Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»


[Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»

Сообщений 61 страница 68 из 68

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg9.png
«О, горделивая знать! Не гнушайтесь совершить приятную прогулку в предместья. Тут и свежий воздух, и природа-матушка, и бескрайний простор, и деревенское радушие. И, конечно, лошади. Нет более подходящего места для выращивания этих свободолюбивых и грациозных созданий. Желаете приобрести племенного скакуна? Нет проблем! Желаете заняться конным спортом, научиться держаться в седле? Милости просим! Да и про детишек мы не забываем. Пять очаровательных пони и не менее очаровательный ослик ждут маленьких друзей! Желаете продать лошадку? Давайте посмотрим, что у вас за скакун! О, а быть может, вам нужен „жених“ или „невеста“? Производители у нас отменные! „Клейборн-Фарм“ — конезавод, который с радостью предложит вам самые лучшие породы лошадей. Мы специализируемся на:
— спортивных скакунах (конкур, выездка, троеборие);
— легкоупряжных;
— верховых, прогулочных (лошади хобби класса).
Наши подопечные участвуют на всех крупных состязаниях, выставках, ярмарках. Приходите и сами убедитесь в их достоинствах. Пусть конезавод молод, но он уже сотрудничает с самыми крупными племенными заводами во всем мире. Мы развиваемся. Мы готовы вас удивлять».
Текст рекламного плаката «Клейборн-Фарм»
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

«Клейборн-Фарм» состоит из: здания администрации; конюшни на сто денников; маточного отделения на пятьдесят денников; пяти левад (две из них для маточного отделения); плаца для тренировок переходящий в крытый манеж; пяти двухэтажных уютных домиков для работников и их семей.

За главной конюшней конного двора находится одна из левад (самая маленькая). Параллельно леваде проходит небольшая тропинка, ведущая к красивому прудику. Обогнув пруд, вы выходите к компактному особнячку с прилегающей конюшней (с первого взгляда конюшню не разглядишь, ибо она кажется продолжением дома). Он носит поэтическое название «Солнечный цветок». Особняк построен из грубого камня, что придает ему некую потрепанность. Но разбитые цветочные клумбы, плодово-ягодный сад, кусты сирени, черемухи придают ему очарования, делая милым и уютным. Ворота хозяйской конюшни соединены с просторным выгулом.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Информация для клиентов и гостей «Клейборн-Фарм»

Породы:

I. Cпорт
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/7.png

Кайсбер Тремп

Информация о породе

Название состоит из фамилий двух заводчиков приложивших «руку» в ее создании. Основоположниками стали Йозеф Кайсберг и совсем юная на тот момент Калерия фон Трамплтон. Породу вывели на конном заводе Кайсбера, что находится в Сибруке. Этот завод был построен изначально для разведения чистокровных племенных лошадей. Территория очень большая — 15000 акров земли. Тут выращивают не только лауреатов разнообразных состязаний и конкурсов, но также тут была выращена самая красивая в мире лошадь. На заводе был основательно продуман план и стратегия разведения данной породы. Хотя Кайсбер Фельвер был выведен 60 лет назад, он имеет те особенности, которые так важны в наше время для конного спорта. Это и прекрасное телосложение, и способность двигаться определенным образом, и покладистый характер. К сожалению, Ассоциация конного спорта и коневодства пока рассматривает официальную регистрацию породы. И тем не менее заводчики этих скакунов продолжают бороться за признание Кайсбер Тремп. На сегодняшний день лошадям дозволено принимать участие во всех спортивных соревнованиях. Но если жеребца собираются использовать для размножения, то требуется получить разрешение специально предназначенного для этого комитета.

Масть: имеют разнообразную окраску, есть в том числе и пегие с роскошной белой гривой.
Характер: выносливая, целеустремленная лошадь. Покладиста, умна, легко обучаема и предана своему хозяину.
Высота в холке: 160–170 см.
Порода разводится только на конном заводе Кайсбера и «Клейборн-Фарм».

II. Под седло (лошади хобби класса, прогулочного класса):
1. Иберийская

Информация о породе

Выведена порода в Ла-Витра. Многие их называют «сыновьями ветра». К характерным признакам иберийской породы относятся широкий лоб, большие, зачастую миндалевидные выразительные глаза, прямой или орлиный (горбоносый) профиль, длинная крутая шея, короткий и сильный корпус, сильная поясница, круп скругленной формы, крепкие ноги, длинные хвосты и гривы (зачастую волнистые). Отличаются они невероятной гибкостью, редким равновесием и элегантностью. У них прекрасно развит тормозящий момент, что и позволило рассматривать породу как хорошую военную и верховую.

Масть: серая, гнедая, темно-гнедая.
Характер: отличаются уравновешенностью, смелостью, сообразительностью. Наделены редкой добротой к человеку, очень привязываются к хозяину.
Высота в холке: 152–162 см. (в среднем), хотя встречаются особи более крупные до 170 см.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/6.png
Пасо фино

Информация о породе

Почему рекомендуем пасо как лучшую лошадь хобби-класса? Это универсальная лошадь, способная адаптироваться к самым различным климатическим условиям. Они демонстрируют замечательную многогранность не только в шоу-ринге, но и в пробегах, в выездке. Пасо фино стали «терапевтами» для повреждённых людских спин, бёдер и коленей. Невысокий пасо может везти взрослого человека и вьюк по самым трудным и плохим дорогам, не особо при этом напрягаясь. Пасо с ростом 146 см в холке обычно может нести больше веса, особенно на дальние расстояния, чем чистокровка в 160–170 см. Тем всадникам, которые гордо заявляют «у меня высокая лошадь, я не езжу на таких пони!», следует опасаться этих энергичных «пони». Они оставят вас и вашу лошадь в пыли на походных тропах. Они полны энергии и комфорта мягчайшего в конном мире хода!

Название породы пасо фино переводится как «превосходный аллюр». История ее началась в Хастисе три века назад. Скрещивание местных лошадей с берберийскими позволило получить породу «хастианский дженнет». Дженнет не только обладали необычно комфортабельным аллюром, но также были способны передавать этот аллюр своему потомству. Результатом скрещивания этих лошадей были лошади с исключительно мягким аллюром, которые смогли развиться в породу пасо фино.

Экстерьер: голова пасо фино должна быть пропорциональна корпусу, не слишком маленькой или большой; профиль предпочтительно прямой. Глаза большие и хорошо расположены, очень выразительны, белки не должны быть чрезмерно большими. Уши — маленькие, близко посаженные, кончики вогнуты внутрь. Ноздри — большие и подвижные. Общее впечатление — хорошей формы, внимательная и умная морда. Шея грациозно изогнута, средней длины. Плечи косо поставлены, грудь глубокая, умеренная по ширине. Холка средне выражена, не высокая, плавно переходящая в спину. Корпус средней длины, высота в холке должна быть несколько короче косой длины туловища. Круп сильный и хорошо обмускуленный, немного свислый. Хвост при движении держится на отлете. Ноги стройные с крепкими костями и сильными, хорошо отбитыми сухожилиями, предплечья длинные, пять более короткая. Костяк сильный, крепкий, а суставы хорошо выражены(сильные). Хвост, грива длинные и пышные.
Ход: горизонтальный четырёхтактный аллюр — выделяет пасо фино в конном мире. Пасо обладают врожденной способностью к иноходи. При движении, передние ноги выбрасываются не вперед, а вбок. При этом, ход очень мягкий и необременительный для всадника. У них свободный шаг, и многие из них демонстрируют сокращённый кентер на свободном ходу. При этом аллюре, круп или плечи животного практически неподвижны. Основные аллюры (в зависимости от скорости) называются: пасо фино, пасо корто и пасо ларго. Это врожденные аллюры этой породы, не требующие специальной подготовки лошади. Корто — аллюр средней скорости, сопоставимый по резвости с рысью. Он — обычный аллюр для дальних поездок. Хорошо подготовленный пасо фино может двигаться этим аллюром часами (всадник не устает при этом). Ларго — еще более резвая версия такого же аллюра. Лошадь, идущая ларго, может покрывать землю с перехватывающей дыхание скоростью, в то время как все еще обеспечивает безопасность и устойчивую посадку седока. Они так же движутся шагом и галопом.
Масть: встречаются любые масти и отметины.
Характер: очень дружелюбный, кажется, они получают истинное удовольствие от общения с человеком. Они подвижны и усердны в работе. Послушны, но чувствительны, очень упорны. С ярко выраженной индивидуальностью.
Высота в холке: колеблется между 136–156 см. Рост полностью завершается в возрасте 5-и лет.

III. Под упряжь:
1. Кладрубская

Информация о породе

Старейшая жамэйская порода лошадей и одна из старейших упряжных пород в мире. Главный центр разведения — Кладрубский конный завод в Жамэе, основанный в 1572 г.

Экстерьер: кладрубер имеет бруггианское и дракенфуртское происхождение. Голова у лошадей благородная: большая, с широким лбом, выступающими ганашами, «бараньим» профилем, большими глазами, длинными ушами и широкими ноздрями. Шея пропорциональная, мускулистая и изогнутая. Холка не очень выступающая, спинопоясничная линия длинная и прямая, круп широкий, короткий и выпуклый. Грудь развернутая, живот широкий и глубокий. Ноги имеют хорошую постановку, выносливые: предплечья мощные, пясти тонкие, но крепкие; скакательные суставы широкие и сухие, сухожилия сильные и выделяющиеся. Обладают долголетием.
Масть: вороная или серая.
Характер: лошади этой породы добронравны, послушны, но могут быть резвыми, когда требуется.
Высота в холке: 163–177 см.

2. Мудершнапская гнедая

Информация о породе

Порода крупных упряжных лошадей гнедой масти, выведенная в Мудершнапсе путем систематического скрещивания местных кобыл с чистокровными верховыми жеребцами. Пригодны для разъездов в легких экипажах и перевозки грузов. Кроме великолепных охотничьих и экипажных типов, из мудершнапских гнедых при скрещивании с чистокровными получаются первоклассные конкурные лошади.

Ход: она двигается правильно, прямо и свободно (быстрые аллюры для неё не характерны), у неё достаточно широкий шаг от плеча.
Экстерьер: голова не маленькая и не большая, шея длинная и стройная, плечо косое, туловище широкое, бедра мускулистые, хвост хорошо посажен, ноги стройные, даже сухие, копыта сильные и крепкие, правильной формы.
Масть: окрас может быть гнедой с черными гривой, хвостом и конечностями. Белый окрас не встречается, за исключением маленькой белой звездочки.
Характер: лёгкий, спокойный.
Высота в холке: от 163 до 168 см.

По всем вопросам (или с предложениями) обращайтесь в здание администрации. Наши сотрудники с радостью вам помогут. Если вы хотите встретиться лично с мазель Калерией фон Трамплтон, просим заранее предупредить о своем визите, написав письмо. С уважением, администрация «Клейборн-Фарм».

(Калерия фон Трамплтон)

+2

61

Калерия ценила своих сотрудников за сообразительность и умение понимать всё с первого раза. Без лишних вопросов Кристина выслушала последние наставления, приметы разыскиваемой и, кивнув, была такова, уводя вслед за собой упирающегося пса. Оставшись с новоиспеченным знакомым наедине, тампесса деловито потерла ладошки, с добродушным видом поворачиваясь к разговорчивому Вальду. Хотелось ей в очередной раз успокоить молодого человека и сопроводить того в гостевую уборную, но не тут-то было. Нечто мелкое, но холодное и скользкое, буквально шмякнулось на её плечо... ну, почти на плечо. Не ожидая такого поворота, Калерия отшатнулась и, впечатавшись в стену, фальцетом протянула нечто похожее «иииий», лишь от того, что живность не отпала, а стала настойчиво перебирать по ней своими маленькими лапчонками. Вы никогда не задумывались, насколько цепкими могут быть пальцы у жаб? Иной раз может показаться, что у них имеются на кончиках ещё и подобие коготков. Хотя, поговаривают, что у некоторых видов амфибий они действительно есть, но мы не герпетологи. Короче, в какой-то момент, левая лапка жабчонки «ухватилась» за складку выреза на рубашке и, прежде чем рыжа особа сумела схватить живность, нахалка юркнула в ложбинку, выискав мягкое, «безопасное» местечко. Задохнувшись от подобной наглости, хозяйка «Клейборн-Фарм» зарделась, почему-то изничтожающие глядя на совершенно невиновного мужчину. Но, спохватившись (по правде говоря, ей пришла глупая мысль, что Мар непременно кинется на подмогу — вылавливать из нижнего белья квакушку), дама отвернулась, быстро запуская руку в вырез одежды. Стараясь ни себя не поцарапать, ни жабу не раздавить, Клерии удалось ухватить амфибию за заднюю конечность, вытягивая на свет Божий и угрожая скормить «скользкую животину» коту.
— Господин, боюсь, мне придется выставить вон вашего друга. При всём желании, здесь тритона, как экзотики, вполне хватает. — С придыханием сообщила она, чинно подойдя к окну, открыв его и бросив дергающуюся ношу в безобидный куст чубушника. — Мне всегда казалось, что я веду праведный и безобидный образ жизни, так за какие грехи дана эта конфузная череда событий!? Милсдарь Мар, прошу пройти за мной.
Всё ещё пребывая в смущенном и возбужденном состоянии, Калерия жестом пригласила гостя пройти к лестницы, стараясь при этом не встречаться с парашютистом взглядом. Щеки горели, но она постаралась сделать вид, что секунду назад ничего примечательного не произошло. Поднявшись на второй этаж, рыжеволосая особа устремилась в левое крыло дома и, пройдя две комнаты, толкнула третью, напротив пустующей напольной вазы. Пропустив мужчину вперед, хозяйка дома зажгла свет, показывая просторную гостевую уборную. Подойдя с виду к непростой, но изящной конструкции, которая опоясывала непривычно длинную ванну, девушка, хватаясь за рычаг на манер колонки, накачала на пробу воды, засучила рукав и, опустив в жидкость ладонь, одобрительно кивнула.
— Вода хоть и не совсем горячая, но достаточно тёплая имеется... холодно, как в пруду не будет. Простите, гостей у меня давненько не принимали. Полотенца, тапки, халат в шкафу, прямо за вами, там же найдете необходимые банные принадлежности. Небольшая аптечка в тумбе, на которой стоит раковина. Осмотрите себя внимательно, если ничего серьезного — советую воспользоваться баночкой с фиолетовой крышкой. Мазь хорошая, сделана по рецепту многоуважаемой бабушки, ещё никто не жаловался... царапины, синяки, ссадины сходят на «ура». Что ещё? Одежда! Свою прошу бросить вот в эту корзину. Не беспокойтесь, завтра всё приведут в порядок. Замену найдете в другой комнате. Пройдете прямо по коридору, дверь в самом конце правого крыла. У меня дом не огромный, заблудиться негде. Одежда скорее рабочая, зато мужская, в панталоны обряжаться не придется. Думаю, что-нибудь подберете, даже по размеру найдется... было время, когда я прикупила себе довольно свободные вещи, теперь-то уж они пригодятся. Возникнут сложности или почувствуете себя плохо, дерните за этот шнурок, я услышу. Что же, не буду вас отвлекать, пойду соображу поздний ужин. Надеюсь, если накрою его непосредственно на кухне, вас это нисколько не оскорбит? Мне почему-то всегда казалось, что там намного уютнее располагаться для дружеских трапез, нежели восседать чопорно за километровыми обеденными столами. Легкого пара!
Набрав ванну полностью, Калерия уже с улыбкой обратилась к мужчине, вытирая при этом рукавом вспотевший лоб. Вежливо поклонившись, она юркнула за дверь, прикрывая её за собой и, поспешила вниз, производить гастрономическую ревизию, да разжигать печь. В отсутствие кухарки, которая физически не могла подстроиться под образ жизни нерадивой хозяйки, трампесса довольно часто хозяйничала на кухне самостоятельно, устраивая себе ночные празднества живота. Обычно, компанию ей составлял уже упомянутый вскользь кот, но сегодня было непредвиденное, весьма приятное исключение. Споласкивая руки и поправляя растрепавшуюся прическу, вампиресса поставила на огонь чайник, попутно проверяя как прогревается духовка. Порхая живчиком, она уже выудила из запасов холодный кусок утреннего ростбифа, листья салата, помидоры, пудинг с почками, картофель, который собиралась пожарить и, венец всему (по её скромному мнению) — сладкие, пышные булочки, которые непременно подаются со взбитыми сливками и цельными ягодами в сиропе. С нежностью обласкав их взглядом, Калерия накрыла сдобу чистым полотенцем от греха подальше и, поспешила поставить на разогрев пудинг, чтобы затем приняться за чистку картофеля.

+2

62

Увидев, как ковыряется в воротнике земноводное, Мар было метнулся его вызволять, но его встретила спина внезапно отвернувшейся вампирессы. Да, и его в этот раз посетила глупая мысль. Оказавшись всего в каких-то сантиметрах за плечом, учёный только и мог, что то ли оправдываться за нерадивого питомца, то ли осуждать за необходительное отношение с животным:
— Не сердитесь, это он не специально, вы не подумайте ничего… Ах, зачем же коту, какой ведь интересный экземпляр!..
Впрочем, этот «экземпляр» Мару был совсем не нужен, так что, когда Калерия выпустила того на волю, с облегчением вздохнул. Приняв приглашение, он последовал за девушкой на второй этаж, а сам убеждал себя больше не допускать происшествий: «Хватит на сегодня, хватит. Буду просто слушать её, и ничего больше не произойдёт»

Пусть особняк не блистал выдающимся размером, но гостю изнутри он казался огромным. Мар, в силу совсем не благородного происхождения не был вхож богатые дома. Он был совершенным простолюдином, даже по сравнению с другом Арчи, которому посчастливилось стать приёмышем в клане Блюменфростов (хотя, учитывая обстоятельства, «посчастливилось» не совсем верное слово, или даже совсем не верное). В любом случае потрёпанному ветрами путешественнику куда ближе были гамак на корабле, или койка в какой-нибудь ночлежке, или даже шалаш на необитаемом острове, чем такие хоромы. Даже на дирижабле Вальд не ощущал себя так странно. Там всё было сделано так, чтобы производить впечатление на гостей, и таки да, впечатление дирижабль производил. Здесь же, напротив, удобство владельцев и их эстетическое удовольствие было поставлено во главу угла, и такие, как Вальд, были совсем не к месту. По крайней мере, он чувствовал, что это так.

Показывая уборную, хозяйка не на шутку разговорилась. Она запоем рассказывала, что, где и как, словно бестолковому сыну. Да, что там, сейчас сам Вальд чувствовал себя таким. Хотелось остановить её словами, что не стоит столько беспокойства, однако он всё же выслушал до конца, лишь заметив:
— О, вы так добры…
А девушка улыбалась. Улыбалась приветливо и ласково, словно подобрала бездомного щенка, грязного и голодного, чтобы отмыть, накормить, причесать и сделать своим питомцем. Вальд не очень-то умел читать эмоции, но для него это выглядело так. Ну, или так: кошка нашла мышку, и с превеликим удовольствием играла с ней, перед тем, как съесть. Однако причины и последствия всего происходящего были пока за пределами понимания учёного, и он гнал от себя странные мысли.

Он залез в ванну, и сел в неё, по привычке подтянув колени к себе. Чаще местом для мытья была какая-нибудь посудина, вроде бака, забравшись в который можно некоторое время «отмокать», заодно сэкономив на мыле, а также немного распарить измотанные косточки. Вода оказалась на удивление тёплой, но не обжигающей. Чувствовалось, как усталость постепенно оттаивает и растворяется в ней, постепенно сменяясь приятной расслабленной истомой. Готовясь как следует оттереть себя, он взял с полки мочалку, повертел перед собой, обратив внимание, что даже подобную мелочь может быть такой мягкой и удобной. Тёплая вода готова была погрузить в сон, и Мар ещё какое-то время сидел так, глядя в одну точку, может, минут пять, а может и все двадцать, пока не заметил, что глаза начали слипаться, а голова потяжелела и готовилась упасть на грудь. Пришлось облить себя с головой, чтобы взбодриться, и наконец-то приняться за мытьё.

Более-менее приведя себя в порядок и найдя себе в шкафу подходящий халат, Вальд, выглянул в коридор. Оттуда потянуло ароматами сочного мяса, свежей выпечки и прочих весьма аппетитных блюд. Для голодного, измотанного путника это сродни прямому удару в болевую точку. В животе сразу что-то перевернулось и заурчало. Делать нечего. Сунув за пазуху кулёк с личными вещами, Мар тихонько вышел в коридор. Он всегда старался носить свой скромный скарб с собой, и этот случай не был исключением. Он мог привести немало случаев, когда такая привычка помогала ему, а возможно и спасала жизнь, а уж сколько раз предотвращала потерю — не перечесть. Даже в этот раз, когда он неосторожно выпал из люка, всё благоразумно осталось при нём.

Вальд, дойдя босиком до лестницы (ведь про тапки он благополучно забыл), остановился, вдыхая запахи пищи и размышляя, стоит ли идти искать себе более подходящую одежду на замену банному халату сейчас, и если идти, то куда, потому что это он припоминал очень смутно. Предложение своей одежды от женщины звучало для него довольно странно, даже после уверений, что она «зато мужская». В другом бы случае, когда выбирать не приходилось, он бы без сомнений «позаимствовал» найденные шмотки, но сейчас его что тормозило, то ли проснувшаяся скромность, то ли дух противоречия. Пришлось применить некоторое усилие воли, чтобы двинуться в на поиски нужной двери.

Отредактировано Вальд Мар (24.03.2017 14:14)

+2

63

Пудинг был выключен и томился в остывающей печи, дожидаясь своего часа. Аромат специй, мяса и трав манящей дымкой дурманил хлопотавшую на кухне девушку, которая только под звуки шкварчащей картошки поняла, что сама принимала пищу довольно давно. Урвав румяный брусочек со сковороды, Калерия с удовольствием сняла пробу на пригодность. Соль, смесь перцев, возможно розмарин, если найдется — зафиналить и будет самое оно! Отложив ложку на досточку, дама вытерла руки о кухонное полотенце и потянулась к открытым полкам буфета, как вдруг на глаза попались наручные часики, забытые прислугой. Задумчиво уставившись на циферблат, Калерия перевела взгляд на открытый входной проем. Дом был погружен в тишину... ни предполагаемых звуков ходьбы, ни хлопков дверей, ни шуршание одежд — штиль. Мог ли Вальд сбежать? Хотя, думать о бесчестности незнакомца, свалившегося в трамповскую обитель, было довольно поздно, даже если бы он и оказался на деле умелым аферистом, прохвостом и вором. Присолив и сдобрив смесью (как сушеной паприкой, так и душистым черным перцем) практически готовое блюдо, мазель решительной походкой направилась выяснять причину задержки. В ванной комнате мужчины не оказалось, но влажные следы на паркете указывали на то, что вышел он отсюда босоногим. Вот только окончательно простудиться ему не хватало! Поспешно открыв узкое окошко, дабы избавиться от влажности, хозяйка последовала за высыхающими отметинами, которые вели к обозначенной гардеробной.
— Подобрали что-нибудь? Ой!
Как бы ни была окружена мазель фон Трамплтом представителями мужского пола, по долгу службы, но в халатах на босу грудь перед ней мало кто дефилировал, точнее вообще никто. Даже сына Айзы она лицезрела всегда застегнутого до последней пуговицы, хотя были шансы на более фривольные виды, но, увы. А тут такой портрет — интересный и неловкий одновременно. Встретившись взглядом с человеком, которого застигли врасплох, Калерия ободряюще ухмыльнулась то ли ему, то ли себе и, нерешительно было потоптавшись на пороге, всё же шагнула вперед. Протиснувшись между господином в халатике и стеллажом с обувью для верховой езды, вампиресса углубилась дальше, останавливаясь у пятиступенного стульчика лестницы.
— Господин Мар, вы мне не доверяете и боитесь, что вас здесь могут обокрасть? — Спокойным голосом начала девушка, взбираясь на самый верх. Пусть и мельком, но оценить молодого человека дама сумела, приметив любовно упрятанный за пазуху кулек. — Напрасно милсдарь, обижаете. Тааак-с, да где же они были?! Слушайте, вы же не будете роптать по поводу качества ткани на рубахе и простате брюк с подтяжками? Они хоть и не по последней моде, но знаете какие практичные! Посмотрите на мои — десять лет, а не выцветают, ни одной заплатки. Держите...
Забывшись, дама развернулась и подкинула найденные предметы гардероба в полной уверенности, что мужчина обладает сноровкой и ловкостью, но силу с траекторией рассчитала плохо. Если брюки и попали в раскрытые ладони Вальда, то рубаха буквально нахлобучилась на голову, скрывая разрумянившееся после водных процедур лицо. Прыснув, но вовремя прикусив язык, рыжая плутовка скатилась по ступенькам, лепеча всяческие извинения, да сетуя на то, что у нее еда осталась на плите, поспешила улизнуть на безопасное расстояние (мало ли, подумает, что она специально над ним потешается), успев при этом выкрикнуть торжественное приглашение к готовой трапезе. Уже на кухне, согнувшись над не успевшей сгореть картошкой, Калерия разразилась заливистым смехом, продолжительным и беспощадным. Нервы?! Сотрясаясь всем телом, ей удалось переставить тяжеленную чугунную сковороду на потухшую конфорку, ставя на огонь успевший остыть позабытый чайник с водой. Утерев выступившие после припадка слезы, девушка тяжело выдохнула, ощущая, как ноют мышцы живота. В горле пересохло, но былое напряжение как рукой сняло. Надеясь, что господин Мар не злопамятный и понимающий человек, Калерия начала сервировать стол, водружая на него бокал, рюмки, холодные закуски. Когда необходимые приборы заняли соответствующие места, а приближающиеся шаги возвестили о прибытие визави, дама была полностью готова, выставляя напоследок бутылку коньяка и домашний портер, доставшийся в подарок от одного из сотрудников.
— У меня ещё имеется ликер, хотя сомневаюсь, что вы подобное пьете, но ежели изъявите желание, скажите.
Кивая на резной, но грубоватый стул, Калерия переключилась на щедрую порционную тарелку, в которой уже дымился мясной пудинг с густым соусом, покрывающим пикантные брусочки с красноватой, золотистой корочкой. Слегка присыпав яство сверху мелко нарезанной петрушкой, трампесса расплылась в улыбке. Себе она подобной роскоши не поставила, решив ограничиться сдобой и завариваемом чаем.
— Приятного аппетита, милсдарь Мар! Не тушуйтесь, приступайте скорее, пока не остыло, вам необходимы силы. А я, тем временем, приступлю к изучению занимательного, но компрометирующего, на мой взгляд, чтива. Хотя, думаю, вы смогли бы мне оказать некую услугу... совсем маленькую, сродни совету, но весьма неоценимую и животрепещущую. — Налив в рюмку гостя коньяк, трампесса ловко подхватила долгожданную булочку, разломила ее надвое, щедро намазала сливками и, прежде чем впиться в румяный бок, неожиданно спросила, будничным тоном. — Как вы относитесь к поцелуям?

+1

64

«Опять эти бесчисленные двери… Пойди, найди нужную», подумал Вальд, пройдя в правое крыло особняка. Дом, конечно, не лабиринт, но для того, кто здесь впервые, разница небольшая. «Эники-Беники ели вареники…» — начал он. Метод считалочки, учёный это знал, никогда не ошибался, а всегда давал совершенно случайный результат, что как раз и нужно в условиях неопределённости. Итак, жребий брошен, дверь выбрана. Набравшись мужества перед лицом неизвестности, он дёрнул ручку и ступил за порог.

Одежда. Море одежды. Целая комната одежды. Мар удивлённо осмотрел пространство. Нет, тут всё правильно, у богатых её должно быть много. Он осмотрел содержимое ещё раз для верности. Платья, корсеты, кружева, шёлковые ленты — всё это, конечно, было одеждой, только вот не мужской (да и не рабочей), по крайней мере в его понимании. Чтобы окончательно убедиться, что чувства ему не врут, естествоиспытатель потрогал, понюхал и разве что только не пожевал узорчатую ткань. Ошибки не было, впрочем, могла возникнуть излишне комичная ситуация, если хозяйка застанет гостя за таким занятием, поэтому он тихонько на цыпочках, попутно растирая по паркету мокрые шлепки босых ног, выглянул одним глазом в коридор и покинул этот оплот красоты.

Вальд шмыгнул в следующую дверь. Здесь уже было то, что можно нацепить — гардероб вполне походил мужской, несмотря на то, что вещи подобраны скорее на женскую фигуру. «Может быть, — подумал он, — здесь всё наоборот. Женщины носят мужскую одежду, женщины — мужскую. В таком случае я попал в довольно интересную местность. И эта приветливая мазель как-то не особенно по-женски одета. Хотя и, надо отдать должное, со вкусом». Откинув странную мысль (пойти на переодевание он пока был морально не готов), мужчина стал пристально рассматривать вещи, подбирая что-нибудь по размеру. В этот момент его застала Калерия. Деловито зайдя в помещение и смерив взглядом его фигуру, она залезла куда-то под потолок, откуда вытащила комплект одежды, попутно успев упрекнуть гостя в недоверии.
— Нынче я не готов доверять самому себе… — хотел было оправдаться, сам не понимая за что, Вальд, но в него тут же прилетела сверху рубашка и штаны, а вампиресса, натужно сдерживая смех, куда-то быстро испарилась. Ему же ничего не оставалось, как натянуть предъявленный наряд. Свёрток с личными вещичками и блокнот он заткнул за пояс со стороны спины, под рубашку. Он нередко так делал, когда не находил подходящих карманов — там предметы как правило хорошо сидят, никуда не выпадая (если, конечно, не скакать со всей силы и не висеть вниз головой), и при этом не выделяются под одеждой. В этот раз рубашка оказалась, правда не такой свободной в талии, и контуры предметов слегка выступали. На этом учёный дал себе секунду взгрустнуть о своём старом пальто, которое он имел привычку носить с любой одеждой и везде, и в котором так удобно спрятать весь свой скарб. Но оно было мокрым и грязным, и ждало чистки в корзине, так что оставалось только греть себя надеждой на скорое воссоединение. Покончив с одеждой, Мар решил, что ходить с голыми ногами всё же не очень хорошо, и присмотрел невысокие сапоги с тонкой плоской подошвой, думается, для верховой езды, и натянул их. Они оказались чуточку маловаты, но сели хорошо, и к тому же были довольно мягкими, так что опасаться за мозоли не пришлось.

Внизу, на кухне гостя ждал полный стол блюд, источающих манящие и возбуждающие аппетит ароматы. Не нужно знать высшей математики, чтобы найти источник, а всего лишь двигаться сонаправленно вектору градиента, или, говоря простым языком, идти на запах. Долго объяснять, что делать с этим богатством тоже было не нужно. И Вальд, не будь дурак, доверившись своему чувству, вскоре уже вонзил вилку в добрый сочный ломоть мяса.

Вампиресса всё время не расставалась с какой-то рукописью, и Мар заметил это. Уже здесь, за столом он сумел разглядеть в надпись на обложке. Слово «Сценарий» его не особенно заинтересовало, а вот витиеватая подпись показалась загадочно знакомой. «Эдвард ф. Блюменрост? Да ну?» — такое совпадение не могло оставить его равнодушным: оно могло значить, что Калерия как-то связана с этой всей заварушкой в целом, и Сфорцей в частности. Его внутренний диалог был прерван совершенно неожиданным вопросом: «Как вы относитесь к поцелуям?»
На это у него совершенно не было совершенно никакого ответа, даже ответ «никак» не подходил. Он, конечно, помнил и материнские поцелуи из далёкого детства, и прятки в пустой кладовке с сокурсницей, и дев лёгкого поведения из приморских кабаков, но, Моргот его побери, как можно к этому относиться? И лицо особы, с нескрываемым наслаждением вцепившейся в мягкую булку никак не намекало, что же она хочет услышать.
— Если говорить в научно-исследовательском аспекте, то физиология процесса ещё недостаточно изучена, — учёный, не нашёл ничего лучше, как с профессорской занудностью начать лекцию, — и виной тому отчасти социальные барьеры и противоречие чувства и разума. С прикладной точки зрения это не вызывает трудностей у большинства представителей разумных рас… А, эта рукопись! Вы знакомы с Эдвардом? — Мар внезапно соскочил на волновавшую его тему, — Уж не тот ли это Эдвард, что собрался фильм снимать? Тогда наверное слышали что-то и об Эмилии Сфорце?.. Ах, простите, я должен спросить: что же вы всё-таки имели в виду под своим вопросом?

0

65

— Вот то-то и оно, что с научной точки зрения проявления нежности особей противоположного пола друг к другу при взаимных симпатиях — естественный процесс. Но, готово ли общество воочию увидев, принять сей факт... точнее, адекватно среагировать на происходящее?! Социальный барьер, о, как вы правы! — Задумчиво проговорила девушка, смотря отрешенно поверх головы гостя и подтягивая к себе ближе бутылку с янтарной жидкостью. Налив аккурат пол рюмочки, Калерия с грустью вздохнула. — Каков будет удар по моей репутации и по самолюбию. А знаете, что самое комичное? Мой отец последние годы неравнодушен к актрисулькам, которых я, со своей стороны, считаю недалекими профурсетками, скрывающими под маской театрального искусства свои кичливые, да чванливые обезображенные лики. Считаете меня высокомерной, ядовитой? — Перехватив взгляд мужчины, ухмыльнулась рыжая особа и поспешила осушить «бокал», чтобы перебить гримасу пренебрежения от воспоминания отцовских увлечений. Поморщившись после обжигающего напитка, трампесса поспешила подсластить «пилюлю» очередной порцией сдобы.
— Да, господин Блюменфрост написал замечательную историю — захватывающую, необычную, даже сказочную. Видели бы вы, с каким энтузиазмом он нам устроил представление. Один кот чего стоил! А какие роли, типажи! И, сдается мне, мазель Сфорца, которую я тоже знаю, вы угадали... родство заметно, многие утверждают это, хотя моей кузине повезло иметь более благородный оттенок волос... короче, чую, приложила она свою изящную, властную ручку к этому проекту не просто как спонсор. Ну какая из меня Таамрил! Сплошное недоразумение!
Девушка вспыхнула, подскочила на ноги и, с раздражением запихнув в себя обмазанный сливками кусок булочки, принялась обмахиваться сценарием. Понимать ее перепрыгивающий с темы на тему сумбур не требовалось. Дама обращалась сейчас и к себе, и к Вальду, и к никому одновременно. По сути, ей просто необходимо было выговориться, сбросить невысказанное ранее возмущение, освободиться от сомнений, чтобы перейти наконец к основному делу, которое она непременно доведет до конца. Ох, уж эти женщины, ей Богу! Помахивая записями и расхаживая по кухне, Калерия пару раз натыкалась взглядом на свободную вилку у плиты. Не выдержав, вампиресса подхватила «холодное оружие» и наколола с чугунка пару картофелинок, после чего погрузила их в густую подливу мясного пудинга. Обильно промокнув прожаренные кружки, дама ловко отправила всё это дело в рот, умудряясь не уронить ни капли. Стало легче. Жаль, что этот способ борьбы со стрессом коварен, так бы ела и ела.
— Вам положить ещё что-нибудь? — Вспомнив о притихшем знакомом, простодушно обернулась мазель фон Трамплтон держа вилку в зубах. Наклонив голову в бок, она внимательно сконцентрировалась на чертах лица мужчины. Значительное время общаясь, девушка только сейчас поняла, что толком рассмотреть Вальда до селе не удосужилась. На контрасте с ней он был мужественен и крепок, щетина добавляла колорита... чем не герой романа, пусть на время?! И потом, Эдвард не прописывал, каким должен быть Аферис. Отложив столовый прибор, Калерия подошла к столу и, пододвинув стул не просто напротив, а буквально нос к носу с гостем, положила ему на колени сценарий. — Господин Мар, выручайте. Вы меня не знаете, я вас тоже, поэтому предвзятости не возникнет, ровно, как и отвлечения со скованностью. Не поймите меня превратно, я не каждому встречному задаю компрометирующие вопросы и призываю к фривольностям, на удивление, вы первый. На меня возложено довольно ответственное дело, но, со своими убеждениями, непониманием и неопытностью, я автоматически превращаюсь в третьесортную актрисочку, которых как говорила недолюбливаю. Возможно, лучше не стану, но проведите со мной репетицию, пожалуйста! Правда, там есть момент с лобызанием... не понимаю только, почему оно должно быть непременно страстное, подумаешь спас принцессу... и я совершенно потеряна. Вот, прочтите это. Только, если кому потом проболтаетесь, пеняйте на себя! Итак, с какого места начнем?!

+1

66

— Простите… кузина? Неужели так тесен этот мир? — Вальд удивлённо хлопая глазами смотрел на трампессу, — только вчера она мне рассказывала про этого самого Эдварда, и вот снова…
В такое совпадение было сложно поверить. Куда проще было думать, что всё это сон. А раз так, можно расслабиться и беззаботно купаться в потоке грёз, не особо заботясь о том, куда они приведут.

Угощение оказалось на редкость аппетитным, и в то же время достаточным чтобы унять даже его дикий голод. Сначала торопливо проглотив несколько кусков, Мар уже смаковал каждую порцию, отправленную в рот, не особо стесняясь этого. Даже на вопрос о добавки он решил не отвечать, лишь, словно передразнивая, медленно облизал вилку. А тем временем вампиресса уже приземлилась на стул вплотную к учёному, и завела речь о весьма необычной услуге. Он выслушал, непрерывно глядя в лицо. Но не в глаза, но куда-то на нос, или скорее на щёку с крайне сосредоточенным видом. Затем взял лежащее неподалёку полотенце, сложил его острым углом, и быстрым движением снял со щеки капельку сливок.
— Вот. Больше оно нам мешать не будет! Так, что вы там говорили? — отогнув с угла страницы, он пролистал рукопись, что уже лежала на коленях, — Отрепетировать… это? Я, конечно, обязан вам за столь тёплый приём, но, прямо скажем, совсем не ожидал такой просьбы! И, знаете что, я сам никогда не занимался ничем подобным, даже на учёбе отлынивал от всякой самодеятельности. Как будто делать студентам больше нечего, кроме как строить рожи со сцены у всех на виду… О, не надо снова меня уговаривать, достаточно-достаточно. То, что вы уже сказали, всё же само по себе весьма занятно!.. — учёный заговорщицки прищурил глаз, — Вы меня спрашиваете, с чего начать? Это я вас должен спрашивать.
Вальд снова развернул сценарий, и он открылся как раз на том самом месте, что больше всего смущал вампирессу, точно так, как это сделала бы книга, которую долго держали открытой на одной странице.
— Ох, что же будет, узнай об этом Найтлорд. Может, и его вы тоже знаете? — вздохнул Мар, — Ладно, давайте ненадолго забудем про недалёких профурсеток и тщательно изучим материал. Всё таки на кону судьба кинеграфии, а кинеграфия — это вам не amoracia canis*! Так, где читать — тут? Ага, вижу…
Он внимательно прочитал строчку сценария. Потом ещё раз. Затем ещё раз на всякий случай вслух:
— «Страстно целуются»… Подробное описание, ничего не скажешь! Как это, страстно? Вы ведь умеете страстно целоваться?..
Разглядев нарастающую растерянность девушки, учёный приложил кулак ко рту и сосредоточенно наморщил лоб.
— О, вы же любите эти, — вдруг просветлев, он стащил со стола сдобу и выставил её на уровне глаз, — булочки? Тогда сделаем так: будем есть её с двух концов… пока целиком не съедим. Всё равно её потом вырежет Эдвард. Знаете, как он умеет фотографии обрабатывать? Талант! Или… — он подтянул ещё и сливки, — лучше с этим? Только без рук. Что скажете, достоверно получится?

-----------------------------------------------------
* Растение вида хрен собачий (лат.), о лечебной эффективности которого в кругах алхимиков давно идут жаркие споры.

+1

67

— Ну, учитывая, что вы мужчина и довольно привлекательной наружности, я почему-то предположила... — пробормотала Калерия, на всякий случай ещё разок, внимательно рассматривая сидящего напротив человека. — Прибавим к этому интеллект, остроумие и интересную деятельность... женщины должны были заинтересоваться?! Да, и на нерешительного человека вы не похожи... странно, что опыта мало. Ой, простите меня, я перешла границы дозволенного.
Трампесса вспыхнула и поспешила исправить ситуацию, примирительно дотрагиваясь ладонью до запястья гостя и сердечно пожимая оное. Мару надо отдать должное, как настоящему джентльмену. Прозорливый молодой человек предложил действовать хоть и неординарно, но эффективно, корректнейшим образом уходя от, казалось бы, неизбежной близости. С сомнением косясь на булочку, девушка сразу представляет, как приносит на съемочную площадку продовольственную корзинку с ароматным содержимым, в час икс просит режиссера подождать и, под недоумение присутствующих, демонстративно достает булку, которую использует наподобие кляпа, маня при этом пальчиком своего партнера по съемкам, решительно приглашая того приступить к моменту страсти. Хмыкнув, вампиресса пожимает плечами, мол всё в жизни бывает и, подхватывая сдобу из руки Вальда, приступает к оттачиванию театрального мастерства. Правда, «кляп» моментально оказывается во рту мужчины, сама же особа откашливается, приосанивается и, держа перед глазами сценарий, драматично начинает:
— Слышится хлопок, стены содрогаются от взрывной волны, шум, пыль, запах пороха. Таамрил, пошатываясь и щурясь, выходит наконец-то на волю, где, после нескольких секунд, ей удается рассмотреть своего спасителя. Аферис! О, милый Аферис! Тут, как бы радуетесь вы в роли возлюбленного... улыбнитесь хоть глазами... почти получилось, ну ладно, сойдет. И пошли объятия... эм, как бы тут...
Поерзав на месте, Калерия наклонилась вначале влево, но, передумав, подалась вперед, заходя с правой стороны, вгрызаясь с хрустом в румяный сдобный бок. Крошки моментально усеяли коленки милующихся и дама, переключаясь на данную случайность, не самым изящным образом, поспешила стряхнуть их на пол, умудрившись при этом мазнуть лбом по носу Мара.
— Фуфс.
Незадачливо почесав место соприкосновения, дама интенсивно зашевелила челюстью, стараясь как можно скорее покончить с куском, но тот предательски иссушил горло, не желая проглатываться. Подняв указательный палец вверх, прося минуточку, Калерия поспешила раздобыть воды, пока выпечка не стала для нее посмертно любимой. Сдерживая приступ, хозяйка дома наполнила высокий стакан прозрачной живокостью из-под крана наполовину, разбавляя ее после кипяточком из чайника и с жадностью припала к сосуду, ощущая, как еда уже без затруднений проходит дальше.
— Господин Мар, думаю для подобных практик нам желательно раздобыть менее сыпучий и сухой материал, а то на экране потом из сердца предательски посыпятся крошки. Уф... знаете, я чуть позже посмотрю нет ли у меня лакричных палочек. Они поудобнее будут. Я вот еще поинтересоваться хотела. — Вампиресса вернулась на свое место, принеся на всякий случай графинчик с водой. — Почему без рук? Разве спасенная принцесса не должна льнут к груди своего принца? Хотя, он вроде бы ей там изменил с матерью, но все же, не по своей воли. Или я вам не нравлюсь? Ладно, оставьте. Давайте пробежимся сначала появления Таамрил, правда тут вам выпадает роль сокамерницы. Начинайте с этой строки...

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в семнадцать дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

+1

68

К радости Вальда, дурацкая идея пришлась по душе новоиспечённой актрисе. «Да, это вам не научный симпозиум, отметил про себя Мар, где даже выверенное до последней цифры предложение готовы зарубить на корню, просто объявив слишком радикальным». Получив булку в своё распоряжение, он ощущал себя котом, сумевшим стащить с хозяйского стола угощение достаточно изящно, чтобы не получить вдогонку тапкой, и, раздув ноздри, вдыхал аромат выпечки, и наслаждался вкусом, наблюдая за неравной борьбой вампирессы с куском хлеба горле.

— Почему без рук? А, не берите в голову. Делайте ими что хотите, только не выдавайте существование булки в кадре, я про это, — пояснил Мар, дожёвывая сдобу, — Эх, милсдарь Эдвард наверняка покрутит пальцем у виска…

Получив от Калерии указание начать с самой первой сцены, Вальд спорить не стал — ведь и в самом деле никакой разницы, с чего начинать, а упражнения с хлебобулочными изделиями (или лакричными палочками, если будет так угодно) можно оставить на момент, когда двое немного проголодаются.
— Вы так ни чиха от них не получает!.. Так, постойте, это разве не ваша фраза? — учёный ещё раз внимательно вгляделся в то место, где только что был пальчик вампирессы, — А, вот же выше: Выпустите… — он задрал голову, насколько это возможно, чтобы одним глазом подглядывать в текст, и попытался взять регистр повыше: …Выпустите меня немедленно! Это неслыханно! Где ваши дипломатические манеры?..

Такое неестественное напряжение в голосе продрало связки до кашля, и Мар, схватив первый попавшийся сосуд с жидкостью, залпом осушил его, чтоб успокоить горло.
— Боюсь, я не смогу достоверно изобразить интонацию загнанной лани, уж простите великодушно. Вы наверняка поняли уже, что актёрское мастерство — это не моё, — голос его слегка охрип и стал ещё меньше подходить сокамернице, — А мне точно надо было это говорить? И вообще-то тут нужен реквизит посложнее булки, — обратил он внимание, пробежав глазами текст сцены до конца, — Вот скажите, у вас есть зверёк размером с голубя? Пусть даже, как здесь сказано, из плюша? И вот это: записная книжечка для бала? Давайте поищем что-то подходящее, а не найдём, то…
Тут Вальд хотел было предложить использовать свои блокнот и свёрток инструмента, и полез было за пояс, где их спрятал, но одёрнул себя от слишком вольной интерпретации сценария. Подобный авангардизм был, как ему казалось, не в ходу в аристократических кругах, так что этот ход он решил приберечь на крайний случай.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в семнадцать дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Вальд Мар (08.12.2017 01:22)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC