Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Кто первый сел — того и место


Кто первый сел — того и место

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/22-Centralnyj-park/7.png
Участники: Натаниэль, Елиссавета Хольд.
Локация: беседка у пруда в Центральном парке.
Описание: изменчивая северная весна решила подарить жителям столицы ясный, теплый выходной денек. Уставший после тяжелой трудовой недели Натаниэль посвятил тихий вечер прогулке в тенистом парке, наслаждаясь просыпающейся после долгой зимней спячки природой и намереваясь встретить закат в одном из красивейших мест. Однако цель его прогулки уже не пустовала — в беседке после дня полного тревог и беготни нашла уединение Елиссавета Хольд, захваченная сомнениями и страхами. Но такая случайная встреча, кажется, отличный повод для знакомства.
Дата: 6 апреля 1828 года.

+3

2

Лисса устало опустилась на чуть нагретый предзакатным солнцем темный камень скамьи и бездумно уставилась на покрытое мелкой рябью зеркало воды. Шевелиться не хотелось, все тело будто налилось тяжелым свинцом и лишь без конца мучительно ныло. Хотелось только закрыть глаза, блаженно растянуться на полу беседки и уснуть беспробудным сном. А позже очнуться дома, в тихой по утрам ювелирной лавчонке, чтобы отец не пил, а рисовал эскизы изящных украшений, и мама была жива. Чтобы семья Лиссы могла поддержать ее, помочь, направить в правильную сторону. Одиночество в чужом огромном городе больше всего прочего пугало и лишало сил бороться дальше. Последние дни слились в сознании Хольд в одну непрерывную кошмарную заботу, бег с препятствиями, не имеющий ни старта, ни финиша. Сумма, вырученная за продажу дома, не стремительно, но все же исчезала, постоянно хотелось есть и что самое страшное — снова приключилась бессонница.
Но громкая песнь лягушек и мирный пруд с плавающим в нем отражением солнца упрямо не желали исчезать, и девушка лишь забралась на скамью с ногами и, обхватив колени, прислонилась спиной к витой колонне, поддерживающей свод крыши. Мерный, едва слышный плеск воды, монотонное стрекотание насекомых да умиротворяющее тепло благотворно повлияли на состояние Лиссы, тревожные морщинки на лбу разгладились, с лица исчезло выражение нервной напряженности. Что-то внутри, натянутое, словно тетива охотничьего лука, постепенно отпускало.
Подул слабый ветерок, заставляя зашелестеть листья высоких цветущих кустов, и вместе с ними затанцевали на полу беседки причудливые солнечные пятна. Девушка улыбнулась, потянулась до легкой боли в суставах и распустила стянутые косой волосы. Жизнь начинала казаться не так уж и плохой. Красота этого мирного, безлюдного уголка парка заботливо отгоняла беспокойные мысли о правильности выбора, заботы о ночлеге, тревожный призрак одиночества и неусвоенных формул. Природа расставляла все на свои места и давала так недостающую девушке силу верить в себя.
Любопытный крыс Виль выполз из сумки и неуклюже шлепнулся на пол, отряхнулся и быстро побежал под ближайший куст.
— Глупое животное, куда ты собрался? — Хольд спрыгнула со скамьи, пытаясь догнать и схватить проворную крысу, уже успевшую исчезнуть среди густого сплетения растительности. — Вот дурак. Ну и ладно.
Лисса раздраженно фыркнула и уже хотела вернуться на свое место, но ее привлекла растущая под одним из кустов сирени полынь.
— Хоть какая-то польза от тебя есть, Виль, — девушка достала из небольшого кармашка на юбке маленький ножик и аккуратно срезала растение. Во всяком случае, этот невзрачный сорняк обещал пару часов спокойного сна, так ей необходимого. Лисса поднялась с колен, стряхнула с платья налипшую землю и, вернувшись на скамью, стала ниткой перевязывать свой маленький подарок, щедро подкинутый природой.

+7

3

Несмотря на все приятные неожиданности и чудеса, которые преподнесла эта неделя, Натаниэль чувствовал себя довольно-таки измотанным. К тому же начало весны, вечный авитаминоз, весенняя депрессия... Это его мало касалось, но все же межсезонный переход до сих пор давался вампиру несладко. Именно поэтому сегодня он решил выбраться на небольшую прогулку по центральному парку. Естественно, в выходной, на редкость теплый день все вылезли из своих домов-норок, поэтому в парке практически яблоку было негде упасть, но Натан знал одно место в глубине, куда мало и редко кто доходил.
Удаляясь все дальше и дальше от прогулочных дорожек, Натаниэль все больше чувствовал, как постепенно отпускают его все тяготы работы, и забывается все, что беспокоило. Он уже приближался к пруду и беседке. Рассматривая водную гладь, вампир потянулся в карман за книгой, как вдруг в зеркале озера увидел, что в беседке уже кто-то есть. Приблизившись поближе, он разглядел, что это девушка, которая вдруг встала и пошла куда-то, и у Натаниэля уже зародилась надежда, что она сейчас уйдет... Но нет. Девушка вернулась с пучком трав и уселась на свое прежнее место. Вампир стоял в замешательстве, раздумывая, то ли идти искать дальше, то ли все же остаться: ведь не должны же вроде они друг другу помешать?
Он еще раз взглянул на девушку. Казалось, что она с кем-то разговаривает. «Ну ладно...» — Натаниэль решил все же не отступать от задуманного и спокойным шагом прошел к беседке.
— Кхм, — словно прокашливаясь, Натаниэль решил привлечь для начала внимание девушки, увлеченно перевязывающей травы, чтобы не напугать. — Прошу прощения, юная леди, я вам не помешаю, если почитаю здесь? — голос его звучал как-то неестественно по-взрослому, что вампир даже сам удивился: «Неужели, перешел ту границу даже для вампиров, когда можно еще считать себя молодым?»

Отредактировано Натаниэль (05.07.2013 22:17)

+6

4

Лисса вздрогнула. Растения выпали из рук, вновь растрепываясь, катушка ниток скрылась под лавочкой. Девушка застыла на секунду, справляясь с первой волной страха, и осторожно обернулась. Она совсем не ожидала встретить кого-то в таком безлюдном местечке.
У входа в беседку стоял красивый молодой незнакомец, внешности жителя востока и, судя по всему, вампир. Он не казался настроенным агрессивно, но легкая тяжесть ножа в кармане стала вдруг приятной. Хотя, Хольд сразу же оборвала эту линию мыслей: нет затеи глупей, чем пытаться противостоять вампиру. Ножом, конечно, при определенной удаче можно вполне больно ткнуть, но в данной ситуации это вряд ли можно было считать хорошим решением. Сейчас самым правильным казалось собрать вещички и исчезнуть, освободив место, но вот сбежавшая не вовремя крыса...
А вообще, к чему все эти беспокойные размышления? От одиночества и тревог в чужом городе Лисса начала подмечать в себе странные признаки нервного истощения, и любой встречный человек или вампир, казалось, только и жаждет удобного момента, чтобы причинить ей вред. Она боролась с этим ощущением, но это давалось ей с трудом. Все вышло совсем не таким простым, как казалось на первый взгляд. Но все пройдет, стоит только ей разобраться с делами и получить хоть какую-то уверенность в будущем. И в ответ на просьбу она лишь слабо улыбнулась.
— Нет, что вы. Вам не стоит обращать на меня внимание... милсдарь.
После чего она собрала брошенные растения, ловко выудила из-под лавки катушку и продолжила свое нехитрое занятие, решив пока ничего не предпринимать, а как только глупая животинка соизволит выбраться на свет, отчалить в неизвестном пока даже ей самой направлении. Накатившая в первые секунды волна страха давно прошла, но оставила мелкий неприятный осадок, отчего былая расслабленность сменилась напряженностью. Хольд осторожно поглядывала то на издевательски шуршащий кустарник, то на неожиданного соседа по беседке (к сложной гамме эмоций постепенно примешался и интерес) и продолжала кропотливо связывать грубой белой ниткой свой ночной сон.

Отредактировано Елиссавета Хольд (14.07.2013 15:28)

+4

5

Все же его появление явно было неожиданным для девушки. Она вздрогнула, выронила травы и катушку. Вампир хотел было помочь, но она и сама быстро справилась. Все ее движения, а также взгляд выдавали напряженность. Она была натянута, словно струна. «М-да, Натаниэль, шел бы ты лучше дальше своей дорогой», — подумалось вампиру, но его присутствие уже было одобрено, если можно так сказать.
— Нет, что вы. Вам не стоит обращать на меня внимание... милсдарь, — перед последним словом была сделана странная пауза. По всей видимости, девушка не привыкла так обращаться к собеседникам, что, впрочем и не нужно было Натану, но он не стал обращать на это внимания вслух.
Вампир достал книгу и принялся читать, однако, прочтя несколько слов, он, чувствуя напряженность и тяжелое молчание, повисшее в беседке, все же решил, что неприлично в общем-то вести так, да и читать в такой обстановке было непросто.
— Позвольте узнать... — начал он, но фраза опять звучала вычурно вежливой. — Вы увлекаетесь травами? Занимаетесь врачеванием? — «Врачеванием?» — переспросил он сам у себя. — «Н-да, откуда ты только такие слова сегодня вытаскиваешь. Но ведь сейчас уже 1828 год на дворе, а не 1628-й», — он хмыкнул своим мыслям и посмотрел на девушку. Она выглядела измотанной. Казалось, что эта неделя заставила ее побегать, и вот, она пришла отдохнуть от мирских забот, а он, мерзкий вампир, помешал ей отдыхать. Теперь, в общем-то, стала понятна и напряженность во взгляде и скованность в ее движениях. Натаниэль еще раз пожалел, что остался, но, впрочем, может, он мог бы ей как-то помочь. Хоть и мало представлял, чем.
Вдруг ее сумка зашевелилась и оттуда вылезла крыса, явно норовя сбежать. Вампир изумленно смотрел на маленькое существо и его хозяйку. Нечасто ведь встретишь любительниц крыс.
— Это ваш? — он улыбнулся, наблюдая за тщетными попытками животного.

+4

6

Солнце медленно скрывалось за деревьями, ложась широкими полосами света на аккуратные дорожки парка и подсвечивая тонкие листики верхушек. Над ним протянули свои невесомые нити перистые облака, окрашенные снизу в нежный персиковый цвет. Небо было спокойно и вместе с тем непрерывно менялось, меняло свой оттенок, а облака незаметно, поддаваясь каким-то воздушным течениям, мигрировали по его синеющей глади. Вечерело, и поднялся несильный прохладный ветер.
Лисса на мгновение оторвалась от работы, взглянув с наслаждением на предзакатное небо, рассеянно улыбнулась и, накинув последнюю петлю, убрала основательно спеленованную полынь в сумку. Весенний вечер успокаивал. Его неотвратимость, предшествующая неминуемому наступлению ночи, а затем утра, накладывала на эти короткие часы вечное клеймо стабильности жизни, ее циклической бесконечности и нерушимости законов. Вечер наступал каждый день, год за годом, в ровно отведенный ему срок, также, как и всегда в нужное время показывалось из-за горизонта солнце. Эта простая, но неизменная закономерность давала приятную иллюзию бессрочности и ее, Лиссы, собственной жизни.
Услышав вопрос, девушка повернулась и в первый раз прямо посмотрела на своего случайного знакомого. Он совсем не выглядел агрессивным или угрожающим, а вежливый, спокойный, даже чуть смущенный, как показалось Хольд, тон располагал к себе. Прежние опасения стали ненужными и глупыми, в самом деле, можно ли обвинять совершенно незнакомых вампиров невесть в чем?
— Да... в некотором роде. Я приехала в Дракенфурт учиться алхимии и медицине.
«И доказать своему мертвому отцу, что проблемы можно решать не только побегом в другое государство», — добавила она про себя, и, сама не зная зачем, продолжила:
— А это полынь. Сорняк, конечно, но обладает ярко выраженными седативными свойствами, помогает успокоиться и уснуть. Если добавить ее в чай, — Лисса опустила глаза и отвернулась к озеру. В нем полыхали золотом последние лучи солнца, и на мелкой ряби беспокойно дрожали лилии. Маленькая птичка, усевшись на тонкую ветку куста у самой воды, вытянула яркую шейку, словно рассматривая свое отражение. Снова подул слабый ветерок, и девушка, звякнув десятком тонких браслетов, поправила моментально растрепавшиеся волосы. Становилось прохладно.
Свежий, влажный воздух наполнял легкие, пьяня, и Лисса глубоко дышала, разнеженная спокойствием вечера. Пахло подгнившим деревом, стоялой водой и водорослями, но сейчас этот запах казался приятным, частью теплого тихого завершения дня. Накатившее напряжение вновь отступало, подобно волне, и на его месте оставалась отвратительная, холодная пустота. Девушка была рада, что в это мгновение она не одна, в такие минуты в голову обычно лезли страшные, грустные мысли.
— Это ваш?
Лисса удивленно уставилась на вампира, потом, проследив за его взглядом, увидела неуклюже капающегося в сумке Вильгельма. Она и не заметила, как он вернулся.
— Да, его зовут Виль, — она посадила крысу на колени и аккуратно почесала пальцем за маленьким ушком. Снова посмотрела на своего собеседника, тепло улыбнувшись, — Чудесный сегодня вечер, не правда ли? Никогда не думала, что на вампира можно вот так запросто наткнуться в парке.

+4

7

— Да... в некотором роде. Я приехала в Дракенфурт учиться алхимии и медицине. — ответила девушка. — А это полынь. Сорняк, конечно, но обладает ярко выраженными седативными свойствами, помогает успокоиться и уснуть. Если добавить ее в чай, — Натаниэль с интересом слушал собеседницу. Медицина и алхимия были для него так же далеки, как астрономия и штурмановское ремесло. «Увы и ах, триста лет так мало, чтобы узнать все, но в будущем остается еще меньше времени, а количество непознанного все не уменьшается», — грустная улыбка промелькнула на губах вампира. Все же знать все обо всем невозможно. Для человека — хорошо и достаточно быть экспертом в одном каком-либо деле, но для вампира непростительно потратить несколько веков жизни на что-то одно. Хотя разбрасываться по различным сферам тоже глупо — даже настолько длинной жизни не хватит для всего.
— А почему именно алхимия и медицина, если не секрет? — Натаниэль прикрыл книгу, заложив закладкой страницу, и, закинув ногу на ногу, устроился на своем месте поудобнее. Вечер, да и место предрасполагали к беседе, хотя и дул прохладный ветерок. Собеседница, несмотря на свою молодость, тоже казалась вполне приятной.
— Да, его зовут Виль, — вампир слегка изогнул бровь в удивлении и улыбнулся. Девушки порой бывают странными... Одна любит лошадей, другая — крыс. Необычный выбор, в принципе. «Раньше крыс боялись... И визжали при первом их появлении, а теперь — держат, как домашних животных... Может, тоже себе кого-нибудь завести?» — вампир прикрыл глаза и ухмыльнулся. У него никогда не было собственного домашнего животного. Во дворце было много всякой живности: павлины, верблюды и прочая нечисть — но у него самого никогда.
— Чудесный сегодня вечер, не правда ли? Никогда не думала, что на вампира можно вот так запросто наткнуться в парке, — Натан посмотрел на девушку и улыбнулся. Сам он редко задумывался об этом, да и вечная работа с людьми на верфи как-то стерла яркие различия между ними.
— В Дракенфурте это происходит довольно часто. Тут много таких, как я, — ответил он. — И более опасных существ. Поэтому лучше все же не бродить слишком поздно одной, — он посмотрел поверх головы девушки на уже скрывающееся из виду солнце. — Вам не холодно, юная мисс? Не желаете пройтись?

Отредактировано Натаниэль (30.07.2013 00:52)

+2

8

Лисса расслабленно поглаживала мягкую шерстку Виля и наслаждалась моментом. Сейчас ей было хорошо и свободно, как не было уже давно. Она просто не была одна, и этого уже было достаточно, чтобы поднять ее изменчивое, словно весенняя погода, настроение на достойный уровень.
— А почему именно алхимия и медицина, если не секрет?
Хольд оторвалась от задумчивого созерцания пытающегося закопаться в складки юбки Вильгельма и внимательно взглянула на вампира. Этот вопрос для нее был достаточно личным и до определенного предела болезненным, чтобы требовать некого уровня доверия. Ей неосознанно не нравилось, когда он задавался просто так, не из любопытства или доброго к ней отношения, а из холодной вежливости, и собеседник совершенно был не настроен слушать ответ. Умом она понимала, что не стоит цепляться к таким элементарным вещам, и ответ ее не так ценен, но бессознательная обида все равно иногда появлялась и оставляла легкий, но неприятный осадок.
Но незнакомец совершенно не казался равнодушным, да и после стольких дней одиночества безумно хотелось говорить, говорить о чем угодно и слышать чужой голос.
— Мне всегда хотелось приносить пользу людям. И всегда было стремление к изучению наук. И я думаю, почему бы мне не совместить два желания? Медицина, кажется, отличный для такого дела предмет изучения. Можно помогать всем, кому только понадобится твоя помощь, и при этом никогда не отрываться от познания уже накопленного народами опыта и постижения еще неизведанного, — Лисса, говоря, аккуратно рассматривала своего неожиданного собеседника, стараясь при этом не показаться слишком нескромной. Она часто пристально вглядывалась в черты лица людей и вампиров, которые казались ей привлекательными, но в этом никогда не было никакого умысла или намека, ей просто нравилось все красивое, и люди, вампиры и вообще все живое определенно входили в это понятие. — Наш век не так долог, и часто приходится делать сложный выбор, который может быть необратимым. А я просто очень не люблю выбирать. Мне все время кажется, что я выбрала не то, что нужно, и я топчусь на одном месте, постоянно оглядываясь назад. И было бы очень здорово, знаете, вместо эликсиров использовать порошки... Я уже заговорилась, кажется, — Лисса закусила нижнюю губу, но не удержалась, и весело рассмеялась. На нее напал один из тех приступов веселья, которые она считала признаками нервического истощения. Но в эту минуту это не вызвало у нее никакого беспокойства.
Когда девушка немного успокоилась, она вновь посмотрела на незнакомца, все еще широко улыбаясь.
— Прошу прощения, милсдарь. Я сегодня никак не могу держать себя в руках, — она водрузила уже полусонного Виля себе на плечо. — Вы даже не представляете, насколько рано мне пришлось изучить урок про хождение в одиночку по ночам. А существа... более опасные, чем вы? А вы тоже опасны? — девушка в притворном ужасе чуть отодвинулась от вампира и вновь рассмеялась. — С этим совершенно невозможно совладать, простите меня, пожалуйста. А вообще, вы совершенно правы, становится прохладно, особенно у воды.
Лисса аккуратно завязала застежки на своей небольшой сумке и встала, чувствуя, что маленькая передышка пошла впрок ее измученному бесконечной беготней телу. Это был действительно хороший вечер. На минуту она засмотрелась на покрытую мелкой рябью гладь водоема. Он был красив, с цветущими лилиями и отражением усыпанных мелкими цветками плодовых деревьев вокруг, полный живности, в постоянном биении жизни. Но как этот маленький пруд был бесконечно далек от прекрасных озер Орлея, огромных, похожих на громадные зеркала, разложенные среди лесов и полей. Кажется, Хольд в первый раз почувствовала, что немного все же скучает по дому, по тому укладу жизни, к которому привыкла. Пусть он был далек от идеала, но он хотя бы был.
— А не будет нескромно спросить ваше имя? Мы почти целый вечер провели вместе, а я совсем ничего о вас не знаю. Даже имени, — она задумчивого оперлась руками на широкий бортик беседки и неожиданно, даже для самой себя, спросила: — А как думаете, далеко идти до кладбища?
Девушка вдруг подумала, что она провела в городе уже несколько дней, но еще ни разу даже и не задумалась о том, чтобы пойти и посмотреть, не сможет ли она найти могилу матери. Вспомнить ее лицо и, может быть, вместе с ним появятся и другие ценные воспоминания, стертые вечным молчанием отца, будто со смертью жены, в нем умерла и всякая память о ней.

+2

9

Девушка помолчала, а потом стала говорить с таким чувством, что Натаниэль даже заслушался, и поэтому, когда она прервала свой рассказ, он хотел было сказать, что она вовсе не заговорилась, а ему, наоборот, очень приятно слушать, незнакомка вдруг рассмеялась. Вампир слегка изумленно посмотрел на нее.
— Прошу прощения, милсдарь. Я сегодня никак не могу держать себя в руках. Вы даже не представляете, насколько рано мне пришлось изучить урок про хождение в одиночку по ночам. А существа... более опасные, чем вы? А вы тоже опасны? — при этих словах девушка состроила гримасу ужаса, и вампир лишь снисходительно улыбнулся. Некоторое беспокойство за эту юную леди закралось в душу Натана. Возможно, если он сам и не опасен, то другие вполне могут быть, а приличное поведение в общественных местах далеко не гарантия личной безопасности в таком месте, как это, например. Но девушка продолжала: — С этим совершенно невозможно совладать, простите меня, пожалуйста. А вообще, вы совершенно правы, становится прохладно, особенно у воды.
Натаниэль тоже встал и, подойдя к девушке, предложил ей руку, под которую она бы смогла его взять для последующей прогулки.
— А не будет нескромно спросить ваше имя? Мы почти целый вечер провели вместе, а я совсем ничего о вас не знаю. Даже имени.
— О, прошу прощения. Моя забывчивость и невежество. Меня зовут Натаниэль. Просто Натаниэль, а вас? — вампир склонился в поклоне, а затем вновь подставил девушке руку, на которую она оперлась, и они, не спеша, двинулись по направлению от беседки. Темнело все еще достаточно рано, поэтому вскоре загорелись фонари, из-за которых окружающий мир казался темнее, чем он был на самом деле. Дорожка, по которой они шли, была ярко освещена, поэтому деревья вокруг в нескольких метрах от нее казались черными. Помолчав, вампир добавил: — Я работаю на верфи. Приехал из Хурбастана около десяти лет назад, — за последние несколько дней он так часто это повторял, и все еще не придумал универсальный ответ на вопрос: кто он и откуда. Сложно было определить, какой объем информации стоило выдавать незнакомцам. Ведь они могли спрашивать просто из вежливости, а с другой стороны, как в случае с этой девушкой, она рассказала о себе достаточно много, поэтому и он должен был ответить ей тем же, демонстрируя некоторый уровень доверия. До тюрьмы и десяти лет фактического одиночества в кругу судостроителей, с этим не возникало проблем: он — наследный принц императора Аддара, дипломатический представитель в союзных государствах и на севере. А вот после — межличностные отношения и знакомства давались ему с некоторыми сложностями и напряжением.
— А как думаете, далеко идти до кладбища? — вопрос застал его врасплох. За все десять лет вампир ни разу не был на дракенфуртском кладбище. Впрочем, может и стоило бы прогуляться? Следующей мыслью было: а зачем приезжей девушке идти на кладбище? Натаниэль посмотрел на свою спутницу.
— Честно говоря, не знаю, но, думаю, что не так уж и далеко, хотя прилично. Если желаете, можем прогуляться. Но позвольте узнать, если опять же это не секрет и не причинит вам неудобств, с какой целью вы хотите его посетить? Если секрет, можете не отвечать, — вампир улыбнулся.

Отредактировано Натаниэль (29.07.2013 01:44)

+3

10

Лисса немного помедлила, прежде чем взяться за предложенную ей руку. Это было нечто совершенно новое для нее, далекое от ее маленького и простого мира ремесленников, где она выросла. Там в лучшем случае женщину сразу без особых церемоний хватали за плечи, или талию, или еще что...
«Подумать только, я словно знатная дама, вышедшая на традиционную вечернюю прогулку в парк. Странное такое ощущение», — девушка наконец подхватила своего спутника под руку, ощутив приятное тепло чужого тела. Сидя у пруда, она все же успела немного замерзнуть, да она и не планировала провести в парке так много времени. Ночами Хольд обычно занималась чтением, сжигая десятками свечи — керосин для лампы был слишком дорог, чтобы девушка могла его себе позволить.
Теплый вечер медленно угас, освобождая землю прохладным объятьям ночи. По аллее заметались неспокойные тени, и небо представляло собой превосходную палитру от темно-фиолетового до глубокого синего. Остывающий влажный воздух был полон свежести и аромата цветов.
— Натаниэль? Очень благозвучное имя. А я — Лисса, — говоря это, девушка раздумывала, стоит ли ей делать реверанс, ведь перед ней только что склонились в поклоне (как странно!), но она только снова взялась за руку вампира. Подобные приветствия и правила приличия высокого общества были ей слабо доступны, в среде ее отца хоть и не ели руками и не ругались при девушках, но светский этикет был бесконечно далек от этих людей, занятых, как правило, тяжелым трудом. Хольд вдруг почувствовала отчужденность от своего спутника, его прекрасные манеры будто разверзли между ними огромную пропасть, какая всегда есть между рабочим людом и представителями высшего сословия. Она уже стала было раздумывать, чем же занят ее неожиданный знакомец и для чего завел с ней разговор, как он сам ответил на ее вопрос, и его ответ немало ее удивил.
— Вы работаете на верфи? Я думала, вампиры давно оставили подобную работенку людям, — она посмотрела на руку, за которую неуверенно держалась (даже здесь она не чувствовала, что делает все правильно), — Но вы не похожи на простого рабочего. У вас слишком аккуратные руки и прямая спина, — девушка перевала взгляд на лицо своего спутника, но, смутившись, уставилась в землю перед собой. — А кладбище... Я хочу найти могилу своей мамы. Я не навещала ее около пятнадцати лет.
Лисса на минуту остановилась, снимая с плеча упирающегося полусонного Виля и засовывая его в сумку.
— Простите. Я просто все время боюсь, что он упадет и что-нибудь себе сломает, — она слабо улыбнулась Натаниэлю и продолжила прогулку, чуть отвернувшись и разглядывая темные стволы деревьев, выхваченные их мрака фонарями. «Пятнадцать лет... Действительно, как много прошло времени, и как мало я успела узнать». Девушка всматривалась в темноту молчащего парка и пыталась осознать, что же она все-таки чувствует, что дала ей эта сумасбродная поездка? Она ожидала какого-то внезапного озарения, ожидала воспоминаний, которые нахлынут огромной волной, стоит ей только ступить на родную землю с подножки поезда. Но ничего подобного не произошло, и как Лисса не старалась почувствовать нечто особенное в этой весне, в этой светящейся дорожке среди ночного мрака, она чувствовала только пустоту и усталость, да тепло чужой руки, мягкое и согревающее. Она с надеждой посмотрела на своего спутника:
— Вы не отведете меня туда? Пожалуйста.
Хольд вдруг отчетливо поняла, что эта маленькая, заросшая травами могилка могла бы стать для нее тем утерянным звеном, способным связать ее и забытое, стертое прошлое. Лисса почти ничего не помнила о тех временах, когда они были втроем. Только то, как мама заходила к ней по ночам с большим красивым фонарем и успокаивала ее, испуганную ночными шорохами, укрывала одеялом и бесшумно исчезала за дверью маленькой комнатки. Она была похожа на добрый призрак, освещенная этим маленьким сгустком тепла за стеклом, с ее светлыми длинными волосами, бледной кожей и мягким, тихим голосом. И Лисса сразу засыпала после того, как ее добродушный огонек исчезал в ночи, забирая с собой жуткие беспокойные тени. Это воспоминание Хольд бережно хранила все эти годы и сейчас остановилась, пораженная его яркостью. Она требовательно и вопрошающе заглянула в глаза вампира, ожидая ответа на свой вопрос.

+3

11

Лисса мягко и даже в некотором смысле боязливо опиралась на его руку, это чувствовалось. Натаниэль шел, не спеша, чтобы девушка могла идти с ним в ногу, рассматривая окружающий пейзаж. Все сильнее начинали петь цикады... «Цикады? Нет... Я же не в Мун-Ци. Сверчки, наверно», — вампир задумчиво прислушивался к окутывающей их ночи. Ветер был довольно холодным, но зато когда его не было, сохранялось еще тепло уходящего дня. Оказалось, что девушку зовут Лисса. Вампир произнес это имя про себя, пытаясь прочувствовать. Он редко так делал. Но это было интересно. Некоторые имена звучат совершенно по-особенному.
Девушку сильно удивило место работы вампира, и он вынужден был улыбнуться, хотя не очень понял, чем вызвана такая реакция, но она пояснила:
— Я думала, вампиры давно оставили подобную работенку людям. Но вы не похожи на простого рабочего. У вас слишком аккуратные руки и прямая спина.
— Прямая спина... — вампир усмехнулся. — Слышал бы вас мой учитель этикета, бившийся надо мной еще в Мун-Ци несколько десятков лет... Моя осанка... В основном, я хожу согнутым, как старый дед. Только когда с девушками иду, стараюсь держать спину прямо, — Натаниэль снова усмехнулся. Звучала эта фраза чересчур нелепо, и тем не менее это было правдой. — А насчет работы... Я не считаю ручной труд чем-то недостойным. Он вполне сопоставим с любым другим и, на мой взгляд, гораздо лучше, если ты сам можешь себя обеспечивать, не опираясь на богатых родственников. А то ведь они и отвернуться могут в самый неподходящий момент. Более того, я люблю корабли, и работа на верфи — один из лучших способов как можно лучше в них разобраться. Практика всегда лучше простого чтения теории.
— А кладбище... Я хочу найти могилу своей мамы. Я не навещала ее около пятнадцати лет.
— О, простите мою бестактность, — произнес вампир и посмотрел на свою спутницу. Она выглядело совсем юной, но уже потеряла мать. Его всегда поражала такая несправедливость. Натаниэль задумался о своей матери и сестре... Как они там? Возможно, он не совсем правильно поступил, просто исчезнув из их жизни. Возможно, стоило им написать... Вампир встряхнул головой, отгоняя наваждение. «Глупости все это. Не стоит мешать им жить», — эти мысли и останавливали его.
— Простите. Я просто все время боюсь, что он упадет и что-нибудь себе сломает, — девушка сняла крысенка со своего плеча и уложила в сумку. Натаниэль улыбнулся. Девушка казалась такой милой. Чем-то она напоминала его сестру, хотя та была более открытой и улыбчивой, но нечто в Лиссе вызывало у него что-то вроде братских чувств (хотя он ей в прапрадедушки годился, наверно). Он чувствовал необходимость защитить ее не только от внешних бед, но и от нее самой. Возможно, он ошибался, но было в ней что-то тревожное, говорящее о том, что она еще наживет себе неприятностей, от которых и он при всем желании не сможет ее укрыть.
— Вы не отведете меня туда? Пожалуйста? — в голосе новой знакомой явно слышались требовательные нотки, подразумевавшие невозможность отказа. Вампир посмотрел на нее и улыбнулся:
— Конечно, юная леди. Я готов составить вам компанию, если она вам не надоела за весь вечер, — Натаниэль улыбнулся.

Флешбэк отыгран

Отредактировано Натаниэль (15.08.2013 23:00)

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Кто первый сел — того и место


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC