Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Парящий гриф


Парящий гриф

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

--
Участники: Айрин Андерс
Локация: Дом Библиотекаря
Описание: «Сразу после гибели родителей Айрин к себе взял пожилой мужчина, сжалившись над ребенком. Он работал в библиотеке, поэтому девочка быстро научилась писать и читать. Днями пропадая за книгами, читая захватывающие приключения и интересные факты из истории. Относительное счастье не продлилось долго. Через четыре года пожилой мужчина скончался от инфаркта, а Айрин попала на улицу» (из анкеты Айрин).
Дата: 7 Августа 1822 года

0

2

Стук в дверь ворвался в дом номер 76 по Кедровой улице вместе с первыми лучами сонного августовского солнца. Трость с навершием в виде головы грифа трижды ударилась о дверь. За дверью располагалась душная комната, заполненная книгами и горшками с растениями. В ней находились двое человек, но ни один не откликнулся на стук. Первый из них — маленькая девочка, сжавшаяся в комок за большим старым креслом, — только со страхом посмотрела на дверь заплаканными глазами и прикрыла рот ладонью, стараясь не издавать не звука. Второй — старый библиотекарь, сидящий в кресле — тоже не шелохнулся. Он был мертв.

Вечером он, как обычно, принес из столовой горячего чаю и сел в любимое кресло с книгой. Сюжет книги оказался весьма безвкусным: двое молодых людей искали маньяка в пригороде Филтона, но не слишком успешно, к тому же автору явно доставляло удовольствие расписывать мучения жертв. Через полчаса чтения библиотекарь почувствовал недомогание, а через сорок минут безуспешно попытался встать с кресла, хватая пересохшими губами воздух. Через час его уже не было.

Все произошло совсем не так, как об этом пишут в книгах. Айрин просто не успела ничего сделать. Библиотекарь не сказал ей последних слов и даже не погладил по мокрой от слез щеке на прощание. Свои последние минуты он не мог думать ни о чем, кроме невыносимо тупой боли в груди.

За эту ночь девочка не сомкнула глаз: она все думала и думала о том, что ожидает ее теперь. Заново обретенный дом снова оказался временным пристанищем, а человек, проявивший заботу о ней, поплатился за это своей жизнью.  Проклятье в очередной раз настигло ее, и теперь смерть пришла забрать душу усопшего.

Стук повторился, на этот раз громче:

— Уильям! Это Нортон! Ты здесь?

Нортон Теннинг... Скупщик антиквариата, дальний родственник библиотекаря и его постоянный оппонент по шахматам. За особую манеру вести дела его прозвали грифом: Тенниг скупает вещи, доставшиеся другим в наследство. Безутешные вдовы, алчные родственники, легкомысленные любовницы и недалекие сыновья — такова клиентура Грифа. Непрофессионалам можно назначить любую цену, и Теннинг пользуется этим, не стесняясь своей репутации. В пику обидчикам он даже заказал трость с головой грифа. Что ж, где смерть, там и падальщики.

Тенниг постоял несколько секунд, прислушиваясь к звукам. Айрин затаила дыхание. Вскоре Гриф удалился, и в щель под дверью проник солнечный свет. Бестелесные пылинки кружились над полом. Тикали старые маятниковые часы. Судьба давала Айрин еще немного времени — небольшую отсрочку перед неминуемой трагедией.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Мастерские указания

Во-первых, за тобой более подробный отыгрыш сцены смерти библиотекаря, ночи в пустом доме. Во-вторых, Теннинг может вернуться в любой момент. У тебя есть время, чтобы взять какие-либо вещи, спрятаться, сбежать — все, что угодно. Используй его.

+4

3

Айрин улыбнулась и провела ладошкой по корешкам книг, стоящих на полке. Раньше она и не задумывалась о том, что читать может быть так увлекательно. В доме, где она жила с родителями, и книг-то почти не было. Да и родителям было не до обучения дочери. Они работали в поле. А брат в кузнице. Поэтому с маленькой Айрин никто не занимался.
Сердце болезненно сжалось, когда девочка вспомнила родителей и брата. Но она не заплакала. Айрин считала, что не достойна этого. Потому что спряталась. Не помогла. Оставила их одних. И имя, которое дали ей родители, она тоже не достойна носить. Поэтому она теперь — Айрин. Свое настоящее имя, девочка старалась забыть. Раз и навсегда.
Встряхнув головой, Айрин вздохнула и перевела взгляд на книги. Уильям Рид или просто дедушка Билл, библиотекарь, очень добр к своей подопечной. И девочка это прекрасно знает. Да, но редко проявляет любовь или нежность, но старик всегда следит, чтобы она была тепло одета и сыта.
«Он вообще не должен был меня брать», — так Айрин думает всегда. Каждый раз, когда хочет, чтобы ее обняли. Таким образом, она пытается убить в себе эгоизм. Потому что дедушка Билл не обязан проявлять к ней хоть каких-то чувств.
Тяжело вздохнув, Айрин схватила с полки коричневый томик с почти стершимся названием «Тихий Дом». Автор не был указан, да и Айрин это было не особо интересно. Эту книгу она прочитала одну из первых. Тогда, будучи еще испуганной шестилетней крохой, она сидела рядом с этими полками, смотрела на нового опекуна и молчала. Старик смотрел на нее и тоже молчал. А затем, взяв вот эту самую книгу с полки, он спросил у Айрин: «Ты можешь читать?» Девочка лишь отрицательно помотала головой. И с того дня начались ее уроки. Было сложно. Но книга была настолько эмоциональна, что Айрин не смогла забросить это дело. В «Тихом Доме» описывается история вампира. Очень старого вампира. Он потерял эмоции и чувства. Перестал испытывать радость или печаль. И вот на пороге его дома появляется маленькая девочка, с письмом в руках. В этом письме говорить о том, что эта малышка его пра-пра-правнучка. Все ее родственники погибли, и на всем света она осталась одна. Так же, как и этот старый вампир.
Айрин любила эту историю. Потому что, в каком-то смысле, она напоминала ее жизнь. Правда, она не была столь жизнерадостна и весела, как главная героиня. И она старалась не доставлять проблем опекуну. Но все же… Читая о том, как двое незнакомцев начинают привязываться к друг другу, Айрин верил — в ее жизни тоже найдется такой человек. Тот, кто будет просто ее любить. Несмотря на то, что они друг друга даже не знали.
Забравшись с ногами на небольшой диванчик под окном, Айрин с трепетом листала страницы, пробегая по ним взглядом. Она уже выучила книгу наизусть. Но она все равно оставалась само любимой. Через стекла окон пробивался солнечный свет заходящего солнца, что заставляло девочку поднимать взгляд на входную дверь. Дедушка скоро должен был вернуться домой от своего друга.
Когда часы пробили ровно восемь вечера, дверь со скрипом отворилась, и в помещение вошел дряхлый старик. На нем был аккуратный фрак, в руках трость, а на лице выражение усталости. Аккуратно поставив книгу на место, Айрин быстро подошла к нему, чтобы забрать шляпу и РАК.
— Добрый вечер, — спокойно поздоровалась малышка. Она не хотела показывать той радости, что ее охватила. В конце концов, сидеть в одиночестве не очень весело.
— Добрый-добрый, — ответил Уильям скрипучим голосом. Он одарил Айрин взглядом голубых глаз и отвернулся. Кажется, он чувствовал себя не очень хорошо.
— Дедушка, Вам принести чая?
— Да, будь так добра, дитя, — ответил библиотекарь, тяжело садясь в кресло рядом с тем самым диванчиком, на котором недавно сидела Айрин.
Девочка, аккуратно сложив вещи библиотекаря, поскакала в сторону кухни. Заваривать чай она уже научилась. В конце концов, чем ей еще было заняться? Первый год она почти не выходила на улицу. Все соседские дети дразнили ее проклятой. Мол, все, кто рядом с ней умирают. Лишь она остается жить. И это очень больно отзывалось в груди Айрин. Потому что лишь она до сих пор не знала, кто убил ее родителей. И куда пропал старший брат.
Но потом стало проще. Она познакомилась с воришками. Они были наглыми, грубыми и совсем невоспитанными. Но никто из них никогда не называл ее проклятой. Потому что у большинства этих детей погибли все, кто мог о них позаботиться.
Заварив чай, Айрин аккуратно понесла его в сторону библиотеки. Переступив порог, она увидела, что Уильям разглядывает какую-то книгу. Кажется, новую. Такую девочка в библиотеке еще не видела.
— Вот, дедушка, — Айрин аккуратно поставила поднос с чайником и кружкой на небольшой столик около кресла.
— Спасибо, девочка, — кивнул старик, даже не повернув голову в сторону Айрин. Она уже привыкла к такому. Этот старик никогда не называл ее имени. Особенно после того, как она заявила, что теперь ее зовут Айрин Андерс. И что она не будет откликаться на прошлое имя.
— Что это? — тихо спросила девочка, садясь на диванчик и разглядывая книгу в руках пожилого мужчины.
— Очень бездарная книга. Хотя, могу сказать тебе, что любой труд требует, чтобы его оценили.
— Мы будем читать эту книгу? — с замершим, сердцем спросила Айрин, от нетерпения поерзав. Ей нравились вечера, когда дедушка читает ей книги. Его голос успокаивал. От мягкого света свечей и камина становилось тепло на душе. Это очень помогало Айрин. Помогало забыть ту ночь, когда сидела рядом с трупами родителей. Потому что не могла сдвинуться с места.
Библиотекарь тонко улыбнулся и открыл книгу на первой странице…
… Айрин чувствовала, как от каждого слова ее глаза медленно закрываются. Книга, которую принес опекун, и правда оказалась полной ерундой. Но Айрин не собиралась этого говорить вслух. Ей было остаточно того, что она сейчас не одна. Сколько они так уже сидят, читая странный скучный том? Айрин не знала. Но какое0-то время назад, часы отбили двенадцать ночи.
Внезапно голос библиотекаря заменился странным хрипом. Айрин с трудом приоткрыла глаза, оторвала голову от спинки дивана и посмотрела не кресло.
Сон прошел мгновенно. Лицо Уильяма посинело, он схватился рукой за грудь и что-то хрипел.
— Дедушка! — испуганно вскрикнула Айрин, слетая с дивана, и приземлилась на колени около старика. Он словно ее и не замечал. Слюна медленно скатила с уголка его губ. Затем хрипы внезапно прекратились, а Уильям замер в неестественной позе.
— Дедушка? — испуганно всхлипнула Айрин, чувствуя, как когти страха и отчаяния подбираются к сердцу. На самом деле Айрин уже знала — он мертв. Потому что видела такие же пустые глаза на лицах родителей. Знала, что он мертв. Знала. Но не хотела верить. Потому не могла в это поверить. Просто…
— Дедушка…
Из глаз покатились слезы. Айрин протянула руку к опекуну и коснулась его ладони. Она была теплой. Вздрогнув всем телом, девочка попыталась встать, но неуклюже запуталась в подоле скромного серого платья и завалилась на пол. Сердце бешено стучало.
— Нет-нет-нет-нет, — тихий шепот сорвался с губ. Айрин медленно начала отползать в дальнюю сторону комнаты. Она думала, что он будет холодным. Мертвым. Потому что… Он мертв. Айрин знала это. Видела. Ощущала каждой частичкой своего тела. Мертв.
Вскоре девочка на что-то наткнулась спиной. Вздрогнув, она резко обернулась. Это было второе кресло. Недолго думая, она забежала за него и села, прижимая колени к груди. Она не хотела видеть этого. Не хотела думать, что единственный, кому она была небезразлична умер. Умер так просто. От старости. Просто умер. От старости.
На глазах навернулись слезы. Айрин прикусила кулак, чтобы не кричать. Она не имела права горевать по нему. Просто потому что он дал ей все. И теперь пришла пора уходить из этого дома. Но Айрин не могла даже пошевелиться. Слезы катились по щекам, даже не думая останавливаться. Девочка вспоминала все, что произошло за эти короткие четыре года. Она помнила — он учил ее читать и писать. Помнила, ка кон злился, когда Айрин отлынивала от уроков. Помнила его нотации и сухой чопорный голос. Помнила его скупую похвалу, когда все же дочитала свою первую книгу. Но всего этого больше не будет. Потому что… исчезло. Все исчезло.

**
Айрин не знает, сколько она просидела в одной и той же позе. Девочка просто боялась двигаться. Она даже не смотрела в сторону Уильяма. Потому что не хотела видеть его таким. Она сидела, думала и думала. Теперь, когда опекуна нет, ее наверняка отведут в приют. А туда Айрин не хотела. Подружившись с воришками, она узнала многое о приютах, потому что некоторые воришки были там. Потом просто бежали. И теперь Айрин не знала, что делать.
«Не хочу в приют», — это была единственная мысль в пустой голове. Айрин смотрела перед собой, продолжая сидеть в одной и той же позе. Тело жутко затекло, но девочка не собиралась двигаться с места. Просто не могла. Пока тишину комнаты не прервал громкий стук в дверь.
Вздрогнув всем телом, девочка вскочила, чуть не упав из-за затекших ног. Схватившись за ручку кресла, она нахмурилась, прислушиваясь к голосу.
— Уильям! Это Нортон! Ты здесь?
«О, нет! Это теннинг!» — испуганно подумала девочка, усилием воли не поворачивая голову в сторону второго кресла. Она все еще не могла посмотреть в ту сторону. Но одно она решила точно — сбежать. Бежать так далеко, как только можно.
Стоило шагам Нортона стихнуть, Айрин рванула в комнату библиотекаря, нашла его свитер и брюки, быстро переоделась в них, закатив рукава и штанина. Чтобы брюки не упали, пришлось обмотать их несколько раз веревкой. Затем, посмотрев на себя в зеркало, Айрин схватила ножницы и обрезала волосы. Вышло криво. Но теперь вряд ли кто-нибудь увидит в ней девочку. Схватив волосы, она закинула их в камин.
«Не позволю засунуть меня в приют».
Выбежав в библиотеку, Айрин резко замерла, уставившись на посиневшее тело старика. Медленно подойдя к креслу, девочка шмыгнула носом, даже не пытаясь остановить слезинки, скатившиеся с ее щек.
— Простите, дедушка… Я обязательно навещу вашу могилу.
Айрин резко развернулась, резко смахнула слезы с лица и направилась в сторону черного хода.
Уже через пять минут, Айрин бежала по улице в сторону трущоб. Там… там есть те, с кем она может побыть. Те, кто сможет помочь. Или просто научить жить. Только Айрин не собиралась показываться им в таком жалком виде. Поэтому, завернув в ближайший переулок, Айрин залезла между двух ящиков, прижала губы к коленям, чтобы заглушить звук, и закричала. Слезы все еще катились по ее щекам.

+5

4

— Уильям! Я вернулся! — неуверенно проговорил Теннинг, стучась в дверь костяшками пальцев. Прошло несколько часов с его утреннего визита, и отсутствие хозяина настораживало. По четвергам Уильям Рид имел выходной, и они с Грифом заполняли его игрой в шахматы и обсуждением библиографических редкостей. Теннинг мог предположить, что библиотекарь отправился с утра к булочнику или пошел на почту отправить несколько писем, но весьма маловероятно, чтобы он ушел надолго, тем более в такой день. Впрочем, Теннинга настороживало не это: дома не оказалось и девчонки. Уж она-то должна быть дома! Теннинг хлопнул по двери ладонью, и торопливо сбежал с крыльца.

Через полчаса к дому 76 по Кедровой улице подъехал клириканский кэб. Из него вышел Гриф в компании двух служителей закона. Теннинг жестом указал на дверь.

— Милсдарь Рид! — один из клириков громко постучал. — Милсдарь Рид, говорит патрульный Семуэль Перкинс! С Вами все в порядке?!

Не получив ответа, клирик прокричал в дверной проем:

— Милсдарь Рид, сейчас мы зайдем с черного хода. Если Вы дома, дайте знать!

Выждав секунду, он махнул своему напарнику, и клирики помчались к черному ходу. Теннинг на мгновение задержался, вынул из внутреннего кармана темный флакон, сделал один глоток и поспешил за ними.

В комнате стояла духота. Пахло старостью. Маятниковые часы гулко тикали. Сделав несколько шагов, Перкинс обнаружил тело Уильяма Рида и отправил второго клирика за помощью. Вошедший следом за ним Теннинг концом трости сдвинул книгу, которая до сих пор лежала на груди старика. Прочитав заглавие, он неодобрительно покачал головой.

— Ничего не трогайте! — прикрикнул на него Перкинс.
— Конечно, — заверил его Гриф. — извините.
— Вы были хорошо знакомы с погибшим?
— Да, мы часто коротали вечера вместе. Профессиональные интересы. Однако, есть кое-кто, кто сможет больше рассказать о произошедшем.
— И кто же это? — удивленно спросил клирик.

Гриф вытер еще влажные от снадобья губы носовым платком и ответил:

— Его приемная дочь.

***

Айрин плакала, сжавшись в комок между деревянных ящиков с узком проулке. Вдалеке послышались трещотки клириков: ее уже ищут. Впрочем, искали не ее — искали девочку с длинными волосами, девочку-домоседку, любительницу книжек. Своенравную, но безобидную. Сейчас Айрин плохо подходила под это описание: не в меру большая одежда старика полностью скрыла линии ее фигуры, а новая прическа изменила форму лица. Айрин походила на мальчика-попрошайку, и, пожалуй, никто не смог бы узнать ее в этом образе.

И тем не менее она чувствовала, что за ней наблюдают. Отвлекшись от горестных мыслей, она вытерла слезы и осторожно выглянула из-за ящика: никого.

— Я здесь. — спокойно сказал кто-то. Айрин дернулась от испуга и только тогда заметила юношу, который сидел на ящике. Он смотрел на Айрин ясными карими глазами и жевал яблоко. Стоило девочке встретиться с ним взглядом, как на его лице появилась добродушная улыбка. Показывая, что он абсолютно безобиден, юноша протянул ей руку и представился:
— Ник.

Ник угостил Айрин вторым яблоком и присел рядом, будто бы они были старыми друзьями. Из-за мешковатой одежды и исходящей от него уверенности ему можно было бы дать как тринадцать, так и семнадцать лет. Так или иначе — подросток. Айрин решила, что он тоже из уличных ребят, хотя раньше его не встречала. Ник подождал, пока Айрин доест яблоко и помог ей встать.

— Надо идти. — просто сказал он. Перед уходом он перегородил проулок ящиками.
— На всякий случай. — пояснил Ник и подмигнул новой знакомой. Потом взял ее за руку и повел прочь из проулка.

Отредактировано Эдвард фон Блюменфрост (11.10.2017 11:01)

+3

5

Айрин сидела на холодной земле, прижимая коленки к груди и размышляла. Она уже немного успокоилась. Истерика прошла, но в груди поселилась апатия и тоска. Сил, чтобы встать не было. Да и желания что-либо делать тоже. Несмотря на это, разум был чист и ясен. Правда, мысли в нем блуждали не утешительные.
Айрин размышляла над тем, что она, возможно, действительно проклята. Потому что люди вокруг нее умирают. И ладно дедушка Билл… он, скорее всего, погиб от старости. Хотя, по мнению Айрин, библиотекарь был здоров, как бык. Девочка за четыре года ни разу не видела, чтобы старик болел. В отличие от Айрин.
Девочка в очередной раз шмыгнула носом, осознав, что теперь никто заботиться о ней не будет. Просто больше никому она не нужна. Совсем одна, в неизвестно мире.
Айрин словно наяву увидела добрую улыбку матери и слегка прищуренные веселые глаза отца. Она почти забыла, как выглядят родители. Лишь фотографии, которые остались в доме библиотекаря говорили о том, что мама, папа и брат жили. Но Айрин оставила все вещи дома. Потому что понимала — с ними ей не скрыться. А она слишком дорожила своей свободой, чтобы добровольно направиться в приют. Айрин достаточно наслушалась историй про них от воришек. Каждый, кто хоть раз побывал в том месте, утверждал, что ел на улице больше, чем в том месте.
Но что теперь делать?
Девочка посмотрела на дрожащие ладони и нахмурилась. Работать она не умела. В детстве слишком была слаба здоровьем, поэтому родители ее берегли. У нового опекуна работать было не нужно. Да и кто возьмет ребенка на работу? Тем более такого, как она. Айрин никогда не поддавалась иллюзиям. Она знала, что выглядит лет на восемь в свои десять лет. Знала, что очень слаба телом. Знала, что много просто не понимает. И кто захочет с такой возиться?
От таких мыслей, на глазах снова навернулись слезы. Айрин уже снова хотела уткнуться лицом в колени, но неожиданно почувствовала, что на нее смотрят. Сердце пропустило удар, а затем заколотилось, как бешенное. Она сразу подумала, что ее нашли клирики. Но, выглянув за угол, никого не увидела. Не успела Айрин с облегчением вздохнуть, как сверху раздался спокойный голос:
— Я здесь.
Вздрогнув всем телом, девочка резко подняла голову. Казалось, что сердце сейчас выпрыгнет из груди. Айрин была уверена, что если бы она сейчас стояла, то непременно бы упала.
На ящике сидел мальчик. Он был старше Айрин. Это девочка поняла, стоило ей взглянуть в карие глаза незнакомца. Они были… другими. Не такими, как у других воришек. А то, что этот парень воришка — не было никаких сомнений. Мешковатая одежда, торчащие во все стороны волосы и пыль на носу говорили сами за себя.
Незнакомец смотрел на Айрин и грыз яблоко. Но стоило девочке поднять взгляд, его губы растянулись в теплой улыбке. Она не ожидала такого. Просто… просто те, кто оказался на улице, давно разучились улыбаться вот так. Они разучились радоваться мелочам. И всегда во всем ждали подвоха.
— Ник, — представился незнакомец, протягивая руку. Айрин замешкала на пару мгновений, но затем слабо сжала большую ладонь дрожащими пальцами.
— Айрин, — кивнула девочка, слегка постаронившись, когда Ник опустился с ней рядом. Было что-то странное в этом всем. Девочка сама не знала, что именно. Сидя в грязной подворотне, со абсолютно незнакомым человеком, она чувствовала умиротворение и спокойствие. Всего пару минут назад она готова была снова зарыдать, но слезы уже давно высохли. Айрин сама не поняла, когда это случилось.
Откусив кусочек от кислющего яблока, Айрин подняла взгляд наверх. Сквозь темные крыши и веревки с бельем, проглядывалось голубое небо. Девочка невольно усмехнулась. Так странно… в такой нищете и такое великолепие.
— Надо идти, — прервал тишину спокойный голос Ника. Айрин это сама понимала. Она убежала не далеко от дома старика. Поэтому ее могли быстро найти. Кивнув, девочка встала с земли, быстро отряхнула одежду и уставилась на парня. Пора было бежать. Вот только куда? Айрин не знала. Ник быстро задвинул ящиком проход в подворотню и подмигнув, пояснил:
— На всякий случай.
Затем, ни сказав ни слова, схватил девочку за руку и потянул в неизвестно направлении.
Айрин шла молча. Она даже не оглядывалась, чтобы не вызвать подозрений. Неожиданно она осознала — ее ведь ищут. Потому что она последняя, кто видел дедушку. Она последняя, кто с ним разговаривал.
«А если меня обвинят в его смерти?!» — ужаснулась девочка, крепче схватив Ника за руку. Она не собиралась об этом рассказывать. Но если все так пойдет, ее точно могут поймать. Если уже не поймали…
Айрин вскинула голову и, слегка прищурив глаза, уставилась на парня.
— Куда мы идем? — тихо спросила девочка, отпуская руку нового знакомого. Благоразумие к ней вернулось. Адреналин заставил голову работать четко и обдуманно.
— Как ты вообще наткнулся на меня в том переулке?

+3

6

Ник старался идти как можно быстрее, то и дело сворачивая на маленькие улочки. В очередной раз завернув за угол, он вдруг обнаружил, что девочка не идет за ним. Ник испугано выглянул из-за угла. Айрин стояла и смотрела на него, слегка прищурившись.
— Куда мы идем? — тихо спросила она. — Как ты вообще наткнулся на меня в том переулке?
Ник непонимающе посмотрел на Айрин.
— Так же, как и ты: решил переждать, пока не уйдут клирики. В округе что-то случилось, с самого утра кого-то ищут. Ну и... — Ник смущенно почесал затылок. — Есть одно место... Оно не то чтобы мое, но я там ночую. Там тепло и безопасно. И еще там есть яблоки.
Помедлив секунду, он добавил:
— И сыр. И, наверное, хлеб еще остался... Все лучше, чем сидеть между ящиками и ждать, пока тебя сцапают клирики, а?

***

Убежище Ника располагалось в полуподвальном помещении в одном из старых пансионов. Хозяин дома давно умер, и апартаменты сдавали многочисленные самозванцы. Поэтому пансион то заселялся, то пустел. Канализация давно вышла из строя, но это скорее пошло на пользу дому: полузатопленный подвал высох, не успев покрыться плесенью или превратиться в выгребную яму.

Прежде чем войти в подвал, Ник выдвинул один из кирпичей в стене и, просунув руку в дыру, долго что-то крутил. Наконец изнутри послушался звон металла: как будто железная труба стукнулась о пол. Ник толкнул дверь и позвал Айрин внутрь.

Воришка занял небольшую заброшенную подсобку. Для мальчика, выросшего на улице, она выглядела как номер в отеле Эффенбаха. Ник натащил сюда старых досок и сложил из них нечто наподобие шкафа. Кроватью ему служил матрас, утащенный из комнаты пансиона на третьем этаже — самой дорогой из комнат пансиона. К потолку Ник прикрепил птичью клетку, в которой хранил еду, чтобы до нее не добрались крысы и тараканы.

В комнате царил полумрак: свет еле-еле проникал через маленькое окошко под потолком. По вечерам Ник зажигал свечу. Читать книги тоже приходилось при свете свечи. Ник очень любил книги. Он воровал их из книжного магазинчика Блэка (что давалось ему довольно легко, учитывая, что мистер Блэк почти всегда страдал от похмелья) и холодными вечерами рассматривал иллюстрации или завороженно водил пальцем по строчкам. Несколько книг в пестрых обложках лежали на его матрасе.

Ник обвел рукой комнатку и пожал плечами:
— Ну, располагайся!

Он отломил край слегка почерствевшего хлеба, добавил кусок сыра и передал гостье.

— Здесь нас никто не найдет, но лучше не попадаться на глаза постояльцам пансиона. Хоть я и запираю дверь, если кто-то узнает о моем секретном месте, обязательно влезут и все заберут.

Ник посмотрел в глаза Айрин.

— У меня так было... пару раз... — он почесал переносицу. — Ну, в других местах.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Мастерские указания

Особое внимание обрати на книги. Их содержание полностью оставляю на твое усмотрение, но по большей части это приключенческие романы. Во всех есть по нескольку черно-белых иллюстраций. Они могут быть знакомы тебе. Это может стать отличной основой для общения и зарождающейся дружбы.

+1

7

— Так же, как и ты: решил переждать, пока не уйдут клирики. В округе что-то случилось, с самого утра кого-то ищут. Ну и… Есть одно место… Оно не то чтобы мое, но я там ночую. Там тепло и безопасно. И еще там есть яблоки.
Айрин с подозрением смотрела на Ника. Он выглядел старше нее. И сильнее. И то, что Ник сейчас пытается что-то объяснить, никак не соответствовало тому, что знала о воришках Айрин. В большинстве своем все они всегда думали лишь о себе. Везде искали выгоду. Лишь к себе подобным относились с долей интереса, но подставить могли все равно. Айрин понимала эту политику даже слишком хорошо, и это немного пугало.
— И сыр. И, наверное, хлеб еще остался… Все лучше, чем сидеть между ящиками и ждать, пока тебя сцапают клирики, а?
Айрин нахмурилась, бросила быстрый взгляд за спину и коротко кивнула. Она знала, что ищут именно ее. Теннинг знал о том, что дедушка взял ее к себе. Поэтому, вернувшись, точно обнаружил труп старика, но не ее. И клириков отправил, чтобы Айрин схватили и отправили в приют. Он часто говорил, что «грязного отребья» на улице развелось слишком много. И взгляд мужчины частенько останавливался на Айрин.
Девочка нахмурилась еще сильнее. Она боялась Теннинга. Потому что знала, что он ее недолюбливает. И попасть в приют очень не хотелось, поэтому Айрин решила довериться новому знакомого.
Безропотно последовав за Ником, Айрин старалась не оборачиваться. Она знала, из книг Мориарти, как себя ведут те, кто в чем-то виноват. Или чего-то боится. А если Ник узнает, что клирики ищут ее, то обязательно потребует что-то за то, что он ее не выдал.
Вскоре Ник привел девочку к старому пансиону. Он был старым и разваливающимся. Но Айрин это не смутило. Ее часто водили по таким местам друзья воришки. Некоторые даже рассказывали, как и где проще спрятаться, когда за тобой погоня. Но таких ребят было не много. И те в основном сами недавно оказались на улице.
Айрин, нахмурившись, наблюдала за домом и улицей, пока Ник возился с подвальной дверью. Она боялась, что их увидят и этот подвал станет для них ловушкой.
«Хотя, не думаю, что у такого, как он нет путей отступления», — подумала малышка, когда позади послышался шум открывающейся двери. Девочка обернулась и несмело последовала за Ником в его убежище.
В комнате было довольно темно. Айрин слегка прищурилась, чтобы разглядеть обстановку. К ее удивлению, все было не так плохо, как она предполагала. Ей казалось, что вокруг будет сыро и холодно. Да, запах плесени сильно бил по носу, но в остальном все было хорошо.
— Здесь нас никто не найдет, но лучше не попадаться на глаза постояльцам пансиона. Хоть я и запираю дверь, если кто-то узнает о моем секретном месте, обязательно влезут и все заберут. У меня так было... пару раз... Ну, в других местах.
— Ты уверен, что тут безопасно? Когда мы сюда шли, нас могли заметить многие, — с сомнением произнесла Айрин, внимательно оглядывая обстановку. — Так говоришь, словно первый день на улице. Даже я знаю, что ребята забирают все, что плохо лежит. 
Девочка медленно осматривала стены, пол, потолок… Ее внимание сразу привлекла стопка книг, лежащая на старом матрасе. Подойти к ним, девочка легко подхватила один из томиков, с удивлением обнаружив один из романов Шерлока Мориарти. Она много чего не понимала в этих книгах. Но они были очень интересными и увлекательными!
— Ого, — тихо сказала девочка, бросая взгляд на Ника. — Ты умеешь читать? Я в этой книге многое не поняла. В библиотеке дедушки были справочники, но стояли на самых верхних полках и…
Неожиданно Айрин поняла, что на глазах у нее снова наворачиваются слезы. Резко отвернувшись от Ника, она начала тереть лицо, чтобы прийти в себя. Андерс понимала — тех, кто умер уже не вернуть. Понимала так отчетливо, как никто другой. Она всего лишь за одну ночь лишилась всей своей семью.
Слезы еще не успели высохнуть, когда на улице послышался какой-то шум. Испуганно вздрогнув, девочка быстро подошла к двери и осторожно выглянула сквозь щель. По переулку шли клирики. Их взгляд не выражал ничего хорошего. Почувствовав, как табун мурашек пробежал по спине, Айрин посмотрела на Ника. Неужели он сдал ее? Да не может быть! Они всю дорогу сюда были вместе. Может, сдал кто-то другой?
— Что нам делать? — одними губами произнесла Айрин, всей душой надеясь, что клирики их не найдут.

Отредактировано Айрин Андерс (04.11.2017 16:06)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Парящий гриф


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC