Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Делай ноги!


Делай ноги!

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl14.png
Участники: Квинби, Яккельсен, Доктор Леви.
Локация: выставленный на продажу дом на окраине Филтона, Орлей.
Описание: заниматься контрабандой должны уметь все уважающие себя пираты, к которым относилась вся команда «Зефира», однако до этого времени с ними не было господина Леви. Напряженную с первых минут обстановку в нежилом особняке доктор разрядил с легкостью — Яккельсен и Квинби не скучали ни минуты. И опыт полезный приобрели — перед выходом на очередную сделку самого тихого члена их команды необходимо тщательно запирать на корабле.
Дата: 9 ноября 1827 года.

+2

2

Невесть откуда взявшийся булыжник посреди дороги оказался слишком серьезным препятствием для глазеющей по сторонам Квинби — капитан споткнулся. Яккельсен, бодро шагающий впереди, предпочел не услышать тихие проклятия и треск сухой ветки какого-то нераспознаваемого в темноте куста, за который ухватилась девушка. Штурман вообще редко обращал внимание на свое непосредственное начальство, похоже что воспринимая его как досадное недоразумение, мешающее жить в свое удовольствие и летать так же... Тем временем камень, получивший ускорение от недовольной и поцарапанной в борьбе с все тем же кустом Квин, весело подскочил и стукнул рыжика по ноге.
— Ну извини, — тоном, будто делала величайшее одолжение, протянула капитан, пряча руки в карманы. Ноябрь выдался в Филтоне промозглым и дождливым, а ближе к ночи уже который день поднимался ледяной ветер, от которого постоянно мерзнущая Луиза подхватила насморк. Их личный доктор лечить ее отказывался, брезгливо заявляя, что это слишком скучно и банально для хирурга высочайшего класса. А Квинби и не настаивала — уж больно мало времени он провел в команде. С такого станется и без носа ее оставить.
Штурман резко остановился, разглядывая явно заброшенный, но некогда вполне уютный и просторный дом. Они частенько встречались с заказчиками и получателями в подобных местах, но в этот раз та самая женская интуиция, существование которой отрицают абсолютно все мужчины, оживилась и мрачно зашептала белобрысой хозяйке, что лучше бы они вернулись на «Зефир». Представив, что она выслушает от своего бывшего, Квин ограничилась лишь невнятным:
— Мне здесь не нравится.
Если уж говорить откровенно, то Луизе Адли не нравилось повсюду. Всегда находилось что-то такое, что ее не устраивало, поэтому понимания со стороны Яккельсена она и не ждала. Но и идти на встречу почему-то не хотелось до зубовного скрежета.
— И вообще. Я замерзла. Чего стоим? — наконец излишне сердито обратилась девушка к штурману.

Отредактировано Квинби (17.01.2013 02:10)

+7

3

Штурман «Зефира» шел знакомой дорогой. Он бывал здесь раньше. Когда перевозил очередную контрабандную партию товаров, они часто останавливались в каком-нибудь из подобных домиков, сдающихся в аренду, в ожидании клиента или груза. Но сегодня нервозность поселилась в душе Яккельсена. Он не успел принять дозу перед выходом, от этого был немного не в духе и сильно нервничал, и поэтому курил больше, чем обычно, меняя сигареты с периодичностью в три минуты. Парень ежился от холода, который пробирался к телу под пиджаком, да еще и мерзкий ветер так и норовил залезть под рубашку. Ни пальто, ни плаща с собой не было. Поэтому штурман шел быстро, стараясь не оглядываться и не обращать ни на что внимания. Поэтому и камень, и извинения Квин остались проигнорированными. Они уже опаздывали к назначенному времени.
Яккельсен остановился. «Похоже, пришли», — они стояли перед темным домом, перед которым значилось «Продается». Он осмотрелся. Все было тихо. Парень поежился от очередного порыва холодного ветра. Вообще эти заказчики были какие-то странные. Толком ни про груз, ни про пункт назначения не распространялись, а встречу назначили практически в полночь. Яккельсен посмотрел на часы: 23.37. Они опаздывали уже на 12 минут, что явно не являлось хорошей рекламой для них. Все из-за того, что Квин и Скай снова что-то не поделили и спорили полчаса о какой-то чешуе. Потом капитан еще полтора часа собиралась, пытаясь закутаться так, чтобы не замерзнуть и на крайнем севере, трубя повсюду, что она болеет и у нее, видите ли, насморк... Но в итоге вышли они и слава богу. Еще и док что-то интересовался слишком тем, куда идут они с кэпом... «Хорошо, что не увязался... Не знаю, как он там эти органы сбывал...» — парень поморщился. Из раздумий штурмана вывели стоны кэпа:
— Мне здесь не нравится. И вообще. Я замерзла. Чего стоим? — начала ныть девушка. Яккельсен выкинул очередной окурок и вновь посмотрел на часы. 23.40.
— Не торопись, а то успеешь, — буркнул он в ответ и пошел вперед, направляясь прямиком ко входной двери.
Подойдя ближе, парень уже хотел было взяться за ручку, но прежде прислушался. В доме было тихо. Понятное дело, что контрабандисты ведут себя тише воды, ниже травы, но штурману показалось, что в этом доме все-таки слишком тихо. Он еле слышно выдохнул и, взявшись за ручку входной двери, потянул ее на себя...

Отредактировано Яккельсен (19.01.2013 16:07)

+7

4

— Не торопись, а то успеешь, — было суровым ответом Квинби, которая собралась уже напомнить, что в их паре командует она, но вовремя спохватилась, что сейчас не то время... и место, кстати, тоже не очень подходящее для образцово-показательного скандала. Они (скандалы в смысле) у штурмано-капитанской пары всегда отличались повышенными голосами, лихо закрученными оскорблениями и попытками дать друг другу в нос. Правда, с того времени, как Харонище припечатал свою подругу в таверне, у Луизы так и не получилось отплатить ему за столь теплое приветствие. И сейчас не получится, ибо Келли был на редкость мирным и терпеливым, а партнеры по нелегальному бизнесу, наверняка, заждались уже.
— А ты не умничай, — сварливо проворчала капитан, которой прямо-таки не терпелось поссориться хоть с кем-нибудь. Виной этому была Скай, которая вдруг возомнила себя великим дипломатом и потребовала взять ее третьей. А потом и вовсе предложила оставить Яккельсена на «Зефире». Додумалась же! В итоге Квин около довольно долго пыталась перекричать вопящего старпома, поясняя, что штурман свалит вместе с дирижаблем ровно в тот момент, когда они скроются из вида. Доводы капитана Скайлер не вразумили, но их рыжему наркоману стало скучно, и он решительно вмешался в перепалку девушек, утащив возмущающуюся Луизу в каюту одеваться. Спасибо ему, конечно, иначе бы на встречу они опоздали не на пятнадцать минут, а на пару часов. Но настроение все равно было испорчено...
... Штурман засунул голову в темный дверной проем и замер, как сурок, завидев в небе хищную птицу. Вид у щуплого, взъерошенного и настороженного Яккельсена был до жути умильный, но Квинби даже не съехидничала по этому поводу. Она отпихнула парня и первой пролезла в дом. Тотчас же оглушительно заскрипел пол, справа послышался стук, из глубины коридора зашуршал легкий сквозняк, и повеяло затхлостью. Громче о своем приходе парочка оповестить не смогла бы даже при большом желании. Однако приветствовать запоздавших контрабандистов пока что никто не спешил...
— И что теперь? — оглянулась капитан на Яккельсена. Она, конечно же, сама знала, как им поступить, но настоящий руководитель обязательно поинтересуется мнением подчиненного.

Отредактировано Квинби (20.01.2013 18:02)

+7

5

Комментарий капитана снова был пропущен мимо ушей, так как парень в это время заглянул в дверной проем и активно вслушивался в тишину дома. Препираться действительно не к месту и не ко времени. Тем не менее, он упустил тот момент, когда кэп вознамерилась возвестить о своем приходе всех и каждого в округе и, распахнув дверь со стуком, вошла в дом. Пол под ней угрожающе скрипнул. Яккельсен вздохнул и прикрыл глаза. Чего делать не стоило. На них тут же обрушилась огненная атака, словно из пулемета. Штурман еле успел схватить Квин и выдернуть ее из дверного проема, прячась за дверным косяком снаружи.
— Моргот тебя возьми, — прошипел он девушке на ухо. — Напомни мне, чтобы я в следующий раз не брал тебя с собой.
Все затихло. Яккельсен прислушивался какое-то время, потом решил заглянуть и стоило ему развернуть голову обратно в проем, как она уткнулась во что-то твердое, но теплое. Это оказался накачанный пресс какого-то амбала, который все-таки решил проверить, кого принесло в их логово.
Яккельсен отстранился и неловко улыбнулся:
— А-а-а, — слегка заикаясь начал он. — А вот и мы.
Верзила с презрением и подозрением посмотрел на парня сверху вниз.
— Э-это мы команда «Зефира»... — продолжил парень, дергая за руку кэпа, чтобы та тоже вышла поздороваться. — Вы нанимали нас для перевозки груза.
Штурман посмотрел вверх на лицо амбала, оно выражало столько недовольства и разочарования. Парень явно хотел прибить кого-нибудь своими кулачищами, а потом рассказывать кому-нибудь эту занимательную историю за кружкой пива.
— Если вы и контрабанду с таким шумом перевозите, удивительно, что вас еще не поймали, — пробурчал верзила, возвращаясь в дом и приглашая их войти.
Яккельсен выдохнул и ссутулился. Он, может, и не самый смелый, горделивый и отважный, но разумный и знает, что жизнь дороже, поэтому качать права сейчас было незачем. Все-таки это их клиенты.

Отредактировано Яккельсен (20.01.2013 19:25)

+7

6

Келли устало вздохнул, обдав капитана запахом дешевых сигарет, а потом вдруг резко рванул ее к себе, отпрянув вместе с девушкой за дверь. Последняя жалобно скрипнула и превратилась в деревянное решето.
— Моргот тебя возьми, — послышался гневный шепот, от которого Луиза невольно вжала голову в плечи. — Напомни мне, чтобы я в следующий раз не брал тебя с собой!
— Напомни мне, чтобы в следующий раз я не поручала тебе искать клиентов, — тем не менее сердито огрызнулась она, отталкивая от себя тяжело дышащего штурмана. Его объятья хоть и были вполне терпимыми, но все равно сбивали с мыслей и закрывали обзор. Кто его вообще научил хватать девушек, будто поросят, засунутых в мешок, — двумя руками и покрепче?! — Они совсем рехнулись — поднимать стрельбу среди ночи?
Рыжик благоразумно промолчал и высунул нос обратно в проем. Потом распрямил полусогнутые ноги и смело представился кому-то. Квин почему-то знакомиться не торопилась, предпочитая разведать обстановку телом штурмана. Не расстреляют — слава Розе, ну а если вдруг что... то капитан «Зефиру» нужнее. Яккельсен тоже это понял и решительно выдернул из-за косяка свою спутницу. Та изобразила на лице крайнюю хладнокровность и сухо кивнула огромному незнакомцу, от которого несло потом.
— Если вы и контрабанду с таким шумом перевозите, удивительно, что вас еще не поймали, — не обращая особого внимания на Квинби, пробасила вонючая образина, первой направляясь вглубь дома.
— Удивительно, как это сюда еще не сбежалась вся округа после праздничного салюта в нашу честь, — вякнула капитан в спину амбалу и вновь пролезла вперед штурмана.
— Скоро сбежится, — меланхолично отреагировал их будущий партнер, сворачивая в какую-то комнатенку, освещенную чем-то непонятным и чадящим. — Поэтому живо забирайте товар и валим.
Девушка задумчиво уставилась на ящики в количестве двух штук, потом — на явно нервничающих троих заказчиков. И если амбал все же был внешне спокоен, то двое других определенно психовали и чего-то боялись.
— Стрелять-то зачем надо было? — нуднейшим тоном вопросила Квин, разглядывая груз и украдкой принюхиваясь. Сладковатому запаху даже плотно заколоченные ящики и насморк Луизы не были помехой.
— Потому что вас ждали ровно в двадцать пять минут и ни секундой позже! — раздраженно ответил дотоле молчащий высокий мужчина, сделал шаг вперед и кинул на одну из коробок небольшой, но приятно звенящий мешочек.
— Трупы мы не перевозим, — резко произнесла капитан и тотчас же сообразила, что ляпнула определенно что-то лишнее...

Отредактировано Квинби (21.01.2013 03:31)

+8

7

Они прошли в комнатушку в глубине дома. Яккельсен немного успокоился: как-никак, а половина дела сделана. «До заказчиков кое-как добрались, сейчас заберем груз и свалим, а дальше уже все нормально будет», — думал парень, да не тут-то было. Зайдя в слабо освещенное помещение, он почувствовал странный запах. Затем посмотрел на заказчиков — трое: амбал, встретивший их в дверях, высокий брюнет и щуплый очкарик, чуть пониже второго. «Странная компания», — подумалось штурману «Зефира», она ему кого-то напоминала, но он пока не мог понять, кого. Очкарик стоял в углу, свет небольшой лампы, освещавшей комнату, плясал на его кругловатых очках.
— Трупы мы не перевозим, — раздался резкий голос Квин где-то рядом. Парень обернулся на нее, затем на заказчиков. «Ох, Святая Роза...» — пронеслось в голове у парня.
— Что, простите? — нервно переспросил брюнет.
— Что в ящиках? — поинтересовался Яккельсен, переключая на них все свое внимание. От них действительно исходил какой-то непонятный аромат.
— А вам какое дело? — встрял амбал, выпрямляясь. Весь его вид показывал, что препирания с ним могут закончиться плачевно для них с Квин. И, в конце концов, перевозить уже будут их. — Мы платим, вы перевозите. Что внутри — не ваше дело.
— Нет, ну как же это не наше, — затараторил штурман. — Ну как же это не наше, мы должны знать, что перевозим. А вдруг это что-то скоропортящееся?
— Не скоропортящееся, — перебил его верзила.
— Ну, а вдруг это опасно для здоровья членов экипажа, вдруг этим дышать нельзя... — предпринял еще одну попытку парень, но вновь был прерван.
— Можно, — приближаясь, ответил амбал. — Послушай, парень, если ты не перестанешь задавать вопросы, я засуну тебя в этот ящик вместе с твоим кэпом.
Не самый приятный исход событий. Тем временем очкарик, все это время нервно дергавший что-то в руках, вышел вперед и положил это на стол. Это оказался кусок какой-то материи.
— Мы не одни, — произнес он, смотря куда-то за спины штурмана и капитана «Зефира».
Амбалы насторожились, а штурман судорожно стал соображать, куда бы им ретироваться в случае перестрелки: в комнате даже не за что было спрятаться. Единственный выход — заколоченное окно. Парень напрягся в ожидании.

Отредактировано Яккельсен (21.01.2013 20:55)

+8

8

Леви было скучно. Не то, чтобы прямо на стенку лезть, но ему, как человеку интеллигентному, необходимо было разнообразие, а заплеванный и изгвазданный потолок его каюты или более чем унылый пейзаж земли за окном его сейчас не вдохновлял. В небе хоть было, на что посмотреть, а тут?.. Тоска-а-а.
Хоть они и приземлились в его родном Орлее, выходить на променад по местам своего детства Адриану как-то не хотелось — в тех местах, где он рос, жили одни богачи да напыщенные старые индюшки в своих пышных платьях и с маленькими собако-крысами на поводочках. Зато господа блюстители закона не дремали, и рисковать быть узнанным Леви не спешил.
Хотя, ведь помимо времен счастливого детства были также и темные переулки, куда доктор еще будучи мальчишкой уходил в моменты смятения души. Один район, полный заброшенных недостроенных домов, оставшийся памятником старой архитектуры, являлся примером неудачного капиталовложения одного клерка, деньжат которого на окончание застройки не хватило. Точнее, все они были спущены на лечение, которое спасло его от быстрой смерти. Дело было в том, что мужичок много курил. Ну и, конечно же, не верил, что «курение ведет к импотенции, раку легких, заболеваниям сердца» и тому подобному. Ну а когда все началось ровехонько по списочку, без медецинской помощи было уже не обойтись. О раке легких и плохом сердце Леви узнал из экспертизы. А вот об импотенции — от распластанной по полкам кладовки и буквально пожирающей его молоденькой жены этого мужичка. И у нее тоже была крысо-собака, как и у всех здесь...
Скука — то, что всегда подбивало Леви на какие-то... свершения. И вот, когда противные пираты отказались брать тухнущего доктора с собой, в его светлой академической голове созрел план прогулки по местам злачным...

Таковы были причины того, что сейчас Леви, запыхавшийся, уже без галстука и в пыльных брюках, несся от своих преследователей. Стоит упомянуть, что у того неудачного инвестора были отменные почки, и исчезновения одной из них он вполне мог и не заметить за всеми процедурами. А потому Леви ее вырезал и пересадил! Спросите — кому? Да одному приезжему наркобарону за опиум. И кто бы знал, что почка была со скверной и что спустя два года Леви вновь наткнется на этого барона, так и жаждущего его медленной и мучительной смерти за те муки, что перенес наркоман после повторной операции уже от какого-то другого врача, а еще почек самого доктора. Вот только не для пересадки, а как трофей...
«До-о-ом, прямо по курсу-у-у!» — раздались мысли в голове Доктора. Голос у мыслей, причем, был уж очень похож на прокуренный хрип одного индивидуума рода «рыжий небезызвестный» вида хомо-якелльсинус.
Леви проворно скользнул внутрь, слыша крики погони за своей спиной, и побежал вглубь дома, надеясь пересечь его насквозь и вывалиться из окна с другой стороны. Каково же было удивление добропорядочного врача, когда внутри только что осветленной его присутствием комнаты он обнаружил еще одну компанию не самой радушной внешности. А в этой компании — дорогого мужичка-разорившегося-инвестора в очках, чью почку Леви когда-то вырезал, а жену вы... акхем, развратил.
Когда их взгляды встретились, и в обоих промелькнула искра узнавания, Леви понял, что вон она — причина делать ноги...

Отредактировано Доктор Леви (28.01.2013 20:53)

+7

9

Господа-заказчики на фразу о ящиках, полных мертвых тел, отреагировали единодушно — оскорбились так, что аж поперхнулись, а рука уже знакомого амбала потянулась куда-то за спину. Вряд ли он собирался вытащить из-за пазухи еще один кошель с монетами, но положение спас все тот же брюнет, своим интеллигентным видом до кислой слюны напоминавший доктора Леви.
— Что, простите? — вежливо, но излишне резко переспросил он, едва заметно касаясь плеча своего обезьяноподобного партнера — подожди мол, убьем через пару минут.
Этот же вопрос Квинби прочла и в глазах штурмана, обернувшегося на ее голос. Приподнятые брови и поджатые губы в ответ означали, что по возвращении на «Зефир» (это если им очень повезет) у капитана с Яккельсеном будет серьезный разговор о правилах подбора клиентов. И самая настоящая драка — она отходит этого балбеса первым, что под руку попадется. И себе заодно по лбу настучит. Потому что ноги делать нужно было еще в тот момент, когда их чуть не прикончили на пороге. Сейчас же сбежать стало не просто проблематично, а почти невозможно.
— Послушай, парень, если ты не перестанешь задавать вопросы, я засуну тебя в этот ящик вместе с твоим кэпом, — подтвердил самые мрачные ожидания Луизы громила. У ее бывшего определенно существовал талант — раздражать окружающих, когда это было особенно некстати. То ли дело она — еще одна фраза и их бы благополучно грохнули. И всех делов. А штурман и время потянул, и заказчиков выбесил, и все равно их прикончат — никакой логики.
Кэп на всякий случай ретировалась за спину парня, оттуда смело окинула троицу суровым взглядом, но фразу очкарика не услышала — ее заглушил топот и пыхтение из коридора. А спустя мгновение в комнату ввалился отдувающийся доктор, наступив своему капитану на ногу.
— Что этот идиот здесь делает? — требовательно постучав по спине штурмана, шепотом возмутилась Квин, глядя как напряглись их новые знакомые и вновь прибывший господин Леви.

Отредактировано Квинби (28.01.2013 18:42)

+8

10

Когда за спиной раздался шум, Яккельсен старался уследить за всеми тремя мужчинами, что было непросто. Амбал держал руку «на пульсе», а вернее на пистолете, который он достал откуда-то из-за спины. Брюнет выжидательно напрягся. И когда наконец-то в комнате появился тот, кого они все с таким напряжением ждали, первым опомнился очкарик.
— А-а-а-а! — то ли испуганно закричал, то ли издал победоносный клич он, явно узнавая новоприбывшего, но не в состоянии, видимо, произнести хоть что-нибудь членораздельное от нахлынувших эмоций, и судорожно указывая на него подергивающимся пальцем. Скорее всего, именно этот возглас заставил амбала не застрелить нового гостя сразу.
— Что этот идиот здесь делает? — вопрос Квин заставил парня насторожиться. Он мельком глянул назад, и каково же было его удивление, когда за спиной Яккельсен обнаружил доктора Леви. «Хо-хо... Интеллигент решил высунуть свою лисью мордочку в родном краю, и тут же попался живодерам? Сидеть бы вам, мистер Леви, в каюте и покрываться плесенью, а не ночами шляться, где попало», — Яккельсен ухмыльнулся. В коридоре послышался приближающийся топот, судя по которому за доком бежало еще стадо слонов, а он так и стоял, не зная, куда ретироваться. По всей видимости, они с очкариком были старые «знакомые», и доктора мучила дилемма — от чьих рук умереть лучше: амбала или преследователей.
— Что стоишь!? — вдруг завизжал не своим голосом на верзилу очкарик. — Стреляй!!! Это он! Он!!! Стреляй!!!
Почему именно «он» и что такого «он» сделал, очкарик пояснять не собирался, но оставаться на месте штурману и капитану «Зефира» было не резонно, поскольку амбал уже поднял руки, целясь в дока, а они явно находились на линии огня.
Все, что успел сделать Яккельсен, — присесть на корточки, заставляя следовать за ним кэпа, и очень низко пригнуться, прячась за стоящие ящики с товаром. Он был уверен, что г-н Леви и сам не дурак и сообразит, присоединиться к ним — благо ящики были не так далеко от двери, чтобы пришлось долго до них бежать, но на достаточном расстоянии от амбала, чтобы служить первым щитом (да и вряд ли он будет стрелять по собственному товару даже из-за такого, как доктор). Когда штурман услышал глухой удар мертвого тела об пол, он уже было готовился к худшему, но... В нескольких метрах от парня упал труп одного из преследователей дока, который на свою беду бежал за ним первым. «Эх, доктор, доктор, а как же клятва: «Не навреди»?» — Яккельсен ухмыльнулся, но было не до шуток, потому что за первым выстрелом послышались еще несколько. А в комнату ввалилось еще четверо, от которых не спасали ящики.
— Моргот тебя дери... — присвистнув, произнес Яккельсен, осматривая новоприбывшую компанию и прикуривая сигарету. Возможность «делать ноги» была ликвидирована, пути к отступлению — отрезаны.

Отредактировано Яккельсен (28.01.2013 22:37)

+8

11

Когда его старый знакомый закричал, тыча пальцем в Доктора, тот решил поступить так же. Просто из чувства... Ну, не знаю, стадного, что ли.
— А-а-а-а! — отозвался Леви и думал шарахнуться обратно из комнаты, даже отпрянул чуть-чуть, как из-за спины послышался топот. Тогда врач схватился руками за дверную раму и буквально втолкнул себя в комнату. В момент его эпичного, почти балетного полета и последующей попытки удержать равновесие, произошло несколько событий: Адриан заметил своих коллег, отчего лицо его приняло не самое красивое выражение удивления, с приоткрытым ртом и нахмуренными бровями, да хотя лица Квин и Рыжего-с-лопатой сейчас тоже особой эстетикой не отличались. Как в замедленной съемке, судорожно болтающий руками в воздухе Леви заметил, как амбал-помощник очкарика направил пистолет в его сторону, но в следующий момент верзила скрылся из поля зрения за коробками. Точнее, это Леви за ними скрылся и по-пластунски пополз к своим товарищам.
— Моргот тебя дери... — прошипел Келли, выглядывая из-за ящика и закуривая.
— Курение убивает, — менторским тоном заявил врач и вытянул из его зубов сигарету, туша ее о ящик. — Посмотри хотя бы вон на того очкарика... Ни легких, ни почки, ни жены, ни денег. — О том, что от последних трех компонентов этому мужичку помог избавиться не кто иной, как Доктор Леви, тот решил благоразумно, пока что, промолчать. Хотя в данной ситуации долго это скрывать не придется. — Смею поинтересоваться, не наши ли новые клиенты эта милая троица?
Еще пара пробных выстрелов с обеих сторон друг в друга, как недруги наконец-то поняли, что их общая мишень то... пропала!
— Что за Морготов понос?! Где этот интеллигент недоношенный, чтоб его мать родила обратно! — это перешагнул через труп своего же бандюга наркобарон, на всякий случай выставляя живым щитом еще одного из своей шайки. — Вы кто такие, а? Ему помогаете что ли, шайка его летучая? — обратился бароша ко «второму фронту», явно намереваясь в случае положительного ответа сделать из них сито для сцеживания крови врача.
— Отдайте этого докторишку по-хорошему и останетесь со своими органами на месте, мне нужен только этот мелкий гаденыш, чтоб его все темные силы Морготовы насквозь отодрали в аду!

+8

12

И все-таки у мужчин в дальних родственниках определенно числятся бараны. И обе стороны это тщательно скрывают, жутко стыдясь признаваться в таком родстве. Но иногда правда вылазит наружу, вот как сейчас — во время теплой и приятно неожиданной встрече орлейского доктора с тремя разновидностями нарушителей правопорядка.
Квинби недоуменно смотрела на вопящего очкарика, ответно голосящего Леви, очумело моргающего и загробно молчащего штурмана и задом сдавала к заветному ящику, на котором покоился их заработок. Истошные приказы убить дока внесли суматоху в ряды противника, и этим надлежало воспользоваться. А потом и свалить до того момента, когда сборище истерически настроенных мужиков попинает труп своей жертвы и вновь вспомнит о цели прихода в этот дом. Нет, члена команды, пускай и прибахнутого на всю голову, было жалко. Но какого Моргота в его хирургическую башку закралась мысль покинуть «Зефир», когда они собирались вот-вот уже взлетать? О том, что они с Яккельсеном были на волосок от судьбы содержимого в ящиках, капитан предпочла позабыть.
Цепкая ручонка потянулась к неприметному мешочку и... исчезла. Квинби пребольно стукнулась копчиком об пол, но штурману этого показалось мало — наградив кэпа заботливым взглядом, он резко пригнул белобрысую голову.
— Ты... — возмущенно начало было Луиза, потирая ушибленный об ящик лоб, но ее прервал первый выстрел. Сразу стало не до разборок — нужно было пожелать Леви мягкой земельки, как пух например, секунду помолчать в его честь и делать ноги! Но похоже, что приключение только начиналось, потому что рухнувший замертво неподалеку незнакомец мало походил на их морготова интеллигента. Бодрое сопение, издаваемое ползущим доком, это подтвердило. Живучий зараза. Меж тем нахальный Леви отобрал у странно неразговорчивого рыжика сигарету и чинно вопросил:
— Смею поинтересоваться, не наши ли новые клиенты эта милая троица?
— Не твое дело, — зашипела в ответ Квин, прислушиваясь к угрозам из вражеского стана. Они поражали своим многообразием, и с большей частью кэп была согласна, но не отдавать же им этого дурного хирурга... Во всяком случае бесплатно. Девушка пнула ногой доктора и скороговоркой зашептала:
— Док, внимание! Вторые тоже хотят тебя убить? Если нет — давай чеши к ним. Мы тебя потом вытащим, — на этой части своего гениального плана Луиза скрестила пальцы за спиной и заговорила еще быстрее, — против всех этих не выстоим, пришьют же. Иди давай отсюда, пока никто не допер, что мы знакомы.

Отредактировано Квинби (01.02.2013 22:15)

+9

13

— Курение убивает, — снова начал нудеть док. — Посмотри хотя бы вон на того очкарика... Ни легких, ни почки, ни жены, ни денег. — такие нотации док читал ему при каждой встрече, поэтому парень уже успел к ним привыкнуть и пропускал мимо ушей. Было бы странно, если бы он не сказал этого.
— Смею поинтересоваться, не наши ли новые клиенты эта милая троица?
— Не твое дело. Док, внимание! Вторые тоже хотят тебя убить? — «Если бы они не хотели его убить, они бы не гнались за ним, стреляя в кого попало и угрожая всем подряд», — мелькнуло в голове штурмана, но он предпочел оставить свои мысли при себе, по крайней мере сейчас. — Если нет — давай чеши к ним. Мы тебя потом вытащим. Против всех этих не выстоим, пришьют же. Иди давай отсюда, пока никто не допер, что мы знакомы, — в этот момент голос кэпа был заглушен истеричным воплем очкарика:
— Нет! — непонятно к чему выпалил тот. — Я тоже хочу его почки на обед. Этот мерзкий докторишка... — в этот момент очкарик хотел было поделиться заслугами доктора, но вовремя осекся, поняв, что это вызовет только смех у окружающих. Слегка откашлявшись, он вернул свой спокойный голос. — Мне он тоже нужен. Для личного разговора.
— Пока они препираются, предлагаю ползком валить отсюда, — как можно тише, шёпотом произнес штурман и начал движение на четвереньках в сторону выхода.
Главарь шайки смотрел на очкарика, очкарик смотрел на главу. В этой немой сцене, Яккельсен неудачно облокотился на волосы Квин, из-за чего та взвизгнула, ударила штурмана в бок и вновь создала столько шуму, что взгляды всех присутствующих обратились к ним.
Штурман поднял голову. Он уже был в ногах у наркобарона.
— О, рыжий, — наркобарон взял за шкирку штурмана, как котенка, и поставил перед собой на ноги. Яккельсен улыбнулся.
— Здравс-с-с-сте, уважаемый. Как поживаете? Прекрасная нынче ночка! Прохлада, ветерок... Почем опиум для народа? — затараторил парень, пытаясь привлечь внимание всех присутствующих в комнате только к своей Великой персоне, и чтобы они не заметили ничтожных, мелких тварей, ползущих у них под ногами.
— Ты мне должен, — наркобарон продолжал держать парня одной рукой за шиворот рубашки. Надо сказать, что Питер Яккельсен был должен практически половине наркодельцов по всему миру. Ну так получилось. Он и сам не любил быть в должниках. Но ничего не поделаешь. Почему они продолжали продавать ему героин? Да просто потому, что знали, что он все равно заплатит. Никуда не денется.
— Ну ведь меньше, чем обычно, — Яккельсен очаровательно улыбнулся. Тем временем, краем глаза он успел заметить, что Квин (мелкая, изворотливая зараза!) уже выбралась, а вот док...
— Куда это ты собрался? — услышал он голос амбала из очкариковой команды где-то слева от себя и, обернувшись, увидел, что тот стоит на подоле плаща доктора.
В этот момент наркобарон отпустил рыжего, переключившись вновь на дока.
— Ну вот ты и попался, ублюдок хренов... Сейчас ты мне заплатишь... — слоны устремились к бедному доктору, окружая его со всех сторон. Глаза их горели, а руки так и чесались. Ведь какой перед ними был экземпляр! Интеллигент! Не каждый день такого встретишь. И они знали, что он уже никуда не денется, а от этого еще приятнее становилось у них на душе.

Отредактировано Яккельсен (03.02.2013 13:23)

+9

14

Так, это он сейчас не понял, его врагу, что ли, выставить пытаются ради спасения собственных блохастых и ничего не стоящих, в отличие от его гладкой и шелковистой кожи, шкур? Вот так сокомандники называется! Это ж надо...
Его мысли прервали громкие споры о том, кому все же достанутся его почки.
«А вот хренушки вам!» — судорожно хватаясь руками за свой торс, злорадно подумал Леви. Даже если его убьют, а почки пойдут на обед, то это значит, что к Розе он отправится не один, а с компанией — столько галлюциногена эти ребятки вряд ли выдержат. И будут они вместе бегать и прыгать на облаках еще много-много веков, Леви — убегая и после смерти, а они — догоняя.
Распластавшись по-пластунски, рыжий пополз вперед. Но куда уж там ему сделать что-то нормально, тихо и правильно — надо обязательно облапать свою бывшую и вызвать в ней желание разыграть семейную сцену перед зрителями, настроенными не самым положительным образом к горе-актерам. Того и гляди, скоро помидорами закидают... железными такими, очень маленькими и острыми...
Но бинго! Рыжий тут строил из себя невинную овцу, да не один доктор оказался с грешком за душой перед бароном. Пора было валить и спасать себя, а то того и гляди свои же продадут.
Как бы ни так — уже на подползе к двери Леви почувствовал, что что-то не то. Он не двигался, мама родная!
«Неужто ноги со страху отхватило?» — да не тут-то было. Оказалась ситуация намного более прозаичной.
— Куда это ты собрался?
Врач мог только непечатно, для такого интеллигента как он, выругаться себе под нос, а его уже окружали, как редкую букашку под микроскопом толпы ученых, наркобарон, очкарик и компания.
— Здрасьте, — только и мог тупо повторить недавно оброненную Кели фразу Адриан. — Я смотрю, вы все живы-здоровы, как самочувствие, как бизнес, как жена? — последняя часть была адресованна очкарику без почки. Хотя подождите-ка, они тут оба без почек...
— Поговори мне еще! Верни ее! Верни немедленно! — заголосил горе-бизнесмен, имея в виду то ли почку, то ли жену. Прискорбно, но врач не мог помочь ни с тем, ни с другим...
— Ну мы с тобой разделаемся... И разделаем... Ребята! Содрите с этого пацаненка шкуру, чтоб знал, как тут вредить сильным мира сего! — с Леви тут же начали сдирать плащ и рубашку, а он только и мог, что вертеться, как уж на масле, стараясь высвободиться. Не получалось.
— Эй-эй, подождите, да стойте же вы вам говоря-я-я-ят! — заорал он, когда уже остался без верхней части одежды и был близок к потере штанов. Как ни странно, сработало: видимо тупоголовые амбалы с пистолетами только и могли, что выполнять приказы. — Я не виноват, господа, о чем же вы! Я... Я невиновен, да! Да что ж вы думаете, я врач, я, да я клятву дал!
Ужас и возмущение в голосе Леви были просто приторно лживы, но пока не опомнились, надо было говорить:
— Да вы же сами виноваты! Вот вы, — обратился он к наркобарону, — вы угрожали мне и приказали найти почку, и я нашел! Вы приказали — немедленно, и я нашел немедленно, единственную на тот момент доступную. Я ж не знал, что она плохая... Его вините, что свои почки не уберег, — кивнул врач на очкарика.
— И вы! Я был лишь инструментом в руках этого злодея, помилуйте, я невиновен! Он угрожал мне, говорил, что убьет семью, детей, родителей... — заврался, но ничего, — я был вынужден! Он, он всему виной, — теперь Леви кивал в обратную сторону, на наркобарона. А сам в это время болтался полураздетым, как запутавшаяся в силках птица, на руках амбалов.

Отредактировано Доктор Леви (21.02.2013 23:43)

+10

15

Иногда прокуренный и охваченный ломкой мозг штурмана выдавал на редкость здравые идеи, совсем как сейчас — Кели принял очень соблазнительную коленно-локтевую позу и бодро двинулся в сторону выхода, кокетливо виляя тощим задом перед доком.
Это только трусы идут в обход, а настоящие храбрецы лезут в гору, переплывают реки и вообще голыми руками диких зверей душат. У штурмана препятствие было так себе — худощавое, невысокое и донельзя угрюмое. Тот не впечатлился и пошел напролом, иными словами — пополз через своего капитана, выдернув из ее косы пару прядок волос и оставив кучу синяков своими угловатыми конечностями. Квинби сдержанно провозгласила что-то матерное, но этого хватило, чтобы на Яккельсена обратили внимание и сгребли в охапку, как давно невиданного дедушкой и бабушкой внука. Путь к отступлению был свободен.
Луиза, прячась за ящиками, а потом в тени углов плохо освещенной комнаты, незаметно выскользнула из комнаты и перевела дух. Пока что все шло так, как она рассчитывала... ай! Девушка споткнулась об слетевший с первого застреленного ботинок и растянулась рядом с трупом, умудрившись еще и левой рукой влезть в уже начинавшую сворачиваться кровь, натекшую из-под убитого. Грохот получился знатный, и Квин даже сжалась, ожидая, что ее сейчас обнаружат и вернут в злосчастную комнату, но вопли представителей двух бандитских шаек с легкостью заглушили все остальные звуки. Кэп быстро поднялась, потерла колено, морщась от ноющей боли, и бросилась по коридору прочь, оставляя членов своего экипажа наедине с убийцами...
... Полицейский патруль, состоящий из двух остроухих крепких мужчин, лениво брел по тихой улочке, изредка перебрасываясь ничего не значащими фразами и сальными шуточками. Этот райончик в Филтоне считался самым тихим и невзрачным. Большая часть домов была расселена, многие сдавались в аренду или продавались, а в оставшихся жили дряхлые старушки да пару молодых семей с крошечными младенцами. Преступлений здесь отродясь не видывали (поживиться толком нечем, а тащить сюда труп, чтобы схоронить на чьем-то участке, слишком неудобно), гули при всем своем отсутствии разума все-таки соображали, что слишком низка вероятность кем-то поживиться, и тоже обходили эти улицы стороной. Поэтому встреча с полуобнаженной девушкой с выпачканным в крови личиком, судорожно всхлипывающей и дрожащей на ноябрьском ветру в одной рубашке для полицейских оказалась более чем неожиданной.
— Милсдари, помогите, прошу вас! — задыхаясь от быстрого бега, взмолилась Квинби, уже действительно начиная нервничать — неизвестно, сколько еще док со штурманом смогут тянуть время. Из светло-карих глаз лились слезы, даже при свете единственного уличного фонаря было видно, как посинели губы девушки, нос наоборот покраснел и опух, а руки и ноги покрыты ссадинами и синяками. История, придуманная наспех, пока капитан бежала в поисках патруля (спасибо Скайлер, она без проблем разнюхала, где этой ночью в опасной близости будут прогуливаться представители сего ведомства), мужчинам не показалась подозрительной, и они поспешили спасать «двух джентльменов, которые не побоялись вступиться за мазель и сами оказались в беде, потому что у насильников оказалось еще и оружие».
План Луизы не претендовал на гениальность, но и другого за столь короткое время она сочинить не смогла. Расчет был прост — сначала нужно обезвредить их заказчиков и давних знакомых Леви, а потом уж разбираться с полицией. Последние во всяком случае не грозились вырезать почки их дока немедленно, что уже обнадеживало. А там и выкуп можно предложить, и убить в самом крайнем случае двоих легче, чем вооруженную толпу...
Квинби правда велели постучаться в дощатый сарайчик через два участка от того места, где она беседовала с полицейскими, заверив, что милейшая старушка, проживающая там, — бабуля одного из них и с радостью приютит «жертву» на некоторое время, пока мужчины не вернутся. Любезно предоставив трясущейся девушке пальто, они быстро направились на соседнюю, параллельную этой, улицу, не дожидаясь, пока Луиза дойдет до нужного двора. И зря. Потому что уже десять секунд спустя капитан легко перемахнула через шаткий заборчик и рванула напрямик к особняку, где томились в плену (или развлекались — кто их там поймет) ее мужчины.
— Уволю к Морготу, — бормотала она, натягивая брюки и сапоги и пряча за пазуху револьвер, до этого времени спрятанные неподалеку от нужного дома. Кому была адресована угроза, Квинби сама еще не решила, когда ее гневный монолог себе под нос прервал выстрел. А потом и второй. Судя по всему, полицейские уже были в гуще событий, и ей задерживаться тоже не стоило...

+8

16

Нет, какого-то органа у этой шайки явно не хватало. И это были явно не почки. Они настолько все увлеклись «разделыванием» доктора, что совершенно забыли о рыжем прохвосте (ну не болваны, а?). Парень, раскрыв один из ящиков, обнаружил там гнилые помидоры. Простояв секунду в изумлении — «Нафига им перевозить гнилые помидоры?» — он набрал охапку их к себе в руки и... Бандиты даже заметить ничего не успели, как интеллигентная мордочка всеми уважаемого доктора окрасилась в красный. Яккельсен просветлел, как только увидел выражение лица Леви. Это было настолько прекрасно, что он мог бы прослезиться, но на это времени не было. Амбалы, державшие дока, с недоумением и удивлением посмотрели сначала на Леви, потом друг на друга, а затем обернулись в ту сторону, откуда это все прилетело и тоже получили по помидору в свои наглые рожи. Не повернувшимся в сторону Яккельсена участникам немой сцены повезло больше — им помидоры попали по затылку и стекали неприятной гущей за шиворот, те же, кто обернулись, — получили порцию томатного сока в глаза.
— Какого... — начали они все дружно, на перебой возмущаться и поносить штурмана «Зефира». Парень просиял. Давно он не слышал настолько изысканно-грязных ругательств в свой адрес. — Убейте его! — выкрикнул один, а в руке другого блеснул пистолет, хватка бугаев, державших доктора ослабла, так что он мог бы вырваться... Но тут раздался выстрел.
— Всем не двигаться! — раздался властный и холодный голос из-за дверного проема. Первый выстрел был в небо, то есть в крышу. Яккельсен, как и остальные, встал, как вкопанный. «Полиция...» — парень не знал, радоваться новоприбывшим или же огорчаться. Ясно было, что это дело рук Луизы — глупая женщина... хотя, может, и не совсем. — Первый выстрел был предупредительный, если кто дернется — начнем вести огонь на поражение.
Они показались в дверях. Картина представшая их лицам была очень живописна — полураздетый мужчина в окружении других, у которых все рожи красные и по ним что-то стекает, и рыжий парень с повязкой на одном глазу в другом конце комнаты возле ящиков, в которых лежали помидоры, из-под которых просвечивалось что-то еще... Но насладиться этой картиной маслом им не дали, поскольку тот, в чьей руке ранее появился пистолет, выстрелил в одного из полицейских.

Отредактировано Яккельсен (23.02.2013 20:48)

+4

17

Активно жестикулируя, всплескивая руками и строя рожицы невинности, грусти и обиженной добродетели, Леви краем глаза заметил, как белобрысая макушка мелькнула и исчезла. Кэпу удалось сбежать. Как надеялся Леви — не просто сбежать в поисках новых, менее проблемных и идиотоподобных врача и штурмана, а как минимум за остатком команды. Авось хоть их хладные тельца заберут.
Бабамс! Голова достопочтенного врача откинулась назад, и лицо с широко раскрытыми глазами окрасило красным. В нос брызнул отвратительный сок, и Док тут же стал отплевываться и вытирать лицо, пока в его голове перелетными птицами мелькали матюги самых разнообразных форм услышанных в грязных портах.
Пока доктор судорожно оттирал норовившее выесть ему глаза месиво, его словам о невинности то ли вняли, то ли решили параллельно с этим вытрясти деньги за порошок у штурмана. Но тут произошел еще один бабамс — на этот раз посерьезнее. Выстре заставил Адриана вздрогнуть и рефлекторно сжаться. На секунду в голове пронеслась мысль, что он, может, будет скучать по издевательствам над похмельным штурманом, но властный голос прогнал темные мыслишки — то была всего лишь полиция.
«Какого черта?!» — нет, ну сегодня точно не его день. Ох уж это Луиза... Полиция, бывший клиент, бывшие коллеги — и все хотят его. Не убить, так поймать и под белы ручки доставить в суд для уже дальнейшего разбирательства. Тем более полиция явно не блещет мозгом сама. Только ворвавшись в комнату, полную бандитов, размахивать пистолетом — да у них самих пистолетов хватает... О, вон и первый блеснул. Рванув вперед, Леви проскочил между его старыми знакомыми, поднырнул под такого же рванувшего вперед, в бой бугая, и под второй выстрел, означавший начало очень больших неприятностей, схватил на бегу уже тоже начавшего, смекнув про своевременность момента, Кели, и оба пирата кубарем растолкав кричавшую что-то о порядке полицию вывалились из комнаты. Ноги путались, ковры как назло были с отогнутыми краями, норовившими завалить беглецов, а двери заедало. Леви на ходу ругался матом. Пожалуй, впервые в своей жизни. Пожалуй, последний. Так что момент был самый что ни на есть знаменательный.
Прохладный воздух улицы был прямо спасительным. Доктор отцепился от Кели и сел прямо на землю, утыкаясь локтями в колени и зарываясь лицом в ладони.
— Если кому расскажешь о том, что от меня сейчас слышал — убью... — сипящим голосом простонал Леви, имя в виду свой мат, поднимая покрасневшие от помидора и стресса глаза на рыжего штурмана.

+7

18

— Сначала это сделаю я и причем немедленно! — Квинби в гневе была весьма убедительна и опасна, но сейчас возмущенный возглас получился скорее жалобным, а все из-за проклятого ветра. Одежда и до этого не особо согревала девушку, а после прогулки практически голышом зубы стучали так, что штурман и доктор наверняка ориентировались на этот звук, выбираясь из дома. Если она умрет от переохлаждения, то перед самой смертью выпустит пулю в лоб и корабельному интеллигенту. Раз и навсегда зато уяснит, что за поступки (особенно дурацкие!) нужно отвечать.
— Чего расселся? Решил дождаться конца перестрелки и сдаться на милость победителя? — в бок господина Леви ткнулся носок поношенного сапога, а в правой руке вдруг оказался тяжелый пистолет, который стал единственным трофеем капитана в ту ночь. — Что ты вытаращился? Дальше сам спасаться будешь.
Разглагольствовать больше просто не было времени, и Квин, махнув рукой, юркнула в заросли колючего кустарника. Выбирались они быстро, но аккуратно, и не зря — стоило им скрыться из виду, как на крыльцо выскочили двое и бросились врассыпную. То ли на поиски беглецов, то ли уносили свои головы — было непонятно и неинтересно. Нужно было наконец-то делать ноги и команде «Зефира».
Молчаливая процессия из трех человек остановилась только в квартале от злополучного дома, причем Леви изрядно затоптал капитана, засмотревшись по сторонам. На ногах та удержалась, но в который раз за этот бесконечный день подумала, что мстить в случае убийства их дока не стала бы. Троица хмуро уставилась друг на друга, молчание затянулось... Рука Луизы нервно сжимала рукоять револьвера, ее тяжелое дыхание то и дело сбивалось и переходило в удушающий кашель, но она продолжала сжимать губы и просто рассматривать своих мужчин. А спустя еще пару мучительных секунд шагнула к штурману и крепко стиснула его в объятьях. После чего неохотно пожала руку доктору.
— Спасибо... Леви, — выдавила девушка, обеспокоенно поглядывая на Яккельсена — его начинало потряхивать не хуже ее самой. Но до заначек с наркотой на корабле еще нужно было добраться. — Своей идиотской выходкой ты нас спас. Но если вы кому-нибудь расскажете о том, что я сейчас сделала, убью. И даже скучать не стану.

Отредактировано Квинби (21.04.2013 20:26)

+5

19

Кое-как они выбрались из дома, и слава Розе. Как только случилась первая остановка — док уселся неподалеку от дома, отпустив наконец-то штурмана из своих клещей, — Яккельсен привычным и быстрым движением закурил. Однако, руки дрожали, и самого его как-то не очень приятно потряхивало.
— Если кому расскажешь о том, что от меня сейчас слышал — убью... — произнес Леви. Выражение удивления появилось на лице штурмана «Зефира», однако ответить что-либо он не успел, потому что к ним неслась Квин, размахивая револьвером. «Она так точно либо сама убьется, либо нас убьет ненароком», — пронеслось в голове парня, однако озвучивать он не стал. Да и он не мог быть уверен, что, открыв рот, услышит свой нормальный прокуренный голос и не будет заикаться. Яккельсен уже сильно раскаялся в том, что не успел опустошить одну из шахматных фигур до выхода. Теперь же от холода, всего произошедшего и ломки его начинало лихорадить, а мозг потихоньку умирал, отдаваясь неимоверной болью в черепной коробке.
— Чего расселся? Решил дождаться конца перестрелки и сдаться на милость победителя? Что ты вытаращился? Дальше сам спасаться будешь. — голос Луизы вернул его в реальность. Сигарета, прилипшая к сухим губам, обожгла пальцы. Нервным движением руки парень выбросил окурок и осторожно поплелся вслед за капитаном и доктором.
Скоро они снова остановились. Квин решила проявить свои чувства и обняла штурмана. При других обстоятельствах он бы сострил что-нибудь, ухватил ее где-нибудь и так далее... Сейчас же прикосновение холодного револьвера к спине заставило парня выпрямиться и напрячься, словно его натянули как струну. Голова закружилась слегка. Девушка отпустила его и переключилась на дока. Если они так и дальше будут стоять, то он окочурится прямо здесь. Жаль, что они не в Дракенфурте. Там бы он поблизости что-нибудь нашел, а тут... Яккельсен представил, какое расстояние им еще придется проделать до корабля... Захотелось взвыть. Он вновь закурил. Белые руки едва удерживали сигарету. Парень двинулся вперед, по направлению к кораблю, надеясь, что Роза смилостивится над ним, и он дойдет до «Зефира» еще живым, а сигареты не кончатся раньше времени.

+5

20

Сначала сокомандник швырнул в него помидором, а теперь собственный капитан тыкала в него острым носом сапога под ребра, да в такой, видимо, злости, что Леви ойкнул и схватился за пострадавшее место, второй раз за день опасаясь о сохранности своих внутренностей. А потому добровольно потащился за капитаном, только тяжело пыхтя и смотря себе под ноги. Тело болело, все же будучи врачом ему не часто приходилось вот так вот смываться, обычно он таких «смывающихся» встречал в безупречном белом халатике (если мог себе такое позволить), бинтами да продезинфицированный щипцами и иглами для швов. Еще реже он получил в лицо протухшим помидором, и мерзкий запах, исходящий от врача, сейчас, самого же врача, и душил.
А потом душить его начала шок. Док сначала опешил, когда Квинби пожала ему руку, потом стал думать чего же он еще мог такого сделать, чтобы она решила сломать ему руку каким-нибудь коронным захватом, а потом, встретившись глазами с таким же слегка опешившим рыжим-одноглазым, он понял, что его благодарят. На секунду в мозгу вспыхнуло забытое еще в далеком детстве чувство тепла и благодарности, но оно было задавленно и расщеплено на частицы семитонной усталостью и опустошением. Хотелось просто добраться таки до «Зефира» и рухнуть спать в своей каюте.
«Не за что» — так и рвалось с языка, но так с него и не вырвалось, любезность была слишком непривычно и не в стиле Адриана, а потому он прохрипел осипшим голосом:
— Теперь главное не помрите по дороге к дирижаблю, я вас тащить не буду, — предупредил Леви, а потом подумал и решил, что умри эти двое тут — ему бы было легче, а то теперь придется лечить.
Но, впервые за долгое время, он снова оставил свои мысли при себе.

Флешбэк отыгран

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Делай ноги!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC