Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Охотники


Охотники

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/29-Zabroshennoe-kladbishche/kl5.png

Участники: Макс, Ирэн Линеси.
Локация: заброшенное кладбище.
Описание: идя по следу гуля, Макс встречает необычную преграду — клирика Ирэн Линеси. Она тоже выслеживает добычу. Каждый из охотников имеет свою цель. Ирэн по долгу службы должна сдать гуля начальству, а Макс хочет поскорее очистить мир, убив проклятую тварь. Как же они поделят жертву? Да и захочет ли гуль вообще становиться жертвой?
Дата: 7 октября 1760 года.

0

2

Луна, как ночная царица неба, возвысилась высоко над жителями Дракенфурта. Тусклый свет еле-еле освещал кладбище, позволяя глазам быстрее привыкать к темноте. Маленькая фигурка молодой девушки выделялась среди этого мрака заброшенного кладбища. Синий плащ казался слишком ярким в этом месте, слишком чужим, вычурным. Из под него виднелась знакомая многим форма клирика, которая объясняла ситуацию тем, кто мог быть тайным свидетелем этой странной картины. Ирэн казалась слишком слабой, слишком беспомощной в этом страшном и заброшенном месте, словно глупая девчонка, которая сунулась не в свое дело, но мало кто знал сколько мужества и силы у этой юной ревенантки. Многие бы посмеялись узнав, что тут она выслеживает гуля, ведь что может сделать простая девушка с сильным и обезумевшим вампиром? Ирэн же была полностью уверена в своих силах, потому что сейчас была не первая ее смена и не первый гуль, которого нужно было обезвредить и доставить в гильдию.
Это была весьма странная ночь, что заметила Ирэн с самого начала. Она часто ходила на подобные «задания» по поиску гулей и их отлову, но вот сегодня вместо простых улиц ее занесло на само кладбище. Девушка мало чего боялась, рискуя свой жизнью и искренне наслаждаясь этим, но сейчас кожа холодела при виде дремучего темного леса, в котором даже звери не издавали ни звука. Линеси всегда любила сложности, ведь это было своего рода испытанием, закаляющим характер и дающим лишний опыт. Вот и сейчас, находясь рядом со своей опасностью, девушка анализировала свои действия, чтобы все получилось весьма успешно. Она давно перестала думать о «алкоголиках», как о каких-то мерзких созданиях. Своего рода жалость заменила отвращение, а потому Ирэн считала своим долгом отлавливать гулей и надеяться, что алхимики смогут помочь им справиться с этой зависимостью. Жаль, что раньше она имела совсем другие представления о своей работе. В такие моменты она всегда вспоминала то, что стало позором для нее на всю жизнь. Простая вспыльчивость положила начало вечному желанию все исправить. Линеси до сих пор не сильно уважала каждого из гулей, отчасти даже презирала отсутствие у них силы воли, но все же надеялась, что им можно дать шанс пойти другим путем. Путем исправления.
Уже несколько часов девушка блуждала в этом одичавшем месте. Деревья тут казались слишком темными, каждый куст подозрительным, а тропа обманчивой. Было довольно опасно иметь такое место в Волкогорье, ведь заброшенное кладбище могло стать убежищем для многих опасных существ, как, например, гули. Довольно глупо было бродить в этом месте в одиночку, но клирики были обучены для того, чтобы в одиночку справляться с этими существами. Ирэн прислушивалась к каждому звуку, что был вокруг. Любой шорох мог стать опасным знаком, а невнимательность могла стоить жизни. Линеси слышала каждый свой шаг, недовольная тем, что в гробовой тишине они звучали очень громко. Она не хотела, чтобы враг заметил ее быстрее, чем она его.
Кажется этот день был довольно удачен. Дорога продолжала идти прямо, а по бокам деревья создавали подобие арки. Они словно темные стражи окружали девушку стеной, скрывая тонкую фигуру от чужих глаз. Это позволило заметить гуля быстрее, чем он услышал ее. Нескрываемый шорох прорезал тишину, заставляя Ирэн замереть на месте. Сбоку был слышен треск веток, словно их специально ломали. Не слишком осторожно для того, кто должен был остаться незамеченным. Наверное, в этом месте гуль чувствовал себя в безопасности. Это было лишь на руку молодой особе. Рука коснулась холодной стали своего клинка, который был умело спрятан за ее одеждой. Девушка тихо, словно мышь, подобралась ближе, выглядывая из-за дерева, чтобы увидеть того, кто создал столько шуму. Ее догадки были оправданы: недалеко от дерева сидел какой-то молодой человек. Его внешний вид был до ужаса противным: старая потрепанная одежа, которая неприятно пахла, слипшиеся длинные волосы, которые давно нужно было помыть и отрезать, щетина внушительных размеров, длинные ногти, выступающие клыки и глаза алого цвета. Кажется, этот мужчина был уже не один день на этом кладбище. Его одежда в некоторых местах была заляпана кровью, а его действия и движения больше напоминали повадки зверя, чем дисциплинированного и приличного вампира. Ирэн еще сильнее сжала в руке клинок и тихо вышла их своего укрытия. По плану нужно было подобраться к нему как можно ближе, а потом ударить головой об дерево с такой силой, чтобы он просто отрубился. Если это не получилось бы осуществить, то нанести не смертельный удар в плечо, дабы сделать его более уязвимым, а потом закончить вторую часть ее плана. Охота началась.

Отредактировано Ирэн Линеси (14.02.2013 22:44)

+5

3

Макс шел, едва ступая по сухим осенним листьям. Беззвучие его шагов было подчеркнуто беззвучием кладбища и кладбищенской ночи. Здесь не пели птицы, даже не рыскали дикие звери, только мертвецы хранили свои белые кости под слоем земли или в мраморных склепах. В голове охотника подобно пчелам, роились мысли о том, что все когда-нибудь окажутся здесь. И это ещё не плохой вариант, ведь как много тел не погребено, как много покойников гниет где-то канавах, тех, чьи жизни оборвал разбойник или вор на дороге. Или, например, тех, кого сам охотник отстранил от жизни. Их тела разорвали звери, птицы выклевали глаза, а белые кости до сих пор гремят там, где были убиты их хозяева. Никогда не знать им погребения.
Но Макс старался ни думать об этом. Сейчас он старался отбросить все мысли и полностью перейти в чувства. Чтобы услышать, увидеть, учуять добычу, когда она окажется рядом. Его отвлекал белёсый диск луны, который почти не давал света, но все равно манил к себе.
Что привело в эти места охотника? Ах да, охота. Кто добыча сегодня? Гуль-оборотень. Как только начало темнеть Макс пошел сюда, на кладбище, здесь, как ему сказали, видели странного вампира. Быть может это только слухи, а может здесь скрывается то существо, которое на прошлой неделе разорвало несколько человек. Среди погибших были дети. Проверить стоило. Убийства надо было прекратить, Макс собирался сделать это. В руке у него был заряженный арбалет, на поясе нож. Пара удачных выстрелов, если надо, потом перерезать горло. Быстро, просто и результат на лицо.
Черной тенью двигался охотник по дороге. Впереди раздали тихие шаги. Кто-то крался очень осторожно. Макс разглядел впереди себя силуэт. Ускорив шаг, охотник немного нагнал крадущегося. Судьба преподнесла охотнику странный сюрприз: даже в мутном свете луны Макс видел, что это не гуль. Более того — это была женщина. Она двигалась очень осторожно, постоянно прислушиваясь. Макс решил ничего пока не предпринимать, а посмотреть, что будет. Если здесь действительно разгуливает голодный гуль, женщина будет неплохой приманкой. Макс двигался за дамой бесшумно, отставая от неё метров на десять, но даже если бы она обернулась, едва ли смогла бы приметить охотника. Его черным плащ был идеальной маскировкой, которая сливалась с ночным лесов, не позволяя заметить вампира.
Тонкий слух охотника уловил шорох. Женщина тоже его услышала. Она бесстрашно пошла на шум, прячась за стволами деревьев. Макс крался за ней, готовый в любую секунду спустить курок своего арбалета. Женщина остановилась за деревом, спрятав руку под одеждой. «Наверное, у неё там оружие», — подумал Макс. «Тоже мне охотница...» Он хотел презрительно фыркнуть, но не стал, потому что сейчас для этого было не самое подходящее время.
Посмотрев туда, куда была повернута голова незнакомки, охотник увидел свои добычу. Рядом с деревом, где пряталась женщина, сидел грязный вампир, от которого разило кровью и потом, в лунном свете хорошо были видны красные глаза. Макс подкрался ближе и прицелился в гулю в грудь. Боясь, что дама вкинет какой-нибудь финт, из-за которого её жизнь встанет под угрозу, Макс реши не ждать больше, а заняться делом. Он бы просто охотником, ему не хотелось никого спасать. Надо было просто выполнить свою работу. Он взял и выстрелил.
Стрела попала гулю в плечо. Тот взметнулся, и бросился в сторону охотника, но навстречу ему летели ещё две стрелы. Одна попала в руку, другая куда-то в грудь. Макс отбросил арбалет и с проворностью дикого кота подлетел к гулю. Он одним сильным ударом руки сбил тварь с ног. Все это заняло не более секунды. Макс стоял, выставив вперед свой нож, на манеру шпаги. Он ждал, когда враг поднимется, если поднимется вообще.

+5

4

Странно, что этот гуль был настолько невнимателен. Ирэн была очень близко, на довольно опасном расстоянии. Наверное, стоило бы поспешить в своих действиях, дабы не поставить себя под удар и быстро справиться с «алкоголиком», но девушка привыкла делать все тщательно и аккуратно, чтобы не навредить тому, кто может нуждаться в защите. Сейчас же проще было выиграть нужный момент, чтобы каждое ее действие оказалось беспроигрышным, чем бездумно бросаться на гуля, тем самым подставляя и свою, и его жизнь под удар. Всего лишь одна ошибка могла привести к последствиям, из-за которых блондинке пришлось бы защищаться, а, значит, нанести ненужный вред. Клирикам позволено убить безумного гуля, если под удар ставится их жизнь, но это уж точно не прибавляет им репутации и хороших отзывов. Хороший гуль — живой гуль и пойманный.
Ошибки совершают все, мисс Линеси не исключение, пусть она и сильно злилась на себя из-за каждого совершенного промаха. Вот и сейчас, увлеченная этим мужчиной, она совсем не заметила еще одного человека, а точнее вампира, что был на этом кладбище. Ирэн так сильно хотела, чтобы сегодняшний день прошел успешно, что совсем забыла контролировать не только гуля, но и то, что творилось вокруг нее. Будь она чуточку внимательнее, можно было избежать лишних проблем в лице незнакомого ей охотника.
Опомниться получилось только тогда, когда гуль взревел от боли, пронзившей его руку. Девушка тут же встрепенулась, посмотрев в сторону того, кто нанес вред несчастному созданию. Да, они были несчастны. Жалкие вампиры, которые потеряли контроль над своей жизнью, которые поддались тому, что их губит, меняет, совращает. Пусть они и становятся дикими животными, и в большинстве случаев не контролируют свои поступки, но они все же раньше были такими же, как и все нормальные жители Дракенфурта. Линеси зря надеялась, что этот удар будет последним. Незнакомец выстрелил снова, но теперь стрела пронзила грудь мужчины. На этом охотник не остановился. Подлетев к гулю он сбил его с ног, заставляя упасть на землю, словно тот был тут же лишен своей жизни.
— Остановитесь, — прокричала девушка, смотря на его клинок. Не медля ни секунды, она тут же оказалась рядом с ним, резко оттолкнув, на сколько хватило ее сил, мужчину от гуля, дабы тот больше не смог причинить ему вреда. — Вы и так почти его убили, хватит, — хмурый взгляд Ирэн говорил о сильном недовольстве. Охотник явно вмешался не в свое дело, так еще и испортил ее работу, почти убив несчастного «алкоголика». В ее словах не было благодарности за спасения ее жизни, которую, наверное, ожидал услышать незнакомец, лишь показное недовольство и сосредоточенность.
Линеси тут же присела на корточки рядом с жертвой охотника. Грудь гуля еле вздымалась, но он все еще боролся за свою жизнь, что было вполне похвально. Ирэн прощупала его пульс, пытаясь понять, хватит ли ей времени, чтобы довести раненого до гильдии, где ему бы смогли оказать первую помощь. Сама бы стрелы она вытаскивать не решилась — тот и так потерял слишком много крови, и это неразумное действие могло бы привести к еще большим осложнениям. Ирэн мало что понимала в медицине, а потому сейчас была практически бессильна, что еще больше раздражало.
— Кто просил Вас вмешиваться? — покачав головой, произнесла девушка, поднимаясь, чтобы вновь рассмотреть охотника. Капюшон уже не скрывал часть ее лица, а потому она почувствовала неудобство, которое часто испытывала, когда кто-то видел ее лицо. Думать сейчас о своем шраме и об охотнике не было времени, а потому она вновь обратила все свое внимание на раненого гуля. Нужно было как-то донести его до выхода из парка, а там уже на лошади довезти до помощи. Сейчас пришло время усомниться в своих способностях, а потому Ирэн не спешила действовать.

Отредактировано Ирэн Линеси (14.02.2013 22:52)

+4

5

Макс не ожидал от этого вечера ничего особенного, но всё шло не то что не по привычке, и даже не по плану, который, кстати, был у охотника. Был этот план чертовски прост: пришел, увидел, убил. Однако всё шло как-то дико, с ног на голову. Женщинам ночью на кладбище не место, особенно если там разгуливают голодные гули. И женщины всегда слишком мягкосердечны, слишком нерешительны и добродушны. Когда Макс уже был готов закончить свое дело и с чистой совестью убраться туда откуда пришёл, его планы были нарушены самым наглым образом.
— Остановитесь, — услышал он крик, а после, не успев даже обернуться, т. к. сначала не понял, от кого исходит угроза, почувствовал сильный толчок в бок. Макс никак не думал, что такая миниатюрная девушка может быть такой сильной. «Правильно говорят, не злите женщину», — пришло ему в голову.
— Вы и так почти его убили, хватит, — продолжала незнакомка. Она подошла к гулю и, присев на корточки, стала щупать его пульс.
— Кто просил Вас вмешиваться, — покачала она головой, потом она встала, и стала смотреть на охотника.
Макс не понял всей ситуации. Он поглядел на незнакомку, потом на гуля, потом на незнакомку. «Она сама хочет его убить, и злится, что я облегчил ей эту задачу? Или она хотела, а потом, сейчас, ей стало жалко его? Или она вообще чего-то другого хотела...» Но на размышления времени не было. Гули эти твари живучи, парой стрел не всегда можно от них отделаться, сейчас полежит — полежит, потом вскочит. Не хотелось бы. Поэтому охотник решил разогнать туман и спросил прямо:
— Ты сама его убьешь? Или жаль тварь?
А после добавил:
— Режь горло и не думай, он заслужил в двойне.
Тут он поглядел на лицо девушки, чтобы понять, что она сделает, и увидел шрам. Маленький такой, аккуратный, ни то что у самого охотника. Хотя Макс и не знал, как толком выглядит, но на ощупь было понятно, что не очень. Но это его не заботило, было много всего по-важней. Например, этот гуль.
— Если это он тебя так, — сказал Макс, имея ввиду шрам, — то я понимаю, самой хотелось... Но мне-то откуда было знать. Кладбище не место для дамских прогулок. Он бы мог убить тебя или покалечить. Убей его быстренько, что он тут валяется, — Макс пнул тело носком сапога, — чего твари мучаться. Сам виноват, конечно, однако я не вижу смысла в этой жестокости. Если он был жесток к нам, то это не повод уподоблять ему. Пусть себе с миром... — Макс глубоко вздохнул. «Что-то болтлив я сегодня, и думаю много. Луна, может быть из-за этого?» Он вздохнул ещё раз, и поглядел из-под лба на девушку, ожидая, что же она станет делать и что скажет.
Хотя охотник и отвлекся на незнакомку, и даже опустил нож, он всё равно временами поглядывал на свою добычу. Когда гуль был без сознания, он выглядел почти нормально, если не считать деталей. Понять женщину было можно. Одно дело если кого-то рвут клыками на части у тебя на глазах, а другое — если он лежит без сознания, истекая кровью.

Отредактировано Макс (13.02.2013 02:29)

+4

6

Спокойствие и равнодушие быстро пропало с лица белокурой девушки. Брови нахмурились, от чего ее лицо стало выглядеть куда более серьезно и недовольно, но вовсе не так грозно, как хотела бы выглядеть Ирэн. Губы девушка плотно сжала, а затем сделала уверенный шаг в бок, как бы закрывая собой раненого гуля. Она готова была его защищать, если бы это действительно понадобилось. Многих мужчин смущала драка с женщиной (если те не были такими же жалкими существами, как этот гуль), потому что считали это неприличным или же довольно мерзким поступком, и сейчас Линеси чувствовала явное преимущество. Мужчина не казался ей тем милсдарем, которого можно было встретить в ночное время суток на улицах города: он был слишком груб, да и лицо его говорило о многих сражениях. Возможно, тот уже давно боролся против гулей, убивал их. Даже это не смутило офицершу, которая явно была уверена, что эта встреча окончится лишь простым разговором: каждый уважаемый себя вампир не пошел бы на большее.
— Никто никого убивать не будет! — командным и строгим тоном проговорила ревенантка. Ее голос был тих, дабы не нарушить тишину этого заброшенного места. Поблизости могло быть еще много таких же созданий, и если это была стая, то они вдвоем врятли смогли бы с ними справиться. Линеси всем своим видом показывала нерушимое мужество и готовность защищать того, кто был сейчас беспомощнее малолетнего ребенка. Было бы довольно низко решать судьбу этого существа в тот момент, когда тебе не могли ответить, и Ирэн хотела подчеркнуть этот факт, но в ее голову пришел совсем иной вопрос, который был не менее важен, — Могу ли я увидеть Ваш ордер на ношение оружия? Или же Вы убиваете этих созданий без всякого на то права? — в глазах мелькнул победный огонек, который сделал ее лицо чуточку светлее, пусть она и не меняла прежней строгости. Работа для Ирэн была важнее всего, не зря за излишнюю строгость ее прозвали «железной леди». Вот и сейчас она была непоколебима, добавляя во взгляд еще большую сталь.
Девушка напряглась, услышав следующие слова охотника. Иногда получалось забыть о том шраме, что уродовал ее лицо. Она словно опомнилась от некого забвения: тело напряглось еще больше, в глазах мелькнуло смущение, а голова по привычке повернулась чуть в бок, стараясь скрыть ненавистную ей отметку. Ее рассердил тот факт, что молодой человек делал неправильные выводы, да и вообще напомнил ей о том, что довольно сильно беспокоило.
— Это не он, — тут же поправила девушка, чуть качнув головой в знак протеста, а потом краем глаза взглянула на умирающего гуля, — и он должен выжить. Не нам решать его судьбу, на то есть высшие органы и алхимики, которые определят, насколько он опасен. Никто не смеет убивать невиновного из-за того, что он поддался искушению. Его еще не поздно вылечить, а потому прошу не вставать у меня на пути, а если есть такая возможность, то даже помочь. Сама я не справлюсь и не доставлю его в целости и сохранности. Возможно, в таком случае, я закрою глаза на Вашу незаконную охоту, — уверенно проговорила Ирэн, голос которой чуть смягчился. Она вновь осмотрела на мужчину, в надежде на то, что он согласится с ее предложением.

+7

7

И если спокойствие покинуло девушку, что можно было определить по её мимике, то сказать то же самое про охотника было невозможно. Он, подобно каменному изваянию, сливался с сумраком кладбища, только его нож отражал свет луны, которая в свою очередь отражала свет солнца. На лице охотника было написано сочувственно понимающее выражение, такое часто можно уловить на лицах родителей, которые готовы дать свои детям оступиться, чтобы те могли на своем опыте познать мудрость старшего поколения. Сейчас эта женщина может доказывать что-либо с пеной у рта, или молчать в твердой уверенности своей правоты, но после, может через столетие, а может и раньше, но может и позже, а, быть может, даже никогда, она осознает, насколько сильно заблуждалась. Сейчас же поведение её говорит о том, что она не понимает, с кем она столкнулась. Сострадание и милосердие побеждает в женщине все прочие чувства, частично парализует рассудок. Она просто не может понять то, что знает охотник, и чем он мог бы поделиться. Полтысячелетия общения с разными мира сего, дали почву для размышления, а долгие бессонные ночи помогли сделать некоторые весьма определенные выводы.
Никто действительно не будет никого убивать. Этот гуль уже мертв, он сам убил себя, сделав свой выбор. Поддавшись алчности и чревоугодию, он отказался от всех благ, доступных разумному существу, и ступил на путь страшной болезни, которая и убила его. В данный момент он уже был мертв. Мертв был его рассудок, который не мог справиться с маниакальным желанием обезумевшего тела. И этого тело, дикое и далекое от понятия жизнь, существующие подобное стихии, пожару или буре, несло свое разрушение на окружающий мир. И будь у нелюдей и людей возможность остановить это, они бы так и поступили. Они бы не дали огню сожрать их жилье и хозяйство, дождю смыть урожай с полей и молнии убить своего любимого человека. А сейчас они могли не дать злобной алчной твари нести хаос. И всё это Макс мог бы объяснить женщине, но едва ли она стала бы его слушать.
Она показывала свою способность защищаться и защищать не только свою точку зрения, но и гуля. Макс мог бы просто перерезать ей горло, после зарезать гуля, и уйти восвояси, но он не хотел этого. Хотя он однажды и убил женщину, это до сих пор резало его сердце на тонкие полоски, которые скручивались в адский узел при малейшем воспоминание о том событии. Этот узел причинял такую боль, что даже спустя много лет, Макс не всегда мог сдержать подлые слезы. Эта незнакомка не заслужила такой смерти. Макс не хотел поднимать на неё руку, он и не стал этого делать. Но на её вопрос, который был явно задан в надежде на победу, он ответил отнюдь не как вампир готовый сложить оружие.
— Разрешение? А кем будешь ты сама, и какое ты сама имеешь право задавать мне подобные вопросы? — хрипловатый голос охотника звучал мягко, без злости, и даже без сарказма, хотя и с некоторой ноткой иронии.
— Подобный вопрос я могу задать и тебе. Но здесь и сейчас меня мало волнует ответ. Едва ли он сможет что-то изменить. Я предлагаю опустить эту часть нашего разговора, как путь, ведущий в тупик.
Макс говорил спокойно и уверенно, но сталь в глазах незнакомки была ему более чем неприятна. У этой дамы была власть, и не только власть отбирать жизнь, как у самого охотника. В чем-то он даже завидовал ей, но знать об этом было невозможно. Было слишком темно, чтобы уловить это в серых глазах мужчины....
Помимо власти он приметил, что девушка слегка стыдить своего шрама. Как ловко она отвернула изуродованную часть лица подальше от посторонних глаз. Макс никогда не стеснялся свих увечий, они и не гордился ими. Они были частью его сущности, чем-то таким, от чего невозможно отказаться. Задавая свой вопрос Макс догадывался, что ответ будет отрицательным. И теперь, подтвердив это, охотник решил отойти от данного вопроса. Зачем сыпать соль на рану, причиняя боль незнакомому человеку?
— Не нам решать его судьбу. Он сам её решил, когда пошел на поводу страстей. Я не делаю ничего такого, что может быть понято двояко или осуждено обществом. Зуб за зуб, око за око. Таково устройство жизни, — он развел руками, в правой до сих пор охотник держал нож.
— Если сама не можешь помочь ему, надо ли это вообще? Ты могла не встретить его вообще, или же найти уже мертвым. Линчевали бедолагу друзья и родственники погибших.... Ты можешь сказать так, и не будет не одного живого существа, которое осудит тебя за это. Ты не замараешь свои руки кровью, оставь это мне. Можешь просто уйти, будто ни тебя, ни меня, ни этого, — он кивнул на тело, — никогда здесь и не было. Пусть всё идёт свои чередом.
Говоря так, Макс не сомневался, что незнакомка отвергнет его вариант. Мало вероятно, что она согласилась бы так просто отступить.

+5


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Охотники


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC