Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Центральный парк » Тенистая аллея. Навигация по разделу


Тенистая аллея. Навигация по разделу

Сообщений 121 страница 147 из 147

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/22-Centralnyj-park/1.png

Желая совершить вечерний моцион, выгулять питомца или просто успокоить расшатанные нервы, житель Волкогорья оставляет бурный поток проспекта ради мирной заводи парка — идет туда, где тени и прохлада, клумбы и фонтаны, лебеди и пруд, где воздух чист и свеж, как в первый день творения, и дышится легко-легко. Здесь, под шатром из крон, погрузившись в зеленую дрему аллей, томящаяся душа столичного эсквайра исцеляется, становится счастливей, пусть на краткий миг, но все же обретает вожделенные ясность и покой.
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Навигация по разделу:

-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Аттракционы
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Беседка у пруда
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Ботанический сад
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Взлетная площадка дирижабля «Атлантис» (в настоящее время демонтирована)
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Лодочки
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Ночное кафе «Гротеск»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Оранжерея
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Пруд
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Фонтан
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Цирк мастера Оза
-----------------------------------------------------

Отредактировано Дайна Бальфур (05.04.2010 19:37)

0

121

Виктория хотела было уже вернуться домой, когда увидела девушку. Она сидела на одной из скамеек. Миледи показалось, что она грустит, что у неё что-то случилось. Сердце сжалось при мысли, что есть ещё один человек, которому так же плохо.
Виктория обычно не заговаривала ни с кем на улице, но вид девушки притягивал чем-то ревенантку. Она подошла к скамейке и села рядом. Девушка не обратила на неё внимания, поэтому Виктория молчала. Она сделала вид, что присела отдохнуть, хотя сама рассматривала незнакомку, которая привлекла её внимание. Кожа девушки была очень бледной, но это не делало её некрасивой. У молодой леди была своя какая-то непонятная притягательность, но в тоже время что-то заставляло оставаться от неё на расстоянии. Длинные белые волосы вились, и это заставило Викторию улыбнуться. Она вспомнила своего сына. У него были такие же белые и немного вьющиеся волосы. Миледи помнила, как гладила мальчика по волосам, как рассказывала ему сказки. Слезы начали наворачиваться на глазах. Виктория любила своих детей, но их не было сейчас с ней. Она не знала где они и живы ли, но хотела верить в это. Надежда — это то, чем живет человек, а не то, чего он боится.
Виктория вздохнула. Слишком длинна её жизни, слишком мало в ней развлечений.
«Что я тут делаю? Я аристократка в этом парке. Здесь нет ни утешения, ни спокойствия. Так зачем мне это. Просто так, для развлечения. Но какое это развлечение, если я вспоминаю то, чего уже никогда не вернуть...»
Она посмотрела на сидящую рядом. Так хотелось кем-нибудь поговорить и потом не пожалеть об этом. Дракенфурт — тайна для неё, значит надо раскрыть тайну. И она решила начать как раз с незнакомки.
— Прошу прощения, за беспокойство. Но я хотела спросить, а как выйти к главной улице?
Отчасти Виктория спросила, чтобы завести разговор, а отчасти, чтобы знать куда идти, ведь её ждала Сола, а во время своих раздумий миледи явно ушла куда-то не туда.

0

122

Тишина и спокойствие — вот кредо этого утомлённого дневной суетой парка. Тут каждый листик словно намекает на грядущий глубокий сон, а ветер, мягко скользящий сквозь древесные ветви, провожает своим тёплым шепотом засидевшихся посетителей. Всё вокруг тянуло домой. Это то чувство, когда кажется, что дома лучше чем где угодно на всём белом свете. Как будто вновь чувствуешь себя совсем маленькой, на улице темнеет и мама уже зовёт домой, где у твоей постели тебя ждёт кружка тёплого молока и книга с бессметным количеством сказок. А кругом мягкий по-домашнему уютный свет и хочется сорваться и побежать как можно скорее, постучать в дверь и прыгнуть в объятия отца. Всё это: ощущения, воспоминания, всплывающие в памяти запахи — прекрасно, прекрасно настолько, что даже самый заядлый скептик с флегмой вместо крови поверит в это. Вот и Софи...Удивительно, как легко оказывается тронуть безразличное существо, существо чья жизнь уже давно окончена и остаётся лишь свыкаться с мыслью, что всё что было — театральная постановка, а всё что будет — останется неизменным на века. Больно, безусловно было бы безумно больно приди Софи к этой мысли чуть раньше, хотя бы на пару лет.
Та девушка, с которой призрачная леди не сводила взгляда даже думая о чём-то личном, заметила. Конечно же она заметила и сейчас обязательно подойдёт, потому что связь уже свершилась. То, что в природе принято называть эмоциональной близостью уже преобразовалась в тонкую цепь которая с каждым мгновением становиться всё крепче. Эта встреча неслучайна, учитывая то, что в жизни вообще мало что происходит просто так. Софи мысленно усмехнулась, наконец сдвинув взгляд с привычной точки. Сейчас произойдёт беседа.
Очаровательная особа уже двигалась в сторону скамьи, когда Софи внезапно почувствовала резкий недостаток в общении. Возможно, если часто думать о чём-то то потребность к этому растёт сильнее. Девушка присела, осторожно и грациозно, совсем незаметно, словно снежинка, и Софи вдруг стало легче. Из-за чего вдруг ей стал так необходим кто-то. Такого не случалось уже много-много лет, парадокс.
То, что этой приятной незнакомке в эмоциональном плане сегодняшним вечером было не легче чем Софи, было ясно. Она по-своему о чём то грустила, и ей совершенно по-своему нужен был сейчас разговор, она наверняка устала бродить тут одна и это было видно. Всё равно, даже не смотря на сложившуюся ситуацию, Софи не планировала говорить первой, и вот, мягкий спокойный голос поразил её слух.
— Прошу прощения, за беспокойство. Но я хотела спросить, а как выйти к главной улице? — промолвила незнакомка, а Софи, в свою очередь, придав выражению лица более приятный тон, обернулась к незнакомке. Мягко улыбнулась, в дань приветствию, и негромко ответила.
— Вы не побеспокоили меня, миледи, я думаю вы давно заметили мой взгляд в вашу сторону. — призрак на мгновение примолкла, выдержав краткую паузу и продолжила:
— Тут недалеко, я провожу вас, если вы не возражаете, пройтись по вечернему парку в компании куда приятнее, чем в одиночестве, не так ли? — ну вот, дело сделано, разговор приобрёл форму диалога, и ощущение принадлежности к этому миру вновь переполнило Софи. Девушка встала и взглядом пригласила встать незнакомку для неторопливой прогулки в сторону главной улицы.

Отредактировано Софи Фон Грайд (25.02.2012 16:55)

0

123

— Вы не побеспокоили меня, миледи, я думаю вы давно заметили мой взгляд в вашу сторону. Тут недалеко, я провожу вас, если вы не возражаете, пройтись по вечернему парку в компании куда приятнее, чем в одиночестве, не так ли? — сказала девушка и встала.
Виктория не заставила себя ждать. Она поднялась и сказала:
— Благодарю вас. Мне сейчас, как никогда, необходима компания.
Виктория улыбнулась. Ей было приятно видеть эту девушку, хоть она её и не знала, и чем-то отталкивала Викторию.
— Кстати, я Мария-Виктория, но раз мы, вдвоем, то можете называть меня просто Виктория. Я понимаю, что это немного длинно, но по-другому меня ещё никогда не называли.
«Надеюсь, мне удастся начать все сначала. И эта девушка отличное начало нового начала».
— А вы откуда?
Общение, общение и ещё раз общение. Это требовалось Виктории больше всего. Но говорить все сразу было глупо, поэтому она решила идти тихо и спокойно, но как-то не получалось. Слишком много лет молчания. А теперь, осознавая, что она может рассказать, и ей ничего не будет. Никто не знает её, а значит, никто не может её ни в чем упрекнуть и она сможет не говорить то, что не любит.
Осознание этого поселило радость в сердце. Хотя эта радость и была там раньше, она слишком редко выходила наружу.
— Пойдемте, а ты мы стоим, — улыбнулась девушка.
Ветерок качал деревья. Он освежал и успокаивал. Не был похож на утренний бриз. В нем было что-то особенно, пахнущее свободой и жизнью. Тем, что там требовалось девушке. Поневоле Виктория начала улыбаться. Её успокаивало присутствие новой знакомой. Какое-то облегчение пришло к ней. Пусть не полное, но частичное. Однако, что-то подсказывало, что и у этой девушки были свои проблемы.
«У каждого есть свои грустные и радостные воспоминания. И она не исключение. Что же у неё внутри?»
Она не могла не обратить внимания на этот факт, ведь совсем недавно думала о плохом и хорошем. Сейчас, было самым лучшим, что есть с кем поговорить, а остальное не важно.
— Вы давно здесь живете? А расскажите мне о Дракенфурте, — попросила Виктория. Её терзали сомнения, правильно ли она сделала, что переехала сюда. Разум говорил, что правильно, а душа, что нет. Миледи в очередной раз вздохнула. Слишком много она вздыхает в последнее время. Пора прекращать сомневаться в себе...

Отредактировано Мария-Виктория (24.02.2012 14:07)

+1

124

Прекрасное, знаете ли, чувство — ощущать себя полезной, оно настолько хорошо, что Софи даже на мгновение показалось, что по её жилам вновь течёт горячая кровь. «В конце концов, мне всё равно нужны полезные знакомства, возможно эта девушка знает как мне найти того человека, который поможет мне отомстить за собственную смерть», — мгновенно проскользнуло в голове призрачной мстительницы после чего её внутренний монолог был вновь прерван приятным голосом собеседницы.
— ...Мне сейчас, как никогда, необходима компания. — Софи показалось, что девушка сама не против поделиться своей печалью с новой знакомой, уж больно веяло от этой фразы запахом провокации, мол «ну спроси меня, что у меня случилось». Софи не собиралась осуждать эти слова, во-первых она не имела на это не малейшего права, а во-вторых девушка всегда была неплохой слушательницей, и раз уж сложилась такая ситуация, почему бы не использовать это во благо. Только призрак собралась задать вопрос, как незнакомка продолжила разговор самостоятельно и информация, которую она собиралась сообщить, оказалось самой приполезнейшей.
— Кстати, я Мария-Виктория, но раз мы, вдвоем, то можете называть меня просто Виктория. — промолвила девушка и для справки добавила:
— Я понимаю, что это немного длинно, но по-другому меня ещё никогда не называли.
— Не называли? — тут же отозвалась Софи. — Что ж, тогда, я возьму на свои плечи честь называть вас иначе. Только не сочтите, меня за невежду, имя Виктория потрясающее, но мне бы хотелось называть вас Мари, это ведь тоже ваше имя. — болтунья запнулась, словив себя на мысли, что сама она до сих пор не представилась, и, нетеряя времени, решила тут же исправить эту ошибку.
— А я Софи. — что бы не терять время на бессмысленные паузы, девушка решила ответить сразу и на второй вопрос прелестной Виктории.
— Я из Дракенфурта. — ловкая ложь и не придётся разъяснять то, что никому не интересно. То где жила она раньше уже давно не имело ни силы ни значения, а посему призрачная леди решила наречь родным домом Дракенфурт, в конце концов уж куда она теперь от него денется.
— Пойдемте, а ты мы стоим. — ловко подметила Мари и две хрупкие фигуры медленно двинулись в глубь парка по ниточки вытягивая из клубка разговор.
— Я живу в Дракенфурте столько времени, что его достаточно для того, что бы изучить каждую улочку, так что если вам вдруг понадобиться помощь — обращайтесь ко мне смело. — Софи улыбнулась, ей хотелось немного разрядить обстановку уж больно раздражало её это наигранное взаимное смущение, которое уже давно не имело ни какого значения. Когда твоя жизнь превращается в бесконечность, без цели и времени, многое становиться серым и тусклым, включая некоторые эмоции.
— Мне кажется вам очень грустно, я ведь не ошибаюсь? Вам наверное ещё и страшно одной в незнакомом городе. Кстати, почему такая прелестная особа бродит по вечернему парку одна? Дракенфурт непростой город, тут масса своих особенностей и, к сожалению, не все и них положительные. — Мари показалась Софи очень растерянной, конечно же в этом был виноват недостаток информации, и девушка это прекрасно понимала, а посему решилась как можно скорее задать девушке следующий вопрос:
— Вы сказали, что сейчас Вам как никогда нужна компания, что то случилось? Может я могу вам чем то помочь? — призрак взглянула на, неторопливо идущую, собеседницу взглядом полным сожаления. Она не собиралась втираться к той в доверия маскируясь под милую простачку, её интересовало ровно то, о чём она спросила и не более того.

Отредактировано Софи Фон Грайд (25.02.2012 16:56)

0

125

— Не называли? Что ж, тогда, я возьму на свои плечи честь называть вас иначе. Только не сочтите, меня за невежду, имя Виктория потрясающее, но мне бы хотелось называть вас Мари, это ведь тоже ваше имя.
Виктория помолчала. Это имя казалось странным. Оно напоминало о жизни до замужества. Отца, который не любил её, ужасную жизнь, которую очень хотелось забыть. Но говорить об этом ещё рано, это было не слишком важным. Виктория не стала отнекиваться. Пусть будет Мари. Все же лучше, чем Мари-Вика, как её называл один человек.
— А я Софи. Я из Дракенфурта.
«Это очень хорошо. Я ничего ещё не знаю о нем. Я уже думаю, что не зря подсела к ней».
— Я живу в Дракенфурте столько времени, что его достаточно для того, что бы изучить каждую улочку, так что если вам вдруг понадобиться помощь — обращайтесь ко мне смело.
«Это кстати, а то формальности надоедают на четыреста лет».
— Мне кажется вам очень грустно, я ведь не ошибаюсь? Вам наверное ещё и страшно одной в незнакомом городе. Кстати, почему такая прелестная особа бродит по вечернему парку одна? Дракенфурт непростой город, тут масса своих особенностей и, к сожалению, не все и них положительные. Вы сказали, что сейчас Вам как никогда нужна компания, что то случилось? Может я могу вам чем то помочь?
— Не то, чтобы страшно, — начала рассказывать Виктория. — Просто неуютно. Хотя я столько раз переезжала, что уже должна была привыкнуть. Моя жизнь была очень долгой, иногда мне кажется, что я живу целую вечность. Однако, эта жизнь показала мне многое. Я лучше проживу одна оставшиеся дни, ну, конечно в рамках возможного, чем выйду замуж ради замужества. Конечно, жить в одиночестве — это плохо, особенно, если это одиночество длится долго, но в нем есть плюс, никакой боли, кроме той, которую мы вспоминаем. Это положительно и отрицательно одновременно. Я не сомневаюсь в красоте города, но также и не сомневаюсь в его «грязи», если так можно выразиться. На счет помощи, я не уверена. Сейчас для меня лучшая помощь — это показать город и рассказать о его жителях. Кто тут живет? Много ли людей? История всегда интересна, даже, если это история города, который многим не известен.
Виктории стало легче. Она может поговорить с кем-то, и это успокаивало. Она посмотрела на Софи. Теперь очередь Виктории задавать вопросы:
— А почему вы одна? Или в городе не хватает мужчин? — на губах заиграла улыбка. — Тут имеются какие-нибудь развлечения? А вам нравятся эти места?
Виктория так и сыпала вопросами. Она забыла про свою меланхолию и ностальгию.
— А здесь живут не люди? — это очень интересовало Викторию, она знала, что нечисть водится в этих местах, ведь она одна из них. Но было интересно, известно ли другим о них.
«Если Софи знает, значит могут знать и другие. Конечно рискованно это спрашивать,это может её оттолкнуть, но все-таки. Мне слишком интересно, я слишком любопытна, особенно в последние лет сто — сто пятьдесят. И при этом умудрялась грустить в одиночестве. Ох, наверное я слишком долго жила одна. Боже, почему всегда я. Я только и думаю о себе, но о ком ещё думать, когда у меня никого нет. Так, все, хватит. Я стала эгоисткой, именно поэтому сейчас буду говорить не о себе, а то я совсем забыла этикет. Да, что такое, опять я!»
— Расскажите о себе. Часто тут бываете? Есть у вас увлечения? Любите верховую езду? Рассказывайте, я не отстану.
«Сейчас — нет, но вот позже вполне возможно, что да. Пора снова учиться говорить с людьми. Как будто мне двадцать один и я впервые вышла в свет с мужем. Да, что за времена были. НО сейчас мне четыреста двадцать один и ощущение, что я маленькая девочка. Так, все. С Софи начинается все новое, как я уже говорила. И она станет частью этого нового, по крайней мере я на это надеюсь. Ну...»

Отредактировано Мария-Виктория (24.02.2012 16:22)

0

126

Софи улыбнулась, она на мгновение даже забыла о том, что она отрицательный герой сложившейся истории. Мари была мила, воспитана, добра и внимательна, а это очень подкупало и девушке становилось тепло. «Что ж, возможно я ошибаюсь, но кажется ей можно доверять. Стоит ли ей рассказывать правду и пока придержать язык за зубами?! Думаю, не буду торопиться. Люди бывают лживы, и следуя теории вероятности до конца честным может быть лишь один человек на несколько сотен, но это же не мешает быть Мари именно тем одним человеком». почему вдруг Софи стала испытывать проблески доверия к этой совсем ещё незнакомой и чужой ей особе, девушка объяснить не могла да и не хотела, её устраивало сейчас всё именно так, как есть сейчас. Мари вызвала внутри призрака воспоминания про раннее детство. Софи, когда ей было лет восемь, дружила с девочкой, имени её она уже не помнила, зато прекрасно помнила эту потрясающую верную дружбу, что то было в этой маленькой белокурой девчушке, вот и в Виктории Софи видела ту же самую доброту и искренность. Возможно это всё происходит сейчас из за того, что последние шесть лет Софи была совсем одна и на почве одиночества у неё стала развиваться шизофрения, ну а может эта Мари и правда хорошая девушка...
Не успела девушка как следует привыкнуть к беседе как со стороны Мари уже посыпалась сотня вопросов и когда наконец девушка спросила всё что хотела, Софи обязалась отвечать на каждый по порядку. Ну а для себя мысленно решила что отвечать на каждый вопрос будет максимально честно, не считая конечно тех, которые входят в раздел «особо лично».
— Одна я, — начала Софи, — от того, что одиночество это, если можно так сказать, черта моей натуры. Не люблю я все эти шумные компании, общество мужчин тоже не люблю, однажды один молодой человек очень сильно обидел меня, после этого я решила, что никогда не свяжу себя больше ни с одним мужчиной. А так их в этом городе вполне предостаточно, порой даже через чур. — На лице девушки проскользнула незаметная нервная улыбка и когда она скрылась рассказчица продолжила речь.
— Развлечения. Это огромный город и, полагаю, тут до безумства много всяких развлечений, но конкретных примеров привести не могу, у меня не очень хорошие отношения с развлечениями, хотя лет шесть назад всё было совсем по другому, были совсем другие времена тогда жизнь казалась приятной, интересной, а сейчас... — Софи не решилась продолжать, так как в воздухе стал витать слишком резкий запах откровения и посему девушка быстро соскользнула на следующий вопрос.
— Нравиться ли мне этот город. Он потрясающий, он сказочный и удивительно прекрасный, сказала бы я, если бы мне не было наплевать. — Софи мигом перевела взгляд на собеседницу дабы уловить её реакцию на только что произнесённое, после, получив то что она хотела, призрак добавила чуть более спокойным тоном.
— На самом деле этот город и правда очень мне нравился, когда это ещё имело какое то значение. Тут очень много всего необычного, вместе с людьми живут вампиры, ревенанты, оборотни, призраки и ещё пол сотни всякой нечисти. — впервые за всё время беседы с уст сорвался неловкий смешок. Софи замедлила шаг, так как парк постепенно подходил к концу, а завершать беседу не хотелось.
— Я бы ответила и на вопросы про увлечения и про верховую езду, если бы всё это у меня было. Вы наверное заметили, что у меня достаточно странный образ существования, хотя иногда я с удовольствием рисую или вышиваю крестиком. Но сейчас основной род моей деятельности это поиск, мне необходимо найти человека — мага,кудесника, ведьмака или кого то из этой области, что бы тот помог мне в одном важном деле. Этим и занимаюсь. — просто завершила рассказ призрачная леди. Ей внезапно показалось, что однажды Мари сможет ей в этом помочь.
— Парк подходит к концу и если свернуть по этой аллее, то вы просто выберетесь на главную улицу, но если вы хотите мы можем присесть на эту скамью и ещё немного поговорить, нам ведь обоим это нужно. — вместе с кистью у Софи приподнялись уголки губ, девушка указала на аккуратную небольшую скамью стоящую под тяжёлым, видимо очень старым, деревом.

0

127

Виктория внимательно слушала свою собеседницу. Но что-то начало казаться странным в ней. Нет, все было нормально. Человек шел рядом, разговаривал с тобой, но сама Виктория не была уверена в откровенности, ведь и сама она не всегда откровенная, да что тут говорить, она не всегда говорила правду.
Девушка внимательно слушала Софии. В какой-то момент она увидела на лице знакомой грусть, в другой момент это была легкая улыбка, а в третий что-то похожее на усмешку.
Это говорило очень многое, по крайней мере, самой Виктории. Она знала, что означают все эти выражения. Поняла, что о чем-то Софии промолчала, и это настораживало.
«Если человек скрывает что-то, то значит не все хорошо у него в прошлом. Вопрос: что не так? Что может быть такого? Кто мог обидеть и почему? У меня был муж, которого я терпеть не могла. Было два романа с одним и тем же человеком. В те момент весь мир был счастьем и гармонией. Да, он обидел меня, но я не говорю, что буду всегда одна. Я не отрицаю возможности».
Виктория слушала дальше. Ничего такого, пока не прозвучало предложение о нечисти.
«Я знала, что их много. Но не думала. Что об этом знают все. Интересно, а она догадывается, что я ревенант? Нет. Солнца нет, заметить нельзя, да и зеркал тоже. Мне не нравится эта усмешка, — подумала девушка, когда Софии говорила о нечисти. — Или, она сама...?»
Да. Миледи была опытна в этих вопросах. Она слишком часто встречала необычных, чтобы не заподозрить что-нибудь сейчас. Но уверенности у неё опять же не было. Однако, сейчас мысли начали течь совсем в другом направлении. Она думала, не о себе, о другом. Это воодушевляло.
«Что произошло шесть лет назад?»
Девушка задумалась, но её вывел из этого состояния голос Софии:
— Парк подходит к концу и если свернуть по этой аллее, то вы просто выберетесь на главную улицу, но если вы хотите мы можем присесть на эту скамью и ещё немного поговорить, нам ведь обоим это нужно.
Виктория стояла в нерешительности.
«Что делать? Дом или ...»
— Пожалуй, — ответила она и села на скамейку. Виктория посмотрела вокруг. Людей почти не было. Они могли поговорить относительно спокойно.
— А что произошло шесть лет назад? — шепотом поинтересовалась она. Это было ошибкой, ведь ей могли ничего не сказать, а значит, последовало бы жуткое разочарование. Но Виктория была решительна. Она окончательно забыла обо всем. Сейчас верх взяло её любопытство, а вместе с ним и решительность. Ещё немного и она могла вновь стать той миледи Локруа. Но нужно было подтолкнуть. Ждать — это то, чего девушка ужасно не любила. И как раз в этот момент ей приходилось ждать. Нетерпение медленно лилось наружу. Мышцы напряглись.
«Что-то не так. Чего можно бояться или нет и так усмехаться?»
— Так, ты мне расскажешь? — это было произнесено с мольбой в зеленых глазах. Она хотела помочь. Если её помощь нужна, то всегда, пожалуйста.
«Этот человек заслуживает доверия,» — пронеслась мысль в голове. Она была откликом на недавние размышления Виктории.
Теперь оставалось лишь одно — ждать и надеяться, но все же был небольшой процент, что ей ответят и ещё более маленький, что быстро. Но, они были слишком маленькими, эти проценты.

+1

128

На улице уже хорошо стемнело и в парке стало совсем пусто когда новые знакомые аккуратно уселись на скамье, стоявшей почти у входа в парк и продолжили свою беседу. На улице привычно запахло вечерней сыростью и Софи вдруг почувствовала себя совсем иначе. Видимо действие эйфории от первого знакомства прошло и разум прочистился. Призраку вдруг резко стало непонятно зачем она утаивает что-то,ведь ей уже всё равно кто и что про неё скажет, всё равно что с ней произойдёт, худшее уже далеко позади и всё что будет вряд ли как-то поменяет её умиротворённую, повторяющуюся изо дня в день жизнь. А Мари, между прочем, была её единственной нынешней знакомой и уж вряд ли бы могла бы кому то о Софи рассказать или сделать ей какую-то пакость, она ведь сама толком ничего и ни кого в этом городе не знает. Если бы когда нибудь, в перспективе, конечно, эти двое могли бы стать подругами, то Софи всё равно придётся ей рассказать, да и вообще смысл скрывать как то не естественно рисуется. По этому, когда новая знакомая спросила Софи о том, что произошло шесть лет назад, девушка просто ответила:
— Ничего особенного, я просто умерла. — Софи нервно улыбнулась, её улыбка граничила с безумной, но призрак была слишком хороша, что бы в такие моменты казаться страшной, несколько маниакальной личностью. Тем не менее, сказанное уже не словишь и девушка внимательно глядя на собеседницу, мысленно перебирала что бы сказать дальше.
— Видишь ли, я призрак, что ты уже могла понять по манере моего поведения и собственно по внешнему виду, слава богу я хорошо умею маскироваться. — Рука Софи коснулась ткани платья Виктории и медленно начала становиться прозрачной.
— Видишь?! Так то. Но ты не волнуйся вреда я тебе не принесу, тем более если ты тоже один из представителей «нечисти», что вполне может быть по тому с каким интересом ты об этом спрашивала и слушала. Призраки вообще мало кому вред приносят, в моём понимании, напугать — без проблем, а вот материально покалечить, разве что вазу на голову кинуть или чего потяжелее, но лично мне это не надо. — На душе девушке стало порядком легче, ведь теперь она могла быть самой собой и, если понадобиться, в открытую попросить Мари о помощи.
— Вот уже шесть лет. — продолжила призрачная Софи. — Я живу, существую будет точнее, в заброшенном доме на окраине Дракенфурта, где меня собственно и убили. Надеюсь тебе не знакомы такие твари как гули, вот это мерзость, ты бы их только видела, звери, они меня и растерзали. Мой жених направил их туда за мной, я так полагаю что это его рук дело, иначе зачем же он отправил меня в этот дом. А в прочем, даже если это не он, в чём я очень сомневаюсь, я всё равно мстить буду именно ему. Да знаю, во мне нет логики и сострадания, а я плевала на это, я мертва и мне не нужны логика и сострадание. — Злость с каждым мгновение всё больше наполняла девушку. Но та хорошо умела держать себя в руках, и, когда вспышки гнева становились явными, она быстро сменяла гнев на милость, продолжая рассказывать в чуть более спокойном тоне.
— Я хочу найти его, а после, возможно превращу его жизнь в кошмар наяву, затем, что бы рано или поздно он сам лишил себя жизни. — она говорила спокойно, так, словно этот план сформировался в ней в день её смерти.
— Ах да, — тут же добавила Софи, словно боясь забыть, — после, я хочу снова стать человеком, если мне конечно крышу не сдвинет,после всего, что я собираюсь сделать. — девушка снова улыбнулась и теперь, полная спокойствия и довольная произошедшим смотрела на Мари, в ожидании явной реакции или каких нибудь слов.

Отредактировано Софи Фон Грайд (25.02.2012 13:41)

+1

129

Виктория видела задумчивость на лице Софи. Миледи ждала, она точно знала, что ей что-то скажут, оставался вопрос в одном: что? Но ответ не заставил себя ждать долго. Софии ответила:
— Ничего особенного, я просто умерла.
Сначала Виктория не поняла, о чем говорит новая знакомая, но потом она вдумалась в слова: я умерла...
«Призрак. Она призрак!» — воскликнула мысленно Виктория. В это было трудно поверить, ведь выглядела Софи вполне как человек. — «Ничего себе. Я лет сто не видела призраков, а может и больше. Как я не поняла. Да, она права можно было заметить по манере поведения, но я не заметила».
Девушка хотела ответить, но в этот момент Софии поднесла свою руку к ней, и можно было видеть, как она растворяется. На глазах Виктории рука стала прозрачной. Девушка была удивлена. Она никак не ожидала такого поворота событий. А Софии говорила. Когда она произнесла фразу о нечисти, то сердце Виктории сжалось. Да, она была нечистью, но это мало когда замечали.
«Я в Дракенфурте, значит здесь действительно много таких. И они смогут понять о моем происхождении. Такие же или другие, но изгнанные, не понятые другим миром. Ведь даже призраки — это просто непонятые существа, которых не любят там и считают выдумкой. Теперь я понимаю, почему многие уезжают именно сюда».
Опять Виктория погрузилась в свои мысли, и опять её вывели из задумчивости слова Софии. Девушка рассказала, как стала призраком, о своих планах. Эти слова заставили улыбнуться Викторию, которая не прерывала новую знакомую. Она прекрасно понимала, что призрак живет надеждой, но эта надежда не всегда воплощается в жизнь, если так можно сказать.
— Это нормально, — наконец заговорила миледи Локруа. — Мести хотел бы любой. Это вполне понятно и объяснимо. Желание вернуться обратно также ясно, но это очень трудно. Я не знала никого, кому бы удалось вернуться обратно... Я сочувствую, погибнуть такой смертью. И всегда вспоминать ложь и предательство. Такого никому не пожелаешь. А на счет нечисти, то вполне возможно, что и я не человек.
Виктория сделала паузу. Софии была откровенна, значит и она должна также сказать все. Правда рассказ о её жизни займет намного больше времени, чем жизнь Софии.
— Правда, мой рассказ немного долгий, поэтому я сокращу до минимума. Пожалуй, начну с того, что я ревенант и мне больше четырехсот лет. Я приехала за новой жизнью сюда. Очень хочу забыть старое. Так же где-то внутри есть маленькая надежда найти своих родных, но она настолько мала, что я о ней не думаю. Я бы много отдала, чтобы узнать, жива ли мать и сын, но если подумать, то меня это интересует меньше всего. Это не было моей целью и навряд ли когда-нибудь станет.
Она посмотрела на Софи. Сейчас эта призрачная леди была единственной поддержкой и подругой.
— У меня был муж и два сына. Все они умерли, кроме одного. Но он вырос и ушел, я очень надеюсь, что он живой, что мой сын просто захотел жить сам. Знать, что вся твоя семья умерла, это угнетает. Я всегда смотрела на другие семьи, на кланы и понимала, что завидую им, потому, что они не одни.
Виктория говорила чистую правду. Она завидовала им, но не хотела стать их частью. В этом и заключалось то самое противоречие. Мари боялась, что однажды перестанет находиться между завистью и самостоятельностью, что она станет часть какой-нибудь семьи, или не сможет больше любоваться этими семьями. Девушка понимала, что потеряв одно, она потеряет и другое. Её место было именно в середине, между восхищением и полным безразличием.

+1

130

— Забавно. — улыбнулась Софи. — Бывает же такое, у тебя есть сын, был муж, страшно пережить смерти близких. -На мгновение мысли заполнили всю голову. «Быстро мы перешли на „ты“. Несладкая, и правда, у неё выдалась жизнь, хотя наверное неплохо когда есть такие воспоминания». — Софи вспомнила своё светлое прошлое и вдруг стала ясна одна очень интересная истина.
— Знаешь, я никогда раньше об этом не задумывалась, — призналась девушка, — но оказывается то, что происходила с нами в прошлом имеет намного большее значение, чем может показаться. Вот смотри, у меня есть прекрасные родители, которые заботились обо мне и сдували с меня пылинки как с дорогого фарфора. Я не помню, тех случаев когда меня в чём то ограничивали. Мне всегда потакали и любили так, что я сама себе порой завидовала. Но ведь есть люди, которым повезло меньше, у них не было такого счастливого детства, а значит и воспоминаний таких нет. Или у тебя был муж, ты имела счастье держать на руках своих только что родившихся младенцев, а до этого носить их под сердцем в ожидании дня когда впервые поцелуешь их в носик. Это ведь прекрасно. — Внутри Софи что то щёлкнуло, так всегда происходит, когда мир приоткрывает какие-то новые тайны.
— Я веду к тому, что воспоминания оставшиеся в нашей памяти, несут гораздо больше чем просто память. Ощущать то, что с тобой это было, а ведь могло и не быть, пробуждает какую то внутреннюю силу и желание отправляться вперёд рассчитывая на то, что ещё много интересного и незабываемого ждёт впереди. Забавная шутка юмора. — в голосе Софи дёрнулось тепло, ироничная жёсткость и мягкость переплелись в такой насыщенный звуковой тон, что стало создаваться впечатление, буд-то на девушку снизошло просветление и она неторопливо делилась этим с Мари.
— Милая Мари, ты правильно сделала, что приехала сюда, тут, я уверена, твоя жизнь потечёт в правильном направлении, и я от всего сердца желаю тебе ещё много много прекрасных воспоминаний в дальнейшем. Я рада знакомству с тобой. — Софи была действительно очень рада, по этому не собиралась держать это в секрете. Безусловно ей было жалко Викторю, прожить такую длинную жизнь и в результате всё равно остаться одной — жутко. Но призрак действительно верила в то, что впереди у Мари будет ещё много чего хорошего, и эта вера помогала ситуации становиться более тёплой.
— Я вообще то не очень доверяю людям, да и вообще предпочитаю оставаться одной, но я была бы рада если бы в дальнейшем ты заходила ко мне в гости и, конечно же, я буду рада твоим приглашениям.
Всё двигалось к концу, звёзды медленно, как будто бы по какому то вычурному алгоритму рассеивались по вечернему небу, намекая на то,что впереди город ждёт длинная тихая ночь. Ветер становился чуть прохладнее, разнося ночную сырость по уставшим за день деревьям, да и разговор медленно сходил на нет. «Возможно, для первого раза достаточно», — подумала про себя призрак, укрывая своё сознание лёгкой пеленой удовольствия от проведённого вечера. Осталось только одно. Софи протянула закрытую ладонь в сторону собеседницы, пальцы медленно разомкнулись открывая спрятанную в ладони маленькую записку.
— Мари, возьми это, эту записку когда то дал мне мой возлюбленный, тут написан точный адрес дома где ты сможешь меня найти, я буду рада если как нибудь ты придёшь ко мне в гости, а до этого, я постараюсь придать своему жилищу более ухоженный вид, что бы тебе не так жутко было туда приходить. Ах да, у мня есть большой сундук с платьями, мне они уже ни к чему, но они очень хорошие, те которые я ни разу не надевала, так вообще потрясающие, я думаю что была бы не против подарить их тебе, не пропадать же добру.
Софи переполняла какая то странная печаль, как будто бы рождённая в смеси с приятной усталостью и, по-девичьи, лёгкой грустью. Пора было уходить, ведь разговор стал постепенно исчерпывать себя, а Софи хотелось, что бы их общение с Мари затянулось ещё как минимум на десяток встреч.
— Для того что бы выйти на главную улицу, тебе нужно будет идти вот по этой тропинке, немного, шагов тридцать и ты уже там. А мне пора уходить. Я так счастлива встрече с тобой, Мари, буду ждать новой встречи. Спасибо тебе большое... — девушка растворилась так же быстро как улыбка на её белом полупрозрачном личике. Это был потрясающий вечер, действительно потрясающий.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Портовые улочки

Отредактировано Софи Фон Грайд (26.02.2012 20:16)

+2

131

Виктория вздохнула и посмотрела на Софи. Та действительно хотела уходить, и как это не печально, девушка не могла её остановить, поэтому она просто наблюдала за тем, как призрачная леди растворяется в воздухе.
«Все-таки, не зря я выбралась сегодня из дома,» — подумала миледи. — «Не каждый день встретишь человека, который сможет тебе помочь осознать красоту воспоминаний и их необходимость».
Виктория улыбнулась. За этот день она улыбалась больше, чем за прошлые несколько лет. После чего встала со скамейки и пошла в направлении, которое ей указала Софи. Мысли ревенантки не были больше грустными, от них не хотелось плакать, а наоборот — радоваться. Девушка вспоминала самый трогательные моменты жизни, те, которые были важнее для неё. Она поняла, как важно, чтобы воспоминания вообще были, чтобы ты умел им радоваться и самое главное, чтобы ты сумел жить дальше, после того, как часть твоей жизни станет этими воспоминаниями.
Виктория не торопясь шла к Соле, которая уже не первый час ожидала свою госпожу. Горничная совсем замерзла. Этот факт немного насмешил Викторию, но она не стала отвлекаться на свою служанку, у неё били и более важные вещи для обдумывания. Например, чем она займется в ближайшее время. Все мысли сводились к одному, жгучему желанию найти мать, если та жива и сына. Эти желания в ней пробудила Софи, когда говорила о радости материнства. Миледи понимала, что идет на большой риск, что она не уверена. что именно в Дракенфурте находятся остатки её семьи, что они ещё живы, но слабая надежда была, и вытащила эту надежду наружу именно эта призрачная леди.
В общем, Виктория возвращалась домой совсем другой. Она была благодарна Святой Розе, что встретила сегодня Софи. Девушка ехала домой с новыми надеждами, а главное она ехала дамой совсем другой. Конечно, полностью избавиться от одиночества и меланхолии ей не удастся, но начало было положено, теперь все зависело от самой Виктории.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Старый мост через Кручицу

Отредактировано Мария-Виктория (24.06.2012 13:53)

+2

132

Дракенфуртский Оперный дом «Танталус»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Прогулка в парке было лучшим решением графини за весь день, лишь здесь она смогла полностью отвлечься от повседневной рутины и каждодневных проблем. Неспешно бредя по дорожке, которая подобно ленте развивавшейся на ветру, раскинулась вдоль аллеи Валентина и ее маленькая спутница о чем-то воодушевленно болтали. Под тихим шелестом только, только проявившихся листьев, в которых подобно шебутному мальчишке играл бодрящий лишь слегка прохладный ветерок, Валентина предалась воспоминанием о своей молодости, о чем охотно делилась с Дарин. Она вспоминала как они с Розмари будучи еще девочками резво носились по дорожкам аллеи и шумно крича и веселясь играли в догонялки. От всех этих воспоминаний на лице графини заиграла улыбка.
— Знаешь приехать в театр, да еще и без сопровождения это было крайне безрассудно с твоей стороны, — чуть строго произнесла графиня, — но я рада, что ты уже не запираешься в своей комнате и не сидишь, перечитывая книжки, — она нежно провела рукой по волосам девочки и ласково ей улыбнулась.

Отредактировано Валентина Дракула (22.06.2012 23:24)

0

133

Дракенфуртский оперный дом «Танталус»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Легкий весенний ветер подхватывает волнистые волосы девочки, шедшей рядом с Валентиной, и откидывает их назад. Черные балетки легко касаются аллеи, а Дарин уже начинает жалеть, что не согласилась на сапожки. Но это уже лишние мысли. Всю её сейчас занимают новые впечатления, да разговор с Валентиной. Девочка внимательно смотрит на деревья, листья, траву... Так давно она этого не видела. Свежий воздух врывается в легкие и удивленно метаеся внутри грудной клетки. Это такое странное чувство...
И вместе с тем Дарин внимательно слушает рассказы своей приемной матери. Та рассказывала как они с сестрой бегали здесь, находясь примерное в том же возрасте, что и Дарин.
— Так уж и крайне? — улыбаясь, спрашивает девочка. Но, в конце концов, с ней же ничего не приключилось, да и кучера можно вполне было считать сопровождением.
— Всё же я давно не была на воздухе... Такое чувство, как будто я вышла в новый мир, — шепчет Дари и детской улыбкой улыбается в ответ. Как же хорошо всё-таки, что есть те, кто поддержат тебя.
— Книжки... Ну почему жизнь не сказка? — улыбка Дарин становится грустной. Ох, как бы, как бы хотелось ей попасть в сказку. Туда, где всё заканчивается хорошо. Наверное, всякий ребёнок мечтал бы об этом, но Дарин кажется, что никто не хочет попасть в сказку так сильно, как она. Увы, жизнь её реальность, пусть и не суровая. Реальность, где нет уже родителей и где в сердце ещё осталась пустота. Но в этой реальности у неё есть мазель Валентина, которая заботится о ней, как о родной дочке.
Неожиданно рядом с Дракулитками тормозит карета, на которой приехала Рин в оперный дом. Девочка даже испытывает восхищение, ей подготовили совсем недурную карету. Черная с позолотой, миниатюрной, но изящной конструкции. Запряжена одной вороной лошадью, но она столь великолепна... Дарин испытывает неимоверное желание проехаться верхом на этой красавице. О, сколько раз она читала о смелых всадниках, галопом скачущих через поля. Все сии радужные мысли прерывает довольно молодой женский голос. Это какая-то девушка открывает дверь кареты и спускается на землю, в намерении поговорить. Видимо, кучер успел съездить в замок и вернуться за Дарин.
— Мэтресса Валентина, добрый вечер. Я искренне извиняюсь за беспокойство и за то, что помешала беседе, но Маргарет очень волнуется из-за пропажи девочки. К тому же, юной леди нельзя долгое время пребывать на свежем воздухе, у неё может случиться обморок, поскольку мазель Дарин слишком долгое время не покидала своей комнаты. Позволите ли Вы забрать юную мазель, мэтресса Валентина.
Девушка учтиво приседает в низком реверансе, выражая истинное почтение Валентине. Мэтресса кивает головой, позволяя забрать девочку, взглядом обещая Рин продолжить свой рассказ. Девочке становится немного грустно, ей понравилось слушать истории Валентины. Девушка подхватывает Дарин под руки и, помогая ей забраться в карету, вежливо прощается с приемной матерью девочки. Уже в карете служанка наконец переводит дух.
— Мазель! Как же Вы могли покинуть замок, даже не спросив разрешения взрослых. Мазель Дарин, обещайте, что больше не будете поступать так безрассудно, особенно по отношению к мисс Маргарет. Она уже одна с Вами не управляется.
Дарин машет рукой, пока карета не отъезжает от дорожки аллеи. Ну вот, она снова вернётся в свою уютную комнату. Служанка ещё что-то продолжает говорить, но Рин движением руки просит остановить прочтение нотации.
— Да, леди, я понимаю, что не должна была так поступать, но я очень соскучилась по общению. Да, леди, я впредь постараюсь не волновать Маргарет. У меня только пара вопросов: кто же Вы такая и как Вас зовут? Я хорошо помню своих служанок, ведь их не так много.
Голос девочки звучит нейтрально, но в нём проскальзывает грусть. Её не может не заметить служанка. Она покорно склоняет голову и отвечает на вопрос юной леди.
— Мазель Дарин, я Ваша новая служанка, в некотором роде гувернантка. Я совсем недавно устроилась на работу и очень благодарна, что мне позволили присматривать за Вами. Меня зовут Марта, полное имя — Мартина.
Дарин кивает. Она принимает информацию к сведению и даже ободряюще улыбается служанке. Да, нелегко той придётся, даже Рин знает это. С ней не так легко справиться, как считает Марта.
Карета на этот раз идёт плавно, избегая всех кочек.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Замок Алукарда

Отредактировано Дарин Дракула (29.12.2012 18:30)

+1

134

Начало игры
Апрель...
С юга прилетают чибисы и журавли. Ближе к концу месяца начинает куковать кукушка. Усядется на крышу, выкрашенную в коричневый цвет, и прокукует восемь раз, разумеется, чуть хрипловато, потому что происходит это каждый раз ранней весной. А потом она полетит дальше, на восток — рассказывать остальным, что пришла весна. После того, как сойдет снег, зацветают мать-и-мачеха, орешник, красная верба, ольха, перелески, волчье лыко, чистяк, лютик и ивы. Старые ивы по пути в ее новый дом. Высокие деревья с густой, курчавой, зелёного цвета листвой, но иногда встречающиеся и довольно мелкие, приземистые, стелющиеся по земле, с более редкой, сквозистой, серо-зеленого или серо-белого цвета.
«Апрель красен почками, а май — листочками» — вспомнилось вдруг девушке, когда взгляд ее упал на весело журчащую ленту ручейка, бегущего вдоль дороги и озорно посверкивающего отблесками уходящего на ночь солнца, затейно огибающего старые толстые стволы деревьев, на ветках которых уже распускались почки. Свежий, дурманящий запах весны разливался в воздухе, сладкою поволокой укрывая воображение, и вот уже чудилось, что еще немного, и из-за деревьев покажутся жители старинных, а порою и страшных, легенд, то и дело зазывая путников к себе в гости...
Дайна помотала головой, отгоняя наваждение и неожиданно, даже для самой себя, чихнула.

Отредактировано Дайна Бальфур (09.02.2013 04:10)

+3

135

Начало игры
Каждый вечер он шел одной и той же дорогой — от отделения через парк. По пути он освобождал шею от галстука-удавки, расстегивал униформу, затем хлопал себя по карманам в поисках портсигара, чтобы, наконец, выкурить пару самокруток в спокойной обстановке. Вообще, Рид не любил вечера. Вечером вся рабочая суета оставалась позади. Вечером был лишь один путь — домой. Минуты растягивались в часы, а в голове, как обычно, проскальзывали куски отложенного на завтра дела. И по-другому было никак. Когда 20 лет твоей жизни были расписаны вплоть до каждой секунды, посвящены только тренировкам и учениям магистров, волей неволей разучишься отдыхать, потому-то все время вне работы Астер воспринимал, как головную боль...
Сегодняшний день ничем не отличался от прошлых, разве что в этот раз дорогу с ним разделяла некая молодая особа. Аллея к этому времени обычно пустела, так что маячившая впереди стройная невысокая фигурка так и притягивала взгляд. Небось замечталась, задумалась... Оставалось надеяться, что она не из пугливых и не приверженница этикета.
— А не пора ли столь милой мисс отправиться домой? — поравнявшись с девушкой и подстроившись под ее шаг, Рид кинул улыбчивый взгляд на ее профиль. — Все принцы уже по домам, белые кони по стойлам. М?
Маленький носик, пухлые губки, огненно-рыжие волосы. Очаровательное создание... И в одиночестве. Обычно подобных девушек окружали толпы кровожадных гувернанток, охраняющих свое ненаглядное чадо от любых посягательств, не подпускающих и за милю жаждущих ее общества незнакомцев. А тут... Никого. Вроде и солнце клонилось к горизонту, и время постепенно переходило в разряд недетского...

+4

136

Дайна скосила взгляд, прикрывая глаза ресницами, дабы рассмотреть мужчину, прервавшего ее вечерний променад.
Высокий. И даже очень. Кисти рук, что видны были из-под рукавов плаща, были сильными, но вот отсутствие безымянного пальцы на левой... Нет, девушка не чуралась калек или же тех, у кого так или иначе было увечье, однако мужчины с такими спокойными и негромкими голосами часто оказывались... не лишены весьма отвратительных манер. Но нет. Вышивка, кресты на одежде, пуговицы с гравировкой... Что-то вертелось в памяти. Это что-то напоминало... Недавно в школе им рассказывали о... О полиции. И различных отделах структуры, что призвана охранять жителей от напастей. «Уже лучше» — подумала девушка и позволила себе кокетливо стрельнуть глазами в сторону мужчины.
— А милсдарь не соблаговолил хоть на секунду представить, что «милая мисс», скорей всего, и направляется домой? — и замолчала, изо всех сил борясь с подступавшим смехом.
Ах-ха. Такой большой и серьезный... Вот сейчас извинится и... И что? Предложит проводить до дому? Или же уйдет, лишив ее нежданного развлечения?
— Где ждут ее не дождутся и белые кони, и всякие там прынцы.... Хотя, без прынца оно как-то лучше, спокойнее, что ли? — она слегка склонила голову к левому плечу, чуть заметно приподняв брови, задумавшись.
А так ли оно? А лучше ли? Конечно же, ей, как настоящей женщине, восхищение мужской половины надоесть не может, но... — А то, вдруг, он будет мамины пирожки у меня отбирать? — улыбнулась Дайна, вспоминая своих братьев, которые всегда соревновались не только между собой, но и с ней.
Особенно если призом оказывались мамины пирожки.

Отредактировано Дайна Бальфур (19.01.2013 19:29)

+5

137

Рид усмехнулся, в который раз убеждаясь, что внешний вид обманчив. Девушка, столь милая снаружи, оказалась не только смелой, но и довольно едкой на язычок. Так что его участливое внимание мгновенно встретилось с ее насмешкой, заставив бровь Астера удивленно выгнуться, а взгляд внимательнее присмотреться к собеседнице. Приличные леди чурались незнакомцев, как огня, обкладывались со всех сторон гувернантками и считали оскорбительным начать разговор без представления. И его внезапная спутница изначально таковой и выглядела. Рид ожидал молчания, быстрой отговорки, но определенно не множество вылившихся вопросов. Судя по всему, девочка откровенно скучала и тут, так кстати, подвернулся он.
— Хм... В таком случае вам неплохо было бы иметь в сопровождении этих самых «всяких там принцев», — роль коих он уже сам обязал себя сыграть. Проводить беглянку до дверей родительского дома было делом статуса. — Как бы спокойнее и лучше без них ни было. Впрочем, давайте сходим к вам и поглядим. И на ваших принцев, и на ваших родителей...
Судя по внешнему виду, она принадлежала к высшему обществу и, скорее всего, просто слиняла из-под присмотра. Видимо, чибисы, журавли, кукушки не просматриваются в стенах родного поместья...
— А мамины пирожки, — Рид, вконец забив на этикет, затянулся дымом от самокрутки, доселе учтиво опущенной вниз. — Вам бы отдавать добровольно. Иначе, не успеете оглянуться, как сбегут и принцы, и белые кони.

Отредактировано Рид Астер Вудворд (19.01.2013 21:14)

+4

138

Девушка вспыхнула.
Да как он смеет давать ей какие-либо советы? Кто он такой, вообще?
— Для человека, считающего своим долгом высказать наставления юной леди, вы через-чур не воспитаны. — Дайна горделиво вскинула голову и приосанилась. — Прежде чем читать нотации, вам стоило бы представиться.
Да. Вот такая она плохая и не хорошая. А чего он ожидал от девушки без «сопровождения этих самых прынцев»?
Неторопливая вечерняя прогулка явно переходила в свою новую, а от того более интересную, стадию. Неужели этот молодой человек поспешит сдать ее на руки родителей? Вот так прям сразу? И еще и наябедничает? Или же проявит учтивость? А может, как раз таки и напросится на чашку чая с теми самыми пирожками?
Краем глаза уловив движение со стороны мужчины, Дайна скосилась и увидела самокрутку — бумажный цилиндр, внутри которого, суды по всему, находится измельченный табак для курения.
Ее отец никогда не курил, да и братья как-то обошли стороной эту привычку, так что опыта в этом у нее не было, зато было довольно много желания попробовать. Мгновенно загоревшись азартом, Дайна тихо потянула носом горьковатый дымок и чихнула.
— Курение табака занимает первое место в мире среди предотвратимых причин смертности. — украдкой рассматривая папиросу, сказала девушка. — Никотин, блокирует усвоение витамина С, также увеличивает вероятность разнообразных видов злокачественных опухолей, таких как опухоли полости рта, пищевода, гортани, поджелудочной железы, желудка, толстой кишки, почек, мочевого пузыря, печени, простаты...
Дайна повернулась и одарила мужчину лучезарной улыбкой — зря она в школу ходит, что ли?
— Зачастую приводит к потенции.
Отвернулась и, слегка подпрыгивая на каждом шаге, направилась к ивам, сцепив за спиной руки на закрытом зонтике.
— А кони... — она на секунду обернулась. — Пирожки кони не едят. Особенно с мясом.

Отредактировано Дайна Бальфур (20.01.2013 14:15)

+3

139

— Ваша беспечность однажды встанет вам боком, мисс, — Рид, решив, что они друг друга стоят, без зазрения совести упустил ее очередное замечание в бескультурности и не сдержал улыбку, заметив с каким неподдельным, но скрытым интересом она глядит на новый предмет в их сцене — самокрутку.
Эта ситуация начинала его забавлять. Она его ничуть не боялась, вела себя открыто, упрекала в невоспитанности, читала нотации, фонтанировала эмоциями — негодование сменялось улыбкой, которая тут же оттенялась любопытством. Избалованная принцесска... Рид поймал себя на мысли, что был бы не прочь посмотреть на нее через пару лет, когда сойдет налет наивности. Хотя и в нем была своя прелесть. Она зачитывала нотацию о вреде курения — как по книге — а Рид, внимательно вслушиваясь, доставал из портсигара вторую самокрутку. Он хотел было высказаться и уже открыл рот, как девушка, улыбнувшись, направилась в сторону. Астер глянул на заходящее солнце. Оставалось надеяться, что это был путь к ее дому.
— Вы так юны, но, тем не менее, очень хорошо осведомлены о вреде курения, — Рид на ходу раскурил новую сигарету от своей и протянул ее девушке. В голубых глазах, внимательно разглядывающих девичье лицо, мелькнули смешинки. — И о мужском организме тоже. И если вы затронули тему, то позвольте поинтересоваться, что же такое, по-вашему, «потенция»? — черная бровь Рида вопросительно подернулась вверх. Сейчас она в очередной раз упрекнет его в некультурности, совершенно не заметив, как сама же перешла все возможные рамки. Но уж очень было интересно, насколько глубоки были познания в этой маленькой рыжей головке.

+3

140

Дайна фыркнула.
— Что же, я, по вашему, в школу не хожу? — она развернулась, расцепив руки, и негодование сменилось жгучим любопытством.
Оно разгоралось, как лесной пожар во время засухи, грозя захватить все ее сознание. Ей протягивали папиросу. Уже тлеющую и испускающую сизоватый дымок с терпким запахом. Девушка, собрав силу воли в кулак, подняла взгляд на мужчину. Чуточку строгий и немного удивленный. Некоторое время она созерцал процесс курения — так сосредоточенно, точно ее завораживала необычайная красота действий мужчины. — А я не курю. — прищурившись, сказала Дайна.
Любопытство бурлило в ней, как кипяток в чайнике на огне. Ее так и подмывало протянуть руку и взять самокрутку. Даже не курить — она представления не имела о механизме, — а просто подержать. Ибо запретный плод всегда сладок.
Чтобы отвлечь себя от соблазна, Дайна склонила голову к плечу и, уже отвернувшись от мужчины и продолжив движение, засмеялась. Девушка хотела отчитать мужчину за то, что он — страж порядка, — делает совсем уж неподобаемые для его статуса вещи, но с губ сорвалось совершенно другое.
— Что же вы так? Такой взрослый дяденька и не знаете такой ерунды? — она заливисто хохотала, едва прикрывая рот пальцами.
Еще чуть-чуть и будет показывать пальцем.
— А, я поняла! — девушка резко повернулась, задорно улыбаясь, чтобы тут же отвернуться. — Вы, наверное, не знаетесь с женщинами, раз такое понятие вам до сих пор не известно.
И сама же себе надавала мысленных подзатыльников.

Отредактировано Дайна Бальфур (20.01.2013 22:21)

+2

141

Она смотрела на самокрутку, он — на нее. Какого это, отказывать самому себе? Когда сосет под ложечкой, когда загорается взгляд, а желание медленно въедается в мозг. Рид все это знал не понаслышке — все были молодыми. Предлагая девчонке закурить, он не хотел ее снабдить дурной привычкой на всю последующую жизнь. Нет, он просто знал, что она хочет и рано или поздно попробует. Так почему бы не сейчас?.. К тому же, его любопытство брало верх. Так или иначе.
Свернутый табак тлел между пальцами, пускал заманчивую струйку дыма вверх, а она все сомневалась. И в тот миг, когда казалось, что вот-вот протянет руку, внезапно отказалась и вновь отвернулась. Астер насмешливо подернул уголком губ и, отправив свой почти выгоревший окурок в урну у скамьи, затянулся новым. Выбрасывать было жаль, к тому же его организм давно привык к высоким дозам никотина.
Тем временем его спутница продолжала развлекаться. Чувствовала она себя вполне безопасно и даже вольготно. Беззаботно тыкала в пузо псу, не замечая, как все ее колкости нахлестом скатывались в шар и уже грозили ей чем-то большим, чем просто благосклонное хлопанье хвостом по полу. Она засмеялась, вновь одарила его улыбкой, и в очередной раз игриво отвернулась, чтобы продолжить путь. Чем Рид и не замедлил воспользоваться, включившись в ее игру.
— Так может... — он сравнялся с девушкой, — сейчас самое время восполнить пробелы?... — голос раздался почти рядом с ее ухом. Мужская рука, скользнув по прямой спинке, мягко приобняла девушку. Пальцы, один за другим, плотно сомкнулись на девичьем плече и несильно, но вполне ощутимо подтолкнули, прижимая девушку к телу мужчины. Астер, замедлив шаг, склонил голову, всматриваясь в милое личико, пустил струю дыма с торону и, перехватив пальцами сигарету, поднес ее к губам девушки.
— И ваши, и мои, — Рид осторожно погладил большим пальцем нежную кожу щеки.

+4

142

Глаза девушки расширились, когда мужчина как-то уж по-собственнически приобнял ее за плечи, губы, чуть вздрагивая, как-то болезненно искривились, и Дайна расхохоталась. Искренне и беззаботно, откинув назад голову. Ее смех казался лёгким, невесомым, но в то же время почти осязаемым. Смех, похожий на множество воздушных шариков, которые вдруг начинают бестолково метаться вокруг, задевая за кожу и вызывая мурашки.
— Ой, не могу... — всхлипывала девушка, утирая выступившие слезы. — Пробелы. Прямо здесь. На улице и в холод.
Еще немного и начнет похрюкивать.
Ручкой зонтика девушка отодвинула от своего лица руку мужчины с зажатой в пальцах папиросой, в глубине души отчаянно желея об этом. Ну, когда же еще предоставится шанс для подобного поступка? Ведь в доме ее даже конюх и тот не курит... «Вот же царство людей без вредных привычек», — вздохнула про себя девушка.
— Вы уж не обессудьте, но у нас с вами, как оказалось, совершенно расходящееся мнение о месте и времени восполнения пробелов. — отчеканила она, внезапно успокоившись.
Дайна повела плечами, поежившись от близости мужчины, чей едва уловимый запах заставлял краснеть ее щечки, и сбросила его руку. Горделиво вскинув голову, она сделала пару шагов к фигурно выстриженным кустам, живой изгородью загораживающим вид небольшого внутреннего сада, и, резко развернувшись, строго посмотрела на «стража закона».
— Вы так и не назвали своего имени. — руки, сцепленные за спиной на зонтике, слегка подрагивали.

Отредактировано Дайна Бальфур (26.01.2013 18:06)

+3

143

Смех девушки разлился по аллее, подталкивая и Рида улыбнуться в ответ. Вот кому действительно повезло с юностью, так этой девчушке. Ни капли страха, одна беззаботность. Не жизнь, а сказка. Сама того не сознавая, она пользовалась отлично действующим приемом — улыбайтесь, улыбка стирает пятьдесят процентов потенциальных проблем. Оставалось надеяться, что для нее найдется стойкий к ее проделкам и шуткам муж, который убережет от всех напастей жизни, позволяя ей оставаться такой же непосредственной.
Он легко поддался назад, отпуская девушку из объятий и кинул взгляд на кусты, а затем на расположившийся за ними сад. Судя по всему, они на месте и им пришло время расставаться. Рид перевел взгляд на внезапно посерьезневшую спутницу и подернул уголком губ. Последовавший далее вопрос совершенно не вязался с ее видом. Казалось она не просто интересовалась, а буквально требовала его имя, что вызывало смутные сомнения и мысленную усмешку. Девчонка собралась настучать?.. Для подачи жалобы в отделение за безобразное поведение сотрудника без имени никуда, потому Астер, чуть ли не шаркнув ножкой, тут же представился.
— Рид Астер, — легкий учтивый кивок и улыбка. — А вы?..
Очередной беспардонный вопрос вопреки этикету. А что делать, если под боком нет общего знакомого, который бы разрулил ситуацию по всем полагающимся правилам.
Глупые правила, пресловутый этикет...

+3

144

Дайна склонила голову к плечу и улыбнулась.
— Очень приятно. — она сделала книксен. — Дайна. Дайна Бальфур.
Девушка возликовала. Зная имя можно узнать и большее, даже то, что скрывают. А то, что мужчина чего-то недоговаривал, а то и в наглую умалчивал, было очевидно, что весьма подогревало ее любопытство.
Она смерила Рида смешливым взглядом и ее улыбка стала шире. Решил что уже все, конец? Что вот прямо здесь они расстанутся навсегда? Ох, уж эти недальновидные мужчины...
— Завтра. — улыбчивость сменилась серьезностью. — У той же самой лавочки, в то же самое время. Смею надеяться, вы не заставите себя ждать.
И резко развернувшись, скользнула в едва видный просвет между высокими кустами в виде пирамидок.
Возбуждение, вызванное столь странным событием, начало постепенно отступать, оставляя вместо себя усталость. Ноги, так легко и весело несущие ее еще недавно по мощеным дорожкам, сейчас переступали все медленнее и медленнее, то и дело подшаркивая.
Девушка вздохнула и подняла взгляд на крыльцо, где, кутаясь в теплую мохнатую шаль, стояла мадам Бальфур — ее матушка. Суровое лицо, плотно сжатые в линию губы со слегка опустившимися уголками. Даже глаза глядели осуждающе.
— Мам, тут тебе от господина Леграна из «Фирузы» записка... — девушка принялась рыться в сумочке. — После уроков виолончели, я по твоей просьбе зашла к ювелиру и отдала то кольцо... Ну, у которого еще дужка поломалась... Да где же она?!
Не выдержав, Дайна присела на ступеньку крыльца и вытрясла содержимое сумочки на пол.
— Ага! — победно вскрикнула она, демонстрируя небольшой лист бумаги, сложенный вдвое. — Вот. Значит, так. Господин Легран сказал, что такого рода дефекты он устранить сможет легко, но у него какой-то важный заказ, после которого он займется твоим кольцом.
Дама кивнула и, забрав записку, вернулась в дом, остановившись в проеме, придерживая двери.
— На ужин запеченный окунь и салат из свежих овощей.
— Фу... — скривилась Дайна, собрав свое барахло обратно в сумочку. — Ма-аам, рыба?
Во рту появился стойкий привкус рыбьего жира.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Особняк «Орлиное гнездо»

Отредактировано Дайна Бальфур (27.01.2013 15:07)

+5

145

Дайна Бальфур. Вполне себе обычное имя. Красивое. Благо, что без всяких приставок «фон», которые могли бы обернуться большими неприятностями уже просто от того, что приблизился...
Тем временем девушка продолжала свою игру. Улыбнулась, затем внезапно посерьезнела, произнесла всего пару фраз и скрылась, оставив Рида в одиночестве созерцать покачивающиеся ветки кустов. Выражение его лица в этот момент трудно было описать словами: то ли растерянное, то ли удивленное, то ли задумчивое — но так или иначе, в подобный ступор мог вогнать его не каждый.
...Эта малолетняя девица только что назначила ему свидание? Неплохая шутка, особенно, когда разница между ними в целых 20 лет. Или ей просто пришлась по вкусу новая игрушка, и она решила с ней не расставаться? Наивная. Невинная. С провожатым ей явно повезло, хотя неплохо было бы вбить в рыжую головку несколько основных правил безопасности, которые, конечно, будут тут же забыты. Рид по себе знал, насколько беспечным можно быть в 17, как в миг можно пустить жизнь под откос. И хоть обвесь дитя гувернантками, в какой-то момент можно недоглядеть. Дайна, судя по всему, была как раз из этой категории. Таких бесполезно опекать, учить, за ними просто нужно ходить — молча, тенью — и просто в нужный момент одернуть от опрометчивого поступка.
Рид еще раз глянул на сад за кустами и, пыхнув дымом, направился по дороге обратно. Домой.

2 апреля 1828 года, 01:15.

С виду все казалось простым: три жертвы, один убийца, — стандартный сюжет для подворотен Казенного квартала, разобраться раз плюнуть, но все же концы не срастались, и это не давало покоя. Дело поступило неделю назад — в сыром виде, с кучей домыслов, с минимумом фактов, с одним телом на экспертизе. В начале ему мало кто придал значения: убийство не было в новинку, потому подобные дела все чаще оставались в ящиках местной полиции, где постепенно и покрывались толстым слоем пыли. Но с этим не повезло: последовало второе тело, а затем и третье. Вот тут-то все и зашевелились: проснулись газеты, благодаря которым обычная мясорубка превратилась в жутчайший кошмар извращенца, взвыл весь торговый район, грозясь самовольно расправиться с убийцей. Так что дело тихо и мирно перекочевало в их отделение.
Рид не думал, что за этим всем стоит что-то глобальное и страшное. Возможно, какой-то гуль вошел во вкус, не больше... Тем не менее дело требовало разгадки, и именно поэтому он сейчас находился не дома, в теплой кровати, а направлялся к Бо. Ведь Бо знал все и обо всех и очень любил странные игрушки, одна из которых и находилась в кармане Астера. Это было противозаконно, но того стоило, так что Рид не задумывался о трудностях выбора между хорошим и плохим, а лишь остановился у фонаря, не торопясь сделал пару затяжек, швырнул окурок в стоящую рядом урну, затем стянул с плеч китель и вывернул наизнанку — ни к чему в Казенном квартале сиять юстициарскими крестами, тем более, когда идешь к информаторам...

Отредактировано Рид Астер Вудворд (21.02.2013 20:52)

+4

146

Особняк «Орлиное гнездо»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

С особой осторожностью Дайна открыла дверь черного хода и, стараясь двигаться как можно более тише, вышла на улицу, так же со всей осторожностью закрывая за собой. Ноги сами скользнули в сапожки, а пальто само легло на плечи, отсекая пока еще сырой ночной холод. Быстро пригладив волосы рукой, девушка сделала на затылке кутышку и прижала шляпкой с маленькими полями, но очень широкими лентами. Старшая сестра еще подшучивала — мол, и шарфа с такими лентами не надо. Как права оказалась...
Стараясь ставить ногу всей стопой, чтобы было меньше шума, Девушка направилась к заветным кустикам — именно через них, а не через главный вход, она обычно и попадала домой. Да и никто ее увидеть за ними с аллеи не мог днем, чего уж говорить о ночной поре.
Так, так, так... Куда же это направляется наш бравый полисмен?
Дайна улыбнулась, хитро прищурив глаза и облизав губы. Тут, видимо, мужчина решил, что с перекуром закончено и выкинул папиросу. Морковка заволновалась. А что она ему скажет? Мол, дяденька, а можно мне с вами? Пф... Бред сивой кобылы. Сам же доведет ее до дома и передаст на руки злой матушке...
Девушка помотала головой, отгоняя картины, нарисованное живым воображением. Оставалось только одно — следить тайно.
Что будет делать она после того, как закончатся кусты, девушка старалась не думать.

+3

147

[Фабричный район] Редакция «Мирабо Манускриптум»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в 23 дня)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

10 мая 1828 г.

Аллея, пролегающая вдоль парка, была совершенно пуста. Майское утро еще только начинало формироваться, а дворники уже намахались своими колючими метлами, и вокруг было чисто и торжественно, как в государственном банке. Липы и акации слегка подрагивали, роняя на притоптанные дорожки холодную стеклянную росу. Мелкая пичуга, равномерно нанизанная на нити электропроводов, отщелкивала какую-то развеселую дребедень. Робкое и прохладное северо-норданское солнце пряталось в верхушках тысячелетних платанов, однако, добираясь до мусорных баков, стремительно крепчало и отражалось от урн, как от зеркальных поверхностей. И вот уже несколько осмелевших лучей пустились в пляс по аллее, пробежались по бронзовым креплениям фонарей, просветили насквозь красное ухо прикорнувшего на скамеечке забулдыги и прыснули со всей дури в стеклянный купол оранжереи.

— Мамусик, ну еще пять минут, ну пож-ж-жалуйста, — отмахнулся от солнечных ласк забулдыга.
И снова воцарился блаженный покой. Минуты на три.
— Дядь, а дядь, дай папиросу, — потряс пьяницу за плечо соткавшийся из свежего воздуха беспризорник.
Алкаш перевернулся на другой бок, пошевелил вытянутыми кончиками грязных носков и нежно осклабился:
— Ну маму-у-усик, ну еще пять мину-у-у...
— Дядь, а дядь, — вполголоса настаивал беспризорник, запуская ладонь в курточку спящего.
— Какой дядь?! — подскочил и выпрямился на скамье забулдыга. Его заплывшие глаза недоуменно хлопали, а губы судорожно кривились. — Ты зачем меня лапал?! Я т-те ухи оборву, поганец! — пригрозил он мальчишке. — Слышишь?! Ухи оборву! И тупым концом обратно вставлю!
— Че ты сразу бушуешь? — понурился беспризорник, — я только курева хотел стрельнуть, чисто так, по-пацански. Три дня без еды, папаня героически полег под Бругге, мать бросила семеро детей, с горя утопилась. Дай папиросу, не жмоться.
— Папиросу, — передразнил мужик, яростно почесав во всклокоченной голове. — А джина с тоником ты не хочь? С долькой лимона и щепоточкой перца? А бутылочку сельтерской с пузырьками? А счет на восемнадцать нулей в банке Ротшильда? Личный? А? А может, сигару, выращенную на берегах Юма, с ароматом кохфэ и жаркой туземской любви? А серебряную гильотинку, чтобы — ап! — аккуратно отчикнуть кончик?

«Некисло у дядьки язык подвешен», — обалдел беспризорник и побледнел. Значение большинства слов собеседника ему было неизвестно, однако выражение «отчикнуть кончик» почему-то вызывало тревожные ассоциации. Решив не дожидаться серебряной гильотины, беспризорник навострился бежать, но увы — говорливый алкаш оказался проворнее. Он схватил сорванца за шарф, рывком усадил подле себя, стальной рукой обнял за плечи и по-змеиному зашипел ему в конопатую рожицу:
— Ку-уда разогнался! Наша беседа еще не окончена. — Взгляд его упал на добротные шахтерские ботинки мальчишки, явно на два-три размера больше положенного. Пошевелив кончиками грязных носков, мужик деловито продолжил: — Говоришь, по-пацански? Тогда предлагаю бартер. Даю не одну папиросу, а целый модный мельхиоровый портсигар, между прочим, принадлежавший некогда самой мадам де Бюсси, звезде мирового балета, в обмен на твои, — он брезгливо поморщился, — видавшие виды ботинки, которые ты во скудости духа и приступе алчности не постыдился украсть у несчастного работяги, безымянного героя подземных туннелей, лишив его последнего средства к прямоходящему существованию, надругавшись над гордостью нашей держа...
— Помогите! Грабеж средь бела дня! — задергался пацан, заорав во всю мощность легких.
— Цыц! — отвесил ему оплеуху пьянчуга, оглядевшись по сторонам и удовлетворенно сглотнув. — Давай сюда ботинки, раз-два, иначе ухи к чертям оборву! И тупым концом...
— Я усвоил, усво-о-оил, — жалобно и отчаянно застонал беспризорник, — извиняюсь за поведение. Только ты мельхуйоровый подсигар сначала представь.
Гарельд Зойцсман — а это был именно он — лениво пошарился по бокам потрепанной куртки и извлек из потайного кармана небольшой портсигар, покрытый засохшей кровью, патиной и тем, что когда-то было мельхиоровыми узорами.
— Вещь! — покрутил он товар, позволяя солнцу выставить его в наиболее выгодном свете.
Беспризорник потянулся за блестящей приманкой.
— Цыц! Сначала ботинки, потом портсигар. Законы свободного рынка, сынок. Учись, пока я живой.
— Стараюсь, — томно вздохнул парнишка. И принялся расшнуровывать правый ботинок.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Гарельд Зойцсман (22.12.2016 20:28)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Центральный парк » Тенистая аллея. Навигация по разделу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC