Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Галерея искусств «Лунный свет»


Галерея искусств «Лунный свет»

Сообщений 31 страница 51 из 51

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/gal.png

Каждой уважающей себя личности стоит иной раз отвлечься от скоростных ритмов города и воздеть очи горе, возвыситься над шумом и суетой, прикоснуться к нетленному. Специально для этих целей ежедневно с 20:00 до 8:00 на Главном проспекте работает галерея искусств «Лунный свет».

Снаружи дом, в котором она находится, выглядит относительно небольшим; решительно непонятно, каким чудом в нем поместилось столько залов и коридоров. Освещенная масляными фонарями, галерея тонет в густой зелени платанов, прячась от любопытных глаз, словно робкая старая дева. У входа в нее, почтительно кланяясь гражданам и гостям столицы, стоит швейцар — улыбчивый айзиец в шелковом кимоно.

Зайдя внутрь, посетители попадают в просторный холл, оформленный букетами в крупных напольных вазах; там их поспешно обилечивает кассир, как все кассиры в мире, плешивый, суетливый и раздражительный. Из холла вглубь галереи ведут резные двустворчатые двери, за которыми экспонируется оно — высокое искусство, работы живописцев и скульпторов популярных стилей и направлений. Одни залы посвящены творчеству местной школы, другие — эпохе высокой готики, третьи — мировым очагам культуры, четвертые — фражелистам. Еще дальше — зал музыки. В нем демонстрируют мюзилары, спинеты, клавесины, клавикорды и иной вычурный инструмент. Оттуда доносится проникновенный голос гида, повествующего, кажется, о судьбах великих композиторов.

Будучи по совместительству щедрым меценатом, владелица «Лунного света» периодически проводит камерные выставки современных художников, которые только начинают свой путь к славе. Эти мероприятия, как правило, сопровождаются концертом классической музыки и заканчиваются фуршетом. А чтобы господа ценители не утомились, впитывая культуру, хозяйка расставила вдоль коридоров своего заведения кушетки и мягкие пуфы.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/6.png

Симона фон Дуартэ, владелица галереи
Симона фон Дуартэ, владелица галереи «Лунный свет», — статная, элегантная вампиресса с несколько старомодной, экзальтированной повадкой. Муза художников, скульпторов и музыкантов. Меценатка и покровительница изящных искусств. Умна, образованна, остроумна и проницательна. Способна если не с первого, то со второго взгляда распознать, чего стоит тот или иной творческий ум. При всей своей одухотворенности не лишена предпринимательской жилки (галерея приносит ей весьма неплохой доход). Любит повторять фразу: «Талант — это как похоть. Трудно утаить. Еще труднее симулировать».

-----------------------------------------------------
Погрузиться в мир дракенфуртского искусства вам помогут статьи:
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Личности: художник Джонни ди Каприо
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Личности: другие известные художники
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Демографическая статистика: служители муз

0

31

Как интересно. Какой случай занес трех влиятельнейших личностей Дракенфурта сюда именно сейчас, буквально столкнув их? А может злой рок? Не успела госпожа Мориарти ответить Ренду, как к ним приблизился и еще один собеседник. Джеймс Норрингтон. Видный меценат, один из хороших спонсоров гильдии, пример порядочного светского человека. Ну почти.
Мужчины обменялись рукопожатиями.
До чего порой полезен дар эмпата. Как бы не рассыпался перед тобой в улыбках твой недруг, ты не обманешься. Как бы дружелюбен не был Норрингтон при каждой встрече, о каких бы благих планах не рассказывал, его всегда выдавало рукопожатие. Вернее не оно само. А то колебание презрения и ненависти где-то глубоко внутри в этот короткий миг, всякий раз. Но к чему лицемерие? Теодору нужны были деньги Джеймса, для спонсирования гильдии, тому же были нужны разработки, предназначенные явно не для честного бизнеса. Каждому своё...
А вот с мазелью Морриарти всё обстояло интереснее. Её эмоции связанные с появлением Ренда представляли собой забавный коктейль. Какой-то испуг и неудобство, смешанные с интересом и странным трепетом. Истинная компаньонка. Она сумела заинтересовать собеседника, даже не зная об этом.
Но настоящая буря бушевала сейчас в душе молодой воспитанницы госпожи Дезери. Так старательно-правильная снаружи, и такая волнительно неуверенная внутри. Похоже для юной девы знакомство с высшим светом Дракенфурта было чем-то новым, и она всё никак не могла успокоиться. Она металась в сомнениях и ощущениях от встречи и собственных действий. Пожалуй это было самым забавным в сложившейся ситуации. Губ алхимика коснулась легкая улыбка, когда глаза девушки на мгновенье встретились с его взглядом.
— По сравнению с Вами, мы лишь скучные серые жители этого города. А вот Вы, госпожа Мориарти, действительно достойны зваться выдающейся личностью... Ведь жертвенность, о которой вы упомянули свойственна не только живописцам. Любой талант, умеющий найти особую искру в своём деле, жертвует часть себя, ради результата...
«Порой и плотью...», — промелькнуло в голове Теодора, и вампир чуть повел плечами. Едва слышный лязгающий звук крыльев потонул в гуле, создаваемом посетителями.
— Позвольте поинтересоваться, что же привело Вас сюда в этот час? Право, так неожиданно и приятно было повстречать вас здесь...
Ренд обвел собеседников взглядом, обращаясь одновременно и к мазель Дезери и к господину Норрингтону.

Отредактировано Теодор Дем Ренд (29.09.2012 16:00)

+3

32

Хм... взгляд Теодора при рукопожатии. Когда эти двое здоровались, каждый выражал друг другу свою скрытую неприязнь, но в этом мире не личное отношение между двумя людьми решает — будут они сотрудничать или нет. Здесь все решали деньги, большие деньги. Теодор получал много денег от Джеймса, а последний с помощью предоставленных разработок зарабатывал еще больше денег. Хотя, Норрингтон всегда знал, что ему дают только гроши. Ведь даже ребенок, если будет делиться конфетами — самую вкусную оставит себе. На самом деле при взрослении мы совсем не меняемся, меняется лишь масштаб. Раньше конфеты, теперь тысячи флоренов. Не будем скрывать, спонсору гильдии всегда хотелось иметь больше от разработок Теодора, в последнее время он был крайне недоволен тем, что ему предоставляют за такие ощутимые взносы, которые получает гильдия. Именно поэтому глава клана Рендов получил от своего партнера исключительно легкую, наигранную улыбку, причем такую, чтобы было заметно — искривление губ дается милсдарю через силу. Деловой разговор будет потом.

Дезири Мориарти. Её такт голоса, её комплименты, никогда не догадаешься, действительно ли она тебя хвалит, искренне? Или все эти слова заучены за сотни лет практики в гильдии элитных проституток? Как бы ни лелеяли эти девушки свою репутацию, большая часть населения не признавала в их деятельности что-то большее, чем просто работу девушек по вызову. Джеймс признавал. Он признавал потенциал этой гильдии, признавал доход, который она приносит, право слово, какие бордели у портовых причалов? Там за женщину платят гроши. Дом компаньонок же был золотой жилой, девушки из него могли доставить наслаждение не только плотскими утехами, многие клиенты, как было известно Норрингтону, платили не столько за секс, сколько за приятное времяпровождение с женщиной неописуемой красоты и что немаловажно — ума. Именно поэтому известный в криминальных кругах «Джек-из-Тени» хотел получить эту гильдию в свои руки. Забавно, он был знаменит среди бандитов и практически никому неизвестен под настоящим именем.

А вот воспитанница Дезири произвела на Джеймса достаточно сильное впечатление, он был приятно удивлен, когда увидел такую милую девушку в высшем свете Дракенфурта. Обычно дамы-аристократки были либо капризными «женами» своих мужей, либо же гордыми и своенравными бабами, коих даже мужчинам нужно было бояться. Какие женщины бывали в незаконных слоях общества, мистер Норрингтон, пожалуй, умолчит. Шарлотта же была... просто милой, она не казалась Джеймсу крикливой, но и выделить стальной характер даже при всем желании не удалось бы. «Ворон» очень оригинально судил о людях и вампирах, он не обладал даром эмпата, поэтому приходилось строить своё мнение о новых знакомых исключительно по своему дедуктивному методу и искусству наблюдения. В воспитаннице Дезири явно читалась скромность, может даже неуверенность, но зная по недавнему разговору главу компаньонок, можно было легко сказать, что это пройдет очень быстро. О красоте, естественно, можно было и не говорить. Недаром каждая компаньонка была образцом красоты и грации. Джеймс одарил девушку взаимной улыбкой.
Вопрос Теодора был неожиданным. Мисдарь, всецело отдающийся науке в руки, спрашивает компаньонок и мецената, что они делают в галерее. Право, интереснее было бы услышать ответ Ренда на такой вопрос.
— А зачем обычно идут в галерею? Чтобы отдохнуть, развеяться и почувствовать вкус прекрасного...

Отредактировано Черный Ворон (29.09.2012 12:06)

+7

33

Порою, судьба преподносит нам довольно ценные подарки. Мы же, в свою очередь, не всегда можем правильно распорядиться ими, но ведь это наши личные проблемы, а не госпожи Фортуны? Бросая короткие взгляды на присоединившихся к их небольшой компании мужчин, Дезири лихорадочно соображала, как наиболее выгодно использовать эту неожиданную встречу. Самая первая и вероятная мысль — это приватный разговор с главой гильдии алхимиков, уж больно были многозначительны взгляды, которыми обменялись Джеймс и Теодор. Они знакомы и явно не косвенно, а это значит, что у Ренда есть информация, которую этим утром задумала получить в свои холеные ручки мазель Мориарти. Однако было одно существенное «но»... Этот алхимик не из тех, кто легко сдается женским чарам и распускает язык, где надо и не надо.
Главная компаньонка даже улыбнулась своим мыслям, на мгновение отпустив поводья самоконтроля. Милсдарь Ренд определенно был фигурой занятной и неординарной, иначе как он в такой короткий срок добился текущего положения в столь могущественной гильдии? О нем ходило немало слухов, в которых наверняка была своя доля правды, и это только добавляло сложившемуся образу таинственности и мистики. Что называется, крепкий орешек.
Взгляд золотой мазельки потеплел, длинные ресницы кокетливо сделали пару быстрых взмахов. Комплимент от такого «айсберга» — чем не достижение? Можно было смело ставить себе памятник и уходить на заслуженный отдых.
— Вы правы, мэтр Ренд. Но жертвы бывают разного порядка, и порой наше нематериальное подношение на алтарь дела жизни дается куда более тяжело, чем физическая потеря, — главная компаньонка ободряюще улыбнулась своей подопечной, так успешно справляющейся со своей ролью в этом мини-спектакле. — На самом деле все просто, мы с Шарлоттой давно не появлялись в этом храме искусства. Тяга к прекрасному в крови у каждой компаньонки, так что наш визит сюда был делом времени. А вот Вас как раз таки странно видеть в этом месте, уж больно Ваш таинственный образ погруженного в науку алхимика не сопоставим с эфирным миром искусства. Вы страшный вампир, мэтр Ренд, поскольку одарены настолько, чтобы постичь и оценить этих два совершенно разных мира. Я бы не удивилась, если б узнала, что где-то здесь имеется экспозиция Ваших работ под каким-нибудь незамысловатым псевдонимом, ученые ведь не любят излишеств? — вампиресса улыбнулась чуть шире, в серо-зеленых глазах изумрудными искорками заблистал смех. Если все пойдет так, как хочет мазель Мориарти, то уже к концу вечера она обогатится нужной и достоверной информацией. Это было бы весьма кстати...
Взор молодой женщины снова обратился на воспитанницу, явно смущенную, но ведущую себя более чем достойно и благоразумно. В груди Дезири потеплело, улыбка стала более живой и искренней. Ее Лотта не переставляла удивлять свою покровительницу врожденной грацией, простотой, но в тоже время правильностью манер. Взгляд милсдаря Норрингтона был более чем красноречив, не надо было быть эмпатом, чтобы прочесть в нем приятное удивление. Хорошо, очень хорошо! Это лишний раз подтверждало правильность решения компаньонки относительно будущего Шарлотты. А еще это давало возможность оставить девушку в компании Джеймса, а самой вплотную заняться упрямым алхимиком...
— Милсдарь Норрингтон, я слышала, что Вы благоволите этой галерее, значит, наверняка Вас держат в курсе грядущих самых интересных событий. Быть может, Вы поделитесь этой запретной информацией с нами? — мелодичный голос Дезири упал практически до заговорщицкого шепота. — Мы были бы весьма-весьма признательны за это. Да ведь, Шарлотта?

+8

34

Шарлотта, наблюдавшая за беседовавшими рядом господами, вдруг, неожиданно для себя, поняла одну очень важную вещь. Все они говорили-говорили, словно оборачивая во всю эту словесную мишуру, как в подарочную упаковку, истинный смысл сказанного. Казалось, что они выполняют некий ритуал, как соколы, которые не падают на добычу камнем, но кружат над нею, раз за разом сужая кольцо. Это был особый церемониал, особый вид игры.
Лотта заметила, какой улыбкой наградила ее наставница милсдаря Ренда. Все слова, сказанные ею за целый вечер, не имели и половины того веса, что скрывался в этой улыбке, в дрожании длинных ресниц, в небрежно брошенном взгляде. О, какой контраст между учтивой сдержанностью и дразнящей женственностью. Лотта усмехнулась про себя — какой ценный урок. И, словно подтверждая ее мысли, до слуха девушки донеслась мелодия La Donna Е Mobile. Это совпадение заставило ее улыбнуться еще раз — да уж, женщина переменчива. Не в этом ли ее главный секрет?
Голос наставницы вернул Лотту к реальности.
— Мы были бы весьма-весьма признательны за это. Да ведь, Шарлотта? — шепотом закончила Дезири.
— О да, милсдарь Норрингтон, окажите нам такую услугу — приоткройте завесу тайны, — подхватила Лотта. Она пару секунд смотрела мужчине прямо в глаза, затем ее ресницы дрогнули и опустились, взгляд ушел в сторону, а на губах заиграла смущенная улыбка. — За это, как уже сказала мазель Мориарти, мы будем безгранично Вам благодарны.
В этой фразе, было что-то горькое, как бывает горьким послевкусие от сладкого шоколада, которое только подчеркивает неповторимый вкус. Безусловно, ценный урок...

+5

35

Ренд обвел взглядом весь зал. Мерзкая серость. Глупый, ничего не стоящий контингент. Единицы, из всех посетителей этой галереи, стоили хоть чего-то. И они еще назывались элитой! Какая глупость. Общество так любит градацию внутри себя, но зачем же оно выбирает столь глупые варианты?! Разделение по расам, по происхождению. Бред. За свой не очень долгий век, Теодор видел сына шахтера, чье изобретение взмыло в воздух, утверждая век науки. В противовес этому, перед вампиром стояла дочь именитого ученого, ставшая дорогой куртизанкой... Ни раса, ни происхождение не являются достойным критерием. Лишь разум, вот что отделяет одного индивидуума от другого. Морган ошибался, желая завладеть миром лишь ради власти. Глава алхимиков желал власти, но не ради нее самой. Ради нового мира, мира разума, науки, гармонии... Утопия? Пускай. Но Теодор всегда достигал желаемого.
Ответ собеседников вернул Ренда к реальности, вырвав из мира его размышлений.
— Ну что вы моя дорогая! — вампир усмехнулся, — мне роднее роль критика... Но все же мое пребывание здесь не случайно. Сухая консервативная наука ни к чему не приведет. Именно на стыке науки и свежих идей творческих личностей и рождаются инновации. А нам нужны именно они, ведь так, милсдарь Норрингтон?
Джеймс чуть забавно, на взгляд алхимика, старался наигранно-культурно скрыть свое недовольство. Так смешно наблюдать за безысходной злобой того, кто считает, что управляет всем, когда что-то идет не так. Похоже, Норрингтон всерьез полагал, что деньги, что он жертвует гильдии, дают ему власть над Теодором... Это смотрелось жалко. Алхимик понимал, что мецената злят крохи, что ему дают. Будто, выезжая на охоту, Ренд отдал Норрингтону рогатку, оставив ружье себе. Да это так. Но и рассчитывать на большее было бы глупо. Для главы гильдии алхимиков не так сложно проследить где применяются его разработки. Оценить реальную сферу деятельности достопочтенного финансиста, и его цели. И не позволять ему конкурировать в этом с самой гильдией.
Теодор еще раз взглянул на зал. Информатора все не было.

Отредактировано Теодор Дем Ренд (04.10.2012 23:24)

+3

36

— О, да, милсдарь Ренд, но Вы, как никто другой, должны понимать, что, к сожалению, творческие личности рано или поздно изживают себя... — если Теодор был не совсем дурак, он сможет понять намек.
Писатели начинают выпускать дешевые книженции нацеленные исключительно на покупательскую способность, а художники забывают мастерство своей кисти. Может именно поэтому те творцы, работы которых имели колоссальное значение для культуры, покончили свои жизни самоубийством в довольно небольшом возрасте. Даже на человеческую мерку. Специально, чтобы запомниться великими, а не скатившимися из князей в грязь. Кто знает, может быть, они поступили правильно, никому не хочется умирать, зная, что о нем уже все забыли, что его никто не вспомнит. Ведь как только творца затмевают, ему очень сложно вернуть себе былую славу, а окончившие жизнь самоубийством гении еще долго останутся в сердцах и умах людей. Иногда Джеймс понимал, что тоже определение можно отнести к алхимикам, рано или поздно они изживают свою гениальность, даже не подозревая об этом...
Но не будем о плохом. То было мало кому нужное лирическое отступление в явно пессимистично настроенном стиле. Для тех, кто забыл: Норрингтон, придя сюда, собирался отдохнуть от дел, вместо того, чтобы цацкаться с самовлюбленным кровососом, считающим себя королем мира. Рано или поздно, все короли падают со своего трона. Самое время сейчас переключится на Дезири и её милую спутницу, которая не на шутку заинтересовала Джеймса, в положительном смысле этого слова.
Меценату действительно нравилась эта галерея, он ходил сюда не очень часто, но тем не менее чаще, чем в любое другое «культурное» место.
Если Джеймс ходил куда-то (деловые встречи не в счет), то это была либо галерея «Лунный свет», либо очередные раскопки археологов, за которыми он следил, иногда принимая в них участие, но вообще, чего греха таить, ему больше нравились именно находки. Да, кто-то назовет это мародерством, но ведь он просто брал свою долю, как спонсор, к тому же практически все находки попадали на стол ученым, пусть и немного более долгим путем, знаменующем о выгоде для Норрингтона. Все честно — он давал деньги на раскопки и хотел получить откат.
Но что-то мы опять отвлеклись, вернемся к галерее.
— Да, действительно, эта галерея мне очень импонирует. Так что, думаю, стоит направиться в главную залу, там уже идет выставка новых работ. Кто составит мне компанию?

+7

37

Начало игры

Ночь. Поднялся ветерок, легкий, едва уловимый, но все же... Он трепал волнистые локоны дивы, которые выбились из прически, и теперь, будто воздушные змеи, находились в незыблемых объятиях ветра. Казалось, девушка в белом платье абсолютно невесома. Будто она не шагает по каменной клади, а плывет над ней, над обыденностью... Это было великолепно!

Звезды. Они глядят вниз спокойно, выжидая подходящий момент, чтобы кому-то подмигнуть, а кому-то дать надежду на раскошенное будущее. А ведь каждый представляет его по-разному. Для кого-то это благословение близких. Для некоторых — смерть врагов. А для рыжеволосой ревенантки — это дар, заключенный в получении удовольствия.

«И почему я люблю музыку?» — задалась вопросом Елена. «Возможно, это какая-то пагубная привычка? Как курение? Что это?» — девушка не знала верного ответа на данный вопрос. Может, потому, что его не было, или потому, что ответ скрывался в вопросе? Девушка с детства тянулась к красоте, и самым красивейшим существом, конечно, мнила себя. Ведь недаром её прозвали Еленой Прекрасной.
Размышляя на тему музыки, ревенантка не заметила, как уже оказалась внутри галереи. Как пожилой служащий принял у неё белоснежную меховую накидку, как она вручила билет, который приобрела незадолго до того...

Возможно, она бы так и прошествовала в зал музыки, не обращая особого внимания на то, как вслед глядят милсдари, хотя ведут по руки своих избранницы иль супруг. Но в толпе незнакомых господ она заметила свою наставницу, мазель Дезири Мориарти, в кругу, как всегда, мужчин и с юной леди. «Кто она?» — задалась вопросом трампесса. Интерес уже распирал рыжеволосую изнутри. Улыбнувшись, наверно, самой себе, девушка шагнула на встречу наставнице компаньонок.

— Господа, — воскликнула ревенантка, положив руку на сердце, сделав глубокий реверанс. При этом робко опуская глаза, но не стирая с лица восторженную улыбку. — Мазель Мориарти, рада видеть Вас в хорошем духе и в столько прекрасном месте. — обратилась она к леди Дезири.

+9

38

С мужчинами определенно становилось скучно. Быть может, всему виной то эмоциональное напряжение между ними? Ведь свою неприязнь друг к другу они даже не особо скрывали, хотя Дезири знала, что гильдия алхимиков спонсируется многими вампирами из высшего света, но и люди в этом смысле от них не отставали. В том числе и милсдарь Норрингтон, уже зарекомендовавший себя как человек, старающийся проникнуть во все, что связано с властью. Странный союз, основанный на чем-то очень зыбком, но почему-то все еще держащийся на плаву. Как жаль, что милсдарь Ренд очень молчалив и скрытен. Такие вампиры не имеют свойства разбалтывать свои и чужие тайны без очевидной выгоды для себя.
В какой-то степени даже стало жаль, что их прогулку с Шарлоттой так бесцеремонно потревожили своим присутствием эти угрюмые мужчины. Она только-только выкроила время для своей подопечной, как его тут же вознамерились украсть дела, ведь упустить такой шанс было бы непростительной расточительностью. «Что же делать? Джеймс хочет поскорее оказаться как можно дальше от Теодора, а мне нужно как раз обратное и, желательно, наедине с оным. Но не могу же я оставить Лотту наедине с мужчиной?!» — Дезири мило улыбалась своим собеседникам, а сама лихорадочно пыталась найти выход из сложившегося положения.
Помощь пришла довольно неожиданно, но вовремя. Мазель Мориарти едва ли не кинулась на шею Елены, одной из самых талантливых компаньонок. Святая Роза, как вампиресса была рада этой рыжеволосой чаровнице! Вот кто спасет положение, вот кто займется неприступной глыбой по имени Теодор!
— Определенно нам сегодня везет на крайне приятное общество! Господа, позвольте мне представить вам эту очаровательную девушку. Мазель Елена фон Трамплтон, самая обворожительная из всех компаньонок, которых я когда-либо видела. Елена, дорогая, я рада, что Вы решили посетить галерею именно сегодня и именно сейчас. Нам с Шарлоттой выпала необычайно счастливая случайность — мы встретили милсдаря Норрингтона и милсдаря Ренда, — Дезири сначала взглядом указала на Джеймса, а потом на Теодора, чтобы Елена знала, кто есть кто. — Но сейчас, к моему глубочайшему сожалению, мы с Шарлоттой и милсдарем Норрингтоном вынуждены покинуть уважаемого милсдаря Ренда, — вампиресса с легкостью решила все за Теодора, зная, что настоящий джентльмен не будет из вежливости перечить словам дамы. А это значит, что все сложится так, как надо именно ей! — Поэтому я вверяю милсдаря Ренда Вашим заботам, — «Ну же милая, покажи себя во всей красе, этот вампир должен быть нашим со всеми потрохами!», — Милсдарь Норрингтон, мы с Шарлоттой будем счастливы составить Вам компанию, думаю, нам надо отправиться в главную залу как можно скорее, чтобы ничего не пропустить.

Отредактировано Дезири Мориарти (10.10.2012 12:52)

+8

39

Господа все разговаривали, пряча за учтивыми улыбками колючие шпильки. Дезири Мориарти служила неким буфером в сложившейся ситуации. Но это не могло продлиться долго. Милсдарь Ренд, хоть и улыбнулся ей несколько раз, сейчас был немного раздражен или же ей так казалось. Он слушал не особо внимательно, его взгляд блуждал по залу, по безликой толпе, словно ища пристанища где-то там, подальше от нашей компании. Норрингон же наоборот не сводил тяжелого пристального взора со своего собеседника. Должно быть, такой взгляд можно ощутить физически — он придавит вас к полу, как свинцовая глыба.
Мазель Мориарти пыталась разрядить обстановку, прелестно улыбаясь и размышляя вслух о талантах. Жаль, что эти двое мужчин не уделили ей должного внимания. Она была невообразимо прекрасна. Выражения ее лица, взгляды, что бросала она не случайно, но с особой расчетливостью — все разбивалось о толстую броню неприязни этих господ. Как можно проигнорировать эту улыбку? Прекраснее ее, казалось, нет на свете. Лотта слушала в пол-уха и не сводила глаз со своей наставницы, пытаясь не упустить из виду и малейшего жеста Дезири.
Шарлотта не заметила, когда к ним подошла Елена фон Трамплтон. Легкий ветерок всколыхнул застоявшийся воздух галереи, пропахший дорогой пудрой и приторным парфюмом бесчисленных посетителей. Лотта повернула голову и обомлела... Воздушное белое платье, замысловатое переплетение локонов, лицо, не уступавшее Дезири в красоте. Одолевали сомнения девушка это или же просто мираж, видение, сошедшее с какого-то полотна.
Дезири приветливо улыбнулась и представила всем это чудо. Шарлотта сделала ответный реверанс и кротко улыбнулась. Какое немыслимое счастье, иметь возможность видеть рядом двух красивейших женщин Дракенфурта. Все жесты, движения Елены были грациозны и легки, словно она и правда парила, словно воздух вокруг сгустился до консистенции воды, и она просто плыла в нем. «Она компаньонка! — подумалось Лотте. — Если мазель Мориарти удастся в такое жалкое существо как я перелить хоть сотую долю той грации, изящества и манерности, которой обладает эта ее ученица, то я, о Роза, буду самой счастливой девушкой во всем графстве».
Тем временем Дезири проговорила:
— Милсдарь Норрингтон, мы с Шарлоттой будем счастливы составить Вам компанию, думаю, нам надо отправиться в главную залу как можно скорее, чтобы ничего не пропустить.
— Я просто сгораю от нетерпения, — Лотта повернулась к Норрингтону. — А мысль о том, что мы не успеем вовремя, наполняет меня горьким сожалением.
Они смотрели в глаза друг другу. Все краски вокруг размыло, словно в нервном порыве художник плеснул водой на незаконченный акварельный рисунок. Трудно вдохнуть, страшно пошевелиться, опасаясь разрушить эту связь. Время застыло, время стекало струями краски к их ногам. Лотта знала, что должна что-то сказать, что неприлично так долго смотреть мужчине в глаза. Но она только приоткрывала ротик в несмелых попытках. «Спасите же меня...» — мысленно взмолилась Шарлотта.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (11.10.2012 14:48)

+6

40

Как неудачно здесь столкнулись два разных мира, в которых у Теодора были разные роли. Миласдрь Норрингтон не давал Ренду изобразить из себя уставшего от обыденности ученого-романтика, жаждущего женского внимания, а мазель Дезири мешала оголить перед зазнавшимся человечишкой оскал. По сему, данная кампания медленно, но верно раздражала его. Ко всему прочему основная причина присутствия алхимика здесь, тоже не давала о себе знать.
— Пожалуй да, милсдарь, думаю Вы прекрасно знаете, что бесталанность куда надежнее и стабильнее. Серость и ровность, никаких сюрпризов... — казалось еще немного и вампир не выдержит, устроив тот самый «сюрприз» своему словесному оппоненту... Но как раз в это время напряжение, накопившееся в воздухе, было развеяно новой собеседницей. Очередная компаньонка. Но нельзя не отметить, что девушка такой красы могла выделиться и на фоне своих «коллег». Похоже она была шансом для всех избежать столь неприятной сложившейся ситуации.
— Моё почтение, — Ренд склонился целуя руку девушке, пока госпожа Морриарти представляла его. — С присутствием таких особ даже самые прекрасные полотна меркнут...
Дезери, как умелый продавец тут же принялась нахваливать свой «товар». Это было забавно, но Теодор и не имел ничего против того, что бы кампанию ему составила эта прекрасная особа.
— Сожалею, дорогой друг, но я не люблю свежие посещать новые выставки в день открытия. Знаете, вся эта давка толпы и гам... Мешают насладиться зрелищем. Так что быть может позже.
Ренд проводил своего делового партнера и его спутниц достаточно спокойным взглядом, впрочем легкая усмешка всё же коснулась его губ. Три акулы встретились маленьком пруду... Вот на что была похожа эта беседа. Но пожалуй и к лучшему, что никто не успел проверить чьи зубы острее, а голод сильнее.
Алхимик вернул всё своё внимание госпоже Трамплтон, еще раз внимательно оценивая внешность особы. Не смотря на то, что клан Трампов был далек от принципов чистоты крови, в этой девушке чувствовалась грация, присущая истинным вампирессам.
— Скажите, мазель Трамплтон, как Вы относитесь к тому, что бы сменить зал живописи, на куда более интересный и утонченный зал музыки?
Ренд склонил голову и жестом предложил проследовать в глубь галереи.

+3

41

Елена, к глубочайшему её сожалению, не сразу почувствовала, какие страсти бушуют в маленькой компании достопочтенных господ. Между ними словно шаровые молнии носились, а леди Дезири делала вид, будто ничего не происходит. Металась, как обычно, между господ волчком и улыбалась, улыбалась. Но ведь рано или поздно всякое огниво гаснет, хотя глава гильдии компаньонок и не являлась оным.
— Определенно нам сегодня везет на крайне приятное общество! — звонко и радостно заговорила мазель Мориарти. — Господа, позвольте мне представить вам эту очаровательную девушку. — «Ох, мазель, Вы мне льстите... Но, к Морготу, правда не может быть лестью!» — подумала Елена, улыбаясь одной из самых ошеломляющих своих улыбок. — Мазель Елена фон Трамплтон, самая обворожительная из всех компаньонок, которых я когда-либо видела. Елена, дорогая, я рада, что Вы решили посетить галерею именно сегодня и именно сейчас. Нам с Шарлоттой выпала необычайно счастливая случайность — мы встретили милсдаря Норрингтона и милсдаря Ренда. — представила наставница всех.
— Да, мазель Мориарти, это необычайная удача! — тихо добавила ревенантка, в то время, как глава гильдии алхимиков почтенно целовал ей руку.
— Моё почтение. С присутствием таких особ даже самые прекрасные полотна меркнут... — проговорил милсдарь Ренд.
— Милсдарь Норрингтон, мы с Шарлоттой будем счастливы составить Вам компанию, думаю, нам надо отправиться в главную залу как можно скорее, чтобы ничего не пропустить. — это был самый хороший способ развести этих двух господ по углам, ведь было очевидно, как недружелюбно они друг к другу расположены, и перейти от чаяний к делу им не давали лишь столь почтенные дамы. Поскольку леди фон Трамплтон была любознательной, она поскорее хотела расспросить любимую наставницу обо всем, но отложила это на более подходящий момент, который обязательно наступит.
— Я просто сгораю от нетерпения, — Шарлотта повернулась к милсдарю Норрингтону. — А мысль о том, что мы не успеем вовремя, наполняет меня горьким сожалением. — услышав голос юной ученицы Дезири, Елена повернула голову в её сторону и только теперь рассмотрела её необычайную, нежную, ангельскую красоту, хотя девушка явно была человеком. Ещё совсем невинная, это было заметно по тому, как она внимает словам и действиям наставницы и самой Елены. Но у Шарлотты явно блестящее будущее в роли компаньонки — с какой легкостью Норрингтон подчинился её мольбам и, будто загипнотизированный, отправился с дамами в главный зал.
— Была рада Вас видеть, господа! — звонко отозвалась Елена.
Как же быстро все поменялось. После того, как леди Дезири и её восхитительная ученица удалились вместе с Норрингтоном, Ренд абсолютно изменился в лице и в поведении. Кажется, он стал мягче, возможно, покладистей.
— Скажите, мазель Трамплтон, как Вы относитесь к тому, чтобы сменить зал живописи на куда более интересный и утонченный зал музыки? — уступая ревенантке дорогу, проговорил милсдарь.
Елена никогда не позволяла ужимкам и недовольным гримасам осквернять свой столь хрупкий образ великолепного марева. Но услышав точно рубленое топором «мазель Трамплтон», вампиресса едва не сморщила носик, лишь в последний момент опомнившись и замаскировав не приличествующее компаньонке выражение глубоким вдохом, якобы вызванным восторгом от царившей вокруг атмосферы. Кому, как не Ренду знать, сколь раздражает, когда собеседники глумливо или даже не нарочно коверкают твое имя. — С удовольствием, милсдарь Дем Ренд, — проворковала Елена, нарочито подчеркивая второе имя вампира. — Как раз туда я и направлялась! — улыбнулась она, шагая вперед и немного приподнимая подол своего белоснежного платья.
— Милсдарь, позвольте узнать, какая музыка приходится Вам по душе? — начала разговор трампесса. — Медленная, которая подталкивает к размышлениям на волнующие темы в минуты созерцания огня в камине, или все же веселая и задорная, которая не дает покоя ногам? — последние девушка добавила совсем весело, кажется, эта тема её саму забавляла.

+8

42

Хах! Общество госпожи Елены определенно радовало Ренда куда больше. Она практически поддалась на провокацию. Её эмоциональный фон очень ярко отозвался на провокацию алхимика, а на лице даже на миг не дрогнула эта дорогая этикетка эксклюзивного продукта — улыбка компаньонки. Но и это было не последним приятным моментом. Мазель Трамп достойно парировала, ответив вампиру той же монетой. Улыбнувшись, юноша проследовал за собеседницей.
Посетителей в галерее отчего-то было куда больше чем обычно. Похоже нынешняя выставка привлекла сюда даже тех, кто обычно сторонится жизни культурной. Это было на руку алхимику, в свете основной причины его пребывания здесь, но весьма раздражало в то же время. Это бурление, переизбыток безынтересной массы, что окружало сейчас алхимика со всех сторон, всегда выводило его из себя. Как же порой поражал тот факт, что даже образованное общество, может быть обществом идиотов...
А пара вампиров тем временем вошла в зал музыки.
К удовольствию Теодора, здесь было практически пустынно, в сравнении с другими залами. Похоже предположение о том, что причиной этого аншлага явились именно новые экспозиции, было верным. А тем временем по воздуху будто заструилась тревога, смешанная с восхищением. Музыканты, радующие гостей своим талантом, приступили к тяжелой, но потрясающей в своей красоте мелодии. Пожалуй именно за это Ренд так любил именно зал музыки, среди прочих в этой галерее. Для эмпата, таинство, разворачивающееся здесь, не могло быть превзойдено ни одним другим по своей красоте. Казалось, что мелодию можно увидеть, потрогать, попробовать на вкус! Чувства и переживания слушателей и музыкантов будто само превращалось в своеобразную мелодию, так тонко и неповторимо дополняющую звук инструментов...
— У меня особое отношение к музыке, должен Вам признаться. Я не могу выбрать что-то одно. Каждая чудесна и неповторима в своём великолепии, как может быть неповторима лишь красота юных дев. Видя одну, ты не посмеешь больше, чем почтительно склонить голову, а с другой хочется утонуть в водовороте безудержного танца.
Теодор жестом подозвал к себе служащего и отдал ему трость, шепнув на ухо:
— Если с ней что-то случится, следующая моя трость будет вырезана из твоих костей...
С улыбкой хлопнув служащего по спине, вампир вновь обратил свой взор к спутнице.
— Нельзя забывать и о желаниях души. Порой хочется почувствовать тяжесть музыки, что просто разливается по твоим венам. А порой... — мелодия сменила эмоциональный окрас, меняясь, успокаиваясь, становясь легче и веселее. Юноша чуть склонил голову и протянул руку, приглашая девушку на танец — ...Не хочется думать ни о чем, предаваясь легкости и веселью...

+1

43

Через несколько мгновений компаньонка и милсдарь Ренд оказались в зале музыки. «О, Святая Роза... Невообразимо! Превосходно!» — мысленно ахнула трампесса. Музыка была средоточием чувственности и походила на речи, сотканные из витиеватых слов, на взрыв в бессознательном от столь гениального исполнения. Звуки точно трогали душу и самые сокровенные струны сердца. Разум захлестывала очередная волна эмоций. Закрыв глаза, можно было ощутить, как накрывает с головой теплый бриз с моря, пробуждая готовность свернуть горы. Волнение! Эмоции! Мелодия все устремляется вверх... Фанфары! Открыв глаза, вы возвращаетесь на бренную землю, но уже с иными мыслями, чаяниями, амбициями, и кажется, что уже не столь важно, кем вы являетесь на самом деле. Главное — быть здесь и сейчас. И пусть весь мир крутится вокруг одной мелодии, той, что завораживает оный. Замечательно! Вы действуете, словно под гипнозом, и все это благодаря одной лишь музыке.
— У меня особое отношение к музыке, должен Вам признаться. — начал откровение юный, но уже выдающийся алхимик. — Я не могу выбрать что-то одно. Каждая чудесна и неповторима в своём великолепии, как может быть неповторима лишь красота юных дев. — «О, Роза, да ведь он ещё и романтик!» — приятно удивилась Елена, внимательно вкушая каждое слово милсдаря. — Видя одну, ты не посмеешь больше, чем почтительно склонить голову, а с другой хочется утонуть в водовороте безудержного танца. — уголки пухленьких губ вампирессы едва дрогнули в улыбке. «Как же замечательно завуалированы плотские утехи... Танец!» — да, это действительно было похоже на танец двух тел, которых словно велением судьбы тянуло друг к другу, чтобы соединиться в сладостной неге.
Девушка обернулась и стала наблюдать за вампиром. Он тем временем подозвал к себе служащего и что-то ему упорно твердил. Наблюдение — вот чем действительно любит заниматься милейшая компаньонка. И это не касается определенного общества, а на данный момент — непосредственно милсдаря Ренда. Она наблюдала за всеми разом и за каждым в отдельности. Как подают руку... Во-о-он тот милсдарь шикарной даме. Кажется, она годится ему в матери, но это его, похоже, не смущает. Леди неподалеку, с великолепными белокурыми локонами, заплетенными в причудливую прическу, которая, скорее, напоминает одну из высоких башен Волкогорья, смеется излишне громко и задорно, да и ведет себя чрезмерно фривольно. Горожане скабрезно называют таких «уличными» компаньонками, что сами компаньонки считают наинизшим моветоном в их адрес. «Либо она в первый раз на светском рауте» — утешила себя Елена Прекрасная. А совсем рядом с ней и Теодором оказалась зажиточная и, видимо, знатная пожилая пара. Определенно — люди. От них не веяло напыщенностью, свойственной большинству вампиров, но, тем не менее, выглядели они очень презентабельно. Улыбаясь друг другу и демонстрируя заботу о второй половине, они двинулись в пляс. Их движения были не столь совершенны, как у более юных гостей, но для почтенного возраста — вполне грациозны.
— Нельзя забывать и о желаниях души. — возвращаясь к леди Елене, вновь заговорил Ренд. — Порой хочется почувствовать тяжесть музыки, что просто разливается по твоим венам. А порой... — мелодия вновь величественно нарастала, а милсдарь протянул руку, приглашая компаньонку танцевать. — ...Не хочется думать ни о чем, предаваясь легкости и веселью... — девушка мягко положила свою руку на руку алхимика.
— Ну, милсдарь, думать все же придется, если вы, конечно, не норовите наступить даме на ногу! — смеясь, проговорила Елена. — Иначе вам придется носить её на руках!
И вслед за пожилой парой они отправились в пляс.
— С вашего позволения, хотела бы задать один вопрос, — снова отозвалась Елена, — к каким мазелям вы относите меня, почтенный милсдарь Ренд? К первым или ко вторым?

+5

44

Мистер Норрингтон еще долго будет вспоминать этот взгляд, адресованный ему молодой компаньонкой. Он смог очаровать его, так, как не сумела даже глава этой гильдии, стоявшая рядом. В глазах этой милой девушки было что-то, что привлекало куда больше, чем тонна макияжа и несколько томных вздохов. Поняв, что он начинает выглядеть нелепо в глазах других, так как уже несколько минут просто стоит и взаимно смотрит в глаза своей собеседнице, при этом не говоря ни слова, меценат постарался быстро выйти из такого положения и «спасти» очаровательную Шарлотту.
— Что же, не будем тратить времени. Прошу в главную залу — кто бы знал, ценой каких усилий ему удалось выдавить из себя эти монотонные слова.
Выкинув из головы надоевшего своим неуместным в данной ситуации поведением Ренда, меценат всецело переключил внимание на компаньонок. Джеймс хотел поскорее удалиться из общества главы гильдии алхимиков с двумя очаровательными дамами в главную залу. Сейчас было не то место и время, где бы он хотел бросаться колкими фразами в адрес того, кто получает от него деньги вот уже долгие семь лет. Новая знакомая (как под стать — опять компаньонка, такое ощущение, что сюда ходят только они, ну или их наставница имеет природный магнит на своих подопечных, и они автоматически находят её в любом месте) запомнилась только бегло. Миловидное обаятельное личико, медные длинные волосы и не менее обаятельная фигура. Увы, она предпочла остаться с Теодором.

В главной зале, где все еще играла классическая музыка, было на удивление мало людей (и вампиров), однако с каждой минутой какая-нибудь аристократичная пара все-таки прибывала сюда, чтобы насладиться произведениями искусства нового художника и самое главное — урвать свой кусочек на фуршете. Не забывают они и пробуравить взглядом служителя галереи и швейцара, первого за дотошность при проверке билетов, второго просто так, из самолюбия.
Столы для фуршета уже были поставлены вдоль стен (там, где не висели картины), на них было расположено громадное количество закусок, на каждом столе как минимум имелось по 15 разных легких блюд. Наверное, имея такое количество еды, семья из казенного квартала могла бы прожить месяц, каждый день обжираясь и ни в чем себе не отказывая. Сильные мира сего сейчас съедят не больше половины, остальное нужно для показа пафоса и «гостеприимства», лишь бы купили билетик. А куда пойдет остальная еда? Официантам на обеденный перерыв, наверное.
Новая выставка была посвящена свежим работам молодого (всего 200 лет) вампира по имени Уэйн Мур, который славился своими пейзажами и натюрмортами, а также картинами на религиозную тематику. Он был тепло принят критиками и простыми ценителями искусства, а сейчас переживал свой «золотой век». С одной стороны это его пик, с другой же, потом все начнет идти по наклонной вниз, главное для него — удержаться на пике как можно дольше.
— Судя по всему, представление скоро начнется. Фуршет здесь или в начале, или в конце, а я уверен, что мы еще не успели ничего пропустить. Так что бы конкретно вы хотели услышать, милые дамы?

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (продолжение следует...)

Отредактировано Черный Ворон (26.10.2012 17:52)

+6

45

Каким всё же интересным местом была эта галерея! Лишь здесь все музы устраивали свой хоровод, и ни одна из них не оставалась в стороне. Любое, даже самое новаторское веяние в искусстве в считанные дни находило своё место в этой обители прекрасного. Всё, от живописи, до скульптуры, от музыки, до новаторской фотографии. Всё было здесь. И всё это вызывало восторг.
Музыка продолжала свой спокойный танец вместе с парами прекрасных дам и статных кавалеров. Теодор и Елена мерно и грациозно кружили по залу. На губах вампира играла легкая улыбка, но взгляд порою всё же устремлялся прочь от спутницы, куда-то в толпу. Но лишь на мгновение, не более того.
— Наступить на ногу? — Ренд сделал немного удивленное лицо, расплываясь в улыбке, — если наградой за это станет возможность носить столь прекрасную даму на руках, я готов к тому, что бы познать позор, прослыв неуклюжим танцором...
Юноша негромко засмеялся. Струны скрипки рождали потрясающие слух звуки, а скрипач просто «светился» на взгляд эмпата. Он был не просто виртуозом, молодой, похоже человек, всецело любил своё ремесло. И похоже готов был отдать ему всю свою столь короткую жизнь...
— Я не вправе судить Вас, моя дорогая. Наша жизнь в наших руках, и лишь мы решаем какой след о себе оставить в сознании того или иного встречного... — при очередном повороте, алхимик чуть склонился, продолжая шепотом, — Но Ваша красота вызывает и почтительный трепет, и манит в свой собственный танец...
Вампир вновь выпрямился, как ни в чём не бывало. В его взгляде плясали недобрые, но определенно веселящиеся огоньки.
— Дражайшая Елена, как Вы считаете, мы — вампиры, одарены благом идти сквозь столетия, почти не меняясь, в то время, как ритм жизни вокруг стремительно ускоряется. Прогресс, технократия, новшества, проникающие во все аспекты жизни... Как вы считаете, какой будет музыка, спустя, скажем пару сотен лет?
Теодор продолжал веселиться, стараясь получить от момента «здесь и сейчас», всё, что мог, будто опасаясь, что еще немного и этого уже будет не вернуть...
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif
Через несколько месяцев Теодор Дем Ренд был осужден и казнен за государственную измену, убийства и эксперименты над живыми людьми и вампирами.

Конец игры

+2

46

Что ж, последнее приобретение Дезири было весьма и весьма успешным. Ее Шарлотта, этот хрупкий цветок, настолько смогла очаровать всегда собранного и холодного милсдаря Норрингтона, что он даже позабыл о приличиях. Да, от взгляда главной компаньонки не ускользнула эта долгая заминка, когда и ее воспитанница, и потенциальный деловой партнер просто стояли друг напротив друга. Их молчание и долгий обмен взглядами не производили гнетущего впечатления, но были совершенно не приемлемы, особенно в таком людном месте.
— Лотта, дитя мое, пойдем, — мазель Мориарти мягко коснулась руки девушки, чтобы хотя бы так стряхнуть с нее наваждение и заставить прийти в себя. По всей видимости, ее слова заставили очнуться и благородного мецената.
— Что же, не будем тратить времени. Прошу в главную залу, — добродушно, но скованно прогудев басом, милсдарь Норрингтон повел компаньонок в другой зал. Дезири же бросила последний, чуть обеспокоенный взгляд на Елену. Поняла ли она, чего хочет ее начальница? Расположит ли она главу гильдии алхимиков настолько, чтобы в последующем можно было это использовать на пользу дела Дезири? Увы, все это она сможет узнать только тогда, когда вернется в Дом компаньонок и туда же прибудет ее дива с удивительными ярко-бирюзовыми глазами и томным взглядом.
— Я знакома лишь косвенно с биографией этого художника. Быть может Вы, милсдарь Норрингтон, поведаете нам с Шарлоттой что-нибудь интересное и захватывающее о жизни создателя этих изумительных полотен? Я слышала, что в своих произведениях на религиозную тему он старается представить Розу как женщину очень земную, наполненную такими же страстями и грехами, какими наполнены мы сами.

+5

47

Сколько же посетителей прибыло именно в этот день в галерею, чтобы насладиться яркостью красок на полотнах, виртуозностью музыкантов и великолепием скульптурных фигур? Пятьсот? Тысяча? Казалось, им нет числа... И нельзя отыскать настолько мудрого счетовода, который смог бы сосчитать любителей искусства, кои не только боготворят данные произведения, но и сами не прочь выступить в виде муз скульптора либо послужить натурой для живописца. Некоторые, напротив, приходили сюда нудить о политике и экономике, решать какие-то деловые вопросы. Ибо полагалось, что именно здесь партнер будет более расслаблен и сговорчив. Юных мазелей, которые ещё не познали истинной и чистой любви, сюда приводили статные родители, чтобы подыскать выгодную партию для своего чада. Кого-то сюда приманивали иные житейские заботы, но подробности оных, увы, оставались тайной для любопытной компаньонки. Оставалось только гадать, разглядывая этих особ, скучающих возле той или иной картины. Как правило, они не танцуют, не ведут светские беседы о погоде, любви, поэзии... С другой стороны, подобные посетители считают, что таким образом они себя обогащают искусством, а с другой — просто составляют массовость из череды серых лиц.
А люди и вампиры, прекрасные мазели и почтенные судари, все наполняли и наполняли многочисленные залы галереи «Лунный свет».

Молодой алхимик и очаровательная компаньонка кружились в прелестном танце. Для них сейчас не существовало никого вокруг, тех самых особ, скучающих... Которые то и дело занимались тем, что глазели по сторонам и распускали какие-то небылицы, которые вскоре перерастут в слухи, клевету, а в конечном итоге, выльются в грандиозный скандал. Елена смотрела прямо в глаза своему партнеру, как и было принято в танце, к тому же это было личное кредо великолепной мазели. Поскольку мужчина ведет в танце, ему необходимо следить за тем, чтобы не столкнуться с другими кружащими чуть поодаль парами, поэтому время от времени, всего на пару мгновений, Теодор отрывался от пристального взора мазель фон Трамплтон и окидывал коротким взглядом переполненный зал, чтобы оценить обстановку.
— Наступить на ногу? — обращаясь к трамптессе с удивленным лицом, уточнил Ренд. — Если наградой за это станет возможность носить столь прекрасную даму на руках, я готов к тому, чтобы познать позор, прослыв неуклюжим танцором... — «О, милорд, интересно, что вы скажите, когда у вас от такого ношения на руках, будут мозоли!» — улыбаясь собственным мыслям, Елена грациозно отправилась в очередной пируэт.
— Ну что вы, милсдарь Ренд? Право же, вы на себя наговариваете! — немного надувая губки, проворковала она, — Вы замечательный танцор! Мне выпала огромная честь танцевать с вами. — и, дабы закрепить результат, неожиданно для самой себя ревенантка добавила:
— Я уверена, что у вас имеется множество поклонниц, мечтающих, чтобы вы бросили на них хотя бы взор! — «Святая Роза, говорила мне леди Дезири быть осторожнее с мужчинами, но как я могу?» — Прекрасная Елена любила себя чувствовать на ровне с мужами. Причем это касалось не только... работы, но и просто ведения светских бесед, как то обсуждения новаторских идей и прочих глупостей, о которых так любят подискутировать мужчины. Обучаясь в гильдии, Елена приобрела очень многое (и речь не об элементарной образованности и знании этикета). Например, понимание того, что необходимо выдвигать мужчину на первый план и внимать каждому его слову буквально с открытым ртом. Наверно, отсюда и появилось выражение «женщина любит ушами», хоть в глубине души Елена с ним никогда и не соглашалась. Тем более, что такое поведение со стороны прекрасного пола было бы благостью для рыцарей, обожающих рассказывать про свои подвиги, либо совсем юных милсдарей, которые приукрашивают правду. Да, Ренд тоже был молод, но ведь он глава клана, и глава гильдии, а эти статусы влекут за собой особое поведение и особое отношение к себе. Поэтому Елена притихла, внешне смущенная тем, что позволила себе вольность.
«И что это за голая, неприкрытая лесть с твоих уст, Елена?» — обратилась она к себе, но спор с самой собой, вновь отправился в долгий ящик, когда девушка услышала голос вампира:
— Я не вправе судить Вас, моя дорогая. Наша жизнь в наших руках, — «Конечно!» — милое личико компаньонки чуть было не приобрело выражение озлобленности. Но не к милсдарю Ренду, он был полностью прав. А к своему драгоценному дяде, который позволил Елене носить столь признанную в Дракенфурте фамилию, вступить в клан... и буквально продал родственницу в гильдию компаньонок! Сейчас ревенантку все устраивало — беззаботная жизнь, мужчины, которые действительно носят на руках... Но ведь карнавал не может длиться вечно! — ... и лишь мы решаем, какой след о себе оставить в сознании того или иного встречного... — при очередном повороте алхимик неожиданно склонился над Еленой. А та, чуть было не потеряв ориентиры, едва успела отогнать от себя нехорошие мысли. Их взгляды встретились. Дыхание стало горячим, росло напряжение. Мазель фон Трамплтон уже почти слышала биение сердца милсдаря Ренда. Время остановилось. Сторонний наблюдатель счел бы подобное искрой страсти. Но что это было для компаньонки? Похоже, это так и останется её лично тайной. — Но Ваша красота вызывает и почтительный трепет, и манит в свой собственный танец... — тихо, шепотом, добавил главный алхимик.

Казалось, наша прекрасная героиня чуть сама не утонула в этих признаниях. Каждый раз она играла эту роль. Играла самоотверженно и искренне. Но как же сложно теперь уже отличить маску от истинного лица... И теперь её уже не забавляло поведение юной и робкой Шарлотты. На какой-то миг она побывала на её месте, в её шкуре. А, возможно, и в своей собственной, только много лет назад, когда сама впервые почувствовала, как сладко наполняется сердце теплом. Но с такой же легкостью оно разбилось... Время снова начало свой неутомимый бег. Компаньонка по истине была лучшей ученицей своей наставницы. Обольщение было её коньком, но никак хищник не мог поменяться с жертвой местами. Как же быстро настроение восхитительной мазели возвращалось в исходное состояние. Елена Прекрасная улыбнулась. Похоже, она действительно поднимала настроение Ренду, он уже был так же весел, как и беззаботная хорошенькая Елена Рай, в прошлой жизни.
Они продолжили свой танец.
— Дражайшая Елена, как Вы считаете, мы, вампиры, одарены благом идти сквозь столетия, почти не меняясь, в то время, как ритм жизни вокруг стремительно ускоряется? Прогресс, технократия, новшества, проникающие во все аспекты жизни... Как вы считаете, какой будет музыка спустя, скажем, пару сотен лет? — отозвался Теодор.
— Милый милсдарь, — начала просто она, — Как вы уже точно подметили, вы, вампиры, одарены благом идти сквозь столетия. Так вот тогда и узнаете! Но осмелюсь предположить, что она будет настолько же потрясающая и проникновенная, как и сейчас. И что юные пары так же будут собираться в подобных заведениях и отлично проводить время, конечно, не давая покоя ногам... А скажите-ка мне, возможно, ли, что в скором времени алхимики изобретут некое средство, с помощью которого мы сможем отправиться в будущее? — поинтересовалась ревенантка.

+4

48

Шарлотта опомнилась уже в другом зале. Ненавязчивая музыка, степенно похаживающие вдоль стен господа, накрытые столы с лакомствами, половины названий которых она даже не знала. Но не это заботило сейчас Лотту. Старательно прислушивалась она к разговору, что вели мазель Мориарти и милсдарь Норрингтон, но сама изнывала от терзавших ее мыслей. Что это было? Что нашло на нее? Не оскорбила ли она своим поведением милсдаря? Не злится ли на нее мазель? Не испортила ли она этим поступком планы наставницы?
Лотта не могла сосредоточиться ни на чем вокруг себя. Воздуха не хватало, внутри все горело, как в огне, а ладони были холоднее снега. Тонкие длинные пальцы подрагивали, когда девушка пыталась подобрать непослушные завитки за ухо. Перед глазами все плыло, словно Шарлотта стояла не посреди просторной залы, а в лодке, что мерно покачивалась на волнах. Она отстала на полшага от господ, растирая ледяными пальцами шею.
— «Не позволь себе упасть! — мысленно приказала Лотта — Мазель Дезири уже достаточно натерпелась твоей неуклюжести за сегодняшний вечер».
Шарлотта остановилась напротив полотна в золоченой раме. Она подняла глаза на картину, делая вид, что рассматривает сие творение. На самом же деле Лотта прижала ладонь к высоко вздымающейся груди, пытаясь унять бешеное сердцебиение, и старалась побороть слабость. Со стороны этот вид вызывал умиление — миловидная девушка застыла перед огромной картиной, благоговейно прижав руки к груди.
Спутники Шарлотты тоже остановились возле полотна. Боковым зрением Лотта заметила, как милсдарь Норрингтон скользнул по ней взглядом перед тем, как посмотреть на картину.
Норрингтон совсем не был похож на человека, приобщенного к искусству. Нет, скорее всего, он разбирался в живописи, наверное, дома у него было несколько дорогих картин известных художников. Но не было в его взгляде страсти, присущей меценату. Вообще в его взгляде мало что было открыто простому наблюдателю. Лотта снова вспомнила тот момент, когда они встретились глазами. Что было там, в глубине, за стальной жесткостью взора? Несмотря на его размеренность, продиктованную этикетом, чувствовалась стремительность кобры, скрываемая Норрингтоном в движениях милсдаря. Он вызывал у Лотты интерес. Никогда доселе ей не хотелось так сильно разгадать человека, узнать его истинные мысли и чувства.

+4

49

А вечер все тянулся и тянулся, казалось ему нет конца и края... Многие мазели и судари покидали роскошные стены «Галереи...», некоторые, напротив, только входили в обитель просвещения к искусству. Милая Елена уже не замечала никого. Для неё существовал только он — танец. Она уже чувствовала, как приятно покалывают мышцы в ногах, а дыхание не сбивается, а значит, она не устает... Да и как же устать? Елена фон Трамплтон ревенантка, и этим все сказано.
Теодор! Он был восхитительным партнером. Он вел в танце, как и полагается, компаньонка ощущала это всеми «струнами» своего тела. И вот... Снова поклон. В его движениях чувствовалось на сколько он уверен в себе, что он глава клана, глава гильдии алхимиков, но, к сожалению, пока не глава тела Елены.
«Как же здесь душно стало!» — подумалось прекрасной даме. После поклона, она услышала бой курантов. Было уже слишком поздно, Елена, от радости, что удалось повстречать милейшую наставницу и её ученицу, даже забыла, сколько дел сегодня у неё предстоит. Она легко оттолкнула Ренда, и поклонилась:
— Мой милсдарь, — обратилась она к нему, — Мне придется вас покинуть, меня ждет масса дел, а я совсем о них забыла. — она мило улыбнулась, стрельнув на прощание бирюзовыми глазками, и откланялась.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом компаньонок

Отредактировано Елена фон Трамплтон (19.11.2012 12:43)

+3

50

Неловкое молчание затягивалось, судя по всему, милсдарь Норрингтон был слишком занят своими мыслями о юной подопечной Дезири. Вампиресса недовольно поджала губы, наблюдая за тем, как престарелый бизнесмен раз за разом скользил взглядом по хрупкой фигурке, покатым плечам, нежному овалу лица.
— Ох, святые небеса! Я только сейчас вспомнила, что у меня назначена важная встреча! Прошу великодушно нас простить, милсдарь Норрингтон, но мы с Шарлоттой должны покинуть Вас. Надеюсь, что наш уход не омрачит Вам посещение этого храма искусств. Шарлотта, моя дорогая, поторопимся же! Обещаю, что мы еще не раз посетим это волшебное место, и ты сможешь вдоволь налюбоваться всеми шедеврами, что выставлены здесь.
Короткий кивок и чуть виноватая улыбка, адресованные мужчине, и многозначительный взгляд для воспитанницы. У Дезири действительно возникли дела, и связаны они были непосредственно с милсдарем Норрингтоном и милсдарем Рендом. И как на руку пришлось то, что с алхимиком ушла ее Елена Прекрасная, уж она то сможет разговорить этого ученого-ворчуна, а мазели Мориарти только это и надо. Информация, мои дорогие, информация — вот самая ценная вещь в мире! Ибо кто владеет информацией, тот владеет и самим миром.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом компаньонок

Отредактировано Дезири Мориарти (04.12.2012 22:07)

+1

51

В пол уха Лотта слушала, как прощалась мазель Дезири с милсдарем Норрингтоном. Они уходят, что очень кстати, так как Шарлотте казалось, что она умрет, если не глотнет свежего ночного воздуха прямо сейчас. Девушка еще раз обвела взглядом картины, которые так и не успела рассмотреть, господ, прогуливающихся по залам. Жаль, что они покидают это замечательное место так вскоре, но она надеялась, что в следующий раз посещения Галереи ее волнение не будет таким сильным, а голова забитой всякими тягостными мыслями, и ничто не помешает Лотте вдоволь налюбоваться полотнами.
Девушка замешкалась, потому мазель Мориарти была вынуждена поторопить ее:
— Шарлотта, моя дорогая, поторопимся же! Обещаю, что мы еще не раз посетим это волшебное место, и ты сможешь вдоволь налюбоваться всеми шедеврами, что выставлены здесь.
— Прошу извинить меня, мазель, я не в силах оторваться от подобной красоты, — Лотта присела в глубоком реверансе и склонила голову в сторону мужчины. — Прощайте, милсдарь, было приятно провести это время в вашей компании.
Едва Лотта поднялась, как перед глазами поплыли разноцветные круги, так что увидеть реакцию Норрингтона она не сумела. Мазель Мориарти сдержанно склонила голову в знак прощания и устремилась в сторону выхода. Шарлотта старалась не отставать от нее, дабы не затеряться в толпе.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дом компаньонок

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (19.11.2012 15:53)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Галерея искусств «Лунный свет»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно