Обитель вампиров

Объявление

Дорогие друзья! В данный момент «Дракенфурт» находится на стадии реконструкции; день ото дня он обретает новые черты, становится все более продуманным, логичным и правдоподобным, приближаясь к заветной цели выйти за рамки только лишь игровой площадки и обрести черты полноценного художественного произведения. А тем временем всех, кому не безразлична судьба нашего любимого форума, просим поддержать его в рейтингах! Достаточно проходить шлюзовые страницы раз в сутки, щелкая по баннерам RPG TOP и Palantir, и возвращаться на форум по обратным ссылкам. Благодарим за участие :-)
Сегодня в игре: 17 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Обитель вампиров » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Театр «Табакерка»


[Фабричный район] Театр «Табакерка»

Сообщений 31 страница 59 из 59

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/4.png

История этого театра тянется уже вот как второй век. За это время маленькое и хилое здание превратилось, благодаря пристройкам и постоянному ремонту, в настоящий храм муз. Господин Ожюс, уроженец Орлея, вот уже который десяток лет руководил «Табакеркой» и ужасно гордился тем, что несет искусство в массы. Благодаря высочайшему покровительству нескольких высокопоставленных и благородных лиц, театр мог существовать, оплачивать свои долги и просвещать простой люд Казенного квартала дальше. Так, хлипкое деревянное сооружение превратилось в бело-красное массивное здание из кирпича, а благодаря черепице цвета смарагдовой листвы театр получил негласное прозвище в народе — «Изумрудный город», в честь одноименного спектакля-сказки, который шел у них одно время с большим успехом.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/4.1.png

Несмотря на свою солидность и представительность, здание имело всего один (но зато большой) зал и с десяток гримерок и комнат для персонала. После пожара, который произошел здесь с месяц назад, театр был опечатан властями, никто из штатских не имеет права заходить на территорию, принадлежавшую когда-то «Табакерке». Расследование продолжается до сих пор.

+1

31

Что такое страх? Негативная эмоция? Психологическая отклонение? Неуверенность в себе? Либо неуверенность в окружающих тебя личностях? Перед чем возникает эта неутолимая дрож в коленях? Перед смертью? Волнением? Что такое страх? Это ещё одна нить, за которую можно манипулировать? Страх — это защитная реакция на опасноть?! Что это было для компаньонки на данный момент, даже мазель не могла определить. Наверно, и то, и другое... Елена не была уверена в том, что она уже полностью психически здорова. А то что это чудовище в маске точно не в себе, было видно не вооруженным взглядом. Был ли страх оправдан на данный момент? Да, ведь больной призрак театра может сделать все что угодно, и ему за это точно ничего не будет. На миг фон Трамплтон показалось, что этот мужчина в маскарадной маске не больше чем выдумка её уставшего сознания. Но как объяснить смерть пары вампиров, которые превели их сюда? И то, что кроме Елены, вполне ощутимо наследник Кафок почувствовал присутствие маски? Прекрасная посланница Дезири тихонько выдохнула, собирая всю волю в кулак.
Сколько прошло времени ревенантка не знала. Минута, две, а может час? Пока белая маска все смотрела и смотрела на неё оценнивающим взглядом. На ней все ещё был дорожный плащ и красное платье, хотя вряд ли вся эта одежда спасала мазель от придирчивого взгляда призрака. Он уже видел все прелисти её наготы.
— Пригодится, еще как. Не волнуйся, милая прелестница, ты тоже мне пригодишься. Оооочень пригодишься, — протянул, словно довольный кот после сметаны, призрак. Елене стало не по себе, появилось непреодолимое желание накрыть себя чем-то, но чем? — Ступай вперед по коридору, последняя дверь налево. — Закончил он, погружая на свое плечо наследника. «Что? Мне все-таки идти?» — и будто на этот мысленный вопрос последовал поспешный ответ махом головы. «Идти!» — сделала для себя вывод Елена и, приподнимая подол платья, пошагала к пункту назначения. Ноги были ватными, совсем не слушались компаньонку. И вот они прибыли... Дверь со скрипом отворилась. «Интересно, здесь все двери настолько старые и настолько скрипучие?» — сарказм и здравый смысл начал проникать в голову девушки, а значит ей уже значительно лучше. Она вошла в комнату, осмотрелась... Здесь было так же не слишком светло, как и везде. Две свечи, будто тоже были здесь в заточении, жалобно плакали воском на пол. Словно завороженная Елена наблюдала за этим действом. Пока на пол не упало что-то тяжелое. Обернувшись на шум, мазель фон Трамплтон поняла, что это не что-то, это кто-то. Так бесцеремонно призрак опрокинул наследника Кафок со своего плеча. В глазах Елены Прекрасной сверкнула злоба, но лишь на миг... «А он знает, хотя бы, с кем имеет дело?» — подумала Трамп, наблюдая, как Артуру связывают руки. «Зачем? Он ведь и так бессознания!»
— Ну, что встала, маленькая? — «Маленькая!?» — Пора гримироваться и переодеваться. Сейчас я принесу тебе костюм, только завершу одно небольшое дельце... — бурчал себе под нос призрак, делая инъекцию Кафке. «Что за...?» — Я быстро, никуда не уходи! — на миг Елене показалось, что за этими словами, прячется откровенная насмешка. Пользуясь моментом, компаньонка ещё раз проверила жизненные показатели наследника, дотронувшись к его артерии на шеи, где и был уже след от укола. Пульс был спокойный, не частый, будто Артур Кафка просто спит. Рыжеволосая поспешила вернуться на прежнее место, когда услышала через пять минут шаги за дверью.
— Переодевайся. — Велел мужчина в маске, вручая Елене внушительный головной убор и какую-то полупрозрачную ткань. «Что?! Он хочет, чтобы я это одела?» — мысленно застонала девушка. Маска устроился в кресле, повернутом к компаньонке. Она пыталась рассмотреть его глаза, и смотреть прямо в отверстия в маске. Но чем больше она туда смотрела, тем больше понимала, что глаз-то там и нет...
— С удовольствием! — улыбнулась Елена, отворачиваясь от призрака. Если он хотел получить удовольствия, то для начала нужно было столкнуться с непростым характером Трамп. Она ещё раз поблагодарила Розу за то, что дорожный плащ все ещё был на ней. И она принялась снимать с себя платье, при этом, не снимая с себя плаща. «Когда я в последний раз снимала сама с себя платье?» — в юности, когда она жила с отцом у неё была кормилица, которая помогала ей со сложным нарядами. В принципе, они все были для юной Елены сложны. Позже, в гильдии, имелось множество гувернанток, которые не только помогали, но и подготавливали одежду.
Наконец-то, расправившись с платьем, Елена с облегчением вздохнула, она давно хотела от него избавиться, но, конечно, не в подобной обстановке. Платье, красной лужицей расплылось вокруг ног компаньонки. Выйдя из кольца ткани, фон Трамплтон сразу же шагнула в плен другого наряда. Платье было очень смелым и прозрачным. Но оно ей нравилось, в каком-то роде. Возможно легкостью? Глубокий вырез, который далеко переходил за грань ложбинки, открывал взору все прелести компаньонки. Елена развязала плащ, который тоже черной тканью устелился к ногам прекрасной Трамп. Она повернулась к своему пленнику, и вновь её взор устремился к глазам палача... Её руки путаясь в волосах, выуживали из оных драгоценный заколки, она бросала их на пол. Через некоторое время, рыжие кудри рассыпались по плечам девушки. Она подняла над собой головной убор, и поняла, что сама его точно не разместит на своей головушке.
— Мастер, возможно, вы удосужите меня своим вниманием и поможете закончить образ? — протягивая головной убор, с придыханием спросила Елена.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (12.03.2013 14:32)

+7

32

Момент, когда его шарахнули по голове, Кафка позорно прозевал. Сколько он провалялся, Артур сообразить не смог бы при всем желании. Зато он сообразил другое — судя по легкой боли в шее, ему что-то вкололи. Судя по ситуации — ничего ему хорошего вколоть не могли. Это первое наблюдение. А второе наблюдение было не сильно лучше — он был связан. Причем грамотно — по рукам и ногам.
«Вот сука... И как это он меня так?! Ладно, яд, а это точно оно, вроде пока еще не начал действие. Или я его не чувствую. Нет, это не вариант, если бы яд был в активной стадии, я бы заметил. Значит пока не морочим себе голову. Итак, что у нас по ситуации?»
Кафка едва-едва приоткрыл глаза, чтобы не выдать себя, но рассмотреть все вокруг. Новости не радовали. Вот вообще. Во-первых наглая тварь уперлась ему в шею своим ботинком. У-у-у, гадина. Как же алхимику хотелось эту ногу сейчас оторвать и ему скормить... но нет, терпение — добродетель. Зато гад не смотрел на него, он смотрел... о, Роза! Сколько ж он пропустил! Мазель Елена как раз старательно выбиралась из платья, чем привлекла особое внимание наглого человека... хотя, какой он, к Морготу, человек!? Субстанция-в-маске, обзовем это пока так, для ясности.
Итак, пока эта гадина занята леди, можно подпортить ему жизнь. Как это сделать? О, очень просто, если нигде не затупить.
Кафка сосредоточился, не пользуясь телом — пусть думают, что он не проснулся — и медленно вытянул телекинезом один из скальпелей из своего чудо-кошелечка на поясе. Вложив его себе в ладонь, вампир пока спрятал добычу в рукаве.
Мазель еще одевалась, время есть. Все так же, не пользуясь телом, которое могло бы его выдать, Артур начал пилить веревки острейшим скальпелем, готовый при любом признаке переключения внимания Субстанции-в-маске на него, тут же спрятать свое грозное оружие в рукав.

+5

33

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Если юная ликом вампиресса думала, что Призрак будет с упоением рассматривать ее, несомненно, привлекательные телеса, то сильно ошибалась. Увы и ах, но как женщина она его не интересовала совершенно, тут дело было иного толка. Задумчиво рассматривая стройный силуэт, подчеркнутый полупрозрачной тканью платья, Маэстро думал об общей композиции предстоящего спектакля. С такой примой это будет поистине грандиозно! Какая осанка, какой гордый взгляд, подходила она на роль почти идеально.
В ответ на язвительное замечание со стороны девушки Призрак лишь искренне и легко рассмеялся. Если бы она знала, каким наслаждением для него было вновь окунуться в эту атмосферу! Примадонны театра всегда были эксцентричны, эгоистичны, заносчивы, но невероятно талантливы. Словесно ублажать дам, подобных стоящей перед ним вампирессе, было для него привычно и легко, а теперь еще и приятно, потому что до боли знакомо. Раньше его это подчас раздражало, но теперь, когда он наконец-то почувствовал истинную прелесть мелочей театральной жизни... В общем, Маэстро был счастлив как никогда прежде.
— Моя дорогая, вам необычайно идет эта роль, даже представить себе не можете, насколько! Даже эта капризная язвительность вам к лицу, хоть это и удивительно, — встав со своего места, Призрак мельком взглянул на явно напрягшегося молодого человека. Уголки губ мужчины тронула насмешливая улыбка — если актер хочет немного поиграть, не стоит лишать его такого удовольствия. К тому же, молодость всегда невероятно самонадеянна, стоит посмотреть, чего стоит именно этот субъект. — мазель, вы великолепны! Действительно, давайте я вам помогу, пускай сегодня все будет идеально, все-таки генеральная репетиция, — в несколько шагов оказавшись рядом с вампирессой, мужчина легко подхватил тяжелый головной убор, явно отягощающий изящные женские ручки. Взгляд Маэстро задумчиво скользил по рыжим локонам, пальцы бегло убирали легкие прядки назад, каждое его прикосновение к актрисе было наполнено если не обожанием, то благоговением и мечтательностью. Словно он уже видел, как она будет блистать на сцене, с каким восхищением будет смотреть на нее зритель, какие оглушительные овации будут в конце каждого акта!.. Долго возиться с последним штрихом образа не пришлось, надо было всего-то правильно закрепить ремешки, скрытые черными перьями.
— Очень жаль, что вы не видите своего отражения, но, поверьте опытному Мастеру, на сцене вы будете великолепны. А теперь пойдемте на сцену, пора начинать репетицию, нас уже заждались. Помогите подняться вашему партнеру по сцене. Правда, если он так же неубедительно будет играть на репетиции, придется его рассчитать, как это уже случилось с вашими спутниками... Но это уже иной вопрос, не правда ли? — Маэстро загадочно улыбнулся, ненавязчиво подталкивая приму к ее партнеру.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Артур, ну уж вы то как алхимик должны знать, что напряжение мышц у человека в сознании отличается от того, когда он без сознания (или во сне) ))) Да и применение способностей требует концентрации, и при этом полную расслабленность тела удержать невозможно)) Будьте более правдоподобны в следующий раз ;)
Елена, простимулируйте нашего общего друга, Айрин нас уже заждалась :confused:

+4

34

Чего желала Елена? Покорить призрака театра? Спасти себя и наследника в придачу? Наверно, и то и другое... Хотелось поскорее увидеть кульминацию событий: фанфары, свет софитов, аплодисменты, и они отправляются на свободу, а мятежного призрака под белые рученьки берут мужественные бойцы гильдии правопорядка. Кажется, мазель фон Трамплтон уже себе представляла, как это будет. Но будет ли?
Рука начинала затекать от тяжелого головного убора с черными перьями, а Мастер не спешил помогать Еленушке. «Что он делает? Любуется? О, Роза! Да он просто размышляет, что же сделать с нами дальше!» — он рассмеялся. Голос его был словно теплый ветер, бархатист и легок. Но не стоило забывать, что именно он убил их поводырей.
— Моя дорогая, вам необычайно идет эта роль, даже представить себе не можете, насколько! Даже эта капризная язвительность вам к лицу, хоть это и удивительно, — призрак встал с кресла, тем самым переставая давить на горло милсдаря, и отправился к Елене. «Роль? Что за роль? Что сейчас делать? Ах, да... улыбаться!» — возможно, именно сейчас Елена вспомнила все азы завоевания, или попросту привлечения внимания, которыми её обучала мазель Дезири очень много лет назад. Почему бы не отнестись к призраку, как ещё одному очень важному меценату? Как к работе? За которую ты получишь не содержание, а жизнь, что было гораздо привлекательней.
— мазель, вы великолепны! Действительно, давайте я вам помогу, пускай сегодня все будет идеально, все-таки генеральная репетиция, — «Генеральная репетиция? А может тогда мне кто-нибудь расскажет о моей роли?» — Елена вспомнила фанатиков из церкви, и ей бы очень не хотелось, чтобы это оказалось правдой. Может быть её роль — это жертвоприношение? Но она не хотела с этим мериться... Она же была так молода, и столько нужно было сделать...Хотя бы помочь Лотте в заключительном этапе учебы. «Лотта, ах, моя миловидная девочка...» — призрак уже в упор подошел к Елене и наконец-то взял тяжелый убор. Рука почувствовала облегчение, мазель поспешила растереть запястье и локоть, но старалась меньше двигаться, и смотреть в упор на Мастера.
Тем временем пальцы призрака театра скользили по спиральным локонам Елены, которые при таком свете отливали грязной медью. Компаньонка склонила голову, принимая прикосновения гениального, но от того и безумного руководителя. Тело стало натянуто, как струна игривой цыганской гитары. Ещё до того как маска подошел к ней, она набрала полную грудь воздуха, которую сейчас, будто отсчитывая секунды, до того, как этот сумасшедший милсдарь от неё отойдет на безопасное расстояние, выдыхала. А было ли это безопасное расстояние? Сердце бешено колотилось. Ей проще было думать, что это ещё один гость гильдии, чем правду — они в ловушке. Продолжая смотреть на восхищенного призрака, краям глаза заметила, что наследник все-таки приходит в себя. «О, Роза, хвала тебе!» — выдохнула Елена. А призрак уже закончил последние приготовления с убором, и теперь он будто корона восседал на голове Елены.
— Очень жаль, что вы не видите своего отражения, но, поверьте опытному Мастеру, на сцене вы будете великолепны. — «Что? Не вижу? Он что не знает кто мы такие? Похоже он не на столько всемогущ, как хочет нам показаться....» — подумала Трамп. — А теперь пойдемте на сцену, пора начинать репетицию, нас уже заждались. — «Заждались? Моргот, так он тут такой не один? Или у него ещё есть пленники?» — Помогите подняться вашему партнеру по сцене. Правда, если он так же неубедительно будет играть на репетиции, придется его рассчитать, как это уже случилось с вашими спутниками... Но это уже иной вопрос, не правда ли? — «Рассчитать?» — мазель испуганного повернулась ко все ещё лежащему Кафке. Тем временем Мастер её немного подтолкнул к нему.
Оглянувшись на безумного руководителя, Елена Прекрасная поспешила к Артуру. Она присела на колени рядом с милсдарем, и только сейчас она оценила все тонкости платья. Малейшее движение тела не в стоящем положении, как все прелести девушки становились достопримечательностью общественности. Но сейчас это её ничуть не смущало. Она ощупала голову и шею наследника. И голова и место от укола были слишком горячи. «Но, вампиры же не болеют? Что он за Моргот такой?» — гневно подумала Елена.
— Как вы? — тихо сказала она, помогая выпутаться из уже практически разрезанных веревок. Главная помощница Дезири помогла наследнику сесть, ему нужно было немного времени, чтобы прийти в себя.
— Голова не кружится? Ох, наследник, вы его слышали? — это был шепот, который вот-вот мог сорваться на крик, или может истерику? Но нужно было держаться. — Вам нужно быть в форме, иначе нас отсюда никогда не выпустят... Вы слышите меня? — от отчаяния ревенантка даже всхлипнула. Она нежно поцеловала Кафку в шею, в место укола, и встала. Платья снова облепило её. На лице снова появилась игра.
— Идемте! — громко и властно сказала она наследнику. «Святая Роза, скоро я так же сойду с ума!» — компаньонка протянула милсдарю руку. Ох, как её беспокоило состояние наследника. Она уже видела, о чем будут писать газеты, когда найдут их тела. Не нужно получать трофеи за то, что ты прекрасная женщина, главное — быть ею!

Отредактировано Елена фон Трамплтон (01.04.2013 16:50)

+4

35

«Жаль... хотелось аккуратно и тихо. Ну что ж, значит, будем так, как умеем»
Артур, которого столь легко застукали за попыткой освободиться, чуть не покраснел от смущения. Покраснел бы, не будь он настолько зол. Рациональный ум алхимика, конечно, понимал, что сейчас надо смириться, сжать зубы и делать, как велено... но с какого это Моргота он должен слушать какую-то обезумевшую шавку!?
Не будь вампир настолько сосредоточен, он бы непременно заинтересовался бы новым видом мазель Елены, в этом платье леди была крайне соблазнительна. Сейчас же — лишь мазнул равнодушным взглядом. В голове вампира складывались расчеты, вот только не привычных элексиров, артефактов или еще чего-то, а коэффициенты сил. Подошедшая компаньонка зачем-то ощупала его голову и шею.
«Да, леди, этот хмырь мне что-то вколол. Логично предположить, что будет иметь место отверстие, через которое игла вошла в тело!» — Раздраженно подумал Кафка. Себя он чувствовал нормально, только голова чуть ныла там, куда пришелся удар, вырубивший его первый раз.
— Как вы? Голова не кружится? Ох, наследник, вы его слышали? — Ревенантка, похоже, решила, что алхимик неожиданно оглох... ну, очевидно же, что слышал он всю ту чушь, что порол этот псих! — Вам нужно быть в форме, иначе нас отсюда никогда не выпустят... Вы слышите меня? — Похоже леди собралась начать потоп своими слезами... на поцелуй он внимания не обратил, формула сложилась.
— Идемте! — И эта раскомандовалась... кажется, леди изволит умом поехать?
«Да что же мне так везет на душевно больных... Ладно. Будем решать проблемы по мере их возникновения. Мазель явно проще угомонить, чем хмыря-в-маске...»
Артур медленно поднялся, не выпуская скальпеля. Может мазель Елена и верила, что, если слушать этого психа, все обойдется, но алхимик столь наивным себя не считал. В театр никто не зайдет, значит помощи ждать неоткуда, значит с чего бы этому сумасшедшему их отпускать? Ему бояться нечего, пока они тут. А если выйдут — сразу же ведь кинутся к властям, а уж с полицией, или... что вероятнее — юстицарами — ему явно не тягаться. Поймают и научат хорошим манерам, пусть и посмертно.
Самочувствие не ухудшалось, значит яд очень медленного действия, ведь этот псих хочет, чтобы они играли какую-то пьесу. Значит время найти или изготовить противоядие будет. А значит, резона строить из себя идиота нет, надо экономить время.
— Слышу-слышу... — Негромко выдохнул Артур, в первый миг приняв руку ревенантки. — Сейчас пойдем, мазель...
А со следующим вдохом он дернул ее к себе, оказываясь за спиной девушки, и метнул скальпель в горло ненавистному врагу, усиливая бросок телекинезом, и им же обеспечивая меткость. Упрямство Кафок давно вошло в поговорки, и если этот безумец решил переупрямить наследника этого клана какими-то угрозами — он ошибся с жертвой.

+4

36

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png
Призрак схватился за горло обеими руками. Раздался сиплый хрип. Между пальцев, обтянутых перчатками, матово поблескивала рукоять скальпеля. Жадно хватая воздух ртом, Призрак упал на колени, протягивая руку в сторону своих «гостей».
— Чума на оба ваших дома! — голос был слаб, рука дрожала, но Призрак произносил каждое слово с чувством и выражением. — Пусть истлевшего меня изгложут черви — они и вас сожрут когда-нибудь...
Казалось, белая маска стала еще бледнее, печальнее. Хрип стих, голова Призрака склонилась к груди, он все так же тяжело дышал. Его тело начало вздрагивать. Сначала едва заметно, но с каждым разом все отчетливей. Уже не в силах сдерживать хохот, что рвался из груди, Призрак вскинул свое белое лицо к потолку, раскинул руки в стороны, словно принимая овации, и залился громким смехом. Из его горла все так же торчал скальпель.
— Я был достоин аплодисментов, вы не находите? — неожиданный приступ веселья закончился так же быстро, как и начался. Скальпель со звоном упал на пол. Молниеносно Призрак оказался возле вампиров. — А теперь, мои дорогие, прошу проследовать к сцене. Ваш выход.
Голос его был так же сдержан и учтив, но в нем не было ничего живого. Так звучит пластинка в патефоне. Казалось, гулкое эхо пустынных залов еще многократно повторяет злобный хохот этого весельчака. Призрак прошел вперед пленников, откинул театральным жестом плащ, и произнес:
— Надеюсь, милсдарь, на сцене ваш пыл не ослабеет, — он взглянул на мазель и его бесстрастная, казалось бы, маска, не смогла скрыть гордости, — а то подобная прима достойна самого лучшего партнера, — Призрак любовно коснулся щеки мазели. Даже перчатка была не в силах скрыть холод, что исходил от его пальцев. — Я уверен, вы не подведете, — резко развернувшись на каблуках и подняв подолом плаща вихрь, Призрак любезно распахнул дверь в скрытой нише. — Прошу вас!
Когда они вышли из-за пыльных кулис прямо на сцену, пред их взором предстал величественный молчаливый зал. Былая роскошь еще угадывалась в пыльной отделке, ряды стульев с позолотой, обитых красным бархатом. Казалось, он застыл в ожидании, что лишь миг и этот зал начнет заполняться людьми.
— Волнительный момент, не правда ли? — Призрак прошел к центру сцены и широко вскинул руки, словно приветствуя зрителей. — Пора начинать! Где же ты, малышка? Твоя соперница уже на сцене. — Он обвел взглядом полутемный зал, выискивая оставленную недавно здесь актрису. Осваивайтесь, мои дорогие, — Призрак повернулся к вампирам, — я отлучусь на мгновенье.
И он вышел через ту же потайную дверь в кулисах. Она бесшумно захлопнулась, слившись с панелью стены. Дверь была лишена ручки или замочной скважины, как любая другая нормальная дверь.

+4

37

Айрин, честно говоря, уже устала ждать. Сначала она волновалась и просто сидела на своем ящике. Потом волнение поднялось и девушка, не выдержав, стала ходить по сцене, постоянно запинаясь и бормоча себе что-то под нос. Сидение без дела утомляло и Айрин, уже было решила спуститься со сцены в зал, но ушибленная коленка и царапина на ладони дали понять, что это не хорошая идея.
— Хорошо еще платье не порвала, а то меня убил бы этот ненормальный, — пробурчала себе под нос воровка, отряхивая складки платья от грязи и пыли.
«И что мне тут делать?» — в очередной раз подумала девушка, возводя глаза к потолку. «Стоп!» — неожиданная мысль, пришедшая в голову, заставила Айрин замереть на месте и воровато оглянуться. «Если уж я тут, то можно поискать и нечто ценное!»
Быстро оглянувшись, воровка начала шарить по всем углам и ящикам, стараясь не замарать платье. Выходило это не очень хорошо, поэтому уже через какое-то время платье стало в пыли. Лицо Андерс тоже покрылось легким слоем пыли, а в волосах засела паутина. Случайно увидев свое отражение в разбившемся осколке стекла, девушка ужаснулась.
«Он меня убьет!» — испуганно подумала Айрин и быстро начала приводить себя в порядок. Стряхнула пыль с платья, сняла паутину с волос (немного испортив этим прическу) и стерла пыль с лица.
Когда послышались шаги, девочка испуганно юркнула за разодранную кулису, пытаясь стереть последние частицы грязи.
— Волнительный момент, не правда ли? — услышала Айрин знакомый мужской голос. Девушка вздрогнула и невольно прикоснулась к плечу, где была еле заметная точка от укола. «Он что, привел с собой помощников или таких же, как я пленников?» — отстраненно подумала девушка.
Следующие слова похитителя заставили Айрин осторожно вылезти из-за кулисы. Зрелище она представляла впечатляющее. Пыль на носу, помятое платье, паутина в прическе в некоторых местах, ярко накрашенные губы, откровенное платье и испуганные широко открытые голубые глаза. Но испуг девушки быстро прошел, как только псих, которого она откровенно боялась, ушел. Ей еще в детстве Ник говорил, что безумцы всех опаснее и с ними лучше не связываться.
Как только мужчина в маске ушел, любопытный взгляд голубых глаз устремился на новоприбывших. «Вроде на психов не похожи» — задумалась воровка, медленно делая пару шагов в сторону, чтобы получше разглядеть гостей.
— А вы кто? — задала Айрин гениальный вопрос, склонив голову к плечу и делая маленький шажок назад. Пусть выглядят не страшно, но недооценивать не знакомых не надо. «Если понадобиться, я просто спрыгну с этой дурацкой сцены и побегу. Все равно куда, главное бежать!»
— Только не говорите, что вы с этим... — девочка кивнула в ту сторону, куда ушел похититель, — психом заодно!
Звонкий, с нотками негодования голос разнесся по театру.

+4

38

— Слышу-слышу... — отозвался наследник. Кажется, он чувствовал себя значительно лучше, чем предполагала ревенантка. Но тем лучше, ибо игра на стремительной скорости входила в новый вираж и церемонится не было ни сил, ни желания. «Скорей бы выполнить все задания этого неугомонного, и вырваться из плена!» — главная мысль, которая поселилась у прекрасной Елены в голове. Артур принял руку мазели, на миг ей показалось, что это затишье пред бурей. Бурей, с громким именем — Кафки. Так оно и оказалось... На первый взгляд милый, немного флегматичный, возможно инфантильный наследник, оказался полон неожиданностей, а приятный или нет, это решать, конечно, не нам.
— Сейчас пойдем, мазель... — в следующий миг, что-то светлое и блестящие скользнуло в сторону мистера Маска. Призрак тут же изогнулся в коликах боли. «Это все? Так просто?» — подумала Елена. Артур, который находился за её спиной, ожидал краха их мучителя, компаньонка тоже ждала этого. Он оказался на полу, что-то шептал им, давясь собственной кровью, а затем замер. Трамп смотрела с ужасом на тело когда-то бодрствующего призрака и боялась даже дышать, не говоря о том, чтобы переступить труп и сбежать.
Но как и наследник Кафок, мистер Маска так же был полон сюрпризов. Он взорвался хохотом, но сути, к сожалению, Елена так и не поняла.
— Я был достоин аплодисментов, вы не находите? — звонко произнес оживший труп. Бирюзовые глаза Елены с ужасом смотрели на Мастера. Ей хотелось задушить его собственными руками. Но не в этот раз. Выдавив из себя улыбку, вспомнив все догмы хорошего тона, она обернулась к наследнику, пытаясь весело поддержать «шутку».
— Смешно, ведь так, милсдарь? — в её глазах читался застывший немой вопрос — что это было? Грустно хлопнув в ладоши раза три, изображая аплодисменты, мазель фон Трамплтон с ужасом ожидала мести. Но нет! Мастер так же вошел в игру.
— А теперь, мои дорогие, прошу проследовать к сцене. Ваш выход. — произнес призрак. Под его ногами, на полу, лежала жалкая попытка наследника на спасенье — скальпель.
— Надеюсь, милсдарь, на сцене ваш пыл не ослабеет, — обратился он к Кафке, — а то подобная прима достойна самого лучшего партнера, — «Льстит, ну, хоть не угрожает!»« — вздрагивая при каждом прикосновении, думала мазель. Но выдавить улыбку она все же смогла, она же актриса, она же должна...
— Я уверен, вы не подведете, — резко развернувшись на каблуках и подняв подолом плаща вихрь, Призрак любезно распахнул дверь в скрытой нише. — Прошу вас!
И они оказались на сцене. Фон Трамплтон была здесь не однократно, до пожара, конечно. В последний раз с Лоттой. Они провели здесь замечательный вечер, только им не хватало самой прекрасной компаньонки — леди Дезири. Глазами она уже нашла те места, где они с воспитанницей наблюдали за спектаклем, и возможно, в этом она нашла вдохновение, поддержку и силу.
— Чудесный зал! — выдохнула Елена. «Но холодный!» — закончила в мыслях она.
— Волнительный момент, не правда ли? Пора начинать! Где же ты, малышка? — «Бедняга! Зовет кого-то, совсем с ума сошел!» — Твоя соперница уже на сцене. Осваивайтесь, мои дорогие, я отлучусь на мгновенье. — и он исчез, в двери без ручки и замочной скважины.
— Да, хоть на вечность, милсдарь! — складывая руки на груди, сказала Елена. Она повернулась к наследнику, но не знала, что ей сказать.
— Милдарь, мне очень... — начала было Елена, но внезапно возник голос.
— А вы кто? — пятясь назад, спросила девушка в очень...ярком наряде. Взгляд Елена устремился на девчушку. Как Елена предполагала раньше, они не одни были здесь в западне, или по доброй воле?
— Только не говорите, что вы с этим... психом заодно!
— Эээ... Нет, мы не с ним! — «Наверное!» — Компаньонка сделала шаг вперед на встречу девушки с синими глазами. — Тебя похитили?

+3

39

Благотворительная школа  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/15.png
В нос ударил запах гари. Под ногами хрустел мусор, то и дело братки спотыкались о какие-то стулья или упавшие балки. Гулкое эхо вторило шагам, наполняя просторные коридоры призрачным шепотом.
— Ну и воняет здесь, — сказал один из вошедших. — Лучше бы разделались с этой куклой на месте, а то таскаем ее на своем горбу по всяким пожарищам. Уже никаких развлечений не хочется.
— Пасть закрой, — угрюмо прорычал вожак. Он настороженно прислушивался к зданию. — Орете, как голые девки в бане.
Осторожно ступая, вожак открывал уцелевшие двери, словно ждал за ними засады.
— Давайте, двигайте конечностями, чего встали? — уже во весь голос рявкнул главарь. — За мной!
Он уверенным шагом пошел вперед, словно не раз бывал в театре. Но не верилось, что посещал он представления. Скорее всего, не одно мрачное дельце провернул в этом полуразрушенном здании.
Братья, натужно кряхтя, тащили свою драгоценную ношу вслед за вожаком.
— Подойдет! — тот остановился в какой-то комнате. Чем служило это помещение раньше, трудно было угадать — вокруг кучи обгоревшего хлама, начиная от стульев, заканчивая почерневшими тарелками. Комната была проходная — две двери, напротив друг друга. Возможно, братки готовили себе путь к отступлению.
Девушку бесцеремонно бросили на пол.
— Ух, спина затекла, — опять пожаловался один из волков.
— Разрезай давай веревку, хватит ныть, — ответил ему другой.
Веревку разрезали, стянули плащ с головы пленницы.
— Ты тут жива-то еще? — поинтересовался один из тех, кто нес ее. Видно боялся, что огребет, если весь этот переход окажется бессмысленным.
Вожак же молча подошел к девушке. Он резким движением поднял ее с пола и заглянул в глаза.
— Ты думаешь что смелая, — выговорил главарь, — но я бы советовал тебе начинать бояться.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (18.05.2013 16:07)

+5

40

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png
— Ну, мышки мои, вы не скучали в мое отсутствие? — Призрак шел по зрительному залу, по центральному проходу меж креслами, направляясь к сцене. — Смотритесь вы, должен признать, очень хорошо.
Он поднялся по ступенькам, медленно подошел к девушкам. Его маска скрывала лицо и в этом полумраке напоминала белую кость, обглоданную временем и ветрами. Длинный плащ зловеще шуршал, колышась у ног, как огромное черное облако.
— Вы так скованы, мои дорогие, — Призрак обошел своих пленниц вокруг и остановился у них за спиной. — Попробуйте почувствовать эту атмосферу. Только представьте — вы сегодня будете блистать, вы отдадитесь полностью этому залу, вы не просто сыграете, вы проживете эту роль. О, поверьте, сегодня нам предстоит грандиозная ночь, — вдруг Призрак взмахнул полой плаща и встревожено прошел к краю сцены. — Но да, чего-то не хватает.
Он одним быстрым движением достиг кулис и исчез в них. Только тяжелая ткань колыхалась размеренно, свидетельствуя о том, что он был здесь всего лишь секунду назад.
И вдруг над головами девушек с громким щелчком вспыхнула рампа. Сцену залил яркий искусственный свет, ослепляя от непривычки.
— Это я славно придумал, не так ли? — раздался откуда-то сверху голос.
В зале вновь воцарила тишина, прерываемая только жужжанием электрических ламп. Призрак вынырнул из-за кулис, как черт из табакерки. Внезапно он вновь оказался за спинами девушек.
— Так намного лучше, — бесцветным голосом прошептал он почти что возле самого уха Айрин, — теперь я могу как следует вас разглядеть.
Не церемонясь особо, Призрак вплотную подошел к Айрин и приподнял ее подбородок пальцем.
— Нет, я не ошибся с выбором. Только взгляните в эти глаза. Лед и пламя, и эти чувственные губы, — он провел пальцем, обтянутым белым шелком, по губам девушки, ярко окрашенным помадой, — какая страсть.
Резко обернувшись к Елене, Призрак надвигался на нее черной тенью. Слегка приобняв ее за талию, он раскружил девушку.
— А вы, моя дорогая. В вас спрятано то, о чем, быть может, вы и сама еще не догадываетесь, — Призрак оказался вновь за спиной компаньонки и сжал ее шею ладонями. — Чувствуете? — в его голосе, до сих пор всегда ровном, вдруг зазвучали высокие ноты. — Вы чувствуете, как где-то там, под налетом благопристойности и аристократичности, в вас зреет этот черный цветок? Как его бархатные лепестки отравляют вашу кровь пьянящим ароматом? Вы должны почувствовать это!
Призрак метнулся к самому краю сцены и взмахнул руками, словно внизу его ждал невидимый оркестр. И вдруг пустынный зал зазвучал. Мрачным, даже зловещим, «Танго смерти». Словно сама Костлявая дохнула в зал леденящим ветром.
— Это великая ночь! — Призрак залился безумным смехом под чистые звуки потусторонней музыки.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png

4. Если игра происходит с несколькими игроками в одной локации, то следует соблюдать условную очередность (то есть пост Мастера, затем по 1 посту (или более, если это оговорено с Мастером)) от игроков в произвольном порядке. Если же какой-либо игрок не может отписать пост по причине обоснованного отсутствия (отметка в «Предупреждениях об отсутствии»), то игра в большинстве случаев будет двигаться без него, а самому игроку нужно будет потом наверстывать упущенное. Если же игрок не предупредил о своем отсутствии, то Мастер ждет 3 дня с момента написания поста последним игроком и двигает игру дальше. К примеру, в сюжете играют четыре персонажа и Мастер, после мастерского поста отписались трое игроков, все ждут последнего; Мастер ждет три дня, начиная отсчет от поста третьего игрока, а затем отписывает пост.

Артур Кафка, в игре уже была заминка протяжением в месяц, теперь же Вы снова заставляете всех ждать. Потому игра двигается дальше, Вы же присоединяйтесь, оперируя текущими событиями, потому что все самое интересное еще впереди.

+4

41

Андерс задумчиво почесала затылок. А за похищение считается то, что тебя поймали, когда ты сама хотела обчистить театр. Решив, что лучше молчать о том, кто она, Айрин утвердительно кивнула.
— Да, меня похитили. И вкололи какую-то гадость в плечо...
«Главное сейчас взгляд попечальнее...» — мысленно дала себе инструкцию девушка и подняла печальные голубые глаза на незнакомку. Вид у девушки и впрямь был довольно жалкий. Больше сказать Айрин ничего не смогла.
Похититель появился вновь. «А как он...» — девушка удивленно приподняла бровь. «Он не в другую сторону уходил... А в принципе мне-то какая разница? По любому тут полно разных ходов!» воровка задумчиво смотрела, как мужчина в маске поднимается на сцену (причем даже не запнулся на лестнице!). Когда он подошел ближе, Айрин невольно сделала пару шагов назад. Этот человек внушал ей ужас. Такой ужас, что хотелось забиться в дальний угол и не вылезать оттуда. Как всегда, за страхом пришла злость. Да как только смеет ее кто-то так пугать?! Девушка злобно зыркнула на похитителя, но сказать что-либо не решилась. Она же не глупая и еще хорошо помнит удар по щеке.
«Проживете роль? Что-то мне совсем не нравятся его слова!» — эта мысль панически забилась в голове. Айрин испуганно посмотрела вслед мужчине, который направился в сторону кулис. Сбежать все равно не удастся. Воровка раздраженно отдернула подол платья, пытаясь натянуть его на худые колени.
В этот момент зажегся свет, больно резнув по глазам. Айрин непроизвольно сощурилась, силясь разглядеть похитителя. Упускать из виду такого опасного врага чревато последствиями.
— Так намного лучше, — страшный голос раздался возле самого уха Айрин, — теперь я могу как следует вас разглядеть.
Девушка вздрогнула и еле успела прикусить язык, пока с негог не сорвалось крепкое ругательство. Зато на лице были написаны все «хорошие» эмоции, которые она испытывает к собеседнику.
— Без рук! — не удержалась Айрин, когда мужчина коснулся ее подбородка и приподнял. Но он этого, вроде, даже не слышал. На этот раз его пальцы коснулись губ и Айрин резко дернулась.
— Я же сказала, без рук! — злой взгляд прожег спину мужчины, когда тот резко отвернулся и направился к девушке, которая стояла рядом.
«Хоть от меня ушел... Сказала бы я ему!» — зло подумала девушка, продолжая сверлить мужчину взглядом. И сейчас она уже не напоминала ту потерявшуюся малышку. Скорее она была похожа на кошку. Злую, с вздыбленной шерстью и горящими глазами.

+4

42

— Да, меня похитили. И вкололи какую-то гадость в плечо... — отозвалась девушка с синими глазами. Возможно, их можно было сравнить с цветом того неба, которое Елена видела, когда жила по человеческому времени, в имении отца. Синие, бескрайнее, вселяет надежду на то, что где-то есть кто-то, кто так же смотрит на небо и думает о том, что и ты. Пение птиц, игра листьев на деревьях в ауре солнечных лучей, шепот ветра... Все это она будет помнить, как-будто это было вчера и все равно, сколько времени прошло после этих событий. Компаньонке казалось, что они здесь прожили уже всю жизнь и чувство безопасности уже не вернется, что они так и останутся с этим психом, как неприкаянные души, или все же была надежда на лучшее?
«Значит, мистер Маска все же боится, что мы отсюда сбежим, и всем колит какую-то химию. Значит, все-таки есть шанс на то, что последние слово останется за нами!?» — ревенантке было жаль девушку, она была еще так молода... А кто знает, на сколько лет, десятилетий он мог их сюда поместить? Скоро её кожа начнет морщиться и стареть, потом и вовсе за ней придет Смерть. На это невозможно смотреть, именно по этой причине Елена покинула дом отца, Питера Рая, она не могла наблюдать за его мучениями, пока его тело не придадут земле. За ним начнут умирать и все остальные, которые любили и восхищались Еленой. А она останется прежней, еще на много столетий...
В словах девушки чувствовалась горечь, а взгляд опечалился. Хотелось её как-то поддержать, но как? Вскоре вернулся Призрак. Казалось, что сейчас он был ещё счастливее, чем до того момента, когда покинул их.
— Ну, мышки мои, вы не скучали в мое отсутствие? — «Мышки?» — с отвращением подумала фон Трамплтон. Сейчас Призрак сего театра шел по зрительским рядам с бархатными стульями и казался маленькой точкой. Но точка приближалась и все отчетливей становилась похожа на их мучителя и палача. Представительница мазель Дезири расправила плечи, соединила лопатки, придавая всеми своими движениями грациозность уставшему телу, которое стало уже ватным. Она не отводила взгляда от призрака, даже когда не смотрела на него. Наблюдала за ним, чтобы он больше ничего не натворил.
— Вы так скованы, мои дорогие, — «А чего он ожидал?» — все остальное, что говорил мистер Маска дальше Елена не слышала, будто в её прекрасные ушки были залиты свинцом, она попыталась абстрагироваться от всей этой ситуации и действительно расслабится, и продумать, что все это сон, и вообще это не она, а девушка, которая на неё очень похожа, а она лишь зритель, который наблюдает за интересным действом. И все бы так и продолжалось, Трамп уже полностью настроилась на волну апатии, но яркий свет врезался в её неземные бирюзовые глаза. Она даже негромко охнула. Несомненно, это было все с ней, и она далеко не зритель, а кажется, главный герой! Призрак, тем временем, не растерялся, все что-то восклицал о том, что он прекрасно это придумал. Пока Елена привыкала к очень яркому свету, который поразил её острый взор, мистер Маска подошел к «синим глазам» в пестром откровенном наряде. Девушка была явно не довольна прикосновениями палача, но это было абсолютно обоснованно, только Призрак, кажется, этого не замечал! Девушка немного успокоилась и вдохнула, когда мучитель отправился к Елене. Мазель фон Трамплтон изобразила на своем лице милейшую улыбку, правда ещё мгновение и она просто расхохоталась в маску Призраку, но пыталась держать себя в руках, ибо неизвестно чем это могло закончиться, а она ещё не все обсудила с наследником Кафок.
Призрак обнял её, раскружил в непонятном танце, очевидно, который был понятен только ему. Если бы на её платье не было этих тоненьки бретелек, то оно бы точно слетело с Елены. Когда они вновь оказались на сцене, Призрак сомкнул на её шее свои ладони.
«Задушить пытается?» — возник внезапный вопрос в головушке Елены. Но как оказалось, нет.
— А вы, моя дорогая. В вас спрятано то, о чем, быть может, вы и сама еще не догадываетесь. Чувствуете? — в его голосе, до сих пор всегда ровном, вдруг зазвучали высокие ноты. — Вы чувствуете, как где-то там, под налетом благопристойности и аристократичности, в вас зреет этот черный цветок? Как его бархатные лепестки отравляют вашу кровь пьянящим ароматом? Вы должны почувствовать это! — «Все что я тебе должна, я тебя прощаю!» — все ещё изображая на своем лице невинность, подумала компаньонка, и ощупала свое горло.
— Да, милсдарь, странные у вас методы для расслабления! — хмыкнула рыжеволосая, накручивая на указательный палец прядь волос. Заиграла музыка, которая навевала ещё больше страха.

+5

43

Тряхнув головой, Артур скинул с себя какую-то труху и огляделся. Последнее, что он запомнил, перед своим «замечательным» полетом — это спину существа, которое почему-то не умерло. Вернее, сначала, вроде бы как умерло, затем встало и пошло. Вот собственно и все, что зафиксировал взгляд, перед тем, как вампир сделал тот неудачный шаг. Он хотел схватить «нечто-в-маске», но, похоже, прогорело это место основательно — пол хрустнул под ногой алхимика и тот рухнул куда-то вниз.
«Похоже, я опять в подвале...» — Подумал мрачно Артур, садясь, убеждаясь, что кости целы, затем медленно вставая — вдруг что-то еще рухнет. Судя по ощущениям, точнее — по ноющей боли в спине и местах от нее не столь отдаленных — он явно разучился падать правильно. Хотя... нет, все же не разучился. Он просто упал на какой-то ящик, потому и так больно, а главное — обидно...
Оглядевшись, вампир понял, что это какое-то помещение, где хранится реквизит, декорации, а значит, он не так уж далеко и свалился. Конечно, был вариант вернуться так же, как и попал — через верх, но где гарантия, что то перекрытие выдержит?! Нет гарантии. А вот вернуться более прозаичным путем — по лестницам — это все же заставляет верить, что хоть что-то в этой развалюхе еще держится.
Отвлекшись от печальных мыслей, Кафка подошел к двери и толкнул ее. Ноль эффекта. Толкнул еще раз, дернул, пнул даже — эффекта ноль целых, шиш десятых и облом сотых. Судя по всему, дверь была заперта с той стороны навесным замком — она все же немного двигалась. Чисто теоретически, если ее долго и сильно толкать, есть шанс открыть так. Но такой подход был совершенно не в духе алхимика. Смирившись с тем, что дверь отказывается открыться по-хорошему, он принялся исследовать «кладовку», как он решил обозвать помещение своего временного заточения, на предмет наличия чего-нибудь полезного для освобождения... а желательно, еще и для откручивания одной дурной головы в маске.
Первичный осмотр дал некие результаты. Точнее — в кладовке было более чем достаточно хлама для чего угодно, кроме того, что хотелось. Ах, как не хватало алхимику простейшей кислоты! А еще, в идеале, сюда бы всю лабораторию...
И желательно кого-нибудь, чтоб пыль убрал... Мечты-мечты.
Почесав затылок, Артур с хрустом размял спину и принялся за сооружение устройства для своего освобождения. Разумеется, ничего толкового здесь соорудить было нельзя, сказывалось отсутствие сколь-нибудь толкового инвентаря, но уж сделать простейший механизм для выбивания двери куском балки — это можно. И конечно же Артур увлекся! Он не только соорудил нечто вроде баллисты, которая даже должна была выдержать выстрел, но и немного улучшил свое положение, набрав какой-то проволоки, гвоздей и прочей мелочевки, которая могла несколько упростить дальнейшие мучения. Пока он возился, вампир пришел к выводу, что надо таскать с собой более практичный набор снаряжения.
Остро пожалев, что он не курит, Кафка направил свое грозное оружие на дверь, зарядил и — спустил механизм...

+5

44

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png
О, Роза! Как все это уныло и бездарно! Как бездарны эти две перепуганные курицы. Даже ненависть свою не могут оформить в некий посыл, что заставил бы его вздрогнуть, заставил бы задуматься. Эти писклявые протесты, нервные шуточки... Неужели ничего не выйдет? Неужто, его замыслы нарушат вот эти бесчувственные особы, неспособные проникнуться духом великого Театра?
Призрак резко одернул плащ и зашагал по сцене.
— Немыслимо! — выкрикнул он. Музыка тут же стихла. — Вы, наверное, не понимаете всю серьезность происходящего! — Призрак указал пальцем на девушек. — Вы, видимо, думаете, что я шучу! Что можно не слушать, пропустить мимо ушей все сказанное мною! — голос, до сих пор бесцветный и глухой, сорвался на крик, наивысшие ноты которого многократно повторяло эхо огромного зала.
Лампы над головой девушек замигали и начали гудеть еще сильнее. Казалось, что темнота, сокрытая в углах зрительного зала, разрастается, вытекает из своего укрытия и течет, подобно чернилам, подбираясь ближе к сцене. Фигура Призрака на фоне сгущающейся черноты, словно вырастала, становилась больше. И только его маска белела, как голая кость столетнего мертвеца.
— Вот ты, — безумец метнулся к Елене и снова схватил ее за шею одной рукой, облаченной в перчатку, — я же объяснял тебе, — голос его стал тише и теперь походил на шипение огромной змеи, — даже думал, что ты поняла. Ты так была похожа на ту, что мне нужна. А я ненавижу разочарования.
Тут рука отпустила шею Елены, и Призрак заботливо поправил ее невероятный головной убор, что немного сбился на бок. Лампы над головой успокоились, и сцену снова заливал яркий свет.
— Поймите, мои куропатки, ваши жизни сейчас зависят всецело от меня. И единственный шанс покинуть это здание живыми и здоровыми, это удовлетворить все мои желания. Это понятно? В последнее время я был лишен приятного женского общества, наверное, потому мой характер немного испортился. Впредь не стоит вам выводить меня из себя. И так, репетиция... Сейчас, сейчас.
Маэстро отбросил плащ и похлопал себя по груди, проверяя содержимое карманов.
— И так, — торжественно провозгласил Призрак, — ваш текст, дамы!
Он протянул каждой по несколько листов бумаги, сложенных и перетянутых лентой. Бумага была странного ржавого цвета, словно ее поджаривали на раскаленной сковороде. Эти листы были исписаны мелким убористым почерком.
— Ознакомьтесь с текстом, мои мышки. Но запомните, главное не слова, — Призрак взмахнул плащом и повернулся лицом к молчаливому залу. — Главное это чувства, связь со зрителем, главное, то незабываемое ощущение, словно в тебе рождается кто-то другой, отличный от тебя, живущий своей отдельной жизнью. Вот что значит «играть» — это быть собой и кем-то еще. Уступить тому, второму, на время свое тело, свои эмоции и свой разум.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png

Для того, чтобы понимать о чем будет идти речь в постановке Призрака, рекомендую посмотреть Это или прочесть Вот это

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (07.06.2013 00:34)

+5

45

Андерс уже немного расслабилась, после того, как похититель от нее отошел. Даже плечи немного опустились и девушка поняла, как сильно была напряжена. Она вообще, кажется, все время, проведенное тут, находилась в состоянии больше схожее с натянутой струной. Каждая мышца спины была напряжена и теперь протестующее заныла. «Да... Определенно сегодня не мой день...» — устало подумала воровка, чуть прикрыв глаза и слушая пугающие переливы музыки.
— Немыслимо! — выкрикнул мужчина, заставляя Айрин подпрыгнуть. Музыка сразу странно стихла. — Вы, наверное, не понимаете всю серьезность происходящего! — он указал пальцем на девушек. Айрин невольно скорчила рожицу, но быстро стерла ее с лица. — Вы, видимо, думаете, что я шучу! Что можно не слушать, пропустить мимо ушей все сказанное мною! — голос стал каким-то совсем странным. Воровка чуть было не фыркнула.
«Ага, как же! Мимо ушей, может, мы и пропустили, что ты говорил. Но то, как ты нам угрожал, мы точно не пропустили» — язвительно подумала Айрин, но промолчала. Мысленно удивляясь самой себе. Держать язык за зубами не является достоинством семьи Андерс.
Лампы над головой девушек замигали и начали гудеть еще сильнее. Девушка невольно вскинула голову вверх. «Сейчас вообще погаснут и останемся без света. Будет просто замечательно!» — снова проснулась язвительность. Наверное, это из-за нервозности. Страх немного притупился.
В этот момент, похититель схватил за шею незнакомку и, Айрин была почти уверена, что он ее задушит. Но обошлось. Облегченно выдохнув, воровка выслушала исповедь ненормального о том, что он был лишен женского общества. А вот на счет того, что его опасно злить, Айрин согласилась. Обычно, безумцы всех опасней. Никто не знает, к чему приведет его вспышка ярости, а Андерс еще слишком мало жила. К тому же, поработав головой, девушка все же решила ему подыграть. Ведь, он прав. «Наши жизни, действительно зависят от него!»
«Усыпить бдительность, узнать, что он мне вколол и быстро уносить ноги из этого места. Ноги моей больше не будет в этом театре!»
Бережно приняв листы со словами, Айрин пробежала глазами по тексу. «Интересно, интересно... Такого я, вроде, еще не читала было...» — пронеслась мысль в голове воровки и она подняла взгляд на мужчину.
— Извините, — ровным голосом обратилась она к незнакомцу. — А если мы будем делать все как надо, вы можете гарантировать нам, что с нами ничего не случиться?
Белые пальчики, сжимавшие лист бумаги, чуть дрогнули. Но этого не было заметно. Синие глаза уверенно смотрели на похитителя, будто не она сейчас боялась тут до дрожи. «Главное не злить тех, кто сильнее тебя или имеют общественную поддержку!» — зазвучал в голове мальчишечий голос Ника. Айрин мысленно поблагодарила друга, который любил просвещать свою подругу важными вещами.
— Если со мной после этого ничего не случиться, я готова вам помочь, — на губах появилась чуть заметная усмешка. — В конце концов я всегда мечтала выступить в театре.

Отредактировано Айрин Андерс (07.06.2013 17:47)

+7

46

— Немыслимо! — выкрикнул он. Локон девушки, подобно змее, обвившийся вокруг пальца, выскользнул, а кудри разом подпрыгнули. «Что ещё мы ему не угодили?» — Елена выдохнула и, поджав губки в умилении, посмотрела на мучителя. Тишина. Музыка стихла. Покой наполнил сцену. Трамп показалось, что она даже слышит дыхание девушки рядом. Она посмотрела на неё. На лице синеглазки играла недовольная гримаса. Ей тоже, вроде, было не понятно, что от них хочет этот странный мужчина. И мужчина ли это? Но, так называемый покой, длился не долго.
— Вы, наверное, не понимаете всю серьезность происходящего! — продолжал сокрушаться Призрак. — Вы, видимо, думаете, что я шучу! — на миг Елене показалось, что она стала серьезней, будто она вновь стоит перед главой их глава — Шилярдом. Справа от него Агния, со своими мелкими золотыми завитками на голове. Её ехидная улыбка... Несомненно, это она придумала, как пристроить её в гильдию компаньонок, а глава лишь пошел ей на поводу. Но она радовалась лишь тому, что прекрасная предводительница компаньонок стала для неё настоящей семьей, наставницей, подругой. Она познакомилась с замечательным цветком — Лоттой, доверие которой, Елена боялась потерять в первую очередь. И как теперь ей относится к происходящему, она просто не понимала. — Что можно не слушать, пропустить мимо ушей все сказанное мною! — громкий голос Призрака, уже сходил на крик. Будто под его давлением все затряслось. Елена оглянулась, посмотреть, чтобы сзади ничего не упало его на голову, и поймала себя на той мысли, что наследник пропал. «Как такое могло произойти? Я же точно помню, что постоянно держала его за руку...или нет?» — землетрясение продолжалось. Наверное, Призрак подумал, что если их не запугать словами и уколами, то это точно на них подействует. Что ж? Он не ошибся!
— Вот ты, — обратился он к Елене Прекрасной. Его рука опять сомкнулась на горле компаньонки. — Я же объяснял тебе, — голос стал тише. Губы мазели, не ведая того сами, отворились, становилось трудней дышать. — даже думал, что ты поняла. — «Какого Моргота он это делает?!» — Ты так была похожа на ту, что мне нужна. А я ненавижу разочарования. — мазель фон Трамплтон пыталась понять, что же хочет от неё этот сумасшедший Призрак. Когда она успела его так расстроить? Или они вдвоем? Из-за того, что они действительно не видели в этом шуте гороховом опасность? Увидели! Страшно! Но, а что делать? Биться в истерике, проситься домой? Нет! Похоже, ему нужна была сильная Елена, которая лишь делала вид, что шла против него. «Да как он смеет со мной так разговаривать?! Я же не какая-нибудь портовая шлюха!» — Но ревенантка поняла, что тактику поведения нужно поменять, на ту которая была в гримерной. Тем более, что нужно было отыскать Артура.
Тут рука отпустила шею Елены, и Призрак заботливо поправил ее невероятный головной убор, что немного сбился на бок. Лампы над головой успокоились, и сцену снова заливал яркий свет, который вновь слепил глаза.
— Поймите, мои куропатки, — «Опять! Ну, что за напасть!» — мысленно простонала Еленка, — ваши жизни сейчас зависят всецело от меня. И единственный шанс покинуть это здание живыми и здоровыми, это удовлетворить все мои желания. — «Охохо...Как интересно!» — Это понятно? В последнее время я был лишен приятного женского общества, — «Это заметно!», наверное, потому мой характер немного испортился. Впредь не стоит вам выводить меня из себя. И так, репетиция... Сейчас, сейчас...
Через несколько мгновений пред ними постали два свернутых пергамента:
— И так, — торжественно провозгласил Призрак, — ваш текст, дамы!
— Ознакомьтесь с текстом, мои мышки. Но запомните, главное не слова. Главное это чувства, связь со зрителем, главное, то незабываемое ощущение, словно в тебе рождается кто-то другой, отличный от тебя, живущий своей отдельной жизнью. Вот что значит «играть» — это быть собой и кем-то еще. Уступить тому, второму, на время свое тело, свои эмоции и свой разум. — Елена приняла пергамент, но не спешила его открыть.
— Извините, а если мы будем делать все как надо, вы можете гарантировать нам, что с нами ничего не случиться? — синеглазка хоть и была молода, но довольно не глупа.
— Если со мной после этого ничего не случиться, я готова вам помочь, — на губах незнакомки появилась чуть заметная усмешка. — В конце концов я всегда мечтала выступить в театре. — мазель Трамп перехватила игру своей компаньонки по сцене. Почему бы им не играть двойную игру? Переминаясь с ноги на ногу, Елена все-таки решилась:
— О, подчтенный! — начала Она. — Не сочтите за дерзость, но если вы хотите, чтобы мы чувствовали себя особенными, то не называйте нас, пожалуйста, мышками и куропатками. А как-нибудь прекрасно — царица, миледи, красавица... — и с последним словом Елена прикусила язычок и, развернув пергамент, принялась читать свою роль.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (11.06.2013 20:50)

+6

47

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/15.png
Не успел он и рот открыть, как вдалеке что-то ухнуло, а потом загрохотало, словно старое здание решило отдать концы и завалиться прямо сейчас.
— Что это? — почему-то шепотом спросил вожак.
Все пожимали плечами и только поглядывали друг на друга. В воздухе сразу стало чувствоваться чье-то присутствие, словно этот дом был живой и пристально глядел на нарушителей покоя.
— Ты, — указал вожак на молодого волка, — сходи, погляди что там. Не охота издохнуть так нелепо — под перекладинами старой рухляди.
Волк немного помялся, но все же двинулся в сторону, с которой раздался шум. В спину ему полетели улюлюканья и подбадривания, но вожак гневно глянул на развеселившихся братков, и они умолкли.
Разведчик осторожно ступал по коридору, стараясь не споткнуться и не закашлять — в горле першило от осыпавшейся штукатурки. По хламу, нагроможденному вокруг, идти бесшумно было проблематично. В голове всплывали рассказы о погибших в этом театре. Молодому братку затея притащиться сюда казалась не такой уж и славной. Было темно, но на стенах отчетливо угадывались черные полосы от бушевавшего здесь пламя. Закоптившиеся следы вселяли ужас — так и представлялись бледные ладони погибающих, царапающие этот камень из последних сил. Волк остановился и прислушался. Тихо. Можно еще потянуть пару минут и вернуться к стае, заявив, что волноваться нет причин. Наверное, свалилась какая-то старая балка. Сделав еще несколько шагов, он начал присматриваться. Скоро коридор заканчивался — впереди отчетливо виднелась белая полоса стены над черным провалом. Дверь? Волк снова прислушался. Тихо. Застыв в нерешительности, он глядел на зияющую темень, выступающую на фоне закопченных камней. Его животные инстинкты заставили ощетиниться его затылок. Что скрывалось там, в темноте? Стоит ли вернуться к браткам и всем скопом свалить из этого гиблого места?

+4

48

Грохот, с которым дверь вырвало с положенного места, впечатлял. Точнее, этот самый грохот заставил вампира поморщиться и задуматься о такой банальной вещи, как скрытность.
«Нет, я понимаю, что от того, что я буду действовать тихо, едва ли что-то изменится... Но все же... Так, а это еще что такое?!»
Прислушавшись, он понял, что кто-то приближается. Тихое похрустывание всякого хлама под чьим-то весом в тишине было отлично различимо. Но кто это мог быть? По логике, выскочка в маске где-то наверху, заливает свой пафосный бред в ушки очаровательной компаньонке. К тому же, при его талантах, хрустеть мусором в коридоре он бы не стал. Тогда кто это?
Тем более, судя по скорости, таинственный шуршальщик-хламом-под-ногами, как временно окрестил незнакомца Кафка, старался идти бесшумно. А это уже заставляло задуматься.
«Я тут не один? Вот смеху будет еще одного „везунчика“ встретить...»
И все же алхимик решил не высовываться. Не двигаясь с места, он лишь присел, чтобы корявая конструкция орудия для вышибания дверей скрыла его от любопытных глаз. На всякий случай Артур приготовил внушающий уважение размерами гвоздь... ну и все же прихватил молоток, найденный уже почти в самом конце работы с баллистой. Даже если этот гвоздь, запущенный в возможного врага телекинезом, и не убьет его, то прибьет к стене, а это уже победа. Впрочем, по возможности, Артур хотел пока максимально скрыть свое присутствие от незнакомца. А вдруг там прихвостень этого психа шастает!? Тогда совсем не факт, что тривиальный гвоздь его убьет...
Терпение алхимика принесло свои плоды, к дверному проему подошел тот самый «шуршальщик». Собственно, один только вид и нервные движения визитера давали понять, что никакой он не сообщник местного психа. Да он так боялся этого здания, что страх ощущался почти физически и без всякой эмпатии!
«Тебе-то чего здесь надо, особь сомнительного происхождения?»
Артур нахмурился. Этот гость определенно сулил ряд проблем... Убить или подождать? Он может быть полезен, если знает, где тут выход. Впрочем, то, что он не захочет по-хорошему делиться полезной информацией — объективный факт, настолько очевидный, что даже не смешно.
«А что если тебя напугать, мальчик? Куда ты побежишь?»
Настроение у Кафки было, мягко говоря, не лучшим, а тут откровенно близкий к панике объект. Очень нехорошо усмехнувшись, Артур поднял камешек с пола и кинул его в лоб любопытному гостю. В это же время, не слишком усердствуя с изяществом, подхватил телекинезом какой-то грязный и не самый целый сапог позади невинной жертвы. Едва камешек завершил полет, сапог устремился на свидание с задницей нервного парня. Если тот уже на нервах, то подобные шалости должны просто доконать беднягу. Даже если он тут не один (а алхимик надеялся, что жертва его шутки все же одиночка), он будет нести товарищам такой бред, что их можно будет использовать, прикинувшись привидением...
«Стоп... а что, пусть он растормошит этого гада в маске?! Даже если передерутся, мне же лучше, будет время понять, как сделать из этого сарая, недавно бывшего театром, могилу психу наверху...»
Все эти рассуждения промелькнули в голове Артура, пока камешек и сапог спешили на встречу с целью. Вампир затаился, готовый продолжить буянить, если потребуется, или скрытно последовать за жертвой юмора Кафки, если та все же решит бежать...ну, хоть куда-то.

+6

49

Благотворительная школа  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Во время пути неизвестно куда Верена пыталась отчаянно вырваться. Она билась, как рыба, пытаясь соскользнуть с печа, на котором ее несли, стряхнуть с головы плащ, закрывающий вид, или освободить руки. Но все бесполезно — те, кто связывал ее, знали свое дело. Время слилось в одну сплошную темноту и только периодически будто бы невзначай или чтобы подтянуть сжимающиеся и мнущие ее ягодицы руки связывали с реальностью происходящего — с тем, что ее куда-то тащили. Для явно очевидной цели.
А потом ее как мешок с картошкой ухнули об пол, и Верена больно ударилась боком и локтем, с тихим шипением выдавлия из себ воздух. Удар о локоть пришелся прямо по нерву, и руку так и хотелось распрямить и растереть, но руки были надежно скованы плащом и веревкой, оставалось только смаргивать выступившую от острой боли влажность с ресниц. А потом послышался треск веревки, и вампиресса почувствовала, что снова может дышать и видеть. Она попыталась тут же вскочить, тем самым показывая, что она более чем жива, но ее тут же припечатал обратно к полу кто-то из стаи.
А потом грянул грохот. Верене невольно вспомнилось, как нечто похожее прогремело по дворцу в Абаджане, когда ее и еще группу «путешественников» чуть не погребли под собой рушащаися стены Дворца. А поэтому Вена вжала голову в плечи и невольно сгруппировалась, подтягивая ноги к груди. А потом все снова затихло, даже «волки». Вампиресса опасливо подняла зажмуренные было глаза, но тоже не смела двигаться, даже не пыталась высвободиться. Ее охватило то же оцепенение, что и других. Она даже будто бы дышать стала через раз, лишь двигала глазами, оглядывая все вокруг.
— Ты, сходи, погляди что там. Не охота издохнуть так нелепо — под перекладинами старой рухляди.
Верена сглотнула, когда молодой волк медленно двинулся к выходу, и каждый его шаг сопровождался тихим шуршанием. Отчего-то было ощущение, что он уже не вернется.
«Мне же лучше,» — здравомыслие и четкость восприятия мира начинали возвращаться, и если один волк уйдет — меньше останется. От меньшего количества нужно будет убежать. Меньшее нужно будет обхитрить. Меньшее придется победить.
— Отправляете самого юного и слабого? Как храбро, благородно, бесстрашно... Какие из вас волки, если отправляете одного из стаи подальше? Вы как все остальные, заботитесь только о себе, — когда улюлюканье, которым провожался в последний, как все еще казалось Вене, путь, она зашипела это, смотря прямо в глаза вожака, когда тот соизволил обратить на нее внимание. Она все еще была с заломанными за спиной руками и сидела на полу, но решила боротья до конца, не ломаться так долго, как только может. Сердце билось гулко, отдавалось в ушах, и грудь от биения приподнималась в ровном, но быстром темпе.
И стоило только ей это сказать, как из коридора раздался грохот, а потом вскрик и звук падения, причем не единичный. Что ж, это или несчастный случай, и волк сам завалился на пол, или же... Что-то более серьезное, явно не предвещающее ничего хорошего.

+5

50

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Призрак удивленно уставился на самую юную актрису — вот уж от кого он не ожидал подобной смелости, так это от нее.
— Милочка, а что, у тебя есть варианты? Служенье муз не терпит суеты! И поверьте, те, кто не оправдал их надежд — уже наказаны... — довольный собой и всем происходящим, маэстро пружинящей походкой подошел к краю сцены, где скомканной грудой лежал запасной занавес. Сильная рука, затянутая в перчатку, сжала бархатную ткань и потянула в сторону, обнажая два бездыханных тела на пыльном полу. Молодой человек и девушка сидели, казалось, в полной гармонии — объятия их были крепки... Трупное окоченение дело такое.
— Конечно же с тобой что-нибудь да случится, моя мышка! А как иначе? С тобой как минимум должно случиться вдохновение и божественное осенение!.. — взгляд его перешел на ту, что должна была быть как минимум фавориткой, как максимум — Примадонной. — Девочка моя, эти громкие слова ты еще должна заслужить. Одной смазливой мордашки, к сожалению, в Храме Искусств недостаточно! Вы должны быть поистине талантливы, — последнее слово маэстро выделил особенно, голос его снова был мягок и вкрадчив. — Кстати! У меня же есть для вас подарок!..
Мужчина ловко спрыгнул со сцены в полумрак зрительного зала и решительно направился к третьему ряду. Несколько минут терпения и труда — и вуаля, несколько связанных человек были подняты с пола и заботливо усажены в потрепанные, испачканные сажей кресла. Призрак даже заботливо поднес к носу каждого (а это было трое девушек и двое молодых людей) ватку с нашатырем, а когда те очнулись и начали удивленно озираться, силясь понять, где они сейчас, он удовлетворенно кивнул и направился обратно на сцену.
— Ну что, ласточки, я обещал вам публику — и я свое обещание сдержал. Кстати, актерский состав у нас будет расширен, как только наши актеришки очнутся. Не волнуйтесь, это будет совсем скоро... — черные глаза матово блеснули в свете софитов, а голос дрогнул от волнения. Скоро, скоро все начнется! Наконец-то генеральная репетиция будет отыграна!

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/15.png

Камушек, прилетевший в лоб молодого волка, заставил его ощерится и зарычать. Из человечьей глотки рык получался не таким устрашающим, как должен быть, но даже в нем явственно чувствовалась угроза неведомому врагу. А вот от ботинка навостривший уши и инстинкты волк не только увернулся, но еще и успел схватить непонятно почему летающую обувь. Сильная рука сжала потрепанную жизнью обувку и поднесла к носу — несколько быстрых глубоких вдохов, громкий чих и волк, щурясь, вновь осматривает окружающее пространство. От ботинка не пахло ничем кроме пыли и гари, его никто не касался и никто не пинал. Зато откуда-то рядом несло теплом, потом и женскими духами (и хотелось верить, что это еще одна очаровательная красотка, а не двухметровый бородатый мужик, который обнимался с какой-нибудь портовой шлюхой и насмерть провонял ее притираниями).
— А ну выходи, а то хуже будет!

* * *
Вожак сначала вдумчиво выслушал зло шипящую девку, и лишь затем наотмашь ударил тыльной стороной ладони ее по лицу.
— Пасть заткни, соска. Пизде слова не давали. Когда Джимми вернется — ты сможешь в полной мере оценить его возможности и силы. Но это будет потом, а сейчас... — он с силой стиснул ее горло и буквально рывком поднял на ноги. — Сейчас ты должна сильно расстараться, чтобы дожить до его прихода, — широкие ноздри затрепетали, втягивая запах дорогих духов с нежной кожи. Он с силой рванул ткань платья, полностью открывая итак не сильно укрытое плечо и с удовольствием провел языком по нему, фактически ставя свою метку. Его самка, его шлюха.

+3

51

Не получив ответ на свой вопрос, Айрин возмущенно скрестила руки на груди, продолжая сжимать текст в пальцах. Вест вид девушки говорил о ее раздражении, но с губ не сорвалась не единая реплика, крутившаяся у нее в голове. «Вот псих ненормальный!» — обиженно думала Андерс, чуть ли не надув губы от обиды. Айрин не любила неизвестности. Особенно, когда от этого зависела ее бессмысленная, но определенно ценная жизнь.
Но об обиде она тут же забыла, когда этот ненормальный стянул ткань с... трупов, как поняла воровка. «Вот же...» — с ужасом подумала Айрин, широко раскрыв и без того большие глаза. Руки опустились. Нет, она не боялась. Просто это было... неожиданно. Айрин видела трупы своих родителей, а те выглядели не так художественно.
— После такого любое вдохновение уйдет... — тихо буркнула девушка, прислушиваясь к разговору призрака и подруги по несчастью. «Да какая разница, как нас называет этот псих? Поскорее бы отсюда выбраться... И никогда не попадаться этому!» — искренне пожелала Айрин, продолжая рассматривать трупы.
Это выглядело... завораживающе. Пусть и жутко, но что-то в этом было. Если бы это были не трупы, а скульптура, то Андерс бы ей искренне восхитилась. Но в таком случае оставалось лишь мысленно удивляться и ужасаться.
Кстати! У меня же есть для вас подарок! — внезапно воскликнул мучитель, от чего воровка подпрыгнула, испуганно посмотрев на похитителя, который спрыгнул со сцены и, будто фокусник, посадил людей на сиденья. Живых людей, как убедилась Айрин, когда те начали просыпаться.
— Ну что, ласточки, я обещал вам публику — и я свое обещание сдержал. Кстати, актерский состав у нас будет расширен, как только наши актеришки очнутся. Не волнуйтесь, это будет совсем скоро...
Эта фраза показалась очень зловещей. Инстинкт самосохранения заставил воровку сделать пару шагов назад, подальше от этого не очень адекватного субъекта.
«Расширен? Неужели еще кого-то похитят?» — обеспокоенно подумала девушка. «Хотя, если больше народу, то и бдительность у него упадет, а значит, сбежать будет легче!»
— А можно задать вопрос? — вмешалась Айрин, поднимая руку, будто в школе. — А когда мы все слова выучить успеем? У меня вообще-то не абсолютная память. И когда вообще будет премьера?
Эти вопросы воровка задала лишь с одной целью — узнать, как долго ей еще находиться в этом месте. Фактически на волоске от смерти.

+4

52

Рычание выдало «разведчика» с головой. Ну кто будет рычать, кроме оборотня!? Причем, скорее всего, не особо цивилизованного.
«Ну вот только тебя мне тут и не хватало для полного счастья, блохастое ты недоразумение. Ну, что ж, давал я тебе шанс удрать по-хорошему, просто опозорившись, теперь не обижайся. Будешь ковриком...»
Алхимик окинул цепким взглядом пространство, насколько позволяло зрение, выбирая, чем еще огреть «блохастое недоразумение», чтобы отбить даже намек на мысли о столкновении с притаившимся в темноте Кафкой. Варианты выходили не слишком радужными. К тому же, похоже визитер только бесился, а вот в ужасе убегать — не спешил. Можно, конечно, начать кидаться в него всяким хламом, но это ж никаких сил не хватит, да и не получится красиво, в духе героического вояки заманить врага в темноту и по-тихому ликвидировать. Может, в общепринятом варианте, это и не героическое деяние, а вот в понимании алхимика — самое то. А то, что именуется героизмом — одному и с голым задом да на армию, это он считал просто проявлением болезненного слабоумия, или неизлечимых проблем с рассудком. Значит надо либо как-то его все же напугать, либо — убить. Второе проще, первое веселее. Но есть одно «НО» — такие редко шастают в одиночку. А значит, где-то шастают его подельники... и их придется тоже отправлять к предкам.
«Как всегда — когда нужны героические борцы с преступностью и всяческой гадостью — их нет, и приходится все делать самому... Нет, определенно надо было брать с собой свою охрану, уж им это недоразумение нашинковать в салат — дело пары мгновений. Ладно, задним умом мы все сильны, надо сейчас что-то решать, а не потом. Или-или...»
Нахмурившись, Артур телекинезом подхватил еще один пыльный и грязный сапог, посылая его в затылок жертве дурной фантазии Кафки, и тут же один за другим отправил два найденных за пару минут до прихода оборотня гвоздя в цель, придав им ускорение на уровне арбалетного выстрела. Один он направил в область лица, второй — в торс. Даже если не убьет, то из строя выведет гарантированно. Ну, или заставит убежать зализывать раны, что ничуть не хуже.
«Надеюсь, сдохнет... и что при этом у него при себе есть что-то полезное...»

+7

53

Елена чувствовала, что они под колпаком, что им уже никуда не деться от этого сумасшедшего предводителя прекрасного храма искусств — Его Величества Театра. Да что чувствовала, это была констатация фактов. Противных, омерзительных, уничтожающих фактов. Казалось, что в этот день всё и все сговорились против них. Зачем они отправились в церковь? Зачем последовали за парой? Почему доверяли этому парню, имя которого Трамп уже не помнила. Теперь они в западне и это по её вене. Мысли были слишком одинаковыми и не похожими на правду. Огненная компаньонка до сих пор думала, что они лишь на представлении и сейчас войдут их спасители и все закончится. Шея ревенантки затекла от массивного головного убора, какой бы, до Моргота красивым, он не был. Платье напрочь стирало её уверенность в себе, особенно смелый выкат спереди, его никак нельзя было назвать декольте или вырезом. Да, именно выкат.
Затем, словно фокусник призрак стянул бархатную ткань с двух трупов, лица которых лишь чем-то напоминали их проводников. Их тела были сплетены вместе и окоченели. Елена невольно сглотнула. Носик сморщился, а брови нахмурились. «О, Роза! Беру свои мысли назад — он умеет пугать!» — невольно фон Трамплтон уже сравнивала его с прихожанами Моргота, с которыми они столкнулись в церквушке. Это было ужасное, кровавое месиво, которое навсегда запечалится в памяти Елены.
— Кстати! У меня же есть для вас подарок!.. — отозвался внезапно призрак. И спрыгнув в пыльный зрительский зал, в третьем ряду он усадил людей. Да, это точно были обычные люди. Компаньонка облизнула губы, сладкий запах крови уже доносился до неё, но думать нужно было совсем не о еде.
— Ну что, ласточки, я обещал вам публику — и я свое обещание сдержал. Кстати, актерский состав у нас будет расширен, как только наши актеришки очнутся. Не волнуйтесь, это будет совсем скоро... — пообещал Мастер. «Да, кстати, про актеров..» — подумала Елена, но стала дожидаться удобного времени, чтобы задать вопрос. Она вновь погрузилась в свой текст, толком она не понимала, что от них нужно. «И кем я буду? Ревнивой женой?» — эта мысль её и пугала и смешила. Кто? Она? Жена?
— А можно задать вопрос? — вмешалась «театральная» компаньонка, поднимая руку, будто в школе. — А когда мы все слова выучить успеем? У меня вообще-то не абсолютная память. И когда вообще будет премьера? — этот вопрос она буквально сняла с языка трампессы.
— Да, это очень хороший вопрос, милочка! — отозвалась наконец-то Елена. — Милсдарь, вы не могли бы рассказать нам подробней, что от нас требуется, чтобы мы были ещё прекрасней, чем вы ожидаете? — махая пергаментом в руке, потребовала Трамп.
— И простите, где тот мужчина, что был со мной? Я хотела бы... — она запнулась, — Мне нужно...в общем, вы же его вернете, правда? — улыбнулась Елена, будто ребенок, который просил родителей что-то приобрести.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в несколько недель)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Волкогорье] Кабаре «Бурлеск»

+4

54

Ветхая комнатушка, когда-то спокойно заброшенная, сейчас смотрелась чуть ли не нелепо, став ареной почти что циркового представления, такая разношерстная там собралась компания: стая подранных «волков», как клоуны шатающиеся, занятый кто чем, и одна-единственная представительница женского пола, да еще и вампирской расы, в некогда роскошном, а теперь потрепанном и явно видавшем лучшее время платье. И если волки были клоунами, то ее можно было назвать хостом этого шоу, потому что все внимание уделялось ей и только ей, будто бы лучше развлечения волки в своих никчемных жизнях не нашли, чем издеваться над дамами, которые спасали и защищали детей от злых изысков самих же волков, чуть не поджаривших невинное дитя до корочки при попытки спасения этого самого дитя. Ну вот и кто так планирует спасительные операции?..
Вот только уделялось внимание «хосту» не самое хорошее — тут не смеялись над ее шутками, не аплодировали перед очередным представлением, не поражались мастерскому владению трости, которую традиционно имеет каждый ведущий циркового шоу, а занимались каким-то рукоприкладством. В прямом смысле этого слова.
В лицо Верене прилетела хлесткая и жгучая пощечина, а в уши полился мат низкого сословия. Причем в каждом предложении и приобретающим все более негативный окрас в геометрической прогрессии. Потом ее за шею потащили вверх, и девушка уж подумала, что ее ждет весьма грязная и унизительная в своем процессе и последствиях смерть от удушения. Однако стоило ей оказаться на ногах, как рука перестала так сильно давить на трахею, и Вена смогла сделать судорожный глоток воздуха через рот. Послышался звук рвущейся ткани, и теперь платье точно уже можно было назвать изжившим свое, теперь оно болталось на теле дырявой тряпочкой, лямки на плечах порвались окончательно, и съехавшая с декольте ткань открывала бежевый мягкий корсет.

Из-за двери как раз в этот момент послышалась возня и даже можно было услышать раздавшийся издалека окрик ушедшего волка, но вампиресса была слишком занята тем, что пыталась вырваться из рук противного ей вожака и вообще сохранить свою еще никаким мужчиной не тронутую честь. И данный факт только придавал ей больше сил, потому что подкармливал ее и без того крепкое убеждение, что фактически все мужчины, особенно недолго живущие, а оттого более подверженные низменный инстинктам люди, — просто животные, движимые порывами возникающими не в голове, а в головке. Ее плеча коснулся горячий язык, и лицо Верены скривилось, а тело само пришло в движение, начав извиваться, дабы уйти от прикосновения. Одна рука Вены упиралась в грудь вожаку, пытаясь оттолкнуть его от себя, а вторая царапала по руке, сжимающей ее горло («Как жаль, что ногти у меня короткие, и я не могу выцарапать ему глаза»). Снаружи тем временем что-то происходило, но заметили это только один-два оборотня, потому что все остальные улюлюкали и были слишком заняты тем, что устраивались поудобнее, чтобы посмотреть на то, как их предводитель собирается заявить права на пленницу, поставив тем самым ту на место.

+5

55

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Все в этом мире взаимосвязано. И то, что мы не видим этих связей, не означает, что их не существует. То, что произошло в «Изумрудном городе» в следующие мгновенья — самое яркое тому доказательство. Праздник Мертвых позволил Призраку обрести плоть и попытаться воплотить желаемое, события в церкви направили в его руки первых актеров, а посещение приюта госпожой Фиц-Эстерлен повлекло за собой визит в Обитель Муз стаи оборотней. Не случись чего-то одного из этих событий, и театр, возможно, был бы реконструирован, чтобы вновь радовать зрителей новыми постановками. Но все случилось так, как случилось: атакованный наследником Кафок бандит всем своим немалым весом обрушился на одну из балок, поддерживающих купол. И без того пострадавшая при пожаре, та не выдержала и подломилась. До пожара этого было бы недостаточно, чтобы нанести вред зданию, но теперь... Увеличившейся нагрузки не выдержали еще несколько балок, купол начал рушиться. Затем не выдержали натиска перекрытия второго этажа, всем своим немалым весом обрушиваясь ниже. Один из обломков закончил свое падение на Призраке, прерывая его негодующий крик.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/15.png

Вожак стаи — не только самый сильный и свирепый, но и самый умный из волков. Именно поэтому ему хватило всего пары секунд, чтобы понять, что дело запахло жаренным.
— Валим! — Он отшвырнул строптивую девицу прочь и повел свою стаю к выходу, к спасению.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Уважаемые игроки, чтобы дать вам возможность полноценно играть, пока Мастер отсутствует, было принято решение временно свернуть квест. Мы его не закрываем, просто откладываем до лучших времен, здесь еще много не доиграно и к этому сюжету, если будет желание, можно будет вернуться потом. Спасибо за понимание и красивую игру.

+1

56

Верена не знала, рок то был, или провидение, но все здание вдруг тряхнуло как раз тогда, когда руки оборотня уже забрались девушке под юбку, а ее саму повело от отвращения и сжигающей изнутри тихой злости, не находившей выхода. Однако стоило лишь первой вибрации проползти трещиной по потолку, как оборотень отскочил от нее и закричал на свою стаю, подгоняя тех к выходу. О пленнице, конечно, все тут же позабыли — что есть плотские наслаждения перед лицом смерти. Да и Фиц-Эстрлен не собиралась ждать. Как только ее больше никто не держал, она перевернулась на живот и огляделась. Внутренности скручивала подступающая паника и омерзительное чувство дежавю. Снова она одна, снова связана с оборотнями, снова в рушащемся здании. Вот только теперь со связанными руками. Здание снова пошло мелкой дрожью, а чуть ниже послышался стук дерева о каменный пол. Вампиресса вскинулась и смогла сесть на колени, а потом оглядеться. Как же все же ей повезло, что здание было не покинутым, а просто испорченным огнем, а потому все еще полно мебели и обломков от гримерной мебели. А в гримерных, конечно, всегда были большие зеркала. И в этой комнате оно, на везение Вены, тоже было. Встав с колен, девушка подбежала к зеркалу. В ее связанных за спиной руках уже давно был увесистый камень, которым она собиралась оглушить вожака стаи, а потому, неудобно и кораво извернувшись, она тут же отправила камень в полет. И тот быстро разбил поверхность, в которой Верена всяко не отражалась, на кучу больших и маленьких осколков. Здание трясло все сильнее, оно так и гудело, а потому у Вены уже не было времени на осторожность и раздумия. Она плюхнулась на пол и нашарила за спиной осколок. Тот резал ее пальцы и ладони, впивался под кожу маленькими частями, но в том числе и в веревку. И вот вскоре та уже лопнула, а вампиресса, подгоняемая адреналином, на предельной скорости бежала из рушащегося здания. Благо, что в этом театре ей бывать доводилось, и она примерно знала, где выход. И, что самое главное, здесь были обозначения выхода для персонала — туда она и побежала. Рванула ручку дрожащими, окровавленными пальцами, и чуть ли не кубарем скатилась по лестнице, потому что ее сбил с ног очередной толчок, прошивший здание насквозь. Отбив себе колено и бок, Фиц-Эстерлен тем не менее тут же поднялась и вновь ринулась прочь.
Вновь в туман. Но на этот раз он обещал быть спасительным...

+2

57

Артур не успел даже толком оценить успешность или провал своего маневра, как его внимание привлек более чем подозрительный треск где-то наверху. Кафка успел задрать голову, прислушиваясь — треск нарастал и, похоже, все это попахивало весьма большими проблемами. Не особо вникая, жив там оборотень или нет — все равно не до того — алхимик вылетел из комнатки, где прятался и поспешил прочь, туда, откуда явился этот неожиданный визитер. Он даже не задумывался, куда и зачем бежит, благо следов из стертой пыли на пути было в избытке, главное — он пробирался к выходу, слыша позади грохот и треск обваливающихся перекрытий, но не сбавляя скорости и даже не думая останавливаться и изучать причины столь нелогичного поведения здания, в котором итак все разваливалось, еще до выстрелов из самодельной балисты.
«Да чтоб я еще раз в горелом здании искал приключений на свою шкуру... да ну их всех...Кстати, стоит запомнить — не стрелять из самодельных осадных орудий в замкнутых помещениях внутри едва держащегося здания, где прогорели все перекрытия и опоры»
Сейчас его совершенно не волновало выяснение, что да как, запах пыли догонял, как и треск ломающегося дерева, так что времени на разглагольствования не было.
«Надо валить...» — Отдавалось в голове вампира на всем пути прочь из этого треклятого места, а потом — домой, пока очередное приключение не нашло задницу одного конкретного алхимика. — «И чтоб я еще раз додумался до сомнительных авантюр... да ну их всех... хочу в свою лабораторию, где все взрывы и сомнительные события — результат моих трудов, а не странных личностей, являющихся непонятно откуда непонятно куда и непонятно зачем. Но первым делом — в ванну. А то не наследник клана, а не пойми кто... Отто увидел бы — часов шесть нотаций мне бы можно было бы гарантировать...»

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  «Тоска», резиденция Кафок в Дракенфурте

+2

58

«Какая странная женщина!» — мысленно удивилась Андерс, когда ее подруга по несчастью. «Почему она переживает за кого-то там, если сейчас наши жизни в опасности?» — продолжала мысленно недоумевать Айрин, пристально следя за каждым шагом всех присутствующих. Сама она никогда бы не стала переживать за кого-то, если находится на волоске от смерти. «Разве что за братика. И Ника» — мысленно поправила себя воровка.
«И почему меня всегда похищают?» — в сотый раз задала она себе вопрос, печально вздохнув. В ее руках до сих про были бумажки. Она даже не собиралась их читать. Не то чтобы учить! Да ни за какие коврижки!
«Я сбегу отсюда. Вот увидите, я точно смогу сбежать!» — глаза зло блеснул из-под черной челки. Не успела она закончить эту мысль, как что-то громко треснуло.
«А? Что?» — глаза удивленно расширились, когда Айрин поняла, что здание начало рушиться.
— Я ведьма... — ошарашено подумала Андерс. Встряхнув головой, девушка рванула со сцены. В это время балка упала на их похитителя, резко прервав его отчаянный крик. Айрин немножко даже стало жаль этого ненормального. Его мечта так и не сбылась и вряд ли сбудется. А если и сбудется, то без ее — Айрин — участия.
«Бежать, бежать, бежать!» — мысленно давала себе команду воровка, с разбега прыгая со сцены. Андерс, с замершим, неслась по залу, ища любую лазейку.
«Нельзя оставаться тут! Плевать на тех. Кто не выживет, самой надо выбираться!» — с отчаянием думала девушка, пробегая мимо развалившихся балок.
Лазейка нашлась неожиданно. Точнее не просто лазейка, а парадный вход. Балка упала на ту балку, которая закрывала дверь и теперь выход был свободный.
— Черт! — зло бросила Айрин, со всех сил потянув дверь. Она открылась совсем нешироко. Мешала все та же злополучная балка. «Я протиснусь!» — уверенно решила девушка и с кряхтением засунула в щель голову.
«Больно, зараза...»
Айрин ободрала плечи и руки, засадила множество заноз. Но она смогла выбраться.
«Свобода!»

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через трущобы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в несколько недель)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Портовая таверна «За штурвалом»

Отредактировано Айрин Андерс (07.08.2015 15:29)

+2

59

[Центральный парк] Оранжерея  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя почти сутки)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

11 мая 1828 года. Около 16:30.

«Метод тетушки Гугенкустик», при всей загадочности названия, заключался в банальном умасливании одной старой перечницы — охранницы склада при сгоревшем наполовину театре под названием «Табакерка». Театр в конце прошлой осени был опечатан и подлежал реставрации, на которую, как это часто случается, у страховой компании не находилось обещанных средств. Однако добра внутри оставалось немало. Были и костюмы для постановок по рассказам Верье. Большая часть реквизита, — Гарельд видел собственными глазами, — не смотря на сырость и крыс, находилась во вполне сносном состоянии. И все это богатство медленно истлевало, никем не востребованное. До сих пор.

«Так должно было случиться, — вещал находчивый журналист, покупая для тетушки Гугенкустик бутылку ликера и тортик со сливочным кремом. — Театр должен был загореться, его должны были опечатать, чтобы сегодня мы с вами, Бэмби, проникли на склад и разжились костюмами селенитов».

Господин Бэмби, заложник Зойцсмана, молча со всем соглашался. Он просидел всю ночь запертый голышом в гримерке леди Елены и теперь был готов на все. Зойцсман пообещал, если Бэмби будет вести себя хорошо, никто его больше пальцем не тронет. Даже вернул одежду взамен на услуги грузчика и арендатора экипажа. На самом деле Бэмби звали Дугласом Картером, но Зойцсман решил, что это имя ничуть ему не подходит — не сочетается с его грустными видом и глазами подстреленного оленя.

«Цветы, — говорил Зойцсман, — нарвем прямо в оранжерее. Что за глупость платить за букет, если он растет под ногами?»

В общем, около четырех пополудни к складу заброшенной «Табакерки» подкатил большой грузовой экипаж, из которого вышли двое мужчин и двинулись к маленькому окошку складской двери, чтобы вручить тетушке Гугенкустик приятный презент.

— Кто? — резким басом среагировала охранница на вежливый стук.
— Это я, Гарельд, — сахарно улыбнулся Зойцсман.
— Гарельд? — маленькое окошко открылось, являя мужчинам лик тетушки Гугенкустик — женщины видной, большого размаха и колоссальных претензий.
— Это вам, милая тетушка, — сунул Гарельд в окошко тортик, бутылочку и букет.
— Ой, со сливочным кремом! — взвизгнула охранница.
— Со сливочным, а то как же. И ликер еще ваш любимый. Очень нужно побеседовать с вами.
— Я тебя внимательно слушаю, — дама поковырялась ржавым ключом в замке, отворила дверь и тут же загородила проем своей необъятной фигурой.
— Дело государственной важности...
— Знаю я твои важности. Веник, кстати, оставь себе, — сунула она букет в лицо Зойцсману. Зойцсман передал его Бэмби.
— Трампы, — зашептал таинственно Гарельд, — собираются ставить уникальный спектакль. Я в рамках расширения профессиональной квалификации приглашен участвовать в главной роли. Вот, как видите, выделили даже антрепренера.
— Врешь! — недоверчиво покрутила носиком тетушка.
— Не вру! Убедитесь: сценарий, в котором фигурирует мое имя.
— Да ну? Да ну! Неужели правда? Гарельд, — сдавила дама журналиста в слоновьих объятиях. — Ты все-таки выбился в люди! А старик-то не верил!.. Все заладил одно: пропащий, мол, ты пройдоха. Ну-ка, дай-ка снова взгляну... И верно — Гарельд. Только почему не Шварцмайер?
— Тетя, вы же знаете мое деликатное отношение... Я художник, мне как воздух нужен творческий псевдоним...
— А вот не пущу на склад?
— Тетушка, буквально пару костюмов. Всего на недельку. Верну в идеальном состоянии.
— А вот не пущу на склад?
— Ладно, чего вы хотите?
— Чтобы ты наконец перестал стесняться своей богиней данной фамилии.
— Уверяю вас, следующую же статью подпишу...
— Не-е-ет, клянись именем матери. Именем матери! Ну?
— Клянусь именем матери, — вздохнул Гарельд.
— Ладно, шуруйте, — отодвинулась женщина, освобождая проход. — Только чтоб не нагадили! А это еще что за хмырь?
— Он со мной, — обернулся на Бэмби Зойцсман. И гордостью снова соврал: — Мой личный антрепренер. Окажет содействие с грузом.

* * *
— Видите, Бэмби, — приложил к себе Зойцсман костюм Золотой Звезды. — А вы не верили в успех нашего предприятия. «Метод тетушки Гугенкустик» безупречно сработал. На сколько часов, говорите, арендовали эту грязную таратайку?
— На три, — грустно промямлил Бэмби.
— Значит, у нас в запасе еще полчаса на закупку самого важного. Тэ-экс, дайте-ка подобью расчеты. Торт, бутылка ликера — шестьдесят два флорена. Сколько останется, если вычесть их из трех тысяч? По-моему, как раз хватит на три ящика шампанского, пару ящиков виски и столько же коньяка.
— Должно хватить, — согласился заложник. — И на маленький тортик останется.
— Это верно. Нам потребуется закуска. Ха! Неплохо мы потрудились?
— Неплохо, — взялся за вожжи Бэмби. Его руки дрожали от усилий, приложенных к тасканию реквизита.
— Если так и дальше пойдет, — пообещал Зойцсман, — возьму вас сниматься в роли статиста. Знаете, как говорится? Не роль делает актера...

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в трое суток)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ювелирный магазин «Фируза»

Отредактировано Гарельд Зойцсман (10.02.2017 15:33)

+4


Вы здесь » Обитель вампиров » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Театр «Табакерка»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC