Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Театр «Табакерка»


[Фабричный район] Театр «Табакерка»

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/4.png

История этого театра тянется уже вот как второй век. За это время маленькое и хилое здание превратилось, благодаря пристройкам и постоянному ремонту, в настоящий храм муз. Господин Ожюс, уроженец Орлея, вот уже который десяток лет руководил «Табакеркой» и ужасно гордился тем, что несет искусство в массы. Благодаря высочайшему покровительству нескольких высокопоставленных и благородных лиц, театр мог существовать, оплачивать свои долги и просвещать простой люд Казенного квартала дальше. Так, хлипкое деревянное сооружение превратилось в бело-красное массивное здание из кирпича, а благодаря черепице цвета смарагдовой листвы театр получил негласное прозвище в народе — «Изумрудный город», в честь одноименного спектакля-сказки, который шел у них одно время с большим успехом.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/26-Fabrichnyj-rajon/4.1.png

Несмотря на свою солидность и представительность, здание имело всего один (но зато большой) зал и с десяток гримерок и комнат для персонала. После пожара, который произошел здесь с месяц назад, театр был опечатан властями, никто из штатских не имеет права заходить на территорию, принадлежавшую когда-то «Табакерке». Расследование продолжается до сих пор.

+1

2

Улицы торгового района  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Чумазая, в меру лохматая синеглазая девушка, быстро брела по улице, оглядываясь и поминутно оглядываясь. Айрин сама не знала, какой черт дернул ее сунуться в это место. Хотя нет, знала. Черт, которого зовут Жадность. Ну вот какого тролля ей понадобился старый сгоревший театр? Да тут все очень просто! Совсем недавно, воровка услышала, что сокровища остались в театре. Да и вообще, много легенд ходило об этом месте. И про сейфы и про зарытые клады... Айрин в это хоть и не верила, но Жадность сказала свое слово, а разум уступил этой навязчивой даме.
В голове тут же пронеслось воспоминание.
«— Ник, почему всегда все не справедлива? — тоскливо спросила маленькая Айрин у высокого парня, с добрыми карими глаза.
— Потому что жизнь — своенравная женщина, — тут же ответил мальчишка и задорно улыбнулся.
— А почему именно женщина? — удивленно захлопала ресницами девочка.
— Потому что она всем дает! — Ник рассмеялся задорно, весело и искренне».
Тогда Айрин не поняла значения слов Ника, хоть и представляла, о чем он говорит. Жаль, нельзя спросить его, почему Жадность женщина.
«Как глупо устроен мир...» — с тоской подумала девушка и подняла взгляд на серое небо. Вот сейчас казалось все таким же тусклым. «Хотя, лучше это, чем подземелья, монстры и гадость какая-нибудь...» — мысленно решила девочка.
Айрин остановилась возле опечатанного здания. Даже сейчас оно смотрелось замечательно. Белые колонны, тусклые красные кирпичи, местами покрытые копотью.
«Красота...» — мысленно восхитилась воровка. Вообще, сейчас ее одолевали братья близнецы, которых зовут Сомнения. А надо ли ей это все? Конечно, да! Жадность тут же очнулась. А если опасно? Прорвемся! А если поймают? В первый раз что ли...
«Видел бы меня Ник, он бы меня засмеял!» — внезапно рассердилась девушка. Брови сошлись на переносице, около уголков губ появились морщинки. «Я может быть найду нечто очень ценное!» — мысленно уговаривала себя воровка, приближаясь к зданию и не забывая оглядываться.
Впервые за месяц было волнительно страшно. Не страшно до истерии или дрожи в коленках, а лишь ладошки легко вспотели. Внезапно здание стало не красивым и привлекающим, а каким-то загадочно-страшным.
Узкая белая ладонь со скрипом приоткрыла дверь. Повеяло каким-то непонятным запахом гари. Айрин, в последний раз оглянувшись на улицу, осторожно просунула голову в открытую щель. Легко проскользнув через узкую дыру, воровка огляделась. Это было огромное помещение, пусть уже не такое красивое, как раньше, но это было действительно здорово.
— Я в настоящем театре, — громким шепотом произнесла девушка. Голос гулко отразился от стен, напугав сама девочку. Айрин зажала рот ладошкой и испуганно округлив глаза, посмотрела вокруг.
«Скоро я собственной тени бояться начну...» — с раздражением подумала девушка и, нахохлившись, как воробей, отправилась исследовать здание в поисках сокровищ.

+5

3

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Обгоревший занавес грязной алой тряпкой закрыл добрую половину сцены. Его бедный, старый театр... Что он только не пережил за свою не маленькую историю! Все начиналось с небольших выступлений перед десятком зрителей, с нарисованных от руки программок, с банального копирования чужих спектаклей. Как и любое другое живое существо, этот храм искусства рос, взрослел, набирался сил и опыта, чтобы поражать своей красотой. И вот, он в руинах... Его прекрасный дом муз в руинах, гари и копоти!
Загрубевшая ладонь коснулась почерневшего от огня столика за кулисами, здесь они хранили мелкий реквизит, здесь погибла его примадонна. «Карлотта! О, Карлотта, почему ты оставила своего мэтра страдать на этой земле в одиночестве?.. Жестокосердная девица, укравшая мою душу и не давшая ничего взамен!.. Что это?! Кто посмел явится в мою святыню?!» — мысли мгновенно переключились с тоски и страданий на раздражение, даже злость.

Дверь, через которую проникла в театр Айрин, с грохотом захлопнулась. Тяжелая балка, которая держалась практически на честном слове, облегченно рухнула, окончательно забаррикадировав единственный доступный выход. Жалобно завыл ветер где-то наверху, найдя в изумрудной крыше прореху, застонали стропила... Многочисленные нити искусственного хрусталя, что были на огромной люстре, качнулись и мелодично зазвенели, нарушая тишину покинутого всеми театра.
— В настоящем театре... — эхо, отозвавшееся из глубины зала в ответ на слова девочки, не было отражением женского голоса. В нем чувствовалась грубость, присущая только мужским голосам, но ведь в театре давно никого нет, правда?

+4

4

Айрин осторожно брела по пыльному полу. В ушах до сих пор стояло эхо, от ее же собственного голоса. Девушка даже не обратила внимание, точнее выбросила из головы, странное эхо. Решив, что в театре такая акустика. Хотя, для чего женский голос превращать в мужской? Воровка беззаботно мурлыкала себе песенку под нос. Это беззаботное настроение продолжалось до тех пор, пока сзади не раздался громкий хлопок, а затем треск. Девушка вздрогнула и резко обернулась.
— Гать твою перегать! — вырвалось у воровки. Дверь захлопнулась, да еще и к тому же балка упала. — Тролль! Обязательно надо было рушиться, когда я тут?! — рявкнула девушка, подходя к двери и с силой ее пиная. На кого она кричала, Айрин сама не знала. Скорее всего на театр.
Убедившись, что балку никак не сдвинуть (с ее то «великой» силой), девочка, шмыгнув носом и еще раз стукнув дверь, развернулась и медленно направилась в сторону сцены.
«Если выбраться пока что никак не выходит, можно и подурачиться. Никто же не увидит...» — решила Айрин, снова шмыгнув носом от обиды. «Почему всегда что-то случается?» — с досадой подумала Айрин, приближаясь к пыльной, полуразрушенной сцене. Но она все равно выглядела соблазнительно.
— Красиво... — тихо произнесла девушка, широко раскрыв синие глаза. Когда она так делала, Ник часто смеялся и говорил, что она напоминает ему маленького трехлетнего ребенка, которому показали магазин сладостей.
Тряхнув головой, Айрин оторвалась от созерцания сцены и попыталась на нее вскарабкаться. Лестница была разрушена хоть и не сильно, но ей воровка не доверяла. Увы, забраться на сцену не удалось и девочке пришлось искать нечто для подставки. Когда, наконец, она притащила старый, грязный ящик и забравшись на него ногами, забралась на сцену, прошло довольно много времени.
Теперь Айрин смотрела на зал со стороны сцены. Это просто дух захватывало!
— Невероятно... — пораженно произнесла воровка шепотом, снова широко распахнув глаза. «Всегда хотела побывать в театре... И пусть хоть в сгоревшем». Вообще, у Айрин было много мечтаний. Главное — это, конечно, найти братика. А так... она хотела побывать и в настоящей школе и в огромном замке и, что уже осуществилось, в цирке...
— А тут здорово! — восторженно воскликнула девушка и эхо снова гулко отскочило от стен. Звонко рассмеявшись, девушка сделала серьезное лицо и объявила саму себя:
— А сейчас выступит Айрин Андерс. Поприветствуем! — Айрин улыбнулась залу. Она слышала, как множество людей и вампиров хлопают в ладоши, в ожидании выступления. И воровка не заставила себя ждать. Айрин тихо запела свою любимую песню. Точнее даже не песню, а колыбельную, которую мама пела каждую ночь для нее...
Образ полного зала исчез... перед глазами встало доброе лицо мамы, с ласковой улыбкой на губах.
Песня стихла сама собой. Трудно петь, когда на душе так тоскливо.
— Ладно, подурачились и хватит, — решила Айрин и посмотрела вверх. «Куда бы я прятала сокровища, если бы была тут?» — задумчиво подумала воровка, прикусив губу. О выходе она не заботилась, так как знала, что выход есть из любого здания.

+7

5

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png
О, да, это действительно был настоящий театр. В самом полном смысле этого слова, ведь здесь через игру актеров в жизнь претворялась не только фантазия писателей, но и Идея. Тот самый сокровенный смысл, ради которого стоит жить и играть. И только тот может зваться актером, кто через образы сумеет передать острую мораль, который сумеет научить зрителя быть лучше, выше, духовнее. Все остальные лишь презренные лицедеи, не достойные даже мыть полы гримерок. Карлотта была такой... Ее восхитительная игра была настолько живой и искренней, что вдохновляла художников и поэтов творить свои самые лучшие работы, а люди из зала уходили просветленные и задумчивые. Но что теперь, когда она мертва?.. Кому будет суждено заменить Примадонну?..
— А сейчас выступит Айрин Андерс. Поприветствуем! — тонкие губы презрительно искривились, разглядывая первого участника его новой труппы. На зло недоброжелателям и завистникам, он все равно поставит и отыграет свой главный Спектакль. Его постановка грандиозна, его замысел великолепен!.. Угольно-черные глаза уже с интересом разглядывали хрупкую девчушку, кривляющуюся на сцене. Конечно, это не было чем-то совершенным, но есть над чем работать, ведь голос не плох, да и внешность тоже.
Скользнув тенью за кулисы, Призрак скрылся в недрах театра, а через несколько минут потайная крышка, на которой стояла Айрин, резко открылась, лишая «актрису» почвы под ногами. Быть может, не выдержала веса, даже такого крохотного, а быть может и чья-то рука убрала когда-то поддерживающую задвижку.

+3

6

Айрин продолжала задумчиво смотреть в потолок, который, впрочем, был довольно сильно разрушен. «И все же, куда бы я спрятала свои сокровища в театре? Не за кулисы же!»
— Если только под с... — договорить девушка не успела, так как сцена исчезла из под ног и воровка рухнула вниз. Айрин даже понять ничего не успела, как больно ударилась копчиком об пол.
Перебрав все отборные ругательства, который она знала, девочка попыталась встать.
— Больно... — прохныкала Айрин, потирая свою пятую точку.
— Как же ты умудрилась провалиться, черт знает куда?! — возмущенно рявкнула девушка на себя. Потом, запрокинув голову, посмотрела вверх. «Мдааа. Забраться я туда сейчас точно не смогу. Может, тут есть выход где? И вообще — тут и могут быть спрятаны сокровища!»
Воровка с интересом оглянулась. Под сценой было, как и везде, пыльно и грязно. Пахло почему-то сыростью. Или скорее древностью. Айрин несмело сделала шаг в неизвестную ей сторону. «Тут должен быть выход...» — в панике подумала девушка. Паника накатила потому, что место жутко напомнило ту ужасную пещеру.
— Так Андерс, успокойся, — тихо обратилась к самой себе малышка. — Вдох-выдох, вдох-выдох. Тут же в конце концов никто не водится! Ни одна живая душа! Здание же опечатали...
Айрин немного успокоилась слушая свой голос, который казался слишком громким. Снова сделав шаг и поморщившись от боли в интересном месте, на котором точно выйдет красивый синяк, девочка двинулась изучать и искать сокровища.
Все было в пыли, поэтому следы от ног девушки отчетливо виднелись на полу. Айрин порадовалась этому факту. «Если что, то по ним же вернусь назад!» — с детской непосредственностью подумала она и уже более уверенно и весело зашагала вперед.
— Так. Тут вроде ничего особенного, — тихо произнесла девушка, приподнимая двумя пальцами какую-то рванную тряпку. Только через пару секунд, в этой тряпке, малышка разглядела платье. Оно было довольно красивым, но, увы, уже не сейчас.
— Здорово, наверно, было тут когда-то... — задумчиво произнесла воровка и осторожно положила платье на место.

+4

7

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Неслышно возникнув за спиной у девушки, Призрак довольно оскалился. Это ж надо, какой ценный экземпляр ему попался! Ловкая, живучая, даже шею себе не сломала, хотя так было задумано. В общем, то, что доктор прописал. Шаг назад — и вот он уже снова растворился в грудах декораций и бутафорий, а благословенная беспросветная мгла, что пряталась от неяркого света из открытого люка, спрятала хранителя театра окончательно.
— Здесь и сейчас неплохо, как ты сама успела убедиться, — негромкий голос прозвучал где-то совсем рядом, но окружающая темнота была настолько черной, что невозможно было определить местоположение говорившего. — Если платье нравится, то, вероятно, стоит его примерить.
Расчет был точен, эта мышка от испуга начнет метаться, ища выход (около которого, кстати, и стоял Призрак), ведь наверх ей, увы, не подняться. А уж справиться с хлипким подростком — нечего делать. Первый актер был найден.

+2

8

Раздавшийся голос, заставил Айрин испуганно замереть. Она боялась пошевелиться. Так почти всегда. Воровка от испуга замирает, а затем молниеносно уносит ноги. Но в том и то проблема: куда бежать? Губы превратились в тонкую полоску и в темноте не было видно, как они напряженно подрагивали.
— Кто тут? — почти шепотом произнесла девушка, оглядываясь и пытаясь уловить малейшие звуки. Напряжение росло с каждой секундой. Тело напряжено, как струна, глаза чуть прищурены, а пальцы сжимаются в кулаки.
— И вообще, — внезапно Айрин разозлилась. Да как кто-то смеет подбираться к ней незаметно и издеваться?! — подсматривать и подслушивать — не вежливо. Да кто ты такой, тролль тебя побери?! Я первая сюда пришла! И сам наряжайся в это платье, если так приспичило!
Ну все. Воровка чувствовала, что ее понесло. От страха подгибались ноги. Но шаг за шагом девушка двигалась в сторону. Она знала, что стоять на месте не выход. Выход надо найти, а для этого надо двигаться.
— Я не ношу платья. Это, знаешь ли, не подходит моей работе, — продолжала вещать девочка, испуганно оглядывая темноту. «Почему же тут так темно?! Влипла ты, Андерс. И чести лишишься и, и гордости, и жизни...» — блуждали в голове Айрин не самые веселые мысли.
— Я предпочитаю более готический стиль. Кладбище там. Вампир. Желательно красивый и безумно влюблённый, — болтала девушка без остановки, сама уже не слыша и не понимая, что несет. Ей на это было плевать. Главное — найти выход, прежде чем ее поймают, выбраться отсюда и бежать, бежать, бежать...
— А вы под это описание ну никаким боком! Во-первых, не показывайтесь, а это, верх неприличия! А еще тут нет кладбища и луны, — язык немного заплетался. Коленки дрожали, а темнота не хотела отпускать свою жертву. Выхода видно не было, как и того, кто недавно говорил. «Неужели я умру вот так вот? В старом, сгоревшем театре, непонятно где? Да что за глупости! Я обещала найти брата!» — Айрин сильно рассердилась, поэтому резко замерла и стиснула зубы. Силой вол заставив коленки не трястись, девушка напряженно, до боли в глазах, начала всматриваться в темноту. Она будет биться до последнего. Пусть она умрет, но умрет, как родители. Не будет молить о пощаде. «какие у тебя мысли, Андерс...» — внезапно проснулся внутренний голос. «Одним словом — подросток».
— Что тебе надо от меня? — резким, совершенно не детским голосом, котором говорила недавно, спросила Айрин. Надо перестать быть ребенком, не так ли?

+4

9

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Девочку от страха, что называется «понесло». Она болтала без умолку в течении невыносимо долгих пяти минут, иногда дрожащий голосок срывался, а иногда звенел как упавшая на медный щит монета. Призрак слушал внимательно. Сейчас текст был не важен, поскольку в первую очередь актер — это эмоции. И постановка будет удачной только тогда, когда зрительный зал начинает чувствовать то, что до них хотят донести. К счастью для Мастера, эмоции в этом хрупком теле были, да еще какие! Казалось, что воздух вокруг девушки пропитался страхом и паникой, Призрак чувствовал это.
— Будет тебе и кладбище, и вампиры. — Он мягко вынырнул из черноты, снова возникнув за спиной у девушки. Холодная сильная рука стиснула тонкую шею, аккуратно пережимая вену. Пускай брыкается, из его хватки этой девочке не выбраться, а секунды тем временем будут идти, приближая момент блаженного забвения.

Платье, если так можно назвать откровенно пошлый наряд, подошло девушке идеально. Усыпивший ее сначала руками, а затем и хлороформом, Маэстро блаженствовал. Благодаря его стараниям никчемная простушка превратилась в самую натуральную куртизанку. Броский макияж (а как иначе, мы же в театре!), яркий откровенный костюм, неряшливо собранные в один пучок на затылке локоны... Если не звезда, то неплохая роль второго плана — точно. Взвалив на плечи преображенную драгоценную ношу, Призрак неторопливо направился в ближайшую гримерку, где прочно привязал к стулу актрису, похлопал по ее щекам, поднес к носу нюхательную соль.
— Просыпайся, моя дорогая. Пора начинать работать.

+3

10

Страх сменился паническим ужасом в тот момент, когда чья-то рука схватила Айрин за горло. Руки схватили за чьи-то пальцы, пытаясь вырваться, но это было бессмысленно. В голове не осталось ни одной мысли, лишь страх. Девушка знала, что это конец. Все. Больше не будет ничего! Ни яркого солнца, ни зеленой травы, ничего...
Перед глазами промелькнула вся жизнь. Короткая, но очень яркая. И пусть в ее жизни было больше плохого, чем хорошего, но ... Айрин не хотела терять то, что у нее есть. Это было последней мыслью, перед тем, как ее охватила тьма.
Приходить в себя было неожиданно больно. И вонюче. Девушка резко отодвинула голову от чего-то неприятного. «Я что, уже умерла? Тогда почему тут так воняет?» — вяло подумала девушка и чуть приоткрыла глаза. Голова была тяжелой, в ушах звенело, но это не помешало заметить Айрин, что ей как-то неудобно. Брюнетка быстро забыла об этом, когда увидела субъекта, который так старательно ее будил. Синие глаза удивленно распахнулись. Белая маска скрывала лицо, что придавала незнакомцу таинственность. А тайны любят все. Дальше было замечено помещение, больше похожее на какой-то чулан средних размеров. Скорее всего, оно так выглядело из-за пыли и старости. Взгляд снова переместился на незнакомца.
— Ты кто? — выдала воровка самую разумную и приличную мысль из головы. Глаза опустились на то, что ей жутко мешало. «Платье... Платье?!» Айрин уже хотела подпрыгнуть, когда она поняла. Что большее неудобство ей приносили веревку, прочно удерживающие ее на стуле.
— Это что за... — дальше пошла вся лексика, на которую была способна Андерс. «Так. Спокойно. Тебя же не убили, да?» — мысленно успокаивала себя девочка.
— Ты вырядил меня в проститутку! — в голосе звенело возмущение и легкое презрение. Айрин оглянулась, выискивая хотя бы зеркало. По том, что волосы, как обычно, не скользили по плечам и спине, девушка сделала вывод, что ее волосы тоже потерпели изменение.
Воровка попыталась освободить руки из веревок, но это ей не удалось. Ни с первого, ни со второго, ни с третьего раза. Бросив попытку освободиться, Айрин снова обратила внимание на своего похитителя. Паника прошла, оставив место усталости.
— И что ты от меня хочешь? Учти, стриптиз я танцевать не умею. Да и то самое тоже. Ты выбрал не ту жертву! Вот, — буркнула Андерс. Она просто не представляла, какую работу можно выполнять в таком наряде! «Видел бы это мой брат, со стыда бы сгорел!» — пронеслось в голове девушки.
Очередная попытка отвязаться закончилась провалом. Айрин опустила голову, рассматривая платье. «В нем ведь и не убежишь! За первым же углом поймают». Белые плечи чуть вздрогнули от прохлады. По коже пошли мурашки. Воровка провела языком по губам и поняла, что они накрашены. «Гадость какая. И что я сделала такого? За что такие наказания-то?!» — в отчаяние подумала девушка и тут же мысленно дала себе подзатыльник. У нее был характер не из простых. Она же обещала найти брата, а значит обязательно выживет.

+7

11

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Поначалу Маэстро был доволен, реакции на происходящее были вполне закономерны, но эта отвратительная базарная брань, полившаяся из четко очерченного ярко-алой помадой ротика... Словом, Призрак если не взбесился, то разозлился не на шутку точно. Так что сначала он холодно выслушал все, что хотела сказать воровка, а затем коротко размахнулся и ударил девушку по щеке тыльной стороной ладони. Синяка не останется, но зато уровень понимания ситуации у девицы явно поднимется.
— Дура. Классику читать надо было, чему вас только учат сейчас, — в голосе Мастера явно чувствовались брезгливость и жалость, как к убогим или сумасшедшим. Публика в последнее время действительно была убогой, но его актеры такими не будут, он воспитает их как надо, даже если они этого не хотят. — Теперь грим поправлять придется, — мужчина выпрямился и отошел к столику со всеми нужными атрибутами для восстановления испорченного макияжа. — Будешь дергаться — буду очень долго бить. Долго и больно. А потом убью, — голос Призрака был спокойным, так что прозвучала эта страшная фраза настолько буднично, что сомнений не могло быть. Раз пообещал, значит, сделает и это не составит ему никакого труда.
Четверть часа кропотливой работы и смазанный грим был восстановлен, яркие румяна легли как надо (одно удовольствие работать с молодой кожей!). Теперь предстояла самая весомая часть работы: разучивание роли и репетиции. Только вот как заставить строптивую девицу учить свою роль из пьесы? Правильно, надо сделать предложение, от которого она просто не сможет отказаться!.. С того же столика, заваленного тюбиками, ватой и кисточками, Призрак взял заранее принесенный продолговатый футляр. Тихо щелкнул замочек, упруго открылась крышка, а на бархатной основе лежал шприц, в котором плескалась какая-то жидкость золотистого цвета.
— Больно не будет, — пальцы мужчины с силой сжали предплечье девочки. Укол был быстрым, можно даже сказать профессиональным, так что Призрак не соврал. Почти. — Вот теперь можно тебя развязать и поговорить.
Развязав руки девчонке (остальное она развяжет сама), Маэстро неторопливо прошелся по захламленной гримерке, механически-бездумно складывая шприц обратно в футляр, а футляр во внутренний нагрудный карман. Притворно-рассеянный взгляд внимательно скользил по сваленному в кучи реквизиту и сценическим костюмам. Это была одна из немногих комнат, которых пожар не тронул, оставив практически в первозданном виде. Кажется, в последний раз ее использовала Лола Крейсфилд, звезда орлейских театров...

+7

12

Удар по лицу хоть и был неожиданностью, но Айрин даже не вскрикнула. Она знала, что так будет. Да и мало ее что ли били? Пору уже и не замечать боль. Но от боли заслезились глаза. «Ненавижу этот чертов мир» — обреченно подумала воровка, но ничего не сказала. С этой минуты ее решение было мудрым — молчать и ничего не говорит. Может, она еще сможет выбраться отсюда.
Наложение нового грима не заняло много времени. Айрин сидела молча и старалась даже не шевелиться. Она искренне поверила, что ее убьют. В конце концов, кому она нужна? Ее даже искать не будут. Но и молчать долго она не любила. Она же Андерс, а члены их семьи никогда не сдаются. Это не правильно.
— Я читала классику, — внезапно, даже для самой себя сказала девушка, сверля синими глазищами своего похитителя. — Но сейчас это никому не нужно. Знаешь ли ты что такое романтизм, поэма, классицизм — это все не играет роли. Сейчас миром правят деньги.
Айрин знала, что это звучит по-детски и слишком пафосно, но именно так все и было. Андерс помнит, как они с Ником с упоением слушали одноглазого старика. Он всегда сидел на обочине дороги, в порванной рубахе, грязных штанах и босой. Но у него всегда были замечательные истории и рассказы. Потом он сказал, что был писателем. Но...это никому сейчас не нужно.
Дальше вспомнить Айрин ничего не успела. Мужчина что-то сказал на счет того, что больно не будет и достал шприц. Паника нахлынула волной. Глаза в ужасе расширились. Воровка не забилась в путах лишь потому, что от страха не могла пошевелиться. Ей вспомнилось последнее применение на ней непонятной жидкости в уколе.
Укол был не больным. А может Айрин не почувствовала ничего из-за страха. Она даже не сразу поняла, что ей развязали руки. Кисти затекли, поэтому Айрин в первую очередь начала растирать их. «Что происходит? Что это было?» — в панике думала девушка, непослушными пальцами развязывая веревки.
В платье было на удивление неудобно двигаться. То тут, то там начинало колоть кожу. Андерс морщилась. Но терпела. Пусть ее прошлая одежда и была их грубой ткани. Но она не колола в неожиданных местах. «И как леди в них ходят?» — мысленно ужаснулась Айрин, отвязывая последний узел.
Коленки дрожали, поэтому девушка не решилась встать. Она с опаской смотрела на спину похитителя. Айрин знала, что нет смысла бежать или нападать. Она была хоть и не такой взрослой, но глупой ее назвать нельзя — это точно. Она была слишком слабой, чтобы победить.
— Что это было? — тихо спросила девушка. Голос был тихим и ужасно усталым. Айрин просто надоело бояться. Бывает так, что боишься беспрестанно, а потом внезапно страх уходит глубоко в тебя. Отдаваясь лишь легким напоминанием.

+3

13

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Призрак задумчиво бродил по гримерке, на ходу поднимая упавшие с вешалок наряды и возвращая их на законное место. Он ласково стирал пыль бархатной тряпкой с множества разноцветных флакончиков на трюмо, любовался их бликами от единственной тускло-горящей лампочки. В последнюю очередь преображение коснулось зеркала, которое Маэстро заботливо протер от слоя грязи и серой пыли.
— Глупости. Когда у человека или вампира появляются деньги, он в первую очередь утоляет свои низменные потребности. Курит дорогие сигары, пьет старинное вино, балует желудок изысканными яствами, гребет под себя самых красивых шлюх, но потом... Потом ему становится мало всего этого. И он начинает искать средство удовлетворить возросшие потребности — покупает картины именитых мастеров, которые не принесут ему никакой выгоды, кроме как эстетического удовольствия от созерцания. Он идет в оперу, чтобы насладиться мастерством голоса и песни, игрой актеров. Он много читает и путешествует, чтобы возвысится еще больше, завоевать уважение окружающих своей образованностью и мудростью. И лишь малая толика безмозглых богачей так и остается лежать в груде помятых флоренов и нет в их жизни никакой радости и удовлетворенности, от того они становятся еще более жестоки, злы и завистливы. И душа их становится все более черной, впадает в отчаяние от того, что не может вырваться из этого порочного круга.
Развернувшись лицом к своей пленнице, Мастер заложил руки за спину и спокойно продолжил свое повествование. Если он правильно разглядел ее образ, то спектакль получится изумительным.
— Ты — Галатея. Знаешь кто такая Галатея? Эх, зелень... — прочистив горло, Призрак нараспев процитировал отрывок из спектакля по произведению «Маленькая трагедия». — Глаза, что ярче небесной лазури, уста, что манили меня будто хмель... Моя Галатея на древней гравюре, о, где же ты, где ты теперь?.. — выдержав соответствующую трагическому моменту паузу, Маэстро строго взглянул на разом сникшую и притихшую девушку. — Ооо, моя дорогая, это большой секрет... Который открою я тебе не сразу, но обещаю, что обязательно расскажу. И если ты все-таки хочешь жить, не советую выходить из этого чудесного храма муз, ведь этот секрет знаю только я. К тому же искусство давно уже зарекомендовало себя как настоящее лекарство для души и тела! Ну что, приступим к репетиции? Я надеялся найти тебе партнера, но не все так быстро. Я займусь этим чуть позже.

+7

14

Воровка удивленно хлопала глазами, недоумевая, о чем говорит это ненормальный тип? Для Айрин, деньги — это очень и очень важный фактор выживания. У нее никогда не было столько денег, чтобы спокойно взять и купить очень дорогую одежду или хороший обед. А уж о картинах или книгах, она даже мечтать несмела! Поэтому ей было просто не понять то, о чем говорит этот странный человек. Вот были бы у нее деньги, она бы точно купила бы, в первую очередь, крышу над головой. Домик, где-нибудь около моря. И чтобы ни одной живой души рядом. И брат рядом, если он еще жив.
Следующие слова похитителя, заставили девушку удивленно приподнять бровь. С первых слов мужчины, она еще не вспомнила ту историю о Галатее, но после цитаты, она вспомнила.
— Знайте, я не думаю, что я похожа на Галатею. На ее месте, я бы убила того циклопа, а любимого бы воскресила, — с сарказмом заметила девушка. Она уж точно не чувствовала себя олицетворением этой мифической женщины. Хотя, если она хорошо помнит мифологию, она была нимфой моря и у нее действительно были голубые глаза. «Что за бред!» — тут же отдернула саму себя Айрин, представив себя в этой роли.
«А про укол так и не сказал, зараза» — мысленно ругнулась воровка, бросив сердитый взгляд на ненормального. Это она уже поняла. Любой другой бы просто убил, а психи — их не понять и лучше слушаться. Ее пока не убивают и это хорошо.
— А какая репетиция? Чего? Спектакля? У меня даже слов нет, — быстро заявила девушка, поднимаясь на ноги. Коленки дрожать перестали. Страх медленно проходил, зато просыпалось детское любопытство. Она же давно хотела играть, но никогда не было ни денег, ни возможности.
— И у меня вопрос... — через пару секунд добавила девушка. — Перед кем играть?
Девушка следила за каждым движением. Пусть было и не так страшно, если на миг забыть о странном уколе, но быть наготове всегда надо. Особенно, если рядом фанатики. Или психи.
Айрин встала в полный рост, расправив плечи и немного их помассировав. Мышцы затекли и немного ныли, но это было не так уж страшно.

+5

15

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Проснувшееся было благодушие быстро увяло, когда Призрак понял, что девица была все же безграмотной. Это было совсем не то произведение, не то! Какие циклопы, какой возлюбленный, ведь это же классика, как ее можно не знать?!
— Для начала, не играть, а репетировать, — сварливо поправил ее Маэстро, хмуро оглядывая актрису с ног до головы. Не Грета Гарбо, конечно, но сойдет. К тому же не в его положении сейчас перебирать. — А потом... Потом все будет. И зритель, и овации, и цветы... Если заслужишь. Работать надо над собой и над образом, вживаться! Ты — ревнивая любовница, которая жаждет крови своей соперницы, но не может причинить ей вреда, потому что иначе есть угроза окончательно потерять власть над возлюбленным, — он снова сделал небольшую паузу, чтобы подчеркнуть важность и трагичность момента. — Вот ты что в такой ситуации предприняла бы?
И все же, девица была хороша внешне, особенно эти большие влажные голубые глазища. Еще бы правильное наполнение эмоциональное и цены бы ей не было!.. Хорошо, что у него есть время, чтобы научить ее пользоваться собой, языком своего тела, выразительности мимики. Иначе, как бы ни было Маэстро жаль такую хрупкую красоту, а убить бы пришлось. Он даже слышал легкий хруст ломающихся позвонков, видел, как отяжелевшая голова девицы неловко откидывается в сторону, а безвольное тело опадает и увядает на глазах... Странное выражение появилось в глазах Призрака, но лишь на краткий миг.

+7

16

Айрин тяжело и отчаянно вздохнула. Она прекрасно понимала, что выбраться самой из этой переделки у нее не получиться. Да и помощи ждать не откуда. Ну, даже если и придет кто, какая кому разница до бездомной воровки? «Надо выбираться самой. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих» — уверенно решила воровка, но уверенности ни какой не чувствовала. Ну, как она, дистрофик последней стадии, карлик, да еще и слабый карлик, сможет вырваться из лап какого-то психа, которому даже до груди макушкой еле достает.
«День не задался» — мрачно подумала девушка, не спеша открывать рот и не ляпнуть что-нибудь скверное. Как-то раз, Айрин прочитала в книге хорошую фразу: «Молчание — золото, Дэя». Причем тут Дэя, Айрин не помнила. Вроде, это была героиня какой-то книги, и там был какой-то ужасный любовный треугольник. В силу своих десяти лет, воровка не прочла эту трилогию. Ей надоело уже после первой книги. В десять казалось, что все просто. Любит, значит, и ты люби! Но когда любят двое, то кого выбрать? В любом случае будут страдать один.
«Что за мысли?!» — ужаснулась девушка, выпрыгивая из своих воспоминаний. Только тут она поняла. Что уже минут пять пристально смотрит на своего похитителя. Немого смутившись, что никак не отразилось на бледных щеках, Айрин решила подумать над тем, как выбраться из этого страшного места.
«Я не смогу одолеть. Я не смогу сбежать. Я спрятаться не смогу! Тролль знает сколько он тут времени провел, по любому весь театр знает. Остается только одно — подчиниться...» — последняя мысль показалась неожиданно отвратительной. Айрин никогда, никому не подчинялась. Видимо, правда, что все бывает в первый раз...
Наконец, придя к кое-каким выводам, Айрин решила все же ответить на вопрос. Она не любила задумываться над такими глупыми вопросами, поэтому ответила то, что пришло первым в голову:
— Сделала бы так, чтобы он жить без меня не смог. А если не получиться, на кой мне такой мужчина, который не обращает на меня внимания? — после этой фразы, Айрин предала лицу как можно больше недоумения. Как бы спрашивая «а что, можно сделать по-другому?».
Вообще, по мнению воровки, мужчины — это существа, от которых много проблем и седых волос. Чего стоит только ревность! Ведь в большинстве своем мужчины не могут удовлетвориться лишь одной женщиной! Во всех книгах, которые успела прочитать Айрин, мужчины изменяли своим женам или невестам. А эти невесты в конце находили таких, которые не будут изменять. В последнее, девушка не верила, считая, что так автор хочет показать мир счастливее.

+4

17

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Призрак невольно улыбнулся, слушая наивный лепет своей юной актрисы. Малышка говорила настолько уверенно, будто бы знала, как на самом деле можно привязать к себе мужчину. Удивительная наивность, но ведь именно это и натолкнуло его на мысли о «Маленькой трагедии», где одна из героинь была как раз такой, как Айрин.
— Не все так просто, увы. Хотя, к примеру, ты без меня точно не выживешь, ведь формулу противоядия знаю только я, — тонкие губы Мастера растянулись в довольной улыбке, все-таки приятно осознавать, что полностью контролируешь ситуацию. Быть кукловодом на самом деле было занятно, ощущение того, что ты можешь вершить судьбу любой марионетки, вдохновляло на неожиданные и оригинальные ходы в постановке. — Пойдем, нам надо приготовить сцену к генеральной репетиции. Ну а пока будем идти, я расскажу тебе о пьесе.
Рассохшаяся дверь противно скрипнула, открываясь, а шаги Магистра размеренной дробью зазвучали в коридоре, нарушая покой старого театра. Кто бы знал, как он жаждал того, чтобы здесь снова зазвучал звонкий гомон танцовщиц из массовки, чтобы туда-сюда сновал рабочий люд, меняющий на сцене декорации, чтобы его Звезда снова вышла на сцену и поразила зрителя чистотой и силой своего голоса. Удивительно, но Маэстро до сих пор видел призраки тех, кто делал это место живым. Вот мимо пробежал Луиджи, виртуозный гример и парикмахер, которого хватало на добрую половину ведущих актрис. А вот навстречу ему выплывает мазель Гриммуа, необычайно дородная, будто дирижабль, но необыкновенно харизматичная актриса. Ее низкий смех звучит как довольное уханье сов, а следом слышится высокий, будто звон колокольчика, хохот Лизи — протеже мазели Гриммуа...
— Так о чем это я... А! Пьеса! — мужчина тряхнул головой и все видения, жалобно визжа, растворились. Коридор был пуст, дряхл, покрыт осевшей гарью и пылью. — Галатея, что ты будешь играть, была дочерью одного достойного человека, хотя и очень ограниченного. Служил он управляющим в поместье семьи Хоггарт. Что примечательно, были у этого человека немалые средства, но настолько прижимист и скуп он был, что пожалел денег даже на подобающее образование для собственной дочери. Галатея, хоть и была хороша собой, выросла совершенной дикаркой. Вот как ты — ни манер, ни языков, ни воспитания. Зато она была живой. В самом полном смысле этого слова. Очень яркая, смешливая, сообразительная, но все эти ее плюсы перечеркивались бесстыдным поведением. Она не считала зазорным поцеловать мужчину, хотя даже не была замужем, и даже более того — дерзила старшим, не стеснялась прогуливаться наедине с незнакомыми молодыми людьми, разговаривала и смеялась чересчур громко... Всего не счесть. Случилось так, что из Дракенфурта вернулся хозяин поместья, Эдвард Хоггарт, но прелести обыденной помещичьей жизни не прельщали его, да и супругу свою молодую он уже не любил, так что решил он вернуться обратно. А жена его, Аделоида, по наущению свекрови вознамерилась удержать вампира подле себя. Виданное ли дело, чтобы мужчина чурался своего семейства, а всю свою жизнь проводил в гулянках в столице!.. Но так как власти над мужем у нее не было, то упросила она Галатею, с которой была дружна, завлечь своего мужа. Галатея соглашается, для нее это просто смех, а не предприятие, но дело оборачивается самой натуральной трагедией. Эдвард влюбляется в Галатею и та отвечает ему взаимностью, а Аделоида, которая вроде бы уже окончательно охладела к мужу, вдруг начинает ревновать... Так на место дружбы приходит взаимная ненависть.
Когда они оказались за кулисами сцены, Призрак остановился и замолчал. Взгляд его блуждал по пустой сцене, по опавшему и наполовину сгоревшему занавесу... Удручающее зрелище. Словно устыдившись за свой вид, алый бархат начал съеживаться в огромный комок, освобождая сцену, а затем и вовсе скатился вниз, в зрительный зал, где освобождено опал. При отсутствии помощников телекинез был незаменимой вещью, как ни крути.

+8

18

«Все-таки это яд» — обреченно подумала Айрин, и на миг показалось, что она сейчас просто разреветься. Но через секунду девушка уже взяла себя в руки. Взгляд стал еще более дерзким, будто воровка бросает вызов всему миру. В данный момент, она фактически бросала этот самый вызов своей смерти. Умирать не хотелось, но от судьбы ней уйдешь. «Что за чушь?! Судьбы не существует! Есть только случай, обстоятельство, совпадение... Каждый строит свою судьбу сам» — эти мысли отрезвили испуганный разум девочки. Мурашки перестали ходить по спине, коленки перестали дрожать.
«Осталось только подчиниться» — решительно подумала Андерс, сводя брови к переносице и ступая за своим похитителем. Ходить в платье было однозначно неудобно. Все движения стеснялись, ходить надо было с прямой спиной, чтобы никто не увидел, что ты горбишься, руки в карманы не засунешь, да и вообще множество неудобств!
Айрин неуютно передернула плечами, сцепив руки в замок за спиной. Впереди шел незнакомец и долго молчал. Девушка уже решила было, что про нее забыли, но нет. Он начал свой рассказ.
Айрин слушала внимательно. Ни разу не перебив рассказчика. Что-что, а слушать истории она любила. А когда еще предстоит учувствовать в этой истории в двойне интереснее слушать! Айрин всю жизнь мечтала пожить другой жизнью. Не своей, а кого-нибудь знатного и влиятельно. В детстве она представляла, что откроет глаза с утра и очутиться в большой мягкой кровати. А из зеркала на нее будет смотреть прекрасная принцесса. Но все всегда было не так. Утро бывало холодным и жестким. Из грязной лужи смотрела все такая же чумазая, лохматая девченка.
И все было как всегда.
Но сейчас был шанс. Портило только одно — яд. Айрин не была глупой. Хоть и часто такой казалась, но сейчас она знала, что этот яд может убить ее. А этот ненормальный просто не успеть ввести противоядие, если оно у него вообще есть.
«А с чего я решила, что это вообще был яд?» — внезапно пришла непрошенная мысль, и девушка моментально за нее зацепилась. «Вдруг, он специально тебе это сказал, чтобы ты боялась сбежать?»
В это время, мужчина закончил свою историю, и Айрин очнулась от своих мыслей. Они стояли за кулисами сцены. «Мда. Зрелище не радует...» — печально подумала девушка, обводя взглядом сцену.
— Вы предлагайте тут все убрать? — с искренним недоумением спросила Айрин у похитителя. — Я-то не против, я даже помогу, только платье с меня снимите!
При последних словах, девушка, скорчив личико и схватив пальцами за лиф, подтянула платье повыше. «За что мне эти мучения?! Нет, я знаю почему, но почему?!» — Андерс мысленно застонала, почувствовав, как бок кольнуло.

+4

19

Церковь Святой Розы http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Чем дальше тем больше Артура терзало ощущение, что они сейчас из одной неприятности вляпаются в другую.
«Ладно, надо выбраться, а там будем смотреть по ситуации. В конце-концов, не может же эта шизанутая быть в двух местах разом!?» — Рассуждал алхимик, двигаясь за Тристаном. О том, что там в церкви творится, он не думал. Толку-то? Думать о чем-то таком можно только, если ты способен что-то изменить. Кафка не считал, что это в его силах, так чего зря забивать голову ерундой? Лучше подумать о...
«Хммм... надо попробовать... фокусирующий кристалл, философский камень, немножко... и немного... но какой сплав выдержит?.. Ну да, это очевидно... а вдруг получится!? Надо только решить, как это будет контролироваться и фиксироваться... Да, возможно тогда... Нужны расчеты. Эксперименты... Но если получится...Да, если получится — это будет прорыв! Настоящий прорыв!» В своих воодушевленных мыслях Кафка не заметил даже, как они прошли весь путь, а затем Тристан отворил новую дверь, и привыкшие к темноте глаза резануло светом. Он показался слишком ярким, но глаза быстро перестроились.
Грязный подвал, заваленный декорациями и сундуками, похоже — со сценическими костюмами, местами обвалились балки, через проломы лился свет... похоже это был сгоревший театр.
— Все лучше той церкви... — Резюмировал тихо Кафка, окинув взглядом компанию. — Вношу конструктивное предложение выбираться... а то, похоже, эта конструкция вот-вот развалится просто от нашего дыхания...
И подал пример, первым направившись к видневшемуся выходу. Впрочем, о своей спутнице вампир не забыл, а осторожно поддерживал ее за руку, указывал, куда не наступать, а куда можно. Даже пару раз пришлось ее переносить через балки. Все же, как ни крути, а платье — очень не практичная одежда. И как они их носят-то!?

Отредактировано Артур Кафка (27.01.2013 16:31)

+8

20

Церковь Святой Розы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Где мы?» — все больше привыкая к темноте, подумала Елена, продолжая не отпускать руку наследника. Это был какой-то тайный проход, куда он их выведет рыжая Трамп и понятия не имела. Это её беспокоило, она привыкла контролировать ситуацию и, возможно, опасность ситуации, а тут весь контроль был в руках не знакомого ранние вампира. Хотя не стоит отвергать того, что благодаря этому милсдарю они ещё живы. Компаньонка нервно сглотнула, стоило ей вспомнить то, что они пережили совсем недавно. Трампесса вспомнила безжалостное лицо жрицы и её подхалимов. Страх прихожан. Она попросту питалась им. «Кому это нужно? Для чего? Причем тут мирные жители?» — восклицали вопросы в хорошенькой головушке Елены. «Они просто служат не тому... Моргот дери, эту „белокурую Эльзу“!» — вынесла свой вердикт, посланница леди Дезири. «Во что же я впутала наследника? Но он молодец! Вот и тебе, мазель, не стоит поддаваться проказнице панике!» — успокаивала себя девушка, то и дело, свободной рукой поднимая повыше подол платья. Уже нельзя было говорить о том, что оно кристально чистое, но хотя бы его нужно сберечь в сохранности, дабы не лишиться его вовсе. История о первом свидании, если можно это так назвать, с наследником Кафок, ещё долго не выветрится из головы ревенантки.
Множество маленьких камушков под ногами мешали быстрому передвижению. Но Елена пыталась не отставать. Сейчас она как никогда завидовала удобной одежде мислдарей. «Ох, был бы мой папочка жив, так бы разозлился!» — Питер Рай, отец Елены, был всегда против, мягко говоря, не женственных нарядов, в особенности, когда это касалось его драгоценной дочери. Было пыльно. Уже тяжело дышать. «О, Роза! Когда закончится этот ужас?» — пронеслось в голове ревенантки. Чтобы хоть как-то отвлечься от невыносимого комка в горле, который образовался из-за пыли и затхлого воздуха, Елена решила рассмотреть стены тайного хода. Они были пропитаны стариной. А более, с виду, ничего особенного.
— Ох, — охнула фон Трамплтон. Засмотревшись на стены, она не заметила камень, который оказался под её ногой. Но если бы не рука наследника, она бы точно свалилась прямо в эту грязь и пыль. Решив, что это уже будет слишком, она сконцентрировалась на вампире- праведнике. Он что-то нашептывал себе. Из-за спины Кафки было мало что видно, поэтому Елена предположила, что его спутница, которая с таким страхом цеплялась за её платье, пришла в себя и он её успокаивает. Так они шли...Елене показалось вечность! Ноги устали, платье стало невыносимо тяжелым. И наконец, они остановились. Компаньонка взглянула на проводника. Его спутница так и была без сознания. «Так что же он шептал?» — и на мысленный вопрос Елены, уже был ответ:
— Простите мою молчаливость, но если я собьюсь со счета, то мы вполне можем заблудиться. — пояснил вампир. Фон трамплтон незаметно качнула головой. — Зато я стараюсь топать как можно громче и слушать вас, чтобы не отставали, — мужчина остановился, продолжая нашептывать. — Если мы не сможем выбраться из театра, то всегда можно будет вернуться по этому же ходу обратно в церковь... Не будут же эти еретики сидеть в ней и ждать, когда нагрянут юстициары и клирики и поведут их под белы руки в Аль-Матрас, — «Это бы было замечательно!» — немного обрадовалась дочь Питера Рая.
— А вот и свет в конце тоннеля... — сообщил вампир с девушкой на плечах, и отворил ещё одну дверь. По сравнению с тоннелем, по которому они только что шли, здесь было светло, и даже, возможно от света, стало легче дышать. Но войдя в помещение, которое скорее походило на подвал, Елена поняла, что оно не на много лучше, чем их прошлое убежище.
Было очень много грязи и пыли, но не так много, как в тайных ходах. Следуя за милсдарем Кафокй дальше, Елена заприметила обгоревшие декорации и сундуками со сценическими костюмами. Где-то среди инвентаря для актеров заприметила черный веер. Далее взору предстали балки, которые вот-вот, да и обвалятся на своих нежданных гостей.
— Все лучше той церкви... — сказал наследник, оглядев всех. — Вношу конструктивное предложение выбираться... а то, похоже, эта конструкция вот-вот развалится просто от нашего дыхания... — «Согласна!» — мысленно поддержала его Елена. Её начала беспокоить девушка на плечах их проводника. «Может, ей нужна помощь? Что же она так долго без сознания?» — подумала она, но продолжала следовать за наследником, осторожно наступая туда, куда он велел. А через несколько балок милсдарю приходилось переносить мазель фон Трамплтон.
— Спасибо! — лишь вежливо говорила она, отсылая к Морготу все эти красочные платья. Все же, для Елены эта ситуация была довольно стрессовая, к которой она никак не была готова, но была очень рада, что рядом был Артур!

Отредактировано Елена фон Трамплтон (27.01.2013 19:03)

+5

21

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Призрак повернулся к своей актрисе, несколько минут словно бы изумленно рассматривал ее, а потом ехидно спросил:
— Ты и правда хочешь, чтобы я снял с тебя платье? Здесь и сейчас? Уверена в своем решении? — что-то странное появилось в его взгляде, что-то настораживающее и пугающее. Мужчина оказался рядом с Айрин в два шага, крылато приобнял за талию и с силой прижал к себе. — Повтори еще раз свое желание и я его исполню в точности.
Короткая ухмылка искривила губы Маэстро, но тут же пропала. Он как-то резко вскинул голову и замер, прислушиваясь. Похоже, что в его обители были еще гости, о которых маленькая воровка предпочла умолчать... Сообщники или же еще одни любители поживиться, но, так сказать, «конкурирующая фирма»? Призрак отпустил девушку и направился было за кулисы, но резко остановился и обернулся.
— Оставайся здесь. Займись декорациями, если есть вкус, я потом оценю. Можешь попробовать сбежать... Если жизнь не дорога.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/4.png

Они осторожно пробирались сквозь завалы и разруху, иногда Тристану начинало казаться, что выбраться отсюда будет труднее, чем из той проклятой церкви. На голову внезапно посыпалась какая-то труха, и вампир остановился, чтобы осмотреть потолок — не собирается ли тот рухнуть прямо сейчас? Ему даже чудился странный скрип, но тот пугливо затихал спустя несколько мгновений после того, как они останавливались. Это место сильно изменилось с тех пор, как он был здесь в последний раз, и почему-то создавалось ощущение, что не в лучшую сторону.
— Я, конечно же, слышал, что театр сгорел и заброшен, но не думал, что здесь настолько опасно находиться. Впрочем, как я уже говорил, мы сможем вернуться по ходу обратно к церкви... Хотя отчего-то меня туда совсем не тянет, — невеста, меланхолично висящая на плече Тристана, наконец-то начала подавать признаки хоть какой-то осмысленности, жизни, но увидев окружающую их театральную «утварь» в очередной раз захныкала.
— Тристан, давай вернемся, мне здесь страшно! — прижимаясь к суженному, она косилась на бредущую за ними пару и периодично бросала настороженные взгляды на виднеющуюся впереди деревянную дверь. Увы, но ее мольбам молодой мужчина не внял, предпочитая упрямо тащить вялую девицу за собой. Озлившись на беспомощную раскисшую невесту, Тристан просто подхватил ее на руки и пошел вперед быстрее. Дверь подалась легко, даже без скрипа, но как только парочка шагнула в темноту коридора, она тут же закрылась за ними. Раздался глухой удар и приглушенный женский крик, и вновь в старом театре воцарилась тишина. Дверь, захлопнувшаяся прямо перед носом у двоих других «путешественников», оказалась запертой, и хотя на первый взгляд выглядела хлипкой, но на деле была крепко сбитой. Как же порою обманчива внешность...

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Елена фон Трамплтон, Артур Кафка, где-то через четверть часа за этой самой дверью зазвучат чьи-то осторожные шаги. Вы можете остаться в театре, а можете попробовать поблуждать в лабиринте, выбор за вами ;)

+7

22

Девушка испуганно замерла, чувствуя, как сердце начинает вырываться из груди. «Что за псих ненормальный?» — пронеслась паническая мысль в черноволосой голове. Сама Айрин стояла и испуганно таращилась на своего похитителя.
— Я п-передумала, — запинаясь, ответила воровка, пытаясь вырваться из железной хватки. Это сделать не удавалось, но мужчина сам отпустил ее через какое-то время. Айрин удивленно смотрела на него, быстро отходя на пару шагов. «Он точно псих. И угораздило же меня сюда сунуться!» — мысленно девушка дала себе пинка. Она уже в сотый раз себе обещала не ходить куда не просят! И что в итоге? Она в торчит в разрушенном театре, а рядом с ней стоит какой-то псих. «Хочу замуж. И сидеть дома. Рядом с любимым мужем и детьми и чтобы никаких монстров и ненормальных!» — пришла совершенно бредовая мысль в юную голову. Айрин чуть не поперхнулась, быстро помотав головой, вытряхивая из нее глупые и нереальные идеи.
Когда мужчина скрылся. Воровка бросилась в сторону выхода, но резко замерла на краю сцены. «А ведь это псих прав. Я хочу жить, я очень чертовски сильно хочу жить...» — от несправедливости жизни на синих глазах появились слезы. Девушка быстро их сморгнула и перевела взгляд за свою спину.
— Так, надо посмотреть, что с вами можно сделать, — наигранно весело обратилась девочка к декорациям. А потом, чуть погодя, добавила:
— А почему я должна что-то с вами делать? Все равно работу не оценят, — «и время потяну, пока он сам будет ими занят» — мысленно добавила воровка.
— А сейчас надо осмотреться, — привычно начала давать себе указания вслух Айрин. Будущая актриса резво носилась по сцене, не смотря на неудобства платья. Чтобы сбежать во время, нужно знать, что тут есть.
«Как сказал бы сейчас библиотекарь: у кого информация, тот управляет миром!» Айрин осмотрела почти всю сцену. Теперь ее любопытство гнало ее в зал. Но, лестница была даже на вид ненадежной. А прыгать в платье, да еще и не своем, верный признак быть убитой.
Тяжело вздохнув, воровка огляделась и, приметив какой-то еще не до конца поломанный ящик, уселась на него, предварительно хорошенько стерев пыль и золу найденной на полу тряпкой.
«Я больше не хочу выступать в театре» — устало подумала девушка. — «Хочу в свои трущобы. Хочу снова почувствовать неприятный запах алкоголя и грязи. Все, лишь бы не чувствовать, что ты можешь умереть в любую секунду».
Андерс дотронулась пальцем до места укола. Лицо, обычно бледное, стало еще бледнее. На нем ярко выделялись красные губы и яркие глаза.
— Да что же это в самом деле? — раздраженно сказала Айрин вслух, вставая и начиная нервно ходить по сцене.

+7

23

Все бы замечательно, но, увы, спутница их проводника изволила очнуться. Нет, это, конечно, хорошо, но уж очень не вовремя. Мазель изволила начать ныть, хотя ситуация вовсе не располагала к слезам и соплям. Вот выбраться бы, а потом хоть заревись.
Впрочем, Артур промолчал.
И удачно промолчал, иначе последние слова, которые услышала бы девушка, были бы не самыми приятными в ее жизни. Признаться, когда дверь захлопнулась у него перед носом, едва этот нос не расплющив — он опешил. Но мозги великолепно прочистил звук удара и крик.
«Кажется, там нам не рады», — заключил алхимик, подергав дверь... и даже пнув ее для галочки.
— Итак, что мы имеем... — Сухо заговорил он. Вот уж чего сейчас он себе позволить не мог, так это эмоций. Лишних, если быть точным. Например, девушке он улыбнулся вполне себе ободряюще. — А имеем мы весьма скверную и дурнопахнущую ситуацию, из которой нам, моя очаровательная мазель, придется выбираться своими силами и уже без проводников. Теоретическим, при некотором желании, дверь мы эту выдрать можем... ну или открыть, в зависимости от степени лени. Но что дальше? Я так подозреваю, что там какая-то нехорошая кракозябра, которая либо на нас упадет, либо нас слопает. Не знаю, как вы, а я этой перспективой не вдохновляюсь. У меня еще прорва работы, которую за меня никто не сделает. Ждать тут тоже не вариант, в этот подвал никто не полезет.
«А еще мантикора дома уже два часа не жравшая...»
— Посему вношу конструктивное предложение — топать назад. Даже если еретики еще не ушли, мы вполне можем отсидеться в склепе... все лучше чем эта развалина. — Мужчина удержался от того, чтобы пнуть балку. — Надеюсь, вы со мной согласны.
Не дождавшись ярых возражений, Кафка перенес компаньонку назад, к тому лазу, из которого они пришли, и поставил на пороге.
— Одну минутку... не будем дураками...
С этими словами мужчина вернулся к сундукам, порылся и достал какое-то тряпье, беспощадно порезанное скальпелем прямо на месте. Из тряпок и нескольких палок он соорудил нечто похожее на факелы... Ах, если бы знать! Он бы приготовился... но, увы.
С некоторым трудом запалив первый факел, мужчина взял Елену за руку и первым шагнул в лаз, планируя быстрее убраться отсюда. Сгоревший театр нравился молодому Кафке с каждой минутой все меньше. Ничего хорошего тут ожидать не приходилось.

+7

24

Елена устала. Хотелось отдохнуть и переодеться. Эта пыль и гарь оседала не только на одежде, но и на легких ревенантки. Да, дышать было значительно лучше, но все же... Фон Трамплтон продолжала наблюдать за их проводником и его спутницей. Она продолжала безжизненно висеть на плече, а он осторожно шагал, кажется, его ноша ему совсем не мешала. На какой-то момент Елене тоже захотелось удалиться в призрачный мир беспамятства, вот только жалела она наследника. «Он и так попал сюда из-за меня!» — упрямо думала девушка. Её не покидал один единственный вопрос, который она хотела задать своей Госпоже. Знала ли она, что за проповедь их ожидала в церквушке? Намеренно ли она отправила их туда? «Нет, о чем я думаю? Конечно же, нет!» — Елена знала, что леди Дезири никогда не причинит вреда ей и другим девушкам. Но как это все нужно было понимать? Конспирация? Красивая игра? Одно Трамп понимала точно, что после всей этой ситуации она не сможет со спокойной душой отправиться к любимой наставнице. Ей нужно все обдумать, осмыслить...Иначе, огромный поток негатива может встретить рыжую главу гильдии, а этого фон Трамплтон никак не могла допустить. Далее её размышления отправились в русло, «а когда же это все закончиться?». Захотелось увидеть Лотту. «Как она?» — размышляла компаньонка. Эта человеческая девушка стала для Елены не просто ученицей, посредницей, а кем-то родным, тем, кого нужно оберегать. Тем более выглядела она неважно, когда трампесса видела её в гостиной дома компаньонок. «Все будет хорошо! Леди Дезири о ней позаботиться! А вот кто же позаботиться о нас?» — осматривая балки, которые вот-вот обваляться, думала мазель.
— Я, конечно же, слышал, что театр сгорел и заброшен, но не думал, что здесь настолько опасно находиться. Впрочем, как я уже говорил, мы сможем вернуться по ходу обратно к церкви... — «Что? Обратно? Такой путь? О, Роза! Да он спятил!» — подумала Елена, устремляя свой бирюзовый взгляд на проводника, который, наконец-то, подал свой голос. Хотя отчего-то меня туда совсем не тянет, — заключил он. «Ох, Роза, ты меня услышала!» — невеста, до сих пор, висящая на плечах вампира начала приходить в себя. Это не могло радовать Елену. «Кажется, все возвращается на круги своя!» — радостно вынесла вердикт прекрасная компаньонка. Знала бы она тогда, как она ошибается...
И снова плачь. Мазель, глядя на наследника, выдохнула. Она представляла, насколько этот плачь, тяготит его, если уже ей невыносимо выносить «мисс плаксу».
— Тристан, давай вернемся, мне здесь страшно! — хныкала она. «О, Роза! Дай этой женщине покой!» — взмолилась компаньонка, закатывая глаза. Но Тристан не слушал, он шел к свой цели. Он, видимо, тоже хотел быстрее уйти из этого сгоревшего места, а мольбы девушки он не считал важными. Вампир втянул, на руках, девушку за дверь. Дверь без силы поддалась и захлопнулась, буквально перед носом наследника и Елены. «Что...» — послышался крик за дверью, этот крик нельзя было ни с чем спутать, это была она — Гретта. И удар! «...там случилось?» — глаза Елены Прекрасной округлились, она сильнее прижималась к наследнику Кафок. Ясно было, что туда они точно не отправятся.
Позже, когда Артур решал, что же предпринять в дальнейшем, за дверью послышались шаги. Но Елена решила, что это паранойя, вымысел в её голове.
Пнув, для уверенности, дверь, Кафка сказал:
— Итак, что мы имеем... — в его голосе не было ни капли эмоций. Это настораживало и пугало. Но ведь таким должен быть мужчина...с холодной головой. Но в ту же секунду он улыбнулся. Стало тепло. Это была поддержка, которой так не хватало сейчас Трамп. «Н-да...Голова-то холодная, а вот сердце всегда должно быть горячим!» — улыбнувшись в ответ, подумала Елена. Наследник продолжал рассказывать про их, прямо сказать, плачевной ситуации.
— Посему вношу конструктивное предложение — топать назад. Даже если еретики еще не ушли, мы вполне можем отсидеться в склепе... все лучше, чем эта развалина. Надеюсь, вы со мной согласны. — закончил он. Конечно, Елена была уже согласна на все что угодно, только бы быстрее выбраться отсюда, принять ароматную ванную, надеть чистое платье.
Артур вновь подхватил её на руки, и они отравились к двери, которая привела их в старый театр. Она была не против, тем более что усталость давала о себе знать. Обхватив покрепче за шею наследника, Елена умиротворенно закрыла глаза. «Все будет хорошо!» — вторила девушка. Компаньонка полагала, что он знает, что делает. Тем более за той дверью явно находиться, некое подобие Моргота.
И вот, через некоторое время, они уже стояли перед порогом назад. Мужчина соорудил некое подобие факела, и они шагнули за дверь. Что их будет там ожидать? Конечно же, опять пыль...
— Хг... Наследник, давайте пройдем полпути и отдохнем, потому что... просто не возможно столько ходить! — тихо сказала Елена. Она не хотела ныть, подобно Гретте, или говорить про усталость, но все же приходилось...

+8

25

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Протяжный бархатистый смех раздался вокруг парочки вампиров, пытавшихся найти выход. Он исходил из-под деревянных балок, раскиданных в беспорядке повсюду, а также отголоски этого дьявольского хохота слышались сверху, сбоку и особенно явственно позади замерших вампиров.
— Ну, и кто же ко мне пришел? — глумливо задал вопрос голос.
— Неужели моя дорогая труппа? Старые актеры дохнут как мухи, а вот эти двое вроде посочнее остальных кандидатур, колоритнее — голос будто бы обращался к кому-то.
— Ну что же, дорогие мои. Раз пришли сюда без приглашения, то потрудитесь отработать на сцене ваш гонорар. Выход у вас один — на сцену! — голос опять неприлично громко заржал, а холодный сквозняк ударил в лицо Елене, доставляя затхлый аромат сгнившего дерева, старой краски и сырости. До Артура донеслась какая-то тихая возня, это было похоже на скрежет каких-то скрытых от глаза механизмов. Послышались щелчки и глухие удары. Теперь все выходы из театра, коих было всего три (фронтальный, боковой и, так называемый, «черный»), оказались закрыты. Режущий по нервам дверной скрип привлек внимание парочки.
— Добро пожаловать в святую святых — гримерную! Ах да, оставьте ваши бесплодные мысли о побеге, вы отрезаны от всего мира и теперь находитесь в моей власти. Правда, замечательно? Если мне понравится ваша игра в той пьесе, что я сегодня заготовил для вас, дорогие мои, в этот замечательный праздник, то, даю слово, — легкий смешок, — вы беспрепятственно выйдете наружу!
— Боюсь, милочка, выбора у вас нет и ваш кавалер вряд ли в силах противостоять моим чарам — по всей видимости, голос обращался к мазель фон Трамплтон.
— Ну что, так и будем стоять и пялиться в темноту? А ну марш в гримерную! — голос стал резким и нетерпеливым.
— Будете упираться, то я ведь могу и по-другому с вами обойтись, вы только скажите — мерзкий смех резанул по слуху Артура ещё хлеще, чем скрип двери.
Увы, но вариантов было, действительно, немного. Вампиры могли испытать шутника на прочность, а могли проследовать в призывно открывшуюся дверь, откуда ровно лился тусклый свет нескольких свечей. Тяжелое довлеющее ощущение проклятья повисло в воздухе. Казалось, даже стало труднее дышать — воздух был просто пропитан частицами первозданного Зла. Время поджимало, а такой добродетелью как терпение, хозяин этого места однозначно не владел.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (20.02.2013 19:10)

+7

26

«О Роза, ну что ж за день-то!?» — Мысленно застонал закипающий Кафка. — «Чтоб тебя на опыты...»
Слушая голос дальше, Артур с трудом сдерживался, чтобы не начать комментировать. Что-то ему подсказывало, что после этого шансы на нормальное завершение всего этого фарса, а тем более месть, стремительно сойдут на нет. А отомстить он хотел просто ужасно...
«Ну, ничего, попадись мне, тварь, я тебя на кол посажу и шкуру живьем сдеру...» — Вообще Артур никогда не был кровожадным, но вот такого обращения спустить он позволить себе не мог. За подобное «шутник» обязан умереть, причем чем мучительнее — тем лучше. Честь, будь она неладна... а еще его просто страшно разозлил тот мерзкий факт, что он второй раз за день ничего не может сделать.
Разумеется, он ни на миг не поверил в эти заверения голоса про безопасный уход. По мнению алхимика такой уход им гарантирует смерть юмориста. А тут уж он очень постарается... ах, как жаль, что он не подготовился. Нет, определенно надо заняться этой разработкой... тогда он бы мог куда больше... и ведь ничего такого уж сложного... Тьфу, Роза, надо ж думать о деле, а не о разработках.
— Думаю... стоит пока принять эти правила... — Шепотом произнес он Елене, мягко потянув ее к распахнувшейся двери. Вот только зеленые глаза его метали молнии, выдавая желание растерзать обладателя того противного голоса. Ох, как же он был зол...

+4

27

Это было как навождение, безумие, казалось, что все во круге сходят с ума, или уже давное сошли? Смех, какие-то голоса... «О, Роза! Что здесь происходит?» — не добрый смех раздавался отовсюду. От него хотелось скрыться, спрятаться, сбежать... Но бежать-то было некуда! Их ловушка, золотая клетка уже близилась к закрытию. Вот-вот крышка захлопнется... И это их судьба? Быть здесь? Сходить с ума? Елена испуганно внимала сказанному. Она плохо понимала о чем говорит этот голос, слишком уж он её пугал, но понимала одно — выхода нет. Проводник и его дама, кажется, мертвы, и смерть их была не легкой. Вот что значит от судьбы не убежишь! Сначала церковь, теперь вот этот старый театр.
— Ну, и кто же ко мне пришел? Неужели моя дорогая труппа? — голос звучал властно, торжественно и, кажется, радостно, будто уже так давно ждал именно их. — Старые актеры дохнут как мухи, а вот эти двое вроде посочнее остальных кандидатур, колоритнее — «Что он несет? Кто он? Дух театра? Неужели нам помочит голову, какой-то простой дух?» — Елену немного сердила данная ситуация. Немного, потому что по большей мере она была напугана. — Ну что же, дорогие мои. — продолжал свое обращение голос, — Раз пришли сюда без приглашения, то потрудитесь отработать на сцене ваш гонорар. Выход у вас один — на сцену! — и хохот, этот жуткий хохот, который эхом раздавался по всем трещинкам театра. Холодный сквозняк ударил в лицо Елене, неся за собой старые и не приятные ароматы. Кажется, в этот момент она вообще перестала дышать. «Это все сон! Это все сон! Когда я проснусь, этого не будет! Это сон!» — уговаривала себя фон Трамплтон, морща носик от ужасного запаха. Затем закрылись все выходы, они же выходы. Дышать стало труднее, не хватало воздуха, из-за вони, из-за переживаний. Ещё несколько мгновений и Елена, будто подражая Гретте, погрузилась бы в небытие, сладкий сон, обморок. «Нет, мне нужно быть сильнее...О, Моргот, моя голова!» — от дурно пахнущего воздуха, кружилась голова. Из этого состояния её вывел режущий по нервам дверной скрип.
— Добро пожаловать в святую святых — гримерную! Ах да, оставьте ваши бесплодные мысли о побеге, вы отрезаны от всего мира и теперь находитесь в моей власти. Правда, замечательно? Если мне понравится ваша игра в той пьесе, что я сегодня заготовил для вас, дорогие мои, в этот замечательный праздник, то, даю слово, вы беспрепятственно выйдете наружу! — «Неужели он думает, что мы ему поверим!» — но ноги сами несли уже в этот дверной проем.
— Боюсь, милочка, выбора у вас нет и ваш кавалер вряд ли в силах противостоять моим чарам — «Что? Зачем этот милсдарь пугает меня ещё больше? Нет! Я не хочу его больше слышать!»
— Ну что, так и будем стоять и пялиться в темноту? А ну марш в гримерную! — голос стал резким и нетерпеливым, приказным.
— Будете упираться, то я ведь могу и по-другому с вами обойтись, вы только скажите — продолжал угрожать голос. Он был очень доволен. «Игра, так игра! Главное, чтобы хватило сил и...терпения наследника!» — подумала Елена, наконец-то обращая свой взор на Артура.
— Думаю... стоит пока принять эти правила... — шепотом произнес он компаньонке, мягко потянув ее к распахнувшейся двери.
«О, Роза!» — одного взгляда в зеленые глаза Кафки хватило для того, чтобы понять насколько же он зол. Елена сжала руку наследника, как бы призывая к терпению. «Святая Роза, сделай так, чтобы этот ужас оказался просто плохим сном!» — молилась леди фон Трамплтон. И пара прошла в плохо освещенную гримерную.
— Голос, голос... Кто вы? Как к вам обращаться, господин? — компаньонка наконец-то пришла в чувство, старалась сделать голос мягче и спокойней. Но вот получилось ли это у неё, вопрос очень интересный. «О, Моргот! Мазель, вы бы его еще хозяином назвали!» — отругала себя Елена.

+6

28

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Все шло просто прекрасно. Он, конечно, собирался отправиться на охоту, но не думал, что актеришки начнут собираться прямо в театре. Это было немного настораживающее, но когда азарт заполняет кровь от края до края, начинаешь терять чувство осторожности. Особенно Призраку приглянулся молодой человек, прекрасный ликом и голосом, не лишенный манер и явно эмоциональный. Как говорил один орлейский цирюльник — полный манифик! Дама тоже была ничего, она сразу навела Маэстро на мысли о подходящей роли, он даже навскидку подобрал ей наряд. Интересен был только один момент... Он облачит ее или благородная дева сделает все сама?..
Несколько тонких свечей, тускло горевших в открывшихся их взору коридоре, медленно роняли свои горячие слезы на пол, минуя спасительные чаши канделябров. По стенам свой замысловатый узор чертила сажа и нагар — сюда сквозняк нес едкий удушливый дым от пожара, здесь умерли двое замечательных солистов, каких у театра никогда прежде не было. Их останков здесь не было, они покоились на кладбище, но силуэты замерших в неестественных позах тел до сих пор светлыми пятнами виднелись на закопченном полу.
Душный воздух качнулся, как только двое переступили порог, оглушающий удар пришелся аккурат по темени молодого мужчины, лишая сознания в лучшем случае на полчаса. А уж за это время можно было многое сотворить. В следующую секунду дверь захлопнулась, а из темноты угла вынырнуло лицо в белой маске.
— Ну что же Вы, мазель? В вас чувствуется характер, идите вперед, навстречу своей судьбе, — лицо Призрака озарила улыбка, такая искренняя, что учитывая контекст ситуации, можно было легко ставить под сомнение его разумность. — А я, так и быть, пока помогу вашему другу.
Он даже продемонстрировал чем может помочь — веревкой или глухой, тяжелой даже на вид, дубинкой. Выбор, судя по всему, был за дамой. Маэстро был действительно настроен крайне решительно, потому что если прекрасная леди изволит сопротивляться, ему придется убить ее сопровождающего, чтобы сломить непокоренный дух. А жаль... Хороший выйдет актер.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Артур, Айрин, еще один кон отыграем без вас, я указаниями дам знак, что можно полноценно продолжать игру.
Елена, попробуем как можно живее, чтобы не заставлять других ждать. 8-)

+7

29

Вокруг себя Елена уже давно ничего не замечала. Она словно слепой котенок шагала всюду за наследником. Да, она ему доверила их спасение, судьбу, жизнь, будущее... Он милсдарь все же! Вот и сейчас они шли навстречу маленькой надежде, тускло горящей свечи, будто там их ожидало внезапное спасенье. Но так ли это было на самом деле? Елена даже не представляла, с кем им пришлось сейчас столкнуться. И кто знает, возможно, морготская жрица это был не самый плохой вариант.
Прекрасная компаньонка леди Дезири и мужественный наследник Кафок уже сделали свой выбор. Пара шагнула за грань, переступили порог комнаты. Там было ещё ужасней, чем в тайных ходах церкви. Удушье, вот что чувствовала Елена. Ком переживаний подкатился к самому краю горла. Их золотая клетка закрылась. Нет сомнений, они в ловушке.
Внезапный удар. Рука Кафки ослабла и нехотя разомкнулась вокруг ладошки мазели фон Трамплтон. Артур погрузился в безмятежный сон, прямо у ног Елены Прекрасной.
— Ах, — вскрикнула она, приседая возле тела вампира. Ей было уже все равно, что касалось чистоты её платья, её психического состояния. Хотелось заплакать, расхохотаться и... проснуться, в конечном итоге. Но нет! Теперь-то ревенантка понимала, что это далеко не сон, не кошмар, который приснился ей, это правда! Она положила голову Артура себе на колени, медленно перебирала его волосы. Мягкие, шелковистые. На лице читался покой, блаженство. «Ох, милый наследник, это я во всем виновата!» — подумала трампесса. Компаньонка теперь точно знала, что их спасение полностью зависит от её подчинения неизвестному голосу, который держит их в заточении.
Пока Елена была занята осмотром состояния Кафки, который был все же жив, судя по сердцебиению, рядом возникло лицо, окутанное белой карнавальной маской.
— Ну что же Вы, мазель? В вас чувствуется характер, идите вперед, навстречу своей судьбе, — «А? Что?» — отрывая взгляд от Артура, Елена посмотрела на маску. — А я, так и быть, пока помогу вашему другу. — отозвался добродушно мужчина в маске, выбирая дубинку или веревку.
Елена нервно сглотнула, тот самый тревожный комок, который поселился у неё в горле. Даже Святая Роза не знает, откуда у этой прекрасной женщины взялось столько отваги, которой хватило бы на обе гильдии юстициаров и клириков. Рыжая Трамп осторожно поместила голову наследника обратно на пол и встала, прямо перед маской.
Её всегда привлекал театр. Сколько можно было сказать одним жестом или глазами. Тяжелый грим, который так легко ложился на лица актеров. Громкий всплеск аплодисментов. Яркие костюмы. Да, она любила театр, до этого момента. Руки сами по себе сжались в кулаки, как при виде белокурой жрицы Моргота. Да, эта ситуация её практически так же злила. «Я должна...быть паинькой, ради всех святых!» — уговаривала себя Елена.
Компаньонка присела в реверансе, как — будто перед ней был граф Алукард. Ревенантка старалась, чтобы движения были как можно легче и грациозней, но ноги дрожали, то ли от усталости, то ли от неизвестности.
— Эм... Милсдарь, навстречу судьбе, так навстречу... — она устало улыбнулась. — А наследник пусть отдохнет, он ведь ещё вам пригодится, правда? — ей не хотелось оставлять наследника одного, но если это нужно для их спасения... Эх... Что только не сделаешь ради наступления завтра!

+7

30

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Fabrichnyj-rajon/3.png

Маэстро широко улыбнулся своей новой приме, с удовлетворением отмечая и дрожащие руки, и заискивающий испуганный взгляд. Вся точеная фигура девушки была пропитана отчаянием и покорностью судьбе, так что даже видавшего виды Призрака проняло. Сегодня будет такое представление, каких еще нигде ни у кого не было! А эта наглая выскочка Сальери еще обкусает себе все локти о зависти, когда увидит завтрашние рецензии критиков!..
Взгляд почти угольно-черных глаз загорелся ярче от предвкушения, мужчина нервно поджал губы, пристально рассматривая расхрабрившуюся мазель. Отличный экземпляр, отличный.
— Пригодится, еще как. Не волнуйся, милая прелестница, ты тоже мне пригодишься. Оооочень пригодишься, — взгляд Маэстро потяжелел и медленно прошелся по фигуре замершей девицы. Со стороны его можно было истолковать превратно, но на самом деле мужчина всего лишь прикидывал какой размер костюма подойдет одной из главной героинь спектакля. — Ступай вперед по коридору, последняя дверь налево.
Закинув на плечо драгоценную находящуюся в беспамятстве ношу, Призрак нетерпеливо мотнул головой, приказывая девице пошевеливаться. Когда они дошли до места и дверь, тяжело скрипнув, отворилась, он скинул с плеча парнишку и принялся связывать ему руки за спиной.
— Ну, что встала, маленькая? Пора гримироваться и переодеваться. Сейчас я принесу тебе костюм, только завершу одно небольшое дельце... — маленький шприц в его руке остро блеснул иглой. Короткий укол в шею парнишки и Маэстро поднялся с колен, быстро пряча в карман источник власти над актерами. — Я быстро, никуда не уходи, — в голосе мужчины мелькнули игривые нотки — уйдет она, как же! Не прошло и пяти минут, как он вернулся в гримерку, держа в руках полупрозрачный легкий кусок ткани, оказавшийся, как ни странно, платьем, правда весьма откровенным. Самой целомудренной частью облачения был головной убор, обильно расшитый сверкающими каменьями и украшенный пышными черными перьями. — Переодевайся.
Призрак сел на развернутый к девушке стул и демонстративно подпер ногой шею молодого актера. Не то, чтобы ему действительно нужны были дешевые жесты, но так у его примы испарятся из головы ненужные мысли, возражения и сомнения. Либо она переодевается и красится прямо здесь и сейчас, перед ними, либо он свернет ее спутнику шею как хилому куренку.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Артур, очнуться можно уже в гримерке, после описанных мною событий. Занятное зрелище намечается, однако 8-)
Елена, играем ;)

+7


Вы здесь » Дракенфурт » #[Дракенфурт] Казенный квартал » [Фабричный район] Театр «Табакерка»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC