Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Казино «Гнездо дьявола»


Казино «Гнездо дьявола»

Сообщений 121 страница 129 из 129

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/kaz1.png

Не то что каждая собака в графстве, но даже самый завалящий сыщик знает: все злачные заведения столицы так или иначе подчиняются мафиозному клан Стриксов. Казино — случай исключительный, его не просто прибрал к рукам, а породил, выпестовал с отеческой нежностью, воздвиг прижизненным памятником собственной гордыне никто иной как Сильвертрам Стрикс. Лично, собственными холеными руками.

Каждый вечер с первыми фонарями, влекомые миражами легких денег и беззаботной жизни, сюда стекаются толпы народа, принося в кошельке очередную жертву взбалмошной и капризной богине случая.

На фоне изобильной роскоши игорного дома весь белый свет смущенно бледнеет и затухает. Завистливо угасают огни опереточной рампы, пристыженно меркнут сцены кафе-шантанов и цирковые арены — разве могут нехитрые прелести этих детских колыбелек разврата потягаться в заманчивости с ослепительным блеском парадного дьвольского чертога? Здесь все нарочито, преднамеренно, преувеличенно ярко, особенно в часы наибольшего многолюдья, когда за окнами расстилается темная ночь, а внутри в залитых огнями золотисто-рубиновых залах сверкают хрустальные нимбы люстр, бриллиантово-жемчужные шейки дам и вощеные лысины их кавалеров... Столько впустую прожженного электричества — просто сказочное расточительство! Но хозяин не скупится на мишуру — он и сам азартный игрок.

Журчат оживленные разговоры и споры, стрекочет вполголоса струнный оркестр, шуршат, покидая колоды, карты, чеканный голос крупье объявляет: «Ставки приняты». Косматый молодой вампир дрожащей рукой тянется к галстуку — он бросил на кон последнюю фишку, изо всех оставшихся сил пытаясь обмануть злодейку-судьбу. Крутится колесо, скачет шарик, украдкой шепчутся джокеры у жулика в рукаве. «Вскрываемся, господа!» — и душа замирает над бездной. Минута тянется целую вечность. Что выпадет? Чет или нечет? Триумф или смертный приговор? Все или ничего?..

Кто хоть раз шел на неоправданный риск, тот прекрасно знает: ничто не сравнится с этим. С горячечной пляской отчаяния и надежды, сцепившихся в дикой схватке, с чувством падения на самое дно, что за мгновенье до приземления обернется поцелуем небес прямо в темя. Ибо нет острее блаженства, чем поймать улыбку Фортуны. О, ради этой красотки определенно стоит рискнуть!

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Стандартное меню бара при казино

Салаты и холодные закуски:
Классический капрезе (закуска из помидоров, моцареллы, оливкового масла и базилика)* — 20 фл.
Салат с креветками, овощами, лаймом и соусом из манго — 39 фл.
Салат со слабосоленой семгой, бруггианской брынзой и овощной икрой — 37 фл.
Брускетта с овощной икрой и фетой* — 17 фл.
Брускетта с сырным кремом, свежим огурцом и слабосоленой семгой — 22 фл., 75 гульденов.
Брускетта с куриным паштетом — 28 фл., 20 гульденов.
Брускетта с ростбифом — 35 фл., 50 гульденов.
Клубный сэндвич классический (с беконом, индейкой и куриным яйцом) — 25 фл.
Клубный сэндвич с моцареллой и рыбой — 25 фл., 50 гульденов.
Карпаччо из трольчатины с мятно-клубничным кремом — 68 фл.
Карпаччо из свеклы с рукколой и кремом из брынзы, феты и орехов* — 18 фл.
Соленые орехи и чипсы в ассортименте* — 8 фл. за 100 граммов.
-----------------------------------------------------

Горячие закуски:
Сырные крокеты с томатным соусом или с острым соусом из ксенонского перца* — 30 фл., 25 гульденов.
Куриные крылья с соусами барбекю и тартар — 48 фл.
Бургер с говяжьей котлетой — 50 фл.
Бургер с индейкой и баклажанами — 50 фл.
Купаты с тушеной капустой, соусом барбекю и горчицей — 68 фл.
Королевские креветки в кляре — 69 фл., 50 гульденов.
-----------------------------------------------------

Деликатесные закуски:
Улитки «Эскарго» в зеленом масле с чесноком — 155 фл.
Брускетта со сливочным кремом с тремя видами икры: красной, черной и икрой морской русалки — 160 фл.
Поджаренные эскалопы фуа-гра с тертым плодом галбурваса в кровавом соусе — 285 фл.
Черные трюфели в винном соусе* — 345 фл.
-----------------------------------------------------
*Вегетарианские блюда.
-----------------------------------------------------

Сладости и десерты:
Яблоко, запеченное с медом и миндалем — 37 фл.
Горячий рисовый пудинг с весенним медом — 37 фл.
Малиновая, клубничная панакотты — 29 фл.
Шоколадные, сливочные эклеры — 17 фл., 50 гульденов за 1 штуку.
Классический брауни, подается с фисташковым пломбиром — 20 фл. за 1 штуку.
Чизкейк с черникой и морошкой, подается с фисташковым пломбиром — 50 фл.
Маффины с кусочками шоколада, черникой, морошкой или вишней — 35 фл.
Имбирный, арбузный, розовый сорбеты — 25 фл., 50 гульденов.
Крем-брюле с карамельной корочкой — 99 фл.
Сырная тарелка с фруктами и каперсами, замаринованными в крови — 75 фл.

Шоколадные конфеты ручной работы из кондитерской братьев Гайлар (цены за 1 штуку):
Кофейно-кровавое пралине с лесным орехом — 5 фл.
Вишня в кровавом ликере, вишня в кровавом бренди — 8 фл.
Ромово-кровавый и лимонно-перцовый марципан — 6 фл.

Торты:
«Захер» (бисквит, абрикосовый конфитюр и шоколадная глазурь) — 25 фл. за 100 граммов, 128 фл. за изделие весом ~ 900 гр.
«Розенхауэр» (ореховые коржи, масляный крем с вареной сгущенкой) — 27 фл. за 100 граммов, 125 фл. за изделие весом ~ 800 гр.
«Череп Эвитерна» (медовик с пропитанными кровью коржами и черносливом) — 38 фл. за 100 граммов, 195 фл. за изделие весом ~ 700 гр.

-----------------------------------------------------
Напитки:
Безалкогольные прохладительные (цены за 300 граммов):
Содовая — 5 фл.
Лимонад — 5 фл.
Свежевыжатые фруктовые и овощные соки (ассортимент меняется в зависимости от сезона) — 6 фл., 50 гульденов.
Шоколадный, ягодный и фруктовый коктейли на основе газированной крем-соды и молока фейрилиса — 12 фл.

Безалкогольные горячие (цены за 300 граммов):
Травяной, фруктовый чаи в ассортименте — 5 фл.
Чай зеленый мунцийский «Шум ветра в соснах» — 17 фл.
Чай «Молочный улун» с лепестками османтуса — 20 фл.
Чай желтый мунцийский «Иглы с горы Хоо» — 22 фл.
Чай черный сансарийский «Поссай» — 8 фл.
Кофе (эспрессо, ристретто, латте, каппучино, моккачино, маккиато, с коньяком, ликером и кровью) — 10 фл.
Горячий шоколад (со взбитыми сливками, ванилью и миндальным молоком, с имбирем и ксенонским перцем, с мятным сиропом и кровью, с цитрусовой цедрой и тертой корой галбурваса) — 12 фл.

Алкогольные (цены за 1 литр):
Красноводский портер — 7 фл.
Имбирный эль — 8 фл.
Можжевеловый грюйт — 15 фл.
Портвейн «Порто Бульбао» (16 лет выдержки) — 250 фл.
Портвейн «Порто Лагрима» (16 лет выдержки) — 265 фл.
Портвейн «Порто Руби» (12 лет выдержки) — 200 фл.
Портвейн «Порто Руби» (16 лет выдержки) — 295 фл.
Шерри-бренди «Херес-де-ла-Ареццо» — 140 фл.
Арманьяк «Маркиз де Мезье» — 145 фл.
Коньяк «Мусташ» V. S. O. P. — 100 фл.
Коньяк «Дез Грац» Grande Reserve — 199 фл.
Коньяк «Савайон» X. O. — 320 фл.
Ликер «Лимончелло» (лимонный) — 75 фл.
Ликер «Хагеруп Григ» (шоколадный) — 87 фл.
Смешанный виски «М. Р. Фрост» — 40 фл.
Односолодовый виски «Макдугалл» — 330 фл.
Односолодовый виски «Глен Волколак» — 350 фл.
Бурбон «Глен Волколак» — 320 фл.
Янтарный ром «Туземец Пятница» (с о. Капрез) — 59 фл.
Текила «Мариачи» (с о. Пасхи) — 66 фл.
Водка «Столичная» — 30 фл.
Водка «Кристалл Альзура» — 45 фл.
Абсент «Зеленая фея» — 60 фл.

Кровавые коктейли (цены за 300 граммов):
Кровь таёжного и горного тролля, человеческая 3–4 групп — 20 фл.
«Кровь с молоком»: кровь 3 группы с отрицательным резусом, малиновый сироп, колотый лед, газированное молоко фейрилиса — 25 фл.
«Феерия»: кровь 4 группы с положительным или отрицательным резусом, смесь грейпфрутового и апельсинового фрешей, охлажденный мунцийский зеленый чай и толченый лед — 35 фл.
«Безмолвие»: 3 капли лимонного сока на 10 грамм текилы «Мариачи», 50 грамм газированной крем-соды и 40 грамм крови 4 группы, соль на кончике ножа — 35 фл.
«Ночка черная»: кровь 3 группы с отрицательным резусом, вино «Флорест-эст», вино «Золотая осень», кусочек апельсиновой цедры — 45 фл.
«Кровавая Мэри»: кровь 4 группы с отрицательным резусом, острый бруггианский томатный соус, водка, перец на кончике ножа, сырое перепелиное яйцо, толченый лед — 35 фл.
«Отшельник» (подается горячим): кровь 3 группы с отрицательным резусом, черный чай «Поссай», коньяк «Савайон», вишневый сироп, специи (гвоздика, корица, имбирь, кардамон, белый перец) и несколько капель лимонного сока — 45 фл.
-----------------------------------------------------

Винная карта:
Марочные вина (цены за 1 литр):
Красное полусладкое флорессианское в ассортименте — 30 фл.
Красное сухое флорессианское в ассортименте — 35 фл.
Белое сухое хастианское — 35 фл.
Херес «Илу-Кале» — 55 фл.
Херес «Амонтильядо» — 65 фл.
Сливовое вино «Мастер Садула» из Мун-Ци — 160 фл.

Вино флорессианское от ла Салей:
«Флорест-Эст» игристое (розовое полусладкое) — 230 фл.
«Букет Флорессии» урожая 1767 года (белое сухое) — 1099 фл.

Вино аквелонское от Артефиксов:
«Золотая осень» (белое десертное) — 150 фл.
«Изабелла» (красное сухое) — 200 фл.
«Пино де Вальд» игристое (белое полусладкое) — 350 фл.

Вино от независимого орлесианского винодела Ромео Кьянти:
«Ромео Кьянти» игристое (красное полусухое) — 299 фл.
«Вдова Монсеррат» игристое (розовое полусладкое) — 329 фл.

Вино хастианское от Фенгари:
«Котэ де Мурло» (красное сухое) — 114 614 фл.
«Котэ Мохнатюр» (красное сухое) — 160 000 фл.

Коллекционные вина (цены за 1 бутылку):
«Генрих VI» — розовое игристое полусухое урожая 1726-го года — гордость независимого винодела Ромео Кьянти, чье шато Шампань заслуженно пользуется славой одного из лучших в долине Стоозерья. Для справки: игристые вина Кьянти изготавливаются из винограда редкого сорта шираз кокнейлу методом вторичного брожения вина в бутылке; в народе они получили неофициальное название «шампанское». Цена: 300 000 флоренов.

«Авентинская долина» (красное полусладкое) от ла Салей урожая 1207 года. Этот напиток, прозванный в народе «Кровью Камиллы», имеет славу одного из самых изысканных среди красных вин, что и неудивительно — своим неподражаемо чистым вкусом и ароматом «Долина» обязана более чем пятисотлетней выдержке. Так получилось, что виноградарь из семейства ла Салей, разливавший это вино по бутылкам, в день рождения своей дочери Камиллы не признал в малышке своего отпрыска, из-за чего страшно разозлился на жену и в пылу ярости перебил почти весь запас своей продукции. К счастью, кто-то из домочадцев буйного папаши успел спрятать с десяток ящиков «Авентинской долины» в подземный тайник, где вино пролежало до тех пор, пока на него по чистой случайности не наткнулась внучка Камиллы. К настоящему моменту осталось всего два ящика, за которыми знатоки ведут пристальную охоту. Цена: 775 000 флоренов.
-----------------------------------------------------

Сигары (цены за 1 штуку):
«Барлавенто» оливковые (хастианские средние) — 70 фл.
«Барлавенто» № 7 (хастианские длинные) — 115 фл.
«Дон Рамон» № 1 (хастианские длинные) — 200 фл.
«Величественная Парвати» малые (сансарийские) — 200 фл.
«Маниту» премиальные (с о. Пинус) — 200 фл.
«Маниту» золотые (с о. Пинус) — 350 фл.
Красный «Ротшильд» (с островов Юма) — 420 фл.
«Эскобар» генеральские (с островов Юма) — 425 фл.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/18.png

Крупье Седрик
Крупье Седрик — восьмисотлетний вампир, обладатель дикторского голоса и мастерского разряда в ментализе — один из самых старых и опытных работников «Гнезда дьявола», эталонный представитель своей профессии. Сдержанность его манер достигает того же уровня совершенства, что и непроницаемость лица; никто и никогда не видел его улыбающимся и беседующим на произвольные темы. В подчинении у Седрика находятся два помощника, с которыми он, согласно правилам казино, переговаривается исключительно мыслеречью.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/19.png

Начальник охраны казино с позывным Первый
Среднего возраста человек с волевым лицом и таким же характером, отставной сержант. Осторожный, наблюдательный, жесткий. Исполнителен; уважает закон и субодинацию и того же требует от других. Убежденный сторонник строгого порядка и силовых методов управления. Когда речь заходит о деле, не принимает во внимание личных симпатий. Имеет в подчинении бригаду из пяти дубовых лбов. Питает интерес к часовому делу.

Ходят слухи, Стриксы используют казино как ширму для отмывания грязных денег, а в подвале продают запрещенные препараты и предлагают мазелек редких групп крови (если вы меня понимаете). Однако до тех пор, пока черную бухгалтерию мафиозного клана ведет Жизель Стрикс, в их балансах ни к одной цифре не подкопаешься.

-----------------------------------------------------
Рекомендуем к прочтению:
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Азартные игры в казино
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Клан Стриксов
  http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2124-5.png  Кровавые коктейли

Отредактировано ППР (01.02.2016 16:49)

+1

121

Алейне Готьер

— Ваша светлость, я сейчас собираюсь сделать что-то очень ужасное, благодаря чему мое общество станет для вас в тягость. Не смею больше отнимать ваше время. И благодарю вас! — пролепетала Алейна, и присев в реверансе, ушла в направлении Бладрестов.

Дантес не поверил своим ушам. Вечер складывался самым нелепым образом: сначала Силентия Стрикс продемонстрировала перед всеми явное неуважение и неуместную снисходительность, теперь эта девушка, поначалу показавшаяся ему столь обаятельной, внезапно покинула его без объяснения причин. Дантес Обер чувствовал себя оскорбленным и, поскольку подобное происходило с ним реже, чем с кем бы то ни было, не знал, как повести себя. Устроить сцену значило усугубить положение, поэтому он изобразил безразличие и тот час же отвернулся от Алейны. Чтобы равнодушие выглядело естественным, он достал из внутреннего кармана богато украшенный портсигар и закурил, краем уха прислушиваясь к музицированию квартета на сцене.

Конечно, он продолжал наблюдать за Алейной: по крайней мере, необходимо было убедиться, что он оставлен не ради другого мужчины. Подобное отношение он не стал бы терпеть, но, по счастью, у Алейны действительно было какое-то дело к Скарлетт Бладрест: девушка поспешила к графине и стала с волнением просить ее о чем-то. Тем временем в дальнем конце зала послышался крик: «Террорист!» Зал зашумел, вампиры вытягивали шеи, чтобы посмотреть, что происходит. Дантес крепко затянулся и решил, что пора убираться из этого заведения: вне зависимости от того, действительно ли кто-то хочет взорвать казино, ему этот вечер не сулит ничего хорошего. Он бросил окурок в стоящую неподалеку урну, но промахнулся, что лишний раз подтверждало его опасения. Махнув рукой, он решительно направился к выходу. Когда он выходил из зала, послышался выстрел, и, обернувшись, Дантес увидел официанта, раненного в живот. Обер задумчиво покачал головой и шагнул навстречу ночному воздуху.

Через несколько минут на портьере, к которой скатился неловко брошенный окурок, появились первые язычки желтого пламени...

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в шестнадцать часов)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ювелирный магазин «Фируза»

Отредактировано Дантес Обер (29.05.2016 23:08)

+7

122

Кристоферу Андерсу

Не нужно быть проницательным, чтобы понять, что положение было ужасным. И это мягко говоря. Гарольд давно не испытывал ничего подобного. Ощущения от простреленного бедра были самые что ни на есть болезненные. Казалось, что все тело горит, но при этом по спине и лицу ручьями лился холодный пот, заливая глаза, попадая, кажется, даже в рот. Губы треснули от удара в лицо. Кто бил — он увидеть не успел, да это было и не важно.
Когда экспрессивный охранник засунул Бенсу в рот бороду, ему стало плохо настолько, что как только выродок скрылся за дверью, лейтенанта тут же вырвало на хороший ковер. Вероятно, страж порядка ушел достаточно далеко от комнаты, поскольку на звук пищевого фейерверка клирика он не явился.
— Сукин ты... Падла, урод... Мудак недоношенный... — Гарольд извергал сквозь зубы всевозможные проклятия, приправляя их красноречивыми нелитературными выпадами, которые и не снились портовым мордоворотам, а между тем они были значительно более натренированы в ругательствах.
Скользкие от пота, крови и черт еще знает чего ладони шарили за спиной по веревке в поисках узла. Охрана не слишком церемонилась с ним, обматывая веревкой, что давало служивому надежду на несложный или не затянутый узел, который, вскоре нашелся. Годы обучения делали свое дело, — пальцы ловко вцепились в сплетение ворсистого волокна, пытаясь нащупать слабые места, аккуратно и не торопясь пытаясь их распустить. Руки дрожали, от этого задача усложнялась, но спустя несколько минут длинною в часы Гарольду все таки удалось распустить узел.
— Вылечим ногу, и я найду тебя, мразь ты обоссанная!
Если бы в этот момент кто-нибудь наблюдал за лейтенантом, то обязательно задал бы вопрос — кому предназначалось сие дивное послание. Но в данном случае даже сам ее родитель вряд ли мог бы дать ответ. Скорее всего адресатом являлся и чертов агент Балинбахер, который развел его как ребенка, и мерзкая барышня-гуля, которой он бы с радостью отстрелил голову, и перешедший все рамки дозволенного охранник.
Освободившись от веревки, Бенс быстро огляделся. Комната была небольшая, даже скорее маленькая. Источников света кроме настольной лампы в ней не было, а единственное окно выходило практически впритык с соседним зданием, оставляя небольшое пространство между стенками. Письменный стол, массивный стул с протертым задником, шкаф с какими-то бумагами, запертый на ключ, и сваленные в углу вещи, которые не поместились на заваленной вешалке.
— Да вы, голубчик, судя по всему, холостяк! — пробормотал лейтенант, выдергивая из попавшихся на той самой вешалке брюк длинный ремень, выполненный из мягкой недорогой кожи.
Перетянув ногу через пах, обмотав и затянув как следует рану найденной в вещах рубашкой, Гарольд торопливо прислушался. Игорный дом постепенно затих, но внезапно где-то неподалеку послышался хлопок, который без сомнения принадлежал огнестрельному оружию. В нос ударил запах дыма, просочившегося по всей видимости из игорного зала. Клирик прикрыл дверь, стараясь как можно тише щелкать дверным замком. Проковыляв в другую часть помещения, он поднял тяжелый стул и едва не повалился сам, но сумел удержать вес на здоровой ноге, опершись ягодицами на стол.
— Ну ссс... сука! — процедил он сквозь зубы.
Подперев ручку двери спинкой стула, он добрался до окна и щелкнув затвором открыл ставни. Перелазить через подоконник с простреленным бедром было непосильно сложно задачей. Боль пульсировала в висках, отдаваясь кузнечными ударами в глазных яблоках, наполняя картину перед глазами алыми пульсациями.
Наконец, преграда была побеждена. Притворив за собой окно, Бенс медленно двинулся между стенами, стараясь не вдыхать и не выдыхать, молясь всем возможным богам и дьяволам, чтобы проход нигде не сузился, оставив его гнить от бессильной злобы до прихода охранника. Сантиметр за сантиметром преодолевались с черепашьей скоростью, нога болела и подводила его. Он практически перестал ее чувствовать, но желание сбежать из этого места было превыше неудобств.
И вот, выдохнув все, что оставалось в легких, Гарольд оказался на узеньком пяточке, который по всей видимости был такой же архитектурной «дырой» на стыке нескольких построек. Вокруг было темно, сыро, а под ногами бегали крысы истошно вереща, напуганные внезапным вторжением незнакомца.
— Пшли! — зашипел на них клирик, инстинктивно пытаясь пнуть одну из них, что чуть не привело его к падению.
Немного передохнув он двинулся по еще одному узкому тоннелю, плотно прилегая к стенам, собирая занозы и ссадины.
Неизвестно сколько бы еще продолжались мучения, но вскоре после нескольких поворотов этих кротовых нор он увидел свет уличного фонаря, который заметно прибавил сил лейтенанту.
— Ух! — клирик буквально вывалился на мусорную кучу, которая заваливала этот самый проход, откуда он выбрался.
«Как же воняет!»
Правая нога практически совсем отнялась, не слушаясь Гарольда ни в какую. Он принял сидячую позу, после чего подобрал из кучи небольшую деревянную палку. Перенеся вес своего тела на эту опору, он с трудом поднялся и медленно поковылял в сторону дороги. Когда его легкие наполнились свежим ночным воздухом, он немедленно ощутил железный вкус крови во рту смешанный с кислятиной от рвоты. Нос был забит, руки дрожали пуще прежнего. Но расслабляться было рано, нужно было найти способ добраться до штаба, — иначе до утра его точно поймают.
Не радуясь своим перспективам, Бенс машинально поковылял по мостовой, вслушиваясь в тишину небольшой улицы, на которой он вышел, страстно желая поймать кэб и быстрее оказаться на службе.
«Пожалуй, это первый мой раз, когда я так тороплюсь на работу», — с горькой ухмылкой подумал клирик.

Отредактировано Гарольд Бенс (24.03.2016 00:48)

+6

123

Айрин Андерс

Странная штука, потеря сознания, с родни врачебному наркозу, или предсмертному состоянию. Ты все слышишь, ты понимаешь что находишься именно здесь и сейчас, распознаешь звуки речи, каждое слово отпечатывается в твоем мозгу, но видишь совсем другие картинки. Перед глазами возник образ маленького помещения, где Андерс сгорбился над столом, в неровном свете свечи перечитывая личные дела охранников. «Шнекель Теодор... Начальник службы охраны... Склонен к деспотическим методам... Предпочитает оставлять пленных... Стреляет в живот... Так легче дознавать... Трудолюбив... Дотошен... Сорок четвертый размер обуви...». Он будто видел себя со стороны, как шевелятся его губы, акцентируя для се6я самого все важные детали дальнейшей модели. Затем образ сменился, теперь он писал очередное письмо Теодору Шнекелю, более известному под позывным «Первый». «Дорогой Теодор, ваши услуги оказались незаменимы. Позвольте мне отблагодарить вас встречной услугой. Мне стало доподлинно известно, от одного моего хорошего знакомого, что сегодня, в вашу смену, будут иметь место некоторые инциденты. А именно, вас посетит комиссия по игорным заведениям. В последнее время их руководство весьма разочаровано противодействию шулерству в игорных домах, условиям исполнения требований закона. Будьте бдительны, умоляю вас. С нетерпением жду нашей встречи. Пламенный поцелуй. Ваш тайный поклонник, Филлип». На эту зацепку его натолкнули уличные проститутки. Ходило много слухов, по улицам их вообще очень много ходит, что несгибаемый начальник охраны казино «Гнездо дьявола» питает нежные порывы к молодым мальчикам. Флирт удался. Снова мысленные образы сменились, словно кто-то, не он, но в то же время он сам, перелистывал книжку с картинками. Богатыми на детали, сочными, движущимися. Теперь он в костюме, сидит за игорным столом с подвыпившим пожилым мужчиной. Кажется, его фамилия была Орштейн. Он был архитектором, который как раз проектировал внутренние помещения казино. Этого казино. Помпезно-золото-мраморного казино. «А знаете, вид из окна, господин Сильвертрам, пожелал иметь на сад. Да, у богатых своя склонность к тишине и покою есть. Ик. Так что, мне пришлось исполнить стены кабинета и коридора с помошшшю... Этой... Под стенные панели, северо-бруггианский дуб, между прочим, мы уложили звуковую изоляцию. Даже из пушки можно стрелять. Бубух, а там тишина... А какой там стол! Специальный заказ...». Новая страница, он стоял в прокуренной навозной яме, гордо именуемой, в своих кругах, «Офис Медяка», уличного толкалы всего, что можно продать, постоянно находящегося под порошком. «Если Мендяк соврет, то настанет конец света. Нахрена тебе знать, как она называется. Нахрена тебе вообще такой убой. Ты охотишься на слонов? Хочешь слона свалить? Свалит, за секунду свалит ебаного слона из ебаной Айцзы. И нехер задавать таких вопросов, ты в конторе Медяка. Моей блядь конторе. Ты хочешь сказать что мне не веришь? А? Да кто ты такой вообще, чтоб я на твои слова внимание обращал. Маню послал? На хую вертел Маню. Маню прыщавый даун, нихрена не понимает в нормальном бизнесе. Короч, вот цена за две дозы. Утром деньги, вечером ампулы. И не блядь сомневайся, Медяк держит язык за зубами. Может, тебе дурь нужна? По венке? Бац, полный улет. Уступлю, со скидочкой. Что скажешь...»
Назойливым гулом пришло сознание. Плотно сжатые веки разомкнулись, упершись в каблуки чьих-то туфель. Первый, не иначе. А больше просто было не кому. Грудь разрывала боль. С каждым вздохом все сильнее приходило ощущение, что грудная клетка разорвется изнутри. Нужно было скорее снять кирасу. Хотя название «кираса» была слишком громким для слегка подогнанной под тело стальной пластины, которая крепилась на ремнях под рубашкой. Тело просто орало ощущениями. Непередаваемая боль разносилась по еле живому организму. Его много раз били, резали, кололи, ломали кости. Но чтоб так, нижними ребрами встретить пулю. Такого еще не было. Как, впрочем, не было и такой ситуации за всю жизнь у Первого. Сейчас его голова, наверное, тоже начала гудеть, на манер головы Андерса. Только вот причиной была не легкая контузия. Сейчас Первого занимал один вопрос, почему пустых рам две, а картина в свертке была одна. Что-то не сходилось. Он вдруг начал понимать, что все те умозаключения, до которых он дошел мгновения назад, только вершина айсберга. Результат многомесячной подготовки дела, от которого многие отказались. Билет в один конец. Но не для Андерса по прозвищу Хмель. Воспользовавшись замешательством стрелка, вор тихо снял брючный ремень, затем, собрав все силы, вскочил с пола, накинул импровизированную удавку на шею. Ногами повернул свое тело к противнику, спиной к спине, перекрестив руки, а с ними и ремень, уперся своей спиной в спину Первого и приподнял его над землей. Тело врага трепыхалось, ноги беспорядочно сучили в разные стороны, в поисках опоры, руки тщетно пытались подцепить удавку, которая, под весом тела, все больше придавливала гортань к позвонкам. Лицо вора покраснело от напряжения, дыхание превратилось в яростное пыхтение, руки начали трястись, а холодный разум продолжал считать секунды. Ему не нужно было убивать, иначе, все пошло бы совсем по другим сценариям. Только нейтрализовать. Такова была воля супруги хозяина. Никаких жертв. Дойдя до нужной секунды Андерс отпустил ремень. Охотник, ставший жертвой, упал на колени, зайдясь в долгом горловом кашле. Руки Кристофера лихорадочно принялись расстегивать ремешки кирасы, потом крепко уцепились за ее края и хорошенько саданули ею оппонента по затылку.
Это были не его руки. Сейчас, центром его существования стала свободная от сдавленности металлом грудь. Легкие свободно вобрали в себя воздух, даже, наверное слишком много воздуха. Ноги подкосились, он попытался ухватиться, но, все таки плюхнулся на задницу. Просто дышать, просто дышать.
— Больно, сука. — Сдавленно прохрипел Андерс. Руки уперлись в пол, удерживая тело в сидячем положении. Нужно было двигаться, нужно было вставать и уходить. Все, пора на финиш. Но он не мог. Боль парализовала его тело. Одной рукой он отвернул край рубашки, на левом боку наливался лиловым цветом огромный синяк. Наверняка и ребро сломано. Хоть он и подкинул на пол пули с уменьшенным в двое зарядом пороха, встреча с ними с нескольких шагов оказалась совершенно неприятной. Если не сказать больше. Сейчас человек, побывавший в сотне передряг, просто не мог заставить себя встать на ноги. Той же рукой он поднял валяющуюся кирасу. Пуля основательно вмяла металл, но сама, видно, упала на пол. Жаль было потерять такой трофей. Не каждый день удавалось получить пулю в подарок. Неловким движением он швырнул кусок металла в лежащего без сознания Первого. — Подавись, жопоеб...
Иногда, вместо выдоха, из его рта вырывался странный звук, больше похожий на щенячье поскуливание. Сначала оперся руками, поднатужился, подтянулся, встал на ноги. Немного постоял, заново привыкая к жизни. Через минуту, держась за край стола, подошел к широкому ящику, в котором хранилась долговая книга, и потянул ручку на себя. В секретном ящичке мирно покоился рулон полотна с «Купанием коня». Старый трюк колпачников. Правая рука делает одно, левая другое. Он знал, что его уже пасут, знал, что за ним смотрят через дверной просвет. Знал и подготовился. Пока его правая рука изображала тщательность сворачивания дорогого холста, левая быстро свернула нужный и скатила в приоткрытый ящик стола. Затем незаметное движение бедра, ящик задвинут, картина отсутствует. Андерс разломал одну из рам, приготовил две планки. Разорвав штору на несколько кусков, он сначала примотал планки к ноге наподобие корсета, что делают при переломах конечностей, сверху намотал картину, потом все замотал остатками шторы. Для пышности образа, он надрезал своей заточкой бровь, старательно растерев кровь по лицу. Ему даже не нужно было применять актерские таланты, он сам еле шел. Прихватил остов торшера, используя его как костыль, медленно продвигался к парадному выходу.
Идти было очень тяжело. Он действительно сломал ребро.
У выхода вора подхватил на плечо охранник и, усердно расталкивая толпу с криками «Пострадавший! Пропустите пострадавшего, изверги!», препроводил его во двор, выгрузив на мокрую лужайку:
— Вот так. Пострадавших много, ждите помощи, скоро приедут клирики.
Вот уж чего точно в планы Андерса не входило, так это дожидаться приезда клириков. Приподнявшись на локте, он осмотрелся вокруг и увидел поблизости светловолосого парня в компании темноволосой девушки, выглядящей робко и жалостливо. Такая наверняка не отказала бы в помощи пострадавшему. Да и кавалер... Он так над ней трясся, что наверняка пошел бы на поводу у ее сострадательного порыва.
— Помогите... Я пострадал в давке... Кажется, у меня сломана нога. Помогите... — рука Андерса в просительном жесте протянулась к девушке, показывая ей подойти.

+4

124

Кристоферу Андерсу, Драго Бладресту

Мир превратился в калейдоскоп ярких пятен. Айрин не знала, сколько прошло времени, пока к ней не вернулось хоты бы часть самообладания. Но девушка, к своему удивлению, обнаружила себя на руках Драго. Значит, это именно он вытащил ее из того жуткого места. Хотелось поблагодарить его, но губы до сих пор дрожали и не слушались.
Айрин непроизвольно прижалась к Драго, когда перед глазами в очередной раз появились два трупа. Смертей она видела сегодня слишком много. Впрочем, пока живешь на улице, можно увидеть и не такое.
Девушка опустила взгляд, вспоминая, сколько трупов за свою жизнь она видела. Например, зимой часто встречаешь замерших алкашей, а когда снег растает, находят избитых до смерти проституток. Иногда даже людей, которых зарезали. Но после своей первой истерики, как только Айрин видела кровь, старалась убежать от того места как можно дальше.
Из неприятных воспоминаний вывел прохладный ветерок. Ощутив эти приятные прикосновения к лицу, воровка сразу задергалась и не успокоилась, пока ее не опустили на землю. В объятиях графа было спокойно и надежно. Вот только это был последний вечер, что они провели вместе.
Осознав этот факт, Айрин сразу поняла, что на улице они не одни. Более того, вокруг было много народа. Большинство из них гости из казино. Они шумели, толкались, некоторые дамы упали в обморок...
Андерс схватила Драго за руку, испуганно оглядываясь.
«Ее тут нет?» — сердце бешено колотилось, а взгляд, кажется, на миг стал звериным. Словно воровка пыталась учуять опасность. В принципе так и было. Клирик и вор — это почти как кошка и собака.
— Ее нет, — тихо выдохнула Айрин, успокаиваясь и отпуская руку Драго. — Было бы неприятно, если бы меня сразу поймали.
Когда девушка пытается усмехнуться, губы дрожат, но она делает вид, что так и должно быть. И то, что коленки дрожат от увиденного — это пустяки. Сейчас важнее всего уйти, убежать и никогда больше не видеть графа. Иначе в следующий раз... она не сможет его оставить. А это словно собственноручно заключить себя в оковы. Сейчас было все рано на то, что большая сумма осталась в замке. Все равно у нее еще есть та пачка денег, которую ей дал Авель. Да-да, она ее до сих пор крепко сжимала в кулаке. Если бы она ее уронила во время истерики — не была бы она вором!
— Ну, граф, — Айрин отошла на пару шагов, затолкала деньги за пояс платья и сделала неуклюжий реверанс. — С этого момента мы свободны от обязательств друг перед другом. Простите, что обременяла вас своим присутствием или как там говорится... Фух, наконец-то этот чертов этикет позади!
Айрин демонстративно распустила волосы. Пусть прическа и испортилась за весь вечер, но шпильки там еще были и они больно впивались в кожу.
«Коленки, прошу вас, хватит дрожать. Мне сейчас бежать в этом платье по самым неприятным местам. Надеюсь, мальчишки поделятся со мной одеждой», — с сомнением подумала воровка, оглядывая Драго с ног до головы, словно ища в нем какие-то только ей видимые изъяны.
— Святая Роза, какой ужас! — совсем неожиданно раздался высокий девичий голос и на графа начала падать какая-то барышня, в ярко синем платье. Это выглядело столь комично, что Айрин не выдержала и тихо фыркнула от смеха. Хотя это было больше похоже на нервный смешок.
Тем ни менее, это было самым лучшим моментом скрыться в каком-нибудь темном переулке. Преодолевая дрожь в теле, Айрин резко развернулась и уже собиралась убежать, но план провалился.
— Помогите... Я пострадал в давке... Кажется, у меня сломана нога. Помогите...
«Тебя мне еще не хватало! Привлекаешь слишком много внимания!» — с раздражением подумала девушка, но, заметив, что на нее смотрит охранник, сделала понимающее лицо и подошла к мужчине, лежавшему на лужайке.
Обычный мужчина с удивительно живыми глазами. Словно он постарел, а его глаза нет. Словно... что-то знакомое.
«Дура, это хороший шанс убежать», — воровка мысленно дала себе подзатыльник, схватила незнакомца за руку дрожащими пальцами и кивнула.
— Конечно, я помогу вам, — тихо прошептала Айрин, умоляюще глядя на мужчину. — Куда вам нужно? У вас тут супруга?
Воровка ловко помогла подняться пострадавшему, при этом еле устояв на ногах, а затем обернулась к графу и грустно ему улыбнулась.
— Прощайте, граф. Как говорила моя мама: «Скоро ты забудешь обо всём, и всё, в свою очередь, забудет о тебе». Надеюсь, это произойдет скоро!
Айрин покрепче перехватила незнакомца и потащила его через толпу, нарочно выбирая дорогу в том месте, где полно дамочек. Обычно они любят драматизировать, как только заметят симпатичного мужчину.
— Шевели ластами, дядь. Ты ж не легкий, — просипела Айрин, понимая, что понемногу приходит в себя.
«Это был очень сложный день».

Отредактировано Айрин Андерс (27.03.2016 20:32)

+5

125

Айрин Андерс

«Шевели ластами, дядя», — выражение, весьма несвойственное здешней публике. Значит, девочка совсем не та, за кого себя выдает. По крайней мере, такую возможность нельзя исключать. А если и так, то к чему это платье и новомодная прическа (хоть и растрепанная теперь, шевелюра девушки выдавала старание парикмахера)? Шестерка Стриксов? Очень даже похоже на правду. Такой услужливый человечек может хорошо ему послужить. Самому после сегодняшнего шухера совсем не хотелось показываться на глаза хозяйке казино. Да, это была ее настоятельная просьба, да, она не хотела смерти охранников. Может, она решила сменить состав охраны, может, просто решила проучить супруга, да кто ее знает, что у нее в голове. Что еще она может выкинуть еще в его отношении после всего этого? Нет, с этой авантюры надо было соскакивать и как можно быстрее. А ко всему прочему у него сейчас под рукой в прямом и переносном смыслах находился потенциальный курьер, для убеждения которого в кармане имелся маленький инструмент. Свободной рукой Андерс достал из кармана заточку и прижал к ребрам девушки. Не давил, просто холодом лезвия обозначил серьезность своих намерений. Вторая рука крепче обняла тонкую шею незнакомки.
— Только пикни, проткну печень. Сдохнешь почти сразу, и никто не поможет. Пошли, — походка Андерса стала намного ровнее и увереннее, так что теперь уже он тащил девушку. Благо, окружающая толпа, через которую местами приходилось проталкиваться, скрывала его действия. Вскоре показалась стоянка экипажей. Андерс пошел еще быстрее и увереннее. По дороге к его экипажу их чуть не сбила несущаяся на всех парах карета. Паника, ее легко посеять, но очень сложно унять. Интересно, испытывала ли ее его спутница поневоле. Понимала ли она, чем грозит посадка в полностью закрытую от глаз прохожих коляску.
— Сиди тут, — Кристофер указал на мягкое сиденье, потом поднялся сам, закрыл дверь на замок и уселся напротив.
— Всё путём? — через открывшееся окошечко внутрь заглянула морда кучера. Его все так и называли — Гоблин, за «невероятно красивое» лицо и отсутствие шести передних зубов.
— Всё путём. Посылочку прихватил?
— Ага. Я там курил неподалёку. Вот, — Гоблин ощерился в улыбке, продемонстрировав коричневые пеньки, торчащие из дёсен. — Поехали?
— Валим.
— Пошла, блядища! Н-н-но-о-о!
Колеса отбивали неровный ритм по мостовой. Как не старались рессоры, салон все равно раскачивало из стороны в сторону. Гоблин поддал ходу. Пока это не сильно бросалось в глаза, от казино теперь неслись и с большей скоростью. Потом свернет на улочку и станет потише. Вор вытащил из-под диванчика сумку с вещами. Первое, что он достал, — его любимый нож, который он положил по правую руку. Не дожидаясь, поняла ли девушка его очевидный намек, принялся снимать вещи. Под рубашкой, там, где была наколота голая девка с мечом, багровел огромный синяк. Вор дотронулся пальцами и поморщился. По ощущениям перелома ребра все же нет, но к лепиле-лекарю стоило заглянуть. Аккуратно извлек из-под ткани картину, снова ее свернул и положил уже в нормальный тубус из шпона. Не попросив отвернуться, стянул мокрые штаны: сейчас его меньше всего волновала культура поведения в обществе дамы. Смочил старую рубаху приготовленной сливовой настойкой, оттер лицо и грудь от пятен крови. Порезанную бровь защипало, а значит, сливовая была в самый раз крепкая, чтобы продезинфицировать раны изнутри и снаружи, чем он не побрезговал воспользоваться, и сделал жадный глоток из горлышка. Что такое коньяк по сравнению со сливовой? Самогон для псевдоэстетов. Не спеша он оделся в свои привычные вещи, сухие штаны, удобные сапоги, просторную рубаху, свой камзольчик кинул рядом. Собирая смятые вещи и тряпки в мешок, он впервые посмотрел на девушку подчеркнуто доброжелательно, смерив ее долгим взглядом.
— Так, — Андерс слегка привстал, открыл окно коляски и вышвырнул сумку со старыми вещами. Из открытого окна послышалось хриплое пение Гоблина про скамью подсудимых и сына клирика, что стал вором. — Теперь начистоту. Кто ты, что ты, что там делала? Не вздумай мне врать и упускать подробности. У меня был хреновый вечерок, если ты заметила. Заметил и я, что платьице и побрякушки на тебе совсем недавно, — Кристофер откинулся на спину и закинул одну ногу на диванчик. Правой рукой он игрался с ножом, левой сжимал бутылку сливовой. — Теперь, ромашка, можешь говорить.

+4

126

Айрин Андерс, Алейне Готьер

У выхода в вестибюль творился сущий кошмар: рехнувшаяся публика образовала в дверном проеме непроходимый затор; охранники, окончательно потеряв контроль над ситуацией, грубо расталкивали народ: «По двое! Разойтись! Куда прете!»; крупье и официанты тщетно пытались погасить стремительно набиравший силу пожар. Бладрест увидел, как клочок горящей портьеры упал на пол, как огонь занялся паркетом, перекинулся на столы. Дым горькой пеленой заволок помещение, забил дыхание, расцарапал глотки. Раздался ломкий переливчатый звон — официант разбил стулом оконное стекло, чтобы стало легче дышать. Это было ошибкой. От резкого притока кислорода очаги пламени, словно ифриты, выпущенные из бутылок, хлопками взметнулись вверх, к самому потолку; жар многократно усилился.
«Болваны! — лязгнул зубами наемник. — Эти идиоты сожгут казино дотла».
Людская воронка меж тем уже засосала их, обступила со всех сторон. С каждым шагом натиск ее становился все жестче, чем ближе к выходу, тем страшнее. Ослепленные инстинктами, вампиры и люди карабкались друг на друга, перли по головам, по спинам упавших, не слыша ни мольб, ни стонов. Под ногами валялись битые бутылки, рассыпанные фишки, сломанные вееры, дамские сумочки. Бладрест споткнулся о тяжелый предмет, оказавшийся фотокамерой с растолченными в труху стекляшками-линзами, при этом чуть не выпустив из рук свою ношу. Если бы не рефлексы берсеркера, не устоял бы.
— Айрин, ты в поря... — удушливый кашель разорвал его фразу в клочья.
— Пропустите! Господин с ребенком! — хрипели охранники.
Но куда там. Высшее дракенфуртское общество, рафинированная публика напирала страшно, бездумно, свирепо, мыча от натуги, как тупая скотина. Уши просверливал жуткий визг — у дверей прищемили кого-то. Девочка-кошка глухо закашлялась, задрожала всем телом, будто от беззвучных рыданий, затрясла головой, прогоняя мельтешащие перед мысленным взором фантомы, — сознанием она все еще была не здесь. Нельзя было терять ни секунды. Бладрест подтянул ребенка к себе, ввинтился в плотное месиво тел, лобовым тараном пробился вперед и, сам не чая как, вырвался в коридор, оставив позади сдавленные стоны и возмущенные крики.

Спустя десять ударов сердца они оказались на свежем воздухе, в овеваемом ночной прохладой дворе. Холод отрезвил девочку-кошку. Она шумно засопела, заерзала, требуя свободы передвижения. Бладрест сгрузил ее на оплывшую после дождя лужайку и привалился к столбу, с трудом восстанавливая пульс и дыхание. В ноздрях застрял запах дыма. В голове — от виска до виска — стоял монотонный гул, постепенно переходящий в завывания пожарной сирены. Снаружи царила та же кутерьма, что и внутри игорного дома. Вампиры и люди сновали туда-сюда, стенали, рыдали, охали и бранились, напряженно вглядывались в сизоватый полумрак сумерек, в разбросанные по двору зигзаги и пятна света: не едут ли клирики? удастся ли поймать экипаж? На стенах соседних зданий, на лицах прохожих играло зарево от пожара; окна карет влажно мерцали, отражая желтые огоньки.
— Ее нет, — облегченно выдохнула девчонка, рачьим шагом попятившись прочь от Драго. — С этого момента, — бормотала она, — мы свободны от обязательств друг перед другом. Простите, что обременяла вас своим присутствием, или как там говорится...
— Стоять! — преградил ей дорогу парень. — Куда собралась? Ты мне сейчас расскажешь, паршивка, что ты там натворила. Говори, откуда у тебя эти деньги. Быстро!
Паршивка не удостоила его ответом, лишь таинственно усмехнулась и распустила прическу, позволив ветру свободно трепать ее волосы. Выглядела она при этом так... Так, будто кто-то другой пять минут назад прижимался к нему испуганным до полусмерти кутенком. Жизненная сила людей была вещью поистине поразительной. «Никогда нельзя недооценивать способной человеческой психики к регенерации», — напомнил себе наемник.
Неожиданно в его барабанные перепонки врезался высокий девичий голос; одновременно откуда-то сверху, с лестницы на голову свалилась очередная странная незнакомка. Слившись в объятиях, они кубарем покатились по мокрой траве, пробуравив в лужайке неровную борозду.
— Святая Роза, какой ужас! — скорчилась барышня, цепляясь рукой за бордюр. — Простите, я такая неловкая!
— Вы с меня встанете? — смутился наемник, приподнявшись на локтях.
— Да-да, извините, конечно, — поспешила принять вертикальное положение незнакомка. — Милсдарь Бладрест! — распахнула она глаза. — Какое счастье! Вам удалось спастись! Я видела, ваша супруга...
— Скарлетт. Так ее звали.
— Это ужасно! Милсдарь Бладрест, если я могу чем-то...
— Не можете.
— Скоро приедут клирики... Я видела этого террориста. Господи, это какой-то кошмар...
— Кошмар.
— Может, все-таки...
— Нет.
— Позвольте, я вызову экипаж...
— Уходите, — губы Драго сжались в узкую щелочку. Он устало сел на траву и пристально посмотрел на девушку снизу вверх. — Просто уйдите отсюда. Спасайте свою жизнь, здесь вы не в безопасности.
Голос его звучал мягко, но в лице и во всей фигуре было нечто такое, что заставило барышню тут же умолкнуть и повиноваться.

Отступившие было мысли о Скарлетт вернулись, навалились могильной плитой. Бросив короткий взгляд на окна игорного дома, наемник понурил голову, охваченный невыразимо горьким чувством. Чувством, что счастье, показавшееся таким близким, обмануло, просочилась сквозь пальцы. Что будущее осталось в прошлом. Что оно всегда было в прошлом, даже когда у них со Скарлетт все только начиналось.
— Прощайте, граф, — донеслись, наверное, последние обращенные к нему слова девочки-кошки. — Моя мама говорила: «Скоро ты забудешь обо всем, и все, в свою очередь, забудет о тебе». Надеюсь, это произойдет скоро!
Периферическим зрением граф засек, как залитый кровью мужчина среднего возраста протянул руку к Айрин, просил ее подойти, помочь ему добраться до экипажа, как Айрин, изображая сестру милосердия, живо откликнулась на его просьбу. Но не шелохнулся. Лишь проводил взглядом ее удаляющуюся спину. «С кем угодно готова уйти, только не со мной? Так, что ли?» — злобный оскал искривил его рот; вырванный вместе с землей пучок травы полетел девочке вслед. Не долетел — рассыпался в воздухе. Как иллюзии графа. Как вся его чертова жизнь.
«Я все равно не смог бы ей ничем помочь, — уронил он голову на колени. — Так бывает. Несчастный случай. Черный лебедь. Очень редко, но непредсказуемые несчастья случаются, на то они и непредсказуемые. Чего я добился бы, если бы вытащил из огня ее мертвое тело? Айрин... Кто бы о ней позаботился? У меня был выбор, и я его сделал: выбрал живую. Кто бы только объяснил, отчего на душе так паршиво...»

Неизвестно, сколько бы он так просидел, — не исключено, что самого утра, — если бы его не разыскал Рунольв. Видя по настроению графа, что с разговорами лучше повременить, верный дворецкий молча сопроводил его к кэбу и без лишних вопросов повез домой. На выезде с площади за окном мелькнула знакомая фигура в зеленом платье: русоволосая девушка, предсказавшая убийство графини, брела по тротуару, еле переставляя ноги, словно бы в сомнамбулическом трансе. Ее правая рука была неестественно согнута и прижата к груди — вероятно, девушка пострадала в давке, когда выбиралась из казино. «Эта девица...» — злобно сощурился Драго. Повернувшись к переговорному окошку в стенке кэба, прокричал:
— Рунольв!..
Дворецкий натянул удила и цыкнул на лошадь, затормозив экипаж. 
— Вы! — подлетел наемник к провидице, в два широких шага нагоняя ее. — Я узнал вас. Это вы болтали про беду, которая случилась со Скарлетт.
Девушка устремила на него мутный невидящий взгляд. Она была в шоке.
— Вы сейчас пойдете со мной, — с расстановкой проговорил Бладрест, железными ладонями хватая ее за плечи, — и все мне расскажете. Все, что вам известно о моей жене, о ее убийце и о Расте Кроули.
— Трогать, милсдарь Бладрест? — взялся за хлыст дворецкий.
Наемник решительно втолкнул девушку в кабину своего экипажа.
— Без промедления. А вы, мазель, выкладывайте, что вам нашептали голоса в вашей голове. Немедленно! 

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Главный проспект

Отредактировано Корделия Бладрест (01.04.2016 01:57)

+5

127

Кристоферу Андерсу

Когда к боку прикоснулось лезвие ножа, Айрин даже не испугалась. И угрозы незнакомца ее совсем не впечатлили. Да, где-то глубоко в душе ей стало чуточку страшно, но она так устала за сегодняшний день, но бояться еще и этого странного типа, сил попросту не было. Она даже не вздрогнула, только тяжело вздохнула.
«Снова? Это становится уже традицией», — устало подумала девушка, представляя, как будет смеяться над ней Ральф, когда узнает, что ее в очередной раз похитили. «Если узнает», — коротко поправила саму себя воровка.
И все равно страшно не было. Даже когда ей сказали, что проткнут ее печень. Это отчего-то вызвало только легкий смешок. Нервный смешок.
Вскоре показалась стоянка экипажей. Это тоже не вызвало никакой бурной реакции. Только тяжелый вздох и невнятное бормотание. Она даже не обратила внимания на второго мужчину кучера. И, правда, зачем ей это сейчас? Хотелось забиться в какой-нибудь темный угол и там поплакать от души. Такой возможности у нее уже не было очень давно.
Когда дверь экипажа открылась, девушка ненадолго вышла из состояния задумчивости и вопросительно посмотрела на своего похитителя.
— Сиди тут, — коротко скомандовал он, указывая на сиденье. Айрин послушно села, забившись в угол и прижимая коленки к груди. Белый подал платья укутал ноги словно огромные пышное одеяло. И стало сразу уютнее. Только вот плакать было не время, потому что вскоре появился тип с ножом и сел напротив.
В этот момент небольшое окошко открылось, и там появилась страшная морда. Айрин скривилась, но промолчала. Каких-то людей не встретишь в подворотнях. Этот был еще милым. И живым.
Сразу после разговора двух мужчин, экипаж качнулся и помчался по неровной дорожке.
«А этому что от меня нужно?» — устало подумала воровка, изучая взглядом мужчину. «Авелю нужны были мои ловкие руки. Драго не мог оставить маленькую сироту на улице, а этому-то что надо?»
Тем времени, незнакомец достал сумку из под сиденья, а из нее нож. Айрин не впечатлилась. Ей было все равно, ровно до того момента, как мужчина начал раздеваться. Во взгляде воровки проскользнуло удивление, сменившееся интересом, когда она увидела огромный синяк. А еще большее любопытство в ней разгорелось, когда она увидела, что мужчина достал картинку.
«Интересно... Откуда она у него? Он ее не купил, так как рама к картине продается вместе с ней. Он не хотел оставаться там, хотя ему бы оказали первую медицинскую помощь, а это значит...» — на губах Андерс появилась премерзкая ухмылка, которая быстро увяла. Сил не оставалось на злорадство. Она даже промолчала, когда незнакомец стянул с себя штаны. Ей было как-то все равно. Она что, человеческого тела ни разу не видела? Да поживешь на улицах и не такое увидишь. А вот ехидно прокомментировать — всегда можно. Но не сейчас.
— Так, — незнакомец слегка привстал, открыл окно коляски и вышвырнул сумку вещами. Из открытого окна послышалось хриплое пение, от которого даже уши начинали сворачиваться в трубочку. — Теперь начистоту. Кто ты, что ты, что там делала? Не вздумай мне врать и упускать подробности. У меня был хреновый вечерок, если ты заметила. Заметил и я, что платьице и побрякушки на тебе совсем недавно, — мужчина откинулся на спину и закинул одну ногу на диванчик. Правой рукой он игрался с ножом, левой сжимал бутылку спиртного. — Теперь, ромашка, можешь говорить.
— Сам ты тюльпанчик, — огрызнулась в ответ девушка. — Что я там делал? Пыталась провести последний вечер с один важным вампиром. Кто я такая? — Айрин равнодушно пожала плечами. — Полагаю, что мы с тобой коллеги. А вообще, это очень долгая и нудная история. Расскажу, когда отдохну, поем и высплюсь.
После этих слов, девушка отвернулась к окну, тяжело вздохнула и прикрыла глаза. В душе была щемящая пустота. Хотелось закричать, что все в этом мире несправедливо, но кто услышит? Да и что от этого измениться? Она все так же останется воровкой. Граф все так же будет графом. А родители не воскреснут.
«Мамочка...» — Айрин сильнее прижала колени к груди, всем своим существом желая оказаться в теплых объятиях матери. Хоть раз, всего на мгновение, снова почувствовать ее любовь.
— Землю окутала тихая ночь... — тихим шепотом пропела Андерс первую строчку из колыбельной, которую пела мама каждую ночь перед сном. Единственное, что она еще помнит о ней. — Сжав кулачок, тихо спит моя дочь... — мама пела эту песню, даже когда дочь подросла. — Сон безмятежный склонился над ней...
А еще Айрин помнила, что голос у мамы был нежным и мягким. Только вот лица девушка не помнит. А от этого становится еще тоскливее.
— Тихо качая ее колыбель.
На одно короткое мгновение, воровка почувствовала себя дома. Пока экипаж не тряхнуло сильнее, и девушка не свалилась на пол. Громко выругавшись теми словами, что услышала от моряков, Айрин забралась обратно и с раздражением посмотрела на мужчину.
— Если похищаете, то хоть с комфортом похищали бы! Да в вашей повозке переломать себе все можно! — брюзжала, как старая бабка воровка, снова забиваясь в дальний угол сиденья.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Торговый район] Бар «Шепот небес»

Отредактировано Айрин Андерс (28.04.2016 17:02)

+5

128

Драго Бладресту

— Вот дура. Дура. Дура, — стучала себе по лбу Алейна кулачком здоровой руки. — Надо было не в облаках летать, а смотреть куда едет экипаж! И что теперь? Куда топать-то?.. Эх, была не была пойду в обратную сторону от казино.
Ноги отказывались слушаться, особенно одна из них на каждый шаг отзывалась болью. Девушка шла медленно и попыталась снова уйти в себя, так хотя бы не сильно ощущаешь боль в поврежденной руке. Но ей задуманное не удалось, из кустов неожиданно сверкнула слепящая вспышка и выпрыгнул худощавый парень. Барышня на долю секунды лишилась зрения и от испуга попятилась назад. Каблук предательски зацепился за шлейф многострадального платья и ревенантка плюхнулась на этот самый зеленый кусок ткани. Втянув воздух сквозь сжатые зубы, она потерла сломанные пальчики. А нахальный фотограф продолжал щелкать своей машиной. К тому же он что-то пролепетал про газету, про то какой удачный кадр, и он за это получит хорошую премию, ещё добавил про конкурента, который сдохнет от зависти. Алейна начинала злиться, мало того, что болит все что может болеть, еще и этот зудит, как надоевший комар над ухом.
— Мазель, вы же из казино убежали? Что вы думаете о роли жертвы халатности хозяев «Гнезда дьявола»?
Ревенантка открывала и закрывала рот, словно выброшенная рыба на сушу. Облокотившись на здоровую руку, она кое-как приняла вертикальное положение. Девушка тяжело вздохнула, устало потерев переносицу, поманила пальчиком юношу. Когда тот приблизился на расстояние вытянутой руки, Алейна произнесла:
— Вам больше снимать некого? И вообще проходили бы мимо! И... помогите! На помощь! — закричала барышня, обращая внимание толпы. Несколько мужчин и правда оглянулись, фотограф отвлекся, чем не преминула воспользоваться ревенантка, обогнув парня, последовала дальше.
После падения нога и рука, будто сговорившись стали болеть сильнее. Не успела ревенантка пройти и пары шагов, как на неё снова налетели (правда не из кустов, а из-за угла здания). И опять она оказалась на пятой точке, а над ней возвышался здоровый такой мужчина,  в форме, выдающей в  нем пожарного. Он протянул руку девушке, зычным, но приятным голосом спросил:
— С вами все в порядке? — Алейна лишь кивнула в ответ, пряча покалеченную руку за спину и хватаясь за крепкую руку, поднялась с грязной брусчатки.
«Главное, не подавать вид, что у меня все болит, а то в больницу повезут. А там... Бр-р-р».
— Не извольте беспокоиться, милсдарь. Я в полном порядке, — девушка неуклюже присела в реверансе. Пожарный окинул её скептическим взглядом, но ничего не успел сказать. Подъехала карета с остальными, его попросили поторапливаться. Пожар разгорелся во всю, нужно было в срочном порядке спасать оплот азартных игр и выводить еще выживших. Ревенантка проводила их мрачным взглядом и покачала головой.
— Ох, как же я хочу домой, в свою маленькую комнату, — шептала Алейна. «Я напишу мадам Моро. Попрошу совета, как не сожалеть о случившемся... Теперь и госпожа Силентия и милсдарь Авель не захотят знать меня. Все, что далеко за пониманием реального и странное пугает. А я их испугала. Предсказала смерть, которая сбылась... И... о Святая Роза, они будут считать меня виноватой в том, что девушка погибла. Алейна, ты виновата! Ты должна была вывести ее из казино, ты знала, что случится, но ничегошеньки не сделала!» — корила себя барышня.
— Вы! — Алейна вздрогнула от громкого голоса. К ней подлетел беловолосый вампир. — Я узнал вас. Это вы болтали про беду, которая случилась со Скарлетт.
Ревенантка медленно возвращалась в реальный мир из грустных мыслей и сфокусировала взгляд на говорившем. «А этому-то что нужно от меня?! Пожар помочь тушить? Или интервью дать? И кто он такой? — размышляла девушка, все ещё не пришедшая в себя. — А-а-а! Вспомнила! Тот с белыми волосами из видения. Это он ругался с бедной девушкой! И что угодно?..»
— Вы сейчас пойдете со мной, — проговорил мужчина и схватил барышню за плечи, — и все мне расскажете. Все, что вам известно о моей жене, о ее убийце и о Расте Кроули.
Ревенантка ненавидела, когда её так бесцеремонно хватают за руки или плечи, девушка начала потихоньку заводиться, внутри всё кипело от гнева.
— Я не понимаю о ком речь! Отпустите меня! Кто такой этот Раст Как-его-там? И что за «моя жена»?.. А, так несчастная Скарлетт ваша жена? Бедняжка!! Жить с таким невоспитанным мужем, который на улице на честных людей... э-э-э ревенанток кидается, — барышня хотела вырваться из железной хватки, но вампир держал крепко, попутно заталкивая ревенантку в тёмный экипаж.
Алейна пыталась упорствовать, но мужчина оказался выше и настырнее, все-таки впихнул её внутрь кэба. Девушка забилась в угол, про боль в конечностях она напрочь забыла, перво-наперво нужно было спасать себя от безумного вампира. «Так, попала! Сейчас тебя вывезут в тихий лесок, там и закопают! Да, я виновата в смерти девушки, но зачем так хватать? Это тебе урок, Алейна! В следующий раз, если увижу чью-то смерть, даже пальцем не пошевелю, чтобы спасти... если, конечно, будет следующий раз», — барышня горестно вздохнула, осторожно потирая сломанные пальчики — те почему-то начали чесаться.
— Без промедления. А вы, мазель, выкладывайте, что вам нашептали голоса в вашей голове. Немедленно!
— Угумс, сейчас. Выложу. Единственное, что я вам могу выложить это содержимое моей сумочки, милсдарь... э-э-э... Бладрест, — девушка услышала эту фамилию от кучера. Она глубоко вздохнула (было страшно до дрожи в коленках, но девушка попыталась не показывать страх) и повернулась всем корпусом к мужчине. — Всё, что творится в моей буйной голове останется в моей буйной голове и поверьте: вы сами не захотите знать, что мне шепчут голоса. На данный момент они подсказывают о-о-очень нехорошие слова в ваш адрес! Выпустите меня! Учтите, я умею визжать и кусаться, дам фору любому вампиру! Выбирайте: быть контуженным или без носа? А может и то, и другое?
«О, да! Он прямо испугался! Другое придумать не могла, например... я владею восточными боевыми искусствами! Может, поверил бы», — шептал голос в голове. Алейна поерзала на сиденье, пытаясь отодвинуться от нахального вампира. Ревенантка, буквально, прижалась всем телом к двери, ещё и сумочка зацепилась за что-то. Барышня подергала, сумочка не поддалась. Она подергала ещё раз и опа!.. Дверь нараспашку и девушка в свободном падении, а через несколько секунд сидит на холодной брусчатке с ногой, которая на глазах начала опухать. «Что произошло?! Я выпала из кэба? Ха, моя неуклюжесть меня же и спасла», — барышня покрутила головой, затем резко опустила взгляд на ногу, та пульсировала от сильной боли.
— Мамочка-а-а-а! — по щекам текли слёзы размером с куриное яйцо. Алейна попробовала встать, но судорога боли прошила все тело, пришлось сесть обратно.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Главный проспект

Отредактировано Алейна Готьер (05.04.2016 19:50)

+6

129

Айрин Андерс

«Да ты бойкая, козявка. И на язык острая», — мысленно отметил Андерс. Конечно странно, что такая малявка, с такой трепетной заточкой языка, с ее явным образом жизни, еще жива и вполне ровно дышит. Манеры похитителя, чью роль он любезно сыграл, ее совсем не напугали, по крайней мере внешних признаков она не подала. Значит, она либо до смешного бездумно рисковая, либо, безумно фартовая. Хотя, возможность того, что она еще жива благодаря усилиям некоего лица, который не только патронировал ее жизнь, но, как правило в их мире, являлся «телоприказчиком», исключать было глупо. Обычная публика, с которой ему приходилось иметь дело таким образом, что нож упирался в бок, заканчивали вполне печально. Многих даже не довозили до кладбищ, они так и оставались в списке пропавших без вести. Но здесь, Кристоферу сделалось любопытно настолько, что он отставил бутылку в сторону.
Тем временем девушка отвернулась к оконцу и принялась тихонько напевать. На личный вкус вора это можно было назвать пением с натяжкой. Вот бардушка-потаскушка Хелена, которую он уже давно правда не встречал, пела так, что даже такая черная душа, как его, испытывала приятный трепет. А что она вытворяла в постели... Потом клала руку ему на грудь, нежно мурлыкала что-то теплое и нежное, потом наступал новый день, а вечером все повторялось. Тогда он путешествовал с бродячим театром, спасаясь от правосудия под видом циркового метателя ножей. Хорошие были времена. Наверное даже самые лучшие. Не нужно было думать о еде и ночлеге. Грустный клоун Скифи, которого в жизни звали красивым именем Бертрам, после концерта делил с ним бутылочку другую, Хелена делила с ним ложе. Всегда чист и постиран, сыт физически и морально. Наверное тогда стоило остаться, но нет же, природное упрямство и страсть к авантюрам. Ведь старого пса не научить лаять по другому. Он сбежал тогда, ночью, пока все спали. Это было недалеко от какой то деревни, название которой он даже не запомнил. «Стоп, что за сантименты, друг?» — промелькнула в его голове странная мысль. И правда, сейчас, в его положении, стоило думать о других вещах. Впадать в сладкое забытье, верная дорога к смерти. В чем же дело?
— Тихо качая ее колыбель.
Странно, ему показалось, что эти слова он уже где-то слышал, но где, не мог вспомнить.
— Если похищаете, то хоть с комфортом похищали бы! Да в вашей повозке переломать себе все можно!
— Комфорт, мазель, требуется заслужить упорным трудом. Вам ли не знать, сколько нужно ощипать карманов, чтобы жить комфортно. Я бы на вашем месте порадовался, что не тащу вас в мешке к мосту. Ладно, я здесь не для того, чтобы пререкаться. Еда и сон. Будет. За столом и поговорим.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Казенный квартал] Бар «Шепот небес»

Отредактировано Кристофер Андерс (28.04.2016 11:46)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Казино «Гнездо дьявола»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно