберемся по ходу», — решил Авель.

+6

105

Алейна в нерешительности замерла недалеко от госпожи Аскар. Идея представить своего нового знакомого мэтрессе казалась уже не такой и хорошей. Как среагирует госпожа Амелия на таких экзотических спутников? Если уж мастеру Джафару аль Гиеди не понравился милсдарь Авель, то что же говорить о Амелии Аскар. В голове вереницей крутились множество вопросов. Но надо было что-то делать, собиралась гроза, а мокнуть под дождем точно не входило в планы ревенантки.
— Нам следует поторопиться, в противном случае мы будем плыть по мостовой, — читая мысли девушки, произнес наемник.
Следующая реплика заставила Алейну оторопеть, а затем вздрогнуть, когда вдалеке загремел гром.
— Алейна, мне нужно чтобы ты показала Айрин твою госпожу. Айрин, надеюсь, тебе не нужно объяснять, что делать? Я ищу украшение. Полагаю, его вид сам за себя скажет тебе о том, что это именно оно.
«Они хотят обокрасть моего работодателя! Я обещала помочь, но не в воровстве. Как я буду работать потом с мастером и смотреть в глаза мэтрессе... Но если подумать, госпожа Амелия может и не отдать медальон. Не зря же она забрала его с собой для каких-то целей... Мда, дилемма. Я не могу хоть и косвенно дать свершиться не законному делу», — закусив губу, с тревогой размышляла девушка, теребя ручку сумочки.
Алейна не спешила указывать на госпожу Амелию, но видя нетерпеливые взгляды своих спутников, обращенные на нее, ревенантка решила действовать. Стараясь держать в поле зрения сразу двух девушек, что было трудновато. Если мэтресса Аскар почти не двигалась с места (не считая, что она медленно шла по мосту), то Айрин не стояла на месте. Барышня переживала, что воровка устанет ждать, со своей проницательностью быстро вычислит вампирессу и стащит украшение. Решившись, девушка мельком взглянула на вампира:
— Подождите, пожалуйста, милсдарь Авель. Я не могу вам позволить обокрасть мэтрессу. Не посчитайте меня слишком правильной, но мне с этими люд... вампирами работать в одном магазине. И я слишком уважаю мэтра Джафара и госпожу Аскар. Простите, но я не могу так поступить с той, кто мне дал работу и платит... ну, по крайней мере, будет платить жалованье. Неужели эта вещь так дорога вашему семейству, чтобы пойти на столь гнусный поступок? — Алейна закусила губу, обдумывая дальнейшие свои слова. Сделав глубокий вздох, девушка продолжила (а в голове ее, как пойманная в капкан птица, билась одна мысль: «Лишь бы согласился. Лишь бы согласился»): — Послушайте, дайте мне несколько минут. Я переговорю с мэтрессой Аскар, и если... если она не захочет отдать вам украшение, можете делать, что сочтете нужным, — последние слова Алейна произнесла шепотом, но она была уверена, что наемник ее услышал. Ревенантка боялась поднять глаза, поэтому продолжала наблюдать за девочкой. «Что я делаю? Я собираюсь воззвать к благородству к кому?! К наемнику, который берется за любую работу. Ему, скорее всего, приходилось и убивать, и обворовывать. И, конечно же, я пытаюсь убедить воровку! Воровку! Она же с детских лет на улице и ничего хорошего в жизни, наверное, не видела», — все так же не отпуская ручку сумочки, погрузилась в невеселые мысли Алейна. Не видя в своей короткой жизни ничего страшнее мелких воришек, крутящихся возле магазинов, ревенантка, естественно, имела стойкое убеждение, что все, кто встречается ей на пути, ничего предосудительного совершить не могут. Но, как говорят: «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!». Каждый раз наступая на одни и те же грабли (в ювелирной лавке некоторые покупатели пользовались доверчивостью любимицы мастера), Алейна продолжала верить в человеческую (вампирическую) доброту. В данном случае она лелеяла надежду не обмануться в благородстве наемника, ведь он же спас ее в таверне от мерзких мужчин, хотя мог ничего не делать. Так и не подняв глаза к лицу вампира, девушка с нетерпением ждала слов милсдаря Авеля.

Отредактировано Алейна Готьер (06.01.2016 14:15)

+6

106

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Айрин была раздражена, но быстро успокоилась. В конце концов, скоро она покинет этого вампира и заживет свободно. Побыстрее бы разделаться с его поручением, взять денег и свалить куда-нибудь в деревеньку. Там всегда найдется добрая старушка, которая пожалеет голодающего ребенка. В этот раз Айрин даже сможет им отплатить деньгами за гостеприимство.
Девушка вяло ответила на приветствие Алейны. Лишь лениво махнула рукой, совсем не обратив внимание на то, что ее назвали «чудом». Себя она считала исключительно человеком. Даже не смотря на ее «маленькую шерстяную проблему», которой она становилась ночью
А погода продолжала вводить в уныние. Хотелось уже забраться куда-нибудь в тепло. Когда Авель сказал что-то про то, что им пора идти, Андерс лишь жалобно шмыгнула носом, но не возразила, удивляя даже себя.
Вскоре они вышли на мостовую, где даже в такую погоду было куча народа. Глаза Айрин предвкушающе блеснули. Это идеальное место, чтобы совершить кружу. Только вот это все мелочь, по сравнению с тем, что ей заплатят.
— Алейна, мне нужно, чтобы ты показала Айрин твою госпожу. Айрин, надеюсь, тебе не нужно объяснять, что делать? Я ищу украшение. Полагаю, его вид сам за себя скажет тебе о том, что это именно оно.
Девушка пожала плечами и кивнула головой, что могло означать лишь «не знаю о чем ты, но я сделаю, что могу». Показывать жертву ей было совсем не надо. В конце концов Алейна сама выдала ее, задержав взгляд на тонкой фигурке девушки чуть дольше. Но стоило воровке сделать шаг, как Алейна начала причитать о том, чтобы мы сначала поговорили.
«Святая Роза, эта девчонка верит, что нам отдадут очень дорогое украшение, если мы просто попросим?! Похоже, ей надо преподать жизненный урок».
— Ну ты чего так нервничаешь? — Айрин склонила голов вбок, подходя к девушке поближе и заводя руки за спину, надеясь, что Авель поймет ее знак в виде большого пальца вверх. А если он вмешается... Да какая разница? Она все равно сделает так, как надо. Чем быстрее воровка получит деньги, тем быстрее отвяжется от этой компании.
— Все будет хорошо. Я вот прямо сейчас подойду к ней и спрошу. Ведь я работаю на господина Авеля и мне надо честно выполнять работу, — Андерс продолжала смотреть прямо в глаза Алейны. Просто потому что так она выглядела намного серьезнее, а быть актрисой девушка могла. — Но если она откажет... эх. Ничего не поделаешь.
После этих слов, Айрин не удержала мерзкой ухмылки, махнула рукой вампиру и рванула в толпу. Она всегда быстро бегала, поэтому была уверенна, что ее не поймают.
Толпа людей для нее вообще не была проблемой. Она чувствовала себя там как рыба в воде. Лавирую между дядями и тетями, воровка уверенно пробиралась в сторону жертвы. Нужно было оказаться впереди нее, чтобы осуществить свой план. Разумеется, она не собиралась спрашивать у нее об украшении. Это глупо. Настолько глупо, что даже смеяться не хочется. Интересно, Алейна поверила ее вранью? Скорее всего. Она настолько наивна, что хотелось прямо сейчас мокнуть ее с головой в эту мерзкую реальность. Айрин никогда ничего не доставалось просто так. Никогда.
Оказавшись около жертвы, девушка улыбнулась и скинула капюшон. Без него она выглядела маленькой напуганной девочкой, лет тринадцати. Осталось всего ничего.
Ускорив шаг, Айрин налетела на незнакомку спереди и испуганно ойкнула.
— Простите-простите-простите, — прошептала Андерс, распахнув глаза и отпрыгивая в сторону. Широкий рукав скрывал украшение, стащенное с шеи девушки. Провернуть это не составило труда. В конце концов, ее обучал этому тот, кому не было равных в воровстве.
Усмехнувшись, Айрин махнула свободной рукой и побежала в толпу. Дело сделано, осталось только передать эту чертову вещь Авелю, забрать свои деньги и свалить в другой город. На несколько месяцев.

+6

107

Пусть город и менялся, но те, кто жил в нем меняться не спешили. Предсказуемые до мозга костей, чьи желания крутятся вокруг трех вещей: власти, денег и влияния, они добивались их всеми методами, которые были в их распоряжении. Закулисные игры происходили во всех сферах жизни от её самых низов до спальни самого Алукарда, и ни кто не хотел играть по правилам. Никто!
Силентия полагала, что клириком она стала из-за влияния Фулько, но трижды воскресни Роза, если это было действительно так. Фулько мастерски управлялся как с теневой стороной, так и со стороной закона, в его же дочери не было подобного таланта, только слепое следование букве закона и искреннее желание сделать мир чище, пусть, даже если она сама этого не понимала. Но ни что не совершенно — ни законы, ни сама Стрикс, ни этот морготов прогнивший мир.
Необычная троица остановилась не далеко от моста. Вампиресса замедлила шаг, продолжая идти вперед, не упуская их из вида. Погода портилась, изморось становилась все крупнее и постепенно превращалась в дождь. Девушка в зеленом нерешительно поглядывала на мост, наемник что-то говорил, а мелочь возбужденно зыркала по сторонам. Пара шагов и вот уже девушка о чем-то с жаром упрашивает вампира, а воровка, махнув рукой, нырнула в самую гущу толпы.
Не раздумывая Сели перешла на бег и устремилась за воровкой. Для вампирессы, привыкшей утопать по щиколотку в грязи предместий в погоне за гулем, маневрировать по скользкой каменной мостовой было легко, даже не смотря на поток народа. Длинные ноги быстро набирали скорость, но новые сапоги давали знать о себе — еще не разношенные они чуть сдавливали и обещали натереть мозоли, зато не сношенная подошва гарантировала Стрикс, что та не поскользнется в самый неподходящий момент.
Как бы быстро расстояние не сокращалось, стоило отдать мелочи должное — в толпе она ориентировалась мастерски, а снующие без дела прохожие мешали сфокусировать взгляд на её маленькой быстро движущейся фигурке, которая уже успела сбросить капюшон и «нечаянно» столкнуться с некой отрешенной от мира мазель в светлом. Сели не стала бы капитаном, если бы подолгу раздумывала над своими действиями и вычисляла всевозможные последствия, хотя, наверное, по этой же причине она не успела получить майора. Думать было не когда, а упускать цель не хотелось.
Кровь, разгоряченная бегом, заставляла сердце биться быстрее, ускоряя свой ток по организму. Легкого телекенитического тычка вполне бы хватило на то что бы ненавязчиво намекнуть, кому бы то ни было на, то, что он мешает и ему стоит посторониться, но для мазель Стрикс само понятие «легко» не существовало. Избыток своей псионической силы подаренный ей природой или праматерью (тут уж сами выбирайте) Сели ни когда не стеснялась применять на практике.
Ментальный посыл расчищал дорогу сродни корабельному килю, разрезающему водную гладь. Те, кто находился в непосредственной близости от вампирессы, не смогли устоять на ногах, остальным повезло больше. Обзор больше ни что не закрывало, и Стрикс отчетливо видела спину маленькой воровки, но в погоне уже не было необходимости. Переходя с бега на шаг, Силентия ухватилась левой рукой за парапет моста. Вошедшая в азарт она подняла девчонку в воздух (благо весила она мало) и вынесла за пределы моста, заставив зависнуть ту над водой.
Воровка была простым человеком, поэтому Сели не беспокоилась об её скрытых псионических особенностях, которых попросту не было, куда больше её заботил наемник вампир с сотней прожитых лет за спиной и горой опыта в придачу.
Продержать девчонку в воздухе она сможет пару минут. Случайные свидетели, попавшие под посыл, будут отходить от шока около минуты и более, всем тем, кто просто обратит на все это безобразие внимание, потребуется так же пара минут на осознание ситуации. Клирики, патрулирующие этот район, прибудут один Моргот его знает когда...
Правая рука вампирессы мягко легла на рукоятку револьвера. Подстраховка ведь никогда и ни кому еще не мешала?

+6

108

Авель догадывался, что наспех придуманная идея с участием воровки, скорее всего, не сработает. Это было достаточно очевидно, чтобы надеяться на чудо. И чуда не произошло, как обычно. Удивляться было нечему, он привык. Каждый год из его прожитых лет мог бы послужить новой главой для учебника какой-нибудь школы выживания.

Алейна едва успела закончить свою речь, как маленькая воровка, пытающаяся привлечь внимание Авеля знаками, молниеносно рванула в сторону гражданки, у которой был нужный им медальон. Дождь припустил с новой силой. Внезапно наметанный глаз наемника углядел чью-то проворную тень, набирающую скорость сквозь толпу. Должно быть, кто-то следил за ними. Впрочем, чему было удивляться? В следующую секунду Авель на мгновение закрыл глаза. Все его чувства были обращены в слух. Удары каблуков бегущего говорили о том, что бежал он, не преодолевая препятствий. Думать о том, что бегуну в этом помогало, времени не было. Айрин тем временем ловко, с хореографическим изяществом вертясь в потоке прохожих, продиралась сквозь толпу к намеченной цели. Оценив приблизительно все возможные расстояния и варианты, Авель открыл глаза и в упор посмотрел на русоволосую ревенантку. Времени практически не оставалось.

— Алейна, смею просить вас незамедлительно помочь своей госпоже. Ни в чем не пытайтесь её убедить, мы скоро снова увидимся с вами. Благодарю... тебя! — Авель счел необходимым перейти на «ты» с ревенанткой в этот момент. Так его просьба прозвучала доверительнее. Не смотря на то, что события накалялись, он был по-прежнему вежлив и сдержан. Каждое его слово было произнесено в спокойном ритме, ничто не выдавало его следующих действий.

Секунду спустя наёмник сорвался с места, словно дикий волк, наконец ворвавшийся в свою стихию. Люди шарахались от него в стороны, кто не успевал — падали на землю, прикрывая голову руками, словно защищаясь от стихийного бедствия. В несколько невероятно быстрых движений Авель оказался около моста, где незнакомка (оказалось, тот, кто следил за ними, был девушкой) с помощью своих способностей подвесила Айрин над водой.

«Другого шанса не будет, — сверкнула мысль в голове наемника. — Не вступать же в схватку с этой загадочной личностью здесь — в самом центре города?» Вампир, не снижая своей скорости, что есть сил прыгнул, перелетая перила и хватая за шиворот маленькую воровку. Его спина оказалась обращена в сторону так внезапно вмешавшейся в их дела особы. Айрин была за ним.

«Кажется, это не последнее моё купание на сегодня», — мелькнула в голове мысль.

Тем временем дождь зарядил в полную силу.

В следующий момент Авель увлёк за собой маленькую воровку и рухнул вместе с ней в темную воду Кручицы с головокружительной высоты (сколько метров отделяли мост от воды? Тридцать? Сорок?). Дыхание перехватило. Несколькими мгновениями позже по глазам его ударила вспышка, плечо пронзила дикая боль от удара. Все, что успел осознать наёмник, — это очень холодную воду, которая мгновенно охватила его тело своими цепкими ласковыми и ледяными ладонями. Дальше были только холод, темнота и пустота. Он потерял сознание.

Отредактировано Авель Логиэс (08.01.2016 17:25)

+5

109

На ходу Айрин быстро затолкала добытую вещицу в потайном кармане на внутренней стороне брюк, ближе к правому боку. Там уж точно никто ничего не найдет. Проверенно тысячу раз. Да и если ее начнут раздевать, девушка взвоет так, что хуже будет. Она много раз так поступала. Никто просто не посмеет раздеть ребенка, который смотрит на вас заплаканными глазами и утверждает, что ничего не брал. Хотя сейчас оставалась только бежать вперед.
Но убежать Айрин далеко не успела. Она уже обрадовалась, что за ней никто не гонится, поэтому спокойно замедлила шаг и в тот самый момент ее что-то остановило. Мало того приподнял и повесил над мостом, по которому она как раз проходила. От шока и страха, девушка заверещала и забрыкалась так, что у самой уши заложило. Это привлекло много внимания, но сейчас не имело никакого значения. Ее уже поймали. Она жутко испугалась. Сердце колотилось так сильно, что казалось сейчас выпрыгнет из груди. Вниз смотреть было страшно, но лучше упасть в воду, чем попасться в руки правопорядка. Только не снова туда! Нет! Только не снова побои!
Айрин брыкалась со всех сил, лишь бы освободиться. Убежать как можно дальше и плевать на Авеля, на деньги, на поиски пропавшей девушки. Сейчас хотелось оказаться как можно дальше! Из-за страха девушка не чувствовала даже начавшегося дождя. В голове была только одна мысль: «бежать!» В голове стояли страшные образы окровавленного ребенка, над которым стояли высокие люди в форме. Они усмехались и говорили, что вора все равно никто не будет искать.
В тот момент, когда девушка уже бессильно повисла, чьи-то руки схватили ее и она понеслась вниз. Это было самое долгое падение в жизни. Всего пару секунд, но Айрин успела понять, что держит ее Авель, что они падают в реку и что это будет больно.
А потом была боль и холод. Тело сковало так, что невозможно было двигаться. А еще катастрофически не хватало воздуха. Превозмогая боль в правой ноге, которая ударилась об воду, и ребрах, воровка забарахталась. Сейчас не могла думать ни о чем. В ней было большое желание выжить. Она даже не задумалась о том, что случилось Авелем, который прикрыл ее от удара.
И вот долгожданный вздох. Холодный воздух обжег легкие, но закричать не удавалось.
«Спасите, спасите... Кто-нибудь!» — мысленно закричала Айрин, снова ненадолго погрузившись в воду. Правую ногу от каждого движения пронзала боль, каждый вздох, который удавалось сделать, больно резал легкие, но девушка всеми силами старалась выплыть. Она знала, что ее никто не спасет. Она же вор, одиночка, человек, который никому не нужен. Таких как она не спасают, а через какое-то время их трупы находят в ближайших канавах. Но лучше это, чем попасть в руки клирикам.
В очередной раз оказавшись над поверхностью воды, Айрин поняла, что ее уносит течением к дальнему берегу. Закричать или хотя бы плыть не получалось. Сил почти не осталось, ледяная вода сковывала все движения. Хорошо, что ботинки были большие и давно спали с ног, но это никак не помогало двигаться. Течение было слишком сильным. Айрин просто подхватила вода, совершенно не обращая внимание на ее слабое сопротивление.

Отредактировано Айрин Андерс (09.01.2016 22:11)

+5

110

Вдалеке грянул гром, заставив Алейну поморщиться. Наемник продолжал хранить молчание, как заговорила девочка:
— Ну ты чего так нервничаешь? — ревенантка внимательно наблюдала за Айрин, прислушиваясь к ее словам, но чаяниям и надеждам барышни не суждено было сбыться. — Все будет хорошо. Я вот прямо сейчас подойду к ней и спрошу. Ведь я работаю на господина Авеля и мне надо честно выполнять работу.
Договорив последние слова, воровка рванула с места и скрылась в толпе. Девушка ничего не успела ни сказать, ни сделать. Горько улыбнувшись и закусив губу, она стала обдумывать свое новое положение: «Поговорит она, как же. Дело ясное: Айрин украдет это украшение... Моя мечта погублена. Госпожа Амелия все равно заметит пропажу медальона, придет в мастерскую и обо всем расскажет мастеру Джафару. Он хоть и вспыльчив, но умен — быстро вспомнит, с кем я ушла на поиски. Уходя, в витрине я видела любопытное лицо девушки-продавщицы. Если она намекнет про девочку-подростка, ушедшую с нами... Мэтрессе не составит труда сложить два и два, а если не она, то мэтр начнет очернять Авеля, и тут вспомнят обо мне... Мдаа, в „Фирузу“ мне возвращаться теперь нельзя, а сбережений хватит только на неделю... Вернусь в Филтон или к родителям в Цалту. Ругаться не будут, и слова упрека не скажут, но видеть огорченное лицо отца...» — ревенантка глубоко вздохнула и подняла головку к небу. Дождь остужал ее полыхавшее лицо. Внезапно в толпе на мосту возникло какое-то движение, а вампир заметно напрягся. Алейна пыталась что-то разглядеть, но все тщетно. Прервав молчание, Авель обратился к девушке:
— Алейна, смею просить вас незамедлительно помочь своей госпоже. Ни в чем не пытайтесь её убедить, мы скоро снова увидимся с вами. Благодарю... тебя!
«Тебя?! Тебя?! И что это значит? И в чем я должна убедить мэтрессу?» — изогнув правую бровь, подумала ревенантка. Ее мысли прервал дикий визг Айрин. Мужчина бросился в толпу — только виднелся его красный плащ.
— Она поймана! — в испуге воскликнула Алейна и побежала за наемником на мост. Быстро передвигаться в длинном, тяжелом платье по мокрой мостовой было неудобно. Добравшись до середины моста, девушка увидела висящую в воздухе воровку и приближавшегося к ней Авеля. Рядом с девочкой стояла какая-то девушка (вампир?) — спокойная, как тигр перед прыжком. Что случилось дальше, Алейна так и не поняла. Они просто растворились в воздухе. Спустя несколько долгих секунд голову ревенантки пронзила страшная догадка: ее знакомые упали в холодную реку! Она подошла ближе к тому месту, где все случилось. На мосту стала собираться толпа. Алейна робко поглядывала на девушку, которая поймала воровку: «Определенно она вампиресса. Неужели это она схватила Айрин и удерживала в воздухе?.. Ах, она же может заступиться за меня перед госпожой Амелией. Тогда мне не надо будет уезжать из Дракенфурта!» — закусывая губу, лихорадочно размышляла ревенантка. Наконец решившись, девушка приблизилась к вампирессе.
— Как вы могли? Она же всего лишь ребенок? Вода холодная! Они же погибнут! — выдала барышня на всю мостовую, не заботясь о том, что зеваки ее слышали. Не всегда у Алейны язык был согласен со здравым рассудком, и вот сейчас вместо того, чтобы спасти себя, она стала судорожно думать, как помочь Авелю и Айрин. Не обращая внимания ни на госпожу Аскар (о которой напрочь забыла), ни на вампирессу, стоящую рядом, ревенантка подбежала к перилам моста и взглянула вниз. Заметила кофту Айрин, но мужчины нигде не было видно. Наклонилась еще чуть ниже и обнаружила под мостом на берегу старую лодку с дымящейся черной трубой. Значит, она на ходу и собирается отчаливать. Не мешкая ни минуты, ревенантка бросилась бежать в сторону причала. Дождь перестал капать, но грязи от этого меньше не стало. Алейна поскальзывалась на мокрой мостовой. Только чудом не упав, она добралась до лодки. На пирсе маячил мужчина, отвязывая свое судно. Девушка приблизилась к нему и начала сбивчиво говорить:
— Помогите мне! Там с моста упали мужчина и ребенок! Ваша лодка на ходу, прошу вас! Помогите!
Мужчина посмотрел на мост, затем на взволнованную Алейну:
— Что вы говорите! Упали! Какая трагедия! От меня-то чего хотите? Ныряйте и спасайте, если так приспичило, — усмехнулся мужчина.
Ревенантка растерялась от такого отношения. Хозяин лодки, больше не посмотрев на барышню, спокойно занялся своими делами. Время быстро утекало, ещё немного — и спасать было бы некого. Девушка посмотрела вокруг себя, ища поддержки, но на причале было пусто. Вспомнив о вампирессе, на которую так опрометчиво накинулась на мосту, Алейна судорожно стала искать ее взглядом. Заметив ее, барышня ринулась к ней как к последней надежде.
— Простите меня за вспышку, но мои дру... знакомые могут погибнуть. Прошу вас, помогите мне их спасти, — с мольбой тараторила ревенантка.

Отредактировано Алейна Готьер (10.01.2016 10:35)

+5

111

Стрикс не успела собрать мысли в кучу и подумать, что ей делать дальше, как вдруг перед ней пролетела красная тень. Да-да, именно пролетела. Мгновение назад перед глазами вампирессы парила пойманная ею брыкающаяся и вопящая воровка, и вот её уже нет. Секунды не прошло, как Сели словно обухом по голове оглушили собственные ментальные силы, да так, что у неё подкосились ноги. Природа не терпит пустоты, а телекинез — небрежности. Стрикс не поняла, почему так произошло — из-за резкого увеличения массы или резкого исчезновения оной? Да и не до этого ей было: в голове гудело, как после удара по пустой железной бочке.
Начавшийся было ливень резко сошел на нет. Ошарашенные происходящим, любопытные до чужих дел прохожие начали стекаться в толпу, окружая слегка дезориентированную вампирессу.
— Как вы могли? Она же всего лишь ребенок? Вода холодная! Они же погибнут! — совсем рядом кричала на всю улицу та самая девушка в зеленом, которую, по мнению Силентии, должны были похитить. Теперь же версия изменилась, и вампирессе было непонятно, соучастница ли эта девушка преступления, или жертва обстоятельств.
— Вот только не надо делать из меня крайнюю, — огрызнулась Стрикс, вглядываясь параллельно с русоволосой незнакомкой вниз на реку, одновременно осознавая, что красной тенью был плащ наемника.
«Святая Роза, ну что за идиот! — воззвала к Праматери девушка. — Ну и что ты этим доказал?»
В первый момент Сели хотела сигануть вслед за вампиром и воровкой в воду, но инстинкт самосохранения оказался быстрее рефлексов. Хотя, скорей всего, это был простая боязнь высоты. Не сказать, что она сильно боялась, но что-то внутри неё сжалось от подобной идеи.
Обернувшись на стук каблуков, Стрикс увидела, как ревенантка (ей показалось, что особа по расовой принадлежности до вампира не дотягивала) бросилась бежать в сторону причала, проталкиваясь сквозь толпу. Что ж, всё лучше, чем стоять столбом и смотреть на бегущий поток воды в надежде, что кто-то другой сделает за тебя твою же работу.
Толпа зевак явно не желала расходиться. Силентия попробовала сконцентрироваться и прибегнуть к телекинетическому толчку еще раз, но мозг ясно дал понять, что на сегодня с него хватит. Переставшая было шуметь голова загудела вновь с новой силой. Русоволосой особе удалось проскользнуть сквозь заслон все прибывающих любопытствующих.
Вампиресса подняла руку с револьвером вверх. Два громких выстрела пронзили вечернее небо, лаская истосковавшийся по музыке огнестрельного оружия слух Стрикс.
— Гильдия клириков! — вторила выстрелам Силентия, перекрикивая нахлынувшую на толпу панику. — Здесь не на что смотреть! Расходитесь!
Это, конечно, мало успокаивало, но, по крайней мере, прохожие шарахались от быстро набирающей темп ходьбы Сели, как от прокаженной.
«Розарио меня убьёт», — подумалось вампирессе, подоспевшей к пирсу. Незнакомка сбивчиво уговаривала лодочника помочь:
— Помогите мне! Там с моста упали мужчина и ребенок! Ваша лодка на ходу, прошу вас! Помогите!
Он задумчиво посмотрел с начала на мост, затем на взволнованную девушку:
— Что вы говорите! Упали! — фальшиво удивлялся мужчина. — Какая трагедия! От меня-то чего хотите? Ныряйте и спасайте, если так приспичило.
Хозяин лодки отвернулся и преспокойно занялся своими делами, словно для него подобные происшествия были в порядке вещей и происходили по три раза за день. Хотя, кто знает, может, так и было.
Сели уже была намерена скинуть этого урода в реку, когда в её руку с мольбой о помощи вцепилась ревенантка:
— Простите меня за вспышку, но мои дру... знакомые могут погибнуть. Прошу вас, помогите мне их спасти!
Тяжело вздохнув, Стрикс расстегнула китель и, сняв его, всучила в руки русой ревенантки. Берет и несессер отправились туда же. Револьвер был предусмотрительно убран обратно в кобуру, которую более ничего не скрывало.
— Просьба не принята, — вампиресса сверкнула зелеными глазами. — Стой здесь и жди.
Без верхней одежды тоненькая фигурка Сели ощущала все прелести холодного весеннего ветра. Она внимательно всматривалась в речной поток, ища в нем хотя бы кого-то одного. И вот в одном месте показалось и тут же ушло под воду красное пятно. Взяв разбег в пару шагов, Стрикс прыгнула в воды Кручицы. Вода оказалась обжигающе холодной. В каждый миллиметр кожи впивались тысячи ледяных острых иголок, сковывая мышцы и мешая плыть. Не без труда вампиресса достигла бессознательного тела наёмника. Теперь предстоял не менее тяжелый путь обратно. Река не желала расставаться со своей добычей и пару раз вырывала её из рук Силентии, но Стрикс была не менее упряма. До пирса она добралась несколько ниже по течению и с огромным трудом взгромоздила на него бездыханное тело и влезла сама. Вампир был бледен, то есть крайне бледен, если сравнивать с обычной бледностью кожи представителей данной расы, и без сознания*. Не теряя времени, Стрикс поднесла ухо ко рту наемника и положила руку на грудь. Дыхания не было. Дрожа от холода и нарастающей паники, вампиресса кинулась проверять пульс. Сердце билось, пусть и не в полную силу.
Вспоминая давнишний зачет в академии, Силентия дрожащей рукой взялась за подбородок вампира, другой рукой зажала ему нос.
— Святая Роза, на моей совести и так достаточно смертей! Мне только утопленника ещё не хватало! — было не совсем понятно, к кому обращается вампиресса: то ли к наемнику, то ли к самой Праматери, то ли к кому-то еще. Немного запрокинув беловолосую голову вампира, Сели страдальчески набрала воздуха в свои легкие...
-----------------------------------------------------
*При потере сознания человек не вдыхает воду, и вода не поступает или поступает в крайне малом количестве в легкие и желудок.

Отредактировано Силентия Стрикс (10.01.2016 22:31)

+5

112

Завершение строительства и торжественное открытие Бургомистрийного моста вошло в историю как главное событие 1817 года. Соединивший южный и северный берега Кручицы, этот мост стал главным связующим пунктом центральной магистрали города. Ежедневно в обоих направлениях через него проезжали десятки тысяч экипажей и проходили сотни тысяч пешеходов. Пика своей интенсивности пассажиропоток достигал в промежуток между десятью часами вечера и двумя ночи. В это время мост через реку сам становился похожим на реку в сезон нереста летучего лосося. Вампиры, люди, местные и приезжие, теснясь, напирая друг на друга, сталкиваясь и расходясь, постукивая тросточкой, цокая каблуками, прижимаясь к обочинам, рассекая толпу локтями, свистя и жестикулируя кэбмену, покачиваясь в карете, сидя на дрожках, медлительно, неспешно или во всю прыть устремлялись к другому берегу. Порой от толпы отделялась стайка туристов, застывала у одной из арок моста, затем короткой перебежкой добиралась до другой и опять замирала. Из центра группы доносился торжественный голос гида, объясняющий туристам историческую и культурную ценность окружающей их архитектуры.

Через одну из подобных стаек, вильнув серебристым турнюром, пролетела Амелия, пару раз больно ударившись о плечи благоговейно застывших в осознании своей причастности к прекрасному зевак. В лицо ей летели капли дождя, иногда заслоняемые арочным перекрытием над проезжей частью моста, спинами прохожих или зонтами, так и норовящими угодить спицей прямиком в глаз. Не прогулка, а сплошные неудобства! Навстречу неслась волна бешеного лосося. Вдруг один из мальков вырвался вперед и на полном ходу врезался в беззащитную аскарессу. 
— Ой, простите, простите, простите, — глотая слова, затараторил малек (вернее, детеныш человека, всклокоченная девчонка среднего школьного возраста).
Амелия тоже ойкнула и выставила руку вперед в упреждающем жесте. Затем вспомнила, что обладательницы хороших манер обязаны во всех подобных ситуациях мило улыбаться конфузу, и поспешила уверить его виновницу в том, что, право, ничего страшного не случилось.
— Не извольте беспоко... — снисходительно улыбнулась вампиресса. Однако ее не слушали. Виновница конфуза, обдав Амелию испуганным блеском огромных глазищ, не отряхиваясь, сорвалась с места и ринулась в толпу с такой прытью, будто за ней гнался сам Моргот.
«Какая невоспитанность», — покачала головой госпожа Аскар, оправляя платье.
Дождь тем временем зарядил в полную силу. Подняв рюдикюль над головой, чтобы защититься от порывистого ветра, вампиресса шмыгнула под арку, но надолго там не задержалась. Отработанным туристами приемом — короткими межарочными перебежками — она добралась до южного берега и, перепрыгивая через лужи, устремилась под ближайший навес. Едва ей удалось укрыться от непогоды, как прогремели выстрелы, которым предшествовал странный звук, похожий на что-то среднее между всплеском и раскатами грома.
Любопытные носы высунулись из-под навеса: «Что это было? Где стреляли? Ах, на мосту! Там полиция? Слышали свисток? Кто-то упал в воду? Какое несчастье! Интересно все-таки, что там произошло?»
«Подумаешь, — скептически пожала плечами Амелия. — Наверняка очередной прыгун сиганул с моста от неразделенной любви. Большей глупости не придумать. И что они только находят в этой любви? Любовь... Вздорное чувствишко, которое доставляет сплошные неприятности и приводит к летальным исходам». Сейчас в ни в ее лице, ни во всей ее стати не было ничего от той грустной девушки, которая пару минут назад вслушивалась в звуки вальса, парящего над рекой, и мечтала о поцелуе. В сумрачный лабиринт улиц, окутанный густой пеленой дождя, смотрели холодные серые глаза истинного Аскара.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в девятнадцать часов)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ювелирный магазин «Фируза»

Отредактировано Амелия Аскар (15.01.2016 18:52)

+6

113

Айрин Андерс

Замок «Чертоги Инклариса»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Кэб легонько потряхивало — он ехал по мощеной булыжником мостовой. Видавшие виды бока экипажа украшал наполовину стершийся трехглавый дракон — герб клана Бладрестов и прочих нерукопожатных Логиэсов. Траектория передвижения сего транспортного средства была прелюбопытнейшей (для тех, разумеется, кого занимает подобный вздор): около двух с половиной часов назад кэб выехал за ворота «Чертогов Инклариса» и направился к порту, но не заезжал в доки, а покружил немного возле варьете «Зеленый домик», после вернулся на Волкогорье, прошвырнулся туда-сюда по проспекту, дернулся было обратно в Казенный квартал, по пути свернул в парк, из него выехал на набережную и покатил по южному берегу Кручицы.

Драго Бладрест (а именно он был пассажиром этого экипажа) подавил зевок, оставил в покое кисточку шторки, которую рассеянно вертел в руках последние полчаса, и высунулся в окно:
— Кажется, дождь начинается.
— Так точно, милсдарь Бладрест, — ответил ему Рунольв, самолично правящий экипажем. Конюха в замке не обнаружилось, как и большинства остальной прислуги, посему дворецкий вынужден был взять на себя его непростые, но почетные обязанности (благо, квалификация позволяла) и отвезти его сиятельство графа туда, куда его графская душенька пожелает. Судя по траектории передвижения кэба, душа графа желала странного. Впрочем, и сам граф выглядел сегодня в высшей степени необычно. Нет, вполне пристойно и даже более чем, — черный фрак, крахмальная сорочка, жилет слоновой кости, пара рубиновых запонок — настоящий франт! — но крайне непривычно для тех, кто привык его видеть в дорожном плаще и доспехах. Искусно выведенная татуировка, которая выглядывала из-за воротника, придавала его внешнему облику легкий флер экстравагантности. В последний раз Драго надевал этот костюм на свадьбу со Скарлетт.

«Скарлетт... Я и сам не до конца сознавал силу связующих нас уз, — думал Бладрест. — Подобно призраку, явившемуся за местью, она преследует меня повсюду, куда бы я ни направился. Но если я не перестану мучить себя мыслями о ней, я потеряю себя. А у меня есть еще те, ради кого стоит жить и бороться: моя дорогая Корделия с ее трогательной неприспособленностью ко взрослой жизни, моя милая Лилия с ее разбитым сердцем и подмоченной репутацией. Они нуждаются во мне, и ради них я обязан взять себя в руки».

Взять себя в руки. Проще было сказать, чем сделать. Драго пытался отвлечься, но все, что мог предложить ему Дракенфурт нынешней ночью — это «знойные цыпочки» в варьете, прием у Дракулитов, оперу «Черный Лебедь» в «Танталусе», ужин за полцены в «Винном вечере» и стычку пьяной матросни в порту. Скука смерная! К тому же куда бы Драго ни посмотрел, всюду ему мерещилась Скарлетт — в улыбке танцовщицы, в движениях балерины, в изумрудах на шейке графини Дракулы и брани надравшегося пирата (что-то там про какую-то потаскуху).

«Как ни прискорбно, — вздохнул Бладрест, — я сам бегу развлечений. Кажется, ничто не способно вернуть меня к жизни, кроме, разве что, славной драки». Собственно, эту самую славную драку он весь вечер искал на улицах Дракенфурта, но она упорно не шла к нему в руки.

Дождь тем временем усилился. Драго думал было опять свистнуть Рунольву, чтобы тот правил в злачный район, где сегодня как назло было возмутительно тихо и благолепно, как вдруг метрах в тридцати от них раздался оглушительный всплеск — будто с неба в Кручицу шлепнулись триста пудов соли, съеденных Бладрестом в браке. За плеском последовали испуганные крики и выстрелы.

— Стоп, машина! — скомандовал Драго Рунольву. — На этой станции я сойду.
— Тпрууу, тпрууу, — дворецкий затормозил своего сивку.
— Откуда стреляли, ты не видел? — Драго выскочил из кабриолета под дождь и стал шарить глазами по сторонам в поисках стрелявшего. На мосту столпились зеваки, которые, перевесившись через парапет, смотрели на воду. Кто-то причитал, кто-то спрашивал, что случилось, кто-то просил сохранять спокойствие. Несколько особ, отделившись от толпы, побежали к причалу на том берегу.

— Милсдарь Драго, посмотрите туда! — взволнованно воскликнул Рунольв, указывая на реку. Там некто (по всей вероятности, виновник шумихи) барахтался и плескался, из последних сил сражаясь с течением. И, похоже, проигрывал.
Драго улыбнулся блаженной улыбкой верующего, чьи молитвы были услышаны, снял фрак, швырнул его на сиденье, крутанул головой из стороны в сторону, разминая шею.
— Я отойду на минутку, стой где стоишь, — коротко приказал он своему верному подручному и стремглав бросился к реке. В два удара сердца достиг он волнореза, взбежал на него и оттуда, ни секунды не колеблясь, акулой прыгнул в холодную темень воды.

Течение было сильным. Широкими точными взмахами рук воин рассекал воздух, под острым углом погружая ладони в воду и подбирая ее под себя мощными гребками. Через каждые три гребка его голова поворачивалась влево или вправо для вдоха; ноги непрерывно взбивали над поверхностью реки небольшой аккуратный фонтанчик. Расстояние, отделявшее Драго от утопающего, медленно, но уверенно сокращалось. Когда он подплыл совсем близко, стало ясно, что утопающий выбился из сил и уже почти не пытается сопротивляться стихии. Река вертела его и крутила, как поплавок, увлекая за собой вниз по течению. «Если он не утонет, захлебнувшись водой, — мелькнула у Драго мысль, — то околеет от холода. Надо поторопиться». Сделав еще пару размашистых гребков, Бладрест набрал побольше воздуха в легкие и нырнул на метровую глубину, где течение было уже вдвое слабее, чем на поверхности. В воде было непроглядно темно, но Бладрест успел понять, куда ему нужно двинуться. Зажмурив глаза, он подплыл к прыгуну (Драго почти не сомневался, что спасает несчастного влюбленного, который решил свести счеты с жизнью, прыгнув с моста), схватил его за талию и потащил, подгребая одной рукой, обратно к берегу. Тушка прыгуна была на удивление легкой. Воин не сомневался, что выловил из реки страдающего идиотка-подростка.

Да, это действительно был подросток. Но нет, не идиот — идиотка.

Правда, пикантная эта деталь стала явной уже на берегу. Сначала Драго вытащил из воды маленькое холодное тельце ночного пловца, донес его до кэба, уложил на сидение, и только потом, минут десять спустя, когда Рунольв стал это тельце растирать через мокрую одежду, чтобы оно не закоченело, выяснилось, что оно имеет все признаки принадлежности к женскому полу. Ну, или намеки на них.

— Святая Роза, это девочка, — пролепетал дворецкий растерянно.
— Набрось ей на плечи мой фрак, — джентльменски протянул свою одежду Драго. — Жаль, пледа нет, но фрак не успел вымокнуть под дождем, она должна им согреться.
— Я вызову полицию, ваше сиятельство, — то ли спросил, то ли предложил Рунольв, заворачивая выловленного из реки ребенка в черную шерсть с атласными лацканами.

Отредактировано Драго Бладрест (12.01.2016 22:34)

+7

114

Авелю Логиэсу, Силентии Стрикс

Вампиресса спокойно посмотрела на Алейну, заставив ее немного сконфузиться. Затем неожиданно впихнула ей китель и берет. Ревенантка только успевала их подхватывать.
— Просьба не принята, — также хладнокровно произнесла девушка. — Стой здесь и жди.
Барышне, растерявшейся и потерявшей дар речи, оставалось только молча наблюдать и кивнуть в знак согласия. «Что она собралась делать? Не нырять же, в самом деле?..» — промелькнула мысль, но в подтверждение ей вампиресса легким прыжком сиганула в холодную воду. Ревенантка зажмурилась и на мгновение перестала дышать. Но легко сказать «стой здесь и жди», тяжело сделать, чтобы Алейна могла стоять на месте и просто смотреть. «А если и она утонет, что тогда... Так, выбрасываем плохие мысли из головы», — прижимая китель к груди, девушка побежала по берегу. Зоркие глаза внимательно следили за хрупкой девушкой, плывущей по воде. Ревенантка попыталась отыскать наемника, но его красный плащ то уходил под воду, то снова появлялся на поверхности. Айрин нигде не было видно. По мокрому песку вперемешку с грязью идти быстро не получалось. Путь барышне преградили кусты какого-то колючего растения. Пока она выбиралась из него, порвав подол платья, вампиресса успела вытащить на берег мужчину и выбраться самой. Авель не шевелился. Алейна буквально, подлетела к девушке. Но, боясь потревожить ее, замерла в сторонке.
Вампиресса, подняв голову наемника, пыталась привести его в чувство, приговаривая:
— Святая Роза, на моей совести и так достаточно смертей! Мне только утопленника ещё не хватало!
Алейна не знала, каким богам нужно молиться, чтобы мужчина начал дышать. Еще сильнее закусив губу и прижимая китель к груди, барышня присела на колени у головы вампира.
— Пожалуйста, дыши! Ну же, очнись! — тихо шептала ревенантка. — Зачем я привела вас на этот мост? Если бы не я!..

Отредактировано Алейна Готьер (12.01.2016 09:28)

+5

115

Силентии Стрикс

Это было верное решение — не вступать в бой с незнакомцем, впоследствии оказавшимся женщиной. Крепкий барьер из ментальной энергии оказался хорошим щитом даже для повидавшего виды наемника. Если быть точнее, эффект так называемого удара возник из-за резонанса, мгновенно возникшего в точке соприкосновения воздействия сил неизвестной леди, подвесившей Айрин над водой, и ментальной волей Логиэса. Позже, когда Авель преодолевал воздушное пространство между мостовой и ледяной водой, его затуманенный мозг быстро нашел причину и понял, почему девушка могла так быстро и беспрепятственно преодолевать толпу. Да, очевидно, решение спасти воровку своим безумным фортелем и не вступать в бой было верным, однако чем оно обернется?..
В последние мгновение перед ударом о поверхность воды наемник круто развернулся, после чего немного оттолкнул от себя девочку, приняв тем самым всю силу удара на свое левое плечо и предложив девушке в качестве плацдарма для приземления себя самого. Нельзя недооценивать высоту и умение падать. Плечо пронзила дикая боль, а на голову приземлилось что-то тяжелое. Очевидно, это была нога Айрин, но догадаться об этом Авель уже не успел. Мозг, словно неотрегулированный паровой двигатель, без каких-либо на то видимых оснований решил взять паузу в работе и отключился. В следующую долю секунды в глазах потемнело...

* * *
Губы. Незнакомый запах и чьи-то грациозно тонкие, но достаточно жесткие руки зажимают нос. Опять губы...

Авель открыл глаза и попытался поднять левую руку, чтобы отстранить от себя своего активного спасителя (или спасительницу). Зрачок резко сузился, когда свет фонарей упал на радужку, но это была не главная причина такой реакции. Боль в плече при попытке поднять руку заставила наемника поморщиться.
В следующее мгновение лицо, прильнувшее к его губам, отстранилось.
— Ты... — едва прохрипел сиплым голосом он, после чего сухо кашлянул, освобождая воздушные пути в легких от остатков все-таки попавшей речной воды.
Наемник узнал в девушке ту, которая удерживала Айрин над пропастью. Но думать о ее чудесном участии в его спасении, учитывая, что он сам же от нее и бежал, если можно так сказать, хотелось в самую последнюю очередь. Слишком много вопросов, успеется. В глазах стояла белая пелена, кроме смутных расплывающихся очертаний лица этой незнакомки Авель различал только мертвецки серое небо, нависающее над ними, словно чей-то рваный балахон. Голова болела, в виски била кровь, отдаваясь кузнечным молотом от стенок черепа. Да, в следующий раз стоит еще раз подумать, прежде чем сломя голову сигать в воду с такой огромной высоты.
Говорить по-прежнему было трудно, но, кое-как собравшись с силами, наемник просипел:
— Плечо... — после чего прикрыл глаза, ожидая новой болевой вспышки от входящего на место плечевого сустава.
Да, удар о воду был столь сильный, что даже тренированные сотнями лет мышцы не смогли удержать кость на месте. Определенно стоит думать в следующий раз, прежде чем делать. Так можно и сухожилия порвать, а они срастаться будут ой как не быстро. Даже учитывая все преимущества в скорости восстановления перед людьми.
«Ну же! Вверни мне руку, не видишь, что я жду этого?!» — вертелось на языке.

+4

116

Драго Бладресту

Весь мир воровки превратился в эту проклятую реку. Она не хотела отпускать Айрин. Сколько бы девушка не билась, глубина тянула ее вниз. А сил становилось все меньше. В какой-то момент воровка поняла, что все. Она больше не сможет двигаться. Сил совсем не осталось. Мысль о том, что она сейчас умрет, даже не приходила в голову. Была какая-то пустота. Даже страх пропал.
Над головой уже сомкнулась вода, когда Айрин поняла, что что-то сильное подхватило ее прямо из под воды. Эта неожиданная опора была живой. И только это смогла понять девушка, пока ее тащили в сторону берега. Ей было все равно. Тело уже не ощущалось, даже холодно не было.
Только выбравшись на берег, Айрин ощутила чьи-то удивительно теплые руки. Приоткрыв глаза, девушка подняла голову и увидела незнакомого мужчину. На миг ее сердце пронзила паника. Клирик?! Лишь через пару мгновений, которые воровка пыталась заставить тело работать, она поняла, что на незнакомце нет формы. Да и мало он похож на стража правопорядка. Их Айрин узнает даже в повседневной работе.
Следующее, что осознала Андерс то, что чьи-то руки ее усиленно растирают. Она прямо чувствовала, что кожа становится красной и начинает гореть. Это помогло придти в себя и выйти из состоянии полуутопленника. Но это скорее минус, так как с сознанием пришло осознание, что ей холодно. Очень холодно. Все тело била крупная дрожь, зубы бились друг о друга, создавая замысловатую мелодию. И если бы было время, Айрин бы непременно над этим посмеялась.
Только времени не было. Она была искренне благодарна этому дяде, который ее спас. Она даже готова была признать, что есть еще нормальные вампиры на свете. Но прозвучала страшная, фраза, которая заставила воровку подскочить, в буквальном смысле.
— Я вызову полицию, ваше сиятельство.
Стоило Айрин наступить на больную ногу, как она с шипением свалилась на сидение кэба. Что-то теплое упало с плеч, но сейчас было совсем не до этого! Нужно бежать, бежать как можно дальше! Но девушка прекрасно понимала, что не сможет даже сдвинутся с места — ее сразу поймают.
В черноволосой голове пробежали тысячи мыслей. Как сбежать? Куда бежать? И что делать? Выжить на улице с больной ногой — невозможно. Попасть к клирикам... нельзя!
«Нельзя. Мне нельзя снова к ним», — в панике думала Айрин, схватившись за правый бок рукой. Там, под серой сырой одеждой, был безобразный шрам. Опыт ее первого воровства. Один из самых страшных моментов в ее жизни.
Не осознавая, что делает, Айрин протянула дрожащую руку и схватилась за штанину светловолосого мужчины. Того, кто ее спас.
— Пожалуйста... — вырвалось у нее сквозь стук зубов. — Пожалуйста, не зовите их!
Девушка подняла взгляд. На лице было написано отчаяние, все тело била крупная дрожь, а из глаз вот вот должны политься слезы.
«Не надо туда. Там страшно и больно».
— Не надо, — снова повторила Айрин, сильнее сжимая пальцы на одежде незнакомца. Они плохо слушались и, возможно, он даже не чувствовал. Но для воровки это была хоть какая-то ниточка со внешним миром.
В какой-то момент, ей показалось, что мужчина начинает подниматься. Возможно, это были просто галлюцинации, но Айрин решила, что мужчина все же решил ее сдать. Не долго думая, девушка подскочила, на миг забыв о боли в ноге, и схватила мужчина за предплечье обеими руками. О ноге все же не стоило забывать. От боли потемнело в глазах и воровка свалилась на сиденье, продолжая крепко держать руку незнакомца. Ей казалось, стоит ее только отпустить и он сразу побежит звать стражей.
— Не сдавайте меня! Я сделаю все, что угодно!
На когда-то бледных щеках появился лихорадочный румянец. Айрин вздрагивала все сильнее. Ей казалось, что становится только холоднее, а нога словно онемела. Хуже было лишь то, что она не понимала: дрожит она от холода или страха?

Отредактировано Айрин Андерс (11.01.2016 19:52)

+5

117

Авелю Логиэсу, Алейне Готьер

Выдох... Один... Два... Три... Четыре... Снова выдох...
Силентия сосредоточенно возвращала к жизни наемника, стараясь не сбиться с ритма. От нехватки кислорода в своей крови начинала кружиться голова. Наконец вампир пошевелился. Стрикс резко отстранилась от его лица. Слишком резко. На секунду в глазах потемнело, но зрение быстро вернулось в норму. Теплый воздух вырывался частыми клубами пара из её рта, а тело дрожало от холода и напряжения.
Вампир попытался что-то сказать, но тут же закашлялся, избавляясь от грязной речной воды.
— Плечо... — просипел наемник, и Стрикс устремила взгляд сначала на правую, а затем на левую руку вампира. Неестественный изгиб намекал как минимум на вывих и как максимум на перелом.
— Сразу предупреждаю: я не медик! — стуча зубами от холода говорила Сели, жестом подзывая стоящую чуть поодаль ревенантку.
Забрав у девушки свой китель, Силентия сложила его и осторожно подложила под спину наемника, стараясь, лишний раз не задевать его поврежденную руку. Вывих Стрикс сама никогда не вправляла, но зато ей делали это довольно часто. Точнее, делал. Клирик-медик, чей револьвер сейчас находился в кобуре на левом бедре вампирессы. Но обычно это происходило в кабинете, а не в полевых условиях. Да и довольно давно.
Стрикс крепко сжала руку вампира неосознанно переплетая свои пальцы с его, и медленно без резких движений потянула в сторону от тела, сводя к минимуму травмирование мягких тканей. Обезболивающее было бы не лишним, но подобные травмы не терпят отлагательств. Характерный щелчок оповестил о вставшем на место суставе.
— Жить будет, — Сели обернулась на особу в зеленом, — но недолго...
В ответ на испуганную гримасу ревенантки губы вампирессы озарила усталая ухмылка:
— Если продолжит в том же духе, конечно же.

Отредактировано Силентия Стрикс (11.01.2016 22:02)

+5

118

Авелю Логиэсу, Силентии Стрикс

Алейна не сводила глаз с вампирессы, молясь Святой Розе, но вот наемник начал приходить в себя. Ревенантка с облегчением вздохнула и была готова, как маленькое дитя, скакать от радости, но барышня всего лишь благодарно улыбнулась девушке. Алейна не услышала, что сказал Авель, машинально подав вампирессе ее китель, она с ужасом смотрела на поврежденное плечо мужчины. Девушка точными движениями поставила плечо на место, а затем переведя взгляд на Алейну, произнесла:
— Жить будет, но недолго... Если продолжит в том же духе, конечно же.
Барышня улыбнулась и с сочувствием посмотрела на Авеля. Улыбка резко сошла с лица Алейны, она энергично вскочила на ноги.
— Айрин?! Что с Айрин?! — с ужасом воскликнула ревенантка. — Неужели она утонула? Бедное дитя.
Из глаз девушки полились слезы, ей было искренне жаль девочку. Алейна приблизилась к воде, все еще пытаясь, без с особого успеха, увидеть темную кофту воровки. Неожиданно у барышни закружилась голова и потемнело в глазах. Не понимая, что происходит, ревенантка провалилась во тьму. Она не слышала, о чем говорят вампиресса и мужчина, голоса ее спутников захлебнулись в криках, громких хлопках, похожих на выстрелы... Тело девушки сотрясали конвульсии, зеленые глаза закатились, она неразборчиво повторяла два слова: «Смерть. Кровь. Смерть. Кровь...»
Тогда как земная оболочка лежала на берегу реки, душа ревенантки, если можно так выразиться, нашла себя в окружении совершенно другого пейзажа. Алейна распахнула глаза и с удивлением обнаружила себя в комнате, полной вампиров и людей. Все они что-то кричали, показывая руками на пару, стоящую в центре. Девушка внимательно пригляделась, ее взору предстал мужчина с серебряными волосами. Авель?! Он повернул лицо, оказалось, что это не наемник, а другой вампир, явно моложе. Он бережно держал на руках красивую девушку, но она была очень бледна, взгляд ее зеленых глаз навеки застыл в одной точке. Ревенантка поспешила отвернуться от этой пары. «Что это за место?» — спрашивала саму себя барышня. Ее взгляд блуждал по столам, подбитым зеленым сукном, деньгам, испачканным в крови и разбросанным по полу. Там же лежали цветные кругляшки. Алейна присела и заметила на кругляшках цифры. «Это фишки! Игральные фишки! Казино!» — догадалась она. Повернув голову, ревенантка заметила знакомую фигурку, сжавшуюся в комок в углу. «Айрин? Жива!» — Воровка, испачканная в крови, в испуге зажмурила глазки и зажала уши. Она что-то говорила про себя, возможно, пыталась успокоиться. Алейна, на мгновение забыв, что это всего лишь видение, хотела увести отсюда девочку, как вдруг перед ней откуда ни возьмись появился Авель. Он был весь забрызган кровью. Ревенантка вскрикнула и развернулась спиной ко всему этому ужасу. У двери, небрежно облокотившись о косяк, стоял молодой вампир. Он бесстрастно наблюдал за всеми. Лицо Алейны покрылось румянцем, она узнала его. Того, кто приходил ей во снах. Того, кто так поразил молодую ревенантку глазами цвета морской волны. Девушка не могла, да и не хотела отвести глаз от него и молилась Святой Розе, чтобы наваждение не исчезло, не растворилось, как дым. Оно не исчезло. Молодой вампир — какая насмешка! — неторопливо развернулся и так же спокойно вышел, никем не замеченный, кроме Алейны... После его ухода ревенантку накрыла тьма. Девушка с трудом разлепила отяжелевшие веки. Над ней сияли звезды.

Тогда как земная оболочка лежала на берегу реки, душа ревенантки, если можно так выразиться, нашла себя в окружении совершенно другого пейзажа. Алейна распахнула глаза и с удивлением обнаружила себя в комнате, полной вампиров и людей. Все они что-то кричали, показывая руками на пару, стоящую в центре. Девушка внимательно пригляделась, ее взору предстал мужчина с серебряными волосами. Авель?! Он повернул лицо, оказалось, что это не наемник, а другой вампир, явно моложе. Он бережно держал на руках красивую девушку, но она была очень бледна, взгляд ее зеленых глаз навеки застыл в одной точке. Ревенантка поспешила отвернуться от этой пары. «Что это за место?» — спрашивала саму себя барышня. Ее взгляд блуждал по столам, подбитых зеленым сукном, деньгам, испачканных в крови и разбросанных по полу. Там же лежали цветные кругляшки. Алейна присела и заметила на кругляшек цифры. «Это фишки! Игральные фишки! Казино!» — догадалась она. Повернув голову, ревенантка заметила знакомую фигурку, сжавшуюся в комок в углу. «Айрин? Жива!» — Воровка, испачканная в крови, в испуге зажмурила глазки и зажала уши. Она что-то говорила про себя, возможно, пыталась успокоиться. Алейна, на мгновение забыв, что это всего лишь видение, хотела увести отсюда девочку, как вдруг перед ней откуда ни возьмись появился Авель. Он был весь забрызган кровью. Ревенантка от неожиданности и ужаса вскрикнула и развернулась спиной от всей этой картины. У двери, небрежно облокотившись о косяк, стоял молодой вампир. Он бесстрастно наблюдал за всеми. Лицо Алейны покрылось румянцем, она узнала его. Того, кто приходил ей во снах. Того, кто так поразил молодую ревенантку глазами цвета морской волны. Девушка не могла, да и не хотела отвести глаз от него и молилась Святой Розе, чтобы наваждение не исчезло, не растворилось, как дым. Оно не исчезло. Молодой вампир — какая насмешка! — неторопливо развернулся и так же спокойно вышел, никем не замеченный, кроме Алейны... После его ухода ревенантку накрыла тьма. Девушка с трудом разлепила отяжелевшие веки. Над ней сияли звезды.

«Я что, упала в обморок?! Не может быть!» — Алейна осторожно присела, потирая глаза. — Извините меня, если испугала. Такого раньше не было, — пролепетала девушка, сильно смущаясь, что совершенно чужие ей вампиры видели ее в таком состоянии. — Милсдарь Авель... мазель, я видела Айрин. Она жива и, возможно, в скором времени она будет в казино. Я, правда, не знаю сколько их в Дракенфурте. Но в одном из них она будет точно... Милсдарь Авель, я рада, что с вами все в порядке. Ну, относительно в порядке.
Ревенантка аккуратно встала, тяжело вздохнув о салопе и платье, замызганных грязью, и нерешительно обратилась к вампирессе:
— Эмм... прошу прощения, но вы не могли бы мне помочь еще раз... Видите ли, даже не знаю, что сказать. По воле случая и благодаря одной девочке, которая вместе с милсдарем слетела с моста, я лишилась работы. А вы как свидетель и официальное лицо, — Алейна выразительно посмотрела на кобуру с оружием и китель, теребя многострадальную ручку от сумочки, она продолжила, — не могли бы вы убедить госпожу Амелию Аскар, ту даму, у которой было похищено одно украшение, что... простите, милсдарь Авель... что я не хотела, чтобы так произошло и я не виновата.
Закончив последние слова, Алейна убрала с глаз непослушную прядь волос, которая выбилась из-под шляпки. Окончательно засмущавшись, она переводила взгляд зеленых глаз с наемника на вампирессу.

Отредактировано Алейна Готьер (13.01.2016 09:40)

+5

119

Айрин Андерс

В воде было дьявольски холодно. По крайней мере, первые полминуты, пока азарт борьбы с течением не разгорячил кровь воина. Потом Бладрест не чувствовал ничего, кроме кайфа от ударившего по венам адреналина. Что холод, что сопротивление воды, что тяжесть удерживаемого на поверхности тела прыгуна — все стало несущественным в тот момент, когда он вновь обрел вкус к жизни. В голове у него прояснилась, мир обрел звуки, запахи и краски, доселе размытая, погруженная в кромешный серый туман реальность приобрела устойчивость, стала на удивление отчетливой и осмысленной. Ядовитая боль, скорпионьими клешнями вонзившаяся в его сердце, ненадолго ослабила хватку.

Неприятные ощущения вернулись на берегу, когда Бладрест уже отдышался: ночная минусовая температура дала о себе знать сотрясшим тело ознобом. Воин без раздумий протянул Рунольву свой фрак, чтобы тот помог согреться спасенной девочке, а сам стал шарить рукой под сиденьем кэба в поисках заначки... нет, не бутылки водки, а кисета со здец-травой. Врожденный дар Бладрестов был разновидностью псионической способности под названием «экстрасенсорика», суть которой заключалась в умении усилием воли контролировать биологические процессы, происходящие в живом организме. Частным случаем этих процессов являлись те, что отвечают за терморегуляцию. Да-да, Драго собирался согреться с помощью своего дара. Однако, сознавая, что находится сейчас в эмоционально нестабильном состоянии, понимая, что рискует довести себя до теплового удара, не решился задействовать сверхспособности без притупляющей их здец-травы.

Нашарив под сиденьем тугой кожаный мешочек с измеленной травкой, Драго отсыпал себе в ладонь порошка на две понюшки, приложил к ладони сначала правую, потому левую ноздрю и с шумом затянулся. Средство начало действовать моментально. Парень сосредоточился и кратким ментальным приказом отрегулировал температуру своего тела. Рунольв тем временем укутывал юную мазель в шерстяной фрак и дул на ее окоченевшие руки.
— Я вызову полицию, ваше сиятельство, — сказал он, увидев, что ребенок приходит в себя.
— Резонное предложение, — согласился Драго.
Девочку била крупная дрожь, она сидела, скрючившись, подобрав под себя босые ноги, тяжело и прерывисто дышала, с каждым выходом выпуская в морозный воздух по небольшому теплому клубу пара. Но стоило Рунольву упомянуть полицию, как она ожила: дернулась, будто ее прошибло электрическим током, и впопыхах (то есть настолько поспешно, насколько было возможно в ее положении) стала выбираться из кэба.
— Куда вы? Вам нельзя идти в таком виде... — придержал ее за плечо дворецкий. Она выскользнула из его рук, оставив в них фрак графа Бладреста, однако при попытке ступить на поврежденную при падении ногу пошатнулась, досадливо зашипела и вернулась в исходное положение.
Беловолосый испустил усталый вздох и, напустив на себя притворную серьезность, проговорил:
— Мазель, вы храбро сражались со стихией, и я уважаю ваш героический порыв повторить свой подвиг, — в его тоне сквозила неприкрытая насмешка. — Но предупреждаю: второй раз бросаться по вашу душу в ледяную воду я не стану. Поверьте, ни один мужчина не стоит ваших страданий и моей простуды.
Девчонка протянула вперед дрожащую руку, ухватила наемника за край его брючины и, отстукивая зубами дробь, пролепетала:
— Пожалуйста... Пожалуйста, не зовите их!
Бладрест насторожился: «Почему она так боится полиции? Что-то здесь нечисто. На мосту была стрельба... Быть может, я ошибся, предположив, что она прыгнула в воду от несчастной любви?»
Дождь почти кончился, отчего видимость сразу значительно улучшилась, и света фонаря, проникающего через приоткрытую дверцу кэба, было достаточно, чтобы рассмотреть: одет был несчастный подросток как сирота, сбежавшая из приюта. «До меня доходили слухи о жестоком обращении с детьми в этих богодельнях, — продолжал строить догадки наемник. — Но что они должны были с нею сотворить, чтобы она предпочла смерть возвращению в приют?»
Сиротка подняла голову, ища взглядом глаза своего спасителя, крепче сжала его штанину и, безуспешно борясь с дрожью в голове, прошептала: «Не надо». На мертвенно-бледном личике девушки блестели синие глаза размером с чайные блюдца, и в этих глазах читалась такая мольба, такое отчаяние и томление, что сердце наемника болезненно сжалось в комок. Бладресту показалось, перед ним малышка Корделия. Эти глаза... Такие же синие, как у его младшей сестренки. Этот взгляд... Взгляд испуганной сказочной фейри.
Драго протянул руку к ее лицу, подушечкой пальца смахнул капельки влаги, дрожащие у ее ресниц, и тихо прошептал:
— Не бойся, я помогу тебе.
Забыв о боли в ноге, девочка сделала попытку подскочить к мужчине, схватила его обеими руками за предплечье, но тут же рухнула обратно на сиденье. Однако упорства ей было не занимать. Не совладав с ногами, она порывисто подалась вперед всем телом, и, отчаянно цепляясь за руку наемника, со слезами в голосе взмолилась:
— Не сдавайте меня! Я сделаю все, что угодно!
Губы ее были бледны, на щеках горел лихорадочный румянец. Наемник смутился — к нему обращалась не странная незнакомая девочка, а Корделия. Отвел глаза в сторону, потер веки, поморгал, прогоняя наваждение, и оно ушло, но умоляющий взгляд ребенка не стал менее пронзительным.
— Что с вашей ногой? — спросил он обеспокоенно. — Вы так дрожите... Вам больно? Рунольв, не надо полиции.
Дворецкий коротко кивнул:
— Какие еще будут приказы?
— У тебя, случайно, фляга нигде не завалялась? Правила гостеприимства предписывают нам предложить юной леди чаю, но, к несчастью, подобной роскошью мы не располагаем, придется удовлетвориться чем богиня послала.
— Боюсь, что нет, ваше сиятельство.
— Что ж, тогда попробую иначе. Мазель, — обратился он к девушке, — сейчас я подвергну вас воздействию своей экстрасенсорики. Вам нужно согреться, иначе вы подхватите воспаление легких. Существует определенный риск... Впрочем, вам ли, воплощенному безрассудству, говорить о риске?.. К дьяволу риски!
Он взял в свои теплые руки ее маленькие ледяные ладони, поднес их к своим губам и легонько подул на них, отдавая ментальный приказ ее организму усилить кровообращение вдвое.
— Вот так, — улыбнулся Драго, возвращая свой фрак на плечи сиротки. — Сейчас вам станет немного лучше. Но этого недостаточно. Вы ранены, вам нужна помощь медика и крыша над головой. Вам есть где заночевать?
— Ваше сиятельство, — поспешил вмешаться Рунольв. — Позвольте, я осмотрю юную мазель. Если вы все еще доверяете моему опыту медбрата.
Оба мужчины вопросительно посмотрели на девушку.
— У меня нет причин не доверять твоему опыту, — нахмурился Драго, — но здесь нет аптечки. Мы сможем помочь юной мазели только когда доедем до замка.
— Если прикажете, я готов.
— Что ж, не будем терять попусту время. Мазель, позвольте пригласить вас на ужин, — Бладрест усмехнулся и, паясничая, склонил голову в галантном поклоне. По его мнению, не существовало настолько серьезных ситуаций, чтобы они могли стать помехой веселью.

Отредактировано Драго Бладрест (12.01.2016 22:36)

+6

120

Драго Бладресту

Айрин было страшно. Казалось, что вот-вот ее жизнь изменится. Так и было — сейчас решался вопрос, который может разрушить все. Если ее отдадут полиции, то, в лучшем случае, она попадет в приют. В худшем, ее труп найдут где-то в темной подворотне. И не известно, что страшнее. Терять свою свободу не хотелось, потому что это было, все что у нее осталось.
Из-за таких размышлений девушка не сразу поняла, что этот вопрос уже решен.
— Что с вашей ногой? Вы так дрожите... Вам больно? Рунольв, не надо полиции.
Айрин моргнула. Она даже перестала дрожать на мгновение. Не будет полиции? Точно? Никто больше не ударит и не причинит боль? Хотелось выкрикнуть эти вопросы, но облегчение навалилось с такой силой, что пальцы на руке незнакомца разжались. Морщась от боли, девушка отползла от двух незнакомцев как можно дальше, притягивая к себе колени и обнимая их руками. Дрожь снова вернулось. Но она верила ему, сама не зная из-за чего.
Айрин не знала, кто этот вампир и зачем он ее спас. Может, он хочет сделать что-то еще более страшное? Хотя она сама в это не верила. Оставалось только молча сидеть и, с затравленным выражением на лице, следить за разговором. Но самое удивительное было то, что она не чувствовала страха к этим мужчинам. Она боялась того, что будет дальше, но не их.
«Это все шок, — уверенно подумала воровка. — Я недавно чуть не утонула, а этот дядя меня спас, поэтому сейчас я чувствую себя в безопасности».
Голубые глаза пристально уставились на светловолосого мужчина, изучая каждую черточку его лица.
«А он не такой уж и старый», — внезапно сделала вывод девушка и особенно звонко клацнула зубами. Холодно. И жарко одновременно. А еще какая-то противная тяжесть в голове и ноющая боль в висках. Про ногу Айрин старалась не вспоминать.
Возможно, он услышал, как клацнули зубы, а может, просто заметил, как сильная дрожь в очередной раз сотрясла тощее тело, но факт остается фактом — незнакомец, которого дворецкий (как поняла девушка) звал «ваше сиятельство», взял ее руки в свои. Айрин даже возразить не успела. Да, если честно, не особо и хотелось, потому что руки мужчины были теплыми и согревали так же, как грелка.
В следующую секунду он поднес руки Андерс к своим губам и подул. Сердце вмиг стало колотиться, как бешеное. Лицо, уши и шея стали красными. Казалось, что вместо крови течет лава.
Испуганно дернув руками, Айрин прижала их к себе, широко раскрыв глаза и ошарашенно глядя на мужчину. Страх перемешался со смущением. И что это было?!
— Вот так, — на плечи снова упал фрак. — Сейчас вам станет немного лучше. Но этого недостаточно. Вы ранены, вам нужна помощь медика и крыша над головой. Вам есть где заночевать?
Айрин дернулась и хотела сказать, что ее можно высадить в любом ближайшем переулке, но ей даже слова вставить не дали. Андерс еще никогда не молчала так долго.
— Ваше сиятельство, — поспешил вмешаться дворецкий. — Позвольте, я осмотрю юную мазель. Если вы все еще доверяете моему опыту медбрата.
Два взгляда были обращены к ней. Девушка открыла рот, чтобы сказать, что с ней все нормально. И вообще, ее уже согрели и все хорошо. Но и в этот раз она не смогла вставить слово! Это становилось уже смешно. Таким образом, решится ее судьба без ее участия. Что, собственно, и случилось.
«Доедем до замка?! До какого замка?!»
Айрин пару раз удивленно моргнула, смотря на то, как светловолосый мужчина склоняет голову в поклоне. Это было странно. Да все в этом месте было странно! Это выводило из равновесия! Первое — с какой стати этот странный вампир ее спас? Почему хочет помочь? Почему просто не сдаст полиции? Разве кого-то волнует слово бездомного ребенка?
Темные брови нахмурились. Тело все еще слегка подрагивало, но это, скорее всего, просто из-за холодной сырой одежды.
— Спасибо, — искренне сказала Айрин, смотря на своего спасителя и благодарно улыбаясь. — За то, что спасли и за то, что не вызвали полицию. Но... не надо меня лечить. Со мной уже все хорошо. Где наша не пропадала!
Для пущего эффекта воровка задорно улыбнулась и подняла кулачок вверх. Рука дрожала, а улыбка выглядела кривоватой. Выглядело все это не убедительно, зато энтузиазма было хоть отбавляй.
«Наверняка меня ищет Авель. У меня же до сих пор то украшение, которое ему нужно», — подумала Айрин.
— Меня можно высадить в ближайшем переулке, — кивнула Андерс, нехотя скидывая с плеч дорогущий фрак. Если его продать, можно много заработать. И, чтобы окончательно убедить всех, что она справится, добавила:
— Я хорошо город знаю. Крышу над головой найду.
После этой фразы Айрин звонко чихнула. В ушах зазвенело, а пульсация в висках усилилась.
«Кажется, все же придется потратить деньги на лекарства», — обреченно подумала воровка, бросая взгляд на обстановку за кэбом. Он уже был в пути и, казалось, не собирался останавливаться. Выбраться из него на ходу — не вариант. Тем более с такой ногой. Возможно из-за «шерстяной проблемы», она заживет быстрее, чем у обычного человека, но все же не хотелось повреждать ее еще сильнее.
— Дядь, а как тебя зовут? — внезапно спросила Айрин, резко поворачивая голову в сторону незнакомца. Хотелось узнать его имя до того, как они расстанутся. Надо же знать имя того, кто спас ее от верной смерти.

+4


Вы здесь » Обитель вампиров » Главный проспект » Главный проспект. Навигация по разделу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC