Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»


[Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg9.png
«О, горделивая знать! Не гнушайтесь совершить приятную прогулку в предместья. Тут и свежий воздух, и природа-матушка, и бескрайний простор, и деревенское радушие. И, конечно, лошади. Нет более подходящего места для выращивания этих свободолюбивых и грациозных созданий. Желаете приобрести племенного скакуна? Нет проблем! Желаете заняться конным спортом, научиться держаться в седле? Милости просим! Да и про детишек мы не забываем. Пять очаровательных пони и не менее очаровательный ослик ждут маленьких друзей! Желаете продать лошадку? Давайте посмотрим, что у вас за скакун! О, а быть может, вам нужен „жених“ или „невеста“? Производители у нас отменные! „Клейборн-Фарм“ — конезавод, который с радостью предложит вам самые лучшие породы лошадей. Мы специализируемся на:
— спортивных скакунах (конкур, выездка, троеборие);
— легкоупряжных;
— верховых, прогулочных (лошади хобби класса).
Наши подопечные участвуют на всех крупных состязаниях, выставках, ярмарках. Приходите и сами убедитесь в их достоинствах. Пусть конезавод молод, но он уже сотрудничает с самыми крупными племенными заводами во всем мире. Мы развиваемся. Мы готовы вас удивлять».
Текст рекламного плаката «Клейборн-Фарм»
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

«Клейборн-Фарм» состоит из: здания администрации; конюшни на сто денников; маточного отделения на пятьдесят денников; пяти левад (две из них для маточного отделения); плаца для тренировок переходящий в крытый манеж; пяти двухэтажных уютных домиков для работников и их семей.

За главной конюшней конного двора находится одна из левад (самая маленькая). Параллельно леваде проходит небольшая тропинка, ведущая к красивому прудику. Обогнув пруд, вы выходите к компактному особнячку с прилегающей конюшней (с первого взгляда конюшню не разглядишь, ибо она кажется продолжением дома). Он носит поэтическое название «Солнечный цветок». Особняк построен из грубого камня, что придает ему некую потрепанность. Но разбитые цветочные клумбы, плодово-ягодный сад, кусты сирени, черемухи придают ему очарования, делая милым и уютным. Ворота хозяйской конюшни соединены с просторным выгулом.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Информация для клиентов и гостей «Клейборн-Фарм»

Породы:

I. Cпорт
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/7.png

Кайсбер Тремп

Информация о породе

Название состоит из фамилий двух заводчиков приложивших «руку» в ее создании. Основоположниками стали Йозеф Кайсберг и совсем юная на тот момент Калерия фон Трамплтон. Породу вывели на конном заводе Кайсбера, что находится в Сибруке. Этот завод был построен изначально для разведения чистокровных племенных лошадей. Территория очень большая — 15000 акров земли. Тут выращивают не только лауреатов разнообразных состязаний и конкурсов, но также тут была выращена самая красивая в мире лошадь. На заводе был основательно продуман план и стратегия разведения данной породы. Хотя Кайсбер Фельвер был выведен 60 лет назад, он имеет те особенности, которые так важны в наше время для конного спорта. Это и прекрасное телосложение, и способность двигаться определенным образом, и покладистый характер. К сожалению, Ассоциация конного спорта и коневодства пока рассматривает официальную регистрацию породы. И тем не менее заводчики этих скакунов продолжают бороться за признание Кайсбер Тремп. На сегодняшний день лошадям дозволено принимать участие во всех спортивных соревнованиях. Но если жеребца собираются использовать для размножения, то требуется получить разрешение специально предназначенного для этого комитета.

Масть: имеют разнообразную окраску, есть в том числе и пегие с роскошной белой гривой.
Характер: выносливая, целеустремленная лошадь. Покладиста, умна, легко обучаема и предана своему хозяину.
Высота в холке: 160–170 см.
Порода разводится только на конном заводе Кайсбера и «Клейборн-Фарм».

II. Под седло (лошади хобби класса, прогулочного класса):
1. Иберийская

Информация о породе

Выведена порода в Ла-Витра. Многие их называют «сыновьями ветра». К характерным признакам иберийской породы относятся широкий лоб, большие, зачастую миндалевидные выразительные глаза, прямой или орлиный (горбоносый) профиль, длинная крутая шея, короткий и сильный корпус, сильная поясница, круп скругленной формы, крепкие ноги, длинные хвосты и гривы (зачастую волнистые). Отличаются они невероятной гибкостью, редким равновесием и элегантностью. У них прекрасно развит тормозящий момент, что и позволило рассматривать породу как хорошую военную и верховую.

Масть: серая, гнедая, темно-гнедая.
Характер: отличаются уравновешенностью, смелостью, сообразительностью. Наделены редкой добротой к человеку, очень привязываются к хозяину.
Высота в холке: 152–162 см. (в среднем), хотя встречаются особи более крупные до 170 см.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/6.png
Пасо фино

Информация о породе

Почему рекомендуем пасо как лучшую лошадь хобби-класса? Это универсальная лошадь, способная адаптироваться к самым различным климатическим условиям. Они демонстрируют замечательную многогранность не только в шоу-ринге, но и в пробегах, в выездке. Пасо фино стали «терапевтами» для повреждённых людских спин, бёдер и коленей. Невысокий пасо может везти взрослого человека и вьюк по самым трудным и плохим дорогам, не особо при этом напрягаясь. Пасо с ростом 146 см в холке обычно может нести больше веса, особенно на дальние расстояния, чем чистокровка в 160–170 см. Тем всадникам, которые гордо заявляют «у меня высокая лошадь, я не езжу на таких пони!», следует опасаться этих энергичных «пони». Они оставят вас и вашу лошадь в пыли на походных тропах. Они полны энергии и комфорта мягчайшего в конном мире хода!

Название породы пасо фино переводится как «превосходный аллюр». История ее началась в Хастисе три века назад. Скрещивание местных лошадей с берберийскими позволило получить породу «хастианский дженнет». Дженнет не только обладали необычно комфортабельным аллюром, но также были способны передавать этот аллюр своему потомству. Результатом скрещивания этих лошадей были лошади с исключительно мягким аллюром, которые смогли развиться в породу пасо фино.

Экстерьер: голова пасо фино должна быть пропорциональна корпусу, не слишком маленькой или большой; профиль предпочтительно прямой. Глаза большие и хорошо расположены, очень выразительны, белки не должны быть чрезмерно большими. Уши — маленькие, близко посаженные, кончики вогнуты внутрь. Ноздри — большие и подвижные. Общее впечатление — хорошей формы, внимательная и умная морда. Шея грациозно изогнута, средней длины. Плечи косо поставлены, грудь глубокая, умеренная по ширине. Холка средне выражена, не высокая, плавно переходящая в спину. Корпус средней длины, высота в холке должна быть несколько короче косой длины туловища. Круп сильный и хорошо обмускуленный, немного свислый. Хвост при движении держится на отлете. Ноги стройные с крепкими костями и сильными, хорошо отбитыми сухожилиями, предплечья длинные, пять более короткая. Костяк сильный, крепкий, а суставы хорошо выражены(сильные). Хвост, грива длинные и пышные.
Ход: горизонтальный четырёхтактный аллюр — выделяет пасо фино в конном мире. Пасо обладают врожденной способностью к иноходи. При движении, передние ноги выбрасываются не вперед, а вбок. При этом, ход очень мягкий и необременительный для всадника. У них свободный шаг, и многие из них демонстрируют сокращённый кентер на свободном ходу. При этом аллюре, круп или плечи животного практически неподвижны. Основные аллюры (в зависимости от скорости) называются: пасо фино, пасо корто и пасо ларго. Это врожденные аллюры этой породы, не требующие специальной подготовки лошади. Корто — аллюр средней скорости, сопоставимый по резвости с рысью. Он — обычный аллюр для дальних поездок. Хорошо подготовленный пасо фино может двигаться этим аллюром часами (всадник не устает при этом). Ларго — еще более резвая версия такого же аллюра. Лошадь, идущая ларго, может покрывать землю с перехватывающей дыхание скоростью, в то время как все еще обеспечивает безопасность и устойчивую посадку седока. Они так же движутся шагом и галопом.
Масть: встречаются любые масти и отметины.
Характер: очень дружелюбный, кажется, они получают истинное удовольствие от общения с человеком. Они подвижны и усердны в работе. Послушны, но чувствительны, очень упорны. С ярко выраженной индивидуальностью.
Высота в холке: колеблется между 136–156 см. Рост полностью завершается в возрасте 5-и лет.

III. Под упряжь:
1. Кладрубская

Информация о породе

Старейшая жамэйская порода лошадей и одна из старейших упряжных пород в мире. Главный центр разведения — Кладрубский конный завод в Жамэе, основанный в 1572 г.

Экстерьер: кладрубер имеет бруггианское и дракенфуртское происхождение. Голова у лошадей благородная: большая, с широким лбом, выступающими ганашами, «бараньим» профилем, большими глазами, длинными ушами и широкими ноздрями. Шея пропорциональная, мускулистая и изогнутая. Холка не очень выступающая, спинопоясничная линия длинная и прямая, круп широкий, короткий и выпуклый. Грудь развернутая, живот широкий и глубокий. Ноги имеют хорошую постановку, выносливые: предплечья мощные, пясти тонкие, но крепкие; скакательные суставы широкие и сухие, сухожилия сильные и выделяющиеся. Обладают долголетием.
Масть: вороная или серая.
Характер: лошади этой породы добронравны, послушны, но могут быть резвыми, когда требуется.
Высота в холке: 163–177 см.

2. Мудершнапская гнедая

Информация о породе

Порода крупных упряжных лошадей гнедой масти, выведенная в Мудершнапсе путем систематического скрещивания местных кобыл с чистокровными верховыми жеребцами. Пригодны для разъездов в легких экипажах и перевозки грузов. Кроме великолепных охотничьих и экипажных типов, из мудершнапских гнедых при скрещивании с чистокровными получаются первоклассные конкурные лошади.

Ход: она двигается правильно, прямо и свободно (быстрые аллюры для неё не характерны), у неё достаточно широкий шаг от плеча.
Экстерьер: голова не маленькая и не большая, шея длинная и стройная, плечо косое, туловище широкое, бедра мускулистые, хвост хорошо посажен, ноги стройные, даже сухие, копыта сильные и крепкие, правильной формы.
Масть: окрас может быть гнедой с черными гривой, хвостом и конечностями. Белый окрас не встречается, за исключением маленькой белой звездочки.
Характер: лёгкий, спокойный.
Высота в холке: от 163 до 168 см.

По всем вопросам (или с предложениями) обращайтесь в здание администрации. Наши сотрудники с радостью вам помогут. Если вы хотите встретиться лично с мазель Калерией фон Трамплтон, просим заранее предупредить о своем визите, написав письмо. С уважением, администрация «Клейборн-Фарм».

(Калерия фон Трамплтон)

+2

2

Начало игры
3 марта 1828 года.

Немного пошатываясь, из конюшни (маточного отделения) вышла рыжая вампиресса. Калерия фон Трамплтон выглядела изнеможенной и отрешенной от мира сего. В волосах торчали запутавшиеся травинки, да что там говорить, сами локоны походили на стог сена. Брюки и рубашка промокли от воды, конского пота и плодных вод. Вытерев тыльной стороной ладони взмокший лоб и, одновременно, отбросив выбившуюся влажную прядь волос, вампиресса победно выдохнула. Закончилась напряженная жизнь обитателей конезавода. Слава Святой Розе, Дафна ожеребилась. Но каких жертв это стоило! Хорошо хоть без смертельного исхода. Во время жеребости, кобылу словно подменили, в нее будто вселился сам Моргот. Все 350 дней конюшня жила, как на поле боя. Из добродушной рабочей лошадки, Дафна превратилась в беспокойную фурию. Первые 4 месяца кобыла гоняла всех и вся. Конюхи и ветеринары, по одному к ней не подходили, спиной к ней не поворачивались и вообще, от других лошадей (особенно от мамаш) ее изолировали. Пару раз, сама Калерия позорно спасалась бегством, имея невезение проведать бестию в леваде. Во второй половине жеребости, когда кобыле было уже тяжеловато бегать (плод оказался крупным), она кусалась, била копытами, толкалась и зажимала (если вы, имея неосторожность, зазевались в деннике). Работникам нужно отдать должное. Несмотря на то, что все ходили с синяками, стойкость и терпение никто не потерял. А уж за месяц до выжеребки, начались проблемы со здоровьем. Кобыла сильно отекала. Ноги превратились в четыре негнущихся столбика, приходилось ее буквально упрашивать и подталкивать, чтобы хоть пятнадцать минут она прогулялась. Дафна даже лечь не могла, чувствуя, что встать уже не сможет. Но вредность и дикость кобыла не теряла. Нет, нет, да и цапнет. Понимая, что выжеребка может пройти с осложнениями, Калерия решила поселиться в деннике за неделю до назначенного срока. И не ошиблась. Роды начались раньше на два дня, но это пугало меньше, чем сам процесс. Малыш полез боком и... застрял. Взволнованная кобыла не могла вытолкнуть плод. Пришлось Калерии вместе с Куртом помогать Дафне, а именно, аккуратно тянуть. Сколько на все ушло времени сказать сложно, казалось, что ушли часы ожидания, прежде чем удалось «освободить» малыша. Уже когда Дафна вылизывала своего детеныша, Калерия рухнула на подстилку, с облегчением вглядываясь в потолок. На свет появился новый жеребчик. Живой и здоровый. Слава Розе, уже сейчас, он был больше похож на отца, чем на смешную низкорослую мать.
— Хорошо сегодня! — следом за вампирессой, на свежий воздух вышел мужчина средних лет. У него было приятное добродушное лицо, большие карие глаза, волевой подбородок с ямочкой, тонкие губы и легкая седина на бакенбардах. Жесткие угольно-черные волосы были растрепанны. Одежда липкая, влажная. Руки перепачканы. Мужчина, кряхтя, потянулся и по-дружески хлопнул вампирессу по плечу. На рубашке тут же остался красноватый след от пятерни.
— Нет, определенно хорошо. Кали, не молчи! Ты должна радоваться, что твоя бестия разродилась — это, во-первых. Во-вторых, не пришлось кесарить. В-третьих, жеребчик отличный, уже сейчас проглядывается ладный экстерьер. Кто бы мог подумать, что у этой нескладной Дафны выгорит с Грандом и в итоге, получится такая прелесть?! Я лично, готов был поклясться, что получится неуклюжая кобылка. Ан нет, папашины гены дают о себе знать. Любопытно за ним понаблюдать будет. Слушай, а может, новую породу выведем?!
— Мысль не плохая, но чревата неудачей. Еще не известно, какой характер у него будет.
— Мда уж. А то, как окрепнет, как проявятся мамкины гены. Тогда только в путь. Будем кроссы наматывать всей конюшней.
— Сплюнь, нам и этих месяцев хватило сполна. Наши конюхи уже могут в юстициары идти... психологически и физически, им уже ничего не страшно.
— Ха ха... особенно психологическая. Тебе не досталось часом? А то я успел заметить, что прихрамываешь.
— Досталось. Она меня придавила пару раз крупом, а перед схватками укусила за бок. Мол, хватит спать, я рожаю. — Удрученно хмыкнула вампиресса и подняла рубашку. Взору ветеринара предстала оголенная часть талии. Брови мужчины стремительно поползли вверх, но столь бурная реакция была вызвана отнюдь не смелым жестом мазель. На теле вампирессы багровели два огромных кровоподтека. Видать кобыла от всей души приложилась зубами.
Справившись с удивлением, Курт нахмурился и, задрав рубашку Калерии чуть больше, присел на корточки.
— Не хочешь в лазарет сходить со мной? — сказал мужчина, внимательно разглядывая поврежденный участок. — Я хотя бы припухлость сниму и мазью обработаю.
— Да нет, спасибо. Это всего лишь... Ааа!
— Угу, я вижу. Всего лишь «Ааа» — саркастически хмыкнул ветеринар, убирая руку от кровоподтека.
— Вот обязательно надо было тыкнуть?! — глаза Калерии заблестели от выступивших слез. Боль была жуткой и нарастающей.
— Моя бесстыдная мазель! Что это вы тут устроили, у всех на виду? А вы, милсдарь, как вам не совестно? При живой жене, тискать молодую вампирессу! Седина в бороду, бестия в ребро?! — на горизонте появилась вездесущая Кристина. Возмущенная девушка отчитывала их на пол конного двора. Но поравнявшись с Калерией, ее взгляд опустился на оголенный участок тела, замечая синяк. — Святая Роза! Какой кошмар! Я давно говорила, что это морготское отродье нужно продать, хватит с нас бардака. Какой ужас...
— Мое милое дитя, — Калерия иронично ухмыльнулась, поправила рубаху и потрепала золотоволосую особу по щеке. — Ты реагируешь слишком драматично. А тебе это не свойственно. Что-то случилось?
Кристина негодующе отстранилась. Она не любила когда с ней обращались как с ребенком, ведь ей недавно исполнилось 20! При всем своем возрасте, девушка казалась еще по-детской хрупкой и наивной, из-за этого часто приходилось требовать, доказывать, - будь-то словами, поступками, суровым, решительным взглядом - что она достаточно взрослая для полноценной жизни, для серьезной работы. Калерия это прекрасно понимала, но не могла с собой ничего поделать. Будучи дочкой поварихи (служащий в доме отца), золотоволосая малышка выросла у нее на глазах. Она была ей как младшая сестренка. Стоило Кристине достигнуть 17-ти лет, рыжая особа предложила ей ставку секретаря. Из-за чувства ответственности, старательности, любознательности, умении вести переговоры и договариваться на выгодных условиях, собранности, сдержанности граничащей со строгостью — Крис была незаменима!
— Пришло письмо от организаторов ярмарки, — взяв себя в руки, проговорила девушка и протянула увесистый конверт. — Ассоциация признала наших тремпов и, если мы захотим, можем заявить их в демонстрационной выводке. Но только как тип, а не породу и у них условия. Во-первых, мы должны заявит лишь двух племенных производителя. Во-вторых, мы должны объединиться с конезаводом Кейсбера, без него наших лошадей не допустят.
Услышав слова девушки, Калерия вцепилась в руку поднявшегося Курта. Хотелось смеяться, кружиться, ликовать, носиться между левадами и громко кричать. Но вместо этого на губах у нее заиграла торжественная улыбка.
— У нас... получилось? — ошарашенный ветеринар переводил взгляд от маленькой хозяйки к блондинистому секретарю.
— Я назову жеребца Счастливый день. — Калерия не могла прийти в себя и не верила своим ушам. — Еще, должна написать Йозефу. Ему тоже должны были прислать подобное. Не верю... пятьдесят лет прошло. Пятьдесят!!! О, Роза, если это шутка, я их убью. А если не убью, то покалечу! Ну, а если у меня не получится до них добраться... Кейсбер в долгу не останется. Признают? Официально? Ха... пусть как тип. После ярмарки, признают как породу! Клянусь Розой, мы им докажем на что способны, раз они еще не поняли.
— На шутку это не похоже. — Деликатно заметила Крис. — Мне заполнять бланк?
— После того как нам ответит Йозеф.
— Ты думаешь, он откажется от возможности официально заявить о новой породе, выведенной вами? — парировала Кристина.
— Малыш, столько лет насмешливых отмашек, кого хочешь выбьют из колеи.- Калерия задумчиво закусила губу. — Надо быть готовым ко всему. Но, подобный шанс упускать нельзя.
Решительно тряхнув головой, вампиресса скрестила рука на груди.
— Кристина, пишешь Кейсберу письмо, немедля. Курт. Переодеваешься, обедаешь и на медосмотр. Я. Переодеваюсь, на осмотр, на прогулку до торгового квартала. Всем все ясно? Раз вопросов больше...
— Нет, — решительно произнес ветеринар, цепко хватая Калерию под локоть. — Не согласен! Ты идешь со мной, переодеваешься, в лазарете обрабатываешь синяк, а потом на все четыре стороны.
— Возражаю! — надув щеки возмутилась рыжая особа, пытаясь высвободиться. Перспектива провести невесело время в лазарете, ее не прельщала. Уж лучше пусть само заживает. Но оппоненты были неумолимы.
— Поддерживаю вариант милсдаря, — бесспорно и нравоучительно произнесла Крис. — 2:1 в нашу пользу. милсдарь Курт, уводите. мазель, не волнуйтесь, больно не будет.
Белокурая особа язвительно улыбнулась и озорно вздернув носик, пошла выполнять задание.
«Печаль. Меня предали. Несносная маленькая мстительница», — вздыхая, беззлобно подумала Калерия, нехотя тащась за ветеринаром.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (21.08.2012 11:41)

+5

3

Калерию выпустили из лазарета спустя полтора часа. Ветеринар, по настоятельной просьбе вампирессы, передал ее в умелые руки человеческого доктора — Мариям Рифли. Стоило женщине увидеть «маленькую хозяйку большого дома», она всплеснула руками, выпроводила и без того пятившегося к двери Курта и, повела рыжую особу в глубь лазарета. Сопротивляющуюся трампессу отмыли, поврежденный участок обработали, наложили повязку, переодели. Чтобы уравновесить баланс везения и невезения в жизни вампирессы, сердобольная Мариям снабдила ее: десятью сладкими пирожками, флягой брусничного сока, маленьким кульком леденцов и пятью душистыми яблоками. Как это все вместилось в сумку, неизвестно. Ясно одно — растроганная Калерия, была отпущена с Розой.
Поправив увесистую сумку на плече и выудив из нее один пирожок, рыжая трампесса неспешно двинулась в сторону левад. «Как все занятно складывается. Нежданно-негаданно, а решили нас признать. Хмм... как тип? Почему как тип??! Наши скакуны достойны быть признанны, как порода! Они знают, какие у нас племенные производители, знают, каких результатов добиваются лошади на состязания! Знают, что они идеально подходят на разные спортивные дисциплины. Это не узкопрофильная скаковая! Моргот бы их побрал! Сколько можно мучить и издеваться! Я не оставлю их в покое, пока не добьюсь окончательного признания! Клянусь, Роза!» Вампиресса откусила мягкое тесто и резко остановилась около одной из левад. «Нет, это не справедливо. Мало того, что они мурыжат нас пятьдесят лет, заставляют регистрировать каждого нового производителя, дотошно придираясь, при этом, к каждой мелочи... так еще и неизвестно что задумали. Так просто, небрежно кинуть одобрение — подачку. Ну, мы вам устроим! Хотите шоу, будет вам шоу! С фейерверком». Хитро сверкнув изумрудными глазами, Калерия облокотилась на деревянную перекладину и устремила взгляд вдаль. По ее ощущениям, весна должна быть теплой и приятной, а лето не слишком знойным. Закрыв глаза, она устало вздохнула и чуть перевесилась на перекладине. Поднялся ветер и растрепал рыжие локоны, но трампесса не обратила на это внимание, даже не поежилась, а лишь опустила голову вниз.
«Необходимо решить, кого готовить к показательной выводке. Стоит взять одного производителя и, как минимум, двоих скакунов на продажу. Присмотрюсь-ка я к молодняку?! Хотя, объездить пятерых в течение трех месяцев? Что же, будет забавно! "Подростки" у нас резвые уродились». Калерия хмыкнула, а в ответ, неожиданно, раздалось поддерживающее фырканье. Сквозь развеваемые на ветру локоны, она увидела изящные черные копытца. А, через секунду, вампиресса засмеялась, рискуя навернуться. Мягкие лошадиные губы, коснулись макушки, нежно перебирая волосы и обдавая горячим дыханием. Было ужасно щекотно, а четвероногому созданию, явно нравилась подобная игра. Сумев оттолкнуть изящную мордочку, вампиресса выпрямилась и убрала локоны с лица. Перед ней стоял гнедой красавец мудерншнапской породы. Он с интересом смотрел на нее и изредка принюхивался. Тряхнув головой, жеребец подошел ближе и потянулся к сумке.
— Гранд, — ласково произнесла Калерия. Гнедой заржал и начал бить передним копытом, — милый Гранд. Я тебя поздравляю! Ты стал папой.
Жеребец повел ушами и, фыркнув, потянулся мордой к ее лицу. Не раздумывая, трампесса чмокнула гнедого в бархатистый нос. Ее тут же обдали терпким дыханием.
Расмеявшись, Калерия в момент выудила яблоко из сумки. Жеребец довольно захрапел, предчувствуя угощение.
— Держи. Маленький подарок новоиспеченному родителю. — Откусив кусок от яблока, остальное она протянула гнедому. Гранд благодарно принял яство.
Они вместе радостно захрустели. Пока коняшка наслаждалась подарком, Калерия задумчиво его оглядела. «Может взять на показательные, а малыша Тинки на продажу? Если вывести их вместе, спрос на Тинки увеличится. Гранд отлично сложен, и отлично передаст, как будет выглядеть юнец в пять лет. Хмм... надо вывести их и присмотреться»
— Гранд, хочешь выступать?
Жеребец вскинул голову и махнул хвостом. Он был раздумьях. Калерия улыбнулась и, подняв руку, нарисовала в воздухе два круга. Гранд заржал, развернулся и подпрыгнул. Гнедому явно льстило внимание, поэтому он решил показать себя во всей красе. Он, то носился, то вставал на дыбы, то козлил. Наконец решив, что хозяйке хватит смотреть красоту, Гранд прощально махнул хвостом и умчался вглубь левады.
— Нда, нужно взять его на заметку.
Постояв немного, вампиресса выудила еще один сладкий пирожок и, мурча под нос незамысловатую песенку, двинулась дальше.

+5

4

Начало игры
3 марта 1828 года.

Отчаяние — чувство, знакомое и человеку, и вампиру. Обычно Ария не испытывала столь ярких негативных эмоций, однако на данный период своей жизни медленно, но верно приближалась к критической точке, когда уже не хочется жить. Уже несколько недель она пыталась найти работу, связанную с алхимией, но все ее старания шли прахом: злобный главный библиотекарь постарался как можно хуже отрекомендовать ее во всех учреждениях, где была возможна работа с древними трактатами. Еще бы! Ведь ее поймали прямо в закрытом архиве за чтением древнего фолианта по алхимии, который в руки простого человека не должен был попасть.
Тяжкий вздох сорвался с губ девушки, она тоскливо всмотрелась в даль, где виднелся роскошный особняк, куда она сейчас и направлялась. Идти пришлось долго, так как подъездная дорога была длинной и явно не рассчитана была для пеших прогулок простолюдинов.
Что она забыла в поместье «Флер де Сан»? Работу, конечно же. Промаявшись несколько дней без нормальной еды в своем холодном доме, который не прогревался из-за желания девушки сэкономить на дровах, фон Мольтке пришла к неутешительному выводу: придется на время забыть о своих амбициозных мечтах и спуститься на грешную землю в поисках более простых заработков. Сделать это девушке было очень сложно, ведь цель у нее была — ого-го-го. Не больше, не меньше, чем сделать научное открытие в алхимии и добиться-таки места в Гильдии Алхимиков, куда ей, безродной девчушке, пока вход был заказан. «Вот и как после крушения моих грандиозных планов можно опуститься до того, чтобы идти на поклон к ближайшей мазель в поисках любой работы?»
Около самых ворот Ария остановилась, еще раз тоскливо осмотрев шикарное поместье, виднеющееся сквозь зелень парка.«Когда-то и у моей семьи была подобная роскошь...» Девушка недовольно тряхнула головой, отгоняя мысли, которые она считала недостойными. «Я — дочь своего отца. Он не тосковал по роскошной жизни, значит, и я не буду! Он много добился, начав с нуля. Так что мешает мне?» Фон Мольтке решительно кивнула сама себе. Потом растерянно осмотрелась по сторонам. Ворота были открыты, видимо, приветствуя потенциальных клиентов, которые могли заглянуть на конный завод.
«И куда мне идти? Прямо в поместье?» — девушка скептически осмотрела свой простенький наряд. «Да... Как бы меня тут же не выкинули за пределы угодий. Нет, надо найти хозяйку. Желательно самостоятельно. А то знаю всех этих гувернанток и дворецких: вид высокомернее, чем у их хозяев». Еще один решительный кивок. Шаг. Невольное передергивание плечами. Нет, Ария прекрасно понимала, что шнырять по чужим землям без сопровождения — рискованно. Если кто-то из слуг заподозрит в ней злоумышленницу, потом придется долго объяснять, как она попала в частные владения и почему не обратилась к кому-либо из служащих. Но... так не хотелось общаться со всеми этими снобами-слугами.
«Ладно, если что — притворюсь глупой дурочкой, которая просто не знает, как себя вести в подобных случаях. Благо, внешний вид наводит на подозрения в моих умственных способностях», — с этими мыслями Ария убрала пенсне в кармашек и уверенно зашагала по аккуратным дорожкам, надеясь, что сможет определить, кто же тут является хозяйкой. Нет, имя ей прекрасно было известно, но вот как выглядела эта Калерия фон Трамплтон? Загадка. Только когда же фон Мольтке останавливали подобные сложности? Несмотря на свой нелюдимый характер, жилка авантюриста, доставшаяся ей от отца, не дремала.
— Простите, — вот и первое препятствие: слуга, который явно понял, что не видел ее раньше. Ария постаралась напустить на себя самый независимый вид, какой только умела делать. Даже бровь подняла (специально училась этому жесту, так как знала, что он производит впечатление на невольных зрителей).
— Да? — прохладный тон вкупе с «мордой кирпичом» сделал свое дело — слуга явно растерялся. Фон Мольтке решила не терять времени даром, про себя молясь всем известным ей святым и силам, чтобы ее блеф удался. — Где сейчас находится мазель Калерия фон Трамплтон?
— А... — дальше явно должен был следовать вопрос, а кто она, собственно, такая. Ария тут же нахмурила брови, сверля взглядом своих черных глаз бедного слугу. Тот проглотил так и не заданный вопрос. «Ох, как же я благодарна маменьке за то, что она была черноглазкой. А папеньке — за тяжелый взгляд». — Мазель сейчас около левад.
«Левад? Что, Святая Роза, это означает? Ладно, если размышлять логически, это нечто, связанное с коневодством. Делаем вид, что прекрасно поняли, о чем речь».
— И как мне туда добраться? — вновь приподнятая бровь. Слуга, все еще сомневаясь, стоит ли говорить, смущенно потоптался на месте, но все-таки сдался под требовательным взглядом. Ария, выслушав объяснения, довольно кивнула, поблагодарила, развернулась на каблуках и продолжила свой путь. Удостоверившись, что ее больше не видно, облегченно выдохнула и протерла платочком вспотевшие от нервных переживаний руки. Ускорила шаг, гордо подняв голову. Теперь ее просто не успели бы вежливо окликнуть, а невежливо — не рискнули.
Фон Мольтке сама не поняла, что достаточно быстро добралась до этих «левад». Внимательно огляделась, щурясь. Неподалеку увидела достаточно высокую (по меркам людей) изящную фигурку. Некоторое время понаблюдала за ней. «Она или она? Ай, ладно. Надоело. Если ошибусь — подумаешь, выкинут меня взашей. Не в первой».
— Мазель Калерия фон Трамплтон? — вежливо поинтересовалась Ария, стоило ей только нагнать молодую женщину.

Отредактировано Ария фон Мольтке (25.08.2012 18:33)

+7

5

Полностью погрузившись в свои мысли, Калерия медленно двигалась вдоль левад. Здесь она чувствовала себя спокойно. Это был мир четвероногих красавцев, где они радовались возможности вдоволь насладиться свободой, а не простаивать в стойлах. Даже маленькие жеребята, не смотря на прохладную погоду, довольно носились друг за другом, либо приставали к своим мамашам. Калерия остановилась, наблюдая за смешными малышами. Забавные дурашки на длинных паучьих ножках с куцыми хвостиками. Они так быстро взрослеют, превращаясь в благородных созданий. «Так быстро взрослеют...» сердце предательски сжалось. Ей всегда было больно и грустно осознавать, что настанет тот момент, когда эти дурашки обретут новый дом. Жизнь конезаводчика погруженного в работу разумом и сердцем — как счастье, так и грусть. Но нельзя оставить всех... это нереально. Остается только верить и надеется, что ее «дети», покидая конезавод, живут благополучно.
— Мазель Калерия фон Трамплтон?
Неизвестный голосок вернул трампессу на землю грешную. Калерия повернулась в сторону незнакомки. «Какая необычная девушка... » подумала вампиресса, оглядывая черноволосую незнакомку. Признаемся честно, ее удивил и заинтриговал столь нежданный визит. От девушки исходил такой мощный поток решительности, что он буквально озадачивал. На желающую приобрести лошадь она не походила, ровно, как и на желающую заниматься верховой ездой. Тогда что ее привело? Поняв, что разглядывание незнакомки неприлично затянулось, Калерия тряхнула головой и виновато улыбнулась.
— Простите мое невежество, мазель. — Добродушно произнесла она. — Да, это я. Добро пожаловать в «Клейборн Фарм». Чем могу помочь?
Калерия хотела было предложить девушке чаю, но, не успев произнести предложение, насторожилась.
— мазель, стойте и не шевелитесь, прошу вас. В противном случае, вы окажетесь в вертикальном положении. Ради Розы, не бойтесь и не паникуйте. — Неожиданно Калерия вплотную подошла к девушке и аккуратно взяла за плечи.
Взгляд трампессы был прикован к ближайшему повороту, тело напряглось. Рыжая особа молча ожидала. Чего? Мохнатого урагана всея конезавода. Он не заставил себя долго ждать. Во весь пор, с горящими глазами и высунутым языком, на них мчался огромный серый волкодав — Орест. Территория была для него владением. Он всегда носился то тут, то там, нагоняя ужас на незнакомцев и мешая обитателям. Ну, не то чтоб он был агрессивен. Просто, будучи бдительным сторожем и «хозяином», он совершал набеги-проверки. Обычно, это сопровождалось неожиданным появлением (словно черт из табакерки), сшибанием с ног и беспристрастным обнюхиванием. Если объект не вызывает подозрения, он отпускается с Розой, но уж если вам не повезло — будете лежать, пока не подоспеет помощь, ибо предупредительный оскал не оставляет равнодушным никого. Поймать сию бестию было бесполезным делом, поэтому всех гостей (особенно тех, кто впервые посещает конный двор) и сопровождает кто-то из персонала. Незнакомке повезло, что она встретила Калерию раньше, чем Орест.
Собака тем временем неумолимо приближалась. Заслонив девушку и одновременно чуть прижав к деревянным перекладинам левады, трампесса выставила руки ладонями вперед.
— Орест, стой! — громко приказала она. Пес подскочил и начал крутиться, пытаясь ткнуться носом в незнакомый объект. Ему мешала хозяйка, поэтому он ворчал, но дружелюбно махал хвостом при этом. Поняв, что до незнакомки ему не дадут добраться, волкодав тявкнул и, встав на задние лапы, положил передние на плечи Калерии. Шершавый язык тут же прошелся по щекам трампессы.
— Ну все, все... Орест, фу!! — вампиресса попыталась скинуть с себя увесистую тушку. Это оказалось не просто. Не придумав ничего лучше, как потрепать пса за ушами и пообещать ему угощение, рыжая особа была снисходительно освобождена.
— Сидеть!!!
Успокоившись, волкодав тут же сел, взбивая клубы пыли хвостом. Черные глаза неотрывно наблюдали за особами, в них читался задор и любопытство, граничащее с любовью и преданностью. Карелия вытерла лицо рукавом и порылась в сумке.
— Я тебе кидаю пирожок, а ты бежишь к поместью. Договорились?
Орест согласно гавкнул. Рассмеявшись, рыжая особа подкинула мучное изделие, которое моментально скрылось в зубастой пасти.
— К поместью. Вперед, дружок. — Трампесса махнула рукой.
Волкодав поколебался, в последний раз посмотрел на незнакомку, принюхался и, утолив свое любопытство, посеменил прочь.
— Ох. — Калерия повернулась к гостье, — с вами все в порядке? Я вас так прижала. Нигде не болит? Уж извините за пса, мазель. Вот такой вот монстр вырос, на нашу голову. Но не переживайте, в следующий раз он так себя вести не будет. Испытание вы прошли. А пойдемте, выпьем чаю?! Не знаю вашего имени, мазель, но с удовольствием послушаю цель визита.
Калерия улыбнулась и деликатно подхватила девушку под руку.

+7

6

Если бы на месте высокородной мазель оказалась бы какая-нибудь простая женщина, то Ария бы уже сложила руки на груди и грозно притоптывала бы сапожком землю, намекая, что уже пора бы обратить на нее внимание и хоть как-то отреагировать. Не любила фон Мольтке пристального внимания к своей персоне, хотя сама могла минутами наблюдать за понравившимся ей объектом. Собственно, чем она и занялась, чтобы не нервничать. Больно уж долго мазель молчала, поэтому девушка решила занять свой мозг анализом внешнего вида будущей собеседницы.
В ее изучающем взгляде не были ни вызова, ни дерзости — лишь вежливое любопытство. Будучи ученым, Ария всегда правильно рассчитывала пропорции тех эмоций, которые необходимо было отразить на своем лице и в глазах. Нет, конечно, девушка не всегда могла справиться с собственной мимикой, но все-таки умела находить грань в общении с людьми и вампирами, которая не обнажала некоторой... хм... своевольности ее натуры.
«И все же, какие вампиры красивые...» — тихий вздох сорвался с губ одновременно с первыми словами Калерии фон Трамплтон. Фон Мольтке мысленно настроилась на сложный деловой разговор, даже подобралась, словно готовилась к прыжку. Что в недалеком будущем спасло ее от синяков, которые могли остаться от «знакомства» с оградой.
Чему в свое время научил ее отец, так это правильно угадывать командный, но доброжелательный тон и беспрекословно ему подчиняться. Вот и сейчас Ария просто застыла, пытаясь угадать, чем же вызвано столь непонятное поведение вампирессы. Страха не было, хотя в голове даже промелькнула безумная мысль, что аристократка заметила потенциального покусителя на свою жизнь и теперь соображает, как бы быстрее его прикончить, при этом не нанеся вреда внезапной гостье. Эта идея и еще несколько более бредовых промелькнули в сознании за считанные секунды, а сама фон Мольтке обратилась в слух, который у нее был достаточно хорошо развит.
Откуда-то издалека послышался странный звук, который Ария охарактеризовала, как «мохнатый топот». Живя в деревне, девушка сразу поняла, что этот топот принадлежит достаточно большой собаке. «Мазель отнеслась ко мне доброжелательно, значит, не спустит пса», — почему-то не было сомнений, что это именно сторожевой пес. Зачем еще аристократке держать такого монстра? Умом-то фон Мольтке понимала это, а вот страх уже успел забраться в душу, стоило только хорошенько приложиться к ограде и увидеть огромного волкодава. К стыду своему, она не удержалась от сдавленного писка.
Сердце бешено застучало, а в легких начало катастрофически не хватать воздуха. Нет, Ария была здорова, просто болезненное детство иногда давало о себе знать в самые неподходящие моменты. «Успокойся! — мысли начинали отдавать легкой паникой. — Это же просто смешно, фон Мольтке! Ты кучи здоровенных агрессивных мужиков не боишься, а тут дружелюбной псинки испугалась чуть ли не до обморока! Дыши, Моргот тебя побери, дыши!» Увы, сколь бы не был светел ум человека, эмоции зачастую правят его жизнью.
Ария прекрасно видела, что пес не причинит ей зла, что это весьма дружелюбное создание, вот только первичный ужас от пережитой картинки надвигающегося на тебя огромного пса никуда не делся. Хотя фон Мольтке по праву считала себя сильной духом, но порой уступала перед человеческими слабостями. Проклятое тело, уже закаленное и здоровое, в который раз подводило ее. Дышать было сложно, а перед глазами начали проступать черные точки. Девушка уже не слышала, что говорит мазель, улавливала лишь ласковый тон по отношению к волкодаву. Она изо всех сил старалась успокоиться и прийти в себя. Очень уж не хотелось показаться перед кем-либо в образе припадочной дамочки, которой она не являлась.
«Святая Роза, почему именно сейчас? Почему именно перед вампиром?», — Ария ненавидела проявлять свои слабости. Поэтому постаралась сосредоточиться на голосе Калерии фон Трамплтон и сделать вид, что ничего страшного не случилось, хотя колени вот-вот грозили подогнуться. «Ну не была я готова к атаке этого монстрообразного куска шерсти!» Лучше от таких мыслей не стало.
— Я. Да... — слова из горла вылетели с тихим присвистом. Дышать легче не становилось, ожидаемо закружилась голова. — Не беспокойтесь. Я успела сгруппироваться.
Короткие фразы, слабая улыбка на бледном лице. Сейчас Ария даже мимолетом порадовалась, что ничего не нацепила на волосы. Бант бы точно сбился набок, и вид у нее был бы самый жалкий.
— А? — фон Мольтке не успела опомниться, как ее уже куда-то решительно потащили. А ноги-то не держали, голова все еще кружилась. Судорожный выдох. Пришлось вцепиться в руку девушки, только бы не упасть. — Постойте, мазель. Позвольте мне немного прийти в себя.
Высвободившись из хватки вампирессы, Ария прислонилась обратно к ограде, а потом и вовсе сползла вниз, утыкаясь лбом в согнутые колени, накрывая голову руками, пытаясь выровнять дыхание. Непозволительное поведение в высшем обществе. «Мне можно. Я из простого народа».
— Да уж, точно монстр. Такой ночью выскочит на пути, можно и разрыв сердца схлопотать... — видимо, она все-таки не до конца пришла в себя, раз в таком насмешливо-язвительном тоне позволила себе разговаривать с аристократкой. Прошло около минуты, прежде чем Ария сообразила что и кому она только что сказала. Осознав, девушка подскочила как ужаленная, правда, тут же покачнулась, но удержалась на ногах.
— Прошу простить мое непозволительное поведение, мазель Калерия фон Трамплтон.
Небольшая встряска благоприятно подействовала на организм. По крайней мере, Ария могла теперь нормально мыслить.
— Еще раз прошу прощения, что не представилась ранее, мазель. Ария фон Мольтке к вашим услугам, — девушка даже попыталась сделать реверанс. Зря. Обычно изящное действо сейчас выглядело не слишком красиво. К тому же, тут же обнаружилось, что головокружение-то никуда не делось. Арию тут же повело куда-то в сторону, но она опять устояла на ногах. «Что же я такая пугливая? Или... это от того, что я долго сытно не ела?» — такое оправдание казалось более приятным для гордой фон Мольтке. Верить в то, что она опускается до уровня пугливых деревенских девиц, очень не хотелось.

Отредактировано Ария фон Мольтке (25.08.2012 23:48)

+5

7

Признаться подобного Калерия не ожидала. Когда девушка заговорила, вампиресса насторожилась, ибо голос у той звучал странно. А уж когда мазель сползла на землю — трампесса испугалась. К ней пришли, а она человека до такого состояния довела. Калерия моментально опустилась на колени, пытаясь разглядеть лицо особы. Девушка оказалось весьма забавной. Она как неваляшка то подскочит, то опять плюхнется, при этом почему-то обращается к ней как к королевской особе, даже реверанс попыталась сделать. Трампесса встала и вздохнула.
— О каком непозволительном поведении вы говорите? — она добродушно улыбнулась. — Если кто и должен принести извинения то это только я, мазель. Ведь мой неотесанный пес довел вас до такого состояния. Пойдемте милая.
Рыжая особа подхватила девушку, но тут же нахмурилась. Гостья была слаба. Дойти до ближайшего здания было бы для нее трудно, даже с поддержкой. Да и почему-то, Калерия была уверенна, что сюда мазель фон Мольтке пришла на своих двоих. А путь не близкий.
— Уж не знаю, напугаю ли я вас еще раз, но другого выхода не вижу. Мой юный друг, мы поедем на лошади. Посидите тут немного, а я сейчас вернусь. — Трампесса настойчиво усадила девушку на травку. Порывшись немного в сумке, она извлекла из нее флягу с брусничным соком и два пирожка. — Вот, что бы скучно не было.
Отдав провизию, вампиресса перелезла через перекладины и побежала вглубь левады. Чтобы не бегать по всей леваде, нужно было прибегнуть к хитрости. Лошади могли пастись в любом месте, ибо территория была большой, а время терять не хотелось. Остановившись, особа огляделась. Поблизости ни звука. Набрав побольше воздуха в грудь, трампесса засвистела. Тишина. Со второй попытки ей отозвались целых два «голоса». Кони подскакали почти одновременно. Обоих брать она не стала, понимая, что девушка вряд ли усадит на лошади. Пришлось отдавать предпочтения самому прыгучему и самому удобному. Серый кладруб Апостол, как нельзя лучше подходил. Второй жеребец по кличке Стремительный, был слишком резв и норовист, а пугать бедняжку еще больше вампиресса не хотела. Сняв со своего корсета самый длинный ремень, Калерия накинула его на шею коню. Похлопав Апостола по плечу, особа лихо на него вскочила и, развернув, пустила в галоп. Ограждение приближалось неумолимо быстро, пригнувшись к шелковистой гриве, трампесса чуть поддернула ремешок, и животное послушно перепрыгнуло через препятствие.
— Молодец. — Придерживая и сбавляя ход, проворковала рыжая особа. Конь фыркнул и легкой рысью поскакал к сидящей девушке. Калерия радушно улыбнулась. — Знакомьтесь, это Апостол. Он довезет нас до поместья. Его можете не опасаться, прыгать на незнакомых людей не в его правилах.
Калерия спешилась и подвела лошадь. Апостол повел ушами и шумно захрапев, потянул морду к гостье. Судя по любопытному взгляду и раздуваемым ноздрям, незнакомка понравилась коню.
— По-моему, мазель, вы поладите. По крайней мере, Апостол доволен. Ну, сможете взобраться на зверя? Давайте я вам помогу.
Вампиресса протянула руку и помогла девушке встать.
— Схватитесь за загривок. Я подсажу, а вы попытайтесь подтянуться и вскарабкаться на спину. Вот так, держитесь. Сильно сжимать ноги не стоит, не упадете.
Пока девушка усаживалась, конь мирно пощипывал травку и стоял неподвижно. За это-то его и выбрали. Спокойный, послушный, другой бы давно крутиться стал. Ария приятно удивила Калерию. Несмотря на изнеможенность, она довольно быстро взобралась на спину коня. «Проворное и гибкое дитя. А по виду и не скажешь», хмыкнув, вампиресса заскочила следом. Усевшись позади девушки, она чуть подалась вперед подбирая одной рукой самодельный повод, другой придерживая гостью за талию (мало ли, вдруг свалится). Тронув коня для начала шагом, а потом, переводя на неспешную рысь, трампесса ослабила хватку.
— Так что же привело тебя сюда, мазель Ария?

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (26.08.2012 06:10)

+4

8

Ей было стыдно, безумно стыдно за собственное слабоволие. Надо сказать, что сколько бы власти не говорили о равноправии рас, Ария всегда относилась к вампирам с некоторым трепетом. Хотя, чувства у нее эти прекрасные создания вызывали противоречивые, но всегда оставалось одно неизменное — восхищение. Впрочем, возможно, если бы и среди людей были особы голубых кровей, то и к ним бы фон Мольтке относилась бы так же. Ведь, как и всякая девушка, она любила все утонченное.
Собственно, именно поэтому она всегда обращалась к вампирам с особым почтением. Не важно, к какому клану они относились. По крайней мере, вежливость в разговоре сохранялась до тех пор, пока собеседник не делал что-нибудь, что вызывало разочарование со стороны Арии. Вот тогда она могла дать волю своему характеру. А мазель фон Трамплтон настолько обеспокоилась состоянием незнакомого ей человека, что жгучий стыд за свое состояние стал почти нестерпим.
Ария хотела бы возразить вампирессе, что, мол, ей незачем извиняться, но не успела. Ее новая знакомая была похожа на порывистый ветер: вот, она сидит рядом с тобой, а вот, уже бежит куда-то. Видимо, отыскивать обещанного коня, на котором они могли бы добраться до поместья. «Я бы могла и дойти», — вялая мысль, а ошарашенный взгляд провожает удаляющуюся фигурку. Руки невольно сжимают подаренное угощение.
Божественный запах свежих булочек выдергивает девушку из пучин самобичевания. Желудок выводит печальную руладу, а в глазах появляется тоска. Во рту тут же собирается слюна. «Святая Роза, как же давно я не ела чего-то подобного». Рука сама тянется ко рту, губы уже касаются мягкой поверхности пирожка... Ария внезапно осознает, что делает и тут же одергивает руку. «Нет, нет. Я не должна увлекаться. Я столько времени потратила на совершенствование своей фигуры!»
Взгляд вновь против воли останавливается на румяном боку пирожка. «Как бы мне хотелось попробовать его». Ах, эта соблазнительная золотистая корочка! Зачем, зачем гостеприимная мазель дала ей это искушение?
«Ничего ведь не случится, если я съем хотя бы один, да? Всего один», — капитуляция дается с тяжелым вздохом. Ария осторожно подносит к губам ароматный пирожок. Медленно откусывает маленький кусочек и блаженно зажмуривает глаза, заслышав хруст тонкой корочки. Изо рта вырывается тихий стон наслаждения. Несколько секунд девушку сидит неподвижно, смакуя вкус, а потом принимается медленно живать, стараясь продлить удовольствие. Нет, ей точно нельзя есть нечто подобное. Сладкое и мучное для нее — наркотик.
Лишь полностью справившись с пирожком, Ария принимается за прекрасный брусничный сок. Хотя она и не любит эту ягоду, но напиток из нее делал явно талантливый повар, раз даже в достаточно прохладный день его приятно пить. Силы постепенно начинают возвращаться, дышится легко. «Вот так уже лучше. Еще бы я долго отходила от этого глупого испуга!» — девушка опять недовольно хмурится. Нет, теперь она точно до вечера будет корить себя за слабость.
Вновь слышится топот и тихое ржание. Теперь фон Мольтке уже готова к появлению животного, поэтому даже успевает полюбоваться грациозностью движений коня и наездницы. Ария со священным трепетом смотрит на коня, осторожно протягивая ладошку к его морде. Осторожно гладит его по нежной коже носа, робко улыбаясь. Она никогда не ездила верхом. Увы, у отца не было возможности купить им лошадь. Единственное животное, на котором каталась когда-либо девушка — их ротвейлер, ныне уже давно умерший от старости.
— Красивый, — фон Мольтке все никак не может прийти в себя. Да, конечно, она видела лошадей, которых запрягали в кибитки и кареты, даже иногда удавалось угостить их чем-нибудь вроде кусочка сахара. Только одно дело — обычные лошади, а другое — элита.
Взобраться на огромного зверя Арии не составило труда, ей было не привыкать собираться с силами для победного рывка. Правда, сидеть в юбке на коне было неудобно. Как и вообще сидеть на спине животного — ноги чувствовали каждую мышцу, перекатывающуюся под ними. Еще более неуютно было сидеть близко с вампирессой. Фон Мольтке не слишком любила тактильные контакты с незнакомцами. Ее объятий удостаивались лишь те, кого она могла точно назвать друзьями. Увы, таких людей было очень немного.
Сидя верхом на коне, двигаясь в сторону поместья, Ария чувствовала себя донельзя глупо. Она не только тайком пробралась в частные угодья, так еще перепугала хозяйку поместья. Вот и как после этого сказать, что она прибыла сюда в поисках работы?
Заслышав вопрос, девушка смущенно заерзала, при этом чуть не упав с коня. Все-таки удрежаться на нем было сложно для человека, который никогда раньше не ездил верхом. Фон Мольтке и так приходилось прилагать большие усилия, чтобы зубы не выбивали смешную дробь при каждом шаге коня.
— Видите ли, мазель фон Трамплтон... — начала было Ария, но затихла, не в силах подобрать нужные слова. Она никогда не умела их подбирать. Способность ладно и красиво слагать предложения отказывала ей всякий раз, когда это было необходимо.
«Ну же, говори давай. Зачем еще больше вводить вампирессу в заблуждение?»
Фон Мольтке все-таки не выдержала и оглянулась назад, чтобы увидеть выражение лица своей собеседницы. Не привыкла она общаться, не видя перед собой того, с кем разговариваешь. Обычно Ария полагалась на анализ мимики другого человека, подбирая нужные слова. Сейчас же в голове царил хаос. Да и ехать, обернувшись, было неудобно. Спина тут же затекла, так что пришлось вернуться в исходное положение. Опять погрузившись в собственные переживания, девушка не замечала, что комкает пальцами бедную гриву коня. И, видимо, она слишком сильно потянула волоски, так как коняшка внезапно сбился с шага и недовольно тряхнул головой, зафыркав. Фон Мольтке тут же настороженно замерла.
Ничего вроде бы не случилось, поэтому она облегченно выдохнула и только потом вспомнила, что так и не ответила на заданный вопрос.
— Хм... Собственно, я пришла к вам в поисках работы.
После всего, что случилось, фраза показалась ужасно глупой. Кончики ушей заполыхали от смущения. Арии было жизненно необходимо хотя бы что-то еще сказать, только бы не ожидать в молчании.
— Вообще-то, я — алхимик. Только вот человеку с таким призванием достаточно сложно найти работу. Так что после нескольких недель бесплодных поисков я решила попытать удачу здесь.
Если бы не гордость угасшего рода фон Мольтке, то Ария точно бы сгорбилась, ожидая ответа. А так она сидела прямо, пытаясь хоть как-то подстроиться под движение коня, глядя в даль. Хотя так хотелось повернуться лицом к лицу, чтобы считать эмоции собеседницы через мимику и выражение глаз. Только пальцы опять принялись теребить гриву несчастного животного.

+5

9

Девушка явно сидела верхом впервые. Как тренер, Калерия это моментально почувствовала. А еще, уже как эмпат, трампесса почувствовала смущение, смятение и некий дискомфорт. В принципе было понятно, что вампиресса пренебрегая всеми правилами этикета и такта с самого начала вторглась в личное пространство мазель. Но уж пардоньте, так получилось. Калерия внимательно слушала и прислушивалась к девушке. Цель ее визита была не совсем обычна. Услышанное — что мазель фон Мольтке явилась к ней искать работу — несколько удивляло. Человек-алхимик, нет девушка—алхимик... и тут конезавод. Рыжая особа вздохнула. Она прекрасно понимала как не просто людям выбирающим подобное тернистое будущие. Алхимия, считалась стезей общества наделенного псионикой. Люди же могли рассчитывать лишь на теоретическую часть, должности помощников, возможно лаборантов, но зачастую — подопытных «кроликов». Не каждый вампир возьмет себе в помощники человека. А уж девушке-алхимику было, наверное, еще сложнее.
— Работа значит. — Вампиресса задумчиво закусила губу. — Давайте, мы с вами обсудим данный вопрос, когда приедем на место. Не переживайте, что-нибудь придумаем.
Видя, как Ария напрягается, трампесса придержала коня, переходя на спокойный шаг.
— Мазель, вам будет намного удобнее, если вы выдохните и расслабитесь. Конечно, когда едите на лошади без седла и уздечки, единственное за что можно держаться это конская грива, но не забывайте, милая, что конь все чувствует. — В голосе вампирессы не было ни грамма поучительного или надменного тона. В спокойном тоне слышались нотки доброжелательности. Это профессиональный рефлекс, видя новичка на лошади моментально превращаться в инструктора и давать советы. — Дышите глубоко, размеренно. Вдох через нос, выдох через рот. Закройте глаза и положите руки на колени, ладонями вверх. Не бойтесь, я держу и не дам упасть. Доверьтесь. Глаза закрыты. Спина, плечи — расслабьте каждый мускул, один за другим. Вы же не хотите получить защемление?! Сбросьте напряжение. Вы спокойны, свободны. Почувствуйте его мускулатуру, вслушайтесь в топот копыт.
Калерия отпустила «повод», предоставляя коню двигаться самостоятельно. Апостол тихо пофыркивал, неспешно шагая. Чувствуя, что на нем сидит новичок, конь старался не делать резких движений, как бы ему не хотелось перейти на рысь или галоп.
— Раз, два, левой, правой. Старайтесь двигаться вместе с ним. Доверяйте в первую очередь себе, своим ощущениям. Плавно, неспешно. Когда я была маленькой, мой тренер говорил, что осанка — это все. Представьте, что вы принцесса. — Калерия свободной рукой чуть провела по позвоночнику девушки. — Не напрягайтесь. А теперь...
Калерия приобрела Арию за талию, придерживая, чтобы она не свалилась при более быстром аллюре.
— Рысь. Прислушайтесь к его новому темпу. Не зажимайте слишком сильно бока и не напрягайте так бедра. Положите руки на холку, для упора. Тут действует правило сели-встали. Упираясь в холку, подайтесь корпусом вперед и немного приподнимите бедра, затем, медленно опуститесь. Старайтесь не плюхаться. Вот так, раз, два, вверх, вниз. Я могу вас похвалить. — Калерия тихо засмеялась. — У вас неплохо получается, мазель фон Мольтке. Не хотите поучиться выездке?
Гарцуя, они обогнула прудик и подъехали к серому особняку. Остановив Апостола, трампесса спешилась.
— мазель. — К ним спешил конюх. — Вам нужна помощь?
— О, спасибо Джим. Не мог бы ты подсобить мазель слезть с коня, а затем отвести его к главной конюшне. Он из западной левады.
— Слушаюсь. Позвольте, мазель, я вам помогу. — Молодой дампир аккуратно снял худенькую девушку с лошади и, улыбнувшись ей, поклонился.
— Надеюсь, мой друг, вам понравилась поездка. — Калерия похлопала на прощание Апостола по шее и, развернувшись, взяла под руку гостью. — Моя дорогая Ария, окажите честь и пообедайте со мной. После верховой езды я всегда ужасно хочу есть. Хотя, что там... я всегда хочу есть. Скажите, что вы любите? За вкусной едой, беседа идет продуктивней.

+7

10

Удача всегда относилась к ней несколько высокомерно и обходила стороной. Следуя по ухоженной дороге к столь далекому для простых людей поместью «Флер де Сан», Ария на самом деле не слишком рассчитывала на то, что сможет найти здесь работу. Хоть какую. Ведь основной ее профиль слишком отличался от того, чем занимались обычные слуги в особняках вампиров.
Впервые за несколько ей повезло. Повезло встретить мазель фон Трамплтон до того, как ее засекут слуги. Что уж там говорить, даже этот небольшой инцидент с волкодавом сыграл ей на руку: кто знает, как бы отнеслась к ней вампиресса, если бы не чувствовала себя виноватой за плачевное состояние гостьи? Впрочем, фон Мольтке начала подозревать, что данная мазель относится добродушно и с заботой ко всем: и к знатным аристократам, и к попрошайкам. Невиданная редкость в эти дни.
«Остается надеяться, что господа Удача не отвернется от меня в самый неподходящий момент. Сейчас я уже согласна на любую работу. Вот встану на ноги, поднакоплю денег, и можно будет начинать штурм крепости под названием «Гильдия Алхимии», — рассеянно размышляла Ария, вслушиваясь в мерный голос своей сопровождающей. К стыду своему, следуя всем указанием мазель фон Трамплтон, полностью расслабившись, девушка начала чувствовать, что начинает проваливаться в дремоту. А как же иначе, после нервного потрясения и вкусного пирожка? Сейчас уже даже не имело значения, что она едет верхом. Пальцы уже не теребили бедную гриву, а спокойно покоились на коленях.
На словах «доверьтесь» захотелось скептически хмыкнуть, но Ария сдержалась. Ведь ни конь, ни его хозяйка не были виноваты, что девушке еще в детстве привили недоверчивость к посторонним людям, особенно вампирам. Печально говорить, но специфика работы наложила на отца свой отпечаток: он стал подозревать всех и вся. После одной очень уж опасной «встречи» с гулем, мужчина начал в каждом вампире видеть потенциального преступника. Кое-какие «особенности» поведения передались и его дочери, хотя сама фон Мольтке себя параноиком не считала. Именно поэтому она смогла-таки расслабиться. Только глаза тут же стали слипаться.
— Принцесса? — Ария не сдержалась и весело расфыркалась, словно сама принадлежала семейству непарнокопытных. Просто ее воображения не хватало на то, чтобы представить себя в этой роли. Даже в детстве девушка больше мечтала о месте главы гильдии, чем о безбедном бытии принцессы. Нет, эта роль точно не по ней.
Веселье немного помогло отвлечься. Правда, заслышав про «рысь», Ария еле подавила желание вновь схватиться за гриву. Вместо этого она постаралась расслабить бедра и еще больше выпрямилась, следуя рекомендациям мазель. Ехать верхом стало намного легче, правда, было одно «но»: все эти советы несколько смущали. Нет, в контексте конной прогулки все звучало пристойно, но вот без него... Кончики ушей вновь заполыхали. Фон Мольтке мысленно выругалась, понимая, что подобные чувства явно не уместны, но ничего не могла с собой поделать. Благо прогулка подошла к концу и Ария благодарно приняла помощь молодого вампира.
Земля под ней причудливо покачивалась.
— Боюсь, что конные прогулки — это не для меня. Слишком уж привыкла ходить на своих двоих, — пробормотала она, радуясь, что на этот раз ее просто покачивает от поездки, а не из-за головокружения. Фон Мольтке с сожалением посмотрела на Апостола, ласково погладила его по носу, прощаясь. Нет, простому человеку не следует так быстро привыкать к хорошему. Да и не пригодятся ей навыки верховой езды.
«Оказать честь? Нет, я прекрасно понимаю, что это речевой оборот, но все же...»
— Кхм, — Ария несколько опешила от предложения вампирессы. — Мазель фон Трамплтон, прошу вас, можете обращаться со мной не так... хм... обходительно? Я не привыкла к подобному.
Она неуверенно улыбнулась. «И куда же подевалась былая решительность и уверенность?» Раньше Ария как-то не испытывала проблем при общении с вампирами. С другой стороны, тогда она находилась не на их территории. Да и немногие из ее знакомых могли похвастаться манерами, достойными принцессы. Они были проще, что ли? Девушка шагала следом за хозяйкой поместья, пытаясь определить причину, по которой никак не может обрести свою былую уверенность. Результат ли это долгой депрессии и отчаяния, следствием чего явилось восприятие возможной работодательницы в образе спасительницы? Или же причина лежит в самой вампирессе?
Пока мозг обрабатывал возможные варианты, фон Мольтке тем временем отвечала на вопрос.
— Преимущественно я ем овощи и ягоды. В еде я не притязательна, так что оставлю выбор за вами.
«Не признаваться же, что я понятия не имею, что едят вампиры-аристократы?»
Ария замолчала, давая возможность мазель фон Трамплтон обдумать меню и раздать указания. Сама девушка с интересом разглядывала внутреннее убранство поместья. Как она и думала, вампиры живут красиво. Их дома чем-то напоминали ей музеи — столько прекрасных и дорогих вещей собиралось под одной крышей. Один холл особняка занимал площадь, равную одной комнате, кухоньке и веранде ее домика. Вот только сама фон Мольтке никогда бы не променяла уют ее маленького домишки ни на что другое. Хотя садик ее очаровал.
Девушка рассматривала интерьер комнаты, в которую их привела мазель, не решаясь присесть без приглашения.
— Думаю, вас удивило то, что алхимик пришел искать работу в ваши владения, мазель? — не вопрос, скорее, просто констатация. — Как я уже говорила, получить работу человеку в данной сфере практически невозможно. Однако алхимия — это не единственное, что я знаю и умею. У меня есть способности и к физической работе, да и некоторые смежные с алхимией области я изучала. Например, медицина.
Как же она ненавидела процесс поиска работы. Ненавидела расхваливать себя. Ну, почему, почему она не родилась вампиром? Тогда бы все было намного проще. Жаль, что у людей нет такой прекрасной традиции, как кланы.

Отредактировано Ария фон Мольтке (27.08.2012 20:35)

+7

11

Калерия наблюдала за Арией и, к сожалению, не смогла сдержать смеха.
— Милая. Выдохните пожалуйста. — Вампиресса посмотрела на девушку, оглядывающую гостиную. — Вы похожи на испуганного жеребенка. Я сейчас подойду, не скучайте.
Рыжая особа поспешила на кухню. В голове она прокручивала всевозможные варианты, куда можно было бы пристроить девушку. Дело даже было не в банальной жалости или чувстве вины — просто она интуитивно осознавала, что данная мазель тут необходима.
— мазель?! — пухлая кухарка добродушно улыбнулась, отвлекая от мыслей. — А я уж было думала.. где моя мазель ходит? Посмотрите на себя. Совсем не бережете. Дома не ночуете, нормально не едите. Исхудали.
— Скажешь тоже, Зоя. Да на мне пахать можно. — Вампиресса озорно подмигнула, — у нас сегодня гость. Бедняжку напугал Орест.
— Святая Роза! Этот несносный бесенок всю душу вымотает. Вот недавно, возвращалась с продуктами, так чуть с ног не сбил, окаянный. Да что там! Давайте, я вам бульон с гренками подам, а? Рагу из кролика. Рыбу запеку. А на десерт пирог с персиками. О, мне тут сестра чай чудесный прислала, очень ароматный.
— Замечательно. — Калерия довольно зажмурилась. Она уже предвкушала и пирог, и ароматный чай.
— Сейчас Фрида подойдет, вдвоем быстро управимся. Вы пока лимонад выпейте.
Кухарка проворно поставила на поднос графин и два высоких стакана.
— Где же эту разбойницу носит. Давайте сама отнесу...
— Нет, нет! — Калерия ловко подхватила поднос, поблагодарила женщину и поспешила в гостиную.
Ария все еще стояла. Улыбнувшись про себя, вампиресса поставила поднос на небольшой журнальный столик.
— Мой милый друг, садитесь. В ногах правды нет. И потом, чувствуйте себя более свободно. Вы так зажаты и меня не покидает чувство, что ожидаете какого-то подвоха. Увы, моя дорогая, его не будет. Максимум на что меня хватит... начать читать стихи после обеда. Это будет единственная пытка с моей стороны.
Калерия разлила лимонад в высокие стаканы и, взяв один, протянула Арии.
— Значит алхимик. — Задумчиво проговорила она, опускаясь в кресло. — Вы меня удивили. Я не перестаю думать о цели вашего визита. Прекрасно понимаю, на сколько сложно человеку влиться в подобную стезю. Не думайте, я нисколько не кривлю душой. Есть места, где и вампирам не сахар. Хмм... куда же мне вас пристроить? Знаете, мазель Ария... у нас в лазарете место есть. Наша Мариям давно просит помощника. Если устраивает, можем после обеда съездить на смотрины. Одно могу сказать — наставник из нее отличный. Будете под уютным крылом. Она вас, кстати, и откормит. О, не переживайте о лишних килограммах, а то вижу, напряглись. Лошади под боком, захотите с Апостолом позанимаетесь. — Вампиресса подмигнула и сделала глоток прохладительного напитка. Приятные нотки лимона, были как нельзя кстати.
— Ария, а расскажите-ка мне о себе. Хот немного. К примеру, что сподвигло вас пойти в алхимики? И где вы работали до этого?
Трампесса гостеприимно улыбнулась. В ту же секунду в гостиную впорхнула Кристина. Кинув невнятное приветствие, она уже хотела пройти дальше, но тут ее взгляд заметил незнакомое лицо.
— У нас гости, а я не в курсе?! — блондинистое создание недоуменно открыла свой блокнот. — Странно.
— Не порть глаза, ты ничего там не увидишь, дитя мое. Лучше познакомься, мазель Ария фон Мольтке. Вполне возможно, будете видеться чаще.
— Я так и подумала, — парировала Крис. — Простите... меня зовут Кристина. Если мы будем видеться чаще, то можете обращаться ко мне, если что. Порой, наша рыжая мазель бывает неуловима. Поэтому есть я. Кстати, Калерия, письмо написано. Прочтете?
— Уволь, мое доверие к тебе безгранично. Цыпленок, ты есть будешь?
— Спасибо, нет. Мне еще отчет писать. И потом, Зоя обещала мне пирог с почками. Так что, спешу откланиться. Мазель фон Мольтке, надеюсь, еще встретимся. А, чуть не забыла... если рыжая особа начнет читать стихи — бегите. Дальше, она переходит к пению.
Крис чуть поклонилась и спешно зашагала прочь. Калерия тихо вздохнула.
— Несносный ребёнок. Практически никогда меня не слушает. Ведет себя чересчур взросло, хотя сама только ступила на путь совершеннолетия. Но человек хороший и если, вам, действительно, что-либо будет нужно — смело обращайтесь к ней. Так, на чем мы остановились? Ах, да... краткий рассказ на вольную тему...

+5

12

Ария, сидя на краешке шикарного кресла, с интересом наблюдала за диалогом госпожи и ее хм... слуги? Назвать веселую блондинку таким словом язык не поворачивался. Да и сама Калерия не слишком походила на надменную аристократку, которая была нарисована в воображении девушки перед приходом сюда. Будь фон Мольтке здесь не незваным гостем, ищущим работу, она позволила бы себе улыбнуться, слушая разговор двух молодых женщин. А так просто склонила голову набок, так, что челка закрыла немного глаза, и с любопытством посматривала то на одну особу, то на другую.
— У вас все живые существа в поместье похожи на маленькие ураганы, мазель? — вопрос вырвался сам собой, стоило только посмотреть, как стремительно удалилась Кристина из гостиной. Ария в который раз смутилась. Иногда она проклинала свой язык, который вот в такие моменты любил выдавать что-нибудь язвительное. Просто ей действительно было интересно, какие люди работают на эту странную вампирессу, а чувство неуверенности усугубило ситуацию. Извиняться на этот раз она не стала, так как уже поняла, что мазель фон Трамплтон прощает многие вольности.
Стоило только задуматься над тем, что же следует рассказать о себе, и пальцы тут же начали теребить ткань юбки. Когда Ария задумывалась, ей было просто необходимо держать в руках что-нибудь, что можно было бы покрутить или потрогать. Обычно во время работы у нее в руках мелькал небольшой ножик для бумаги. Девушка настолько уходила в свои мысли, что просто не замечала, как тот крутиться между пальцами.
Вот и сейчас, хотя жажда уже была утолена, в руках оказался стакан с лимонадом. Ария тут же принялась осторожно собирать холодные капельки, стекающие по его бокам, даже не замечая своих действий.
— Честно признаюсь, что не смогу назвать точную дату, когда же меня увлекла алхимия. Даже год, боюсь, не смогу назвать. Наука меня привлекала давно. Сначала это были книги, которые в ранние годы заменяли мне друзей. Потом — шахматы. Я обожала обыгрывать отцовского начальника в полицейском участке, — губы девушки тронула легкая улыбка. Взгляд был переведен за окно, но мыслями Ария сейчас была далека от поместья и прекрасного садика. Ей всегда нравилось вспоминать те дни. — А потом просто отец привез из очередной поездки небольшой томик с основами алхимии. Меня уже тогда заинтересовала эта таинственная наука. Хотя, было время, когда я уже готова была отступиться от своей мечты стать алхимиком: все окружающие люди в один голос твердили, что человеку добиться успеха в этой сфере невозможно.
Некоторое время Ария молчала, собираясь с мыслями. Удивительно, но она уже успела подзабыть, с чего началась ее страсть. Улыбка все не желала исчезать с губ, рожденная теплыми воспоминаниями. Пальцы медленно поглаживали гладкие бока стакана, а взгляд все так же был устремлен в прошлое. Но вот фон Мольтке моргнула и посмотрела уже прямо на мазель фон Трамплтон.
— Знаете, а ведь вернул меня к моей мечте вампир. Память — вещь сложная и интересная. Многие детали со временем стираются или просто покрываются дымкой. Я уже не помню, при каких обстоятельствах это произошло, но мне повезло увидеть алхимика в деле. Я уже не помню, как он выглядел, где это происходило — я тогда была еще совсем ребенком, — тут губы непроизвольно дрогнули в усмешке. Странно произносить подобные слова перед вампирессой, для которой Ария, скорее всего, до сих пор кажется ребенком. Возможно, между ними более одного века разницы в возрасте. — Помню только его действия, даже сейчас бы каждую фазу смогла бы по полочкам разобрать. А еще ощущение свершения некого таинства. Чего-то запредельного, недоступного простым смертным.
Она всегда имела склонность несколько приукрашивать действительность, поэтому не было ничего удивительного, что детские воспоминания со временем обросли ненужными эффектами и чувством восторженности по отношению к вампиру, чьего лица Ария уже и не помнила. Фон Мольтке уже собиралась продолжить, когда в комнату ворвался очередной ураган с глубокими плошками на подносе. Оказалось, это им принесли бульон. Почувствовав божественный запах, девушка даже потеряла мысль.
— Кто бы ни был вашим поваром, но вам повезло, что вы наняли именно его, — вновь вырвалось само по себе. Тут Ария уже ничего не могла поделать. Конечно она была не слишком притязательна в выборе блюд, как и не была гурманом, но вкусную еду ценила. Особенно простую еду, которую умелые руки делали божественно вкусной. Так ее бабушка умудрялась из простой щавелевой похлебки сделать наивкуснейший суп, добавив лишь небольшой кусочек мяса и некоторые приправы.
Конечно, брать угощение без приглашения было неприлично, но пахло так вкусно... Так что фон Мольтке решила, что мазель фон Трамплтон простит ей эту слабость, как простила и предыдущие. Право, люди очень быстро привыкают к хорошему.
Стакан с нетронутым лимонадом был отставлен в сторону, а руки потянулись к плошке с бульоном. Естественно, Арию никто не успел предупредить о том, что принесли им все еще горячее. Результатом стало тихое рассерженное шипение, неприятно жжение в ладонях, миска, со стуком поставленная обратно, и бульон, часть которого расплескалась на стол, еще одна — на колени незадачливой гурманке, а большая часть осталась нетронутой.
— Прощу прощения, — смущенно зачастила девушка, потряхивая руками, стараясь унять жжение. Кричать или плакать она не собиралась, благо давно научилась контролировать боль. Однако в который раз она проклинала судьбу, которая решила показать ее будущей работодательнице все ее недостатки одним махом. — В обычной жизни я порой бываю слишком неуклюжа. Но не подумайте! На работе я предельно концентрируюсь и не допускаю подобных ошибок! Я не всегда такая растяпа, иначе точно бы не пережила какую-нибудь из папенькиных тренировок...
Ария тут же затихла, осознав, что в порыве извиниться выболтала кое-что личное. Она склонила голову и принялась дуть на покрасневшие ладони. Челка вновь скрыла глаза, в которых теперь горело недовольство на себя и свой длинный язык.
Впервые за день фон Мольтке пожалела, что не взяла с собой свою холщевую сумку, в которой обычно держала различные растительные мази. Пусть она не могла создавать зелья с помощью псионики, но свойства различных трав знала хорошо, поэтому прекрасно готовила различные снадобья, иногда даже их продавая. Жаль, что рецептов она знала немного.

+7

13

От вопроса Арии, Калерия задумчиво прижала стакан к груди. А если подумать... она действительно живет в окружении маленьких ураганов. Ну, по крайней мере, преобладающее большинство — живые, энергичные, даже если и пытаются быть холодными и спокойными. Подобных живчиков она неосознанно искала сама. А разве можно жить иначе? В серости, грусти и депрессии? Нет уж. Так не интересно. Можно зачерстветь, а сухари никому не нужны. Хмыкнув, Калерия растрепала волосы.
Девушка тем временем опять успела смутиться и не раз. Мазель фон Мольтке сегодня буквально ставила рекорд. «Неужели я так страшно выгляжу? Жаль в зеркало не посмотришь», вампиресса тяжело вздохнула. Но, через секунду, юная дева приятно удивила. Ария любезно поведала о сокровенном, пусть и не много, но искренне, от всей души. В этот короткий миг, девушка преображалась на глазах. Она буквально раскрывалась, стоило ей начать свой рассказ, особенно о неизвестном вампире. Теперь перед ней сидела не зажатая девчушка, а завораживающая молодая особа полная жизни. Калерия даже залюбовалась ею, особенно ее глазами — черными, бездонными и сияющими. Тампесса даже не сразу сообразила, что в гостиную вошла служанка и подала бульон. Девушка было приступила к горячему, но... обожглась. Калерия встрепенулась. О нет, рыжей особе было глубоко наплевать на попадание жидкости на мебель. Факт, что Ария пострадала от горячего бульона — волновал сильнее. Вампиресса моментально поднялась, ставя на стол стакан.
— Позвольте, мазель. — Калерия подошла к девушке и аккуратно взяла поврежденные руки, поворачивая их ладонями вверх. — Больше нигде не болит? О, ваша юбка... не смертельно, но обидно. Подождите секунду. У меня где-то припрятано одна очень хорошая мазь. С моим образом жизни, без этого никуда. Травмы частое явление, поэтому у меня, практически в каждой комнате, что-то да и лежит.
Трампесса выпрямилась и огляделась.
— По-моему, она должна быть в этой шкатулке. Знаете, я порой бываю рассеянной.
Рыжая особа открыла резную коробочку и победно воскликнула.
— Я тоже кое-что умею, — улыбнулась вампиресса, опускаясь на колени перед девушкой. Открыв маленькую баночку, она поводила ей перед носом, вдыхая аромат. — Нужно в следующий раз, чуть больше еловой живицы добавить. Давайте лапу, друг мой. Руки вам еще понадобятся, так что, берегите их.
Калерия аккуратно нанесла на покрасневшие ладони Арии прохладную нежную кремовую массу.
— Я тоже кое-что смыслю в медицине, а если точнее в знахарстве. Травки, безобидные талисманы. Могу погадать. Моя бабушка была знахаркой. У нее даже была небольшая сторожка рядом с домом. Помню, будучи маленькой, я всегда туда бегала. Забивалась в угол и смотрела, как бабушку посещали разные личности. Кого там только не было, но, в основном приходили люди и дампиры. Часто приводили детишек. Она обожала этим заниматься, помогать всем. Но, ложных надежд никогда не давала, всегда была честна. В эти моменты я считала бабушку феей, особенно когда она плела талисманы и ловцы снов. Настоящее дитя природы. А меня, все больше ведьмой кличут. Все, что успела, она мне передала... показала. Но, увы, я выбрала другой жизненный путь... хотя подобное, думаю, бабушка предвидела. Виртуозно импровизировать, как она не могу, а вот по ее записям и кое-что по памяти — в самый раз... состряпаю. — Рыжая вампиресса добродушно улыбнулась и посмотрела Арии в глаза. — Вот, кажется все. Не так страшно, но неприятно. Хотя, мне кажется, вы больше всего волнуетесь не о себе, а о том, что я могу подумать. Ария, милая Ария... будьте самой собой. Я не та, перед кем нужно так волноваться. Я, всего на всего — конезаводчик и тренер-берейтор. Не замыкайтесь, я же вижу... вы не такая. — Калерия еще раз улыбнулась, положила рядом с Арией баночку с мазью и, добродушно похлопала девушку по плечу. — Я закончила. Когда боль утихнет, просто разотрите остатки крема. А если вы где-либо еще обожглись, вот баночка. Дабы не смущать вас, я не полезу дальше рук. Как быть с вашей юбкой? Пойдем, дам взамен одежду, а эту почистят.
Трампесса поднялась на ноги и, поманив мазель, направилась к лестнице.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (30.08.2012 01:52)

+8

14

С легким интересом и удивлением Ария наблюдала за всеми слегка поспешными манипуляциями хозяйки поместья. Девушка уже успела отвыкнуть от заботы посторонних людей, ведь после смерти лица старалась не сближаться ни с кем, оградившись стеной молчания даже от немногочисленных друзей. К тому же к подобным вот нелепым «травмам» фон Мольтке уже успела привыкнуть, поэтому не обращала на них внимания. Да, конечно, неприятная случайность расстраивала, но не более того. Алхимик даже призадумалась, пока мазель фон Трамплтон обрабатывала ее обожженные руки, когда же она в последний раз плакала именно от физической боли?
«Забавно. Это было когда-то в далеком детстве. Потом лишь невольно выступающие слезы — как реакция на повреждения, не более того», — мысль отчетливо отдавала горделивыми нотками.
История о бабушке отчего-то отразилась в душе легкой грустью. Тут же вспомнилась собственная бабушка, которая, кстати, и начала учить маленькую Ари различать различные растения, рассказывала об их свойствах. Конечно, до знахарки ей было далеко, но вот травницей она была дивной. Так что понять мазель фон Мольтке оказалось достаточно легко.
«Надо же, даже в биографиях человека и вампира могут схожие моменты. Правда, с той лишь поправкой, что бабушка мазель фон Трамплтон, скорее всего, жила века этак три-четыре назад». Отчего-то подобная неявная связь помогла Арии окончательно успокоиться. Раскрепоститься, конечно, она бы не смогла, даже если бы знакомство началось менее нелепо, но вот обрести уверенность в своих силах фон Мольтке смогла. Правда, последняя фраза вампирессы заставила девушку невольно скривить губы.
«Псионические способности. Как я могла о них забыть? Очевидно, она считывает или мои мысли, или мой эмоциональный фон», — не удержавшись, Ария недовольно повела плечом. Несмотря на все свое восхищение перед этими существами, были аспекты в их природе, которые вызывали не слишком приятные эмоции. Столь замкнутому в себе человеку, как фон Мольтке, ревностно берегущему свой внутренний мир, было неприятно осознавать, что кто-то может читать ее, как открытую книгу.
«Поднакоплю денег и куплю артефакт, способный этому помешать», — решение, приходившее уже множество раз, но так и не воплощенное в реальность: денег всегда была слишком мало, чтобы позволить себе подобную роскошь.
«Моргот! Она же может и мое недовольство почувствовать!» — не слишком приятная мысль.
— Боюсь, мазель, что не смогу выполнить вашу просьбу, — пролепетала (а по-другому и не скажешь) Ария, поднимаясь на ноги следом за вампирессой. — Слишком необычная обстановка. Да и сама ситуация... Как тут не волноваться?
Девушка несколько беспомощно пожала плечами. Вернее, таким жест казался со стороны. На самом деле, фон Мольтке просто говорила очевидные вещи, просто привыкла вести себя, как фарфоровая кукла, следовательно и движения ее были соответствующими.
— Кхм... — после короткой паузы, которая ушла на то, чтобы осознать слова мазель фон Трамплтон и полюбоваться в очередной раз убранством поместья, проговорила Ария: — Не стоит волноваться о моей одежде. Мне не привыкать. Приду домой, да постираю.
Вот в чем, а в одежде фон Мольтке не нуждалась. Кое-что отец захватил с собой, уезжая из родного дома, кое-что досталось от матери. Да еще и в университете была избалованная подруга, которая многие наряды дарила Арии, если считала, что они ей подойдут. Конечно, носить вычурные платья ей не хотелось, но это не та беда, из-за которой стоило бы расстраиваться.
— Мазель, — осторожное прикосновение прохладных пальцев к руке вампирессы, — правда, не стоит так беспокоиться. Что бы вы ни говорили, мы с вами из разных сословий. Так что...
Все-таки Арии было несколько неуютно от такого пристального и заботливого внимания к своей персоне. Она к такому не привыкла. К тому же, быть еще более обязанной вампирессе, которая и так нашла для нее работу, да еще и почти по профилю... Нет, фон Мольтке ненавидела это чувство зависимости от кого-либо. Да и иметь теплые, дружеские отношения с работодателем, ей казалось чем-то неправильным. Поэтому девушка остановилась посреди коридора, ожидая, что Калерия откажется от своего решения дать ей взаймы одежду. Да и не терпелось обсудить детали будущей работы. Промокшая юбка, пусть и слегка пахнущая бульоном, не казалась Арии препятствием для беседы.
— Вы сказали, что я могу занять место помощницы в лазарете. Это более, чем подходит мне в нынешней ситуации. Так что буду благодарна, если вы познакомите меня с мазель Мариям.

+5

15

Калерия остановилась и мысленно вздохнула. «Нет, определенно мне не быть посланником мира. Может я слишком давлю? А может, это реакция на мою вампирскую сущность? Ах, стоило назваться кайтифом, возможно тогда ей было бы поспокойней? И почему большинство людей считают, что все вампиры чопорны, надменны, горделивы и бла-бла, по списку. Интересно, будь я обычным человеком, мазель фон Мольтке было бы комфортней в моем обществе? Хмм... а вообще, занятно уже то, что впервые в жизни кто-то так реагирует на меня, точнее на мою компанию. Я что, действительно так страшно выгляжу?» Вампиресса невольно ощупала себя и, покружившись, осмотрела. «Ладно, насильно мил не будешь. Возможно, Мариям удастся успокоить девушку. Поработает, освоится, а там глядишь, перестанет воспринимать меня как аристократичную личность. Время расставит все на свои места».
— Что ж, мазель, не смею вас заставлять. — Калерия чуть улыбнулась. — Но к Мариям, мы отправимся после обеда. Пойдемте, друг мой.
В гостиной, проворная служанка уже убирала последствия несчастного случая.
— мазель, я принесла вторые блюда и овощи. И уже заканчиваю прибираться. Вы не пострадали? — Пухленькое создание, внимательно оглядывала стоящих перед ней особ.
— Спасибо, Нина. Ааа... не могла бы ты принести нам полотенце? Пятно затереть, пока еще не совсем впиталось.
— Ой, — служанка всплеснула руками, — конечно, уже несу.
Девушка поспешно удалилась.
— Хотя бы пятно убрать, позволите? Жалко, юбка хорошая. — На полном серьезе проговорила вампиресса. — Присаживайся, поешь. Уже все поостыло немного.
Поесть гостье дали не сразу, ибо шустрая служанка уже спешила к ним. Подойдя к Арии, девушка мило улыбнулась.
— Мазель, позвольте мне помочь. Сейчас от пятна и следа не останется... — Нина хихикнула и из передника достала бутылочку. Смочив содержимым полотенце она, ловким движением руки, расправила юбку Арии, находя злополучное пятно. По комнате разнеслись ароматные нотки цитруса и лаванды. — Замечательный пятновыводитель, а какой аромат. Вы только, как придете домой — сразу в стирку.
Быстренько разобравшись с пятном, Нина победно улыбнулась, встала и, сделав книксен, удалилась.
— Спасибо, Нина. — Успела крикнуть Калерия, прежде чем служанка скрылась. Оглядев накрытый стол, вампиресса пододвинула тарелку с ароматной рыбой под белым пряным соусом. Рядышком она поставила салат из свежих овощей. — Что ж, продолжим наш обед. Мазель, не стесняйтесь. Знаете, Мариям у нас словно несушка. Своих детишек она, к сожалению, не нажила. — Голос вампирессы дрогнул, но она поспешно взяла себя в руки. — Теперь, ее дети мы. Мадам будет вам очень рада, поверьте. И пусть, мазель не пугает ее строгость и нравоучительность. Первое время она будет словно придирающаяся учительница, но дайте ей пять дней. После, не пожалеете, она отличная наставница.
Калерия мило улыбнулась и, подцепив кусочек мяса, отправила его в рот. На пару минут в гостиной воцарилась тишина, пока довольная трампесса, словно хомяк, наслаждалась едой.
— Ммм, я хотела бы обсудить еще одну вещь, прежде чем мы отправимся на смотрины. Мазель фон Мольтке, Ария, как далеко вы живете? А если точнее, снимаете жилье или нет? Просто удобно ли вам добираться сюда? У нас сейчас начнется довольно хлопотное время, травмы для нас не в новинку, но во время объездки их становится больше. Новые конюхи — молодые и зеленые еще, но всем хочется показать себя. Я, конечно, не подпускаю к шибко своенравным скакунам, но... — Вампиресса развела руками и покачала головой. — Мальчишки, ха ха. Понимаете, Ария, мы располагаемся не очень близко к сердцу Дракенфурта — да вы и сами заметили — поэтому, вам будет тяжело, наверное, добираться. Если хотите, я присмотрю для вас маленький уютный домик в предместьях?! У меня большинство работников так живут. Так будет удобно, как считаете?

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (02.09.2012 22:22)

+5

16

Ария довольно вдохнула приятный цитрусовый запах. Пусть ей было несколько неудобно, что чисткой ее одежды занимается кто-то посторонний, но это не мешало радоваться тому, что одна из любимый юбок не пострадает из-за ее непутевости. Все-таки найти ткань со столько приятным оттенком было довольно сложно. Жаль было бы выкидывать столь удобную и красивую вещь. Расправив аккуратно складки, девушка некоторое время просто сидела, разглядывая расставленные на столе блюда и слушая мазель. Рыбу фон Мольтке сразу отвергла, поэтому предельно осторожно положила себе немного рагу из кролика, предельно внимательно слушая мазель фон Трамплтон.
«Значит, строгая, но хорошая наставница? Что ж, знание медицины на более глубоком уровне никогда не помешает. Как и практический опыт. К тому же, возможно, у ... хм... Мариям, вроде бы?.. Так вот, возможно, у нее найдутся книги об особенностях строения человеческого и вампирского тел. Может, даже и что-нибудь связанное с алхимией отыщется». Ария, погруженная в свои раздумья, даже не пыталась прервать молчание, повисшее в воздухе. Даже едва заметно вздрогнула, когда Калерия вновь заговорила.
Выслушав мазель фон Трамплтон, девушка позволила себе легкую улыбку.
— Не стоит беспокоиться мазель. Я поэтому и выбрала именно ваши угодья для поиска работы. Мой домик находится не так уж и далеко от вашего поместья. Хотя, признаюсь, добираться до вас пешком все равно достаточно долго. Впрочем, думаю, что лишний час ходьбы только благотворно отразится на моем здоровье.
«К тому же, это сегодня я шла по основной дороге. Потом, думаю, можно найти и более короткий путь от деревни до поместья. Уж найти короткие тропки я точно смогу».
Некоторое время Ария вновь молчала, собираясь с мыслями. Честно говоря, она и не надеялась, что сможет так быстро и легко найти себе работу. Скорее уж настраивалась на категоричный отказ. Поэтому теперь даже и не знала, что еще нужно узнать или уточнить. Естественно, что все вопросы о непосредственных обязанностях стоит узнавать у Мариям, которой она будет подчиняться, едва ли мазель фон Трамплтон сможет что-то сказать по этому поводу.
По мере того, как убывала еда в ее тарелке, в сознании фон Мольтке начал формироваться список вопросов, которые она хотела бы еще задать по поводу работы и не только. Раз уж ей повезло с работодательницей, возможно, стоит еще раз испытать судьбу?
Ария отодвинула тарелку с недоеденной порцией, только сейчас вспомнив, что после вынужденной диеты лучше не наедаться. Пусть она и не совсем голодала, но и сытой уже давно себя не чувствовала. Не стоило растягивать желудок слишком большой порцией. К тому же, ей еще до зарплаты придется дожить.
Словно по волшебству, в комнате вновь появилась служанка. «Нина, вроде бы?».
— Спасибо за помощь. Пятно почти уже не видно, — фон Мольтке вовремя вспомнила, что так и не успела поблагодарить девушку. Та лишь лучезарно улыбнулась и замахала руками.
— Что вы, мазель. Я же говорила — отличный пятновыводитель!
«Еще один ураган», — с легкой улыбкой уголками губ подумала Ария, наблюдая, как стремительно исчезают со стола пустые блюда.
— Я хотела бы узнать, — решила воспользоваться паузой фон Мольтке, — есть ли у вас какие-нибудь требования к работе? Или это нужно узнавать у мазель Мариям? Каков график работы? Сколько положено выходных дней?
«Какова заработная плата? Но об этом я пока спрашивать не буду. К тому же, сейчас я буду рада любому количеству».
— И еще, — тут Ария помедлила, не решаясь задать вопрос. Потом взглянула в открытое и дружелюбное лицо мазель фон Трамплтон, и все-таки закончила предложение: — можете ли вы позволить мне иногда заглядывать в вашу библиотеку?
Конечно, Тень не могла быть уверена, что найдет там что-нибудь стоящее внимания, но все же... Даже если там не найдется редких книг по алхимии, это не значит, что там не будет какой-нибудь интересной информации по смежным областям. К тому же вампиресса упоминала, что сама является травницей. Нет, конечно, глупо было ожидать, что семейные рецепты она будет хранить в библиотеке, но, возможно, она собирала энциклопедии, посвященные фауне.
«Мда, было бы неплохо вообще попросить ее стать моей наставницей в этом деле... Но это уже будет совсем наглостью». Посягать на тайны вампирских родов так откровенно Ария не стала бы. Мало ли, чем бы это было чревато.

+5

17

Калерия чуть не прослезилась от умиления. А если серьезно, от очередного удивления и некой радости. Девушка с таким выражение лица (и с такой интонацией в голосе) спросила о возможности посещать ее библиотеку, что складывалось ощущение, будто ей все это время запрещали (под страхом смерти) хоть одним глазом взглянуть на книгу. «Крис совершенно не желает интересоваться библиотекой. Да и вообще, чем-либо, помимо работы. Сколько я не пыталась ее заинтересовать... все сводится к одному — скуке. А тут, такое дитя, да еще и книгами интересуется. Определенно занятное создание. Главное, чтобы Мариям ее не затискала».
— Вы любите читать? Это похвально, мой друг. С чего бы мне запрещать подобные порывы души. Конечно можно. Библиотека на втором этаже. Поворачиваете на право, самая дальняя резная дверь, на ней изображен... кхм... дракон. Творческая личность, строившая сей дом, посчитал это оригинальным. Я не стала спорить, хоть это необычно. — Вампиресса тихо засмеялась. — Можете приходить, брать интересующие книги домой. А если захотите, за неприметной дверкой в библиотеке находиться маленькая комната с большим полукруглым окном. В ней правда, нет ничего, кроме мягких подушек, небольшого журнального столика. Но, там тихо, спокойно и красивый вид на левады. Я обожаю там скрываться от суеты. Можно поразмышлять, вздремнуть часок-другой. Так что, если захочешь, можешь там уединиться. — Калерия мечтательно вздохнула. Вспоминая о своей уютной комнатушке, ей безумно захотелось туда заползти. Возможно, принести туда теплый плед, обложиться мягкими подушками, свернуться калачиком и мирно подремать. К ней обязательно придет кошка — как она находит лазейку в это помещение, для всех секрет — ткнувшись холодным мокрым носом в щеку дремлющей хозяйки, получит легкий щелбан от оной и, мяукнув, устроится под боком, непрерывно урча. Уже от одного представления, было желание сиюминутно подскочить и бежать без оглядки в библиотеку. Но, это невозможно, по крайней мере, сейчас. Дела, дела.
— Кстати, — осознав, что мечтания затянулись, трампесса поспешила нарушить тишину, — у моего отца, довольно огромная библиотека. Если, что-нибудь понадобится, дай знать — привезу.
«Почему-то мне кажется, что от десерта это дитя откажется. На диете? Не удивительно, что она столь хрупка. Хм... в любом случае, Мариям будет „кормить“ чаем. Нужно ползти».
— Что ж, моя мазель, поедемте знакомиться. Что конкретно будут вам поручать, увы, для меня тайна. Но, думаю, первые два дня будут лекции, наставления. Затем, мой друг, вас ждет возможность продемонстрировать собственные навыки. Ну, в заключении, с месяцок будете медсестрой. А дальше, на усмотрение наставника — возможное дневное свободное плавание. Вобщем, все зависит от тебя. Выходные — суббота, воскресенье. График — с 10:00 до 17:30, обед — с 13:00 до 14:00.
Вампиресса встала и подхватила сумку.
— Что же я еще хотела сказать? Святая Роза, сегодня я рассеяна. После родов, словно в прострации. Ария, вы готовы? Нам вновь придется совершить верховую прогулку. Не волнуйтесь, дитя мое. На этот раз, будет намного удобней. Мой Диван, хоть и гигант, но просто создан под седло. На нем даже спать удобно.
Калерия мило улыбнулась и поманила за собой девушку.
— Уже уходите, мазель? Так скоро. Опять пропадете на неделю? — Пухленькая служанка обиженно надула губы. Девушка несла поднос с графином. — Все пропадаете где-то, дома совсем не бываете. А без вас, скучно.
Услышав подобное, трампесса рассмеялась и примирительно погладила пухленькую особу по плечу.
— Полно тебе, Нина. Еще успеешь от меня устать. Не могла бы ты попросить, чтобы вывели Дио.
— Уже бегу, мазель.
Нина кивнула и удалилась.
— Ах, я вспомнила! — Воскликнула Калерия, резко оборачиваясь к следовавшей за ней гостье. — Может у вас, есть какие-то пожелания? Да и, мазель фон Мольтке, мы же не обговорили оплату. Сколько вам платили на предыдущем месте?

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (04.09.2012 12:19)

+5

18

«После родов?» — Ария не смогла удержать эмоции и взглянула на вампирессу широко раскрытыми от удивления глазами. Прекрасная мазель выглядела столь молодо, что сложно было представить ее в роли матери. Сколько бы ни было между двумя расами сходств, различий все же было больше. «А ведь ее ребенок может выглядеть примерно так же, или чуть более юно. И быть даже старше меня». Фон Мольтке лишь пару раз видела семьи вампиров, да и то не слишком вдавалась в подробности их родственных связей, поэтому не было ничего удивительного в том, что слова мазель фон Трамплтон стали небольшим шоком для нее.
Впрочем, девушка достаточно быстро взяла себя в руки. Насколько бы ребячливо ни выглядела ее гостеприимная госпожа, она все-таки оставалась вампирессой. «Такие вещи вовсе не должны меня удивлять. Должна бы уже привыкнуть, сколько раз контактировала с вампирами», — Ария невольно почувствовала досаду на то, что так эмоционально отреагировала на столь простые слова. Наверное, в душе она так и осталась ребенком, который никогда не устанет удивляться даже таким обычным, с первого взгляда, вещам.
Фон Мольтке едва не врезалась в мазель, когда та внезапно обернулась к ней.
— Пожелания? Хм...
Пришлось срочно собирать в кучку убегающие мысли. Да еще и восстанавливать в памяти весь монолог Калерии, не отвлекаясь на эмоции. «Библиотека отца», — отказываться от столь соблазнительного и великодушного предложения Ария не стала. Зачем? Мало ли, когда у нее еще появится такая возможность. Девушка уже давно наловчилась ухватывать свою удачу за хвост, пока та не сбежала к кому-нибудь другому.
— Я была бы признательна, если бы вы попросили вашего отца прислать что-нибудь из своей библиотеки. Жаль, я не знаю, какие книги в ней хранятся. Однако я буду рада любым редким, даже не слишком популярным трудам по алхимии, медицине и травничеству...
Ария помолчала, прикидывая в уме, что бы ее могло еще заинтересовать.
— А так же трудам о гулях и способах борьбы с ними.
Упоминание о новой поездке на лошадях Ария храбро проигнорировала, полагая, что на этот раз все должно пройти более гладко. Все-таки первый раз — всегда самый пугающий. Теперь девушка уже примерно представляла, что ей предстоит. Конечно, испытывать наслаждения она точно не будет, но хотя бы не будет дрожать от страха и мучить гриву бедного коня. Поэтому достаточно спокойно ожидала прибытия этого загадочного пока «Дио-Дивана». Вопросов по работе больше не было, оставалось лишь решить дело с оплатой. Оно было не первоочередной важности, поэтому сначала фон Мольтке решила еще раз мысленно проверить, не пропустила ли она чего-нибудь важного из деталей их договора? «Вроде бы нет. И... неужели будет платить столько же, сколько в библиотеке? Хотя... платили там не слишком много, но хватало на жизнь. Так что жаловаться не приходится».
— Платили мне около четырехсот флоренов в месяц, это учитывая премии за реконструкцию древних манускриптов, систематизацию архивов и так далее.
Девушка едва повела плечами, лишь этим выдавая свое недовольство подобной ценой. В конце концов, она была лучшей на своем курсе во всем, что касалось теоретической алхимии. Если бы только людей-алхимиков ценили, то сейчас бы она могла зарабатывать намного большие деньги, да еще и заниматься любимым делом. Развивать эту тему не хотелось, решение вопроса Ария оставила полностью на усмотрение мазель. В конце концов, сейчас она была не в том положении, чтобы привередничать.
Вдалеке послышался топот копыт. Вот уже показались и прекрасный конь, и конюх. «Джим, вроде бы?» За один день Ария увидела столько новых лиц, что запомнить их имена казалось ей невыполнимой задачей. Пусть она и хранила в своей памяти огромное количество информации, но вся она была посвящена науке и тем областям, которые ей были интересны. А вот данные о людях и вампирах очень быстро забывались.
— Неужели ваше поместье настолько велико, что приходится ездить верхом от одного здания к другому? — фон Мольтке не смогла сдержаться от опасливого взгляда на мощное животное. «Нет, все-таки пешие прогулки — самое лучшее». С фактом поездки она уже успела смириться, но забираться на коня без приглашения мазель фон Трамплтон не собиралась. Авось, все-таки не придется ехать?

Отредактировано Ария фон Мольтке (05.09.2012 14:00)

+7

19

Калерия удивленно вскинула бровь. «Хмм, книги по алхимии, медицине, о травах — понятно. А вот, про гулей зачем? О вкусах не спорят, только сдается мне — неспроста интерес. Ох, дитя, дитя. Только в муравейник не лезь». Вампиресса покачала головой, вспоминая о нескольких старых книгах и записях на весьма нелицеприятную сторону вампирской сущности. Когда Калерия была в стадии «хочу все знать», она умоляла бабулю рассказать о гулях. Почтенная Аннет всегда плевалась и дальше: «Это низость, слабость, распутство и распущенность. Страшно и, это убивает как тебя, так и окружающих», — дело не шло. Вполне возможно, что подобная тема была болезненная для нее, поэтому посвящать внучку в такое она не хотела. После нескольких безуспешных попыток (выведать у отца и матери Калерия тоже пыталась) юная Почемучка сдалась. Уже после смерти бабушки, она нашла книги, записи и вероятную причину болезненных тягот Аннет. «Тяготу» (а именно дневник Алларта) Калерия изучила, пришла в мучительный ужас и сожгла от греха подальше. Поэтому, на счет того, чтобы давать записи вампиресса сомневалась, а вот книги готова была привезти. «Думаю, для начала узнаю, для чего подобные знания, а там посмотрим».
— Мазель, первые два месяца оплата от 800 до 1000 флоренов, что-то вроде испытательного срока. А дальше от 2000. — Решив перевести свои раздумья в другое русло, выпалила вампиресса.
Вдали послышался размеренный топот копыт. Сердце трампессы сладко екнуло, когда на горизонте появилось мощное, но изумительное создание. Диван, а если точнее Дио, а если еще точнее Диоан V — шестилетний тяжеловоз, шайрской породы. Вас удивляет, что вампиресса использует под седлом тяжеловоза? Ха, и еще раз, ха! Эти богатыри прекрасны и под седлом, и в тяжелой работе. Диоан, как достойный представитель своей породы, вымахал под 190 (а Калерия боялась, что он попрет до всех двух), имел грациозный ход и нарядный экстерьер. Его любили все, а он — хитрая рыже-белая морда — пользовался этим, выпрашивая лакомства. Добродушный великан обожал, когда ему чешут за ухом, поэтому всегда тыкался мордой в грудь понравившемуся объекту. Вот и сейчас, стоило конюху подвести коня к особам, животинка сразу потянул нос к Арии. Смекнув, что подобное действо может обернуться для девушки не шибко приятно (к примеру, не расчитав силы, жеребец мог мордой просто «отпихнуть» хрупкую особу в ближайший куст), трампесса несильно щелкнула пальчиком по его бархатистому лбу. Диван фыркнул и попятился.
— М-да. Территория довольно обширная, так сказать на вырост, если я решу обзавестись большим поголовьем непарнокопытных. В принципе, мы могли бы совершить приятную пешую прогулку, минут так на двадцать, но мне, после того как я передам вас Мариям, нужно в город за покупками. — Калерия похлопала по седельной сумке и улыбнулась. — Мазель, позвольте.
Трампесса проверила все ремни, убедившись, что жеребцу ничего не мешает и, погладив животное по крупу, ловко заскочила в седло. Через секунду бок пронзила ноющая боль. Досадливо зашипев, непроизвольно потерев поврежденное ранее место, особа протянула руку девушке.
— Я помогу, мазель. Разрешите. — Джим решил подсуетится. Он моментально подхватил Арию, словно пушинку, и усадил в седло позади вампирессы.
— Держитесь, мой юный друг. — Калерия улыбнулась и, чуть поведя поводом, развернула коня.
Дамы бодрым шагом удалялись прочь от поместья. Скажем честно, смотрелись они комично. Мощный конь и две маленькие «девочки» на его спине. Со стороны было удивительно, как этот гигант слушается хозяйку, которая даже повод практически не держала. Но, Диван давно уже привык к «самоволке». Он, будто интуитивно знал, куда нужно Калерии, хотя возможно тут не обходилось без неосознанной псионики.
— Знаете, мазель фон Мольтке, я вами восхищена. Ваш уверенный выбор в пользу алхимии достоин похвал. — Нарушая молчание, тихо проговорила вампиресса. — Обычно люди, решающие выбрать подобную стезю, быстро сдаются. Я прекрасно понимаю насколько тебе тяжело заниматься не тем, но ты не сдавайся. Считай это моим предсказанием, но твоя жизнь может резко измениться — свернуть в сторону мечты, главное верить и наблюдать. Мне не шибко хочется видеть, как ты будешь заниматься не совсем той работой, но лучшего, увы, предложить не могу. На первых порах, присмотрись к наставнице, она, как никто другой, сможет показать, что лучшая профессия та, к которой лежит душа. Я постараюсь помочь в плане литературы, но и присмотрюсь к окружающему обществу. Вдруг найдется порядочный алхимик, нуждающийся в помощнике.
Губы Калерии чуть тронула легкая хитрая улыбка, а конь, будто почувствовав игривый настрой хозяйки, ободряюще заржал и закивал головой.
— И еще, Ария... называй меня на «ты» и без всяких великосвецких закидонов. Сил моих больше нет. А то, возьму и... накормлю шоколадным тортом — в наказание. Ты же, как я поняла, бережешь фигуру?! Хотя, куда тебе... и так тонкая, звонкая и прозрачная.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (06.09.2012 00:46)

+5

20

Ария сидела за спиной вампирессы, осторожно держась за ее плечи, стараясь улавливать бодрый шаг коня. Было еще немножко страшно, безумно хотелось обнять мазель за талию и прижаться крепко-крепко, зажмурив глаза, вслушиваясь в спокойный тихий голос. Однако девушка не решалась сделать нечто подобное: стеснялась столь близких контактов, к тому же помнила, как на секунду прекрасное лицо исказилось от боли в боку. Поэтому оставалось лишь цепче сжимать ткань рубашки, устремив взгляд куда-то вдаль. Лишь бы не смотреть под ноги коняшки, которая была выше ростом, чем сама фон Мольтке раза в два, наверное.
«От 800 до 1000, а дальше — 2000», — слова мазель фон Трамплтон отдавались приятным звоном где-то на периферии сознания, повторяясь раз за разом. На той же периферии пролетали изображения вещей, которые Ария могла бы позволить себе, зарабатывая такие деньги. Девушка честно пыталась сосредоточиться на словах вампирессы, но мозг улавливал лишь некоторые фразы, не желая объединять их в общий смысл.
Стоило же слуху уловить заветное словосочетания «шоколадный торт» и «фигура», как Ария встрепенулась. На этот раз смысл сказанного дошел до нее очень быстро. Фон Мольтке не сдержалась и тихо засмеялась, покачав головой.
— Жестокий вы человек, мазель. Вернее, вампиресса. Я же лопну, если придется целый торт есть. В меня столько и не влезет.
«Отец всегда жаловался, что я ем как котенок — такими же маленькими порциями. Что ж, это свойство организма помогло мне пережить не самые лучшие времена. Так что это даже к лучшему».
— К тому же, сами потом пожалеете, когда увидите, что со мной станет после такого наказания, — легкая улыбка все еще не покидала ее лицо, даже несмотря на воспоминания о ныне покойном отце. Правда, последующие картинки прошлого заставили Арию не только нахмуриться, но еще и презрительно поморщиться. — После смерти отца я заедала горе сладким. В конце концов, всего за один месяц я из нормального человека превратилась в ходячий пирожок. От меня даже за сто метров пахло ванилью и корицей.
Тяжко вздохнув, фон Мольтке решительно переключилась с неприятных мыслей на просьбу мазель.
— Впрочем, я постараюсь перейти на более неформальный стиль общения. Только ничего обещать не буду: меня воспитывали соблюдать речевой этикет, да и в университете практически всегда приходилось говорить в такой вот уважительной форме.
«К тому же, мне сложно обращаться на „ты“ к практически незнакомому человеку. Каким бы хорошим он ни был». Естественно, озвучивать заморочки собственного характера ария не стала.
— Если же говорить о людях, занимающихся любимым делом... То тут мне повезло: подобных случаев на моем пути случалось предостаточно. Именно они зачастую служили мне вдохновением, которое заставляло идти вперед, упрямо подняв голову, — уголки губ дрогнули в намеке на улыбки. Перед мысленным взором пронеслись образы тех, кто так или иначе повлиял на ее судьбу. Да, подобных людей и вампиров было не так уж и много, зато они оставили значительный след в ее душе. Пусть потом их дороги и расходились, это не влияло на те чувства, которые Ария продолжала к ним испытывать.
Конь все так же бодро вышагивал в сторону, видимо, лазарета. Фон Мольтке подозревала, что им осталось не так уж и много ехать до места назначения — все-таки Дио оказался на удивление резв и быстр для своей мощной комплекции.
— А вы... ты. Ты часто путешествуешь? — припомнила Ария слова служанки о месяцах разлуки и упоминание самой Калерии. Девушка совсем не собиралась спрашивать об этом. Вопрос был несколько бестактен. Просто мысль о том, что в поместье не будет хозяйки, когда она приступит к работе, не вдохновляла. Калерия была столь солнечной персоной, что ее присутствие невольно обнадеживало. Оставаться же один на один с кучей незнакомого народа... Брр... Для Арии это было сродни осуществлению одного из кошмаров. И все равно, что все тут казались приветливыми и доброжелательными. Фон Мольтке прекрасно знала, насколько может быть обманчива внешность. Сама была таким примером. К тому же навязчивая мысль о наставничестве никак не хотела покидать голову. Не могла алхимик смириться с тем, что у нее есть возможность узнать кое-какие сокровенные тайны травничества, а она ее упускает.
Как-то совсем внезапно для Арии впереди показалось здание, которое она определила, как лазарет. Сразу вспомнилось, что едут они на «смотрины». Девушка невольно заерзала, чувствуя, как начинают от волнения холодеть кончики пальцев на руках. Да, она знала себе цену, как прекрасный алхимик, но вот медик? Ей раньше никогда не приходилось испытывать на практике те знания, которые давали в университете. К тому же, фон Мольтке сомневалась, что тут они могут пригодиться.
Не желая растягивать ожидание, Ария сама мягко соскользнула со спины коня, стоило тому остановиться. Глядя на спускающуюся Калерию, девушка спохватилась, что так и не спросила ее о самочувствии.
— Мазель, с вами... с тобой все в порядке? Мне показалось, что вы почувствовали боль, когда садили на коня.

+5

21

Трампесса усмехнулась и попыталась обернуться, чтобы посмотреть на девушку. «Она улыбается? Уже хорошо».
— Пирожок?! Как это мило. Только не рассказывай об этом Кристине. Этот самоуверенный дьяволенок, обязательно тебя в ванильный пирожок переименует. Она любитель давать прозвища, при этом, не стесняясь их упоминать всегда и везде. На меня уже многие дамы косо смотрят, хотя, возможно, тут зачастую не в прозвищах дело. — Калерия язвительно прищурилась. Учуяв смену настроения хозяйки, Диван уж было собирался перейти на бравую рысь, но вампиресса вовремя придержала его. Озадаченно фыркнув, конь продолжил дальнейший путь бодрым шагом.
— Много ли путешествую? — Трампесса задумчиво прикусила губу. — Если только от одного стойла к другому. Будучи студенткой, я побывала в разных местах. Прежде чем поступила на работу на конезавод Кайсбера. Была даже в Айзе и Хурбостане. Но, кроме лошадей у меня нет абсолютно никаких воспоминаний о тех поездках. Даже не скажу тебе — в Хурбостане было жарко или холодно. Странно, правда? После переломного момента в жизни, я живу лишь целью и мечтой. С одной стороны — вроде неплохо, а с другой... страшно. Может поэтому тут так «ураганно». Все и вся... крутится, вертится — складывается ощущение жизни, той, что находится за стенами поместья. Я в свет выхожу лишь по необходимости. Странно для молодой особы. Многие бегают, хихикают, очаровывают — живут на полную катушку, не заботясь о будущем. Но это так утомительно и глупо, на мой взгляд. Хотя и моя жизнь может показаться утомительной и скучной кому-то. Наверное, мне нужен отпуск. Забиться куда-нибудь в уголок и залечь в спячку, многое обдумать, пересмотреть. Отец невольно намекает на создание семейного очага. Хотя мне кажется, со мной сложно и не всякий бравый кавалер меня потерпит. Я не популярна у противоположного пола, если это не касается деловых отношений и дружбы. Да и я, привыкла быть всегда одна, но детишек очень хочется. Что может быть лучше, чем маленькое чудо, бегающее вокруг тебя и голосящее «Мама»?! И опять я не в ту степь увела разговор... моя рассеянность. Прости, утомила, наверное.
Рыжая особа хмыкнула и с удивлением поняла, что они довольно быстро добрались до лазарета. Ловкая мазель фон Мольтке смело спешилась первой. Довольно успешно и умело, как если бы всю жизнь ездила верхом. Калерия не могла не отметить сие действо, поэтому, тут же оценила успех, одобрительно кивнув. Последующий же вопрос девушки застиг ее врасплох. Она даже не сразу поняла, о чем речь. Но стоило ей начать слезать с коня, когда боль вновь пронзила бок, Калерия лишь улыбнулась.
— Да, в порядке. Жить буду. — Как бы в подтверждение своих слов, рыжая особа похлопала по талии. — Небольшой синяк. В наше время, роженицы такие нервные, вредные... даже если это кобылы. Ну, пойдем? Волнуешься? Не переживай, хотя я сама уже вся извилась. Не люблю я лечиться, прям ужас берет. Мариям будет в шоке. Увидеть меня второй раз за день в лазарете — что-то нереальное.
Вампиресса тихо засмеялась и решительно пошла первой. Не смотря на свежесть воздуха и легкий аромат лаванды, чуткая трампесса учуяла неуловимые нотки лекарств. Мариям всегда старалась поддержать приятную, теплую атмосферу в лазарете, чтобы лишний раз не волновать пациентов. Вообще, это была довольно душевная женщина, с напускной строгостью. Даже, несмотря на тот факт, что женское счастье у нее не сложилась, Мариям все равно оставалась довольной своей жизнью, стараясь найти хоть и маленькие, но действительно счастливые моменты. Хотя, почему найти?! Она сама их создавала. Каждый день она творила маленькие чудеса, как для себя, так и для других. Просто не всякий мог это увидеть с первого взгляда. Но зато, ее невозможно было забыть. Молодо выглядящая (при своих 46 лет), она обладала поистине таинственным шармом, что невольно ею заинтересовываешься. Даже встретив один раз, вы на всю жизнь запомните большие темно-болотные глаза, блестящие каштановые волосы, всегда собранные в низкий пучок и очаровательную родинку над верхней губой. Калерия всегда подозревала, что в докторе Рифли течет манушская кровь, хотя спросить женщину напрямую не решалась. Так же, как не решалась часто посещать лазарет. Вампирессе всегда казалось, что Мариям видит ее насквозь и знает о ней абсолютно все, а это смущало. Вот и сейчас, ступать второй раз за день в обитель здравпункта, было для трампессы волнительно. В приемной Мариям не оказалось, поэтому оглядевшись, рыжая особа решила посмотреть в процедурной. Стоило ей открыть дверь и заглянуть в следующую комнату, как брови изумленно поползли вверх. На кушетке сидел бледный мужчина подозрительно похожий на главного ветврача конезавода. Над ним, беспрерывно ворча и отчитывая, хлопотала Мариям.
— Курт?! Что произошло? — Калерия безуспешно пыталась разглядеть, что точно делает доктор.
— Ааа! Пришла? Что, уже успела набить новый синяк? Голубчики, вы даете сегодня. То вообще их не увидишь, а тут, по несколько раз за день. Понравилось у меня, или вконец угробить себя решили? А, Кали, что молчишь?! — Мариям распрямилась и сурово сверкнула глазами, глядя на вампирессу через плечо. Трампесса нервно хихикнула и невольно попятилась. — Вот, полюбуйся на него.
Женщина поцокала языком и отошла к рядом стоящему столику. Тут-то Калерия и смогла разглядеть Курта. На правом предплечье мужчины, зияла уже зашитая рана.
— Курт? — тихо позвала трампесса.
— Нет, ты представляешь... она стала еще агрессивней. После родов должна была растратить все силы, а тут... мы попали. Калерия, мы попали.
— Ты слишком рано к ней пошел.
— Не скажи. После тяжелой жеребости, я должен проверять состояние здоровья кобылы и жеребенка чаще. Но, я не думал, что она так быстро восстановится. Будто ничего не было, летает только в путь. К жеребенку не подойти никак. Вот, последствие позорного побега. Нам нужно один крюк для упряжи перевесить, а то цепляешься при побеге с заносом.
— Хааа.. — Калерия тяжело выдохнула, присаживаясь на кушетку рядом с ветеринаром. Ободряюще похлопав его по коленке, она сочувствующе посмотрела. — Отдохни недельку, другую. Я сама за ними присмотрю. У Дафны стресс, через пару дней отойдет... наверное.
— Она такая по натуре. Жеребость только помогла ей раскрыться. Пока жеребенок нуждается в матери, нам нужно продержаться.
— Ха, а дальше? Что дальше, Курт? Продать?
— Да продать! Неужели ты против?
— Ты понимаешь, что это подло?! Как по отношению к лошади, так и к покупателю. Подсунуть кому-то неуровновешенное животное? А если в доме дети?
— Так продай бездетным.
— Курт, я никогда не продам неуправляемую лошадь. Никому и никогда. У нее стресс, когда малыш подрастет, мы переведем ее в отдельную леваду, стойло у нее и так отдаленно от остальных. Понаблюдаем, с какими лошадьми она начнет контачить, будет с ними пастись, чтоб уж совсем не одичала.
— У тебя все так легко. Хочешь подождать, пока она кого-нибудь не угробит?
— Если только меня. Я беру Дафну на себя. По крайней мере, за неделю сожительства, она меня не убила — хоть малость, но значит.
— Ты безумна, Калерия. Мало тебе хлопот?
— Давай оставим этот разговор, сейчас тебе лучше подумать о себе. Иди домой и отдохни. Хочешь, я провожу?
— Я в норме, дойду.
— Тогда, жду тебя через две недели. Мариям, душа моя, я права?
— О, конечно, ты всегда права, несносная девчонка! — Женщина подошла к ним, чтобы наложить повязку. — Так часто, что порой хочется отвесить тебе подзатыльник!
Мариям была возмущенна до глубины души, поэтому пока перевязывала предплечье пациенту, краснела и что-то бормотала себе под нос. Калерия, дабы сгладить напряженность ситуации, решила перевести стрелки на знакомство.
— Марии, а у меня для тебя сюрприз. — Осторожно протянула рыжая особа.
— О Роза, надеюсь, он вдохновляющий. На сегодня головной боли мне достаточно.
— Я тебе помощницу подыскала. Точнее, она сама к нам пришла. Очень способное дитя.
— Помощницу? — Мариям выпрямилась и удивленно посмотрела на вампирессу.
— Знакомься, мазель Ария фон Мольтке. Дитя стоит за тобой в дверном проеме и, по-моему, довольно озадачена нашим спектаклем. Она немного стеснительна, но уверена, раскроется подобно невиданному цветку и еще не раз нас удивит. — Калерия лучезарно улыбнулась и кивнула на стоящую девушку. — Ария, проходи. Вот эта ворчливая мадам, твоя наставница — Мариям Рифли. А это — Курт Брюстер, наш главный ветеринар.
Курт чуть улыбнулся и приветливо кивнул девушки. Мариям же развернулась, внимательно осмотрела мазель с ног до головы и, скрестив руки на груди, кивнула.
— Довольно кстати, сейчас, как раз начнется «сезон», поэтому помощь мне понадобиться. А вам мазель, представится возможность проявить свои таланты и умения. Приятно познакомиться, дитя мое. Надеюсь, вы достаточно терпеливы и менее впечатлительны. Думаю, наше сотрудничество принесет неплохие плоды, если конечно, вы не сбежите прежде, чем я вас обучу. Как понимаю, во врачевании опыта либо нет, либо он был небольшим? Проходи, проходи. Садись в кресло. Я сейчас закончу, отпущу милсдаря, и мы побеседуем немного. Сделаю травяной чай... Курт, не ерзай, осталось сделать лишь укол!

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (10.09.2012 16:28)

+5

22

Услышав на свой вопрос обычное «в порядке», Ария лишь недоверчиво хмыкнула, сделав отметку в уме, намекнуть мазель Мариям, что следует еще раз осмотреть сударыню, возможно, смазать «небольшой синяк», чтобы убрать боль. А то больно не верилось, что вызывающая боль у вампира рана может быть несерьезной. Все-таки у этой расы болевой порог был несколько выше, чем у людей. Значит, проблема не была столь незначительной, какой ее хотела показать мазель фон Трамплтон.
Дальнейший путь и даже часть разговора, в котором четко слышались взволнованные и недовольные нотки, прошли мимо фон Мольтке. «Роженицы такие нервные... даже если это кобылы...» — вертелись слова аристократки в голове, нашептывая, что что-то в разговоре до этого Ария или не так услышала, или не так поняла. «Она сказала: „но детишек очень хочется“. Ах, вот оно что. Я тогда про роды что-то не так поняла, видимо. Значит, мазель еще все-таки не стала матерью. То-то ее образ у меня никак не желал вязаться с материнством». Девушка довольно кивнула, ведь теперь стало ясно, что первое впечатление о вампирессе было все-таки не ошибочным. Алхимик ненавидела ошибаться, и в формулах, и в реальной жизни. Поэтому всегда радовалась, когда становилось понятно, что ошибки допущено не было.
Погрузившись в свои мысли, фон Мольтке так и осталась стоять на пороге. Очнулась она лишь тогда, когда заметила движение в лазарете — это Мариям подошла к незнакомому девушке мужчине, на плече которого виднелась добротно зашитая рана. Ария даже не вздрогнула от подобного зрелища. Все-таки она провела большую часть времени в полицейском отделении, а там многое можно было увидеть: и разбитые носы, и ножевые раны. Да и папенька дико не любил медиков, поэтому предпочитал до последнего лечиться на дому, лишь когда самочувствие совсем ухудшалось, нехотя шел в больницу.
— Приятно познакомиться, мэтресса Рифли, милсдарь Брюстер, — Ария несколько натянуто улыбнулась и сделала неглубокий реверанс, памятуя, что это все-таки официальное знакомство, пусть и обстановка была достаточно уютная и домашняя, да и мазель Мариям казалась весьма хорошим человеком. Просто такие моменты давались фон Мольтке всегда с трудом, да и не готова она была к тому, что в лазарете окажется еще один человек. «К тому же само мое представление... Неужели я действительно показалась мазель такой стеснительной? Ой, слышала бы она, как я умею выражаться, когда меня злят... Тогда бы точно эту характеристику не стала бы соотносить с моей персоной».
Ария послушно прошла вглубь помещения и устроилась на краешке стула. Она надеялась, что в этот раз ее не будут потчевать чаем, а то обстановка слишком уж располагала. склонив голову набок так, чтобы челка закрывала глаза, девушка наблюдала за тем, как ловко перебинтовывает ее будущая наставница плечо пострадавшего.
— Да, опыта работы доктором нет. Лишь базовые знания по медицины, доступные каждому уважающему себя алхимику. Впрочем, — фон Мольтке задумчиво замолчала, вспомнив свою реакцию на достаточно неприятно зрелище недавно зашитой раны. — Впечатлительной назвать меня нельзя, это точно.
«Ну, испуг, испытанный при внезапной атаке огромного волкодава не считается. Любой нормальный человек или вампир испугались бы».
— Я не упоминала этого при мазель, но сейчас вспомнила, что в детстве частенько помогала отцу, если тот получал ранение. Он был полицейским, так что происходило это достаточно часто. К тому же, папенька ненавидел больницы всеми фибрами своей души.
Губы иронично изогнулись, стоило только вспомнить, каким упертым бараном становился Вильгельм, стоило только поднять вопрос о вызове врача или походе в больницу. Впрочем, видимо подобное отношение к подобным заведениям передавалось в роду: Ария тоже предпочитала лечиться сама, чем тратить деньги на услуги незнакомого человека, который мог не только не помочь, но и навредить.
— Хотя я уже давно не практиковалась, так что можно все-таки сказать, что опыта у меня — ноль. Зато есть усидчивость и трудолюбивость, — немного подумав, девушка все-таки добавила: — Если, конечно, меня заинтересовать. Впрочем, раз это работа, то я буду стараться сделать все правильно.
Мариям, уже подготовившая шприц для укола, принялась за дело. Ария не смогла сдержать веселого смешка, увидев, с какой опаской взрослый мужчина смотрит на острую иглу. Ей лишь удалось замаскировать свой смех под легкий кашель. Девушка могла поспорить, что милсдарь Брюстер едва смог сдержать свое «ой», когда укол все-таки был произведен. «И до этого он легко переносил боль от достаточно серьезной раны. Если я правильно поняла из разговора, то напоролся на крюк». Фон Мольтке всегда было забавно наблюдать за воистину суеверным страхом, с которым многие взрослые люди относились к слову «укол». Сама Ария даже в детстве плакала перед стандартными процедурами взятия крови на анализы лишь для того, чтобы бабушка ее утешила и купила что-нибудь сладкое. Поэтому никак не могла понять, чего же все остальные так боятся.
Кажется, Курт с облегчением вздохнул, когда ему позволили одеться и покинуть лазарет. «Все-таки удивительное это место. Ведь даже мазель фон Трамплтон, кажется, изрядно волновалась, когда шла сюда. Кстати...»
— Мэтресса Рифли, — обратилась девушка к своей будущей наставнице, — возможно, вы могли бы еще раз осмотреть сударыню? Ее до сих пор беспокоит боль в боку, а она говорит, что это всего лишь синяк.
Конечно, Ария не могла быть уверена в том, какие повреждения считаются в этом месте легкими, а какие — тяжелыми. Ведь стоило ступить на порог лазарета — и мужчина с порванным плечом. Мало ли... И все-таки не верилось фон Мольтке, что нельзя убрать боль от синяка совсем. Они жили в век расцвета науки и алхимии. Каждый год разрабатывались новые снадобья и лекарства. Одних обезболивающих было огромное количество. И это не считая сохраненных рецептов традиционной медицины. Так что девушка справедливо рассудила, что ее мазель просто не захотела еще раз возвращаться в лазарет из-за незначительной боли. Раз уж они пришли сюда, то почему бы и не проверить, не ухудшилось ли состояние кровоподтека или что там схлопотала себе мазель при общении с роженицей?
Оставив решение за Мариям, фон Мольтке стала с интересом осматриваться по сторонам. Сравнить это помещение с лазаретом университета было, конечно, нельзя, но тут было достаточно пространства, чтобы можно было разместить пострадавших. И чтобы спокойно уместились два человека, не мешая при этом друг другу. Вот чего Ария точно не хотела, так это мешаться под ногами.
— Ах да, мазель фон Трамплтон, вы позволите мне познакомиться с той... эм... кобылкой, о которой вы только что говорили? Возможно, помочь я ничем не смогу — с лошадьми никогда не имела дела, но одно время отец учил меня находить общий язык с животными. С озлобившимися в том числе. Раньше мне это удавалось. Иногда.
«Правда, едва ли можно сравнить огромных собак с лошадьми. Наверное, идея эта глупая. Ведь никакими особыми силами я не обладаю, зато уроки о повадках животных запомнились хорошо. Почему бы не вспомнить детство? К тому же, жалко будет, если эту лошадку все-таки продадут. Разлучат мать с жеребенком... Это печально». Ария всегда питала слабость к животным, особенно тем, кто попали в беду. По правде говоря, к зверью девушка часто относилась лучше, чем к людям и вампирам. Те могли сами себе помочь, но попавшие в беду животные такой возможности не имели. К тому же люди зачастую сами были виноваты в тех бедах, которые на них свалились, а вот зверюшки часто страдали по вине двуногих. Поэтому, по мнению фон Мольтке, заслуживали хотя бы сочувствия.

Отредактировано Ария фон Мольтке (11.09.2012 13:23)

+5

23

— Матресса Рифли, возможно, вы могли бы еще раз осмотреть сударыню? Ее до сих пор беспокоит боль в боку, а она говорит, что это всего лишь синяк.
Трампесса вздрогнула и умоляюще покосилась на девушку. Сейчас безумно хотелось вскочить со словами «Провожу Курта!» и, выбежать из помещения. Но, доктор Рифли уже переключила свое внимание на нее.
— Значит, мазель фон Трамплтон испытывает боль?! — Женщина прибралась на столике и развернулась. Глаза ее были прищурены, а лицо исказила ухмылка. — А мазель выпила ту микстуру, которую я ей дала?
— Я как раз хотела это сделать... после того, как представлю тебе сударыню. — Убедительно соврала трампесса, лучезарно улыбнувшись.
— Да ты что?! А ты ее с собой носишь?
— Конечно, я... — начала было рыжая врунишка хлопая по сумке, но Рифли уже показывала крохотный пузырек.
— Ты его даже не взяла, лиса. Теперь раздевайся. Если бы ты меня внимательно слушала, сейчас бы не мучилась. Раздевайся. Спасибо, Ария, ты молодец. Твоя внимательность и участливость — одни из первых характеристик хорошего лекаря. А теперь посмотри, что бывает, когда пациент не выполняет наших рекомендаций. Калерия, мы ждем!
Рыжая особа тяжело вздохнула и начала развязывать корсет.
— О, Роза! — Мариям всплеснула руками, подошла к вампирессе и ловко расправилась с кожаным предметом одежды. Положив его на стул, женщина расстегнула и стащила с трампессы рубашку. — Ария, дитя мое, достань из шкафчика одну зеленую ампулу, а другую черную. Да, да, правильно... и одну черную, они на верхней полке слева. Спасибо, радость моя. Положи их на столик и подойди к нам.
Мариям приветливо улыбнулась подошедшей девушке и развязала бинты на талии рыжей особы. Доктор Рифли посмотрела на багровеющий кровоподтек, перевела хмурый взгляд на трампессу и отвесила той не сильный подзатыльник.
— Когда же ты перестанешь халатно относиться к себе, несносная плутовка?! Неужели думала, что помазав своей мазью, когда соизволишь, конечно, все пройдет? Теперь будет намного больнее. Ложись.
Калерия мысленно прокляла свое невезение и, скрестив руки, прикрывая обнаженную грудь, легла на кушетку. Спорить с этим доктором — себе дороже!
— Видишь, Ария... если бы наша непослушная мазель выпила обезболивающее, мне бы не пришлось его вкалывать. — Проворковала Мариям, колдуя над столиком. Поочередно разломив капсулы и набрав их содержимое в шприц, женщина обернулась. — После, я расскажу тебе, как готовить кашицу с соком арники. Она отлично снимает отеки. А сейчас, посмотри, как стоит обкалывать поврежденное место. В шприце на пять впрыскиваний. Как ты догадалась, никогда не следует колоть непосредственно в саму зону повреждения. На глаз отступи сантиметра на три и... — Мариям поднесла шприц к боку трампессы и ловко ввела под кожу лекарство, вокруг синяка. При каждом вводе жидкости Калерия зажмуривалась и закусывала губу, но звука не подавала. — Теперь мы возьмем пасту на основе еловой живицы и медового купороса. Будь осторожна, она жгучая. Аккуратно смазываем синяк круговыми движениями. Добавим еще один тонкий слой и наложим повязку. Вот так. Калерия, через пять минут можешь вставать, но без резких движений. А раз ты так любишь народную медицину...
Мариям, отойдя от кушетки, направилась к низкой тумбочке. Присев на корточки она долго гремела склянками и наконец, выудила одну из баночек.
— Запоминай. И не вздумай увиливать! — Угрожающе напутствовала женщина, обращаясь к уже согласно кивающей вампирессе. — Я даю тебе голубую глину. 2-3 столовой ложки смешаешь с сырым яйцом и 1 столовой ложкой меда. Нанесешь смесь на льняную ткань, прикроешь компрессной бумагой, я тебе ее тоже дам, и бинтом закрепишь на месте ушиба. Как только глина под повязкой согреется, снимешь ее и на несколько минут положить в холодное место, затем снова прибинтуешь. Все поняла?
— Так точно! — Калерия медленно встала с кушетки. Оглядевшись в поисках рубашки, она, извиняясь, улыбнулась Арии. — Неудобно получилось.
— Ты в лазарете, а мазель Ария без пяти минут медицинский работник, — вмешалась женщина, записывая на всякий случай рецепт для трампессы. — Нечего стесняться.
— Ты вроде, до того как меня начали пытать, изъявила желание познакомиться с Дафной? — Дабы сменить тему, начала Калерия. — Знаешь...
— Только через мой труп! — Строго перебила Мариям, упаковывая рецепт, бумагу и баночку в сумку пациентки. — Давай помогу надеть корсет, затягивать его сильно не следует. Так вот, Ария, душа моя, обещай, что не сунешься к этому дьяволу в лошадином обличии. И ты, плутовка, не смей ее водить! Хочешь мне дитя угробить? Себя не жалко, так хоть других пожалей!
— Марии, успокойся. Я все понимаю. Видишь ли, Ария... Дафна, будучи жеребой, стала весьма своенравной. Хоть сегодня она разродилась, но стресс и тяжелые роды, не лучшим образом сказались на, и без того вредном, характере. Курту уже досталось, а он очень опытный и отменный ветеринар. Сейчас не лучшее время для знакомства с ней. Пусть она успокоится, придет в себя, а там посмотрим. Я не знаю, в каких условиях ее держали прежде, человек, у которого она покупалась, не внушал доверия. Лошади очень обидчивы и злопамятны, поэтому вымещают обиду при самых удобных случаях, мстя при этом всему двуногому и разумному роду. Придется с ней поработать, чтобы она вновь поверила в нас. А когда станет добродушней, я обязательно тебя к ней отведу. Но, с ее жеребенком, если захочешь, познакомлю в ближайшее время. — Калерия улыбнулась и поправила спутавшиеся волосы.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (12.09.2012 02:36)

+7

24

Пока мазель фон Трамплтон переодевалась, Ария отвернулась, вновь оглядываясь по сторонам. Правда, сделала она это скорее не от смущения, а для того, чтобы скрыть легкую ухмылку: слишком уж забавным было выражение лица вампирессы, когда ее начали отчитывать. Калерия в этот момент напомнила девушки нашкодившего ребенка, которого поймали на провинности. Словно и не было тех десятков лет, что разделяли их даты рождения.
Правда, уже через несколько минут фон Мольтке стало жаль ее мазель, которой все-таки пришлось вкалывать обезболивающее. При этом все это сопровождалось непрестанным ворчанием мазель Рифли. Ария сама ненавидела, когда кто-то начинал наставлять ее на «путь истинный». С другой стороны она была полностью согласна со словами доктора — собственное здоровье нельзя было запускать, уже ей-то это было известно получше других. Ведь иногда одна забытая микстура стоила девушки ужасной ночи, проведенной в лихорадке.
За действиями мэтрессы фон Мольтке наблюдала предельно внимательно. Даже поднялась со своего кресла и подошла поближе, став на два шага позади доктора. Пошагово запоминала каждый этап. «Надо бы записать то, что уже успела сегодня увидеть. Иначе точно сотрется из памяти, стоит только пройти нескольким часам».
Услышав заветное «нельзя» Ария недовольно нахмурилась. Не любила она запреты. К тому же, если в голову ей приходила какая-то идея, то выбить ее оттуда было почти непосильной задачей. Желание увидеть эту строптивую лошадь становилось почти нестерпимым по мере того, как две женщины ее отговаривали. Оно жгло изнутри, елозило под кожей, заставляя чесаться ладони. Конечно, фон Мольтке сама не слишком уверена была в своих силах. Все-таки одно дело — одичавшая от плохо обращения собака, а совсем другое — кобыла, защищающая своего жеребенка. И все-таки... Слово «невозможно» девушка не переносила еще больше, чем «нельзя». Неужели действительно нет никакого способа укротить Дафну? У каждого действия должна быть причина, значит, есть она у злобного поведения лошади. То, что ею может являться «характер», Ария не верила. В подобном объяснении не было логики, не хватало фактов. Как истинный ученый, Ария просто не могла смириться с подобным.
По идее надо было бы согласно кивнуть, мол, да, поняла, ни за что не подойду ближе чем на десять метров. И все-таки... Теперь стало еще и интересно. Любопытство заворочалось, подняло голову и сонно проморгалось. Ее проклятье. Сколько раз Ария попадала в самые нелепые ситуации, иногда и опасные, когда шла на поводу у этого чувства? Множество раз. Шишки, заработанные на подобных ошибках, никак не желали учить девушку хоть чему-либо.
— Неужели нельзя посмотреть на нее хотя бы одним глазком? Ведь можно же не подходить близко, — голосок прозвучал тонко и жалобно, смотрела Ария прямо на мазель фон Трамплтон, поэтому пришлось чуть поднять подбородок, чтобы возместить разницу в росте. Впрочем, это лишь делало спектакль более убедительным: черные глаза не затеняла челка, поэтому умоляющее выражение в них читалось легко. Ломкие пальцы сложились на груди в замок. Девушка пару раз нерешительно переступила с ноги на ногу. Перевела все тот же взгляд на доктора, затем вновь вернулась к созерцанию мазель. Фон Мольтке даже не пыталась манипулировать зрителями этого маленького концерта. Просто подобное «кукольное» поведение настолько въелось в ее привычки, что избавиться от подобного она могла лишь при стрессе или в кругу очень близких друзей.
— Пожаалуйста, — а вот это уже был тон капризного ребенка, который Ария использовала не так часто. «Ну, они же меня за дитятю держат, вот пусть и пожинают плоды подобного поведения». Не то, чтобы девушка мстила за то, что ее все тут поголовно звали «дитя», несмотря на то, что она уже давно была самостоятельной и взрослой женщиной. Фон Мольтке прекрасно понимала, что для вампиров ее возраст — едва ли не ранее детство. Просто не привыкла к подобному отношению к своей персоне. Обычно ее знакомые относились к ней исключительно как ко взрослому человеку. Даже в университете преподаватели достаточно быстро прекратили относиться к ней пренебрежительно хотя бы в возрастном аспекте. А раз уж тут изначально ее воспринимать как ребенка, то почему бы и не попользоваться этим?
— О, я помню, мазель, что вам необходимо ехать в город, — спохватилась Ария, — но, быть может, кто-то из работников в конюшне покажет мне Дафну. Мне правда очень любопытно взглянуть на нее. После всех этих ваших разговоров.
Самая толика обвинительного тона. Мол, заинтриговали, а теперь пошли на попятный. Впрочем, фон Мольтке прекрасно держала ту грань, когда игра оставалась игрой. Было понятно, что никого она не осуждает на самом деле.
— Ох, и я вовсе не увиливаю от начала обучения. Это может подождать и до вечера, — это уже обращение к доктору. На миг Ария остановила свой монолог, задумчиво прижав палец к губам, возведя очи к потолку, потом вновь посмотрела на Мариям. — Кстати, а когда мы начнем обучение? Уже сегодня или перенесем на завтрашнее утро?
Собственно, Ария даже и не надеялась, что так легко сможет устроиться на работу. Поэтому и оделась в одежду, которую было очень жалко запачкать каким-нибудь отваром. Ладно бы бульон, его легко отмыть. А если какая-нибудь мазь попадет? Потом же пятно будет почти не вывести.

+7

25

Когда последний раз ее таак умоляли? Ставя глазки и, по-детски смотрели? Никогда. Поэтому, данные ощущения были для вампирессы в новинку. Почему-то сейчас, она поняла, что если ее будущие детишки прибегнут к подобным действам, то успех их операции составит 80% из 100. «Это праведное любопытство, или действительно любовь к братьям-сестрам наши меньшим?» Вампиресса недоуменно вскинула бровь.
— Ну что, рыжая колдовка? Не успела девушка переступить порог «Клейборн Фарм» как уже бредит лошадью! Скажи, как ты это делаешь? — беззлобно проворчала Мариям, вручая сумку. — Ох, Ария. Сдалась тебе эта кобыла?! Я же вижу по глазам, не отведи тебя Калерия, сама выведаешь, сунешься, схлопочешь по первое число. Пусть ведет, но знай, что я не одобряю. Да, на счет начала нашего тандема. Сегодня, для тебя шибко насыщенный день получается, поэтому иди домой, хорошенько выспись, а завтра я жду тебя в одиннадцать часов. Можешь взять с собой блокнот, но если забудешь, у меня их навалом. Как я уже говорила, на подходе «сезон» травм, поэтому нам нужно сделать запас мазей, микстур, обезболивающего, обеззараживающего и заготовки для примочек. Остального добра достаточно, хотя, не мешало бы провести ревизию. Так что, жду тебя завтра, душа моя. Я рада, что ты пришла. — Мариям добродушно улыбнулась и погладила девушку по плечу. — Так, Кали!
Рыжая особа вздрогнула от резкого «переключения» к своей скромной персоне. Калерия перекинула ремешок сумки через плечо и внимательно посмотрела на доктора Рифли.
— Если удосужишься отвести Арию к Дафне...
— Я не буду подпускать ее близко к ней. Не переживай. Завтра, мазель придет к тебе в целости и сохранности. И, спасибо за милую экзекуцию. — Калерия подпорхнула к женщине, крепко обняла и смачно поцеловала в щеку.
— Ах ты, лиса. — Все еще строя из себя строгого доктора, но уже мягко проговорила Мариям. — И не забудь! Сделай все точно так, как я записала. Это снимет отек и поспособствует быстрому заживлению. Ты когда к отцу поедешь?
— Хм, я хотела на следующей недели, но раз ты спросила... Думаю, сегодня и заеду. Как раз забрать кое-что нужно, да и отец поговорить хотел. Он вроде расстался со своей пассией, надо бы его выслушать, подбодрить. Ну, мы пойдем. Не скучай.
— Будьте осторожны.
Калерия помахала женщине и, подмигнув, кивнула девушке. Выйдя из лазарета, она свернула влево и неспешно направилась вдоль левад. Вдали виднелось длинное здание из сероватого камня, с красной покатой крышей. Это была конюшня маточного отделения. Она располагалась близ ветлазарета. Все-таки за жеребыми и ожеребившимися кобылами нужен был практически ежедневный присмотр.
— Признаюсь, меня удивила твоя заинтересованность Дафной. Это любопытство, увидеть необузданную кобылу? Или желание обуздать ее? — Калерия плутовски посмотрела на Арию. Некий авантюризм в девушке присутствовал. Все-таки, не смотря на внешнюю кротость и безобидность, Ария была не так проста. И чем больше Калерия с ней общалась, тем больше это понимала. Нельзя судить книгу по обложке, хоть некоторое первое впечатление бывает безошибочным. — Знаешь, я думаю, немного разгадала ее секрет. Порой, животные похожи на нас, порой, они лучше нас. Если рассматривать Дафну не как кобылу, а как женщину, некая картина проясняется. Предположим, жила-была одна дама. Родители ее не были голубых кровей и жила она в простой, даже бедной семье. Внешностью природа обделила, но внутренний стержень, прыть, живость ума, сообразительность — присутствовали. Своего рода компенсацией за внешнюю фактуру, были психологические и физические данные. Детства как такового у нее не было, пришлось рано и тяжело работать. Скажем, она устроилась прислугой. Дитя кочевала от одного дома к другому. Было тяжело и казалось, конца и края нет такой жизни. Но однажды, все резко переменилось. Она попала в неплохие условия, где на нее никто не давит, никто не кричит, не бьет. Работой не нагружают. Но главное — она находит личное счастье. В нее влюбляется прекрасный молодой человек. Причем сразу и бесповоротно. Преград влюбленным никто не строит. Это же успех. Правда? Переход от плохого к хорошему, слишком резкий. Многим бы подобное вскружило голову. А тут еще беременность. Женщины, как правило, становятся более эмоциональными, подверженными частой сменой настроения, нервозам. Страх. Вот что движет молодой мамой — страх и сомнение. Ни сколько в ребенке, сколько в себе. Смогу ли я, стать хорошим родителем? Смогу ли я, правильно воспитать малыша? Будет ли ему хорошо? Не случится ли чего? Останется ли все так замечательно, как сейчас? А уж когда, понимаешь, что во время беременности что-то идет не так — страх и нервозность возрастают. Не стоит так же забывать, что воспоминания о собственном не счастливом детстве — автоматом примеряются на собственном ребенке. Вот что мы имеем. Только с человеком можно поговорить, а с кобылой, намного тяжелее. Особенно сложно убедить ее, что с жеребенком мы ничего плохого не сделаем. Ха, я говорю бред, правда?
Калерия засмеялась и покачала головой.
— Может, стоило сказочницей стать?! Мы пришли. Дафна с малышом находится в дальнем стойле, чуть дальше от остальных мамочек.
Вампиресса толкнула тяжелую дубовую дверь, и они попали в светлое помещение. Пахло свежим сеном и легкими нотками ванили. Калерия принюхалась и прыснула от смеха.
— Похоже, сегодня купали лошадей. Только зачем они все время аромамасла добавляют в мыло? В прошлый раз пахло земляникой.
Трампесса медленно двигалась вдоль просторных стойл, из которых, нет-нет, да и выглядывали любопытные мордочки. Смешливые жеребята тоненько ржали, некоторые из них прижимались к материнскому боку и любопытно таращились. Рыжая особа подошла к одному из стойл и внимательно посмотрела на обитателей. Серая горбоносая кобыла на секунду оторвалась от кормушки, посмотрела на гостью и вновь переключилась на еду. Малыш же нерешительно подошел ближе, принюхиваясь. Улыбаясь, трампесса потрепала маленькое чудо за ушком и двинулась дальше. Уже на подходе к нужному месту, она почувствовала легкое волнение, только волновалась не рыжая особа и не шедшая с ней рядом девушка. Это напряженное чувство будто витало в воздухе. В деревянно-металлическую дверь предупредительно ударили. «Нас заметили» вздохнула вампиресса.
— Ария, постой пока напротив и не подходи близко. Дай ей время привыкнуть к новому запаху. А я пойду на баррикады. — Калерия подошла ближе и чуть вздрогнула, когда кобыла вновь ударила задними ногами по двери. Низкорослая чалая кобылка была воинственно настроена. Она закрывала свое чадо всем корпусом, оттесняя того в угол и неотрывно смотрела на вампирессу. Калерия вздохнула и облокотилась на дверь. — Все буянишь, дуреха. Малыша задавишь, хоть о нем подумай.
Спокойный, обволакивающий голос трампессы звучал умиротворенно. Дафна шумно втягивала воздух, чуть прижимая уши. Переминаясь с ноги на ногу, она готова была броситься в любую секунду. Решив действовать так же как и неделю назад, вампиресса решительно открыла дверь и зашла в стойло. Дафна напряглась и заржала. Так они и замерли. Спокойная рыжая особа с одной стороны и настороженная кобыла, закрывающая жеребенка — с другой. Сколько прошло времени, прежде чем Дафна признала свою недавнюю соседку по стойлу, Калерия не знала. Возможно, целых пять минут, а возможно и все десять. Только после того, как вампиресса опустилась на застеленный сеном пол, кобыла неопределенно фыркнула и отошла от жеребенка. Дафна все еще была на чеку, ведь ощущала стоящего неподалеку постороннего человека, но факт, что рядом находилось и знакомое существо, как-то успокаивал.
— Ты мне хоть мелкого разрешишь посмотреть? — обратилась к кобыле трампесса. — Или может, отдохнешь? Посмотри на себя... молоко пропадет, чем кормить будешь? Уууу, дуреха куцая. Иди сюда.
Калерия протянула руки, в надежде, что Дафна подойдет, но вместо нее, подлетел (хотя скорее, спотыкаясь подковылял) маленький несмышленыш. Он был настолько чудным на своих паучьих ножках, что невозможно было сдержать смех.
— И каким же ты у нас будешь? Может быть... игреневым. — Кали неспешно ощупывала малыша, пока тот с любопытством зарывался мордой в копну ее рыжих волос.

+5

26

Жалобную историю о молодой женщине, ухватившей кусок хорошей и безбедной жизни Ария слушала с легким недоверием. Нет, рассказано было красиво, в этом никто не сомневался. Просто соотносить лошадь с человеком? Приписывать ей людские мотивы и эмоции? «Наверное, мазель очень любит коней, если умудрилась состряпать такой рассказ ассоциаций». Сама фон Мольтке, жившая в среде, где такой вот романтике нет места, где больше внимания уделялось естественным и прикладным наукам, а не философии и литературе, не могла подобным трепетным образом относиться к зверью. Эти существа не были наделены даром вербального общения, значит, и мыслили они как-то по-другому, а не как люди и вампиры. Нет, Ария просто не могла отождествлять эти столь разные виды.
К тому же, она долгое время жила в деревне. Если бы она привязывалась к каждой собаке, которых заводил отец, или к курочке, то не могла бы спокойно смотреть, как те погибают, защищая хозяина. Уж тем более не могла спокойно осознавать, что на ужин у них сегодня одна из тех хохлушек, что только недавно бегали по двору. Подобный способ мышления, который только что озвучила мазель фон Трамплтон, принес бы юной фон Мольтке только боль и лишние проблемы.
Так что девушка лишь неуверенно пожала плечами, когда мазель обратилась к ней за оценкой собственной истории. Она не была уверена, что выводы, которые сделала мазель, верны. Да, возможно, юная мамаша беспокоиться о своем жеребенке, но ведь она изначально была домашним животным. Они, по идее, должны доверять людям. «Хотя... если прежний ее хозяин причинял вред... Только какой вред можно причинить лошади? Это собаку можно запинать или закидать камнями. Лошади если и достанутся, то только удары кнутом или прутьями. Конечно, подобное отношение должно было родить в животном недоверие и злобу к людям, но мазель сказала, что Дафна некоторое время уже провела в их левадах, прежде чем обзавелась животом», — Ария задумчиво наблюдала за действиями мазель фон Трамплтон, даже не пытаясь что-либо предпринять. Она всегда, когда было время для этого, сначала обдумывала ситуацию, а лишь потом начинала что-либо предпринимать. Да к тому же лишний опыт в общении с лошадям не помешает. Надо хотя бы посмотреть, как профессионалы обращаются именно с этим видом непарнокопытных.
«И все-таки мазель безрассудна, права доктор», — фон Мольтке лишь покачала головой, глядя, как храбро вампиресса заходит в стойло к лошади, от которой не так давно схлопотала копытами по боку. Не стоило ли делать это более степенно? Дать Дафне привыкнуть, как мазель посоветовала ей самой? «Впрочем, ей виднее, она собаку съела на этом деле».
Подождав, пока лошадь немного успокоиться, а жеребенок не окажется в объятиях мазель, Ария сделала несколько небольших, неспешных и плавных шагов в сторону троицы. Она не спешила. остановилась где-то в метре от входа. При этом внимательно наблюдала за поведением Дафны. Та нервно повела ушами и вскинула морду, уставившись на нее внимательными глазами. Фон Мольтке остановилась, стараясь вообще не шевелиться и удерживать зрительный контакт. Как-то давно отец говорил ей, что это — наилучший способ избежать всплеска агрессии со стороны озлобившегося животного. Правда, не во всех случаях. Некоторые хищники подобного обращения не оценят, особенно если соперник слишком слаб для них.
Еще один осторожный шаг. Дафна явно недовольно таким вмешательством — вон как встревоженно начала переступать копытами по земле, да и переместилась ближе к мазель. Благо что еще не нападает. «Думаю, стоит на этом пока остановиться».
— Мазель, вы сказали, что у нее молоко может пропасть... Она что, не ест совсем? Или из-за чего-то другого? — максимально тихий голос с мягкими нотками, никаких переливов в интонациях и тонах. Взгляд на некоторое время был переведен на рыжеволосую вампирессу, но потом вернулся к кобылке. Дафна для Арии сейчас намного интереснее. Стараясь не делать лишних движений, девушка приняла более расслабленную позу, пытаясь расслабиться. Животные намного чувствительнее людей, так что будет плохо, если лошадка почувствует ее напряжение.
«Может быть, Дафна не так уж и давно у мазель?» — Ария постаралась припомнить разговор с ветеринаром, но, увы, большую его часть она позорно прослушала. «Тогда, может, она просто не успела привыкнуть к хорошему отношению? Все еще принимает весь род людской и человеческий за врагов? Поэтому после родов и пошло такое обострение агрессии. Значит, мазель права, что Дафна беспокоиться за своего детеныша? Что-то вроде памяти тела? Ведь роды — едва ли безболезненное действо. Вот и вспомнились прошлые обиды?» Забавно было осознавать, что две столь разные женщины пришли к одному и тому же выводу такими разными путями.
Еще один осторожный шаг вперед — она уже почти у ограды. Лишь десяток сантиметров отделяет ее от стойла. Рука осторожно скользит в карман, куда был спрятан кусок яблока, который всунула ей в руки заботливая Мариям. «Интересно, роженицам яблоки можно есть?» — в этом вопросе Ария была полным неучем.
— Мазель, а можно Дафну яблочком угостить? — вопрос столь же тих, как и предыдущий. Рука с лакомым кусочком замерла вдоль тела, не решаясь подняться выше, чтобы протянуть его лошади. Ария очень боялась спугнуть кобылку, которая настороженно замерла, наблюдая за незнакомым человеком. Почему-то очень хотелось, чтобы та прониклась к ней доверием. Впрочем, это чувство всегда возникало, когда отец приводил очередную дворнягу, глядящую на мир озлобленными глазами. Вильгельм никогда не покупал собак. Зачем, если на улице можно найти их огромное количество, да еще и более умных? Лучше уж спасти невинное животное, нежели тратить деньги на какую-нибудь элитную, но дурную болонку.

+4

27

Все внимание рыжей особы было приковано к маленькому любопытному существу. Как только она представила, что этот дурашка мог бы не появиться на свет и сейчас бы не теребил ей ухо, сердце ее больно сжалось и, вампиресса инстинктивно прижала малыша к себе. Тот, в свою очередь, не удержался на еще слабеньких ножках и плюхнулся на нее. Не сообразив, что произошло, малыш тоненько всхрапнул, но подниматься не стал. Ему было довольно удобно. Дафна неспешно подошла к ним, ревниво чуть прикусила плечо трампессы и переключила внимание на свою кровинку.
— Он родился сегодня. — Медленно сказала Калерия, поспешно понимая, что девушка что-то ей говорила до этого. — Его первый, долгожданный день на этом свете. Он тяжело дался Дафне, слишком тяжело для нее. Мы могли потерять жеребенка. Крупненький малыш неудачно перевернулся во время родов и застрял. Пришлось тянуть, в этот момент я испугалась. Впервые в жизни я испугалась, что придется делать ужасный выбор. Слава Розе! Она сохранила жизнь обоим. Теперь, я опасаюсь, что из-за всех нервозов у кобылы пропадет молоко. Но, она сильная и слишком любит малыша... обязана справиться, а мы поможем. Да? — Вампиресса нежно погладила ухо кобылы, которая усердно вылизывала жеребенка.
Услышав о том, что Ария хочет угостить Дафну, Калерия улыбнулась. Осознавать, что еще хоть кто-то может поверить в эту лошадку — истинная радость. Девушка уже достала сочный кусочек яблока, на который в момент отреагировала кобыла. Дафна напряженно всматривалась в Арию, следя за каждым ее последующим действием. Они обе сейчас были до смешного нерешительны. Девушка — остерегаясь сделать неверный шаг в налаживании отношений. Лошадь — поддерживая имидж дикой необузданности, мстящей всему живому и, боясь вновь поверить кому-либо. Только желание похрустеть вкусным яблоком, было гораздо сильнее желания сохранить имидж. Почувствовав это, Калерия тихо ухмыльнулась и покачала головой. Еще не все потерянно, нужно лишь время.
— Конечно можно. Неспешно протяни на ладони угощение и немного подожди. Не бойся, сейчас она не укусит. — Калерия улыбнулась и посмотрела на девушку. — Похоже, ей льстит повышенное внимание.
Наблюдая за действиями Арии, она поглаживала мягкую шерстку жеребенка и неосознанно улыбалась своим мыслям. Дафна с секунду нерешительно переминалась с ноги на ногу, но аромат фрукта был слишком манящ. Фыркнув и тряхнув головой, кобыла подошла к девушке. Бархатистые губы мягко коснулись открытой ладони, мгновенно сметая кусок яблока. Лошадь довольно захрустела угощением, благодарно ткнувшись носом в руку Арии.
— Бравоо, — мило протянула Калерия. — Можно сказать — первый этап пройден. Только, если будешь бегать к ней втихую, не таскай свежий хлеб. Он слишком мягкий... у лошадей от него колики. Лучше сухари. А... и сахар часто не носи. Все-таки сладости вредны для животных. Яблоки, морковка, свёкла, арбуз и арбузные корки — самые лучшие угощения. Что же, у всех сегодня был насыщенный день. Признаюсь, я была удивлена твоему приходу и твоему выбору. Но, надеюсь, не разочаруешься и тебе понравится у нас. А сейчас, тебе следует хорошенько отдохнуть. Да и Дафне пора поспать, вон малыш уже засыпает.
Калерия предельно осторожно высвободилась из-под разомлевшего жеребенка. Погладив на прощание кобылу по спине, она покинула и закрыла стойло.
— Давай я подброшу тебя в город? Все равно по пути. — Трампесса добродушно похлопала девушку по плечу и улыбнулась. — Сегодня заеду к отцу и посмотрю для тебя литературу. На первое время, три-четыре книги будет достаточно?
Вампиресса зевнула и потянулась. «Роза, сделай так, чтобы остаток дня прошел без приключений. Я слишком устала от новых впечатлений. Боюсь, удар хватит от нового удивления». Хмыкнув, Калерия похлопала себя по корсету. Непроизвольно оглядевшись, вампиресса нахмурилась.
— Хмм, стоит поразмыслить над постройкой еще одного отделения. Идем?
Рыжая особа кивнула девушке и двинулась к выходу.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (17.09.2012 02:29)

+3

28

Легкая улыбка появилась на губах, стоило Дафне принять скромное угощение. Маленькая, но победа. Ария уже давно научились радоваться мелочам жизни, так как большой удачей госпожа Фортуна ее как-то не баловала. Сегодня же произошло даже слишком много хороших вещей. И лишь сейчас, все еще чувствуя ладонью мягкость и тепло лошадиного носа, фон Мольтке начала осознавать, что период голодания и унизительных поисков работы как-то быстро подошел к концу. Теперь ее ждала интересная, пусть и не любимая работа, а еще и возможность изучить книги вампиров по алхимии.
Девушка судорожно выдохнула, чувствуя, как распирают ее яркие эмоции счастья и радости. Редкое явление в последние месяцы. «Возможно, жизнь с этого момента станет немного проще и легче?» Хотелось бы в это верить, но Ария не привыкла тешить себя ложными надеждами. Зато теперь появился шанс, что все-таки ее большая мечта приблизится. Мазель же обещала поговорить со знакомыми. Может, кому и понадобится помощник в виде алхимика-человека.
— Подбросить с город? Нет, спасибо, не на... — фон Мольтке остановилась и задумалась, глядя на рыжую копну волос идущей впереди вампирессы. — Хотя...
Изначально она собиралась отправиться после посещения поместья домой. Но стоит ли? «Я же работу долгожданную получила. Может, стоит себя побаловать и купить что-нибудь вкусное на оставшиеся деньги?» Конечно, расточительство было не самой лучшей идеей, но слишком уж хотелось продлить это чувство радости. А дома, холодного из-за отсутствия дров, оно быстро пропадет.
— Да, спасибо. Буду очень признательна, если подвезете.
И поспешила догнать мазель, которая уже уверенно двигалась обратно к Дивану.
«Интересно, а она на карете поедет или просто верхом? Надеюсь, что на карете». Копчик уже начал побаливать из-за непривычных нагрузок, так что трястись в седле лишний раз не хотелось. Пусть Ария и следила за своей осанкой при ходьбе, но при поездке верхом приходилось не только держать спину прямо, но еще и прогибаться немного. Так что теперь девушка то и дело недовольно поводила плечами, пытаясь снять неприятное тянущее ощущение в мышцах.
Увы, им предстояло еще раз проехаться на огромном коне. Девушка тяжко вздохнула, но послушно забралась на широкую спину.
— А книг можно привезти и побольше, если место будет. Я их быстро проглатываю. Даже те, которые не слишком мне интересны, — вспомнила о вопросе фон Мольтке, гадая, куда они едут на этот раз. Она уже успела запутаться в лабиринте этого земельного участка. Левады для нее были все на одно лицо, территория была немаленькая, а ходили и ездили они довольно много.
«А, мазель же, наверное, надо переодеться, прежде чем выбираться в город. Все-таки штаны предназначены именно для верховых поездок». Ария невольно посмотрела на свою одежду. Тут же заметила пятно.
— Ой, а как же я с грязной юбкой в город-то поеду? — получилось как-то растерянно. Девушка уже привыкла к тому, что ее одежда всегда безупречна, поэтому уже успела забыть о злосчастном пятне. Радостное настроение тут же улетучилось.
— Видно, придется все-таки домой идти, — удрученно проговорила Ария, тяжко вздыхая. А она-то уже настроилась на какую-нибудь приятную покупку, коих не совершала уже несколько месяцев. — Бу.
Фон Мольтке ненавидела, когда планы, которые она составляет, срываются. Причина была неважна. Если к ней кто-нибудь пытался сунуться в университете, когда девушка находила партнера-вампира, который соглашался провести опыты в лаборатории, то Ария применяла весь свой арсенал язвительности и саркастичности, только бы от нее отвязались. Увы, сейчас подобное поведение ничем не могло помочь. Да и на ком срываться-то? Не на мазель же.
— А если сначала домой добираться буду, то потом уже слишком поздно будет в город направляться... — еще более удрученно и очень-очень тихо. Нет, конечно, можно было пойти и в грязной одежде... «Нет. Ни за что на свете. Все будут на меня коситься, а дамочки презрительно хихикать». Ария ненавидела, когда над ней смеялись.
— Знаете, мазель, я, наверное, все-таки домой отправлюсь.

+4

29

Калерия рассмеялась. «Какая перемена настроения. Кстати, о переодевании. Я же не могу в таком виде поехать в город. Черт, почему мужчинам так везет. Надел штаны и не мучайся. Сел нормально верхом и отлично. А тут, думай каждый раз в чем выйти, кучу юбок нацепи. В седле, хрен знает как вывернись. Ах, тяжело быть дамой.»
— Кто-то недавно отнекивался от переодевания. — Ласково поддразнила вампиресса, взбираясь на Дио позади девушки. — Теперь, никаких отговорок я не приму. Мне, в любом случае нужно сменить одежду. При всем моем нежелании снять брюки в пользу платья. — Рыжая трампесса картинно надула губки и фыркнула не хуже лошади. Услышав «собрата» Диван задорно заржал и нетерпеливо ударил копытом. — Держись, Ария, прокачу с ветерком. Сэкономим кучу времени, да еще посмотришь, на что коняшка способна. Вперед, Диоан!!!
Издав победный клич, Калерия покрепче прижала девушку к себе и, чуть тронув ногами бока коня, с места, пустила его в лихой галоп. Добродушный гигант, только этого и ждал. Он уже пару дней не скакал вдоволь, поэтому с огромным удовольствием, рывком двинулся с места. Конь летел легко и непринужденно, не доставляя ни малейшего дискомфорта всадникам. Даже не смотря на габариты, он был быстр и грациозен. В такие моменты, Калерия всегда испытывала огромнейшее чувство счастья, несравнимое ни с чем. Легкий ветерок, ласково трепет волосы, ощущаешь нескончаемую свободу и радость бытия. Что может быть лучше?! За считанные секунды они преодолели значительное расстояние и вновь вернулись к поместью. В дверях, подперев косяк, стояла Кристина и с самой что ни на есть ироничной моськой, что-то жевала. Поему-то, эта поза и это выражение лица насторожили трампессу. Кристина явно знала, что хозяйка вернется, более того она ее поджидала. «Что еще случилось?» нахмурившись, подумала рыжая особа.
— А у нас гости! — Крикнула безразличным тоном девушка, наблюдая, как вампиресса спешивается и помогает Арии. — Молодой, интересный, симпатичный. Только тебе не понравится, говорю сразу.
Все тот же прыткий Джим уже спешил увести коня. Он выглядел озадаченным их возвращением, но лишние вопросы были не в его правилах. Улыбнувшись девушкам, конюх похлопал Дивана по крупу и, взяв под уздцы, повел к конюшне.
— А, Джим, пока не забыла. Попроси подготовить экипаж. Мы скоро отбываем. Грома будет достаточно.
— Хорошо, мазель.
— Итак, кто же к нам пожаловал? — Калерия поманила Арию и подошла к Кристине. Последняя же, закинула в рот орех и, ухмыляясь, посторонилась.
— Привет от майора Хангрейва ждет вас в гостиной. На редкость терпеливый и настырный малый. Но это, ни сколько не добавляет плюсов к его визиту.
— Что же, более пяти минут я ему уделять не стану. Цель его посещения мне известна. Ария, тебя проводит наверх Кристина, ты можешь выбрать любую одежду, которая тебе понравиться. Не волнуйся, расфуфыренных платьев у меня очень и очень мало. Крис, отведи пожалуйста ее, а я скоро подойду. Только выпровожу «привет».
Добродушность в момент слетела с лица рыжей особы, на смену пришла холодность и напускная надменность. Лишь озорные «чертики» в изумрудных глазах, напоминали о настоящей натуре Калерии фон Трамплтон. Распрямив плечи и, чуть вздернув подбородок, хозяйка поместья вплыла в гостиную. На диване, закинув ногу на ногу и откинувшись на мягкую спинку, сидел (попивая кофе) молодой мужчина. На нем был темно-зеленый мундир, сидевший как влитой, подчеркивающий точеное мускулистое тело. Густые пшеничные волосы — аккуратно причесаны. Не сказать, что бы он был плох собой, просто сам факт того, что этот человек (пусть и приятной наружности) был от ненавистного майора, уже настроил вампирессу против мужчины. Завидев рыжеволосую особу, он мигом поставил кофе на столик, подскочил и галантно поклонился.
— Мазель фон Трамплтон, рад встрече с вами. Прошу простить меня за столь дерзкий и неожиданный визит. Меня зовут Смоллетт Трилони.
— Не скажу, что рада встрече с вами, милсдарь Трилони.
— М-да, майор Хангрейв предупреждал на счет этого. — Мужчина попытался улыбнуться, но встретив прохладный взгляд, лишь кашлянул в кулак.
— Я спешу, да и вас задерживать не хочется. Давайте в темпе вальса, изложите суть очередного предложения достопочтенного майора, я, в очередной раз, отвечу категоричным отказом, и... мы на радостях разбежимся. — Калерия села на диван, скрестив руки на груди. — Да вы садитесь, садитесь. Кофе стынет.
Не ожидав подобного приема, хоть его и предупреждали, Смоллетт озадаченно сел.
— Я не совсем понимаю вашего упрямства, мазель. Вам предлагают хорошие деньги, сотрудничество, поддержку. Что стоит продать коня? Вы же конезаводчик, должны уметь различать выгодных клиентов.
— Сколько же вас таких умных, знающих и главное, поучающих! Почему вы считаете, что я должна потакать прихотям мистера Хангрейва? Я на него не работаю, сотрудничать с ним не желаю. Как вы только что сказали? Как конезаводчик я должна уметь различать выгодных клиентов? Так вот... я сама их выбираю, без чьих-либо указаний! Это мои лошади. Я, и только я решаю, кому, когда и за сколько продать, того или иного скакуна! Ни майор Хангрейв, ни Святая Роза, ни даже Моргот — мне не указ! Считаю, ваш путь сюда, был пустой тратой времени. Пять минут закончились.
— Пять минут? — Смоллетт непонимающе переспросил.
— Именно. Ровно столько времени я вам уделила. Повторяю, ни одно предложение майора Хангрейва, меня не интересует. Конь не продается. А теперь, разрешите покинуть вас... насовсем. Видите ли, я спешу. Можете допить кофе, а затем Кристина проводит вас до главных ворот. Бродить в одиночестве по территории поместья и конезавода — не безопасно. Неизвестно, с какой стороны может поджидать нечто.
Калерия хмыкнула и поднялась. Мужчина с секунду застыл в замешательстве. Он не ожидал, что встреча пройдет слишком быстро и сумбурно. Спохватившись, он вновь подскочил и поклонился.
— Мне было...
— Ой, не утруждайтесь, милсдарь Трилони. Я глубоко сомневаюсь, что вам было приятно. Просто передайте майору, что все его старания напрасны. Пусть наведается в Айзу. Там очень, очень много прекраснейших лошадей. Они затмят Грома в три счета.
Калерия чуть склонила голову и, развернувшись на каблуках, поспешно вышла из комнаты, оставляя несчастного мужчину наедине с чашкой еще дымящегося кофе.
Взлетев по лестнице, она с шумом распахнула дверь своей комнаты. Кристина с Арией еще выбирали наряд.
— Нет, ты только подумай! Явился, еще указывает мне, как вести дела.
— Ты преувеличиваешь, радость моя. — Кристина повела плечом. — Не говори, что мне придется его провожать?
— Ты догадлива.
— Вот так всегда. Да пусть его пес напугает, большой мальчик уже.
— Крис, будь добра.
— Ладно, уговорила. Он вроде симпатичный. Ария, я все-таки советую тебе синее платье с темными вставками и корсажем. Оно изумительно тебе подойдет. — Крис улыбнулась и неспешно вышла.
Рыжая особа тем временем уже закинула сумку на кровать и расправилась с корсетом.Не чувствовав ни малейшего стеснения (все же в комнате девушка), Калерия сняла штаны и стянула рубашку. Потрогав пальчиком перевязанное место, она фыркнула и направилась к шкафу.
— Очень надеюсь, что этот «сюрприз» покинет дом до того момента, как мы спустимся. Кстати, Крис права. Синее платье довольно милое.
Подмигнув Арии, трампесса мельком просмотрела содержание шкафа и, подцепив красное платьице, поспешила одеться.

Отредактировано Калерия фон Трамплтон (20.09.2012 00:38)

+3

30

Ария, оказавшись в гардеробной, несколько ошалело огляделась по сторонам. В который раз за этот день она удивилась способности мазель фон Трамплтон управлять людьми да и вампирами. Казалось бы в этой вампирессе не было ничего такого, что бы ассоциировалось со словами «власть» и «властность». Нет, мазель умудрялась манипулировать людьми вовсе не за счет демонстрируемой силы или харизмы. Просто она была настолько стремительной, что многие просто не успевали отреагировать на ее слова или действия.
«Вот и что я здесь делаю? Я ведь один раз уже отказалась переодеваться. Не хочу что-либо брать в долг. С другой стороны теперь-то я точно знаю, что завтра я сюда вернусь. Значит, смогу спокойно отдать одежду. Надеюсь только, что успею ее выстирать».
Девушка все-таки медлила, разглядывая платья, надеясь, что, может, о ее запачканной юбке забудут и просто подбросят до дома. Увы, и этому не суждено было случиться.
«И все-таки она — ураган. Откуда столько энергии?»
Ария отвернулась, когда мазель фон Трамплтон начала переодеваться. Не то чтобы она стеснялась, просто даже в женском общежитии не было принято следить за столь интимным процессом. К тому же, девушка начала придирчиво рассматривать платье, которое ей все так сватали. Уголки губ непроизвольно дрогнули и опустились вниз. «Платье. Ненавижу платья».
— Увольте, мазель, но платья я надеваю только по исключительным поводам. Юбки намного удобнее и практичнее.
«Да и куда я свою рубашку дену? Ой, а юбку?»
Ария решила подумать об этом после того, как переоденется. Поэтому она поспешила еще раз пройтись мимо вешалок с одеждой. Решив согласиться с цветом, которой ей посоветовали вампирессы, девушка выудила из шкафа простую темно-синюю юбку. Переодевалась она всегда быстро, так что уже через три минуты стояла со своей юбкой в руках, готовая выдвигаться.
— Мазель, не найдется ли у вас какой-нибудь сумки? Не хотелось бы оставлять юбку здесь, ведь ее надо постирать сегодня, чтобы пятно не въелось.
Естественно, ей не отказали. В комнату впорхнула очередная служанка, которую они сегодня уже видели, но чье имя Ария уже успела забыть. Небольшая, но вместительная холщовая сумка перекочевала на плечо. Юбка, аккуратно и тщательно свернутая, покоилась внутри.
— А кто к вам приходил? Насколько я поняла, не слишком приятный гость? — вопрос был задан осторожно, но без любопытства. На самом деле фон Мольтке было не слишком это интересно, просто не хотелось идти в тишине. Дом в такие моменты казался огромным, хотя на самом деле это было не так. Ария видела особняки намного больше этого. Пару раз даже бывала там. Правда, каждый раз уходила с мыслью, что не хотела бы там жить. Все-таки мэноры аристократов порой походили на музеи или хорошо почищенные склепы, где по коридорам гуляли сквозняки и всегда тянуло холодом, даже если все камины были растоплены.
Когда они вышли на улицу, Ария довольно и облегченно выдохнула. Нет, все-таки ей больше по душе пришлись угодья и садик у поместья, нежели сам дом. Пусть он был населен не в меру энергичными работниками. «Как же я буду на их фоне выделяться. С моим-то принципом максимального сокращения энергозатрат. Вот и зачем так мельтешить?» — мысли эти появились, стоило взглянуть на Джима («Вроде бы, я правильно запомнила его имя, да?»), который широко улыбался, о чем-то разговаривал с конем, а затем обернулся, вновь приветствуя тех, кого видел сегодня уже не раз. Словно подтверждая мысли об ураганной сущности жителей этих земель, из-за угла вырулил небезызвестный волкодав, на всех парах несущийся к своей хозяйке. Правда, на этот раз он затормозил в нескольких метрах от цели, тут же усаживаясь и начиная молотить по земле хвостом, явно довольный собой.
«Хм, что это у него за кусок ткани в зубах?»
Проследивший за взглядом девушки конюх весело рассмеялся.
— Это приходивший недавно милсдарь чем-то нашему Оресту не понравился. Или они что-то не поделили. Никто так и не понял, что случилось. Мы, конечно, сразу извинились. Правда, увы, милсдарь этого не оценил и в спешном порядке покинул территорию поместья, — слова, казалось бы, были сказаны с сожалением, но Ария отчетливо видела смешинки, плясавшие в зубах. «А не вы ли натравили собачку на этого господина?» Естественно, подозрения вслух не были высказаны.
— Какие у вас, мазель, все-таки ретивые сторожа, — протянуто было несколько насмешливо. Потому что Ария в красках представила сценку борьбы огромного волкодава и мужчины, которого она успела мельком увидеть. Особенно учитывая тот факт, что кусок тканы был выдран, скорее всего, из плаща. Девушка не выдержала и весело хихикнула.
Заставив себя взять в руки, Ария покосилась на карету и серьезно задумалась о том, а так уж нужна ей эта поездка в город? На такой-то карете да еще и в компании своей работодательницы. «Поздно менять свои планы, дорогая».
— Мазель, а куда вы направляетесь? Я-то сама точно не знаю, куда именно хочу попасть, так что свой маршрут легко смогу подстроить под цель вашего визита.
Фон Мольтке была уверена, что ее обязательно спросят о месте ее назначения. Не хотелось бы ей называть центральные улицы, если мазель фон Трамплтон нужно в какой-нибудь другой район. Магазинчики можно найти везде, как и таверну, в которой можно было бы поужинать.
«Да и нужно ли мне в центр города? Лучше высадиться где-нибудь ближе к предместьям, чтобы домой можно было возвратиться пешком. Не хочется ловить экипаж — еще деньги на него тратить... Эх, что ли скопить денег и купить лошадь? Ее содержание будет менее затратно, нежели оплата каждой поездки в город».

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Соседние города и деревни » [Малые Пустоши] Конный двор «Клейборн-Фарм»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC