Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 17 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом у маяка. Жилище и лаборатория Блюменфроста


Дом у маяка. Жилище и лаборатория Блюменфроста

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/7.png

Все знают, что доктор Блюменфрост — личность экстраординарная, чтобы не сказать странноватая. Прибыв в Дракенфурт, он не стал искать гостиницу. Нет, он первым делом отправился в варьете «Зеленый домик» — по делам, не подлежащим разглашению, а оттуда, договорившись с хозяйкой варьете мазель Патти об аренде принадлежавшей ей недвижимости, направил стопы к маяку, то есть к той самой недвижимости, о которой договаривался. Конечно же, поселился он не в самом маяке, а в домике, что стоит совсем рядом с ним, буквально в двух шагах. От маяка и от моря.

Если бы не близость к морю, был бы домик себе как домик. Одноэтажный, каменный, уютный. С печкой и дымоходом. Добираться, правда, до него от центра города долго, а в штормовую погоду — еще и небезопасно (дорога вдоль берега скользкая, размытая набегающей соленой волной), зато вдали от людей — романтика! И никто не мешает экспериментам.

Впечатление крайней необычности места появляется, когда подходишь к дому совсем близко. Тогда становится заметно, что вся дверная коробка затянута паутиной. Толсто и густо. Складывается впечатление, что эту дверь никто не отворял долгие годы. Но это алхимическая иллюзия. Впрочем, простая. Прямо-таки школьная. Дверь, стоит ее толкнуть, перед этим дважды провернув ключом в замочной скважине, легко открывается вместе с иллюзорной паутиной. За дверью находится миниатюрная прихожая, сразу же ведущая в кабинет-библиотеку, полную беспорядочно заполняющих ее книг, свитков, папирусов, странных экспонатов и прочих инкунабул. Во всем это бедламе можно отыскать истинные жемчужины: старинные научные гримуары, редкие алхимические издания, апокрифы, трактаты и потрепанные фолианты, которым, пожалуй, нет цены. За библиотекой находится кухня — очень грязная и запущенная. И спальня. При которой имеется на удивление приличная кровать с бронзовым изголовьем, немилосердно захламленная далеко не первой свежести льняным постельным бельем, пергаментами, книгами, свитками и прочим мусором.

В занимающей огромный винодельческий подвал алхимической лаборатории работа никогда не прекращается, даже в отсутствие ученого дома. Здесь всегда что-нибудь да происходит. Никогда не угасают печи и перегонные кубы, грея немилосердно, что приятно зимой, да и летом тоже, если на улице дождливая погода. В кубах происходит кальцинирование и выпаривание, самые различные вещества переходят от одной фазы алхимической реакции к другой, выделяя при этом чудовищную вонь. В колбах постоянно что-то фильтруется, дистиллируется или экстрагируется, при этом страшно булькая и еще страшнее воняя. В тиглях кипит ртуть, плавится сера, выделяется в ретортах селитра и осаждается осадком соль, испускающая при этом испарения, от которых слезятся глаза. На каждом клочке свободной от инструментов и установок лабораторной площади громоздятся бутыли, пробирки, мензурки, пузырьки и пузыречки, флаконы и флакончики. Некоторые из склянок угрожающе побулькивают, кое-какие — переливаются ядовито-зеленым перламутром, другие соединены длинными тонкими резиновыми трубочками и подключены к жуткому агрегату, подозрительно смахивающему на самогонный аппарат. Аппарат попыхивает, время от времени пуская клубы дыма и полыхая голубоватыми языками пламени. Стены лабораторного подпола покрыты паутиной, плесенью и чем-то еще — неопределимым на вид и крайне странным на ощупь.

На заднем дворе у доктора располагается небольшая автономная электрическая станция. Освещение в доме тоже электрическое. Вместо прислуги — искусственный интеллект, портативный почтовый робот ППР, внешне и по характеру напоминающий железную копию вредного горного тролля.

В общем, сразу видно, что живет тут ученый, а не кто попало.

+1

2

Вечернее кафе «Дю Монд»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— ...за недостатком натуральных компонентов, который долго лежал без дела. Но была у меня свободная минутка и я придумал аппарат для изготовления точных имитаций вкусов и запахов. Не обошлось, правда, без сложной алхимии, должен вам сказать. Но дело того стоило. У меня сейчас есть каталог из тысячи готовых к изготовлению образцов-заменителей. Они настолько концентрированные получаются, что достаточно одной капельки, чтобы, скажем, обеспечить стойкий вкус мяты на бочку воды. Я долго думал, как каталогизировать эти концентраты, потому как их стало появляться у меня слишком много, и я уже не запоминал, где какой. Решил озаглавить Буквой с каталожным порядковым номером. Носил я как-то образцы к одному торговцу пряностями, хотел наладить канал их поставки в другие земли. Он, когда понял, ЧТО я ему предлагаю, в сердцах воскликнул:
— Вы меня что, облапошить хотите??? Катитесь отсюда!!!
О...!, — подумал я, — я знаю на какую букву будет каталог, на «Е»!
И вот с тех пор, в каталоге уже трехзначные числа заканчиваются. Но должен вам сказать, первой была мята! Её код — «Е 001».

На этом месте повествования доктор обратил внимание, что карета уже не издает шумы и не раскачивается. Выглянув в окно и увидев знакомый глазу пейзаж с береговой линией, засуетился, открыл дверь, неуклюже спустился на землю, чуть не упав при этом, и, разминая ноги, подал высунувшей свое личико Эмилии руку.
— У-у-х! Как сдесь замечательно!, ня! — воскликнула Эмилия и откинула со лба чёлку волос, развеваемых морским бризом, — Это ваш дом?, — произнесла она, кивая на стоящий рядом особняк.
— Н-нет, что вы! Мой чуть дальше, за изгибом берега. Пройдемте, однако. Возле воды еще прохладнее, вы замерзнете вмиг, — прикрыв своим телом от ветра и приобняв одарившую его благодарным взглядом девушку, повел её по набережной.

Кучер посмотрел им вслед, криво ухмыльнулся, почесал причинное место и подстегнув лошадей, скрылся среди домов. О чем он подумал, только одному ветру и было известно, так как прошептал он нечто вульгарно-напутствующее, не поддающееся осмыслению благовоспитанного человека.

Парочка медленно скрылась за мысом...

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (17.05.2010 01:51)

+1

3

Вечернее кафе «Дю Монд»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

— Вы живете в маяке? — Вытаращила глаза Эмилия, когда они подошли к дому господина доктора, приютившемуся прямо за маяком. Она поначалу не заметила дом, издалека был виден только маяк. Им приходилось прикладывать достаточно серьезные усилия, чтобы не поскользнуться на оледенелых камнях, по которым единственно можно было добраться до дома доктора.
Он поддерживал вампирессу то за локоть, то за талию, пока они пробирались, и дул на ее озябшие руки. Почему-то в их ситуации этот жест не выглядел фамильярным или непристойным, он был органичным и правильным.
— Аха! Вот же ваш дом! — Чуть не упав, подпрыгнула Эмилия, обнаружив небольшой каменный домик с печной трубой позади маяка, — слава Создательнице, что вы живете не в маяке. — Улыбнулась она клычками.
Следующим препятствием на пути к вожделенному теплу оказалось отсутствие двери. Точнее, дверь, полностью облепленная мхом и лишаем, выглядящая так, будто для ее открытия не обойтись без десятка профессиональных взломщиков с тараном.
Тем большим было изумлении Эмилии, когда доктор, чем-то капнув на замок, легонько толкнул дверь, пропуская девушку перед собой в скудно освещенные комнаты, от которых веяло травами, теплом и алхимией.
В прихожей их встретил... тролль!
— Тролль! — взвизгнула Эмилия и в ужасе вцепилась в плечо доктора.
— Это не тролль, — успокоил ее док, — это ППР, портативный почтовый робот, он безобидный.
— Здрав-всту-вствуйте, госпожа, — проскрежетал портативный почтовый робот, — о прекрасная госпожа, располагайтесь.
— Не пугай даму, — шикнул на него док, — лучше иди включи свет в лаборатории и принеси плед. И поживее.
— Да, сэр, — проскрежетал ППР и уехал куда-то вглубь жилища.
— Но... но что это? Как вам удалось? Доктор? — Опешила девушка, — ах, это потрясающе! Пожалуйста, позвольте мне написать об этом статью! Вы ведь позволите!
— Эмм... — Смутился док, — конечно, только вам прежде надо согреться.
Он закутал ее плечи в плед, принесенный ППР, а потом усадил на единственное более-менее пристойное кресло в своей лаборатории, вручил ей дымящуюся кружку и принялся ждать, пока она оттает и придет в себя после прогулки.

ППР принес вторую кружку — на этот раз для самого ученого. Эмилия не могла скрыть изумления, но, решив не падать в грязь лицом перед столь поразительным научным светочем, стала рассказывать о своих достижениях на журналистском поприще:
— А вы знаете доктор, какое сегодня число? Нет? Сегодня ведь третий день Рождества! Граф Алукард со всей своей свитой с утра отправился на озеро Очарования. Посмотрите в календарь. Видите! Ох, вы все, ученые, такие рассеянные. Сегодня уже третий день зимы, третий день Рождества.
А через два дня... Вы знаете, что будет через два дня? Аха-ха! Конечно, не знаете! Но я вам не расскажу пока. Теперь ваша очередь рассказывать!

Отредактировано Эмилия Сфорца (23.10.2010 00:28)

+1

4

— Я религиями не настолько глубоко увлекаюсь, чтобы запоминать, чье там рождество будет. Да, было время, я изучал их, но с точки зрения науки, ибо только она даёт вполне конкретные ответы на различные вопросы. А религии что? Я могу прямо сейчас прикинуть основные положения для новой религии и захватить ею умы обитателей наших земель. Другой вопрос, что мне это абсолютно не интересно. — Арчибальд потер лоб и вздохнул:
— Я смотрю, вас настолько впечатлил мой железный друг, что вы даже не обратили внимание на вкус, который содержится у вас в кружке. — доктор хитро улыбнулся...
Он судорожно соображал, можно ли доверять этой дамочке, так ловко появившейся в его жизни, и на какой слой правды ее можно пустить без опасений за свою жизнь. Да-да, именно за жизнь, ибо если некоторые прознают, чем грозят его последние научные изыскания — ему недолго останется радоваться красивыми закатами по вечерам.

Тихие шажочки, шорох и скрежет глухо играли где-то в уголке комнаты. Маленькое хвостатое существо, именовавшееся крысой довольно поедало кусочек сыра, доблестно украденного со стола. Да, сыр был не свеж, но уж больно вкусно пах, и маленький шалун просто не удержался от того что бы откусить немножечко. Жаль, что кусочек был совсем небольшой, и уже скоро лапки зверька пытались воздухом нащупать запах внезапно исчезнувшего в желудок сыра. Попытки были тщетны, и крыса отвлеклась на голоса неподалеку. Ловко перебирая лапками она пробегала сквозь небольшие отверстия в кирпичах, пробегала по лежащим свиткам, и даже совершала захватывающие пируэты, не удержавшись на одном из них. «Покалеченная судьбой», она, перебирая шустрыми лапками, взобралась на дупло в полке с книгами. Усевшись рядом с одной из них, она с любопытством наблюдала за идущим разговором.

+1

5

— Ну вы даете! — поперхнулась Эмилия в ответ на слова доктора, — это ведь совсем не религиозное, а очень даже светское событие! И там столько нужных людей собирается, скажу я вам. Это шанс для многих засвидетельствовать его светлости Алукарду свое почтение! Вы только представьте, — понесло ее, — с какой выгодой вы могли бы использовать ваше появляение на мероприятии, подобном этому. Вы могли бы рассказать о ваших достижениях всему высшему свету, всему прогрессивному сообществу и, в том числе, главам кланов старшей крови! А потом вы могли бы добиться патентов и разрешений на внедрение ваших идей и результатов изысканий! Вы только представьте, какие перспективы бы открылись перед вами. Если бы производство железных троллей было поставлено на поток, они вскоре заменили бы труд людей на заводах и фабриках. Не знающие усталости, автоматизированные конвейерные ленты, которыми управляют железные тролли! Это поднимет экономику на невиданный уровень! А потом... вы, наверное, сейчас решите, что я говорю глупости, но вы меня послушайте... я верю в это! А потом могли бы начать производить троллей на воздушных подушках. Которые летали бы по воздуху! Как дирижабли! Вы представляете? И у каждого вампира был бы собственный ручной железный тролль, которые бы его возил по воздуху! И все это благодяря вам, вашим открытиям! Ах... Это так волнующе, думать о чем-то подобном, что я, право, несказанно возбуждена нашей беседой. Новые перспективы всегда на меня так действуют.
Блекс в глазах вампирессы был максимально явным свидетельством ее откровенности, а ее зардевшиеся щеки — не менее явным свидетельством замешательства. Она потупилась, уставилась в кружку, подула в нее, сложив губки трубочкой, и тихонько пригубила отвар. Он был густым, терпким, как хурбастанский чай, и насыщенным чем-то непередаваемо вкусным, чему девушка не знала названия.
— Ух ты, — тихонько вздохнула она, — А что это за чудесный напиток? — и тут же завизжала, вскочив и расплескав почти весь чудесный напиток на себя, — крыса!! Там крысаааа!
Эмилия не боялась крыс, она была напугана самим фактом неожиданного появления крысы. Она всегда пугалась неожиданностей и резко вздрагивала при этом, как кошка, подергивающая лапой во сне.
Но сейчас она вздрогнула очень некстати. Не стоило этого делать, держа в руках обжигающе горячий напиток. — О-ох, — сжала зубки вампиресса, стойко перенося неприятные ощущения, вызванные соприкосновением кипятка с кожей через довольно плотную, но недостаточно влагостойкую ткань своего рабочего платья, — оох, доктор, я расплескала этот чудесный напиток, — произнесла она растерянно. И, знаете, что самое смешное? Это уже второй раз на неделе со мной приключается подобное!

Отредактировано Эмилия Сфорца (27.10.2010 04:35)

+1

6

Дом «Тубероза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Идя вдоль улицы по своим делам, кандидат в меры Дракенфурта Господин Упыйр, любивший поучаствовать в заговорах и клинический параноик, заметил фривольно ведущую себя пару на противоположенной стороне улицы. А каково же было его удивление, когда в даме он узнал Госпожу Эмилию Сфорца. Еще на интервью он заподозрил не ладное, да и приглашения людей в газету тоже не добавляло ей доверия, но якшаться с людьми, да так, да прямо на улице! Это поведение стоит отдельного внимания, и возможно даже расследования на предмет либеральных взглядов. Пара запрыгнула в близстоящую карету а Господин Упыйр сразу же остановил еще одну: «Двойной тариф, за той каретой!», процедил сквозь зубы не слишком громко, но достаточно четко и резко, чтобы это могло прозвучать как приказ. Следуя за ними на приличном расстоянии, сам при этом постоянно поглядывая в окно, кандидат в меры все больше разыгрывал в воображении варианты противоправных действий подозрительных личностей, и чем дальше они удалялись за город, тем большим оно становилось, а порой мелькали и иные мысли в голове...

Приблизившись к маяку преследователь подметил про себя, что это очень подозрительное место на отшибе города, именно такие места и любят выбирать для своих тайных встреч диссиденты и прочие враги государства, готовящие заговоры против правительства. Увидев как преследуемая карета начала сбавлять ход и остановилась Господин Упыйр скомандовал остановиться тоже, тихонько выскочил и приказал ждать чуть отъехав от дороги. Преследуя подозреваемых на изрядном расстоянии и наблюдая за ними под прикрытием густой растительности мужчина двигался не спеша, а когда они уже начали скрываться из виду за мысом — Упыйр помчался, сильно прибавив ходу, но куда пропали преступники заметить не удалось.

Обнаружив небольшой домик за маяком Господин Упыйр начал его пристально изучать, обходя вокруг и заглядывая в запотевшие окна. Дверь была законспирирована паутиной мхом и прочей дрянью, очевидно что не обошлось без алхимии, подумал Упыйр, такое прикрытие было еще одним безусловным фактом наличия логова диссидентов внутри.
Вдруг раздался вопль до боли знакомого голоса Эмилии Сфорца, Господин Упыйр не раздумывая сорвался с места и побежал к двери оббегая дом, и при этом доставая револьвер. Подскочив к двери не сбавляя ходу вампир выбил дверь, своим худощавым тельцем, что казалось бы непосильной задачей, для такого не коренастого мужчины, и забежал внутрь. Лишь мельком в голове пронеслась мысль о том, что он не знает зачем это сделал без наличия фактических доказательств преступления, и что это было необдуманно и очередная несдержанность, уже вторая за последние дни, начиная с интервью и истории с пролитым кофе. Стоя посередине комнаты, нацелив револьфер правой рукой на растерянного человека а левой касаясь рукояти клинка на поясе и глядя прищуренными глазами на мисс Сфорца, Упыйр заметил резкое движение справа, в другом конце комнаты, которое заставило рефлекторно перевести правую руку с револьвером в ту сторону и не разобравшись что за движение происходит в тени стола, решил что лучше выстрелить... Ошмётки крысы брызнули по полу и по близстоящей стене. Эмилия взвизгнула. Господин Упыйр перевел на нее взгляд, влево, а потом опять взглянув на право, чтобы уже увидеть комнату целиком, и заметил тролля стоявшего неподвижно в углу.
— «О, тут все даже серьезнее, чем я думал», процедил Упыйр.
— «И что же у нас тут за заговор такой планируется?»

Отредактировано Андре Кафка (15.02.2011 19:54)

+1

7

Это было неожиданно. Едва она успела произнести имя Упыйра, рассказывая, как облила его кофе в своем кабинете во время интервью, как перед ними нарисовался этот самый Упыйр собственной персоной. Словно одним упоминанием имени политика девушка вызвала его из преисподней. Как Моргота. Появился он, как и положено Морготу, со спецэффектами: с шумом от выбитой двери и решительными действиями по устранению крысы, напугавшей журналистку. Пожалуй, слишком уж решительными и небезопасными. Упыйр был вооружен, хотя разрешения на ношение оружия не имел — это девушка знала из его биографии, которую досконально проштудировала, прежде чем встретиться с кандидатом в бургомистры в своей редакции.
Это знание она собиралась использовать, чтобы отомстить Упыйру за его не слишком-то корректное обращение с ней во время их последней встречи. Этот типус пугал ее. Но еще больше бесил. В глубине души она удивилась тому, что наличие оружия у вампира ее не смущает. Ее пугал сам Упыйр, а не его револьвер. Хотя политик мог выстрелить в нее или в Блюменфроста. Об этом она не подумала. Ее раздражение от появления следившего за ними Упыйра было так велико, что не оставляло место для других эмоций. Упыйр вызывал у нее какое-то животное презрение и отвращение. Все то, что обычно пугает в пауках или... или тех же крысах. Упыйр был куда хуже крысы. И куда противнее.

— Господин Упыйр, — прошипела девушка, против воли вкладывая в голос все вызываемые его личностью эмоции, — кто дал вам право врываться в чужой дом без позволения? Что вы о себе возомнили!

+2

8

— Событие-то может и светское, но привязано к определенной религиозной дате.. Ну то мелочи. Благодарю за приглашение, но Вы же должны понимать, что мне, как учёному,.. ведущему большую часть времени затворнический образ жизни,.. э-э-э... неудобно как-то присутствовать на таком большом мероприятии... — доктор постоянно запинался, бросая свой затуманенный взгляд по сторонам, словно в поисках чего-то.
Это не ускользнуло от внимания Эмилии:

— Доктор Блюменфрост, вас что-то беспокоит?.. Вы выглядите очень озабоченным! — девушка внимательно смотрела на доктора, на лице которого растерянность начала разбавляться едва уловимой улыбкой, как неожиданно распахнувшаяся дверь добавила в их размеренный разговор немного адреналина:

...
— «О, тут все даже серьезнее, чем я думал», процедил Упыйрь, — «И что же у нас тут за заговор такой планируется?»

Блюменфрост улыбался.

— А вы, доктор, чему так рады? — Вампир с револьвером повысил голос. Позади него панель в стенке бесшумно отошла в сторону, открывая темный проем, из которого показался еще один тролль, но немного отличающийся от первого, мирно продолжавшего стоять в углу помещения, — Ваш испуг мне больше нравился! Револьвер у меня, и я буду диктовать свои услов.. — Упыйр не успел произнести свою заготовленную речь, как робот схватил его двумя манипуляторами за запястья, тот закричал, дёрнулся, но робот второй парой обвился вокруг его талии и прижал плотно к своему корпусу. В шею бедняги воткнулась толстая игла.

— И так, господин ...Андре? — голос Арчибальда стал неожиданно твёрдым и властным, — давайте будем называть вещи своими именами. Вы круто облажались! И я не завидую вашему нынешнему положению. Занимались бы своими неотложными делами спокойно, так нет же, захотелось вывести всех на чистую воду! А теперь вы находитесь в руках (Арчибальд хихикнул) моей домашней автономной системы безопасности. Автономной настолько, что я не могу ею управлять, как бы ни хотелось мне этого. Да, рискованно. Но другого пути создания неуязвимой системы я не видел. Так что, уважаемый, она сейчас оценивает, насколько вы опасны для моей жизни и жизни моей гостьи, и решает, как с вами поступить. Но поскольку система построена на основе моего сознания, пусть и урезанного в правах, я могу предположить, что вас ждёт. Вариантов пока что вижу два — либо вы будете уничтожены за вторжение на мое охраняемое пространство, либо будете отправлены в шахту на работы, там как раз сломался еще один тролль, и рабочих рук нехватает! — Арчибальд рассмеялся, глядя в неподвижное дуло револьвера, до сих пор смотрящего на него, подошел к бледной Эмилии, взял ее под локоть и озабоченно произнес:
— пока что тут без нас разбираются. Эмилия, дорогуша, пройдемте со мной, надо снять ваш стресс!

Упыйр одними глазами следил за спускающейся в подвал парочкой. Он уже бросил все тщетные попытки пошевелить своими конечностями или хотя бы нажать на курок — мышцы перестали его слушаться и словно окаменели. Шаги по ступенькам стихли, и снизу, сквозь затуманивающееся сознание донесся до его слуха хохот доктора. Упыйр потерял сознание...

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (30.10.2010 15:46)

0

9

Мир перед глазами Упыйра завертелся и закружился. Перед глазами вспыхнули и замелькали звездочки. Исчези все запахи и звуки. Упыйр почувствовал, как его затягивает в небытие, расслабился, обмяк и ухнул в темную пустоту.
Его вырвал оттуда смех, который он уже слышал. Серебристый, бесстыдный и бесстрашный смех, диковатый и свободный. В нем было что-то до боли знакомое и приятное. От него по коже бежали мурашки. Упыйр открыл глаза и увидел перед собой улыбающееся лицо Эмилии Сфорца на фоне гостиной в смутно знакомом старинном замке. Это не могло быть реальное лицо, потому что в реальности Эмилия никогда бы ТАК на него не посмотрела. Она смотрела на него с любовью. А потом снова — смех. За спиной Эмилии показалась еще одна Эмилия. Это был сон, поэтому Упыйр не удивлялся. Обе Эмилии обнялись и вызывающе искренее засмеялись, кружась и влюбленно глядя друг на друга. Они были одеты в старинные, роскошно выглядящие платья.
— Я ненавижу тебя, Катриэлла, — сказала одна, лучезарно улыбаясь своему близнецу.
— Я ненавижу тебя, Лукретта, — ответила другая, — правда же это огромное счастье?
— Да, сестра моя. Огромное...
— Счастье... — прошептали они в один голос и стали приближать друг к другу лица, словно намереваясь соприкоснуться губами и посредством поцелуя раствориться друг в друге.
— Ты не покинешь меня? — прошептала одна, когда их губы оказались на расстоянии в пол-вдоха друг от друга.
— Ты не покинешь меня, сестра? — прошептала вторая, сплетая свою ладонь с ладонью другой Эмилии.
— Никогда.
— Никогда. Клянусь.
— Что бы ни случилось.
— Что бы ни случилось...

А потом две Эмилии слились в одну — настоящую. Она стояла над Упыйром, гневно глядя на него сверкающими от злости зелеными глазищами. Она его пугала и восхищала. Ему хотелось протянуть руку и прикоснуться к ней, убрать спадаюбщую на ее лоб непокорную прядь.
— Что ты себя позволяешь! — злобно прошипела настоящая Эмилия и приблизила свое лицо к лицу Упыйра, словно собиралась пройти сквозь него, раствориться в нем. В ее огромных зеленых глаз плескались золобые рыбки, как в прозрачном озере без дна. Она обнажила клыки и со всей силы вонзила их Упыйру в шею, принявшись сосать его кровь, будто гуля, будто суккуб. Он не мог шевельнуться.
— Ты подонок! — хлестнула Эмилия его своей искренней и дикой, бесстыдной злостью.
— Подонок, сволочь, червяк! Как ты смел такое сделать с моей сестрой! — кричала она и хлестала его по шекам, — Катриэлла беременна! Она ждет ребенка от тебя, Стрикс!

«Стрикс?!» — той частью мозга, которая балансировала на грани сна и сознания поразился Упыйр, — «Но я не Стрикс, я Кафка, при чем тут Стрикс?»

— Ты паршивый Стрикс! — настаивала Эмилия, — ты женишься на моей сестре, иначе я убъю тебя!
— Но это вы водили меня за нос, — стал оправываться невесть откуда взявшийся во сне Стрикс, — я не знал, что вас двое! Я не могу жениться на обеих! Я любил свою Лукретту. но теперь я даже не знаю которая из вас — она. Зачем вы это делали со мной, во имя Богини, зачем?
— Мы любим друг друга, — прошептала Эмилия.
— Мы любим друг друга, — прошептала ей в ответ взявшаяся на месте Стрикса ее сестра-близнец, похожая на нее как клон, как две капли воды.
У обеих Эмилий выросли животы. У них на руках оказалось по голому толстому младенцу. Они стали похожи на раздвоенную статую Богини в образе Матери. Обе одновременно протянули Упыйру своих младенцев со словами: «Это твое дитя. Благослови его». Младенцы вопили. Вокруг Упыйра темнело. Интерьер старинного замка заменялся вонючим, заросшим паутиной склепом. У матерей выросли за спинами нетопыриные крылья, они взвились под потолок склепа и дико завизжали, держа на руках еще более дико визжащих детей. Сон становился устрашающим.
— Катриэлла, Лукретта — кто это такие? — рискнул поинтересоваться Упыйр, пятясь от визжащих упыриц в угол склепа.
— Девочки Амелии и Густава Кафок, — откашлялся профессор и поправил очки.
— Профессор Цвайштейн? — искренне поразился Упыйр.
— Сосредоточтесь, господин Кафка, — кашлянул профессор, — осторожнее с этой метрикой, она совсем древняя — того и гляди рассыпется. Вот здесь, — показал он на запись в церковной метрике. Видите? Дата рождения младенца Трампа, сына Катриэллы Кафки и некоего малоизвестного барона Трампа из некоего малоизвестного клана фон Трампов дописана другими чернилами и почерк отличается от почерка, которым сделаны остальные записей.
Они с профессором стояли посреди древней бруггианской церквушки, в которой часто молилась матушка Упыйра. Провессор разложил поверх алтаря пожелтевшую метрику, в которой красовались поддельные записи о регистрации рождения младенцев фон Трампов.
— Теперь вы понимаете, господин Андре, откуда пошли Трампы?
— Д-да, — просипел не свои голосом Упыйр.
— Получается, вы с ней родственники. Дальние родственники. Кузен и кузина. Вы и Эмилия.
— Я и Эмилия, — повторил за профессором слабым голосом изрядно шокированный открытием Упыйр. — Мы — родственники...
-----------------------------------------------------

Упыйр открыл глаза, перед ним предстала мрачная картина: пещера, наполненная сыростью и пылью, из-за которой было трудно дышать. На стене висели мощные электролампы на приличном расстоянии друг от друга, связанные толстым кабелем, как праздничные гирлянды. В ушах стоял звон. Чуть дальше несколько троллей долбили кирками стену, один заполнял камнями тележку и еще один лежал рядом. Присмотревшись внимательнее можно было заметить провода и какие то механизмы внутри разбитой головы и рассыпанные рядом, вместо ожидаемой крови. «Так значит это машины!», пронеслось в голове лежащего. Окинув оком всю конструкцию машины стало ясно, что колеса видимо плохо справляются тут со своей задачей, и по всей видимости пытаясь проехать по ухабу робот поскользнулся и перевернулся, разбив подобие своей головы об камень. Вампир не шевелился собираясь с силами и пытаясь прояснить свое затуманенное сознание. Он лежал неподвижно, пытаясь придти в себя. Лежа на своей левой руке, стоить заметить изрядно затекшей, Упыйр попытался, восстановить кровообращение в затекшей руке сжимая и разжимая кулак и пытаясь очень медленно, по миллиметру вытащить ее из под тела. Когда рука снова слушала хозяина он попытался не выдавая себя нащупать что-то на своем поясе. Револьвера нет, очевидно он остался валятся там, в гостиной, но клинок оказался на месте. Упыйр был готов уже к решительным действиям, но только он решился что нибудь сделать, как все вдруг затихло. Звуки бьющегося звонкого метала об гудящую глыбу прекратились. Все внутри вампира сжалось. Сердце начало биться в бешеном темпе от резкого прилива адреналина. Роботы завизжали, заерзали колесиками и двинулись в его сторону, напуганный он было готов уже дернуться к клинку, но они как будто не заметив его проехали мимо. И когда уже звук почти стих — Упыйр медленно повернул голову им в след увидев скрывавшихся из виду железных монстров в длинном тоннеле. Вдруг за спиной что-то вжикнуло. Упыйр сорвался с места, выхватив блеснувший не длинный клинок причудливой формы. Перед ним стояла еще одна демоническая машина, плот больной фантазии сумасшедшего ученого, с четырьмя руками и уродливой троллиной головой. «Проснулся — работай», сказала машина.

Лежа и изучая разбитую машину Господин Упыйр уже обдумал несколько вариантов, чтобы попытаться извергнуть такого врага... Сражаясь как рыцарь ему пришлось убить не мало вампиров, людей и даже несколько оборотней, но они все были живыми существами, а это стальная машина. Конечно же первая мысль была размозжить такому голову чем-то тяжелым, но большим камнем орудовать не легко. Как другой вариант Упыйр предположил, что лучше сначала ослепить железяку, разбив выступающие стеклянные подобия глаз, или выковыряв их кинжалом.

Упыйр спокойно двинулся к роботу и неожиданно для последнего воткнул кинжал в предполагаемый паз между стеклянным глазом и корпусом, стекляшка повисла на толстом проводе, а робот тут же замахал угрожающе лапами, и если бы Упыйр не отскочил — тот час получил бы железной клешней. Робот рванул к атаковавшему на всех парах, но чуть забуксовав на старте, дал мгновенье Упыйрю схватить близлежащий булыжник среднего размера и запустить ему в другой глаз. Обломки стекла брызнули в разные стороны, но робота это не остановило, он надвигался с той же скоростью. «Это мой шанс!», мелькнуло в голове и вампир тут час же кинулся за киркой, валяющейся возле разбитой машины, и взмахнув со всей возможной силой и максимальным замахом вонзил тяжелую кирку в уродливую голову монстра. Робот замер. Кирка не вошла даже на половину. Тяжело дышащий Упыйр начал пятиться назад, спотыкаясь об обломки разбитого робота, и в конечном итоге упершись в стену с яркой лампой безжалостно слепящей в правый глаз и одночасье так ласково согревающей теплом в этом холодном, богом забытом месте. Застывший Монстр снова вжикнул. Очередной резкий всплеск адреналина ощутился проносясь по телу и заставляя дрожать пальцы рук. Искалеченная противная троллиная голова повернулась лицом назад а затылком к Упыйрю и спереди очутилась еще одна тролиная физиономия, не менее уродливая чем первая, но с целыми глазами сверкнувшими в свете ламп. Чудище двигалось к вампиру, вжимающемуся в стену, уже не так бодро и верхние конечности не двигались а только мешали нижним трепыхаться, усложняя этот устрашающий процесс, но все равно достаточно угрожающий, чтобы рискнуть подойти так близко еще раз. Упыйр попятился снова, отходя от монстра объежжавшего мешающую железяку, вдоль стены, пока не уперся головой в другую лампу, последнюю в ряду и в самом конце тоннеля. Троллиное подобие уже объехало препятствие и вышло на прямую дорогу, казалось что вокруг становится темнее. «Нет тут уже другого выбора», выдавил Упыйр, «придется прибегнуть к третьему плану», плану наиболее опасному в данных условиях и отвергнутому ранее в тчатной надежде его избегнуть. Вампир бросил клинок и схватил лампу со стены одной рукой и кабель второй, взмахнул ею в воздухе и держа кабель обеими руками с размаху разбил лампу об стену. Звон стекла и милиарды синих и голубых искр вырвались на волю освободив кабель от лампы. Не долго раздумывая Упыйр отмерив чуть более метра кабеля, дабы не зацепить ничего вокруг пропитанного влагой, замахнулся чтобы достать до виляющих манипуляторов надвигающейся угрозы. Раздался хлопок и кабель отскочил как змея кидающаяся на свою добычу, чуть-чуть не зацепив ее хозяина, но резкий рывок другой рукой укоротил ее пыл, попутно укорачивая вольный конец с красными проводами раскалившимися от разряда. Робот снова остановился. Укротитель змеи стоял на готове, ожидая еще каких нибудь неожиданностей от врага, но увидел лишь поваливший густой дым, из разлома от торчащей кирки на затылке поверженного. Было тяжело от тяжелого воздуха, наполненного пылью и дымом, и одновременно легко от сладкого привкуса победы. Опрокинувшись на стену победитель сполз приседая, спокойно выдохнув но не выпуская кабель из рук. Минутой спустя Упыйр решил что пора от сюда убираться. Держа кабель на готове он резко подпрыгнул к дымящемуся монстру и опрокинув его ударом ноги в грудь на землю, для пущей уверенности. Другой конец Кабеля пришлось выдернуть тоже, так как просто бросить его на землю — было бы чрезвычайно необдуманным поступком. Упыйр поднял брошенный клинок и начал продвигаться к выходу. Но не продвинувшись и на пять метров вампир застыл услышав звуки — вдали появилось движение и самый противный звук на свете — звук приближающейся кучи роботов. Господин Упыйр морально приготовился проделать последний опасный трюк еще раз, вернувшись и сняв последнюю лампу со стены, держа на наготове, но тролли, тащили три огромные деревянные балки, сложенные друг на друга, чтобы соорудить подпорку, и кажется им было не до того. Они снова проехали мимо, и как ни в чем не бывало начали разворачивать строительство в конце тоннеля. «Как хорошо, что эти оказались не столь обремененные интеллектом», снова процедил вампир. Наверное звук своего голоса его успокаивал, поэтому он позволил во второй раз уже вырваться мыслям на волю. Упыйр быстро двинул к выходу но не отходя от стены со спасительными лампами внушающими хоть какое то подобие надежды спастись. Подойдя ко второму концу тоннеля обнаружилось несколько комнат заполненных балками для подпорок, кабелями, лампами и прочим инвентарем для горнодобывающих работ. «Серьезное финансирование стоит за всем этим», подумал про себя Упыйр. Также тут заканчивалась невыразительная узкая рельсовая дорога, которая поворачивала в комнату за большой железной ржавой дверью. Она была заперта и сквозь замочную скважину была видна лишь непроглядная тьма. А самом конце тоннеля был большой подъемник в верх, в черную пустоту.

Подымаясь на подъемнике в одиночестве и относительном спокойствии Упыйр опять ушел в себя, размышляя о политических интригах, тем кто стоит за этим всем и зачем это ему понадобилось. Поглядывая вверх он заметил медленно приближающееся блеклое подобие света. Поднявшись окончательно на поверхность Господин Упыйр увидел небольшую комнатку, где располагался механизм подъемника и валялись непонятные запчасти. Темноту нарушал лишь тусклый светильник на стене и тоненькая струйка света пробивавшаяся из дверной щели. Вампир подошел к двери, прислушался, и медленно открыл дверь, дабы не издать шуму, если вдруг она скрипучая. Пред глазами предстал проход, хотя скорее спуск, идущий сверху вниз без ступенек. Это для удобства передвижения дрянных роботов но не людей, понял Упыйр, ступив на спуск. Любопытство и жажда раскрыть преступный заговор заставляла двигаться вглубь этой кроличьей норы, вниз, а не на верх. А может быть даже что-то еще, о чем Господин Упыйр еще не догадывался или не хотел в это верить: эти необъяснимые вспышки ярости, сумбурные чувства и еще этот странный сон... Спустившись вниз в конце прохода вампир увидел дверь, а прислушавшись он различил голоса Эмилии и профессора. Упыйр заглянул в замочную скважину.

Отредактировано Андре Кафка (15.02.2011 20:01)

+1

10

— Доктор, это просто поразительно! Я не могу в такое поверить! Но как же... — голос Эмилии дрожал.
— Да, дорогуша, это возможно. Используя новый материал, который мы нашли в руде, можно создавать сверхмощные источники энергии, да такие что... Я боюсь предположить, но управляемый термоядерный синтез станет реальностью!
— Термо.. что? — Эмилия выглядела растерянной.
— Новая технология, которая позволит сделать этот мир более цивилизованным. А то эти прозябания в каменных стенах, удручают, знаете ли. — Арчибальд вздохнул и зашуршал бумагами, — вот, смотрите, я тут сделал некоторые теоретические выкладки, посмотрите, я думаю, многое станем понятным. А я пока поставлю еще чаю, — шаги Арчибальда стихли в другой комнате.

Упыйр только-но собирался отворить дверь, как его шею пронзила знакомая боль от укола. Он резко дернулся в сторону, откатился к стене и увидел стоящего четырехрукого робота:
— Проснулся-работай! — железный голос прогремел громом у него в голове. Упыйр осмотрелся по сторонам: чрезмерно любопытствующий аристократ снова лежал на том же месте, где очнулся в прошлый раз.
Левая рука затекла, револьвера небыло, хорошо хоть клинок остался на своем месте. Не обращая внимания на роботов, что тащили три огромные балки, он с кинжалом набросился на четырехрукого.
«Дежа вю, право! По-моему мы уже это проходили...» — успела проскочить мысль, пока кинжал вонзался роботу в паз возле глаза, — «Интересно, наверху я снова найду Эмилию и Доктора?»

Отредактировано Арчибальд Блюменфрост (30.10.2010 21:42)

+1

11

«Это просто поразительно, — думала Эмилия, шурша бумагами, — это же настоящая сенсация! Что, если я осторожно позаимствую кое-какие чертежи и сделаю копию?.. Ах, Эмили, Эмили, плохая девчонка!»
Она сверкнула глазами и улыбнулась своей беспринципной, скажем так, находчивости. «Я просто сделаю копию для нашей газеты, а потом сразу же верну, доктор даже не заметит. А потом, разумеется, когда его выкладки будут обнародованы, он уже не сможет отвертеться от интервью „Мирабо“! Ах, ну до чего ж плохая девчонка!» Она любила думать о себе в третьем лице, когда планировала провернуть нечто подобное, то есть довольно-таки часто.
Тем временем доктор вернулся с двумя кружками дымящегося ароматного напитка, который назвать просто чаем не позволял его божественный вкус. Но журналистка была настолько разгорячена будущей сенсацией, которую подарит миру она, баронесса Сфорца, что нашла в себе силы воспротивиться соблазну пригубить этот напиток и еще немного побыть с доктором. А ведь он волновал ее, еще как волновал. Действовал на ее интеллектуальные эрогенные зоны как мощнейший стимулятор, как необъяснимо притягательный магнит... в общем, нравился даже больше, чем его чай.
И она ему тоже.
Не обязательно было включать эмпатию, чтобы догадаться.

Однако еще ни разу в жизни личные симпатии не помешали баронессе забыть о деле.
— Ах, доктор, уже так поздно, — засобиралась она, — я только что вспомнила, мне ведь нужно в редакцию, а уже почти утро. Увы, я не могу составить вам компанию, но обещаю, что обязательно сделаю это в другой раз. Клянусь вам, дорогой доктор. Нет-нет, не волнуйтесь, не надо меня провожать, я владею левитацией на достаточном уровне, чтобы добраться до площади своим ходом, а дальше возьму карету.
— Но позвольте мне тогда хотя бы предложить деньги за карету, — расстроился док.
— Нет-нет, и речи быть не может.
— Но... мы ведь еще увидимся? Вы ведь не... не навсегда уйдете, да?
— Ах, конечно, не навсегда, куда я могу деться? Вот: запишите адрес моей редакции и телеграфируйте туда, когда снова пожелаете меня увидеть. Я вам отвечу и мы встретимся.
— Тогда я уже пойду на телеграф, потому как вас видеть сейчас. И через час, и через два. И через сутки...
— Ну не ведите себя, как ребенок.
— Простите. Возьмите тогда с собой вот это, — он сунул в руки вампирессе сверток, — там приправы и чай, который вам так понравился. Сейчас я напишу рецепт. Или вы запомните?
— Я запомню, доктор, уже запомнила, — Эмилия не слушала его, выплывая за дверь, — до встречи, дорогой док! Спасибо вам! Я вас не забуду. Обещаю.

И пропала. Улетела в ночную мглу. Левитировала она довольно-таки неплохо, заметил Блюменфрост. «Надо бы запереть все окна, чтобы как можно дольше не выветрился запах ее духов», — подумал он с грустинкой. И закрыл за ней входную дверь.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Редакция «Мирабо Манискриптум»

Отредактировано Эмилия Сфорца (26.09.2012 15:54)

0

12

Упыйр очнулся. Он снова лежал на чем-то холодном. Голова раскалывалась от жуткой мигрени, и чувствовалась тошнота подступающая к горлу. Приоткрыв глаза и поднимая голову, чтобы осмотреться — вампир увидел лишь желтые мерцающие пятна перед глазами, похожие на изворотливых червячков, вдобавок весь мир начал вращаться вокруг него, или его кто-то вращал с безумной скоростью. Мышцы шеи обмякли и голова снова повалилась наземь. Пролежав еще несколько минут — вращение начало сбавлять обороты, и вскоре Упыйр уже в полной мере смог вновь сконцентрироваться на тошноте и мигрени. Вторая попытка открыть глаза была более успешной. Медленно приоткрывая их, он видел яркий, слепящий свет, но потом свет утих и оказалось, что в помещении довольно-таки темно, и лишь тусклые светильники, на противоположенных стенах, разгоняют мрак. Упыйр лежал на полу лифта, поднявшего его из шахты, и пытался вспомнить что произошло и как он тут очутился. В голове проносились замутненные обрывки происшедших событий — что было, чего нет..? В итоге он пришел к выводу, что надышался газа в тоннеле и потерял сознание, и повезло еще, что не смертельное отравление. Немного освоившись со своим текущим состоянием Упыйр попытался встать. Головокружение значительно сказывалось на равновесии, да и слабость во всем теле не позволяла уверенно стоять, а получалось это только опираясь на конструкцию лифта. Вампир осмотрелся. В свете трех тусклых фонарей виднелись горные инструменты и прочий хлам, а в дали комнаты, под четвертым фонарем, была огромная железная двустворчатая дверь.

Спотыкаясь и шатаясь вампир направился к двери, по пути несколько раз опираясь руками о землю, но все же преодолел дистанцию. Приложив некое усилие — дверь поддалась, и за ней показался широкий тоннель, простиравшийся в обе стороны, увешенный гирляндой знакомых уже светильников на противоположенной стене. В тоннеле гулял сквозняк, гоняя свежий воздух, и понемногу просветляя еще затуманенные мысли. Упыйр решил пойти на встречу ветерку. Держась левой рукой за живот и пытаясь справится с тошнотой, а правой опираясь на стену, он медленно продвигался по тоннелю, который все тянулся и тянулся, но вскоре завиднелся и конец. Тоннель уперся в несколько ступенек у подножья небольшой дубовой двери. Рядом, в стене, была вентиляционная решетка, от куда с легким свистом вырывался ветерок. Стоя у стены, лицом к вентиляции, и запустив пальцы в поржавевшую, железную решетку, Упыйр дышал и не мог надышаться воздухом снаружи. В голове все больше прояснялось и тошнота начала отступать. Вампир уже более уверенно, и почти не опираясь на стену, подошел к двери и заглянул в замочную скважину, но ничего, кроме тьмы там не было, тогда он стал прислушиваясь к звукам — тишина. Упыйр медленно повернул ручку и начал приоткрывать дверь, сердце забилось в бешеном темпе. За ней начали вырисовываться столы с химическими принадлежностями и прочие непонятные штуковины. Дверь уже открылась полностью и перед глазами предстал огромный, хорошо освещенный подвал, где все горело, тихонько булькало, и просто таки невыносимо воняло. К превеликому счастью там никого не было видно. Вампир уже мог идти не опираясь, тошнота и мигрень почти отступили, но запахи испарений химикатов, возвращали все в первоначальное состояние. Он рефлекторно прикрыл рукавом плаща лицо, но дышать сквозь этот материал все равно не представлялось возможным, и пришлось вновь вдыхать вонь. Вампир быстро прошелся по лаборатории, пытаясь поскорее оттуда убраться, и нашел еще одну дверь в противоположенном конце подвала. Головная боль снова буйствовала, а тошнота уже подступала к самому горлу, и он уже с меньшей осторожностью приоткрыл дверь, даже не заглянув в замочную скважину.

Дверь скрипнула, Упыйр сразу же замер, капля пота скатилась по виску, а затем по запачканной щеке. Но уже через мгновенье он продолжил ее открывать, совсем медленно, так что скрипа совсем не было слышно. Камин — первое что показалось за дверью, и единственное что освещало комнату тусклыми затухающими огоньками, играя тенями на своем последнем издыхании. Вампир оглядывался и прислушивался к каждому звуку, но лишь было слышно, как изредка потрескивают обугленные полена. Он прокрался в комнату, попутно заглянув в открытую дверь пустой спальни, озаренной лунным светом. В гостиной было тепло и Упыйр поддался минутному соблазну погреться и подсохнуть. Одежда была более чем влажной от проведенного времени в сырой шахте. Подсохнув со спины, пока настороженно изучал все темные углы комнаты, и готовый в любой момент кинутся к входной двери, он пересилив свои страхи перед грозящими уродливыми троллями — повернуться лицом к огню и протянул к жару руки, но увидел там в пепле обожженный клочок бумаги. На нем можно было лишь разобрать наполовину сожженные буквы слов «в Варьете.» Недолго размышляя Упыйр вышел из домика, поставил воротник своего плаща и двинулся в варьете «Зелёный домик», чтобы еще ближе оказаться к сути плана заговорщиков.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Варьете «Зеленый домик»

Отредактировано Андре Кафка (20.02.2011 20:41)

0

13

3 августа 1826 года.

Айрин быстро бежала по берегу, совершенно не волнуясь о брызгах волн, которые ударялись о скалы. Да и свалится она, вроде, не боялась. На лице появилась блаженная улыбка, будто она получила от этой жизни все, что хотела.
Одежда стала влажной и не приятной на ощупь, но девушку это не останавливало. Она целенаправленно двигалась к домику, который было едва видно в темноте. Лишь яркий огонек окон, свидетельствовал, что Айрин идет в правильном направлении.
«Надеюсь, в цирке меня не потеряют. Я же предупредила, что буду долго...» — грустно подумала девушка, чуть замедлив шаг.
Пока Айрин дошла до дома, она успела пару раз споткнуться, один раз, чуть не расшибла себе лоб и два раза чуть не свалилась в воду. Утешало только одно: если она сумеет договориться, то может, найдет брата. А если нет, то хоть на мир посмотрит. Глаза азартно блеснули. Девушка предвкушала незабываемое приключение.
Остановившись около дома, Айрин нерешительно замерла и прислушалась. Похоже, в доме кто-то был. Девушка попыталась заглянуть в окно, но ровным счетам там ничего не увидела. Плюнув на все свои страхи, она нахмурила брови и уверенно подошла к двери. На первый стук никто не ответил, поэтому она, для верности, постучала еще раз, надеясь, что дома все-таки хозяева, а не воры.
Мысленно выругавшись, когда никто ей не открыл, девушка задумчиво осмотрела дом. Любопытство было одной из слабых черт Айрин, поэтому она медленно начала обходить дом, пытаясь найти лазейку. Как вор, она знала, что в таких домах обычно бывает черный ход или нечто подобное. И его почему-то часто не охраняют, будто надеются, что воры не смогут через него в дом зайти. Насмешливо фыркнув, Айрин прошла еще пару шагов и удовлетворенно улыбнулась.
— Все-таки я была права, — почти неслышно сказала девушка и осторожно подергала ручку. Она не поддавалась.
— О! Неужто ее кто-то не забывает закрывать! — Айрин удивленно приподняла правую бровь, но быстро нашла решение. Откуда-то из кармана она достала свой незаменимый маленький ножик и, присев на корточки, сосредоточенно начала ковыряться в замке. Прошло довольно много времени, пока девушка не поняла, что открыть дверь не удастся. Тяжело вздохнув, она уперлась об дверь спиной и задумчиво повертела в руках нож. Вставать не хотелось, поэтому она с чистой совестью, осталась сидеть у двери, и мысленно надеясь, что от ее не большого веса, эта преграда сломается.

Отредактировано Айрин Андерс (21.08.2011 14:51)

+2

14

— Используя моё нынешнее изобретение, я сумею поглотить всю псионическую энергию, что, по моей теории, и движет этим б-гомерзким Ксеноном! — Арчибальд вскинул руки вверх, ветер поднялся над округой, а туман придавал ещё более мрачную атмосферу и таинственность здешним местам. Это было идеальное место для работ над изобретениями, пока не появилась эта ваша Айрин. Сначала кто-то ковырялся в замочной скважине, но Блюменфрост не обращал на это особого своего внимания: мало ли что в плохую погоду бывает, да и у меня есть дела по-важнее. Но потом, в двери что-то стукнуло, а робот, быстро среагировав и почувствовав движение у прохода, подъехал, словно по заданному алгоритму, и начал запись. Как всегда, эти бесконечные цифры, цифры...
Ветер свистел над морской пучиной и всё что только не летело в окно знаменитого человеческого гения: я до сих пор удивляюсь, почему коровы и паровозы ещё не подняло огромное торнадо, и не кинуло в окно мастерской у маяка. Но Арчи что-то заподозрил, что-то точно стучало в его дверь, либо рылось, либо что-то ещё.
Согласно его данным, в этих местах не жило никаких зверьков, способных ковыряться в замочных скважинах. Согласно его подсчётам, в маяке сидит полудохлый старикашка, чуть старше самого злодея. Согласно его знаниям, ветер пока не кидал ножи в замочные скважины. Или кидал? По-крайней мере, это было лишь затишье перед той бурей, что предстоит лидеру экспедиции в безумном приключении на движущийся остров. Ксенон словно символизировал погоню за тем, что догнать нельзя, но Блюменфрост был уверен — на этот раз Фортуна улыбается ему!
Отключив записывающего робота, он впустил босоногую девчонку в свой дом. Она была похожа на крестьянку, человеческую крестьянку! Наконец-то человеки пожаловали в эти места, не вампиры, человеки!
— Чего сидишь, входи быстрей, а то сквозняк впустим, — сердито пробурчал Арчибальд и оттащил воровку в свой домик, прямо как у хоббитов, только не с круглой дверью, да и с видом на море...

+2

15

Айрин чуть не закричала, когда дверь резко открылась, но шмякнуться она этот раз не смогла. Она быстро встала и тут же была втащена в дом. Если бы не фраза про сквозняк, то девушка решила бы, что ее решили наконец-то убить. Из-за теплоты комнаты, по коже пошли мурашки и Айрин поежилась. Несмотря на страх, глазенки так и бегали по комнате, на мгновение, останавливаясь на интересующих ее вещах. Через секунду, девушка посмотрела на того, кто ее так любезно пригласил в дом. Чуть поколебавшись, она все же сказала:
— Здравствуйте, сэр. Столь уважительная форма обращения была просто немыслима в исполнение Айрин. Если бы ее увидели ее знакомые, то точно решили бы, что девушка сошла с ума. Если честно, то Айрин сама удивилась этой фразе, но не стала заострять на этом внимания.
— Мне тут сказали, что будет экспедиция. Можно мне с вами? — спросила Айрин, умоляюще посмотрев на незнакомца и для убедительности хлопнув пару раз длинными ресницами. Ее совершенно не смущало то, что она сейчас в чужом доме, перед мало знакомой ей личностью. Можно было сказать, то, что она чувствовала себя, как дома, если это понятие вообще можно сравнить с этой девушкой. Но ее внимание быстро переключилось с лица алхимика на какую-то замысловатую конструкцию и сейчас она сосредоточенно думала, что это такое и для чего это вообще нежно.

Отредактировано Айрин Андерс (21.08.2011 14:36)

+1

16

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
Арчибальд был польщем тем, что ради него ребенок похлопал ресницами, но он ведь не был педофилом, поэтому, хоть и покрылся румянцем, в душе оставался тверд, а ниже пояса — вял. Был бы он хоть на йоту добрее и человечнее, отправил бы ее восвояси, обругав так, чтобы и думать забыла об экспедициях, но холодное сердце ученого признавало только выгоду, научный интерес и холодный расчет. Поэтому он подхватил девчонку под руку, повел на кухню и затараторил:
— Конечно-конечно, нам очень нужны помощники на корабле, знаешь, юнги, которые занимаются выполнением очень интересной черной... я хочу сказать, почетной работы. Ты только представь себе как это будет увлекательно: бескрайний океан, корабль с белоснежными парусами, матросы, альбатросы, крики чаек, плески дельфинов и ты такая, плывущая к неизведанным берегам... Кстати, дитя мое, ты же девочка, а значит наверняка умеешь мыть полы и драить камбузы? — спросил доктор как бы невзначай, — нет-нет, если не умеешь, то научишься, это ведь достаточно просто.

«А еще и дешево, — подумал он, ухмыляясь, — ведь за содержание юнги надо платить по 1 флорену и 26 гульденов в сутки, а тут ты так вовремя, бесплатная моя низкоквалифицированная рабочая сила».

+2

17

Айрин тут же перестала смотреть на «чудо-штуку», как окрестила про себя прибор девушка, и усмехнулась. Да такой усмешкой, что от нее на милю веяло коварством и насмешкой. И образ милой и дружелюбной девочки рассыпался в прах. Выдернув свою руку из цепких лап алхимика, Айрин фыркнула и пояснила:
— Ну, назвать меня девочкой язык не повернется, ибо нужно смотреть на характер! Я с радостью вымою полы, но учтите, второй раз придется мыть вам. В своей жизни я не брала в руки даже ведра с водой, — в голосе явно была ирония. Для наглядности, того, что работать она никогда не умела, девушка продемонстрировала свои белые ручки, которые были даже белее, чем у аристократов. Будь она обычной крестьянкой, то руки были бы шершавыми и неухоженными. Но в деле воровства, Айрин всегда полагалась лишь на ловкость своих пальцев, поэтому, никогда не подвергала их риску стать менее ловкими. Но быстро сообразив, что ее вообще могут не взять на корабль, Айрин добавила:
— Знайте, я больше пользы принесу, если не буду мешаться под ногами у рабочих. К тому же я прекрасно рисую карты и разбираюсь в мореплавание. И платить мне не надо, — поспешно добавила она последнюю часть. В картах и мореплавание она действительно разбиралась хорошо. Как-то в детстве, ей попалась книга о путешествие по морю, какого-то ученного или исследователя. Тогда она решила стать моряком, но тут же остудила свой пыл, когда узнала, что работать там надо больше, чем знать, что такое штурвал. Мыть полы она, конечно, не откажется, ведь это все равно значит быть на корабле. Но вот за последствия ее трудового дела, она ответственности не будет нести. В конце концов, он же предупредила!

+3

18

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
Что ж, девчонка явно обладала не самым кротким характером, да и особым трудолюбием не отличалась. Впрочем, ничего другого бесплатно Арчибальд получить и не ожидал. Хватит и того, что этот ангельской наружности ребенок согласился хоть бы периодически выполнять грязную работу. В конце концов, на безрыбье и это сойдет. Не самому же Блюменфросту с тряпкой в зубах по кораблю ползать, в самом деле?
— Знайте, я больше пользы принесу, если не буду мешаться под ногами у рабочих. К тому же я прекрасно рисую карты и разбираюсь в мореплавание. И платить мне не надо.
— Да-да, эти твои умения нам совершенно точно пригодятся! — доброжелательно улыбаясь, проговорил алхимик.
Мысленно он, впрочем, лишь усмехнулся. Ребенок, разбирающийся в мореплавании — вот потеха! Ученому мало верилось в то, что девочка действительно хорошо знакома с морским делом. Да и любой другой человек на подобного рода заявления наверняка отреагировал бы лишь снисходительной усмешкой. Впрочем, волшебная фраза «мне не надо платить» вновь возымела положительное действие на алхимика. Он все с той же доброжелательной улыбкой усадил девочку за стол, сам же поспешил к чайнику со вскипяченной водой. Торопливо наведя своей гостье небольшую кружку ароматного чая, Блюменфрост поставил ее перед девочкой, не забыв насыпать в чай ложку сахара. — Значит договорились. Уверен, тебе это путешествие придется по вкусу, — проговорил Арчибальд.

+2

19

Сидя за столом, Айрин весело болтала ногами и продолжала внимательно рассматривать комнату. Таких интересных и непонятных она еще не встречала. Даже у библиотекаря были лишь разбросаны разные книжки и бумажки.
Аромат чая ударил внос, заставив девушку улыбнуться.
— Спасибо, — поблагодарила она, что тоже было не в ее стиле. Айрин не была вежливой никогда. Раньше, когда родители были живы, это списывали на то, что ребенок избалован, а сейчас на то, что она воровка. Самой девушки было глубоко на всех плевать.
— Значит договорились. Уверен, тебе это путешествие придется по вкусу, — сказал алхимик. Айрин кивнула.
— Кстати, а когда будет эта самая экспедиция? И куда мы направимся вообще? — задала вопросы девочка и сделала глоток от горячего чая. В этом вся она. Не знает когда, не знает, куда и все равно ей позарез нужно попасть в эту экспедицию.
— А много людей будет на корабле? А мы будем где-нибудь останавливаться? — вопросы начали сыпаться как из рога изобилия. Те, кто встречался с такой кучей вопросов, знали какая это головная боль. Некто даже шутил, что это новая разновидность пытки, которая сводит с ума.

+2

20

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
— Тише-тише, не тараторь, — поморщился доктор, — как сорока: ту-ту-ту. Угощайся чаем-то, чувствуешь как ароматит? Блюменфрост уселся за кухонный стол, растопыренными ноздрями втянул пар от своей чашки и блаженно зажмурился. Он был доволен получившеся ароматической композицией. «Когда-то эти искусственные ароматизаторы, — думал он, — станут основой всей пищевой промышленности, а патент на разработку будет у меня. И перейдет после моей смерти к моим отпрыскам. Причем именно это бытовое изобретение, а не величайшее открытие магнитной индукции сделает миллионерами моих внуков, которые 200 лет спустя просадят все заработанные моим тяжким трудом денежки в каком-нибудь заштатном казино».

— Этнографическая экспедиция, — медленно, растягивая слова проговорил он, всем своим видом демонструя величие интеллекта, которым собирался задавить девчонку, — это значит, что нас интересует, в первую очередь, этнографическая, археологическая и историко-хронологическая ценность добытых в ходе плаваьня материалов, хотя такие варианты, как сопутствующие ученым интересам географические отрытия, полагаю, тоже не стоит сбрасывать со счетов. Слыхала ли ты об острове Ксенон? Наверняка доходили до тебя легенды. Так вот, — принял он еще более важный вид, надувшись, как индюк, — у меня есть все основания полагать, что это не только легенды. Точнее, у этих легенд его реальное основание. Другими словами, я считаю, что остров существует на самом деле. Конечно, никто в это не верит. Скудные органиченные умишки, что с них возьмешь. Вся эта толпа народа, приглашенная в плаванье — они ж плывут якобы с целью разыскать потерпевших в результате крушения дирижабля. Да только это лишь прикрытие. Их манит золото. Сокровище Стальной Бороды, которое по той же легенде спрятано старым пиратом на острове Ксенон. Алчные ничтожные созданья, тьфу. Ты ведь, надеюсь, не такая? — спросил он, лукаво прищурившись — поскольку сам в душе надеялся удержать новоявленную юнгу на крючке именно посулами неземного богатства.

+1

21

Девушка внимательно слушала, стараясь не пропустить ни слова. Горячий чай и тепло комнаты нагоняло сонливость, но с этим легко было бороться. Айрин с неподдельным интересом слушала алхимика, будто пытаясь узнать что-то, что могла пропустить в своей жизни.
— Значит в основном все-таки природные ресурсы... — с какой-то тоской буркнула она, но вот вторая часть, про сокровища ее заинтересовала больше. Поэтому она заинтересованно склонила голову на бок, как воробушек. Это была ее любимая поза, когда кто-то рассказывал что-то интересное.
— Алчные ничтожные создания, тьфу. Ты ведь, надеюсь, не такая? — старичок посмотрел на девушку, а Айрин, которая не считала себя алчным и тем более ничтожным созданием, отрицательно помотала головой. Ну, может, она немного приврала. Каждый из людей алчен. Кто в большой, а кто в меньшей степени. Хотя в одном, Айрин не обманула: ей были не интересны сокровища.
— Если, честно, — внезапно сказала она, — то мне больше импонирует исследовательский интерес, нежели богатство.
Речь девушки стала более изощренной, она будто подстраивалась под речь алхимика. Слова перестали быть простыми и легкими в произношении. Но, несмотря на это, на лицо до сих пор было вежливое любопытство. Будто девушка сама не поняла, как поменяла свой стиль речи.

+1

22

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
Арчибальд аж присвистнул от такой реакции девчонки.
— Хороша ловкачка, — восхитился он, — быстро сечешь! А ведь как похоже притворяешься, что сокровища не заинтересовали! Чисто тебе наивный утенок. В твоем-то возрасте — и сокровища не интересны! Да я в твоем возрасте только и мечтал, что о приключениях, героизме и поисках пиратских кладов. А тут на тебе — исследовательский интерес! Ишь, как изъясняться стала! Ручки белые и манеры манерные, а сама хитрющая... Ай да девчонка-сорванец! За тобой поди глаз да глаз нужен? — Он добродушно сощурился и потрепал ее по макушке. — И карты, говоришь, умеешь читать? А ну поди сюда... — доктор вскочил со стула и, спотыкаясь о разбросанный на полу хлам, направился в комнату, смежную с кухней, поманив гостью за собой пальцем, — поди, поди сюда, говорю. Поставь чай на стол, потом допьешь. Или давай бери с собой... Пэпээр! — позвал он, повысив голос, — Пэпээр, принеси мне карту Марнадальского океана!
Из глубины коридора в смежную с кухней комнату, скорее напоминающую помойку, на которую упал метеорит, чем рабочий кабинет, въехал докторский робототролль, скосил на Айрин ламповые глазки и проскрипел:
— Доброе, мазель, утро, приветствовать вас рад в скромной обители нашей. Конец приветствия.
— Молодец, Пэпээр, — подбодрил Арчибальд, — делаешь успехи в осмысленной голосовой речи. Карту принес?
Робототролль протянул доктору сверток, развернулся и, поскрипывая колесиками, скрылся в коридоре, из которого приехал.
— Поди сюда, малая, — снова позвал девчонку Блюменфрост. Одним взмахом руки он сбросил на пол пыльные книги, заплесневевшие бутерброды, яблочные огрызки и какие-то керамические черепки, загромождавшие стол, а на их место, вытерев со столешницы рукавом пыль и отчихавшись, развернул и разложил карту. — Найди мне здесь, лисичка, 32 градус северной долготы.
Его тон, на смотря на игривое обращение, был вполне серьезен и сух, каковым становился всякий раз, когда Арчибальд оставлял свою придурь и говорил по делу.

+1

23

Айрин аж мурлыкнула от похвалы. Мало кто замечал ее талант к перевоплощениям и лжи. А ведь это еще одна важная часть в воровском деле! Пойди ты ж, попробуй к человеку подойти с кривой усмешкой и сверкающими глазами. Нужно осторожно, с невинным личиком.
— Ну, а кому сокровища не интересны! — заявила Айрин, ничуть не солгав. — И вообще, будь у меня хоть одна сотая того, что имеют те, — она многозначительно подняла палец вверх, — то меня бы здесь не было.
Согревая чаем руки, Айрин быстренько встала, когда ее поманили за собой. Любопытство всегда побеждает доводы разума! Даже если бы ее за собой позвал какой-нибудь нелицеприятный тип, она бы все равно пошла. Из-за этого она часто попадала в неприятности. Но сейчас, же ей ничего не грозит?
«О! Еще одна чудо-штука!» — мысленно заметила девушка, разглядывая помощника. Любопытными глазами пожирая новый объект интереса, она сначала было не уловила просьбы алхимика, но через мгновение уже с удивлением смотрела на него. Приподняв правую бровь, она тихо так, чтобы не показалось оскорблением, спросила:
— Дяденька, может, вы имеете в виду северной широты? Долгота же не бывает ни северной, ни южной... В доказательство своих слов, она провела пальцем по 32 градусу северной широты.
— Если бы вы мне еще сказали долготу, то я смогла бы вам найти точное место, — уже более смело продолжила она. Вспомнив, как в детстве она представляла себя плывущей на корабле. Когда вокруг лишь шум волн, крики чаек и кругом лишь море. Скинув с себя наваждение, она вопросительно взглянула на своего собеседника, будто спрашивая, какая же все-таки долгота.

+2

24

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
Арчибальд сухо усмехнулся, взглянув в сторону девочки. Ни те что бы Айрин выдала ученому какую-то невообразимую информацию о морском деле, но и подобные знания для столь юного создания были примечательны.
— Да, разумеется. Я имел ввиду именно широту. Считай, что это такая проверка... на внимательность.
Был ли Блюменфрост действительно так безграмотен в мореплавательском деле и географии, каким попытался себя показать? Пусть это останется его тайной.
— Если бы вы мне еще сказали долготу, то я смогла бы вам найти точное место, — произнесла девочка.
В очередной раз усмехнувшись, алхимик смерил Айрин оценивающим взглядом. Таки это юное дарование поражало своим деловым подходом.
— Не стоит, мне достаточно твоих слов и того, что ты уже успела показать, — произнес ученый, развернувшись к девочке и опершись боком о стол.
«Похоже, пользы на корабле от нее будет больше, чем я полагал изначально. Тем лучше» — усмехнулся Арчибальд про себя.
— Отплытие состоится 9 августа в 5 утра из Хастиаса, который в Равене. Проведу тебя на корабль в качестве юнги, по блату, — тон Блюменфроста вновь приобрел деловые нотки, казалось, ученый разговаривает не с ребенком, а с взрослым человеком. Впрочем, стоит предположить, что Айрин подобная достаточно уважительная манера общения придется по вкусу.
— Да, самое важное: опоздаешь к назначенному времени — никуда не поплывешь. Ждать всем экипажем мы тебя не станем, так что ты уж постарайся явиться вовремя.
Взгляд ученого метнулся к окну, пыльному, словно его в жизни тряпкой не протирали, да и не открывали вовсе. За чуть мутными стеклами проглядывалось постепенно темнеющее небо. Пора бы уже девочке и домой возвращаться, нечего ей ночами бродить по улицам.
— Что ж, встретимся в день отплытия, а сейчас тебе уже и домой пора, — положив ладонь на плечо Айрин, Арчибальд направился к входной двери. Быть может, подобное обращение было не слишком гостеприимным, но и гостья, и сам ученый, кажется, получили от этой встречи все, что хотели. У Блюменфроста, к тому же, еще и экспедиционных дел невпроворот, а в алхимии еще не придумали способ увеличить сутки часов эдак на дцать, так что изобретателю нужно было поторопиться.
Открыв дверь перед девочкой, Арчибальд впустил в дом промозглый воздух и поежился от холода.
— Знаешь что, — неожиданно заговорил алхимик, — возьми-ка 2 гульдена и найми себе кэб. Смотритель маяка мог бы отвезти тебя, куда попросишь. Так будет быстрее, да и мерзнуть не придется.
С этими словами Блюменфрост протянул Айрин несколько монет. Быть может подобный жест был неожиданным, но не настолько ученый был бездушен, чтобы позволить ребенку в одиночестве топать по промозглым улицам Дракенфурта, а ведь до центра города еще и дойти надо...
— И запомни: не опаздывать! — строго проговорил Арчибальд. — До скорой встречи.
Произнеся это, алхимик дождался, пока девочка направится к кэбу и вновь вернулся в дом, к делам своим насущным.

+2

25

Мысленно записав дату и время отправки, Айрин пошла к выходу из дома. Все, что хотела, она получила, а теперь пора к себе. Ну, как к себе. Скорее уж надо сказать в город. В цирк девушка решила не возвращаться. Сначала дело, потом отдых и все такое. Сквозняк заставил девочку непроизвольно поежиться. «Что-то холодновато» — пронеслась в голове посторонняя мысль. «Так. Сегодня, какое число? Сегодня третье. Значит, через неделю нужно быть на месте!» — еще одна галочка на всякий случай. А то с, таким образом, жизни невольно начинаешь забывать всякие детали. Совершенно неожиданно алхимик дал Айрин деньги. В первые секунду, девушка лишь в недоумении хлопала ресницами. Опомнившись, она искренне улыбнулась и, поблагодарив старика, ринулась к кэбу. Напевая себе под нос незамысловатую песенку из одних звуков, она подошла к транспорту, заплатила и уже через час была далеко от дома и моря.

Отредактировано Айрин Андерс (26.08.2011 23:46)

+1

26

Рыночная площадь  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

5 августа 1826 года.

Снова этот берег и снова тяжелые волны бьются о скалы. Брызги попадают на одежду, и та становится неприятной на ощупь. Айрин перепрыгивает с камня на камень у самого обрыва, будто хочет свалиться вниз. В глазах у нее блестит задорный огонек, а на лице яркая улыбка. Айрин любит море. Внезапно вспомнились знакомые слова песни. Айрин эту песню пел еще ее отец. Мурлыкая слова песни себе под нос, она медленно брела по знакомой дороге. В этом месте почему-то всегда было ужасно холодно. Айрин поежилась, когда порыв ветра ударил по ней.
— Ну, чего ты там тормозишь? — крикнула она куда-то назад, подгоняя своего спутника. Если честно, то на миг она вообще забыла, для чего сюда явилась. — Слушай, если мы и дальше будем собачиться, то матросы нас за борт выкинут. Так что предлагаю перемирие, хотя бы на время экспедиции. А потом может я тебя, наконец, обворую, — пока она это говорила, вдали показался дом. Увидев его, девушка пошла еще быстрее. — Знаешь, в парадную дверь нас не впустят. Айда за мной, — поманив рукой юношу, девушка, как и прежде, обошла дом вокруг и встала около черного хода. Подождав, пока к ней подойдет спутник, она три разу постучала в дверь и принялась ждать.

Отредактировано Айрин Андерс (30.08.2011 09:12)

0

27

Рыночная площадь  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Запах соли летал в воздухе. При каждом вздохе, на я зыке появлялся вкус соли. Они продолжали идти, приближаясь сначала к берегу, а после и к башне. До берега они дошли уже более-менее спокойно, без споров и выяснений отношений, хоть каждый остался при своем мнение.
— Вот навернешься на этих камнях и полетишь ведь вниз, а я за тобой не прыгну. — спокойно проговорил, наблюдая за девушкой, которая прыгает по скалам, а сам старался идти рядом, подальше от камней, которые уже давно наверно и были мокрыми и скользкими от морской воды и покрывшими тонким слоем зелени. — Жить тебе надоело, так прыгать? — стараясь не показывать чувств, спросил Уильям.
— Ограбишь, ограбишь. — одобрительно закивал реверант лохматя девушке голову рукой. — И если будешь ты собачиться, я сам тебя выкину за борт ну и может матроса какого к тебе за компанию. — засмеялся над девушкой. — А ты хоть плавать умеешь? — посмотрел на девушку с улыбкой. — Если что, я как настоящий джентльмен спасу тебя. Уильям догонял девушку, стараясь не отставать от неё. Пока он шел рядом с камнями, она уже успела допрыгать уже пол дороги до дома.
— В парадную из-за тебя не впустят? — спросил с улыбкой догоняя девушку. — Чего ты такое сделала, что тебя не впускают? — смеётся догнав девушку и замерев у двери.

0

28

— Я умею плавать. Прямо рядом с моим домом была речка, — простодушно ответила Айрин, стоя перед дверью и нервно переступая с ноги на ногу. — Кстати, на счет перемирия! Хватит разговаривать со мной, как с ребенком! Мне уже 16 лет, — в голосе слышалась лишь усталость. Ей уже надоело, что ее принимают за ребенка. Она же не виновата, что рост у нее маленький! Да и поведение у нее такое лишь потому, что она хочет выгладить сильнее. На самом деле ей жутко все надоело. И вообще, хочется нормально поесть и поспать. Оперевшись на стену спиной, девушка посмотрела на небо и снова замурлыкала какой-то мотивчик себе под нос. Челка упала на глаза и Айрин резким движением головы смахнула ее. «Что-то долго не открывает. Может, случилось что?» — обеспокоенно подумала девушка и невольно бросила взгляд на дверь.
— По-моему, на дверях защита. И звуконепроницаемость, — внезапно заговорила девушка, оценивающе глядя на дверь. В размышлениях, она не заметила, как достала свой небольшой ножик и начала им играть, подбрасывая его и ловя.
— Так. Все. Дальше сам справишься, не маленький. А мне надо еще кое-что сделать. До встречи на корабле! — Айрин, не дав сказать парню и слова, быстро скрылась за домом. Через пару секунд ее расплывчатый силуэт уже несся по скалистому берегу.

Отредактировано Айрин Андерс (30.08.2011 18:31)

0

29

— Ага. — тихо проговорил, парень когда девушка развернулась на сто восемьдесят градусов и чуть ли не полетела со склона горы вниз. Он удивленно смотрел ей в след. «Чего она так боится? Не уж то и в правду в ловушку я пришел?» — он оглянулся, проверяя всё ли рядом хорошо. Никаких звуков и даже шуршаний и только звук волн бьющих о скалы. «Чего я жду?» — решив, что их не услышали и подойдя к двери снова постучал.
— Есть кто дома? — закричал, заглядывая в одно из окон дома. — Я сюда пришел по поводу объявления... — решил уточнить, а то вдруг и тут тоже шизики, которые не доверяют окружающим. Вообще так он представлял почти всех алхимиков. Замкнутых людей, которые сидят дома и не видят света белого. Не лучше вампиров. Уильям снова постучал. «А может она меня привела ни туда и теперь я как дурак, буду стоять тут и стучатся в дверь пока не надоест.» — подумал, смотря на дверь и ожидая ответа. «Когда-же он ответит? Не уж то он там какие-то эксперименты проводят?» — сделал несколько шагов назад и уже облокотился на стену смотря на двери. «Видимо он не выйдет. Сейчас тогда дамой пойду... Попадись, мне эта мелкая...» — оттолкнувшись от стенки сделал несколько шагов к двери, готовясь развернуться и пойти прочь.

0

30

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Mirovoj-okean/3.png
Доктор, как всегда, собирался в последний момент. Он чертыхался и бранился, что опаздывает, что экипаж его ждать не будет, отчего процесс сборов шел еще медленнее и малоэффективнее. Его портативный почтовый робототролль крутился под ногами, норовя так и эдак помочь, но в итоге выходило, что только мешал. Доктор попросил робототролля завести граммофон, потому что под резвую музыку собираться приятнее. ППР завел граммофон на полную громкость, из-за чего Арчибальд только сам себя и слышал.

— И глобус надо не забыть взять, — бубнил он себе под нос, нагружая чемодан, — и сачок не забыть. Вдруг там будут бабочки водиться?.. Надо взять. Что еще? Тааак-с. Дорожный набор эликсиров. Есть! Что еще? Компас! Компас-компас... кажется, я его уже взял. Или нет? Пэпээр, я взял с собой компас?..

И так продолжалось часа три кряду. Доктор бегал по дому, ерошил волосы и спотыкался о разбросанный на полу хлам. Но вот, наконец, он был собран. 3 чемодана и саквояж погружены на тележку. Тележка вручена робототроллю. Доктор шиворот-навыворот натянул более-менее чистый фрак, нацепил пенсне, надел пальто, проверил еще раз не забыл ли чего, отключил граммофон и пошел на выход.

Прямо на выходе он столкнулся лбом с мальчишкой, стоявшим в его дверном проеме.

— Смотри ж ты куда прешь! — потер доктор шишку. — Ты за чемоданами, что ли, пришел? Надо же, фирма какая. Теперь депо международных перевозок прямо к дверям дома консьержей присылает... Молодцы!.. Ну, чего стоишь столбом? Принимай у робота чемоданы — и вперед! Мы уже опаздываем!

0


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Дом у маяка. Жилище и лаборатория Блюменфроста


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC