Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Вечернее кафе «Дю Монд»


Вечернее кафе «Дю Монд»

Сообщений 151 страница 180 из 193

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/cafe.png

Восхитительное здание из белого кирпича с летней беседкой под фестончатым навесом, отделанное розовым мрамором и украшенное горшочками с благоухающими чайными розами. Находится в пяти минутах ходьбы от Кафедральной площади и, соответственно, от центра Волкогорья. Принадлежит богатой наследнице-вампирессе — Дженнифер Белл Лавгуд.
Открывается только после захода солнца и работает до последнего клиента. Кухня классическая северо-норданская.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/8.png

Дженнифер Лавгуд
В компании Дженнифер, молодой наследницы бакалейной империи Лавгудов, скучать не придется. Эта блондинка с кукольным личиком — отнюдь не очередная богатенькая пустышка. Имея за плечами гиллесбальдское образование, Джен с легкостью поддержит любой разговор: хоть о строении дирижаблей, хоть о биноме Лапласа, хоть о холодном криптонитовом синтезе! Благодаря любознательности и умению на лету схватить суть проблемы, она быстро обучается и слывет эрудиткой. Обладает прекрасной интуицией на клиентов; по отдельным фразам, деталям туалета и выражению лица сходу определяет, кто пришел за приключением на один вечер, кто — залить душевные раны, а кто — просто отпраздновать хорошее настроение.
Чрезвычайно озабочена качеством сервиса. Требует от официантов белоснежных улыбок, лично проверяет свежесть продуктов и ежегодно проводит переаттестацию поваров. Гордится своим членством в жюри международного кулинарного конкурса «Голубая устрица», любит подчеркивать, что заработано оно абсолютно честно.

Стандартное меню

Меню

Салаты и закуски:
Свежий овощной салат* — 10 фл.
Свежий салат из крабов — 18 фл.
Зеленый салат с лососем под соусом «Бриньян» — 18 фл.
Салат с обжаренной трольчатиной в ореховом соусе — 25 фл.
Теплый салат с гусиной печенью, виноградом и яблоком — 25 фл.
Угорь, маринованный в пиве — 30 фл.
Жюльен куриный и грибной — 30 фл.
Жареные крылышки куропатки с вареньем из помидоров — 30 фл.
Жареный сыр «Няш-няш» со смесью салатных листьев и тыквенными семечками* — 30 фл.
Сырное фондю с пшеничными крокетами* — 35 фл.
-----------------------------------------------------

Горячие блюда:
Суп дня (рыбный, томатный, луковый, грибной или классический дракенфуртский бульон с газированным молоком) — 35 фл.
Свиной медальон в беконе — 35 фл.
Сардины фри в лимонном соусе — 35 фл.
«Омномном» — классическая овощная запеканка с омлетом* — 50 фл.
Рубленый бифштекс с яичницей — 53 фл.
Каре барашка в крови и розмарине — 55 фл.
Куриные потрошки в сливочном соусе — 55 фл.
Стейк из семги или тунца — 79 фл.
Стейк из говядины или трольчатины — 79 фл.
Свиная ножка, фаршированная каштанами — 84 фл.
Хрустящие кусочки тритона с лимонным соусом — 86 фл.
Устрицы в чесночно-винном соусе на гриле — 90 фл.
Тушеная капуста с лесными грибами и копченым мясом гоблина — 105 фл.
Лобстеры, приготовленные на гриле, с соусом из свежей крови — 120 фл.
-----------------------------------------------------

Десерты:*
Яблоко, запеченное с медом и миндалем — 19 фл.
Рассыпчатая запеканка с клюквой — 20 фл.
Творожный пирог со сливовым вареньем и фисташковым мороженым — 20 фл.
Запеченный сыр «Няш-няш» с грушей и клюквенным соусом — 20 фл.
Сладкие блинчики в сливочном соусе с мороженым — 27 фл.
Открытый бисквитный торт с сезонными фруктами — 35 фл.
Суфле с нежным ягодным соусом — 35 фл.
Мороженое, пирожные, сорбеты в ассортименте — 10 фл. за 100 грамм.

-----------------------------------------------------
Напитки:
Безалкогольные (цены за 300 грамм):
Свежие фруктовые и овощные соки в ассортименте — 1 фл., 50 гульденов.
Домашние лимонады, компоты в ассортименте — 1 фл., 50 гульденов.
Молочные коктейли на основе газированного молока фейрилиса в ассортименте — 1 фл., 75 гульденов.
Чай зеленый, красный, белый и черный хурбастанский в ассортименте — 2 фл., 10 гульденов.
Кофе (эспрессо, ристретто, латте, каппучино, моккачино, маккиато) — 2,5 фл.
Какао, горячий шоколад с кровью и без — 3,5 фл.

Алкогольные (цены за 300 грамм):
Бруггианский лагер — 1 фл., 50 гульденов.
Сибрукский портер — 1 фл., 50 гульденов.
Домашний дракенфуртский эль — 1 фл., 80 гульденов.
Водка, коньяки, ликеры, бренди в ассортименте — от 80 флоренов.

Кровавые (цены за 300 грамм):
Силибрит — 1 фл.
Кровавые коктейли в ассортименте — 5 фл.
Горячая кровь в ассортименте — 5 фл.
Кровь фейрилиса — 15 фл.

Винная карта (цены за литр):
Вино абаджанское в ассортименте — 20 фл.
Вино флорессианское в ассортименте — 80 фл.
Вино хастианское в ассортименте — 120 фл.

Особые вина:
«Изабелла» (красное сухое) — 200 фл.
«Пино де Вальд» (белое полусладкое) — 350 фл.
«Дикарка» (белое сухое) — 1104 фл.
«Котэ Мохнатюр» (красное сухое) — 160 000 фл.
-----------------------------------------------------
*Вегетарианские блюда.

0

151

Амелия пряталась за кромкой крыши и наблюдала за происходящим внизу. На улице было холодно и девушка поочередно засовывала руки в карманы, чтобы согреть их и одновременно не отпускать арбалет. Вокруг было очень тихо, видимо полиция еще не узнала что здесь произошло, или просто все посетители испугались сообщать об этом им. Ожидания Амелии были не долгими, вскоре она услышала как в кафе кто-то открыл дверь главного входа, а потом во внутренний двор вышел тот самый парень, за которым девушка и охотилась. Не долго думая Амелия прицелилась в него из арбалета. «Вовремя он вышел, а я догадывалась, что он все еще тут. Наверное сначала следует прострелить ему ногу, чтоб не убежал». Амелия выстрелила из арбалета, и снова спряталась за кромку крыши, затем начала перезаряжать арбалет.

0

152

Мальчик некоторое время осматривался по сторонам и, ежась от кусачего холода, сделал пару шагов вперед, как вдруг откуда-то сверху прилетел арбалетный болт, со свистом врезавшись в булыжник. Отскочив от неожиданности, Куба быстро начал вертеть головой и увидел на крыше притаившуюся Амелию, готовую выпустить в него еще один болт.
Юный Матье ощутил прилив адреналина. Он не собирался драться с девушкой, как и лезть к ней на крышу для выяснения отношений. Мальчик быстро сообразил, что нужно где-то спрятаться. Для начала он выбрал уцелевший козырек кафе, позволяющий вести небольшой обзор и не закрывавший пути отступления. Укрывшись под выступом, мальчик собрался с духом и как можно громче спросил:
— Вы еще не наигрались, Амелия? Знайте меру! — в конце его голос едва не дрогнул.
«Зачем я это делаю? Бегство — вот что может меня спасти от этой сумасшедшей!»

0

153

Амелия промахнулась, и парень успел спрятаться за козырьком. Девушка снова зарядила арбалет и стала выжидать пока мальчишка выйдет из-под козырька. «Эх, если бы я взяла с собой хотя бы одну фитильную гранату, уж я бы не промахнулась. Как бы его от туда выманить, ведь будет сидеть там до приезда полиции, а это совсем не хорошо. Интересно сколько у меня осталось времени?» Амелия пристально следила за козырьком.
— А ты еще не умер Куба, а? Может хватит играть со смертью, сдавайся, от судьбы не сбежать! Вижу ты уже устал бегать, ты прекрасно знаешь это или убежать тебе помешало что-то еще? Наверно ты думаешь, что Святая Роза спасет тебя? — Амелия говорила не громко, но так чтобы парень ее услышал.

0

154

Вжавшись всем телом в ледяную стену опустевшего кафе, мальчик тихо вздохнул. Он растерялся и не знал что делать. Стоит ему показаться из укрытия, как девушка не упустит шанса зарядить в него еще чем-нибудь. Мальчик неторопливо перевел взгляд на свою раненую ладонь. Полотенце, что он намотал, по центру налилось кровью и начинало неохотно подсыхать. Пятно местами темнело, но Куба чувствовал, как красная жидкость стремиться покинуть его тщедушное тело.
— Может и спасет... — тихо проговорил он, ни к кому не обращаясь. — Почему я, Амелия? За что? Не верю, что это все из-за брюликов. Отвечайте немедленно!

0

155

Амелия наблюдала за козырьком кафе под которым спрятался парень, думая как его от туда вытащить, не спускаясь с крыши. «Наверное стоит сказать ему, что я закину к нему гранату если он не выйдет, да как-нибудь пострашнее чтобы мальчишка как минимум испугался». Амелия засунула руку в карман, чтобы хоть чуть-чуть отогреть ее.
— Почему ты? Я же вроде говорила, ты мне приглянулся, или сегодня просто не твой день... В общем я скажу тебе, что буду очень рада когда ты умрешь. А теперь выходи, а то закину к тебе фитильную гранату и твой труп придется хоронить по кускам. Выходи, не будешь дергаться больно не будет, просто уснешь навсегда...
Амелия вынула руку из кармана и приготовилась стрелять из арбалета.

0

156

Нервы мальчика были на пределе. Слова Амелии его действительно испугали: он не знал, были ли у нее гранаты на самом деле, но о наличии арбалета и двух револьверов не сомневался. Мальчик был полон липких, противоречащих друг другу сомнений. Одна сторона ему говорила, что Амелия врет, нет у нее никаких гранат, просто запугивает. Другая же, сжавшись в комок от страха, понукала Кубу бежать сейчас, не обращая внимание ни на что. Мальчик сложил ладони друг с другом на уровни груди, набрал полную грудь воздуха и медленно выдохнул, на мгновения отрываясь от реальности, как учил наставник. Куба почувствовал, как страхи и волнения неохотно отступили, открывая дорогу к правильному решению. Но он все равно колебался.
Быстро выглянув из-под козырька, мальчик, резко ускоряясь, побежал навстречу Амелии, как вдруг, резко начав петлять, ушел в сторону. Матье левитировал. Оттолкнувшись от земли ногой, он сделал несколько широких прыгучих шагов, словно готовился перемахнуть через забор. Постепенно ускоряясь, зигзагообразными движениями мальчик пошел вниз по улице, пытаясь высмотреть наиболее людное место или просто переулок для укрытия.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (здесь история героя обрывается)

0

157

Начало игры
Шаг за шагом, неспешно и размеренно лавируя между удивительно оживленной для этого часа толпой, девушка продвигалась к нарастающей сквозь гул прохожих музыке. Тихая, она разливалась в бархате этого вечера. Так во всяком случае казалось Таамрил. Так она ощущала; видя лишь смазанные огни тусклого освещения и плохо различимые в сумерках тени людей, составляя картину больше опираясь на то, что несла в себе музыка. Покой, гармония, удовлетворенность, можно было бы обозначить и тишину. Вот только другую — духовную. Тут было так легко.
Пробравшись к первому ряду столиков, ревенант притормозила, чуть замялась постукивая слегка наконечником зонтика по носку своего ботинка и несильно выставив вперед другую руку двинулась вперед, меж столиков, вглубь к музыкантам. «Новое место, до чего же неловко» — мысленно вздохнула она, случайно наткнувшись на кого-то и, тихо извинившись еще медленнее чем раньше направилась дальше. "Кто бы видел. До чего же постыдно и нелепо. Ах, как прелестно что тут я столь же мимолетна и неважна, как и любая из этих теней. Хотя все же... «Спина прямая, плечи развернуты, голова гордо вскинута, приоткрытые губы, а полуприкрытые веки даже не дрогнут. Отодвинута вглубь неуверенность и вперед ступает истинный аристократ, коим была вампирша до кончиков пальцев.
«Где бы ты ни был. Ты остаешься собой, никем иным, так что же я ничего не делаю? » Пару мгновений и словно танцуя, столь грациозны и плавны были движения, и девушка достигает свободного столика, за который и села, предварительно медленно оглянувшись по сторонам. Зачем? Привычка наверное, кто знает. Словно убедиться что никто не заметил перемены от спотыкающейся девчушки к девушке аристократического вышкала. Если б и что, разве могла бы она видеть перемены до того, как они настигнули б ее...

Отредактировано Таамрил Де Боре (21.04.2011 03:09)

0

158

Обитель Моргана  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ренд уже сам не замечал смену декораций, что происходила вокруг. Фабричный район так быстро был оставлен позади... Так же быстро и было найдено необходимое направление — дирижабль заметным пятном возвышался над крышами домов. Юноша, казалось, шел не замечая вообще ничего вокруг. Так оно и было. Оттого ему вскоре пришлось остановиться и вернуться немого назад к кафе, в котором он собирался подождать своего партнера. Алхимик был здесь нечастым гостем, но всё же это заведение ему нравилось. Юноша подошел к одному из свободных столов, но стоило ему поставить у столика трость и отодвинуть для тебя стул, как в его спину кто-то врезался. Вампир чуть повернул голову и взгляд бронзовых глаз упал на бледное личико молодой девушки. На её глазах была повязана красивая кружевная повязка, что свидетельствовало об отсутствующем зрении. Девушка тут же извинилась и продолжила свой путь вглубь заведения. Ренд с интересом продолжал смотреть ей в след. Еще на половине пути её походка несколько изменилась, стала более уверенной. Алхимик пожалел, что не имел возможности взглянуть на девичье лицо в этот момент. Он, поколебавшись еще мгновенье, задвинул стул обратно, взял трость и уверенно направился к нарушительнице своего спокойствия.
Ведь ожидание никогда не стыдно скрасить приятной кампанией, — подумал с улыбкой Теодор. Он еще раз кинул взгляд на дирижабль и подошел вплотную к столику, за которым сидела девушка.
— Прошу простить меня, мадмуазель, — мягко проговорил он, — но вы привлекли моё внимание, столкнувшись со мной, — уголки губ вампира чуть приподнялись, — позволите составить на некоторое время вам кампанию, дабы мы могли избежать повторения этой ситуации? Буду рад, если вы не откажите, — юноша чуть наклонился и, мягко взяв в руку девичью ладонь, слегка коснулся её тыльной стороны губами, — моё имя Теодор Дем Ренд...

0

159

Девушка еще даже не успела расслабленно облокотиться на высокую резную спинку, чтобы отстраниться от общей массы народа: плавно снующих между столиками официантов, что напоминали рыб плывущих сквозь кораллы... Сидящего за соседними столиками и увлеченно говорящем каждый о своем, ведь тут в подобные ночи не собираются для важных деловых бесед, а так, просто поговорить... «Понемногу ни о чем либо обо всем и сразу, — пронеслась в голове фраза, что так часто повторялась ее няней в ответ на скомканные, но от того не менее безудержные щебетания, коими в детстве малышка веселила женщину... Ах, эта музыка... Она навевает воспоминания. Как отголосок тех дней, столь беззаботных в моменты невинных шалостей и детского трещания о всяких пустяках...»
Бывают моменты, когда ты понимаешь, что что-то сейчас произойдет и заранее весь внутри собираешься, пытаешься стать готовым к незапланированным действиям. Ждешь неизвестно чего и все равно оно становиться, пусть и не сколь внезапной, но неожиданностью.
Вот и сейчас, уловив неспешное, но от того не лишенное уверенности в каждом шаге, движение в сторону занятого ею столика, Таамрил краем глаза наблюдала за этой тенью и лишь когда подошедший приблизился вплотную к столику, медленно повернула голову в его сторону. Сначала предположив, что этот мужчина официант, девушка поняла что ошиблась как только услышала его голос. Мягкий, учтивый тон, но ведь совсем не такой, с которым официанты прислуживают посетителям. Тон и обращение равного. Или нет?
Эти мысли столь стремительно пронеслись в голове вампирессы, что заняли лишь короткий миг, между последним шагом юноши и первыми его словами.
— Тогда я снова должна просить прощение, уважаемый, раз так невольно потревожив вас, доставила вам хлопот. И нас только, что теперь вы опасаетесь моего неловко вторжения в границы вашего пространства повторно? — чуть вскинув бровь верх и, пусть даже не видя его улыбки, но уловив ее в мягком тоне речи, легкой тенью вернула в ответ. При этом не сводя несколько прищуренного взгляда с того места, где у стоящего перед девушкой очертания, по предположениям ее самой должны были находится глаза. Сквозь полупрозрачное кружево он, будучи несомненно вампиром, как уже поняла девушка, мог видеть открытый взгляд серых глаз. Но девушка и не думала что ее воспримут не правильно, ведь чаще всего, в такие моменты, когда ей не следовало вести себя по вышколу, как на приеме, ее безошибочно воспринимали за слепую. Ведь это такой пустяк — в свое свободное время, в стороне от знакомых лиц вести себя так — не создавая видимости своей зрячести, даже когда глаза выглядят абсолютно нормальными, лишь скрытыми в полупрозрачном кружеве от пристальных взглядов.
«Боюсь, что если и откажу, то мое решение вы не примите», пронеслась тихая мысль, а в голос прозвучали несколько иные слова
— В таком случае прошу, присаживайтесь, милсдарь Теодор Дем Ренд, — тихим и чуть тягучим голосом ответила девушка, словно пробуя на вкус новое имя. Она всегда так делала, невинная привычка, от которой не вреда, не пользы. Отметив про себя легкую настырность этого вампира, мягко высвобождая свою ладонь из прохладных пальцев, столь медленно, не спеша и плавно, не давая понять как же именно отнеслась она к этому действию юноши. Тем самым плавным движением Таамрил указала на стул и с кивком и полуулыбкой представилась сама, но все же в памяти начинали всплывать части каких-то старых разговоров.... «Это имя... От куда оно мне может быть известно?»
— Леди Таамрил де Боре, — стараясь не выдавать появившейся легкой растерянности, проговорила она и снова чуть заметно кивнула.
— Имею смелость предположить, что мы где-то возможно встречались? — вампиресса знала и сама, что нет, но не могла же она ошарашить собеседника вопросом «от куда я могла о вас слышать?» это могло поставить как ее, так и его в неловкую ситуацию. Только вот зачем она этим вечером?

0

160

Начало игры
— Люди... люди... как много людей... — тихо проносились мысли в голове гомункула, когда она осматривала город.
Кадалинн шла по проспекту и мало что понимала в происходящем. Все куда-то спешили, все хотели посмотреть на корабль с воздушным шаром, как его про себя назвала Созданная. Все толкались и были повсюду, будто стая блох на спине собаки.
Устав идти против «течения», Линна решила немного отдохнуть и выпить чая. Она хотела попробовать еще несколько сортов, о которых она много читала, но не могла представить их запах и вкус. Гомункул зашла в помещение и даже облегченно вздохнула — тут было сравнительно тихо и малолюдно. Она посмотрела на посетителей, ей не очень понравился взгляд одного из снобов.
— Подумаешь, одета как-то не так... — пожав плечиками, подумала Линна и прошла к свободному столику по соседству с мужчиной и девушкой. На девушке гомункул надолго задержала взгляд. Наваждение, аж косы от волнения обвили ножки стула, на который приземлилась девушка. — Слепая...
Глаза, которые вроде были карие, но при этом больше уходили в вишневый оттенок, долго пялились на кружевную повязку, сравнивая незнакомую девушку с малышкой Каталиной. Поняв, что ее взгляд становится неприлично долгим, гомункул опустила голову и достала из сумки любимую брошь сестры, погладив ее кончиками пальцев, а после снова спрятала ее подальше ко дну сумки. Кадалинн до сих пор скучала по своей хозяйке.
Наконец ее заметила официантка и вручила меню — Линна тут же стала изучать разные сорта чая.
— А у вас есть Молочный Улун? — тихо спросила она с появившемся детским интересом на апатичном, хоть и миловидном лице.
Официантка приняла заказ и через несколько минут принесла небольшой чайник, чашку на блюдце, ситце для гущи и небольшую сахарницу.
Гомункул налила себе чай и с неподдельным искренним, хоть и тихим восторгом вдохнула аромат напитка — нежный, ненавязчивый и сладкий, а после сделанного ей первого глотка, восторг все же отобразился на лице Созданной. Улыбка тронула четко очерченные губы, глаза во всю изучали цвет жидкости. Она была увлечена даже таким небольшим познанием, желая понять, почему такие мелочи ценят люди.

0

161

— Ну что вы, скорее наоборот, я позволил себе, в качестве мести, вторгнуться в ваше, — Ренд легко рассмеялся. Но взгляд бронзовых глаз всё так же неотрывно следил за собеседницей, отмечая, выхватывая из общей массы и быстро анализируя все важные, по мнению алхимика, детали. Юноша и раньше проводил эксперименты над подопытными, лишая их одного из чувств тем или иным способом. Как бы забавно и антинаучно это не звучало, но, лишившись одного из пяти основных чувств, подопытные заменяли его так называемым «шестым чувством». Что по сути своей являлось просто удачным симбиозом усиленного использования оставших четырех... Подопытные развивали в себе потенциал и силы, недоступные полноценным вампирам и людьми. Так, лишенные зрения подопытные, уже не полагались и не отвлекались на зрительные образы. Оттого, к примеру в разговоре, они куда лучше понимали истинное содержание произнесенных слов. Оттого сейчас вампир уделял немалое внимание контролю своих эмоций и интонаций голоса. Сильному эмпату не составляло это ни малейшего труда. Впрочем в данный момент Теодор не стремился заполучить новую подопытную, как можно было бы подумать. Он просто приятно проводил время и лишь желал произвести положительное впечатление на собеседницу. Кроме того, наблюдая за девушкой, юноша делал для себя выводы и другого рода. Её утонченные, но уверенные жесты, манера обращения и умение держаться говорили о принадлежности к высшему обществу. Изящное гармоничное лицо, тонкая кожа, изгибы тела, ухоженность и форма рук так же утверждали об этом. Всё говорило о том, что перед алхимиком вампир. Всё кроме маленькой детали. Тень. В отличии от юноши, его собеседница обладала тенью, а следовательно была ревенантом.
— Должен отметить, что у вас интересное и приятное имя... Вы родом из Орлея? Такие изящные имена обычно носят дамы, чье происхождение связанно именно с этими землями.
Ренд жестом подозвал официанта и так же, почти не глядя в меню, жестом указал в нём блюда, что было необходимо принести. Служащий удалился.
— Я весьма надеюсь, что вы будете не против того, что бы я имел возможность вас угостить... А вот на счет встреч... — Ренд поставил локти на стол перед собой и скрестил ладони перед лицом, смотря на Таамрил поверх них. Во взгляде бронзовых глаз на мгновенье мелькнула сталь, но тут же исчезла и мягкий голос произнес, — как бы мне того не хотелось, но мы не встречались ранее... Но боюсь моё имя вы могли слышать. Оно находится на слуху в обществе чуть больше, чем мне бы хотелось... Дело в том, что я — глава гильдии алхимиков. Вот меня и упоминают все, кто хотят.
Официант наконец появился у их столика. Перед юношей плавно опустилась дымящаяся чашка кофе. Такая же возникла перед его собеседницей. После, на столе появилось небольшое блюдо с фирменными пирожными заведения. Ренд кивком указал служащему, что тот свободен, и взял свою чашку. Вампир чуть пригубил напиток, при том не отрывая взгляда от девушки напротив него. Всё же, если говорить честно, алхимик желал испытать на собеседнице кое-что, разгадать одну маленькую загадку и подтвердить догадки. Философский камень, что являлся набалдашником трости Теодора, был сделан им с несколько измененными, по сравнению с обычным, параметрами. Алхимик желал проверить, сможет ли он с его помощью оживить омертвевшие клетки и заставить девушку видеть. Но сначала было нужно завоевать её доверие.
От размышлений, вампира отвлекла новая посетительница кафе, так удачно расположившаяся около алхимика. Она выглядела совсем обычно. Почти. Но один из сильнейших алхимиков и эмпатов не мог ошибаться... Она...
«Детище какого-то алхимика, — пронеслось в голове юноши, — надо же... Интересно...»

0

162

— Если это ваша месть, то она слишком... Аристократична и мало чем граничащая с всеобщими понятиями о ней, — с легкой улыбкой после короткой паузы закончила девушка, чуть склонив в бок голову прислушиваясь к бархатному и такому расслабленному смеху Теодора. Он, в эти несколько минут их общения, вел себя настолько свободно и раскрепощено, что невольно приходилось наталкиваться на мысль что он не какой-то обычный юношу, решивший просто мило побеседовать с незнакомкой, столкнувшейся с ним волей случая. Девушка теперь была четко уверенна, что если сидящий напротив нее парень и не джокер в колоде карт, то точно уж козырь в чьем-то рукаве. Быть может, даже в его собственном. Эти размышления текли привычно в голове, на лице же, в движении рук и поворотах головы это никак не отражалось. Зеркальная непринужденность, как и ее собеседника.
Даже не зная об этом, она, так же, как и парень наблюдала за неожиданным визитером из-под полуопущенных ресниц. Пусть и не видя его пристального внимания она так и ощущала его кожей, не впервой, но от чего-то это ощущение заставляло ее относиться к собеседнику с еще большей осторожностью. Ведь просто так не рождается мысль что тебя еще немного, вот вот и вовлекут в какую-то интригу, или же закрутят ее вокруг тебя. Азарт сменяется смятением, чтоб после перерасти в здоровый интерес. А все лишь из-за одних домыслов, ведь юноша ничем не успел себя выдать. По правде говоря, девушка на это вообще не рассчитывала, ведь такие особы не взболтнут лишнего.
Ее интересовал этот вампир. Все новое интересно, а если оно еще и сдобрено хорошей порцией тайн и возможных интересных деталей, вперемешку с вопросами и поисками ответов, которые могут быть как и вполне очевидными, так и немыслимыми логики Таамрил. Проще говоря, это была это была новая ювелирная шкатулка филигранной работы и девушка отела хотя бы ее рассмотреть, не ожидая даже, что сможет заглянуть внутрь. Ее интересовала загадка этой личности, которая привела его сюда этой ночью и подсадила к ней за столик. Именно она, не случайность. Он не тот, кто ведом случаем.
— К сожалению, смею вас огорчить. Я никогда не посещала данную Республику, хотя много слышала и знаю о ней. Мое же имя выбрано, скорее всего, наугад. Потому как я не знаю ни единой причины, которая обьясняла бы таков выбор моих предков. — легкое пожатие плечей и вежливая, практически невесомая улыбка как плата за плата за неоправданные предположения. Это произошло практически одновременно с приближением официанта, а потому, не давая, как предполагалось короткой, улыбке снова исчезнуть, девушка слегка покачала головой, от чего ее вуаль пришла в движение.
— Не могу отказать вам в столь невинном желании, — тягуче произнесла она и чуть повернув голову в сторону официанта слегка кивнула, одобряя выбор вампира, словно давая разрешение доставить.
Когда парень заговорил о возможном пересечении в прошлом на лице девушки отразилось лишь внимание и заинтересованность, когда про себя она улыбалась. Стараясь не переборщить с демонстрируемыми эмоциями, она прокручивала в голове известные ей сведенья об этом алхимике. Пусть и не большие, но хватало чтоб иметь представление об этом вампире.
«Мужчины, будьте вы хоть вампирами, хоть людьми, хоть алхимиками или эмпатами, вы всеравно будете верить нашим невинным играм».
Когда он договорил, Таамрил склонила голову выказывая свое почтение. Правда сделала это сдержанно, словно показывая что для нее подобная встреча не впервой, пусть она и не была титулована высоким званием, чего Теодор, скорей всего даже не знал, ведь даже вероятность что он слышал о девушке — минимальна. Ее же действие словно было сглажено учтивой фразой на тон тише и без того тихого голоса, — Для меня честь общаться с вами.
Выпрямившись она вновь взглянула собеседника, уже подносившего ароматный напиток к лицу. Плавным неприрывным движением руки девушка коснулась ушка чашки парой пальцев. Даже зрячий не сделал бы это лучше и грациозней. Полагаясь лишь на изменение приближающегося тепла к бледным длинным пальцам так легко было ощущать чашку с напитком, даже не касаясь ее, не полагаясь на неточное зрение, а отдаваясь во власть остальным чувствам. Они рассказывали девушке об богатом аромате напитка, насыщенном вку4се и даже о нежности фарфоровой чашечки и искусности мастера, сделавшего ее, чуть поводя, совсем не заметно для взгляда окружающих, по одной из ее сторон, ближе к донышку можно ощутить шероховатость — практически совсем незаметное касание, что отпечаталось на не окончательно высохшем фарфоре.
Это заставляло улыбаться и девушка не могла отказать себе в этом.
— Позвольте поинтересоваться, что привело вас сюда этой ночью? Возможно, вы заглянули в это кафе перед тем, как собирались ступить на борт дирижабля? Не сочтите за дерзость обычное женское любопытство.

0

163

Кадалинн с наслаждением пила свой чай и достала из сумки какую-то тетрадь.
Там были мелким шрифтом переписаны из прочитанных книг заметки о вкусовых качествах чая, других блюд и напитков. Изначальный текст чернилами был весь перечеркнут, подведен, исписан дополнительными свойствами. Найдя следом карандаш, гомункул принялась искать заметку о молочном улуне и когда нашла его, дополнила сухое книжное описание, вычеркнув все то, что посчитала неверным. Полистав тетрадь еще, Линна вспомнила про еще один сорт чая, который она еще не пробовала и который предлагали здесь, но пока просто отложила свои записи и продолжила наслаждаться угощением, смакуя и запоминая этот сливочно-ванильный вкус.
Ее идиллию со знаниями нарушило какое-то странное ощущение. Она повернула голову и посмотрела на мужчину, сидящего рядом со слепой девушкой. В вишневых глазах отобразился какой-то странный намек на страх и одновременно благоговение.
— Алхимик... как отец... нет... сильнее... Он вампир, — тихо проносились мысли в голове Созданной, отчего она резко опустила голову и положила одну ладонь на грудь в область камней, поправляя на них платье, проверяя, не открылись ли они.
Гомункул, похоже, был слегка встревожен, но вскоре, когда она привыкла к этому чувству, она стала все такой же отрешенной, витающей в своем мире, хотя до сих пор держала ножки стула обплетенными своими косами. Она не планировала поддаваться ненужным ей эмоциям и прерывать свое небольшое исследование только из-за странного мужчины, хотя он ее заинтересовал. Она знала только пару людей, которые могли пробудить страх у нее на ровном месте, взглядом или еще чем-то.
— Он странный... очень странный... надо быть осторожнее. Этот, кажется, на многое способен, — после этой мысли Линну и осенило. Она боялась именно таких людей, «на многое способных». Она не понимала этой черты и поэтому боялась ее обладателей, поскольку сама не умела так поступать.

0

164

Ренд с улыбкой следил за девушкой, представшей перед ним. Алхимик не верил в судьбу, в то, что что-то может быть предначертано. Что может быть предопределено что-то, что будет нельзя изменить... Странно для представитель рода который считай Теодора своим «потомком из пророчества». Хотя нет... Не странно. Еще давно юноша решил, что завещание Хинтера о великом слуге Моргота — ничто иное, как перестраховка. Так его мудрый предок желал заручиться гарантией того, что внутри клана его идеи не предадут и они не будут забыты. Что поколение за поколением Ренды будут ждать и опасаться «великого слугу Моргота» и верно служить идеям самого Хинтера... Вот и сейчас Теодор не верил, что эта ситуация была случайна или же предопределена. Алхимик сам творил и изменял мир вокруг себя. Потому тот факт, что в этот час подле него удачно оказалось сразу два объекта, подходящих для его исследований, не удивлял его, а лишь радовал... Прекрасная незрячая девушка и уникальный гомункул... Старший Ренд еще раз кинул оценивающий взгляд на алхимическое создание рядом и вернул всё своё внимание собеседнице.
— Ну что вы, о каком огорчении может идти речь? Ведь то, что вам не доводилось бывать в тех местах означает, что у вас когда-нибудь будет уникальный шанс насладиться впечатлением от первого пребывание в этом чудном графстве...
Юноша протянул руку и взял одно из пироженых. Чуть надкусив, вампир имел возможность насладиться его незабываемым вкусом. Не зря оно было фирменным десером этого заведения. Взгляд бронзовых глаз вновь устремился на создание за соседним столиком. Эмпат имел возможность проанализировать весь спектр чувств, что могла испытать эта «девушка». Ренд одним своим присутствием вызывал у неё страх. Но теперь эмпат мог добавить к этому новое ощущение. Эмпатия на низшем уровне, которой обладают всё вампиры и ревенанты, позволяет слабо и беспорядочно улавливать эмоции окружающих. Те, кто имеет к эмпатии природную предрасположенность, могут явственно ощущать чувства и эмоции кого-то конкретного, лишь того кого нужно. Вампир, развивший эмпатию на максимальный уровень, способен еще и полностью закрываться от чужих эмоций, не позволяя кому-то намеренно влиять на свои ощущения. Но кроме того, это позволяет и насильно внушать свои чувства окружающим... Но для этого нужно духовно преобладать над тем, кому эмпат собирается передать свои ощущения. Магистр алхимии преобладал над гомункулом, что была рядом. Оттого Ренду не составило труда передать ей своё наслаждение, от десерта. Вкусовые рецепторы ощутили тот же сладкий вкус.
Первый этап дал положительный результат, — с улыбкой подумал алхимик.
В это время собеседница, похоже, была рада тому, что узнала немногим больше о вампире.
— Ну что вы... Это для меня честь находиться рядом со столь прекрасной дамой...
Юноша вновь надкусил пироженое. Взгляд упал на рукоять трости, прислоненной к столу. Яркий свет от светильников вокруг интересным матовым отблеском ложился на клюв и глаза орла из черного камня. Ренд мог бы уже сейчас воспользоваться философским камнем. Приказать гомункулу подчиниться, восстановить глаза девушки напротив... Но он не миссия, чтобы закричать немощному «встань и иди», не жестокий господин, чтобы заставлять всех вокруг пасть ниц... Пока... Пока это было не нужно. Ведь Теодор — ученый, которому интересен не только результат, но и процесс. Фарфор мягко коснулся его губ и горьковатый напиток вновь слегка обжег небо.
— Нет, — Теодор бросил быстрый взгляд на виднеющийся неподалеку воздушный купол, — прогулка на этом воздушном судне меня пока не интересует... Я всего лишь ожидаю здесь друга, — вампир мягко улыбнулся, — но раз уж так — услуга за услугу, надеюсь не затрудню вас аналогичным вопросом?

0

165

Кадалинн сидела какое-то время неподвижно, изредка делала по небольшому глотку чая и думала о чем-то своем, редко чуть прищуривая глаза.
«Что-то странное будет...» — Прошептали мысли, производящие анализ, если она поступит так или иначе. Почему-то сейчас, когда рядом был алхимик, ее расчеты сбивались, картины хаотично мелькали, не успевая сложиться полностью.
Девушка стала нервной и часто поглядывала на незнакомого мужчину, с небольшим усилием, незаметно от всех продолжая сжимать ножки стула длинными волосами.
Момент спокойствия был в первые секунды, как гомункул ощутила вкус сладости на языке — нежный, самую малость приторный, кремовый и легкий. От этого вкуса железы стали выделять слюну, а сама Линна прикрыла глаза. Но через мгновение гомункул опомнилась — она же не ела и не пила ничего, кроме молочного улуна, значит, она не могла ощутить какой-то новый вкус.
Ее волосы чуть приподнялись, у самых корней, на какие-то милиметры, а глаза стали судорожно оглядывать помещение, хотя долго искать ей не пришлось...
В руке того самого алхимика, сидящего за соседним столиком, лежало сладкое лакомство, от этого волосы Кадалинн поднялись и встрепенулись еще чуть больше, так же еле заметно для постороннего взгляда.
«Он что, издевается?» — пронесся голос ее мыслей, когда вишневые глаза стали смотреть в упор на алхимика.

0

166

— Мое огорчение лишь от того, что я раньше не имела возможности отправиться туда, дабы сейчас поделиться с вами своими впечатлениями. Да и потом... Не справедливо это, что, вот как в нашем случае, мое имя ассоциируется для вас именно с теми краями, а я даже не могу немного подыграть. — С легкой улыбкой заметила девушка и вновь поднесла к бледным губам фарфоровую кромку чашечки, вновь вкушая аромат напитка, малое количество которого растягивала, отпивая маленькими глотками, чтоб в полное мере насладиться благородностью напитка. Девушке это напоминало дегустацию хорошего вина из подвалов имений кого-то из родственников. Или же на кровь...
Все напитки благородные, «достойные» как поговаривал ее отец, с дурманящим ароматом, тягучим вкусом и восхитительным послевкусием. Мимо воли, фантазия девушки, неожиданно проснувшаяся, смешала в ее воображении эти три напитка. " Ммм, если б это было так, данная смесь стала бы для меня словно амброзия для древних богов Олимпа«, — столь же невольно прошелестела у нее в голове мысль.
Из этой легкой задумчивости девушку выдернуло теплое прикосновение кофе к губам. Она слегка, еле заметно дернулась, от неожиданности. Ведь не рассчитывала на такие реальные, как ей показалось на миг, игры воображения. Взяв себя в руки и чуть глубже обычного вздохнув она вновь устремила свое внимание лишь на Дем Ренда, искренне надеясь что за эти мгновения ничего не пропустила и теперь не окажется в неловкой ситуации.
«Что-то я этим вечером слишком многое себе позволяю. Расслабиться в таком обществе... Да, бесспорно, это не компания с каким-нибудь наемником или прочим физически опасным человеком или тем более вампиром... Нет, это может стать куда опаснее и стоить мне дорогого».
Как бы мил и обольстителен в своих речах не казался собеседник, девушка не спешила верить ему. Столь высокопоставленный вампир не простачок, его, кажущиеся не важными, беседы могли скрывать что-то более существенное. Хотя и повода паниковать девушка не имела, ведь право слово, она не столь значительная фигура, чтоб к ней лично делали визиты такие личности, но и отбрасывать осторожность смысла не имело. А то, чтобы быть на чеку... К этому ей, выросшей в среде вампирской аристократии, не привыкать.
Некоторая резкость и поспешность ответа вампира в отношении дирижабля не осталась незамеченное для девушки. Это насторожило ее и судя по всему не напрасно.
«Что же за дела у него такие с этим его загадочным „другом“, что даже столь владеющий собой вампир не смог остаться спокойным и выдал себя. Помня старую поговорку, кем-то оброненную когда-то — на воре и шапка горит. Но если уж Дем Ренд вор... Хм, что же тогда то, за чем он здесь охотиться... И стоит ли мне дождаться упомянутого друга или же быстрей ретироваться, дабы потом не жалеть о своем любопытстве, свидетелей чего бы то ни было мало где ценят, только если это не оппоненты». Девушка судорожно рассуждала, стараясь побыстрей все выяснить для себя и хоть как-то определиться в своих последующих де йствиях. Тщетно, как бы она не ставила вопросы, нужный правильный ответ не находился.
— Мне скрывать нечего, — несколько секунд паузы, словно призрачный намек, который столь неясен, что его можно даже пропустить, но все же вампиру его нельзя не заметить. — Я здесь случайный гость, не более. Сбегаю от строгих аристократических нравов своего семейства, если можно так сказать. Просто наслаждаюсь музыкой.. А теперь еще и приятным обществом. — все та же легкая вежливая улыбка и незначительный наклон головы, что выражает заинтересованность разговором и почтение собеседнику одновременно.

0

167

Алхимик прикрыл глаза и спокойно выдохнул. На лице играла легкая улыбка, а внутри разум непрерывно анализировал каждую интересующую его деталь вокруг. Возмущение гомункула, вызванное неожиданными ощущениями, заставило улыбку вампира стать чуть больше. Он приоткрыл глаза и вновь жестом подозвал официанта.
— Будьте добры бутылку лучшей крови, бутылку орлейского вина и такие же пирожные за этот столик, — легким жестом Ренд сказал на столик, за которым сидела гомункул. Теодор чуть наклонил голову в бок и продолжил, — надеюсь вы не откажитесь от благородного напитка... Смею вас уверить, что выбрал лучшее...
По кафе разнесся легкий шум, удивленный шепот. Теодор спокойно повернул голову. Как он и думал, этот роптание было вызвано тем, что «Атлантис» наконец взмыл в воздух. Посетители вокруг восторженно и удивленно переговаривались, а Ренд спокойно вновь повернулся к Таамрил. Бронзовые глаза спокойно и не спеша изучали все кружевные узоры на ленте девушки, повязанной на глаза.
«Хм... Интересно, какого они цвета?» — стал размышлять алхимик. В это время к их и соседнему столику поднесли заказ. Официант, по приказу Ренда предложил Таамрил выбор между вином и кровью, а затем, наполнив её бокал, налил Теодору в бокал вина. Вампир не спешил произносить тост или же просто опустошать бокал. К соседнему столику доставили пирожные. Алхимик прикрыл глаза и сконцентрировался. Он постепенно увеличивал псионическое давление, старался предать алхимическому творению чувство заинтересованности и дружелюбности. Ведь действовать мягко не всегда легче, но всегда эффективнее... Вампир знал это не понаслышке. Это можно было бы назвать одним из его кредо.
Приоткрыв глаза, Ренд мягко прикоснулся кончиками пальцев к холодному стеклу бокала.
— Скрытность присуща, увы, всем... Вот только каждый скрывает своё. Но я не могу скрыть, что и мне весьма приятно ваше общество, — Теодор приподнял бокал и чуть отпил. Вино мягко, словно бархат обволакивало всё внутри, а потом, чуть кольнув на прощанье, исчезало, оставляя за собой лишь приятный сладковатый вкус. Юноша чуть вздохнул и вновь обратился к собеседнице. — Ну могу сказать про себя, что весьма люблю это заведение. Здесь, как вы заметили, приятная музыка, создающая расслабляющую обстановку, вкусная пища и отменный выбор изысканных напитков... Но позвольте спросить, от чего же ваше семейство строго к столь прекрасному созданию, как вы? Просто боюсь, что я не могу понять этого... Я лишился родителей давно и всё что у меня осталось это мой младший брат. Мы всегда держимся вместе и помогаем друг другу... Как можно относиться плохо к родному вампиру? Тем более, если он так же прекрасен и замечательно воспитан, как вы...
Алхимик спокойно и беззастенчиво врал. Но где в его словах правда, а где ложь, знал лишь только он сам.
— Пора, — сказал вампир про себя и крепко взялся за черный философский камень. Голова орла будто на мгновенье озарилась изнутри синеватым светом. Ренд сконцентрировал взгляд на глазах девушки, что были прикрыты лентой. Еще мгновенье и свечение в камне пропало.

0

168

Кадалинн продолжала думать о чем-то своем, встревоженная и даже немного напуганная.
«Что ему нужно?» — вертелся вопрос в голове гомункула при виде направленных на нее бронзовых глаз, отчего сама девушка упорно уводила голову либо вниз, либо в сторону, лишь бы не смотреть.
Когда же на ее столик поставили небольшую тарелочку с пирожным, Линна немного замешкалась, но только она хотела сказать, что она ничего еще не заказывала, официант кратко указал на соседний столик и на это ее косы только сильнее сжали ножки бедного стула. Да, гомункул сильно нервничал. Однако, как только официант ушел, чувство страха вдруг прошло. Она впервые смело взглянула на мужчину и вдруг перестала чувствовать опасность, исходящую от него, а вместо нее ощутила странное, ненавязчивое дружелюбие, отчего даже улыбнулась уголками губ. Улыбка на лице Созданной сделала миловидное личико почти что детским, сочетаясь с мягкими чертами лица. Все же отец знал свое дело — именно такое лицо и нужно было, чтобы ухаживать за Еленой, а после прожить жизнь с малышкой Каталиной. Через секунду и волосы просто опали, как и у всех обычных людей, свисая почти до пола.
— Спасибо, — впервые обратившись к мужчине, она просто тихо, чуть ли не шепотом проговорила искреннее слово благодарности.
Взяв угощение, гомункул аккуратно откусила небольшой кусочек сладости, придерживаясь правил этикета, как и раньше... как и всегда в подобных заведениях. Она забывала о правилах только в одиночных путешествиях, но заложенное отцом не могло сойти на нет — при людях, в приличном обществе, Линна вела себя всегда культурно.
В следующий момент она ощутила тот самый вкус, который беспричинно почувствовала пару минут назад. Прикрыв глаза от наслаждения таким лакомством, Линна в полной мере смаковала, растягивая момент. Когда все же девушка проглотила этот маленький кусочек, она стала рассматривать пирожное изнутри и снаружи, а затем открыла меню, найдя там фирменный десерт, тут же открыла следом свою тетрадь на пустом листе — найти его было очень сложно — и стала описывать запах и вкус, внешний вид и предположительные ингредиенты, из чего он сделан. Только после внесения всех заметок, она снова закрыла тетрадь и продолжила маленькую трапезу, отозвавшись на возглас пустого желудка, получившего небольшой кусочек еды.

0

169

Отыгрыш за Таамрил де Боре

Услышав, как вампир попросил доставить сделанный им заказ за соседний столик, Таамрил обратила свой взор в сторону персоны, которая, видимо, чем-то заинтересовала Теодора. Безошибочно определить местоположение это самой персоны ревенанту помогли эмоции, которые в данный момент были настолько ярки, что даже Де Боре, не обладающей незаурядными способностями к эмпатии, удалось их ощутить. Впрочем, уже в следующую минуту внимание девушки привлекло совершенно другое обстоятельство. Толпа людей, представшая перед Таамрил в виде огромного скопления серых размытых теней, вдруг наполнилась восхищенными ахами и вздохами. Казалось, все они в один миг стали свидетелями чего-то невероятно необычно и прекрасного. Быть может только ради того, чтобы увидеть это зрелище, люди собрались сегодня здесь...
Что же это могло быть? Взгляд девушки беспорядочно метнулся от одного неясного пятна к другому, но ничего необычного ей так и не удалось заметить. Разве что на миг ей показалось, как нечто огромное, имеющее размытые очертания, вдруг начало плавно поднимать куда-то вверх, к самим небесам. Но кто знает, быть может это была лишь очередная злая иллюзия, привидевшаяся ее фактически незрячим глазам? В такие мгновения девушке становилось особенно тоскливо от того, что ей никогда не случится увидеть красок, наполняющих этот мир, в полной мере насладившись тем, что находилось вокруг. Впрочем, свидетельством того, что голову ревенанта вдруг посетили столь невеселые думы стал лишь короткий разочарованный вздох, сорвавшийся с чуть приоткрытых губ Таамрил.
Устремив взгляд куда-то вдаль, девушка слушала, как вампир, сидящий напротив, говорил что-то про хорошую музыку и изысканные напитки. Признаться, погрузившись в свои мысли, ревенант немного упустила нить их беседы. Не слишком благовоспитанно с ее стороны, но что уж тут поделаешь. Вопрос, заданный Теодором, несколько удивил девушку. Еле сдержав недоверчивый смешок, Таамрил слегка склонила голову на бок. Неужели он до сих пор не понял, что никакой она не вампир, а ревенант? Да и разве могут в семье вампиров любить такое вот нежданное и совершенно нежеланное... вырождение?
Девушка уже собиралась выразить свои мысли по этому поводу, как вдруг почувствовала какое-то странное давление на своих глазах. Других слов, чтобы описать это ощущение она просто не находила. Недоуменно моргнув, Таамрил слегка откинулась на спинку своего стула. Того, что произошло в следующий момент девушка никак не могла ожидать. Перед ее серыми глазами все вдруг полыхнуло ясным светом, озарилось тысячами красок, тонов и полутонов. Все — от сидящего напротив вампира до огромной, имеющий овальную форму машины, взмывающий вверх где-то на заднем плане, вдруг необычайно четко предстало перед Де Боре. Увы, но это буйство красок было доступно для видения ее широко распахнутым удивленным глазам чуть более секунды, после чего окружающий девушку мир вновь превратился лишь в неизвестных размеров пространство, наполненное малоподвижными размытыми массами тусклого серого цвета. Вот только теперь к вернувшейся слепоте прибавилась еще и головная боль. Вначале терпимая и еле ощутимая, она стремительно перерастала в нечто невыносимое.
«Святая Роза, что со мной творится?» — недоуменно подумала девушка.
Теперь от ее былой гордой осанки и напускного спокойствия не осталось и следа. Чуть согнувшись, она приложила руку ко лбу и нахмурила свои тонкие брови, будто этот жест мог помочь ее избавиться от внезапно накатившей слабости. И без того бледное лицо девушки и вовсе приобрело серый оттенок, придававший ему вид болезненный и невероятно жалкий. Совершенно позабыв о том, что она находится в компании вампира, Таамрил неожиданно резко поднялась со своего места, что лишь ухудшило ситуацию. Зонт, до сего момента приставленный к ее стулу, упал на землю. Слегка дрожащей рукой девушка опиралась о столик, за которым только минуту назад спокойно сидела, попивая свой кофе.
— Извините, — обратилась она к Теодору, — мне... мне нужно уйти.
Голос девушки был тихим и слабым — ни следа той уверенности, что наблюдалась в нем раньше. По большему счету ей сейчас было совершенно все равно, как она выглядит со стороны. Ревенанту хотелось поскорее покинуть это место, показавшееся вдруг необычайно душным, шумным и неприятным. Присев на корточки в поисках своего зонтика, девушка на ощупь отыскала его деревянную ручку. Но как только ее тонкие пальцы сомкнулись на холодной рукоятке, Таамрил вдруг ощутила, как постепенно темнеют перед ее глазами серые тени, и когда все вокруг было окутано непроглядной темнотой, сознание девушки вдруг дрогнуло. И, провалившись в беспамятсво, ревенант плавно завалилась на бок, продолжая сжимать в руке свой так и не поднятый с земли зонтик.

0

170

Бронзовые глаза неотрывно следили за собеседницей. Словно глаза тигра, что затаился во тьме чащи и теперь следит за своей жертвой. За её боязненым легким подрагиванием. Неровным дыханием. Страхом. Таким плотным, что через него придется продираться, раздирая когтями в мелкие клочья. Тигр ждет, когда жертва отвернется. Будет не готова. Предоставит хищнику незащищеную шею и спину...
И тут же ощутит пронзительную боль. Боль от удара массивной лапы, лопающей кости. Боль от чувства теплой крови, хлестающей потоком из разорванной когтями раны. Боль от нахлынувших чувств. От понимания того, что девушка раньше не видела всего, что сможет ощутить теперь. И эта боль пришла к Таамрил. Она резко дернулась, еле слышно вскрикнула и будто тут же обмякла. Похоже Ренд достиг того, чего желал. Камень работал так, как нужно. И плевать, что все вокруг просто не могли не заметить, не ощутить этого давления. Не могли не почувствовать эту силу, что войной пронеслась сквозь них, рождаясь в молодом алхимике и растворяясь где-то на границе ощущений. Некоторые из присутствующих стали озираться по сторонам. Официант вдали чуть не опрокинул заказ на одного из клиентов. И вскоре уже многие следили за столом Ренда и Боре. Но причина была в другом. Всё же не всё вышло гладко. Похоже полнота ощущений покинула подопытную, принеся за собой побочные последствия. Девушка что-то невнятно проговорила и попыталась скрыться, но лишилась сознания, так и не удалившись от их столика. В кафе началась легкая паника. Женские голоса вокруг вразнобой запричитали, пытаясь заставить официанта послать за врачом. Теодор быстро поднялся.
— Спокойнее господа. Я врач, а это моя пациентка. Подобные приступы для неё не редки, всё будет в порядке. Мне нужно влажное полотенце, чистая воронка для жидкости и острый нож. Так же вызовите повозку к парадному входу.
С жестким и уверенным тоном вампира никто спорить не стал. Не прошло и минуты, как ему были поданы необходимые вещи. Юноша снял с глаз девушки повязку. Мокрое полотенце тут же оказалось на её лбу. По просьбе Ренда, официант приподнял девушку за плечи, а алхимик тем временем быстрым движением ножа разрезал ленты, держащие костер платья. Затем он приставил широкую часть воронки к груди девушки и прислушался. Сердце билось ровно...
Служащие кафе помогли перенести девушку в карету, что была уже подана ко входу. Ренд собирался двинуться следом, но на мгновенье остановился. Юноша повернулся и пристально взглянул на гомункула, что сидела рядом. Сейчас он стоял в полуметре перед ней.
— Ты отправишься со мной?
Первое его прямое обращение к этому созданию. И даже было сложно понять по его интонации — он спрашивает или же спокойно констатирует факт. Еще мгновение и, повернувшись, юноша направился к выходу. Не обращая внимания на окружающих зевак, не проверяя, пошла ли девушка-гомункул за ним. Ренд спокойно подошел к повозке.
— Клеверные холмы, поместье Рендов, — произнес вампир обращаясь к извозчику. Трое официантов столпились у кареты. Не нужно было быть эмпатом, чтобы почувствовать их смятение и легкое беспокойство. Конечно же они беспокоились не за посетительницу. Подобные происшествия всегда ложатся пятном на репутацию заведений. К тому же в таких случаях пострадавшие не оплачивают заказ. А это означает еще и убыток. Губы вампира скривились в презрительной ухмылке.
«Мелочные плебеи... Хуже собак, — пронеслось в его голове, при взгляде на служащих, — радуйтесь, сегодня вы получите кость с моего стола... — Ренд ухмыльнулся, — ведь я получил то, что хотел...»
Дверь кареты закрылась и лошади двинулись с места. Шумиха поутихла. А на столе, за которым сидел вампир, небрежно была оставленна сумма в несколько раз превышающая счета обоих столиков.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение «Альбедо»

0

171

Гомункул наблюдала за этой странной парой, сидящей за соседнем столике. С каждым взглядом на вампира Линна невольно вздрагивала — ее существо заполнялось забытыми и немного пугающими ее чувствами: благоговение и страх. А еще был интерес, и он удивлял Кадалинн больше всего, будучи настолько навязчивым, если не «липким».
«Что же это за человек такой? Почему я так себя чувствую рядом с ним?» — вертелось в голове Созданной куча вопросов.
Однако ее размышления прервало странное поведение слепой девушки, которая в итоге упала на пол, тем самым заставив гомункула встать с места, наблюдая за ситуацией. Линна сглотнула тяжелый ком — как же эта девушка напоминала ей столь любимую сестренку, ставшую хозяйкой на всю свою недолгую, по сравнению с гомункулом, жизнь.
Линн только положила ладонь на грудь в область камней, нервно поглаживая их сквозь легкую ткань платья. Но произошло то, что было и вовсе из ряда вон для поведения Созданной.
Столкнувшись с бронзовым взглядом вновь и услышав фразу в свой адрес, Кадалинн услышала не вопрос, а как минимум утверждение, если не приказ. Она быстро собрала свои пожитки, накинула сумку через плечо и пошла за вампиром, подобно домашней собаке за хозяином. Полуторометровая девочка смотрела снизу вверх на высокого мужчину, как на защиту и опору, как на божество, ведомая наваждением.
«Он как отец... Только я отца не боялась, а его я боюсь», — проговорила она сама себе где-то внутри, чтобы понять, что вообще сейчас делает и на что, возможно, подписалась.
Оказавшись в карете, девушка держалась немного поодаль вампира, изредка глядя на него... совсем мельком, украдкой, чтобы понять, почему он вызывает в ней такие сильные эмоции. Чаще Линна смотрела на девушку, которая была без сознания, и от воспоминаний в вишневых глазах на секунду мерцала грусть.
От волнения кончики волос, заплетенных в косы, обвивали подолы легкого платья.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (на этом история героя обрывается)

+1

172

Начало игры
Кафе было полно шума: приглушенные голоса персонала, громкие разговоры уже подвыпивших компаний, громкий, визгливый смех светских дамочек, льнувших к своим партнерам и звонкое дребезжание бокалов. Джин не любил шумные места, но это было одно из немногих заведений, где подавалась кровь, плюс ко всему — ближайшее в маршруте Айвори.
День, а точнее начало ночи выдалось очень насыщенным — молодой вампир успел посетить нескольких своих друзей, выслушав от них сотню-другую городских сплетен(и когда только успевают? вроде вчера ночью рассказали уже все, что можно, а сегодня уже куча новых историй — они что, не спят?) и интриг. Хотя самому Джину было на эти дела как-то безразлично, а друзей выслушать нужно было — а то ведь обидятся. Так что первую половину ночи брюнет строил из себя саму вежливость и интерес. Когда же ему наконец-то удалось прервать перебивающие друг друга потоки речи, он поспешил ретироваться.
Ведь вроде ничего особенного — посидеть с друзьями, послушать о чем говорят, но на самом деле это занятие отнимает до ужаса много сил. Не физических, моральных. Так что эмоционально вампир был истощен — это основная причина, по которой он направился в заведение, снабжающее увеселительными напитками. Ему нужна была подзарядка.
Что веранда, что внутренний зал кафе были заполнены под завязку. Айвори выловил себе местечко по чистому везению и некоторому знакомству с местным персоналом — после смерти матери он бывал здесь частым гостем, который не буянил в состоянии опьянения, заказывал много и чаевые оставлял от души.
Столик был двухместный и почти в самом углу комнаты — понятно, почему это место никто не хотел занимать, все-таки в заведения, подобные этому, приходили показать себя и посмотреть на других (а не как Джин, тупо выпить), поэтому пытались занять место, которое видно лучше всего.
Сев в свой «угол», как ласково уже успел обозвать столик вампир, Джин подозвал официанта и сделал заказ:
— Одну кровавую Мери, пожалуйста, — во время заказа Айвори так ослепительно улыбнулся, что стало видно островатые клыки.
Напиток принесли быстро, причем не один, а два — видимо помощник хозяйки просек, кто пришел, поэтому второй был «за счет заведения». Одним глотком вампир ополовинил рюмочку и нашел среди какофонии умов мысли главного помощника владельца заведения — мысли этого легкого на подъем человека прочитать было легко. А думал он о заметном пополнении кошелька, связанном с приходом молодого наследника рода, прилюбившего заведение. Мысли человека развеселили брюнета и на губах расцвела добрая, но самую малость ехидная улыбка.
По мере появления на столе следующих рюмок настроение вампира ползло вверх, а проблемы и какие-то мелкие неудобства забывались.

Отредактировано Джин Айвори (24.09.2011 10:50)

+1

173

Начало игры
Голод, голод, голод. Единственное, что она чувствовала в такое время суток. Это неприятное, сосущее где-то под ложечкой чувство, являлось одним из побочных воздействий вируса ликантропии. Далеко не всегда его можно было заглушить мирным способом. Особенно в обличье зверя, в котором Вирриам находилась большую часть светового дня. Она лишь недавно обратилась обратно в свой нормальный вид, а потому чувство голода сжигало ее изнутри.
Идя по улицам полуночного Дракенфурта, Вирриам искала место, где можно было бы подкрепиться без вреда для себя и окружающих. Сладкие запахи, витавшие в жарком ночном воздухе, манили своим разнообразием. Ан’эи медленно шла по главному проспекту. Синее платье шелестело в такт ее шагам. Из под черной вуали светились глаза, блестящие огнем, единственным упоминанием о звере, не угасшем после обращения из оборотня.
Но вот наконец и подходящее место для трапезы. Вечернее кафе. Забитое под завязку, притягивающее запахами крови, алкоголя и разгоряченных под их действием вампиров.
Вирриам вошла на веранду, на которой, увы, не было ни одного свободного стола. Все той же медленной походкой она направилась во внутренний зал, где, казалось, все места так же были заняты. В центре сидели шумные компании молодых вампиров, по краям устроились парочки. Как будто назло, среди них не было ни одного знакомого вампирессе лица. Однако это вовсе не являлось веской причиной для того, чтобы покинуть это заведение. Вирриам прошла в дальний конец зала, где частенько любила сидеть сама. За угловым столиком сидел молодой вампир, окруженный пустыми рюмками. Ан’эи медленно подошла к нему, держа в обеих руках снятую только что шляпу.
Голова пошла кругом от сильного запаха крови, шедшего от незнакомца. Незнакомца ли? На секунду в голове промелькнула мысль, что это лицо было до боли знакомым, однако она довольно быстро была изгнана более насущной проблемой.
«Неужели гуль?» — по губам пробежала еле заметная, нервная усмешка. Если судить по количеству опустошенных рюмок из-под кровавых коктейлей, то вампиресса вполне могла оказаться права.
— Позвольте составить вам компанию, милсдарь, — мягкая улыбка легла на подведенные алым губы. Впрочем, не изменяя своим привычкам, Вирриам не дожидалась ответа, а выдвинула стул и села напротив незнакомца, с наигранным интересом разглядывая его красивое лицо, которое, впрочем, казалось знакомым...

0

174

Пять стопок, и голова уже приятно тяжелая. Шумы начинают сглаживаться и сливаться на заднем плане, а от самого Джина оглушительно пахнет кровью.
«Ха-ха, надо будет осторожнее возвращаться, а то поналезет упырей...»
Но еще как минимум столько же, сколько уже выпито — только тогда он пойдет домой. Именно пойдет, да, а не поползет или поплетется. Организм у вампира был крепким и уже стойким к крови. Более того, как только Джин почувствует, что теряет контроль, он тут же остановится.
Айвори решил сделать перерыв на несколько минут, чтобы оценить происходящее вокруг. Вокруг него некоторые компании и личности тоже уже успели подвыпить и из их ртов стали литься бессвязные истории, которые незадолго до этого Джин уже слышал от своих друзей.
Как говорится, слухами земля полниться. Радовало только, что про него самого в этих помысла ничего сказано не было.
Молодой вампир так задумался, что не сразу заметил что к нему подсели — только после прямого к себе обращения. Он перевел взгляд слегка мутных голубых глаз на девушку, которая решила составить ему компанию и сказал скорее по инерции, чем подумав:
— Конечно, мазель, буду рад вашему обществу, — язык после выпитого был достаточно подвешен, но Айвори не спешил продолжать разговор. Думал было залезть в голову к вампирессе, но передумал — вдруг та почувствует, тогда его сочтут полной свиньей за копание без разрешения в чужой голове. Хотя это он любил, вот только в этот раз что-то останавливало. Чувство уважения или самосохранения?.. Ведь девушка вообще повела себя довольно грубо, вот так вот заняв свободное место. Хотя на это Джин внимания даже не обратил, ведь и сам особой галантностью не отличался.
Джин приблизился корпусом к столу и поставил на край локти (хотя это было не по этикету) и переплетая пальцы на руках. На его лице появилось задумчивое выражение — парню казалось, будто где-то он уже видел эти глаза, этот изгиб губ. Ответ плавал на поверхности, но опьяненный ум вампира не хотел его принимать, даже не рассматривал такой вариант.
— Будете что-нибудь пить? — вампир почему-то избегал смотреть собеседнице в глаза, было в них что-то настораживающие. Будто на тебя смотрят, и оценивают.
В любом случае, Айвори махнул рукой официанту, подзывая того. Ожидая, пока официант проберется сквозь близко стоящие столики к его угловому, Айвори задумчиво крутил на пальце родовой перстень, а потом снял его и убрал в карман — кольцо было ему велико и часто спадало с пальца, а терять такую ценную вещь не хотелось.
— Мое имя Джин, позвольте поинтересоваться, как зовут вас, — вампир наконец-то посмотрел девушке в глаза, будто хотел прочесть там ответ. Но нет-нет, он не будет лезть в ее голову. Пока что.

Отредактировано Джин Айвори (24.07.2011 10:23)

0

175

Ее лицо так и светилось живым интересом. Мягкая, неожиданно теплая улыбка скривила губы. Про себя отмечая каждую перемену в его лице, Вирриам с присущей ей наглостью разглядывала юношу. И все же его черты будто отпечатались на сетчатке глаза, но осознать сущность того миража, что стоял перед взором, для нее не представлялось возможным.
Он не смотрит в глаза. Неужели знает, понял и теперь опасается? Конечно же нет, Ан’эи ничем не выдала снедающего ее желания.
— Одну «Снегурочку», — улыбнулась она подошедшему официанту. Прокрутив в уме состав выбранного коктейля, Вирриам на секунду задумалась о том, насколько хорошо она сможет контролировать себя после столь сильнодействующей концентрации крови. Но выбор уже был сделан, а значит, о последствиях вампиресса будет думать позже. Улыбка. Поддернутая загадочным блеском в глазах.
Кольцо. Отблеск рубина ударил по глазам, отдавшись внутри болезненным воспоминанием. Все складывается слишком уж неожиданно. И этот незнакомец, кажущийся столь знакомым, и кольцо, напоминавшее о чем-то, все это кричало о важном, но случайно, а может и намеренно, забытом.
— Вирриам, приятно познакомиться, — она не стала отводить взгляд. Да и зачем? Ей даже было интересно, что он хотел найти в темных глазах, на самом дне которых затухал янтарный огонек.
Джин. Столь фамильярно, без фамилии. Хотя зачем здесь были нужны роды и чины, если Вирриам была уверена, что кровопийца, сидящий перед ней, не увидит очередного восхода луны?
— Надеюсь, я вас не потревожила? — вопрос заданный лишь потому, что все же не очень красиво было совсем уж забывать о приличиях.
Подоспел заказанный коктейль. Слегка пригубив искрящийся напиток, девушка отставила стакан в сторону и подалась чуть вперед, дабы оказаться ближе к вампиру. Почему-то у нее уже не оставалось сомнений, что сидящий перед ней юноша — гуль. Да и какие могут быть сомнения, при виде такого количества выпитой крови?

Отредактировано Вирриам Ан'эи (24.07.2011 22:57)

0

176

Джин не знал, показалось ли ему, или вампиресса кинула взгляд в сторону убранного кольца. Род был достаточно знатный, чтобы распознать фамильное кольцо. В любом случае, сидящая напротив особа даже если и узнала его фамилию по кольцу, вида не подала, так что и Джин не будет обращать на это внимание.
«Вирриам... Необычное имя», — настроение становилось чуть игривым, и по губам скользнула улыбка мечтателя. Вампиресса, однако, не промах — отвечает в тон и не говорит больше того, чем сам Джин сообщил собеседнице о себе. И она гордо и прямо встретила взгляд брюнета.
«И все таки, — думал он, — в этих глазах есть что-то знакомое».
Может он и узнал бы их, но желтый огонек в глубине глаз отвлекал и сбивал с мыслей.
О, неужели его собеседница вспомнила о манерах? Это слегка удивило, Джин думал, что они как-то по дефолту решили обходится без светских приемчиков.
— Нет-нет, что Вы, Вирриам, — когда он произносил имя девушки, то слегка тянул гласные, будто пробуя имя на вкус. — Даже наоборот, вы придали моему одинокому вечеру пикантности.
В одной из рюмок на столе еще оставалось жидкости на глоток. Так что Айвори осушил стеклянную посудинку и решил, что на сегодня ему хватит. А то от него, наверное, уже на несколько метров разит кровью с алкоголем. Да и неприлично это как-то, напиваться при даме — что она может подумать, глядя на количество выпитого? Уж точно ничего хорошего.
И идея понять, что же думает его новая знакомая полностью захватила вампира. Вот бывало у него иногда — нужно что-то, и хоть убейте, но нужно. Даже если нужда бессмысленная и глупая. Но Джин привык потакать своим желаниям и инстинктам.
Чтобы не настораживать Вирриам своим постоянным глазение, Айвори поспешил отвести взгляд и проникнуть в голову официанту. Он, незаметно для того, внушил ему мысль, что неплохо бы сходить к столику в углу да еще и со счетом.
Пока официант заканчивал свои дела, чтобы тут же отправиться в «угол», Джин как бы невзначай оперся головой на правую руку и поднес пальцы к вискам — так ему было легче концентрироваться. Не смотря в сторону Вирриам, брюнет уже привычным жестом повел нить своего разума к голове вампирессы. Но не тут-то было. Его мысленный порыв будто бы наткнулся на невидимую стену, и в ушах у Айвори противно зазвенело. Менталист тут же поспешил ретироваться куда подальше от головы собеседницы и продолжал делать вид, будто бы ничего не произошло.
На самом же деле молодой человек был удивлен, если не сказать — шокирован. Девушка держала мысленный барьер, причем довольно мощный. Джин, конечно, при желании может и смог бы разрушить его, но тогда его визит в чужую голову на все 100% не остлся бы незамеченным. Другая вещь, которая удивила его, было то, что девушка держала его в такой момент — получается, что она либо постоянно поддерживает барьер, на что тратиться много сил (ну или в некоторых случаях, но редких, барьер становится привычкой, а потому почти не тратящей сил), либо же вампиресса поставила его специально по такому случаю, за стаканчиком крови.
— Вы знаете, — подал голос Джин, — я боюсь, что не смогу находиться в вашей компании долго. Видите ли, я думаю, что на сегодня с меня хватит.
Айвори подавил нервный смешок. Начинался откат, а значит скоро он станет совсем пьяным. А до дома желательно добраться раньше, чем мозги перестанут соображать и отправят незадачливого хозяина в объятия Морфея.

0

177

Обжигающий горло напиток был отправлен в желудок одним крупным глотком, опустошившим стакан на четверть. Столь желанное чувство насыщения не пришло, вкус крови лишь сильнее раздразнил вампирессу, а точнее оборотня, затаившегося внутри. От газированного молока голова пошла кругом, очертания зала потеряли резкость, расплылись перед взглядом Вирриам, но лишь на мгновение. Потеряв на секунду контроль, она тут же вернула себя в прежнее состояние. Однако крепость коктейля давала о себе знать уже с первых глотков, распространяя по телу легкую истому.
Она ответила лишь улыбкой на его слова, решив никак более не комментировать их. Чуть обнажив кончики белоснежных клыков, вампиресса склонила голову налево, тем самым обнажив шею цвета слоновой кости, до этого момента сокрытую воротничком платья. От этого движения ее коротко стриженые волосы метнулись в сторону и упали на глаза. Ан’эи не стала убирать черные пряди, тем самым скрыв взгляд от собеседника. Тем временем она внимательно следила за тем, как он опустошил рюмку и, последовав его примеру, отпила коктейль до половины.
Внезапно в голове будто звякнул колокольчик. Вампиресса раздраженно дернулась, пряча под копной волос разъяренный блеск глаз. Но... Неужели показалось? Нет, ей просто не могло показаться, будто кто-то смог прокрасться в ее голову и наткнулся на выстроенный по кирпичикам барьер, отозвавшийся колокольчиками. Но с другой стороны, Вирриам никак не могла ожидать, что вампир, сидящий перед ней с такой непринужденностью, был достаточно силен, чтобы с такой легкостью пробраться в голову другого вампира.
«С такой наигранной непринужденностью», — подумала вампиресса, вглядевшись в своего собеседника. Она припомнила, что у только начавших мутировать гулей псионические способности имеют большую силу, нежели у здоровых вампиров.
Вирриам пыталась разглядеть в юноше хотя бы нотку беспокойства, и, лишь на секунду, заметила в его взгляде удивление. Ан’эи откинула волосы с лица и улыбнулась вампиру.
— То, что с вас хватит, еще не является достойной причиной покидать даму, — вампиресса ухмыльнулась, сделав очередной глоток и поставив стакан перед собой.

0

178

После неудавшейся попытки проникнуть в чужой разум Джин заметил, что вампиресса нахмурила брови и слегка дернула головой, будто бы услышала какой-то противный звук.
Догадалась, подумалось Айвори. Оставалась надежда, что девушка не сможет определить откуда пришел удар, ну или просто не обратит внимания — все-таки «Снегурочка», напиток, который пила Вирриам, был покрепче «Очень кровавой Мери», которую весь вечер пил сам Джин. А девушка пила его не маленькими глоточками, а заправскими глотками.
Вампиресса красивым жестом откинула упавшую на глаза челку и обворожительно улыбнулась. От этой улыбки у Джина на секунду перехватило дыхание — такая она была заискивающая.
— Ну что же, тогда я могу предложить вам небольшой променад до моего дома, он здесь недалеко, — сказал Джин слегка хриплым голосом и облизнул пересохшие шубы. Слова автоматически предполагали, что девушка проведет ночь в его доме, все же отпускать даму одну в позднее (по вампирским меркам) время было не по-мужски.
Но в это же время до их столика добрался ментально подозванный официант со счетом, поэтому пришлось прервать зрительный контакт, чтобы посмотреть на молодого тупоухого, который был здесь новеньким (по крайней мере раньше Джин здесь этого человека не видел). Официант попеременно то бледнел, то краснел, находясь в обществе вампиров — все же эта раса была потрясающе красива. А когда они собирались в большие толпы, как, например, в этом вечернем кафе, где по большему счету были вампиры, ревенанты и дампиры, в общем те, в чьих жилах текло хоть немного вампирской крови, то глаза представителей человеческой расы и вовсе разбегались.
Айвори решил поддразнить официанта, поэтому томно тому улыбнулся, демонстрируя клыки, и забрал бумажку счета. Не прерывая зрительного контакта со своей жертвой, вампир сунул в кожаную книжицу внушительную купюру и отдал обратно. Человек еще пару минут постоял, пребывая в прострации, а потом исчез так быстро, будто его ветром сдуло.
Джин сначала хмыкнул, потом фыркнул, а потом уже засмеялся тихим басовитым смехом, прикрывая глаза ладонью. Отсмеявшись, Айвори снова обратился к своей собеседнице.
— Забавный народец, не правда ли? — юный вампир плавным движением поднялся со своего места. От этого движения перед глазами запрыгали черные точки, но всего на мгновение. Когда секундная слабость прошла, Джин сделал шаг к Вирриам, протягивая даме руку. — Я думаю, что нам пора, мазель.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Слоновая кость»

Отредактировано Джин Айвори (25.07.2011 20:44)

0

179

Она и не думала, что все могло выйти столь просто. Вирриам даже и предположить не смела, что ее жертва сама позовет ее в свою норку. Вампиресса все так же улыбалась.
— Пожалуй, я приму ваше предложение, — с этими словами она осушила свой стакан.
Зря ты не боишься незнакомых дам, — подумала Вирриам и улыбка ее обнажила кончики белоснежных клыков. Она наперед знала каждый свой шаг, каждое движение и каждое слово. Сложившуюся ситуацию вряд ли можно было бы назвать чистым везением, ведь, еще только увидев вампира, Ан’эи продумала все возможные исходы. Если быть точнее, для ее нового знакомого исход был лишь один — летальный.
Вампиресса взглянула на подошедшего со счетом официанта с нескрываемым удивлением. Она была точно уверена, что юноша не подзывал его, а уж тем более не просил принести счет. Если только... Да, теперь не оставалось сомнений, что тем, кто потревожил ее ментальный барьер, был именно Джин. Сей факт должен был бы насторожить девушку, однако, будучи в состоянии легкого опьянения, она решила, что на него можно не обращать особого внимания.
От официанта она отвернулась, уж слишком противно было смотреть на то, как дрожали его руки, протягивающие вампиру счет. Да и чего таить, Вирриам не переносила живых людей. Именно поэтому она проигнорировала вопрос Джина. Поднявшись вслед за ним, вампиресса взяла вампира за руку и вместе с ним покинула заведение.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Слоновая Кость»

0

180

[Хастиас] Королевский дворец в Равене  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (скачок во времени)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мефисто пришёл раньше, чем было запланированно и оговорено. Минут на пятнадцать. Просто потому, что ему для начала нужно было спокойно сесть, повертеться в своё удовольствие, поразглядывать окружающих. В этом он находил что-то интересное, вампир изредка даже залазил в мозги окружающих, обычно не чистокровных вампиров или людей — уж они точно не заметят. Аскар развлекался, удовлетворял своё любопытство, успокаивал свою паранойю. Присев за стол, он махнул своей лапкой, одетой в чёрную, сделанную из тонкой кожи перчатку, подзывая официанта. Получив небольшую книжку с названиями блюд, которая в народе именовалась как «меню», он принялся за изучение возможностей местной кухни. Правда, он сразу отдал указания официанту подать бутылку вина, желательно не моложе двадцати лет, если же оно окажется паршивым, пообещал оторвать конечности, и пару бокалов. Красное вино пьют все... А уж потом, когда дама придёт, будут заказаны такие хитрые штуковины, как жареный гусь, печёная утка, варёная корова... Шутки шутками, а чего только не бывало в таких заведениях. Благо, что в этом месте были так же чудные хурбастанские сладости и кофе. Но это позже... Заказывать что-то ещё, пока не пришла собеседница — было бы неприлично. Аскары, хоть и прослыли сволочугами, но всё таки правила приличия порой соблюдали намного лучше, чем остальные, даже очень благородные и древние вампирские кланы... О людях даже речи не было.
Вообще, если говорить откровенно и по существу дела... Мефисто-Роберт ожидал юное человеческое дитя. Кстати, раз уж мы вспомнили его второе имя, то необходимо отметить, что он терпеть не мог, когда его называли именно этим именем, как часто когда-то поступал его брат, видимо специально, чтоб позлить своего родственника. Впрочем, тогда он всех научил, что звать его Робертом может только мать, отец и старший брат. Но это сейчас не так важно. Девушка, которая должна была прийти, принадлежала раньше к семье друзей клана. Торговые дела, кое-какие мелкие соглашения и договора... Для вампира это было как вчера, но для самой девчонки это было наверное так давно, что и вспомнить Мефисто толком она не сможет... А между тем... Он иногда бывал в доме её родителей, даже держал их дочь в руках, что, по всей видимости, нужно было расценивать как величайшее доверие. Её родители погибли, как все думали, из-за гуля... С тех пор с её семьёй дел Аскары больше не вели — уж слишком жёсткая была нянька-опекун у девочки... Конечно, клан вампиров знал, что стоит подождать — тётку, которая смела ставить им условия, девчонка выпрет... Тогда можно будет разговаривать о сотрудничестве, а пока... И они забросили все связи. Один Мефисто изредка приглядывался к делам ла Въеров, так... Для порядка... Чтоб быть уверенным в том, что когда придёт время, Аскары возобновят взаимовыгодное сотрудничество. Сегодня он должен был встретиться с девушкой, чьи родители когда-то были довольно близкими друзьями, на сколько это можно сказать о людях и вампирах, самого Мефисто, а не его клана. Уж такой он был вампир, не совсем Аскар — слишком много чувствовал и думал для обычного представителя клана.

0


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Вечернее кафе «Дю Монд»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC