Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Как совместить приятное с полезным


Как совместить приятное с полезным

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/25-Torgovyj-rajon/tr7.png
Участники: Фридрих Вайс Найтлорд, Камаледдин.
Локация: таверна «У тетушки Меригольд».
Описание: однажды темной-темной ночью... Или у страшной сказки тоже бывает счастливый конец.
Дата: 7 февраля 1828 года.

0

2

Сегодня Фридриху приснился весьма странный сон. Настолько странный, что он даже не решился никому о нем рассказать. Особенно своему вездесущему братцу, который мог, как всегда, перевернуть все с ног на голову и интерпретировать по-своему. Рыжий вампир, конечно, не знал, что сей сон может оказаться вещим, но чтобы настолько? Поэтому, чтобы как-то отвлечься, сразу после работы он решил немного поразвлечься и направиться в таверну под названием «У тетушки Меригольд».
Фридрих был не большой любитель выпить, точнее, напиться до поросячьего визга, чтобы потом не помнить ничего, что с ним творилось вчера. А вот его братец, видимо, частенько дышал парами веществ, которые он синтезировал при свомх алхимических опытах. В результате становился малоадекватным, по мнению Фрида. Из-за чего порой получал от брата по первое число. Одно время Вайс мирился с поведением младшего братца, мол, юность, надо все попробовать, но, впоследствии, Аз словно назло ему стал это делать и потом творить всякие непотребности. Вот старший брат и зверел, становясь похожим на гуля, только не жаждущего крови, а жаждущего свернуть своему младшенькому шею.
«Чтоб тебя приподняло и не сразу опустило, сволочь ты рыжая. Это же надо было недавно вытворить такое! Я привел девушку домой, чтобы все было тихо-мирно, ну почти... А этот явился в таком виде, что не в сказке сказать, не вслух произнести. Что-то мне не нравится его тенденция распускать руки. В результате его грязных домогательств до меня, красавицу пришлось выпроводить и потом ей полчаса объяснять то, что Аз напился. Правду ведь не скажешь, так врать надо было на голубом глазу. Скотина».
Так размышлял рыжеволосый вампир, сидя за столиком в таверне. Столик был достаточно удобным, он находился в углу и был скрыт от чужих глаз своеобразной беседкой. Стены беседки напоминали своеобразную клетку и были обвиты длинными зелеными виноградными лианами. Вайс любил это место, здесь он мог спокойно подумать, посидеть в одиночестве (ну или в хорошей компании, без назойливого братца), нормально поесть и выпить. Ну почти спокойно...
— Милсдарь, у вас такой грустный взгляд. У вас что-то случилось? Такой красавец и находится в гордом одиночестве, — послышалось тихое и нежное воркование где-то сбоку. — Или же вы ждете вашу не менее очаровательную спутницу? Может быть я смогу помочь скоротать вам этот вечер?
А вот настроение у Фридриха было не ахти. Потому что он вспомнил о брате, и настрой бешено быстро покатился вниз. Мужчина вздохнул, повернул голову, напротив за его столик села брюнетка, которая никак вампиру не понравилась. Человеческая девушка Красива, да, но было в ней что-то неприятное и отталкивающее. Вампир еле смог растянуть губы в некоем подобии улыбки, точнее, это была даже скорее ухмылка. Оскалил клыки и высказал:
— Нет, леди, в этот раз вы обратились не по адресу. Я жду спутника, а не спутницу. И собираюсь скоротать этот вечер именно с ним, а никак не с вами. Уж простите меня.
Однако реакция была совершенно не та, которую Фридрих ожидал.
— Тогда мы можем поразвлекаться втроем, если ваш спутник настолько же красив как и вы.
Девушка кокетливо (как ей казалось) стала накручивать прядку черных вьющихся волос на палец, уставившись своими тоже абсолютно черными глазами на вампира. Рыжий потянул носом — от собеседницы исходил явный запах алкоголя. Поскольку вампирам было плевать на человеческий алкоголь, они никак не реагировали на него. А вот напомнила эта картина ему братца, хоть ты тресни. Найтлорд наморщил нос, всем своим видом выказывая отвращение.
— Леди, шли бы отсюда подобру-поздорову. Оставьте меня в покое. Или вас лично выпроводить отсюда? Я вполне на это способен и даже не посмотрю на то, что вы девушка. Сходите протрезвейте лучше.
— Я не пьяна!
Возмутилось юное создание, однако Фрид поискал глазами официанта, кивнул ему, чтобы он подошел, потом поднялся из-за столика, цепко схватил даму под локоток и практически «вручил» ее подошедшему парню.
— Глаза чтобы мои ее не видели больше, хорошо?
Где-то рядом чуткий слух вампира уловил чей-то тихий смешок. Он поискал глазами тот объект, что издал сей смешок, и его взгляд остановился на ком-то... женственном. Одет человек (нет, все-таки вампир) был в кимоно чудесной расцветки, и Фрид никак не смог сразу распознать — парень это был или же все-таки девушка. Они встретились глазами, рыжий слегка сглотнул, а сидящий за столиком спрятал свой взгляд за веером. Фрид тряхнул головой, словно прогоняя наваждение, и вернулся к себе в беседку.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (27.07.2012 16:04)

+2

3

Сон был странным, если не сказать больше: слишком много кусочков, слишком много возможных исходов. Откинув влажную от пота массу волос, Ками медленно поднялся, отбрасывая одеяло. Странно, обычно видения не перетекали в такую абсолютную порнографию. Сегодня же часть видений плотно переплелась с откровенными и весьма развязными сценами секса. Влажные тела, стоны... все казалось призрачным маревом, на фоне которого и складывались кусочки видений, поблескивая на влажных тела подобно капелькам пота.
Накинув на плечи халат, провидец умылся и сел расчесывать свои волосы, медленно проводя гребнем по длинным прядям, приглаживая перед тем, как заколоть их в высокую прическу.
«Надо выйти в люди, возможно, что-нибудь увижу, и это поможет найти след артефакта. Он был в этом городе, и что-то мне подсказывает, что он еще сюда не раз вернется. Слишком большая концентрация занятных личностей, а значит, много возможностей раскрыть свои скрытые таланты».
Отложив щетку, Каммаледин остановил свой выбор на весьма интересном кимоно, он видел его отражение в одном из осколков и сейчас, даже не зная всей картины, Ками хотел подергать тигра за усы. Протянув руку к мечу, он невольно ее отдернул — нет не вяжется с задумкой.
«Он сможет меня выдать. А ведь если все пойдет так, как я задумал, я смогу поймать эту птичку и без помощи оружия». Заколов волосы тремя канаси, он медленно повернулся, стараясь показать себя со всех сторон ожидающему его охраннику.
— Ну что скажешь? — кокетливо щелкнув веером, принц прикрыл нижнюю половину лица на манер придворных дам. — Можно ли сказать, что я похож на женщину? Или же я все же мужчина? — сложив веер, он убрал его в рукава и поправил один из канаси, раздумывая, добавить ли побольше украшений или же не провоцировать местное население на нападение.
Прикрыв глаза и склонившись в глубоком поклоне, охранник лишь усмехнулся на заявление своего господина.
— Вы как всегда прекрасны, принц, я буду нужен вам сегодня?
«Повиновение и насмешка... Ну да, будь ты охранником моего отца, ты бы себе не позволил такой роскоши, как насмешки».
— Нет, ты остаешься в номере, это дело требует моей мнимой беззащитности, — подняв руку, Ками жестом приказал ему молчать и, подобрав полы кимоно, вышел из номера, направляясь навстречу приключениям.
Таверна «У тётушки Меригольд» радовала не только разнообразием посетителей, но и выпивки. Устроившись в укромном уголке, принц увлеченно наблюдал за посетителями, искренне посмеиваясь над неудачниками, которых отшивали местные красавицы. Несколько перепивших воинов даже попытались поухаживать за ним, угощая выпивкой, но так и остались ни с чем. Изредка касаясь особо настырных Ками «убеждал их проходить мимо», однако его внимание привлек «рыжик», напомнивший ему одного из драконов, нарисованных на стенах древнего храма — такой же порывистый и своенравный. Не удержавшись от смешка, провидец опустил глаза и прикрыл лицо веером, чем и привлек к себе внимание незнакомца, но ненадолго. Тряхнув головой, тот вернулся к себе в беседку.
«Пойти следом или же заняться поиском? Наверное, сначала все же дело, а затем отдых». Прикрыв на мгновение глаза, вампир вызвал в памяти тот кусочек головоломки, на котором можно было рассмотреть часть лица возможного похитителя и, отложив веер, принялся пристально рассматривать посетителей, кокетничая напропалую.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:42)

+1

4

Глаза незнакомца (или же все-таки незнакомки?) запомнились почему-то. Взгляд отчетливо врезался в память — изучающий, внимательный и какой-то... грустный что ли. Фридрих вновь тряхнул головой, словно ему было так легче отогнать назойливые видения. Он уселся за свой столик, ему как раз принесли его заказ. Вампир кивнул, с трудом подавил зевок, после чего достал из сумки книгу, принявшись за чтение.
«Если бы не некоторые дамочки, а порой даже, и молодые люди, отчаянно пытающиеся познакомиться со мной, это место было бы прекрасным и укромным уголком, в котором можно спокойно скрыться от чужих глаз. Да и дома братец не достает меня в последнее время, к моему огромному счастью. Здесь я могу отдохнуть от него. Не понимаю я, почему он в последнее время такой активный стал в отношении моей скромной персоны? Черт побери».
Однако настроиться на книгу ему пока что не удавалось. Постольку поскольку способность телепата начала себя проявлять каким-то странным образом. Рыжеволосый вампир стал настраиваться «на волны» находящихся вокруг него людей, слабые отголоски эмпатии не давали ему сосредоточиться. Но больше всего его волновало нечто другое. Фрид захлопнул книгу, не поняв не единого слова, что были написаны, и поднял голову, пытаясь сообразить, чья же «волна» перебивает все остальные. Искать долго ему не пришлось.
«Так, снова этот вампир. Или все-таки вампиресса? Это же надо иметь такую внешность, что сама Роза голову сломает. В трех местах причем. От него исходит какая-то странная сила, причем я никак не могу понять, что она из себя представляет. У него выжидательный взгляд. Интересно, кого или что он ищет в таком месте? Не похоже на то, чтобы он ждал кого-то, слишком этот... эта, тьфу. Привлекает к себе внимание. Как бы не нашел проблем на свою задницу».
Вайс словно в воду глядел. Однако не подумал о том, что его интуиция и в этот раз сработала бесперебойно. Он прикрыл глаза, несколько раз выдохнул, приказывая себе расслабиться и «отключиться» от неизвестного вампира. Вновь раскрыл книгу, пытаясь вчитаться и спокойно посидеть. Но не получалось. Потому что в беседку заглянул какой-то подвыпивший мужик и поманил Фрида к себе.
— Чего надо, чучело?
Рыжий смерил его презрительным взглядом зеленых глаз, посмотрев на него как на таракана. Левая рука машинально потянулась к хлысту, висевшему на бедре (данный вид оружия Вайс в последнее время практически всегда носил с собой), пальцы сжали рукоятку, и вампир был готов в любой момент применить плеть по назначению. Мужик же икнул, увидев такой взгляд, потом поднял руки ладонями вверх.
— Ай-яй-яй, какой смазливый мальчик и какой грубый. Смотри, язычок тебе укоротить не мешало бы. Или ты им хорошо работать умеешь в любых направлениях?
— Если ты сейчас не развернешься на сто восемьдесят градусов и не пойдешь своей дорогой, немытая мартышка, я тебе укорочу нечто другое. Ах да, и слюни подбери, а то подскользнешься, упадешь и из твоей тупой башки вытекут последние жалкие остатки серого вещества, — ласково проговорил Фрид, не повышая голоса, продолжая сверлить подвыпившего мрачным взглядом.
— Какой злобный мальчик. Ну ничего, я тебя запомнил, — мужик хмыкнул, развернулся, потом подозвал своих дружков, которые стояли неподалеку и, видимо, ожидали, какой результат будет у их главного в процессе «подкатывания» к рыжему парню. Результат был нулевой, народ расстроился, что было видно по их мордам.
И вот пристать они решили, судя по всему, к тому самому вампирскому существу, пол которого Фридрих так и не смог определить, потому что направилась банда именно по направлению к нему. Обступили столик, и один из них сел на стул рядом с вампиром в кимоно. Слыша его мерзкий и злобный гогот, Вайс сразу понял, что просто так от симпатичной мордашки они не отступят. Сузил глаза, отложил книгу, потом убрал ее обратно в сумку, решив понаблюдать за развитием событий.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (10.07.2012 12:43)

+2

5

Что самое удивительное: женщины, будь то вампирессы или люди, ни разу не приняли его за представительницу слабого пола, они с удовольствием кокетничали с ним, болтая о погоде, не забывая при этом ненавязчиво прикасаться к его кимоно.
«Интересно их так привлекает ткань или необычный для них фасон?»
Но были и достаточно настойчивые, которые прижимались всем телом, шепча на ухо всякие глупости, что, конечно, веселило провидца, но несколько отвлекало от наблюдений. То здесь, то там случалось то, что он видел в осколках вероятностей, но ни один из кусочков не складывался в общую картину. Убрав выбившуюся из прически прядку волос за ухо, Ками заказал еще вина.
«Что бы сделать сейчас... податься на дальнейшие поиски или же подождать».
Решив, что тут больше ничего полезного не найти, Камаледдин поднялся и, оставив пару монет, уже было направился в сторону выхода, но не успел, так как был пойман компанией весьма нетрезвых персонажей, которые, попытав свое счастье с «рыжиком», решили переключиться на него.
— Куда спешим, красавица? Тебе больше некуда спешить, ты уже нашла себе приключения на ночь.
Если Ками не отпугнули отвратительные физиономии всей компании, то это сделал запах, который был просто сногсшибательный, причем в прямом смысле этого слова. Поморщившись, Ками открыл веер, медленно обмахиваясь, чтобы хоть как-то разбавить окружившую его вонь другими запахами.
— Ну что вы, милейшие, если я и спешил, то вам навстречу, чтобы встретить вас, так сказать, боялся пропустить, — скромно потупив глаза, провидец просчитывал возможные варианты действий, стараясь не замечать оглушительного хохота всей честной компании.
«Можно вывести их в переулок, но с тремя я не справлюсь, надо было бы выманить их по одному, но как?»
Стараясь уворачиваться от прикосновений, вампир медленно направился к выходу, да и при всем желании бежать было несподручно. Заметив заинтересованные взгляды посетителей, он лишь убрал веер в рукав и продолжил свой путь к выходу. Сомневаться в том, что подвыпившая компания последует за ним, было бы глупо и необоснованно. Они искали жертву и посчитали, что он наиболее подходящий кандидат, вот только то, что жертва сама была способна за себя постоять, они явно не рассчитывали.
Выйдя на улицу, Ками прикрыл глаза, концентрируясь на предстоящей схватке.
«Главарь более пьяный, а значит реакция замедленна. Подручные, если не побоятся напасть, то будут делать это по одиночке»
Вдох... выдох... приближающиеся нетвердые шаги...
— Куда же ты красавица, подождала бы нас.
Воздух, казалось, загустел и стал похожим на мед, так часто бывало перед очередным приступом.
«Нет, только не сейчас, я не смогу сосредоточиться»...
Подняв руку, Ками вытащил одну из заколок и спрятал в рукаве. В принципе, можно было бы сделать это и веером, но на душе было как-то спокойней от осознания того, что в руке держишь сталь. Резкий рывок за плечо, и тонкая ткань кимоно жалобно тренькнула, расползаясь, и обнажая подкладку.
«Скотина»...
Тело реагировало, само направляя острие кансаси в глотку нападавшего. Удар, поворот, и вот уже грузное тело оседает мешком, грозя завалиться на него.
«Да чтоб тебя»...
Выдернув клинок, принц проворно спрятал его в рукав, поднимая глаза на подоспевшего подручного.
— Я не знаю что с ним случилось, — стараясь придать голосу максимально испуганно-плаксивые нотки, он внимательно вглядывался в переулок. Ну и где же второй?

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:43)

+1

6

Долго наблюдать за развитием событий ему не удалось, постольку поскольку неземное существо в кимоно решило по-быстрому слинять, дабы избежать домогательств со стороны подвыпившей компании. Фридрих хмыкнул: такие просто так не отстанут, пока не добьются своего. И что самое мерзкое было, в данной ситуации каждый сам за себя. Какой-то бредовый закон, уличный. Сможешь за себя постоять, выживешь, не сможешь... Да будет земля тебе пухом или твоей собственной чести.
«Печально. Никакой охраны, никаких блюстителей порядка. Я понимаю, если бы сия таверна была очередным борделем, в который приходят те, кто ищет приключения, развлечения и находят их на свою голову, задницу или другое место. Но место вроде приличное. Да, сюда заходят выпить, отдохнуть, поесть, некоторые на свидания приходят, выступают достаточно милые дамы, у некоторых из которых весьма неплохой голос. И что? Это никем не контролируется».
Пока вампир размышлял о бренной жизни и мерно потягивал коктейль из бокала, существо в кимоно скрылось из виду, а вместе с ним и пьяная компания утянулась на улицу. Телепат прекрасно представлял, чем может закончится поход того вампира в это заведение. А также понимал, что закончится он может достаточно плачевно.
«Если даст отпор, то в такой одежда не развернуться, не повернуться. Нашел же, что надеть. Красиво, конечно, не непрактично же. В драках особенно. А если это все-таки девушка? Рыцаря сыграть? Коня белого нет, в наличие имеется только рыжий, да и тот дома сейчас пасется на лугу где-нибудь. Если, конечно, Азазель его не заездил. А хотя... как он его заездит-то, если Торнадо даст ему по зубам копытами, как тому конюху? Черт, с каким бы удовольствием я на это посмотрел».
— А ночка-то обещает быть веселой...
Неизвестно кому проговорил Фрид, так как чуткий слух вампира уловил, как еще несколько мужчин перешептывались между собой, явно обсуждая появление в таверне красивого молодого человека (или девушки?) в необычной одежде. Видимо, они тоже решили попытать счастья. Зеленые глаза Вайса сощурились: неужели так много охотников до чужого тела в данном заведении? Надо бы пересмотреть свои приоритеты, так недолго и себе проблем найти, благо желающие нашлись уже.
— Леди, я оставляю свой заказ нетронутым. Счет оплачен, прошу меня простить.
Рыжеволосый встал из-за столика, осмотрелся на предмет того, ничего ли он не забыл, хотя вещей у него при себе было мало, проверил наличие денег и покинул беседку. Той компании, что перешептывалась, тоже рядом не наблюдалось, а значит, следовало найти, куда направился этот вампир.
Искать долго Фриду не пришлось, он почему-то слишком хорошо настроился на волну существа неизвестного пола, поэтому шел в нужном направлении, словно ведомый и тянущий за невидимую ниточку. Он замер, находясь в тени переулка, хотя что ему было беспокоиться за собственную тень? Чистокровные вампиры ее не отбрасывают, поэтому ожидать, что тусклый свет уличного фонаря его выдаст, не приходилось.
«Как я и думал, попал в переделку».
В руке черноволосого вампира блеснуло тонкое лезвие, точнее, это была заколка, сделанная в виде спицы, которая крепила длинные волосы того, кто в данный момент пытался защитить собственную честь. Но проблема была в том, что вампир один, а их много.
Присутствие и помощь Фрида, конечно, могла бы сыграть свою роль, но вот его смущало одно — а стоит ли вообще спасать? Вполне возможно, что тот разберется сам. В этот момент один из более крупных мужчин перехватил запястье вампира, заломил ему назад руку достаточно сильно и прижал к себе. Пока что действовали те, кто подсел к брюнету и изначально получил отпор от Фрида. Однако через некоторое время к ним подошли еще трое, словно возникли из воздуха. Это как раз были те, кто перешептывался недавно в таверне. И сейчас вампира обступили уже пятеро.
«А теперь он не выпутается из передряги. Главное, чтобы мой дар телекинеза меня не подвел. Надо сосредоточиться. Пока что их преимущество в численности, а значит, надо постараться вырубить тех, кто посильнее. Не все бандиты тупые, некоторые из них умеют очень хорошо драться. А оставить свою голову на ближайшем фонаре я не жажду».
— Ребята, как-то вы некрасиво даму на свидание приглашаете. У вас нет никакого чувство такта и даже намека на этикет. Мне кажется, она сама бы выбрала того, с кем желает разделить сегодняшнюю ночь.
«А сейчас эта самая дама меня пошлет в далекие дали. Как-то я некрасиво выразился, будто проституткой обозвал. Ну ладно, пока что надо отвлечь их внимание хоть как-то».

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (10.07.2012 13:18)

+2

7

Предвестник видения — покалывание в районе позвоночника все усиливалось, перебираясь в район плеч, и медленно, но верно подбиралось к голове.
«Если я не успею выбраться из этого переулка до того, как меня накроет темнотой, любое сопротивление будет бесполезно».
Говорят, что даже самое безобидное существо становится бешеным зверем, если его загнать в угол. В данный момент он был на волосок от того, чтобы обратить приближающееся видение против преследователей, и плевать на то, что он потом пару дней пошевелиться не сможет. Можно было бы прибегнуть и к ментализу, убеждая нападающих, что эти «общительные господа» заблудились и не желали причинить ничего плохого вампиру. Если бы не одно «но»: те обрывки мыслей, что доносились до Ками, были отнюдь не самые миролюбивые, и просто так убедить их не получится.
Пока он пытался справиться с надвигающимся приступом и удушающим «шумом» мыслей, Ками пропустил момент нападения, за что и поплатился вывернутым запястьем. Задыхаясь от возмущения, он не знал, что же было более болезненно: захват руки, осознание того, что кому-то удалось это сделать, или же непередаваемое амбре, исходящее от захватчика.
«Да чтоб вас, жертвы прикладной алхимии»...
Вторая рука была свободна, и можно было бы рискнуть смещенным плечом в попытке вырваться, но останавливала провидца отнюдь не боль. Помимо павшего в бою с ним бандита и двоих подельников, в переулке появилось еще трое. И, казалось, что кто-то стоит в тени, но гарантировать он не мог, уж слишком много было отвлекающих факторов, чтобы он мог сказать определенно.
«Однако, и после этого советник еще попытается меня убедить, что местные жители отдают большее предпочтение женщинам».
Тихо рыча от злости и унижения, Ками пытался услышать каждого нападавшего по отдельности. Двое держатся на тонкой грани, интерес есть, и они уверены, что перед ними строптивая вампиресса, которую следовало бы проучить за неуважение. Но вот сделать последний шаг они еще не готовы, одно дело убедить себя, что ты можешь это сделать, другое — сделать это в реальности.
«Правильно, не каждый сможет шагнуть в бездну, зная, что возврата не будет. Ведь если отбросить жалость к себе любимому, то картина вырисовывалась весьма не радужная».
Пока они принимают его за представительницу условно слабого пола, у него есть шансы, как только они поймут, что он мужчина, драка перейдет на другой уровень.
«Убьют, точнее, попытаются».
Мысль, насколько она не была шальной, была весьма недалека от возможной истины, загвоздка в малом — сделать шаг в бездну... Третий наблюдатель был готов шагнуть в неизвестное, прямо-таки рвался. Удушающий запах немытого тела и алкоголя сделал свое дело. Ками согнулся, насколько это позволял его захватчик, содрогаясь от рвотных спазмов. Реакция последовала незамедлительная, ругаясь, захватчик выпустил его руку, как раскаленную кочергу, словно боясь запачкаться.
«Что и требовалось доказать, благодарю тебя дорогуша»...
Вытирая рот, он не спешил, да и некуда было, настроение изменилось, подошедшие больше не видели строптивую красавицу, они видели потрепанное существо, которого банально стошнило. Легкое убеждение — и двое растворились в ночи, как тени. И их осталось трое. Прислушавшись к себе, Ками ругнулся, ошибка — их четверо...
— Ребята, как-то вы некрасиво даму на свидание приглашаете. У вас нет никакого чувство такта и даже намека на этикет. Мне кажется, она сама бы выбрала того, с кем желает разделить сегодняшнюю ночь, — голос казался уже слышанным, но облегчения это не принесло.
«Кажется, или это тот Огонек, который просил не подпускать к нему подвыпившую красавицу.»
Возмущаться на тему дамы и свидания не было ни сил, ни желания. Во-первых, потому, что провидцу было лишь на руку, что его воспринимают как даму, а во-вторых, может у незнакомца проснулся инстинкт защитника. Тихо рыкнув в его сторону, Ками продолжал играть роль дамы, которой очень плохо, хотя временами и особого актерского таланта и не требовалось — запах немытого тела рядом и боль, подбиравшаяся все ближе и ближе, как хищник, приближающийся к своей намеченной жертве.
«Плохо... надо подождать, пока ситуация прояснится, так как преимущество пока что не на моей стороне».

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:43)

+3

8

А «девушка» весьма неплохо управляла своей силой, пока что неизвестной Фридриху, да и заколками-спицами. Сила была мощная, да вот, наблюдая, рыжий вампир стал сомневаться в том, что управлять этой самой силой неизвестный умеет. Или же ему что-то мешает показать ее во всей своей красе. Молодой мужчина следил за каждым движением вампира в кимоно, чуть наклонив голову, движения были четкими, хотя порой казались какими-то размазанными. Ему явно что-то мешало, только вот что?
«Кажется, я подоспел вовремя, ему совсем плохо. Однако почему он не может контролировать себя? Слишком слаб или же здесь совершенно другая причина? Странно».
И через некоторое время ответ нашелся сам собой — симпатичного брюнета стошнило. Рыжий почему-то и не сомневался по какой причине, слишком уж неприятный «аромат» источали представители сильного пола, что его окружали. Вайс чувствовал амбре даже из того места, где он сейчас находился, а стоял он достаточно далеко.
«Какая неженка. Девушка, значит? Хотя и некоторые мужчины фору любой девушке дадут. Меня слишком смущает рост этого существа. Ну никак не может быть вампиресса с таким ростом».
Он слегка фыркнул, усмехаясь собственным мыслям, однако все-таки покинуть свое место, где он стоял, ему пришлось. Слишком уж печально выглядел вампир, согнувшийся в три погибели где-то возле ног нападающих на него. Тех, что покинули поле «битвы», Фрид понимал. Обычная брезгливость. Однако и понимал состояние вампира он не менее хорошо. Сам бы упал в обморок, будучи послабее.
— Рыжий, иди-ка ты подобру-поздорову отсюда. Это наша добыча, а тебе ничего не достанется, уж поверь нам. К тому же девушка уже и сама жаждет продолжения, неужели ты не видишь, как она склонилась?
Вайс сузил глаза, пока что молчал и вглядывался в двух людей, которые стеной стояли возле вампира. Таких просто так с места не сдвинешь, даже силой телекинеза. Они массивные, а данная способность у Фрида была развита не настолько хорошо, чтобы сдвигать с места таких быков. Причем одно дело было сдвинуть, а другое отшвырнуть. И отшвырнуть так, чтобы они не встали хотя бы какое-то время. Хреновая перспектива дальнейших событий.
«Надо что-то сделать с этими амбалами. Удар такого пудового кулака одного из них, и меня можно будет собирать по частям. А это нежное существо он вообще пополам сломает».
Фрид не мог определить телосложение вампира под кимоно, к тому же его смущала длина волос, обычно мужчины ходили с короткими стрижками (чего нельзя было сказать о самом Фриде, который свою рыжую гриву холил и лелеял). Однако ждать дальше было нельзя, поскольку один из бандитов схватил вампира за плечо, поднимая его вверх, впился в ткань достаточно грубо, разрывая тонкие нитки. Рыжий сжал пальцы на рукоятке кнута.
— А может поступим так: чтобы никто не пострадал, мы с вами разойдемся по-хорошему. Вы отдадите мне девушку, найдете других, достойных вам, так же шикарно пахнущих, и все будут довольны и счастливы?
Найтлорд не смог не вставить шпильку о запахе, он стоял рядом и чуть ли не дыхание задерживал, уже точно понимая, от чего стошнило вампира. А вот мужикам, надо сказать, его фраза не понравилась. Более того, одного из них она взбесила.
— Так, Марк, ты пока держи эту девку, чтобы не рыпалась, а я разберусь с пацаном. Больно он много из себя ставит. Разорву его на кусочки, а потом скормлю собакам.
Зарычал один из громил и двинулся на Фридриха. Тот слегка сглотнул, оценивая свои габариты и его. Рыжий был гораздо выше, но тут значительную роль играла разница в весе — мужик весил раза в два больше него.
— Это тебя на убой давно пора. Разжирел, как свинья. Небось, ног из-под живота не видно. Хотя раз ты так жаждешь поразвлекаться с дамой, не видишь ты кое-что другое.
Бандит взревел диким зверем и кинулся на вампира. Преимущество у Вайса было в увертливости и скорости, поэтому он резко отскочил в строну, быстро размотав хлыст, покрепче сжал рукоятку плети. На этот раз он взял с собой боевой кнут, как знал. Плеть щелкнула, конец хлыста обмотался вокруг массивной шеи нападающего. Вампир дернул, однако в силе на этот раз проиграл, поскольку мужчина дернул в ответ, а так как Фрид держал рукоять крепко, то по инерции попал «в объятия» бандита и получил неслабый удар под дых.
«Вот мразь... уффф».
Однако умудрился каким-то чудесным образом, несмотря на острую боль, оказаться позади нападающего и, не отпуская хлыста, накинуть ему своеобразную удавку на шею. Потянул кнутовище со всей силы, сжимая и душа. Он направил свою телекинетическую способность на хлыст, усиливая свою физическую силу, вследствие чего кнутовище сжималось сильнее. Мужчина закатил глаза, стал хрипеть и отчаянно махать руками, поскольку воздуха становилось катастрофически мало.
Еще пара минут, нажим усилился, и асфексия сделала свое дело — бандит упал к ногам Фрида бездыханным. Вампир слегка согнулся, стараясь не показывать своей физической боли, поскольку ребра ныли порядочно от такого удара и лихорадочно раздумывал, что делать с остальными.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (15.07.2012 20:55)

+2

9

В глазах помутилось, хотелось банально свернуться клубочком и отдаться на милость накатывающей волнами боли.
«Осталось не больше нескольких минут, потом я стану беззащитен, как слепой котенок».
Инстинкт самосохранения выл в полную глотку, удерживая принца на грани бездны.
«Неужели именно это испытывали мои предшественники, пытаясь справиться со случайными видениями»?
Стараясь упорядочить дыхание, он уже собирался встать, но, к сожалению, его опередили нападавшие, бесцеремонно поднимая, как кота за шиворот. Фырча и пытаясь оказать хоть какое-то сопротивление, провидец встал на ноги, морщась от умопомрачительного запаха, в прямом смысле этого слова, который исходил от державшего его мужчины.
— Скотина, — ему казалось, что он это сказал громко, на самом же деле это больше походило на шепот. Прохладный вечерний воздух перебирал выбившиеся прядки волос, оставляя Ками безучастным ко всему. Сейчас он находился в этой непроглядной тьме, что ютилась по углам подворотни, видел то, что было скрыто от других. Обрывки видения, вероятный исход... вымораживающая душу жестокая реальность. Задумавшись над своими собственными мыслями, провидец постарался сфокусировать взгляд на своем «доблестном рыцаре», который столь отважно кинулся защищать честь «девушки».
«Я не умру здесь и сейчас, не от руки этого отребья, не для этого я выбирался из дворца. Я хочу еще насладиться жизнью, хочу найти ту, за которую хотелось бы отдать жизнь и совершать безумства».
Пристально наблюдая за поединком, принц еще раз прислушался: больше желающих влезть в драку за право претендовать на его худую задницу не нашлось, что несказанно радовало и давало надежду.
«Осталось двое, неужели мы не справимся»?
Новый приступ боли заставил его выгнуться дугой в руках бандита, тьма окутала его, заставляя рычать от бессилия и злости.
«Нет! Не сейчас, не талант управляет мною, а я управляю талантом».
Казалось, тьма дрогнула под напором злости и начала рассеиваться. Проморгавшись, Ками понял, что бандит, не удержав его, дал все же опуститься принцу у своих ног.
«Иногда даже маленькая и незначительная оплошность может стоить тебе жизни, запомни это... не раз».
Это говорил ему учитель фехтования, на что принц лишь смеялся, утверждая обратное, но теперь, будучи в столь плачевной ситуации, он должен был признать правоту умудренного веками вампира.
«О да, учитель, в кои-то веки вы были правы».
Время, казалось, замедлило свой бег, прикрыв глаза, провидец медленно потянулся к шпилькам, пряча свои ладони за длинными рукавами. Главное, чтобы этот боров не догадался. Кансаси скользнули в ладони, освобождая тяжелые пряди длинных волос, стоило оружию коснуться ладоней вампира, как вся паника и боязнь за свою жизнь ушли на задний план, лишь отмечая неудобство положения и головную боль от сдерживаемого видения.
Вдох, выдох, противник полностью поглощен тем, что происходит, страх за себя, за возможные последствия, глухие отголоски... Раз — клинок разворачивается под углом, чтобы лучше войти в тело, разрезая сухожилия, два — чуть подобрать рукав, хоть и верхнее кимоно практически продрано в лохмотья, хорошее воспитание никто не отменял. Три — клинок входит в плоть как в масло, привлекая внимание бандита, резкий рывок и тонкое лезвие режет сухожилия, заставляя громилу неуклюже припасть на раненое колено.
— Великолепно, — клинок пропадает в складках рукава, столь же стремительно сколь и появился.
«Я теряю видение и возможный шанс найти артефакт, но не жизнь».

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:44)

+2

10

«Надо сосредоточиться. Один мертв, остальные либо разбежались, либо сейчас судорожно решают, что делать дальше. Собственно, как и мы решаем ту же самую загадку. Нет ничего хуже неопределенности. Меня учили не обращать внимания на боль физическую, ведь бывает болевой шок гораздо страшнее. К счастью, мне пока не удалось почувствовать ничего более страшного, чем физическая боль. Возможно, оно и к лучшему. Ну а теперь надо переключить свое внимание на оставшихся бандитов. Вроде бы они уже струсили».
— Собаке собачья смерть.
Фридрих сплюнул на землю возле своих ног. Брезгливый жест, ему более не хотелось дотрагиваться до «жертвы», что уже отдала Розе свою душу. Вампир не хотел убивать человека, однако же у него попросту не было выхода. Оказаться на месте вампира в кимоно он не хотел, а нападавших, по-видимому, было плевать, кто перед ними: парень или девушка. Хотя Фридрих сомневался все больше и больше, что спасает именно девушку, он никогда не видел вампиресс такого роста, однако в жизни, как говорится, все бывает. Да, собственно, ему это и неважно было.
«Ммм, а его заколки служат неплохим оружием. Тонкое искусство владения такими небольшими предметами. Хотя можно и зубочисткой убить, умеючи».
Вайс выпрямился, расправил плечи и устремил свой взгляд на оставшегося человека. Теперь бандит стоял между ними. Глаза его бегали, он не знал, что ему делать. Двое против одного — на это он явно не рассчитывал. Его подельники были нейтрализованы, более того, один из них был убит. Дрожащая рука потянулась к ножу, который висел у него в ножнах на поясе. Найтлорд хмыкнул. Неужели мужчина все еще на что-то рассчитывал?
— Может быть ты унесешь отсюда ноги подобру-поздорову? А не то присоединишься к своим дружкам, один из которых теперь останется на завтрак червякам, а второй... Ну в общем у него тоже не радужная перспектива намечается.
— Заткнись, вампир!
Слово «вампир» из его уст прозвучало как ругательство. Фриду надоели препирательства, выяснение отношения и ожидание. Он спокойно выдохнул, полностью уже расслабляясь и забыв об отголосках боли, которые то и дело напоминали о себе. Концентрировался на этом бандите, смотрел на него внимательно. Зеленый взгляд был тяжелым, он словно накрывал человека прозрачным куполом. Нет, Вайс не владел гипнозом, однако он хотел направить всю свою телекинетическую мощь на то, чтобы проучить кретина.
— Знаешь, я горжусь тем, что я вампир. А вот твой век будет краток. Мне жаль, у тебя слишком короткая жизненная нить, поэтому мне бы хотелось ее перерезать пополам.
Глаза распахнулись, Фрид выбросил вперед одну руку, раскрывая пальцы, словно у него в ладони должен был образоваться своеобразный энергетический сгусток. Только не видно его было, в этот раз способность передвигать предметы сработала безукоризненно, и бандита отбросило на добрый десяток метров вперед. Ударившись о близ стоящую стену он принял какую-то неестественную позу.
А все потому, что ему в спину вонзился стальной ржавый лом, конец которого торчал из мусорного бака. Конец был острым, как пика, и сейчас бандит напоминал бабочку, которую насадили на булавку. Только крылышек он не имел. Сердце рыжего стучало быстро и сильно, пульсация била в висках, ему было все еще сложно управлять именно этой своей псионической способностью. Для того, чтобы сдвинуть, точнее, отбросить такого бугая, требовалось порядочная затрата сил.
«Теперь, главное, не свалиться тут без сил. Опозорюсь на всю оставшуюся жизнь. В первую очередь, перед самим собой, а уж потом перед вампиром этим... этой».
— Вы в порядке?
Фридрих постарался собрать остатки сил, которые все его теплились в его теле, частично восстановить дыхание и сделать пару шагов по направлению к брюнету. Выглядел тот, мягко скажем, непрезентабельно, да и сам Фрид особо не задумывался над тем, что сейчас представляет из себя. Приближаться к вампиру было небезопасно, потому что в настоящее время опасаться можно было любое существо, пусть даже невинно выглядящее. Хотя Вайс не чувствовал угрозы, но осторожность еще никому не повредила.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (23.07.2012 14:30)

+3

11

Когда тьма перед глазами, наконец-то рассеялась, Ками был вынужден констатировать, что они остались вдвоем. Нападавшие были не в состоянии больше причинить вреда ни одному из них. Медленно поднимаясь на ноги, или, по крайней мере, ему так казалось, что он прилагает все возможные усилия, на самом же деле он еле шевельнулся. Тело отозвалось пронзительной болью на такое издевательское отношение к себе. Колени ныли, он неудачного на них приземлился, и мышцы подрагивали, как будто он только что пробежал несколько миль. Оставалось лишь сдавленно шипеть сквозь стиснутые зубы, пытаясь всеми правдами и неправдами вернуть тело в вертикальное положение. Клокотавшая в груди ярость грозила поглотить провидца, как глупо попался словно маленький несмышленый мальчишка, и кому, даже не вампирам.
«Ведь если так подумать, то если бы не Огонек, я был бы беспомощен перед ними».
Вздрогнув от отвращения, принц зашипел, спина откликнулась на неосторожное движение россыпью иголок, пронзивших, казалось, все тело.
«Массаж и горячая ванна — вот что мне жизненно необходимо, иначе завтра я не смогу пошевелиться».
Осторожно, будто бы боясь спугнуть своего спасителя, он медленно поднял руки, закалывая тяжелые пряди волос в жалкое подобие прически. Главное, чтобы не потерять канасаси... Придирчиво осмотрев лохмотья, оставшиеся от некогда прекрасного кимоно, вампир тяжело вздохнул.
«Какое произведение искусства испортили».
Слегка ослабив пояс, он резкими движениями разорвал верхнее, украшенное вышивкой кимоно, оставаясь в черном нижнем, благодаря которому Ками выглядел еще более хрупким, чем являлся на самом деле.
«Интересно, а этот ловелас тоже считает меня женщиной или же полез помочь из чисто мужской солидарности? Хотя, навряд ли, кажется, он что-то говорил о даме».
Присмотревшись к «спасителю», вампир понял, что схватка со столь колоритными представителями людского племени, прошла для него отнюдь не бесследно. «Интересно, что же ты использовал, пока я тут пытался не сползти в транс. Выглядишь ты на редкость потрепанным, хотя если так подумать, я-то ничем не лучше. Мало того, что не смог защитить себя сам, там меня еще и стошнило. Весьма образцовый поступок, ничего не скажешь». Тяжко вздохнув, Ками отшвырнул остатки верхнего кимоно и поднял глаза на своего спасителя.
— Вы спросили в порядке ли я? Дайте подумать, — запахнув полы кимоно, вампир медленно повязал пояс, выигрывая время для раздумий. " Ну и что с ним делать: сказать спасибо и идти своей дорогой, или же компенсировать себе неудачные посиделки в этом питейном заведении?"
«Рыжий, довольно-таки симпатичный, если так подумать, не выглядит приезжим, а это значит, если правильно разыграть карту, то я получу и сопровождающего, который знает город».
Кокетливо улыбнувшись своим мыслям, провидец по мере своих скромных возможностей постарался изобразить «благородную даму, попавшую в беду, которая благодарит своего «спасителя»
— Если не считать ущерба моему платью, а так же урон, нанесенный моему самомнению, думаю, я смогу пережить то, что случилось сегодня.
Молодого вампира, казалось, слегка шатает, и тот держится из последних сил, дабы удержать свое тело в вертикальном положении и предотвратить встречу своего породистого лица с мостовой.
«Ну, если так подумать, большую часть работы проделал именно он, и ему больше всего досталось. Наверное я должен был бы каким-либо образом выразить свою благодарность».
Покусывая губы, чтобы не вскрикнуть от боли, брюнет медленно подошел к рыжику.
— Но, кажется, вы не в порядке, если не сказать больше, вы еле держитесь на ногах.
Провидец, не испытывающий накатывающих волн боли, сопровождающих практически каждое видение, в данной ситуации был в большей безопасности. Ныли лишь мышцы от того, что так долго пришлось сдерживать видение, да и падение коленями на мостовую хоть и смягчили полы кимоно, но все же было мало приятно. «Произойди нападение сейчас — все кончилось намного быстрее и кровопролитнее. Хотя все мы после драки горазды помахать кулаками».
Придержав незнакомца за плечо, провидец оглянулся на раздавшийся в переулке тихий шорох. Вот только не сначала... На его счастье это были не новые противники, а его телохранитель, замеревший у входа в переулок и ожидавший дальнейших распоряжений. «Что же совместим приятное с полезным»...
Махнув рукой и подзывая его к себе, принц приобнял своего спасителя за шею.
— Думаю, вам нужен отдых.
Слова замерли, как и весь мир. Казалось, бег времени остановился, не было ничего, лишь тьма и всполохи пламени, согревающие тело и душу, боли не было, но было множество фрагментов. Как искорки в пламени, они вспыхивали и тут же затухали, умирая прежде, чем провидец успевал подхватить их в ладонь. Вынырнув из транса, он лишь успел заметить удивленно распахнутые глаза спасителя, и поступил так как поступил бы ребенок, не желавший расставаться с чем-то удивительным — он забрал его себе. Легкое нажатие на нужную точку, и рыжик провалился в глубокий сон, бережно подхваченный телохранителем принца.
— В гостиницу. Кажется, я нашел что-то интересное, и будь добр, помимо ванны мне не забудь приказать слугам вымыть и его.
— Господин, вы уверены, что это мудрая мысль? Он не выглядит бродягой, скорее всего, его скоро хватятся.
Взвалив бесчувственное тело себе на плечи, телохранитель внимательно следил за своим господином. При всей его взбалмошности он никогда не совершал необдуманных поступков, все, что бы он не делал, всегда делалось с какой-то целью.
— Кажется я видел отголоски артефакта, но здесь не время и не место, чтобы заниматься экспериментами. Дольше суток я его не задержу, не беспокойся, я также не хочу привлекать к себе внимание.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:44)

+2

12

Хоть Фридрих и чувствовал себя не лучшим образом, он старался держать себя так, будто бы ничего особенно не случилось. Однако внутреннее состояние было совершенно противоположным тому, что он пытался сам себе внушить. Причем его слегка выбила из состояния равновесия не сама драка со здоровыми мужиками, а неспособность быстро прийти в себя после использования телекинеза.
«Я давно в нем не практиковался, вот сегодня и получилось совершенно не то, что я хотел и на что рассчитывал. Это неправильно, надо срочно изыскивать время и продолжать совершенствовать эту способность. Она меня очень сильно выручает в нестандартных ситуациях, а сейчас как раз одна из них. А если я не буду тренироваться, то настанет время, и я окажусь на месте этого вампира. Этого бы мне не хотелось».
Резкая всплеск боли в районе солнечного сплетения вновь напомнил о себе, Вайс еле удержался, чтобы не согнуться в три погибели, только лишь взгляд отвел, в котором плескались отголоски боли, в которой перемешалось все: боль физическая, и какая-то странная внутренняя, происхождение которой он мог объяснить сам себе только невозможностью идеально проконтролировать псионику.
«Он странно себя ведет, словно примеривается, как ко мне лучше подойти. Или словно мечется перед выбором — уйти или остаться. Кажется, мой сегодняшний вечер еще не закончен. Хотя выглядит он уже лучше по моему скромному мнению. Но... мне не нравится его взгляд, он чрезвычайно запоминающийся и какой-то хищнический что ли».
— Думаю, что не стоит долго размышлять над собственным состоянием, которое заметно невооруженным взглядом, и сказать правду. Она гораздо лучше той лжи, чем вы пытаетесь состряпать для меня.
Рыжеволосый вампир эмпатом не был, даже зачатков эмпатии не проявлялось, но вот внимательность, а также психологию еще никто не отменял. Он слегка вздохнул, вслушиваясь в то, что говорит ему вампир. И когда тот порвал в клочья свое верхнее кимоно, оставшись в черном, Фрид стал рассматривать его еще более внимательно.
«Мужчина. Но, черт побери, как же на девушку смахивает. Неудивительно, что те мужики по пьяни не разобрались, с кем имеют дело, и решили пустить по кругу привлекательное личико. Хотя может и разобрались, иным на вкус и цвет товарища нет. Так почему он из себя девушку так усиленно корчит? Ладно, сыграем в его игру пока что временно».
— Вы считаете, что я еле держусь на ногах? Мне жаль, однако вы не очень хорошо понимаете мое физическое состояние. Каким бы мерзким оно ни было сейчас, мое внутреннее ощущение оставляет желать лучшего. Однако я могу тоже самое сказать и о вас, если не больше. С учетом тех событий, что так стремительно сегодня пронеслись перед вами, отдохнуть не мешало бы вам в первую очередь, я ведь прав?
Молодой вампир приблизился к Фриду, тот поборол желание отступить на шаг назад и остался на месте, замерев, словно каменное изваяние. А все потому, что его интуиция встала на дыбы, ощетинилась и зарычала, так ярко напоминая дикого зверя, которого загнали в угол. И сейчас этот самый зверь готов наброситься на любого и разорвать на тысячи кусочков всякого, кто посмеет совершить хотя бы одно неосторожное движение. А этот еще и приобнял рыжего за шею.
«Что он делает? Мне совершенно не нравится то, что сейчас происходит. Словно ловит меня в какие-то собственные неясные мне пока еще сети. Проклятье, я так жалею иногда, что я не эмпат. Мне бы были так понятны мысли и действия окружающих, можно было бы предотвратить множество неприятных последствий.»
— Мне кажется порой, что я обязательно отдохну, только вот не в этой жизни. У вампиров она очень долгая, поэтому мне еще много сотен лет не удастся это сделать как следует, вы так не считаете? И... вам настолько плохо, что вы не можете устоять на своих двоих, милсдарь?
Фридрих не удержался и вставил шпильку. Ну не мог он дальше продолжать нелепую игру с этим вампиром, нарядившимся девушкой. Надо сказать, весьма удачно нарядившимся. Он повернул голову к брюнету, глаза в глаза, зеленый взгляд встретился с пронзительным черным, словно сцепились они в какой-то немыслимой борьбе. И почему-то Фридриху резко захотелось оттолкнуть его подальше от себя. Что-то слишком опасное...
— Да что вы себе позволяете?
Не успел. Не хватило какой-то доли секунды, потому что черноволосый вампир среагировал быстрее, нажав на какую-то точку на шее Найтлорда. Тело отреагировало еще более моментально, чем это требовалось, Фридрих дернулся, но нажатие было чрезвычайно точным.
Всего мысли, чувства как-то отключились, движения стали медленными, казалось, даже дыхание замедлилось, и рыжеволосый провалился в темноту. Она затянула его в свои объятия, и он уже не слушал, что его приказали доставить в гостиницу для эксперимента, понятного только тому вампиру с глазами, как два омута, в котором водились не только черти.

+2

13

Прогулка до гостиницы, заняла намного больше времени, чем планировал принц, и, хотя сама их группа выглядела довольно-таки живописно, и, по логике вещей, должна была бы привлечь внимание, сего неприятного недоразумения на счастье не случилось.
Что одинаково удивило как принца так и телохранителя.
— Вам не кажется странным, что несмотря на нападение, теперь нам никто не мешает тащить сей бездыханный груз, — поудобней перехватив «жертву» за руки, телохранитель прибавил шаг.
Чуть затормозив, Ками раздраженно фыркнул, — а чего ты ожидал, что как только он упадет, на нас накинется стража? Глупости, — махнув рукой, вампир продолжил путь, — во-первых, было достаточно темно, и даже если кто-то, помимо тех обделенных умом отбросов, и увидел произошедшее, то они скорее всего подождут, пока знать не объявит пропажу в розыск, и лишь затем, за неплохое вознаграждение, «вспомнят», что видели как мы с тобой куда-то его, — принц обернулся и ткнул пальцем на рыжика,- тащили, хотя, поправлюсь. Это ты его куда-то тащил, а я лишь шел рядом.
Услышав приглушенные ругательства, провидец лишь хмыкнул и прибавил шаг.
Несмотря на всю тишь да благодать погоды, а так же самого времени суток, на романтичные любования природой как-то не тянуло, он был слишком возбужден предстоящим экспериментом. Он нашел что-то другое, непохожее на то, что ему обычно удавалось увидеть, благодаря другим подопытным. Обычно это были кусочки мозаики, из которых можно было собрать что-то путное, лишь благодаря дополнительной информации, собранной информаторам. Таким как прислуга, наложники, и банальным сплетням, как известно, любая сплетня имеет в себе крупицу реальной информации. Зайдя в гостиницу с черного входа, провидец достаточно щедро расплатился с портье и прислугой, чтобы они держали язык за зубами для того, чтобы никто не узнал, что, вернувшись, постояльцы прихватили с собой еще одну персону. Заказанный плотный ужин и две бадьи с горячей водой были предоставлены в рекордное время. И теперь, сидя в теплой воде, Камаледдин рефлексировал, пытаясь сосредоточиться на предстоящем
Теплая вода расслабляла мышцы, а запах сандалового масла напоминал ему о доме, тем самым даря иллюзорное подобие уюта и покоя. Удобно пристроив голову на бортик бадьи, вампир тихо мурлыкал себе под нос куплеты весьма непристойного содержания, чем вызывал сдавленные смешки и похрюкивания с другой стороны ширмы, где слуги под руководством его телохранителя пытались отмыть и не утопить честно сворованный образец местного дворянства.
Продолжая напевать куплеты, в которых речь зашла о приключениях компаньонки, умудрившейся соблазнить юстициара, провидец потянулся, зевая. Шок от пережитого нападения, а так же неспособности защитить себя был уже в прошлом, брюнет предпочитал не убиваться по таким пустякам, лишь отмечая для себя, что больше столь необдуманно рисковать он уже не будет. Поэтому проведя в раздумьях на тему, чего бы не стоило делать умным вампирам, желающим дожить до 500 лет, он прибывал в приподнятом настроении. Сама по себе ситуация его интриговала и забавляла одновременно, с одной стороны в голове им вампира была ниточка к украденному артефакту. Но в тоже самое время он не знал, каким образом получить эту информацию, в поставленный им же срок. Можно было бы сказать, что он хозяин своего слова: захотел дал, передумал и забрал обратно, если бы не одно но. Его телохранитель был прав, дольше чем сутки он не мог держать пленника. что бы это сделать пришлось бы его опаивать снотворным, а это бы искажало видения. Да и скандала бы по освобождению было бы не избежать.
«Ну что за.... да, кажется’ я недавно сетовал на судьбу, что нет ничего что бы могло меня удивить или порадовать, ну что же действительно был прав мой учитель философии, когда ты думаешь что ситуация хуже некуда, она имеет тенденцию ухудшаться настолько, что ты понимаешь что до этого, были не неприятности, а всего лишь досадные недоразумения». Кутаясь в полотенце, принц прислушался, шорохи за ширмой стихли, а это могло означать лишь одно: слуги справились с поставленной задачей, хотя, если так подумать они могли его и утопить все таки как, никак вампир в бессознательном состоянии. Но открывшаяся его взору картина развеяла беспочвенные страхи, рыжик лежал на постели, укутанный в юкату и накрыт одеялом до середины груди, а из под одеяла лишь выглядывали широкие ленты ткани как раз напротив лодыжек и запястий. «Ну надо же какой хозяйственный народ»... Невольно умилился принц, разглядывая столь качественно упакованный подарочек.
Интересно это насколько надо быть наивными полагая, что ткань могла бы удержать разъяренного вампира, который не может понять где он находится и почему привязан. Вздохнув, принц присел на уголок кровати, пристально разглядывая спящего, обычно ему не надо было думать, как расположить к себе жертву эксперимента, жители его гарема с энтузиазмом относились к любому предложению, выдвинутому Ками. Тут же проблема заключалась в том, что подопытный был мужского пола, да и вдобавок ко всему совершенно не в его вкусе. "Ну и что же с тобой делать«..соблазнять ему было не в первой, но соблазнять находящееся без сознания тело, которое увидел в первый раз, было слишком дико даже для него. Задумчиво постукивая подушечками пальцев по своим губам, провидец пытался выдумать наиболее действенный вариант, причем такой что бы не попасть в двусмысленную ситуацию, на случай если жертва все же проснется раньше времени. С учетом того, что он сделал с нападающим, Ками невольно передернул плечами, да не хотелось бы попасть под горячую руку, причем совершенно безвинно.
Придерживая рукав, провидец осторожно и несильно ткнул пальцем распластанную на кровати жертву, со стороны правда это выглядело так же, как если бы ребенок ткнул палочкой нечто ему неизвестное и, возможно, опасное. Реакции не последовало, ни на первый робкий тычок, ни на последующие н-дцать, впрочем, как и на острожное похлопывание по щекам жертва не реагировала. Разочаровавшись в данном способе, принц попытался помедитировать, сидя рядом с спящим рыжиком, но и это не помогло, чем весьма разозлило вампира. Стукнув спящего декоративной подушечкой, лежавшей неподалеку, провидец сместил ворот юкаты открыв взору татуировку. Заинтересованный рисунком он даже обошел кровать и присел с другой стороны, дабы рассмотреть рисунок поподробнее, обводя линии рисунка кончиками пальцев. То, что спящий будет сопротивляться или же проснется столь скоро принц уже не надеялся и потому дотрагивался безбоязненно. Незаметно для себя, он принялся расчесывать пальцами длинные огненные пряди волос, которые казались продолжением татуировки, и небольшими шелковистыми озерцами пламени. «Если так подумать то он весьма хорош, хоть и красота весьма необычна, он чем-то напоминает саламандру. Такой же красивый и опасный, того глядишь пальцы обожжешь». Свернувшись клубочком под боком у спящего, принц задремал, даже во сне не выпуская шелковистые язычки пламени.
Кусочки мозаики, складывались, и рассыпались не прекращая своего движения ни на миг, заставляя Ками кусать губы от досады. «Остановись хоть на миг, чтобы я мог запомнить». Картины раз за разом складывались в одну и туже фигуру, но изображение каждый раз было иное. «Не верю, не может быть, чтобы у одного происшествия было столько переменных, ни у одного зелья нет стольких компонентов, так же и такое количество людей не может быть замешано в краже артефакта». Пытаясь изменить комбинацию кусочков, он раз за разом обжигал пальцы, тихо постанывая во сне. Казалось, что ответ как всегда рядом, просто не дается в руки ускользая юркой ящеркой, и прячась в языках пламени. Проснулся он так же неожиданно как и заснул, не торопясь открывать глаза, принц прислушался, дыхание у лежащего рядом с ним рыжика было чуть более прерывистым, чем когда он заснул, а это могло означать лишь две вещи: либо ему снятся кошмары, либо он проснулся и прибывает в весьма скверном расположении духа. Чему, скорее всего, способствовало то, что он был в незнакомом месте, привязан к кровати и рядом с ним спал мужчина, полуодетый к тому же. К слову, если сложить все имеющиеся факты вместе, то вывод напрашивался весьма специфичный и не утешительный. «Думаю мне пока стоит при твориться спящим, в надежде что он не начнет буянить, прямо сейчас».

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:45)

+2

14

Сколько времени Фридрих пребывал в бессознательном состоянии, он не знал. Потому что просто напросто был в отключке. И он даже предположить не мог, что его ожидает, когда он придет в сознание. Точнее, радостного совершенно ничего не будет, а вот удивление, смешанное с зарождающейся яростью — это с лихвой. Он ощущал, что его несли куда-то, или же это был просто бессознательный бред. Он ничего не понимал, ощущения смешались с реальностью или сном, не понимал совершенно ничего, будто был накачанным каким-то странным наркотиком.
Однако время ни на минуту не замедляло свой ход, поэтому рыжеволосого вампира доставили в неизвестную гостиницу, вымыли, привели в нормальное состояние, да еще и привязали к кровати. Однако почувствовал это Вайс, когда очнулся. Он приоткрыл тяжелые веки, сделать это было настолько сложно, что он думал, на каждом из глаз лежит камень. Словно спал, а словно и нет. Очень странное ощущение... плена.
«Проклятье, что со мной произошло? И где я? Я что, связан??!!»
Пока Фрид сообразил, что у него и вправду скованы движения, и что он сейчас находится в распятом по кровати состоянии, прошло около пяти минут. У вампира сложилось ощущение, что он дико пьян. Хотя, находясь в таверне, он даже коктейля не выпил. Когда рыжий пришел в себя, в комнате никого не было, и Найтлорд стал судорожно прокручивать в голове вчерашний вечер и вспоминать, что же с ним случилось. Вспомнил. Последнее, что он вспомнил, что вампир, переодетый девушкой, приблизился, почти повис на нем и нажал ему на шее на какую-то точку, после чего свет погас. Внутри у рыжего стала рождаться буря. Причем буря сильнейшая. Это самый настоящий плен!
— Ну все, как только у меня будет возможность двигаться, я не знаю, что я с ним сделаю. Даю честное и благородное слово. Я его размажу по стене и оторву то, что дает право считаться мужчиной. Нет, откушу!
За дверью послышались шаги, и Фридрих моментально закрыл глаза. Но прежде подвигал руками и ногами, дабы убедиться в надежности своих пут. Убедился и расстроился. Путы были весьма крепкими, однако же силы молодому вампиру было не занимать, и он решил при любом удобном случае попытаться просто вырвать ленты, освободив хотя бы руки. Потому что если ноги будут свободны, и он будет лягаться, толку от подобного сравнения себя с жеребцом будет откровенно мало.
«Скотина. У меня чувство, что все это было тщательно спланировано. Хотя те мужики, с которыми я расправился, не были похожи на заговорщиков. Однако, возможно, я и ошибаюсь насчет заговора. Но что ему от меня нужно? И почему я нахожусь здесь? Черт, дома, наверное, с ног сбились, разыскивая меня, особенно братец. А я никак не могу прислать о себе никакой весточки. Так, отставить панику!»
Дверь отворилась, и в комнату вошел тот самый вампир. Фридрих тщательно наблюдал за каждым его передвижением из-под полуприкрытых ресниц и старательно делал вид, что он все также находится без сознания. Наивно надеялся, что его руки будут свободны, но надежда, как говорится, умирает последней. В случае Фридриха она уже давно издала свой последний писк и сдохла в страшных мучениях.
«Чего он ходит вокруг меня, как пантера вокруг добычи? Уж сделал бы что-нибудь, когда я нахожусь не в этом сознании. Ой, нет, не надо ничего со мной делать, а вдруг у него какие-то извращенные планы на меня? Вот я влип так влип. По самое „не балуйся“. Ну почему мне так везет на приключения? Правильно мне отец говорил: „Не делай добра и зла не будет“. Помог я ему на свою рыжую голову, теперь за это расплачиваться буду. Нарвался на маньяка».
Между тем брюнет, видимо, не особо верил, что Фридрих еще в полусне, поэтому потыкал его пальцем, даже по щекам похлопал. Рыжий проявил героическую стойкость и еле удержался от того, чтобы не цапнуть его за ладонь зубами. Хотя, признаться, ему этого очень сильно хотелось. Просто так без боя сдаваться он не собирался. А значит, следует изучить действия противника, чтобы потом нанести удар. Только вот чем? Все конечности связаны и действия заблокированы. Неприятная ситуация.
«И вообще, где моя одежда? Вот что меня нарядили? Нет, я точно попал к извращенцу».
А ему еще и подушечкой треснули после этого, правда не сильно. Фрид чуть не взвыл от досады, с каким бы удовольствием сейчас он вмазал в ответ, да чем потяжелее и посильнее. А лучше всего кулаком. Но не мог. И это сильно удручало. Видимо, от удара подушечкой, оголилось плечо с татуировкой, которая заинтересовала брюнета, и он, сев рядом, начал ее исследовать, прикасаясь кончиками пальцев.
«Да что же он делает-то? Еще так аккуратно прикасается. Щекотно, черт побери».
Прикосновения были приятными, причем довольно приятными, Фрид старался равномерно дышать, ничем не выдавая того, что он все прекрасно чувствует. Что самое мерзкое было, что ему нравились прикосновения, и рыжий старался убедить самого себя изо всех сил в том, что в плену ничего приятного попросту быть не может и не должно. Ну а после всего началось «самое страшное». Вампир дотронулся до его волос, видимо, решив проверить, какие они на ощупь.
«Я его здесь и зарою. Нет, вот только будут у меня свободны руки, я за себя не отвечаю. Ох, Роза, за что мне такие пытки? Ну прекрати ты трогать мои волосы»!
Вайс не выдержал и невольно сглотнул. От прикосновения к волосам он чувствовал гораздо больший кайф, чем от прикосновений к татуировке. А потом брюнет и вовсе прикорнул рядом с ним, засыпая. Вот тогда-то Фрид и открыл глаза, злобно зыркнув в его сторону, повернул голову и увидел, что тот мирно спит, причем не выпуская прядки его рыжих волос из пальцев. Зрелище было умилительное, только вот Фриду было не до умиления. Он все также разглядывал мужчину, надо признаться, весьма привлекательного, но сейчас в его голове вертелись только мысли о том, что же ему нужно, и как отсюда можно сбежать. Если не получится незаметно, то со скандалом, дракой, всяческими непотребностями, но сбежать.
— Дай мне только выбраться, я на тебе все свои недоразвитые телекинетические способности испробую. Мордочка милая и, даже могу сказать больше, красивая, но поступки ниже самых унизительных. Маньяк-недоучка.
Тихо шипел Фрид сквозь стиснутые зубы, и в этот момент брюнет заворочался, просыпаясь. Фридрих снова закрыл глаза, но постольку поскольку был уже в некоем состоянии ярости, то дыхание у него участилось, он собирался с силами, чтобы высказать укравшему его вампиру все то, что он о нем думает. Зеленые глаза открылись, он снова повернул голову к спящему, не выдержал и, натянув свои путы, кое-как, но достаточно чувствительно пихнул бедром лежавшего с ним рядом мужчину. Пихнул порядочно, почти столкнув того с кровати. Набрал воздуху в легкие и гаркнул, что было силы:
— Как это понимать вообще?! Какого черта я здесь делаю в таком виде, и что вам от меня нужно?

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (04.08.2012 01:29)

+2

15

Провидец так до конца и не понял, было ли поведение жертвы наигранным или же нет, но вопль был до ужаса правдоподобен в своей эмоциональной окраске, впрочем, как и весьма ощутимый толчок всем телом. Но неожиданное нападение сделало свое дело, и даже хваленая реакция вампира не помогла. Поморщившись от крика, он схватился одной рукой за кровать, совершенно забыв при этом отпустить прядь рыжих волос.
«Вот ведь мерзость, а если бы он не был привязан? Так не будем о плохом».
— Какого, — зашипев, Ками пытаясь принять вертикальное положение на постели, — ... надо ТАК орать?!
Отряхнувшись, с достоинством кота, которого пытались ткнуть мордочкой в грязную лужу, он скрестил ноги, усаживаясь поудобней и перекинув спутанную массу волос на плечо, принялся расчесывать ее пальцами.
— Сколько вопросов сразу же по пробуждению, если так подумать, это три вопроса, причем сразу. Вы всегда столь активны, милейший, когда проснетесь?
Пропуская тяжелые пряди сквозь пальцы, провидец ехидно улыбнулся и продолжил, глядя на возмущенную мордашку Огонька. — Но, так и быть, я отвечу на них все. Поэтому ответ на ваш первый вопрос — так и понимать. На второй — я бы сказал что вы лежите, на весьма, к слову, удобной постели. И ваш заключительный вопрос, — оставив свои волосы в покое, провидец подсел ближе, — я бы сказал что лично от вас, — склонившись над пленником, он несильно ткнул его пальцем в грудь, — почти ничего.
Осознав, что он слишком увлекся выяснением отношений, Ками отодвинулся, запахивая юкату, и сел чуть подальше от жертвы своего произвола, погладил многострадальную прядку волос, за которую до этого столь немилосердно дернул по пробуждению рыжего.
Чуть замявшись, Ками продолжил свой монолог, пользуясь тем что его «гость» онемел от его наглости.
— Дело в том, что я провидец, и ваше присутствие послужило катализатором видения. И именно поэтому я забрал вас с собой.
Ослепительно улыбнувшись, принц отбросил за спину тяжелые пряди волос. — Орать, к слову сказать, было необязательно, ничего я вам не сделаю, в плане членовредительства, — задумчиво постучав подушечками пальцев по губам, вампир продолжил, — наверное.
Решив что повода для размышлений он предоставил достаточно, принц удалился, дабы переодеться во что-нибудь более подходящее для приветствия гостей, пусть и гость был не совсем на добровольных основах. Подходящее нашлось достаточно быстро, щедро украшенное вышивкой темно-зеленое кимоно, вышитое листиками клена, отлично сидело на принце, выгодно подчеркивая стройную фигуру.
По возвращению в комнату принц пристроил поднос с едой на прикроватный столик и уселся на стул, расправляя складки хокамы. Задумчиво рассматривая тушку, привязанную к кровати.
«От того что я растягиваю удовольствие ожидания, разговор лучше не станет».
Вдохнув полную грудь воздуха, как перед прыжком в холодную воду, принц обратился к пленнику:
— И так, дабы избежать каких-либо недопониманий, предлагаю вам два варианта развитий событий. Первое — я усыпляю вас так же как и до этого и экспериментирую дальше, а по окончании суток возвращаю туда откуда взял: живого, целого и невредимого.
Второе — вы помогаете мне, и за это я вас кормлю и отпускаю домой раньше, точнее сразу как «получу» желаемое, то есть видение.
Но мне бы хотелось, чтобы вы дали слово чести, что вы не причините мне вреда и не посодействуете кому-либо в этом.
Выдав сей пламенный монолог, Ками переключил свое внимание на поднос, а, точнее, на сыр и гроздья винограда, давая пленнику возможность переварить услышанное.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:46)

+1

16

Вайс не рассчитал того, что когда толкнул брюнета бедром, дабы свалить того с кровати, что у того в кулаке зажата прядь его рыжих волос. Отчего тот под влиянием инерции не выпустил прядь, а дернул ее и весьма сильно, отчего вампир зашипел, подумав, что у него в руке останется клок волос. К его огромному счастью, многострадальная прядь осталась невредимой, точнее, на месте, только несколько волосинок выдернуты были. Рыжий шипел от боли, гадость ему сделать не удалось, а «пострадал» он еще больше, чем того требовали обстоятельства.
Фридрих зыркал на брюнета со всей злостью в глазах, на которую только был способен. Ему говорили, что когда он злится, то преображается и далеко не в лучшую сторону, однако молодому вампиру было на подобное глубоко плевать. Особенно сейчас, когда он лихорадочно думал, что сейчас ему нужно сказать, а еще лучше сделать. Но, постольку поскольку его действия были очень сильно ограничены, сделать он ничего не мог. Только сильнее натянул ленты, которые, казалось, крепче обвивают его запястья, словно змеи, слушающиеся своего хозяина.
«Это предел наглости. Мало того, что он меня сюда приволок без моего на то согласия, да еще и умудряется глазки строить. Провидец. Ну а мне-то что с того? Я ему что — катализатор для видений? Ничего не знаю и знать не хочу, пускай другую жертву себе ищет, но только не меня. Я не подопытная белая мышь».
Вампир сжал пальцы в кулаки настолько сильно, что удлиненные ногти впились в кожу ладоней, оставляя на ней вмятины в виде красных полумесяцев. Все его действия свидетельствовали о состоянии тихой ярости. Почему тихой? Потому что эту самую ярость он никак не мог выплеснуть на брюнета. Хотя мог...
«Черт, какой же я остолоп! Мне бы следовало его сейчас вырубить телекинезом. Хоть у меня руки и связаны, но собственные мысли я могу сконцентрировать на одном предмете. Мне мой учитель говорил, что для того, чтобы управлять данной псионической способностью, совершенно не требуется, чтобы руки были свободны. Так, мне срочно требуется расслабиться и сконцентрировать один точный удар на этом маньяке».
Ну это всего лишь были мысли, потому что Вайс ну никак не мог успокоиться. Таков был его характер — за несколько минут он мог перебрать всю эмоциональную шкалу. Однако вся проблема была в том, что счетчик этой самой шкалы застыл на отметке «максимум» и почему-то никак не хотел возвращаться в исходное положение. А это означало, что никакой телекинетический удар у него не получится. И это удручало. Максимум, что удалось сделать рыжему вампиру, так это сдвинуть поднос с едой, принесенный провидцем, практически до конца столешницы. А с каким бы удовольствием он приподнял бы этот поднос, да об эту смазливую мордашку... Мечты, мечты.
— Представились бы вы для начала, а уж потом условия мне ставили. Вы хоть представление об элементарных правилах поведения в обществе имеете? Судя по всему нет, и не желаете учиться. Что же, мне вас откровенно жаль, — Фридрих дышал уже гораздо более равномерно, потому как дико расстроился, что его единственный шанс к спасению и побегу — телекинез, его подвел в очередной раз. Неизвестность не пугала, скорее интересовала в данном случае, но вот ухмылки и намеки черноволосого вампира Фриду откровенно не нравились и заставляли задуматься над тем, что этому извращенцу взбредет в голову дальше.
— Раз вы провидец, то значит, должны знать как меня зовут и все такое. Не люблю, когда общаются в таком тоне, типа «эй ты, поди сюда, как тебя там». А вы сейчас именно это и делаете. Я не думаю, что в ваших интересах мне угрожать, по одной просто причине — я могу и не согласиться быть подопытным или помощником, кем вы там меня представляете. И вам эксперимент потерпит окончательное поражение. Потому что все гораздо легче произойдет. если я решусь вам помочь. А сделать это или нет, зависит от вас и от моего желания. Которого не наблюдается. Немедленно меня развяжите, иначе я не знаю, что я с вами сделаю позже!
«Да-да, Фрид, ты связанный, тебя пообещали снова вырубить, а ты еще и угрожаешь. Смешно смотрится, знаешь ли. Сейчас ты договоришься до того, что тебе сунут в рот кляп, зафиксируют на кровати, как на пыточном столе в распятом состоянии и вырубят. А когда ты очнешься и в каком состоянии ты будешь, это уже совсем другая история. И очнешься ли ты вообще на этом свете. Проблемка»...
— Три ха по два раза. Вы с меня еще и слово чести требуете? А вы хоть сами знаете, что такое честь? Предполагаю, что нет. Если вы так боитесь, что я вам вред причиню, так вырубите меня и дело с концом. И делайте, что хотите. Только почему-то я знаю то, то ваши слова разойдутся с действиями, и вы оставите меня в сознании. Так интереснее, наверно. И вы всегда поступаете так с теми, кто оказал вам помощь? Начнем с того, что вы мой должник, а не я ваш. Я вижу, что вы не из здешних мест. Так будьте любезны вести себя подобающим образом, милсдарь, а не как последний...
Кто был последним, Фридрих так и не договорил, потому что его внутренний голос снова заворчал, и рыжий заткнулся, выдыхая тот воздух, что он готов был потратить на очередной вдох и слова, которые непрерывным потоком могли литься из уст адвоката. Говорить, а особенно ругаться и опускать ниже плинтуса он мог долго, однако обреченно осознавал, что находится сейчас не в том положении, чтобы диктовать свои условия. Условия в этот раз диктовали ему, и если он хотел отсюда выбраться (ах да, еще и быть накормленным!), то ему волей-неволей необходимо было согласиться.
— Так. Я вас слушаю, безымянная личность. И чтобы я мог согласиться или отказаться, мне необходимо знать все досконально, — рыжий снова посмотрел в темные глаза провидца, но уже гораздо более спокойным был этот взгляд. Точнее, он был усталым и каким-то погрустневшим. Препирательства, попытки вырваться забирали много сил, а их следовало не тратить попусту, а копить. Только пока неизвестно для чего.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (13.08.2012 15:40)

+1

17

Надежды на то, что его условия примут сразу и безоговорочно, принц не испытывал ни разу. Во-первых, исходя из того, что он уже видел он мог уверенно сказать, что перед ним очень страстный субъект. «Причем во всем, за что бы он ни взялся, он это будет делать с полной уверенностью в успехе и никак иначе. Ведь если бы это было бы по-другому, он бы навряд ли помог бы тому, кто попал в беду. Не испугавшись неприятностей, которые могли бы обойти его стороной». Во-вторых, то, что он видел в видении, а точнее, фон для видения, обычно отображало внутренний мир существа, которого он использовал в качестве катализатора, убедило его в том, что Огонек стоит того, чтобы все же попытаться решить дело полюбовно. Придержав поднос, мужчина перевел взгляд на тушку пленника.
— Неплохо, но, судя по тому, что это был поднос, а не я, напрашивается закономерный вопрос. Прошу прощения, силы маловато, либо вы ее контролировать не умеете?
Приподняв бровь, Ками с удовольствием догрызал твердый сыр в ожидании «красноречивого» ответа на свой вопрос. Но то ли возмущение его выходкой столь затуманило разум, то ли Рыжик не захотел отвечать, но вопрос так и остался без ответа. Пожав плечами, провидец задумался над отповедью пленника, не замечая того, что, задумавшись начал постукивать пальцами по столешнице.
«Представиться... Наверное надо было бы, навряд ли местная знать может что-либо знать о моей скромной личности, а если и слышали что-то краем уха, то не предавали значения».
Слова о жалости задели его намного сильнее, чем он хотел бы себе признаться.
«Да как он смеет меня жалеть, нечто с недоразвитыми талантами»!
Гнев медленно, но верно дурманил разум, грозя накрыть его волной бешенства.
«А ведь если так подумать — он привязан, так что остановит меня разодрать ему глотку в наказание за столь оскорбительные слова».
Размышляя над возможностями выноса бездыханного тела из гостиницы так, чтобы это не заметили окружающие, он краем уха услышал фразу «должны знать как меня зовут и все такое.» Задумчиво огладив бок, Ками поднял глаза на жертву.
— Интересно, и почему все полагают, что провидцы — просто кладезь разнообразной информации. Которая просто обязана знать всех и каждого, включая их круг общения и родословную всего семейства вплоть до седьмого колена. Вот вы, к примеру, следуете древней традиции и спите в погребе в черном гробу, обитым бордовым бархатом?
Представив, как это бы выглядело, провидец чуть ухмыльнулся. «Забавно бы он смотрелся под стропилами». Продолжил:
— Или, возможно, предпочитаете спать, свесившись вниз головой под потолком? Как-то сомневаюсь, скорее вы вполне вменяемы и предпочитаете спать в мягкой и удобной постели. Посему, знать я вас мог бы лишь в том случае, если бы вы мне представились или же прославили свое имя в боях, ну в худшем случае были бы известны как влиятельный политик, но так как ничего из вышеупомянутого не случилось, то наивно полагать, что я должен, — тут вампир сделал паузу, подчеркивая свои слова, — знать, кто вы такой. К тому же не могу сказать что бы меня это очень интересовало.
Встав, он потянулся всем телом, щурясь, как кот, и дойдя до двери смежной комнаты, приоткрыл ее, пропуская слуг. — Уберите со стола и оставьте охрану, — подошедший к нему телохранитель низко поклонился, мазнув по полу кисточкой длинной косы.
— Что-то случилось мой господин?
Поморщившись от официоза, Ками резко фыркнул.
— Все..., — замявшись, провидец попытался подобрать более подходящие слово, которое могло бы описать скачок настроения, от умиления и, в каком-то роде даже благодарности, до слепого гнева и желания придушить задиристого Рыжика подушкой, — ...хорошо. Присмотри за ним, чтобы он не наделал глупостей, пока я приготовлю чай.
Уйдя за ширму, принц пытался разложить по полочкам логики реакцию пленника, стараясь если не понять, то хотя бы привести логические доводы, которые могли бы оправдать столь резкие переходы от обвинительной истерики до усталости смертельно больного человека. Медленно занимаясь приготовлением настоя, Ками постепенно складывал мозаику.
«Ну если так подумать я бы наверное вел себя еще хуже, значительно хуже»... Улыбнувшись своим мыслям, он окатил сухие травы кипятком, наблюдая за тем как распрямляются скрученные чайные листья.
Подождав, пока слуги уйдут, телохранитель неспешно подошел к кровати и, откинув одеяло, проверил путы.
— Вы можете не соглашаться на его условия, но для достижения цели ваше согласие и не требуется, это всего лишь дань воспитанию, которого по вашим словам у него нет и сроду не водилось.
Усмехнувшись, мужчина слегка отогнул ворот своей одежды позволяя пленнику увидеть край своего ошейника, — он всегда получает то, чего он хочет, вопрос лишь в том, какую цену заплатит за это объект его вожделения.
Слуга, вернувшийся с заново наполненным подносом, опасливо покосился на телохранителя и поставив груженный разной снедью поднос на столик, среди которой поблескивая рубиновыми боками, стоял небольшой графинчик с кровью, и, поклонившись, поспешно удалился. Усмехнувшись, телохранитель услышал тихий стук и легкие шаги.
— Слуги принесли еще еды на тот случай, если ваш пленник будет посговорчивей.
Тихо фыркнув, Ками прикрыл на мгновение глаза, пытаясь сосредоточиться.
— Можешь идти, на данный момент ты мне не нужен.
Присев на стул напротив кровати, провидец глубоко вздохнул, стараясь отстраниться и дабы не испытывать больше такого гнева, как до этого.
— Итак, вернемся к нашим, так сказать, баранам, если вам станет легче от моего полного имени, то я могу представиться. Мое имя Камаледдин Арх’Хамон ибн Аддар аль Юнхай. Сделав паузу вампир давал возможность своему собеседнику переварить информацию и попытаться вспомнить географию, а заодно и знать Хурбастана. — Как я уже и говорил, я провидец, но мой дар хоть и силен, но имеет свою так сказать специфику, — сделав глоток чая, принц замолк, пытаясь оформить свои сумбурные мысли в слова. — Дело в том, что мои видения может спровоцировать также любой предмет. К примеру, коснувшись вас, я видел достаточно большое количество возможных исходов одного и того же происшествия, но, к сожалению, вы были испуганы, и видение оборвалось быстрее, чем я смог разобраться, что к чему.
Воспоминания о видении заставили сильнее сжать бока пиалы.
«Почему я не смог увидеть больше, как будто он сам закрылся от меня? Или же ключевой момент завязан на нем. Но это было бы глупо». Тряхнув головой, провидец поднял глаза на свою жертву, ожидая реакции на свои слова.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:46)

+3

18

Высказывание о том, что у него маловато силы для того, чтобы сдвинуть поднос, жутко покоробило Фридриха. Резануло по самолюбию достаточно ощутимо, однако ни малейшей негативной эмоции не отразилось на утонченном лице рыжеволосого вампира. Он всего лишь фыркнул и посмотрел на провидца исподлобья. Зафиксировал свой взгляд где-то в центре зрачков его глаз, смотрел очень внимательно, не мигая и не отводя взгляда. Эти двое будто бы в гляделки играли.
— Силы у меня предостаточно, милсдарь. А вот я могу судить иначе по тому, что вы даже отпор дать не смогли, а вас банально вывернуло. При желании я могу вас вывернуть наизнанку. Смотрю, вы осведомлены о телекинетических способностях. Тогда в вашем случае не советовал бы меня провоцировать. Иначе для вас это может плохо закончиться, и вы не успеете ни ритуал... Ох, прошу прощения, ни эксперимент свой провести, и ни с честью встретить свой последний час. Как там говорится — при угрозе жизни вся жизнь перед глазами проносится. Я не думаю, что вы жаждете все это увидеть и вспомнить.
Вайс храбрился, язык у него, как говорил Азазель, был длиннее, чем все остальные части тела, а если учесть тот факт, что Фрид был адвокатом, и ораторское искусство ему было необходимо как возможность дышать, но не следовало бы и удивляться. Но не следовало удивляться тем, кто знал рыжего. Сейчас они даже имена друг друга не знали. Молодой вампир поудобнее улегся на кровати, ухмыльнувшись и оставшись довольным тем, что ему удалось вывести этого нахального самоуверенного напыщенного павлина из себя.
«Ох-ох, как мне страшно, прямо-таки задрожал весь и, если бы позволяло мое положение, пал ниц и стал молить о пощаде. Если бы взглядом могли убивать, меня бы тут уже не лежало. Ну а чего ты ожидал, женственный птенчик? Что ты будешь открывать рот, а я молчать буду? Не на того напал. Меня можно заставить замолчать теми способами, которые знаю только я. И тебе, как провидцу, это не будет дано».
— Смотрю, начитанный вы. Знаете много о гробах и о возможности висеть вниз головой. Смею заметить, что вы все это уже пробовали и вас, как бы это сказать помягче, не вставило. Теперь вы пытаетесь убедить меня в том, что я ничего не знаю о провидцах, судите только по моему вопросу. Уже это одно показывает вашу недалекость. Однако, благодарю вас за столь качественное и великолепное разъяснение.
Фридрих издевательски склонил голову, вроде бы поклонился, но на самом деле скрыв язвительную ухмылку. Только верхние удлиненные клыки облизнул. После чего он посмотрел на поднос, который стоял на прикроватном столике, слегка сглотнул, потому что желудок, который уже давно находился в состоянии органа, прилипшего к позвоночнику. Есть хотелось, но теперешнее злобное состояние заставляло забыть ощущение голода. Он снова поднял взгляд на брюнета, улыбнувшись уже более открыто, на этот раз без издевки.
«Чую, еще чуть-чуть и он бросится на меня и придушит чем-нибудь. Руками, подушкой, хоть чем, дабы заставить меня замолчать. Эх, а правда-то глаза колет. Как это ни печально».
А провидец тем временем покинул комнату, приказав своему охраннику следить за пленником, дабы он что-нибудь не отчебучил. Фридрих фыркнул, показал в спину брюнету весьма неприличный жест, благо кисти были свободны, фиксировались путами только запястья. Тот, конечно, не увидел его, но как только за вампиром закрылась дверь, телохранитель подошел к лежащему Фридриху проверять надежность его «оков». И даже попытался высказать что-то умное, дабы напугать Найтлорда еще больше.
После услышанного Вайс чуть не расхохотался в голос, но усилием воли подавил рвущийся наружу смех. Но улыбку сдержать не мог, особенно, когда телохранитель с гордостью продемонстрировал свой ошейник.
— Интересно, ты на самом деле такой идиот или прикидываешься? Я давно понял, что ты выступаешь в роли послушной собачки для этого провидца, ею и останешься, но чтобы настолько себя не уважать... Ничтожный раб. Верно то, что одни рождены, чтобы управлять, а другие, чтобы подчиняться и... подставляться. Это слово можно интерпретировать в счамых различных смыслах. Смотрю, тебе нравится унижение, подчинение, когда тебя считают такой вот половой тряпкой. Запомни, малыш, раз и навсегда — сила не в том, чтобы подчиниться, а в том, чтобы уметь противостоять. И ты еще мужчиной себя именуешь. Мне жаль вас обоих.
На тонком лице телохранителя заходили желваки, и тут Фридриху в голову пришла гениальная идея. Он вновь обратил внимание на ремешок ошейника. Начал концентрироваться именно на этом предмете. Все-таки телекинез должен был работать. И получилось! Ремень стал медленно, но верно сдавливать шею охранника. Тот не понимал, что происходит, а Фрид, сузив глаза, смотрел на него, словно змей кролика гипнотизировал. Еще чуть-чуть, и он мог бы передавить сонную артерию.
Мужчина схватился за шею, захрипел и закашлялся, Фрид же ментально сдавливал кожу до тех пор, пока телохранитель не посинел, кашляя. Закрыл глаза, отпуская его, потом открыл снова.
— И то, что я сейчас не дал тебе в морду и что нахожусь привязанным к этой чертовой кровати, не означает, что я не могу тебя убить усилием воли. Твой господин сделал из тебя послушного раба, но не научил держать язык за зубами. Поверь мне, это неумение тебя очень скоро погубит. Проваливай отсюда и запомни этот недавний миг. Обездвиженность не всегда говорит о том, что существо бессильно.
А через некоторое время вернулся и сам провидец, Фридрих же состроил такое милое выражение на лице, на которое только был способен. Видимо, телохранитель не рассказал о происшествии и о том, что ему, в отсутствие хозяина, не удалось поиграться с жертвой, поэтому брюнет ни о чем не подозревая, продолжил разговор. Представился, как и просил Фрид. Хотя, учитывая то, как он это сказал, просьбой это никак нельзя было назвать.
«Ну и имя. Язык сломаешь в трех местах. Камаледдин, значит. Хурбастан. Судя по тому, что я изучал об этой стране, он занимает какой-то высокий пост. Только вот что он забыл здесь? Ну что же, расспрашивать я не буду, мне неинтересно, кто он там, мне надо знать, что он от меня хочет».
— Знаете, меня не интересует ваше происхождение, положение в обществе, количество ваших слуг и цель, ради которой вы сюда прибыли. А я вот так неожиданно подвернулся под вашу руку. Ну что же, позвольте представиться и мне, хоть вы и упомянули, что я вам неинтересен, точнее, мое имя. Но все же. Фридрих Вайс Найтлорд.
После того, как Фрид назвал свое имя, он также сделал паузу, потом слегка поерзал на кровати, меняя слегка позу, точнее, полуперевернувшись на бок. Из-за долго нахождения в одной и той же позе, тело затекло. Мышцы рук были напряжены, однако Вайс никак не показывал того, что ему неудобно. Смысла не видел. Его не отпустят, по крайней мере просто так, если он не даст миллион обещаний о том, что не причинит вреда.
«Да-да, Фрид ты пообещай, а потом подумаешь, выполнить это обещание или нет. А ведь то и есть — я хозяин своего слова. И если бы он был уверен в себе, он бы не просил меня о подобном. Значит, он меня опасается. Ах да, там же где-то сзади этот недоразвитый телохранитель, который всегда за господина и голову сложит, и убьет любого, на которого господин укажет. Как это мерзко. Неужели ему самому не противно его поведение»?
— Я понял все прекрасно, о чем вы мне только что рассказали. Однако же не понимаю одного, чего же вы от меня хотите. Что вы желаете найти, увидеть? Вам нужно именно коснуться меня. И смею заметить, вы неправы. Я был испуган? Разве? Наверное, ваше неверное чувство перемешалось с вашими обрывками видений, поэтому не надо мне приписывать то, чего не было, и додумывать за меня.
Рыжий глубоко вздохнул. Его начал утомлять бесполезный по его мнению, разговор. Ему хотелось бы, чтобы Камаледдин наконец-то адекватно объяснил и разложил все по полочкам. Однако и сам провидец мог точно также не понимать всей ситуации, как и сам Фридрих.
«Обалденная ситуация. Никто ничего не знает. И что же будет в дальнейшем? И сколько я тут находиться буду? Никогда так домой не хотел. Но, черт побери, во мне борются целых два чувства — злость и любопытство. Боюсь, что второе меня одолеет. Похоже, он и сам устал ругаться, только язвит во всю. Прямо как я».

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (19.08.2012 13:50)

+2

19

К его сожалению пленник ответил.
«Уж луче бы ты помолчал...» Оставалось лишь признать, что он встретил столь же упертого спорщика, как и он сам.
«Ну раз ты меня так старательно зеркалишь, посмотрим что ты скажешь на это».
Отставив пиалу на столик, Ками пересел на кровать и наклонился к лицу Рыжика.
— Думаю не ошибусь, если предположу, что все тело постепенно начинает затекать от неподвижности.
Убрав мешающее ему одеяло, принц аккуратно провел кончиками пальцев по груди пленника, пытаясь определить местонахождение нужных ему точек.
— Не стоит делать такие страшные глаза, я всего лишь хочу облегчить вашу долю, — улыбнувшись, Ками осторожно нажал на нужные точки, позволяющие восстановить кровоток в теле.
— Ну вот теперь должно полегчать. Временно, но все же. Думаю вам было бы выгодней пообещать не причинять мне вред, как, к примеру моему телохранителю, и тогда мы бы могли поговорить за бокалом крови. К тому же, судя по звукам, ваш желудок готов начать переваривать себя же.
Отодвинув одеяло, провидец так же легко пробежался пальцами по бедрам пленника, нажимая нужные точки, дабы беднягу не скрутило судорогой от долгого пребывания в одной позе. Подняв глаза на жертву, он позволил себе улыбнуться.
«Ну да, освободи тебе сейчас руки, и ты бы меня придушил без лишних размышлений. Неужели то, что я делаю, выглядит настолько неприлично для него? Или же дело не в том, что это неприлично, а в том, что он банально испуган?»
Задумавшись, принц честно попытался представить себя на месте пленника. «Нет, истерику я бы не закатил, а с этого дурачка, который полез с добрыми советами, наверное попытался бы выудить как можно больше информации. Ну да, что поделать, эти дикари привыкли полагаться если не на физическую силу, то на свой дар и совсем забыли о таких милых шалостях, как наблюдение и интриги».
Закончив с ногами, он вернулся к торсу, чуть нажимая на предплечья, и спускаясь к запястьям.
«Ну не удивительно, что он ерзает, зачем же так напрягать руки? Разорвать все равно не удасться, а вот судорога будет через несколько минут».
Вернув одеяло в первоначальное состояние, Ками не удержался, и погладил многострадальную прядку рыжих волос.
— Я бы мог покормить вас с рук, но почему-то сомневаюсь, что вы согласитесь, скорее всего вы будете подозревать меня в попытке вас отравить.
Монотонные движения и блестящие язычки пламени волос погружали провидца практически в состояние транса, убирая все лишние эмоции и позволяя концентрироваться на цели.
— Несмотря на все ваши инсинуации, я действительно благодарен за то, что вы помогли мне в том темном переулке, но все же прекрасно осознаю, что не будь я похож на даму, вы навряд ли бы поспешили мне на помощь.
Чуть склонив голову к плечу, провидец пропускал волосы пленника сквозь пальцы, любуясь тем, как они скользят, и наслаждаясь ощущениями. «Как будто гладишь огонь»...
— И тем не менее должен сказать, что ваше заблуждение было мне на руку, Фридрих Вайс Найтлорд. Дело в том, что у моего отца украли весьма редкий артефакт, который в неумелых руках может принести больше беды, чем пользы, и меня послали его найти. Как провидец, я могу делать больше, чем простая ищейка. Так вот, когда я совершил ту глупость и обнял вас в обрывках видения, которое вызвало прикосновение к вам, я видел артефакт. А это означает, что вы или же член вашей семьи имел дело с артефактом, в худшем случае — достаточно долго находился рядом с ним.
Оторвавшись наконец-то от созерцания прядки волос, принц проказливо улыбнулся.
— Надеюсь после столь длительного и емкого монолога с моей стороны, вы станете посговорчивей?

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:46)

+2

20

Рыжий до безумия устал ругаться, ссориться, выяснять отношения и заниматься тому подобной ересью. Он поднял на Камаледдина усталый взгляд и только головой покачал. Подобный «разговор» его утомлял всегда, Фрид был не любитель выяснять отношения вообще, к тому же орать и поднимать истерику, как это сделал бы кто-то на его месте. Хотя нет, частично истерику он все-таки закатил, но не молчать же и безропотно подчиняться тому, кто тебя похитил? Хотя похитители обычно пытают или что-то в этом роде? Сам Вайс в такой ситуации никогда не находился, а поэтому и повел себя так, как изначально решил, что будет правильно, Видимо, решил неправильно и подумывал избрать другую тактику.
— Я вовсе не делаю страшные глаза, всего лишь пытаюсь определить то, что вы пытаетесь дальше сделать. На самом деле я до безумия устал спорить с вами. Ни вы, ни я таким образом ничего не добьемся, если будем продолжать в том же духе. Думаю, если бы вы хотели со мной сделать что-то, что противоречит всяческим нормам морали, поведения и тому подобной ерунды, меня бы вырубили безо всякого моего на то согласия или несогласия. И дело с концом.
Найтлорд очень внимательно наблюдал за всеми манипуляциями провидца и, надо признать, после подобной аккопунктуры ему действительно полегчало. Он знал, что представители вампирской расы (да и не только вампирской), проживающей в Хурбастане и иных территориях, прилегающих к нему, обладают знаниями, которым оставалось только позавидовать, ну или же поучиться у них. И еще одно — прикосновения были настолько легкими и точными, что забирали с собой усталость, словно по волшебству, и Фридрих, спустя какое-то время полностью успокоился, взял себя в руки и решил пойти иным путем.
— Не думаю, что попытка ваша накормить меня с руки выглядела бы попыткой отравить. Скорее даже, наоборот. Вы бы кормили невиданную зверушку, причем кормили очень внимательно, в надежде, что я, находясь в роли этого самого зверя, не оттяпаю вам палец и не прокушу запястье. Я могу обходиться без еды, если уж на то пошло, не думаю, что в плену будут кормить всяческими яствами. Хотя и вы — необычный похититель.
«И опять он прикасается к моим волосам. Вот что они ему так дались-то? У него и свои шикарные, что же он просто руки оторвать не может. Или не хочет. Так, Фрид, твои размышления вновь уводят тебя совершенно не в ту сторону. Отбрось ненужные мысли и сосредоточься лучше на том, что он тебе сейчас поведает».
— Вы знаете, Камаледдин, тут вы неправы. Я имею в виду, что будь вы представительницей женского пола, я бы помог вам с большей готовностью, чем в том случае, зная то, что вы мужчина. Это совершенно не так. Возможно там, где ваша родина, к женщинам относятся совершенно так, как и должно быть, но здесь, уверяю вас, некоторые, видя, что требуется помощь, могут спокойно переступить через упавшего, если даже не наступить на него, и пойдут себе преспокойно дальше. Многое зависит от воспитания, желания помочь, ну и тому подобных многочисленных факторов. Меня, если хотите, так воспитали. Никогда не любил геройствовать, однако я не особо разглядел в вас женщину. Помог чисто из-за того, что помощь требовалась.
Позже адвокат более, чем внимательно выслушал провидца, слегка прикрыл глаза, будто силясь что-то вспомнить, но пока что он не понимал, о каком артефакте именно идет речь. Следовало бы расспросить Камаледдина о том, что же он имел в виду и тогда, возможно, Фрид будет знать, что ему на это ответить. Или же не ответить вовсе.
«Так странно, он гладит мои волосы, смотрит на них, будто находится в какой-то прострации что ли. Или же трансе. Никогда не думал, что смогу вызвать у мужчины такую реакцию. Или же это из-за того, что он провидец, и ему просто необходимо меня касаться каким-то образом, чтобы вызвать видение. И это совершенно не то, о чем я подумал. Моргот, какие-то у меня думы пошли неправильные, надо бы исправляться».
— Я вас понял, но не могли бы вы объяснить, что из себя представляет этот артефакт? Чтобы я хоть смог знать, о чем мы сейчас с вами говорим. Это какой-то предмет, что он напоминает по форме, из какого он материала? Может быть я его видел, прикасался к нему или же видел его вообще, как таковой.
Фрид чуть ухмыльнулся в ответ, сейчас их разговор стал более деловым что ли, но по крайней мере это было гораздо лучше того, что изначально между ними происходило. Надо бы сразу себя так вести, адвокату стало стыдно за свое поведение, однако же что сделано, то сделано, это были эмоции, а если без них, то можно превратиться в мраморного болванчика. Он машинально подвинулся к провидцу, чуть коснувшись его бедром.
Надо признать, находиться в подобной одежде ему было в новинку, а если учитывать то, что сейчас он находился без брюк, то слегка смущало его подобное одеяние. Но успокаивало то, что нижняя часть его тела была скрыта одеялом, а значит, опасаться дальнейшего «изучения» собственного тела со стороны провидца ему не следовало. Хотя кто его знает, пока что Фридрих не мог просчитать его дальнейшие действия, телепату было необходимо или поговорить с ним, или побыть рядом чуть больше, или прикоснуться к нему хоть как-то, чтобы вызвать у себя подобную реакцию.
— Думаю, ваша шпилька может лишь вызвать подобную ответную реакцию, господин провидец, — улыбнулся рыжий, но уже более открыто, слегка наклонив голову и уставившись прямо в глаза Камаледдина. — Однако, думаю, вы бы не хотели попробовать посостязаться со мной в красноречии. Но, возможно, у вас есть подобное желание. Но не думаю, что сейчас оно уместно, вы же хотите знать больше об артефакте, верно?

+2

21

Услышав рассуждения насчет морали, Ками лишь оставалось тихо рассмеяться. — Ну надо же, вас осенило-таки наконец, а я уже думал, что не догадаетесь. Хотя чего уж там греха таить, пару раз мне хотелось плюнуть на свои принципы и банально усыпить вас. «Или прибить»... но это принц добавил уже про себя.
Отодвинувшись от пленника, он протянул руку к подносу и, подхватив пару кусочков сыра, осторожно поднес их ко рту пленника. — Думаю, стоит проверить на практике, такая ли вы экзотическая зверушка, только чур не кусаться! Не беспокойтесь, ничего экзотического, всего лишь твердый сорт сыра с орехами, весьма тонкие нотки и приятное послевкусие.
Тихое покашливание отвлекло его от наблюдения за пленником. У дверей, склонившись в церемонном поклоне, стоял телохранитель. — Господин, до вашего назначенного срока осталось не больше двух часов. Кивнув, провидец снова повернулся к пленнику, заметив, что половина сыра уже надкушена. — Надеюсь, он придется вам по вкусу, еще есть холодное мясо и фрукты, но если вы не голодны, — принц сделал паузу, позволяя возразить или же подумать над данным вопросом, — то мы можем продолжить обсуждать артефакт. Доев надкушенный кусочек сыра, Ками взял с подноса ломтик холодного мяса и, добавив к нему листик салата и сыра, поднес угощение ко рту пленника. — Так вот, сам артефакт представляет собой светло-зеленый нефрит размером с голову лошади, инкрустированный золотой сеткой. Однако ходят легенды, что это не просто инкрустация, а сдерживающая сетка, которая не позволяет артефакту делать то, что он так любит, а точнее, убегать от предыдущего хозяина.
Около двух сотен лет эта сетка, а так же доверенные слуги моего отца умудрялись удержать артефакт в сокровищнице, но недавно произошло непоправимое — артефакт оказался без присмотра и смог соблазнить кого-то на то, что бы он его унес из сокровищницы.
Меня отправили следом, как я уже говорил, или потому, что я в могу найти утерянный артефакт благодаря видениям. Не знаю, были ли вы как-то связаны с ним или же кто-то из близких вам людей коснулся его.
Подхватив новый кусочек мяса, провидец предусмотрительно макнул его в соус и поднес к губам пленника, который, несмотря на его заверение в том, что способен обходиться и без еды, уплетал предложенное угощение за обе щеки, вызывая умиление у принца. «Почти как любимый кот моей матери, он так же поворчит-поворчит, но от угощения не откажется».

Вновь зашедший в комнату телохранитель с ворохом свежевычещенной одежды заставил вампира отвлечься от своей жертвы и от повествования. — Положи его одежду на стул. Подождав пока телохранитель выйдет, Ками повернулся к Найтлорду и, облизнув пальцы потянулся к влажным салфеткам, лежащим на подносе.
— Могу предложить кровь или же вы предпочтете воду

Вытирая пальцы он кивнул на стул и лежащую на нем одежду. — Как и обещал, сутки подходят к концу, а это значит скоро мне придется вас отпустить. Найду ли я ответы на свои вопросы или нет, последнего, честно говоря, не очень бы хотелось хотя бы потому, что я вам слишком много рассказал. Да и поиски выматывают, — вздохнув, он вернул влажную салфетку на поднос.
Наверное где-то в душе он и не надеялся на то, что видение вернется, уж слишком сумбурным было его появление. «Как же раздражает то, что я не могу никак найти эту безделушку. Хотя, если так подумать, а хочу ли я вообще домой? Что меня там ждет? Договорной брак с одной из вампирш высшей крови, и если так рассмотреть ситуацию, то претенденток не так уж и много». Невольно передернув плечами, Ками нахмурился. «Да уж и кандидатуры одна другой лучше и красивее. С таким успехом я могу сам заявиться к Сумире и выпить с ней на брудершафт. А потом идти прямиком на кладбище закапываться».
Тихо фыркнув, вампир поднял глаза на пленника. — Так что вы решили, уважаемый? Попробуете мне помочь или же закончим вечер милой беседой, а затем я выйду отсюда позволяя вам одеться и покинуть столь гостеприимные стены?

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:47)

+2

22

Фридрих не менее внимательно наблюдал за телохранителем провидца, чем за ним самим. Смотрел то на вошедшего мужчину, то на самого Камаледдина. Услышав слово «господин» рыжеволосому вампиру подумалось, что не просто так он его называет. Да и ошейник у него, как у раба, собственно, которым этот парень и является. И ни раз Вайс не слушал, чтобы Камаледдин назвал его по имени. Рабы бывают только у особ знатного происхождения, например, у особ королевской крови.
И тут Фрида осенило. Значит он принц! Вампир прикрыл глаза, сосредотачиваясь на тех волнах энергетики, что исходили от самого провидца, да и от его телохранителя, после чего окончательно убедился в своей правоте. Удержался, чтобы не хмыкнуть от узнанной новости, хоть ее и никто не озвучивал вслух. Теперь ему стало понятно, почему принц здесь инкогнито и почему он ведет себя таким образом. Собственно, как и подобает сыну хурбастанского монарха.
— Принц...
Прозвучало из уст рыжего вампира, который открыл зеленые глаза и вновь внимательно уставился на брюнета, который даже прекратил разговор, замолчал, услышав свой титул. Вайс улыбнулся и сейчас перевел взгляд на протянутое ему угощение. Хотел съязвить по своему обыкновению, однако счел более умным промолчать. Ведь общение их только-только наладилось, не следовало бы его портить. К тому же, весьма неплохо будет пообщаться с принцем, а в дальнейшем, вполне возможно, что и... Фридрих слегка тряхнул волосами.
«Так, начинаются у меня думы о каких-то корыстных помыслах, неправильно это. Ему ведь помощь требуется гораздо большая, чем просто найти этот дурацкий артефакт. И, кажется, я начинаю догадываться, какая именно. Думаю, он не приемлет жалости или сочувствия в отношении своей высокопоставленной персоны».
— Не волнуйтесь, Камаледдин, руку я вам не откушу, хотя вполне могу вцепиться зубами так, что мои челюсти придется разжимать, применив определенное давление. Однако я не дикарь, как вы вполне могли подумать обо мне, и способен вполне адекватно беседовать. Полагаю, что и вы тоже.
Фрид выслушал провидца, узнав наконец-то описание этого самого артефакта. Принц рассказывал, попутно кормя своего пленника, рыжему же оставалось поглощать еду и внимать словам. Найтлорд старался не думать, как именно сейчас он выглядит со стороны, хотя ему было порядком стыдно, что он сейчас находится в таком положении. Тем временем телохранитель принес его одежду, которую вычистили, выстирали и привели в нормальный вид. Мужчина удовлетворенно выдохнул, понимая, что ему не придется возвращаться домой в том одеянии, что сейчас на нем.
Иначе бы ему стали задавать слишком много ненужных вопросов. Например, вездесущий братец. Фридрих как подумал об этом, так еле сдержался, чтобы не сморщился. Потому что брюнет мог вполне подумать, что тому не понравилась еда, которая была весьма вкусной. Наконец-то расправившись с едой, которая ему перепала, Фридрих проглотил последний кусок, облизнул губы, стараясь запрятать свой стыд куда подальше, потом отвел взгляд. Слишком долго они играли в гляделки, рыжеволосый вампир расценивал это как своеобразный вызов. Словно он сам был диким зверем, который расценивал взгляд глаза в глаза как предупреждение о нападении.
— Вы знаете, я не видел этот артефакт, но его описание, что вы мне сейчас столь любезно предоставили, мне что-то очень напоминает. Возможно, мой младший брат видел его, постольку поскольку он очень любит всяческие необычные вещи, хоть и не знает, что от них будет — вред или польза. Хотя по большей части, бывает именно вред. Потому что в неумелых руках и с незнанием дела артефакты могут вызвать катастрофу. Я вам помогу, только вот не знаю, каким именно образом. Я что-то должен сделать или сказать? Я не имею и малейшего представления о том, как спровоцировать у вас очередное видение.
В это время его собеседник вздохнул и, хоть Фридрих не был эмпатом, сей вздох заставил его применить свои телепатические способности на принца. Чисто машинально, он совершенно не специально это сделал. И понял, что тот совершенно не хочет находить этот проклятый артефакт. Точнее, не хочет возвращаться домой. Просто ищет свободу. Нашел ее и сейчас она ему стала гораздо важнее всего того, чем он обладал раньше.
«У него совершенно нет друзей. И его это дико удручает. Даже если он найдет этот артефакт, что его ждет дальше? Наверное, как обычно, женится на какой-нибудь девушке-принцессе, и дело с концом. А его эта перспектива совершенно не радует. Надо же, мы с ним в этом настолько похожи...»
— Камаледдин... а ведь вы не хотите находить сей предмет. Если быть точным, то вы не хотите того, что будет с вами после возвращения к отцу. — Фридрих чуть силь нее натянул свои путы, попытавшись хотя бы немного сесть, так как лежать он дико устал. — А вы не думали, что вас отец послал искать этот артефакт, чтобы от вас избавиться? Или же он попросту пользуется вашим даром, не давая вам права самому решать свою судьбу, хоть вам она и известна частично. Простите, возможно, не имею права так говорить о вас и о ваших родителях, но у меня сложилось именно такое впечатление. Вероятно, оно неверное.
Фридрих прекрасно видел, что принц изо всех сил старается скрыть за фырканием и усмешками свою печаль, но внимательного адвоката, который разбирался в психологии более, чем хорошо, было не просто так обвести вокруг пальца. К тому же жесты и поведение провидца говорили сами за себя. Взгляд рыжего стал более грустным и более внимательным, он слегка прикусил язык, понимая, что сказал слишком много сейчас. И получит за свою разговорчивость.

+2

23

Обращение к нему Огонька, упоминая титул, насторожило, но не настолько, чтобы отреагировать на него вербально. «Ну принц, принц и что? Можно подумать, в этой стране монархов нет. И вообще, если так подумать во мне от принца, так, одно название, ведь мой официальный титул при дворе „провидец“, и лишь немногие знают, что в реальности еще и являюсь сыном своего отца. Хотя последнее приносит больше горечи, чем блага».
Пламенная речь насчет понимания, а также выстраивание логической цепочки размышлений на тему: «бедный, бедный принц» не впечатлила, и даже позабавила, ведь, строя свои предположения, этот красавчик приписывал ему даже какие-то чувства и переживание, которые на самом деле были голым расчетом и недовольством неспособностью контролировать свой дар. «Ну надо же какие мы чувствительные и сочувствующие». Задумчиво рассматривая свою жертву-спасителя, Ками отметил, что последний в попытке поменять положение своей тушки, придвинулся к нему. Невольно умилившись этакой гусенице, пытающейся морально поддержать его якобы моральные переживания по поводу трудной жизни отпрыска монарха в Хурбастане, Ками задумчиво погладил своего пленника по предплечью. «Ну что же, когда выпадает такой шанс, было бы глупо его проворонить, руководствуясь сомнительной важностью и моральными принципами».
«Итак, проверим на практике, такой ли я хороший актер. Главное, это верить в то, что ты говоришь, и даже эмпат не сможет опровергнуть правдивость твоих слов».
Стараясь вспомнить самый печальный момент в своей относительно непродолжительной жизни, Камаледдин на мгновение прикрыл глаза, вызывая перед внутренним взором наиболее печальную картину. Плечи чуть поникли, как бы показывая расстройство правильной догадкой. Приоткрыв глаза, провидец подался к пленнику, как бы ища защиты от внешнего мира.
-Вы правы, — тут провидцу пришлось напрячь память, хоть имя пленника и было короче привычных для его уха имен, ему оно казалось каким-то не очень благозвучным, поэтому его то и дело подмывало назвать его Рыжиком, или Огоньком, — Фридрих, не знаю, как вы догадались. Воистину, чтобы догадаться, до такого надо всю свою осознанную соблазнять исключительно доверчивых и недалеких простушек. — Но подобная мысль самому не раз приходила мне в голову, — придвинувшись ближе провидец прижался бедром к своему пленнику весьма картинно, заламывая руки. " Конечно же отец отослал меня, чтобы избавиться. Это сравнимо разве что с жестоким убийством лучшего скакуна перед началом скачек, с учетом того, что ты поставил на него все свое состояние." Стараясь вспомнить как вели себя девушки, желавшие соблазнить его своей хрупкостью и слабость, принц, тихо всхлипнув продолжил.
— Порою мне кажется, что отец использует меня лишь как инструмент, не думая о том, что я помимо того, что являюсь провидцем, еще и его сын. Ну вот и долю правды, с той лишь разницей, что несмотря на то, что это правда и есть. Еще один нюанс, ради которого, я стерплю подобное поведение отца. Знание это сила, та, которая будет лишь у того, кто будет владеть информацией. И пока информация у меня, я буду выступать в роли ведущего, а мой могущественный отец лишь в роли ведомого.
«Что же, либо я произвел нужное впечатление и физической расправы после моего небольшого эксперимента не будет, либо он действительно рассердиться и тогда мне остается лишь надеяться на то, что я и мои связи выгоднее для него, чем моральное удовлетворение». Пересев поудобней, Ками повернулся всем корпусом к Рыжику, практически ложась ему на грудь и перебирая длинные пряди волос, и старательно изображая глубочайшее смущение.
— Поэтому вам не стоит просить прощения за то, что вы сказали правду, какой бы горькой она не была. Сегодня вы спасли не только мою жизнь, но и мою честь. При этом принц как бы совершенно случайно отодвинул ворот юкаты обнажая кожу. «Судя по моим ощущениям, времени осталось совсем мало, ну что же: все или ничего».
Вспомнив слова Огонька о брате и его способности находить приключения на свою пятую точку, Ками вызвал в памяти изображение артефакта, стараясь настроиться на его местонахождение и лежащего под ним мужчину. Подняв глаза, он даже на мгновение замер, настолько живописной была картина которую он видел: длинные огненные пряди, рассыпавшиеся по подушке как будто ласковая рука любовника, играя, растрепала их. Широкие плечи, мускулатуру, которые хорошо подчеркивала натянувшияся ткань юкаты, уводила мысли куда то вдаль от дел насущных. Медленно поднимаясь взглядом выше, провидец остановился взглядом на губах Рыжика, казалось, даже сейчас на них играла небрежная усмешка, которую так и хотелось стереть.
«А ведь если так подумать, противно мне точно не будет, и дело тут не в его поле, он весьма красив, породист. Если я могу таким образом вызвать видение со своими дурочками, чем Моргот не шутит, вдруг и с ним сработает». В глаза провидец не смотрел, дабы не растерять настрой, да и не открыть свои карты раньше времени, он мог контролировать свое тело и голос, но глаза, вот что его могло бы выдать. Но полуприкрытые длинными ресницами глаза, якобы от смущения, не давали ему возможность полностью насладиться породистой внешностью своего пленника, так как он хотел бы этого. «Ладно, если эксперимент будет удачен, у меня еще будет возможность».

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:47)

+1

24

В данную минуту Фридрих готов был проклясть свой длинный язык. Нет, он совершенно не боялся, что провидец с ним сейчас что-нибудь сделает за разговоры и тему, которую, вероятно, не стоило затрагивать. Более того, рыжий поздновато, но понял, что последние размышления вслух не стоило высказывать, ни к чему они были.
Да и верно: зачем сочувствовать тому, кого совершенно не знаешь? Кто таким наглым образом посмел тебя похитить, да еще и экспериментировать. Кстати, об эксперименте. Вайс совершенно себе не представлял, каким образом будет проводиться данный странный опыт, и какая роль в данном опыте будет отведена ему — подопытному кролику. И сие ему совершенно не нравилось. Фридрих прикрыл глаза, сосредотачиваясь на ментальном фоне Камаледдина. Порой, он дико жалел, что не эмпат, но в данный момент ему эта способность и не нужна была, невооруженным глазом было заметно, что сейчас перед ним будет разыграна гениальная трагикомедия. Которая, собственно, началась спустя несколько минут.
Особенно сильно Фридрих ощущал брюнета, который в очередной раз до него дотронулся. Хотя он и не мог коснуться его сам, но, порой, даже вот такое легкое соприкосновение помогало ему сосредоточиться и «читать» своего собеседника более, чем хорошо. Найтлорд изо всех сил сдерживался, чтобы не рассмеяться. Или же... чтобы не послать провидца на все четыре стороны с подобным театральным представлением, которое было разыграно перед ним сейчас.
«Язык мой, враг мой. Интересно, кого он пытается убедить в том, что все, что сейчас он мне тут высказывает, достойно того, чтобы ему поверили. Не следовало проявлять и малейшей доли сочувствия по отношению к нему. Сейчас он попросту издевается, но проблема в том, что на меня это не возымеет никакого эффекта. А у меня даже есть бесплатный билет, чтобы даже поучаствовать в данном представлении. Я никогда еще не сталкивался с подобным. На что он рассчитывает? Его спросить это прямо сейчас, или упорно делать вид, что я ему поверил? Неужели все потомки хурбастанских монархов такие... ?»
Какие именно потомки, Фридрих не смог подобрать правильное слово, слишком смешным ему казалось все, что происходит. А Камаледдин тем временем начал вещать о том, он бедный, несчастный, что отец и правда решил от него избавиться, что какой, мол, Фрид умный, что так быстро догадался. Рыжий покусывал губы и изо всех сил старался выглядеть более серьезным, чем есть на самом деле. Только вот глаза надо было закрыть, потому что они откровенно смеялись. И выдать себя никаким жестом адвокат не мог.
«Сейчас попросту рассмеюсь ему в лицо. Или же вызверюсь как можно сильнее. Хотя... последнее будет не слишком правильным поведением. Ну строит он из себя здесь неизвестно кого, ну пусть поиграет в театральную приму. Зачем лишать молодого вампира такого удовольствия? Вот я, например, откровенно развлекаюсь иногда на судебных заседаниях, наблюдая за реакцией моих оппонентов. Ну пусть и он покажет, на что способен».
А вот последняя фраза про то, что Фридрих спас сегодня его честь, заставила рыжеволосого вампира откровенно хрюкнуть от рвущегося наружу смеха. Он тут же взял себя в руки, закашлялся, упорно изображая астматика, повернул голову вбок, кусая губы почти что до крови, лишь бы не расхохотаться в голос.
«О, Роза, это просто цирк бесплатный какой-то!»
— Я спас вашу честь? Право, мне стоит воздвигнуть памятник и никак иначе. Ведь вы же принц и никто иной, поэтому я искренне горжусь собой. Мой поступок не иначе как подвигом и не обзовешь.
А вот дальше началось нечто такое, что пленник себе и представить не мог. Он думал, что после его слов они сейчас вновь начнут препираться или мягко издеваться друг над другом словесно, ан нет. Провидец почти что улегся на его грудь, смущение изображал, конечно, здорово, но на Фрида это ни коем образом не действовало (а Камаледдину знать об этом было и вовсе не обязательно), но вот его действие заствило рыжего пошевелиться и слегка отползти в сторону, на сколько ему позволяли его путы, которые он натянул уже почти со всей силы.
«Моргот, что он делает? Неужели он меня соблазнить пытается? Это, право, слишком. Украсть меня для того, чтобы поразвлекаться еще и в постели? Как я мало в своей жизни повидал еще, вот подобного мне как раз не хватало. »
Веселье закончилось также быстро, как и началось. Нет, нельзя сказать, что прикосновения и подобные действия со стороны принца были неприятными, вовсе нет. Однако это настораживало и, в первую очередь то, что при необходимости Вайс не мог дать отпор. И закатывать истерику на тему «вы меня изнасиловать решили?» было выше его достоинства. Брюнет откровенно рассматривал его, только вот прятал взгляд от прямого взора.
Рыжий уцепился за это, слегка поерзал под ним, чуть потеревшись тем самым. Понимал, что тот старается настроиться на поиск нужно ему артефакта, но чтобы таким образом? А хотя Фрид и не расспрашивал его, как именно будет происходить этот эксперимент, и сейчас было самое время. Потому что лежащий на нем вампир и все его действия говорили об обратном.
— Камаледдин, а почему вы мне в глаза не смотрите? Или же боитесь, что я смогу быстро раскусить вас и распознать ваши истинные намерения? Поведайте-ка мне, каким образом вы собрались искать ваш артефакт и какое участие приму в этом я.
Рыжий говорил тихо, вполголоса, даже почти шепотом, только вот шепот получился какой-то томный, что удивило даже самого Фрида. Однако просто так сдаваться он не собирался, хоть его и порядком поражало то, что с ним происходит в последние несколько часов. И это странное знакомство... просто не может пройти стороной и не оставить никакого следа в жизни адвоката.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (09.09.2012 15:26)

+1

25

Не выдержав, Ками ухмыльнулся вопросу произнесенному столь проникновенно и практически шепотом. — Предположение о том, что я крайне смущен, думаю, не покажется вам правдоподобным, — практически касаясь губами губ своего пленника, принц ехидно улыбался. Можно, конечно, было бы еще по провоцировать Найтлорда, учитывая его беспомощность, а, стало быть, в какой-то степени свою безнаказанность, хотелось слегка попакостить.
«Как-то совсем не в моем духе, странно, этот вампир умудряется разбудить самые худшие качества во мне, не прилагая при этом больших усилий».
Не сводя глаз с пленника, принц медленно потянул одеяло вниз, чуть приподнявшись и постепенно оголяя все больше тела подопытного, по мере чего зрачки плененного им вампира все больше сужались.
«Интересно, неужели его буйная фантазия уже нарисовала страстные сцены в нашем исполнении, и теперь он страшится, что я захочу воплотить его буйные фантазии в жизнь».
С трудом сдержавшись, чтобы не расхохотаться, Ками одним рывком накрыл пленника почти по самый подбородок, устраиваясь поверх одеяла.
— Наверное выглядит так, как будто я вам в шашки предлагаю поиграть, — пофыркивая, брюнет устроился поудобнее, игнорируя ошарашенный взгляд, практически ложась полностью и подпирая голову рукой.
— Неужели вы, милсдарь, надеетесь, что я соблазнюсь вашей смазливой мордашкой и снасильничаю? — вопросительно приподняв бровь и не услышав ответа, Ками вернулся к понравившемуся ему методу успокоить нервы и одновременно позлить пленника. Медленно и с чувством перебирать длинные пряди волос Найтлорда, решив при этом порассуждать вслух.
— Во-первых, я лежу на одеяле, а вы под ним, укрытый практически по самый нос, т. к. мне весьма удобно лежать, то двигаться я не собираюсь. Во-вторых, интимные отношения с вами могут повредить моему эксперименту.
Слегка поерзав, принц подвинулся ближе, практически соприкасаясь носом с Рыжиком.
— Закройте глаза и подумайте о своем не в меру любопытствующем брате, а так же о его возможной связи с артефактом.
Тихо выдохнув, Камаледдин зарылся пальцами в огненный шелк волос своего пленника и, закрывая ему рот поцелуем, почувствовал, как бархатная темнота накрывает его с головой. В темноте вспыхнула искра, еще одна, как маленькие звезды они горели холодным светом, маня, даря надежду, но ничего не обещая. И принц поддался, медленно ступая по тропе видения. Вот лавка, старик, сгорбившись, считает последние монеты, воздух затхлый с тонкими нотками тлена, как будто в старом захоронении. Старик поднимает голову, смотря в направлении провидца, и принц судорожно хватает ртом воздух, половина лица мужчины изъедена болезнью, плоть гниет, отваливаясь кусками, картина чуть отдаляется и происходящие перестает казаться столь реальным.
Вспыхнув неподалеку, еще одна искра озаряет столик, и, стоящий на нем кувшин, тонкая работа: сосуд вырезан из нефрита и кажется легче, чем морозный узор на стекле, но в нем что-то плещется и, судя по запаху, это что-то сладковато приторное. Силуэт женщины быстро мелькает у стола, и хрупкий сосуд падает, разбиваясь на мелкие кусочки. И вновь тьма, медленно где-то вдалеке появляется зарево; помещение, сыро и прохладно, он лежит связанный, утыкаясь во что-то темное и живое, слышен голос его пленника, он что-то говорит, но суть понять невозможно. Снова смена декораций: на этот раз молодой человек, незнакомый ему, он что-то отчаянно ищет в коробках, злясь и не находя искомое, но не это заставляет Ками насторожиться — рядом с коробками лежат тела, а одежда ищущего в крови.

Легкая боль, и видение заканчивается. Очнувшись, Ками с трудом поднял голову, пытаясь сфокусировать зрение на пленнике. — Кажется, я видел вашего брата, если это сбудется, будет плохо, тела, много тел...
Облизнув пересохшие губы, принц наткнулся на небольшую ранку на губе и пакостно улыбнулся. -Ну надо же, Огонек, а ты, оказывается, страстный...
Подтянувшись к путам, он с трудом развязал руки пленнику и скатился с него, устраиваясь рядом на кровати.
— Прошу меня простить, но на этом мое гостеприимство заканчивается, а сейчас вы вольны меня хоть убить, если конечно вам не интересно, как помочь своему непутевому братцу...
Последние брюнет уже шептал, проваливаясь в глубокий сон, и его абсолютно не волновало что с ним может сделать его бывший пленник.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:48)

+2

26

Рыжий вампир внимательно следил за каждым движением своего похитителя, а также вслушивался в каждое его слово. Но пока что ничего из произнесенного Камаледдином не могло быть удостоено внимания Фридриха. Поэтому адвокат с трудом подавил зевок и взглянул на брюнета уже с хитрым таким прищуром.
«Интересно, мы с ним долго будем играть в загадки и отгадки? Долго он еще будет меня провоцировать и злить? Хотя почему злить? Это уже неверное суждение, я давно уже не злюсь, хотя и радовать мне тоже не хочется. Точнее, лень. Или может быть хурбастанский наследник прибыл сюда для развлечений? Вполне в его духе. Скучно же сидеть постоянно в четырех стенах, развлекаться с наложницами и... тупеть. Откровенно тупеть. Вот и сбежал куда подальше, чтобы найти себе приключений на задницу. И, надо признать, с успехом их нашел. Только вот никак не может принц понять одного — я не то существо, что будет его развлекать. Опасная игра».
Тем временем, пока Фридрих раздумывал о своем текущем положении и о том, сколько это действо еще будет продолжаться, провидец потянул одеяло вниз. Рыжий очнулся от раздумий, проследил за одеялом, и тут же Камаледдин накрыл его чуть ли не с головой, вызвав тем самым возмущенный фырк со стороны адвоката. Точнее, фыркнул он, скорее, от слов провидца, которые возмутили его до глубины души. И вновь понеслась душа в рай...
— О да, ничем более интересным, как игрой в шашки, мы заняться с вами попросту не сможем, — ехидно оскалился Фридрих и вновь слегка поерзал, потому как Камаледдин вновь улегся на него, но уже поверх одеяла. — Вы меня извините, конечно, но если бы вам даже и пришла столь гениальная мысль в голову, то каким, простите, органом, я эти самые шашки двигать должен? Ах да, вы же сказали, что мой дар не поддается контролю с моей стороны, его бы я тоже использовать не смог.
«И вновь мы вернулись к нашим баранам. Вот как он умудряется меня вывести из себя такими глупостями? Не могу я в ответ на его шпильки промолчать, вот как будто меня что-то толкает ответить, и мы с ним соревнуемся в том, кто кого и сколько раз. Оригинальное поведение со стороны принца. Ему, наверное, возразить никто не смел в его окружении, а я и не собираюсь молчать, а его это заводит, вот мы и препираемся постоянно».
— Что вы говорите! Интимные отношения могут повредить вашему эксперименту. Ай-яй-яй, принц, значит вы не только с представительницами прекрасного пола экспериментируете, — Фридрих расплылся в улыбке, еще более наглой, чем его слова. — Ну ладно-ладно, не надо на меня так смотреть, а то вы во мне сейчас прожгете дыру, и весь ваш дурацкий эксперимент полетит к Морготу. Я давно весь ваш, давайте уже, начинайте, в конце концов!
Найтлорд хотел было рявкнуть, чтобы подтолкнуть того к действиям, а не к ерундовой болтовне, но передумал. Только вот последнюю фразу высказал гораздо более резко, чем она могла бы получиться изначально. А Камаледдин вновь взялся поглаживать его волосы, дабы позлить своего пленника. Ну вот что ты будешь делать?
«Спокойствие, только спокойствие. Иначе я просто не выдержу и удавлю его, не дождавшись начала этого самого эксперимента. А вот чем удавливать буду, это другой вопрос».
Однако же (к превеликому счастью Фрида) провидец попросил его подумать об Азазеле и о его связи с артефактом. Представить, конечно, было достаточно трудно то, о чем даже понятия не имел, однако Фридрих изо всех сил попытался выполнить просьбу, закрыл глаза, рисуя в своем воображении братца, а также артефакт, который описал ему принц.
Но стоило ему закрыть глаза, как произошло нечто совсем из ряда вон выходящее, по мнению рыжего вампира. Принц прикоснулся к его губам, целуя и прижимаясь к нему, в результате чего Фридрих резко распахнул глаза, однако машинально ответил на поцелуй, пусть и со стороны мужчины. И, видимо, этот самый жест и послужил катализатором для того, чтобы у Камаледдина возникло видение. Но Фридрих не мог ему простить такой наглости, поэтому клыками все-таки слегка прокусил нежную кожу губы, почувствовав кровь и... почему-то не собираясь разрывать поцелуя. Будто какую-то странную невидимую нить, которая если прервется, то видение исчезнет.
«Вот я авантюрист... Однако интересный способ вызвать видение, но если он единственный, то мне искренне его жаль. Даже не желая кого-то, он вынужден проделывать подобное, чтобы видеть».
Фридрих слегка вздохнул, однако подобный своеобразный приступ у провидца длился недолго, и через небольшой промежуток времени брюнет отстранился и высказался про то, что рыжий страстный. Чем вызвал новое недовольное фыркание (а, возможно, и очень даже довольное). Через минуту Камаледдин высвободил из пут затекшие руки адвоката, что-то пробормотал про помощь его брату и попросту вырубился.
— Экий ты слабенький, провидец... А еще что-то говорил, что я телекинез не умею контролировать. Сам бы контролю поучился, а потом бы других стращал.
Вампир встал достаточно резко, потому как принц завалился чуть ли не на него, а лежать в обнимку со своим похитителем Фриду не хотелось. Посмотрел на тушку, распластавшуюся на кровати, поборол желание оставить его привязанным в такой же позе, в какой пребывал он сам до настоящего времени, вырубить всю охрану и уйти. Не то, чтобы слова Камаледдина о возможной помощи брату задели его, но просто так уйти было неподобающим поведением.
— Проклятье, и в кого я такой правильный? Надо хоть раз наплевать на нормы поведения, вот как он, и делать то, что считаешь правильным ты, а не как это надобно, — рыкнул Фрид и. развернувшись, увидел застывшего в дверях охранника.
— Милсдарь, прошу вас, не причиняйте вред принцу. А не то...
— А не то что? — Фридрих сузил глаза, обратив внимание, что охранник принца держит ладонь на бедре, и слегка поблескивает сталь тонкого меча. — Ты на меня нападешь? Не думаю, что преимущество будет на твоей стороне, парень. Или ты забыл про ошейник? Ежели ты принесешь своему владыке весть о смерти наследника, тебя за это по головке не погладят. А знаешь, что бывает с теми, кто приносит дурные вести? — Вампир весьма красноречиво провел ребром ладони по собственному горлу и ухмыльнулся. — Вы, хурбастанцы, считаете нас варварами, всех причесали под одну гребенку. Хотя что я распинаюсь, твое мнение все равно ничего не значит. Поэтому вали отсюда подобру-поздорову!
Адвокат сузил глаза, концентрируя свою энергию на охраннике, и, не успел тот выхватить из ножен меч, почуяв опасность со стороны Фридриха, как был отброшен телекинетической волной, и дверь захлопнулась. Рыжий закрыл ее с внутренней стороны, и охранник услышал его голос изнутри:
— С твоим господином я ничего не сделаю. И не советую тебе или кому бы то ни было ломиться сюда. Предупреждаю в первый и последний раз!
Рыжий развернулся в сторону кровати, на которой безмятежно спал провидец, и подошел к ней, усаживаясь рядом. Теперь он оказался практически в таком же положении, хоть и не был связан, но в данный момент был абсолютно беззащитен. Адвокат сам практически машинально коснулся черных блестящих волос принца, еле удержавшись, чтобы не дернуть как следует, однако мягко погладил того по макушке и уселся ждать, пока провидец не проснется.
— Ты сам не знаешь, как помочь моему брату, а сказал ты это ради того, чтобы удержать меня здесь. Какое же ты испытываешь ко мне доверие, раз вот так открыто спишь, зная, что в любой момент можешь проститься с жизнью?

+2

27

Несмотря на всю усталость и эмоциональные переживания, принц не заснул, как только его голова коснулась подушки. Он провалился в полудрему, схожую со сном, но отличающимся тем, что несмотря на расслабленность тела и равномерное дыхание, он прекрасно слышал и понимал, что происходит с ним и вокруг него. Слыша происходящее как через толщу воды, Ками медленно собирал осколки видения, стараясь ничего не забыть и не упустить. Где-то на краю сознания он услышал, как освободился его пленник. Внутренне насторожившись, он с замиранием сердца ждал его реакции на освобождение.
К его удивлению его не убили и даже пальцем не тронули, если не считать очередной шпильки и прикосновения к макушке,
вызвавшие волну негодования. «Ну подожди, рыжесть пакостная, я тебе еще припомню это. Я слабенький и не могу себя контролировать». Стараясь внутренне успокоиться, принц запрятал злость куда подальше, пытаясь концентрироваться на мозаике видения. И ему это почти удалось, но через какое-то время его внимание привлек разговор его охранника и Огонька.
«Интересный вы зверек, Найтлорд, весьма интересный...» Фыркнув про себя на запугивание слуг, принц погрузился в детальный разбор своих видений.

«Итак, что у нас имеется:
старик, это изменения чего-то устоявшегося, изменения не всегда идут на пользу, вопрос что меняется и почему это зрелище столь отталкивающие. Ведь изменения — это обычный круговорот в природе.
Кувшин, тонкая работа: сосуд вырезан из нефрита и кажется легче, чем морозный узор на стекле, но в нем что-то плещется и, судя по запаху, это что-то сладковато приторное. Если брать во внимание, что попытка отравить уже была, то возможно это моя память уцепилась за схожий мотив, но все же. Опасность отравления... но кто то из своих навряд ли, слишком близко, слишком на виду. Больше рядом со мной женщин нет, или же брать женщину как спасительницу, но это вообще глупость, зачем ей меня спасать, даже если не на прямую, а по случайности?»
Разобрав ключевые моменты Ками нехотя перешел ко второй части — возможному будущему.

«Помещение, сыро и прохладно, это может быть все, что угодно, начиная подвалом и заканчивая темницей. Но похоже я там буду не один и почему-то связан, что-то темное и живое. Другой пленник или же животное... Зачем кому-то привязывать пленника к животному? Удивительно то, что Огонек тоже там, я слышал его голос, но он не спасать пришел, он был в этом же положении. Та же безысходность. Слышен голос моего пленника, он что-то говорит, но суть понять невозможно. И последнее, что внушает наибольший страх, молодой человек и он что-то отчаянно ищет в коробках, злясь и не находя искомое. Рядом с коробками лежат тела, а одежда ищущего в крови.

Хорошо, возьмем крайность — это брат Найтлорда, он убийца или же уцелевший, или возможно лишь свидетель. Что могло бы говорить в пользу его как убийцы, так это то, что он в крови, зол и судя по судорожным движениям что-то ищет, и это необходимо найти в короткие сроки. Если он ищет артефакт, то трупы — это ожидаемо, не думаю, что те, кто похитил эту безделушку хоть отдаленно поняли, что она делает. Будем надеяться, что они не сняли сетку. Что же, дело за малым — найти его брата и попытаться распутать этот клубок с другой стороны». Довольный он тихо вздохнул, устраиваясь поудобней и теперь уже проваливаясь в глубокий сон, гарантировавший ему отдых.

Отредактировано Камаледдин (16.06.2013 21:48)

+1

28

Фрид сидел на кресле, которое располагалось практически возле самой кровати и то и дело смотрел на провидца, порой даже просто косился на него.
«Так не проваливаются в сон, притворяется, шельмец. Но для чего? Чтобы проверить, какова будет моя реакция на то, что меня отпустили на все четыре стороны? Похоже, он во мне более, чем уверен, ведь если бы я хотел с ним расправиться, я бросился бы на него сразу же, как только мне дали полную свободу действий. Странный тип этот принц, весьма странный. Хотя, несмотря ни на что, с ним достаточно интересно общаться, хотя бы только потому, что у него острый язычок. А я люблю таких, с кем можно словесно повоевать. Что же, я рад этому своеобразному знакомству».
Рыжеволосый вампир слегка вздохнул, потом осмотрелся в комнате, пытаясь найти хоть что-нибудь, чем можно себя занять, пока брюнет пребывает в состоянии сна. После чего встал и подошел к окну, пытаясь определить свое местоположение. Судя по всему, сейчас они находились в одной из гостиниц, которая была весьма приличной, но и нельзя ее было назвать дорогой и фешенебельной. Но тем не менее сие здание нельзя было назвать забегаловкой, что чрезвычайно радовало.
— Странно как, вроде бы угрозы для моей жизни здесь нет, но... Разве что взять этого тупоголового охранника провидца, который чуть что, готов броситься на меня с мечом наперевес. Нет, я конечно, понимаю, что это его работа охранять тушку принца ото всяких посягательств, но тем не менее, если бы он был ему так уж предан, то направился бы вслед за своим господином в таверну, дабы избежать тех неприятностей, которые принц навлек на себя своим вызывающе-своеобразным внешним видом.
Фридрих рассуждал тихо, разговаривал практически сам с собой, чтобы не разбудить Камаледдина. Хотя не это было приоритетом. Потому что, немного узнав провидца, от него можно было ожидать всего, чего угодно. Например, размышлений о том, что Найтлорд сошел с ума, раз имеет привычку разговаривать сам с собой. Хотя это была вовсе не привычка, порой Вайсу было намного легче словесно выразить свои раздумья, чем прокручивать их мысленно в голове. Но вредный принц мог это растолковать вполне по-своему.
«Но тем не менее у меня внутри зреет какое-то нехорошее предчувствие, только я никак не пойму, чего или кого оно касается. На провидца уже обрушились неприятности, поэтому, думаю, что с него хватит, но ведь, как говорится, беда никогда не приходит одна. Стало быть, это предчувствие может вполне коснуться меня самого. Этого мне еще не хватало для полного счастья. Или все-таки мне стоит переодеться и уйти отсюда? Но меня гложет червячок сомнений. Камаледдин упомянул моего брата и опасность, которую может представлять этот дурацкий артефакт при неумелом с ним обращении. А мой Аз — сорви-голова. И как помочь тому, кто сам вечно ищет неприятностей? Да и мы не знаем, правдиво ли видение этого принца, точнее, я в этом совершенно не уверен. Вот что самое мерзкое во всей этой ситуации».
Вновь тяжелый вздох вырвался из груди адвоката, вздох отчаяния от того, что надо бы что-то делать, а что именно, не знаешь и даже не имеешь никакого представления. Опустить руки и сидеть ждать, пока что-то не случится... Нет, не в характере Фридриха было подобное. Ему обязательно необходимо было что-то делать, куда-то бежать, все, что угодно, но только не сидеть на месте и не ждать подарков или ударов судьбы.
— Ох, Роза, принц, да сколько же ты будешь дрыхнуть? Если после каждого видения тебя вырубает на целые сутки, то как провидец ты совсем скоро закончишься.
Слегка ворчал мужчина, потом снова вернулся на кресло, обратив внимание на собственную одежду, которую вычистили слуги по приказу Камаледдина, однако переодеваться совершенно не торопился. А вдруг этот... не спит, а вновь прикидывается? Юката для вампира была непривычной одеждой, но нельзя было сказать, что она была неудобна для него. И как некстати вспомнилось то, как Камаледдин его поцеловал. Фрид тряхнул головой, пытаясь отогнать воспоминания недавнего прошлого, но они возвращались и возвращались.
Все в этом принце для Вайса было непривычным и в какие-то моменты даже странным. Но, несмотря ни на что, адвокат не мог сказать, что ему не нравились его приключения и новое знакомство. Да, порой провидец его бесил и выводил из себя, да, иногда хотелось его стукнуть чем-нибудь тяжелым, но, тем не менее, с ним было интересно. И неприятное предчувствие хоть и усилилось, но крепко-накрепко смешалось с пожеланием продолжения этого знакомства.
И тут его внимание привлекло какое-то хождение-шуршание под дверью. Рыжий повернул голову в сторону двери, слегка напрягся, потом практически бесшумно переместился до двери и приложил ухо. Это не было похоже на телохранителя принца, который так волновался за него, что решил высиживать под дверью, это было что-то иное. Словно кто-то чего-то ждал, что будет происходить в комнате. Фрид нахмурился, но, поскольку ничего не услышал, от двери отошел. Вновь оглядел комнату, на этот раз его внимание привлекла стопка газет, лежащих на прикроватном столике.
Адвокат подошел, взял всю эту стопку, решив хоть чем-то себя занять, и, когда он листал газеты, меж ними он обнаружил прямоугольник из бумаги. Он было необычным, скорее, необычной была печать, которой был скреплен этот прямоугольник. Фрид повертел его в руках, надпись была ему неясна, видимо, было написано что-то на хурбастанском языке. Однако данная печать не слишком хорошо скрепляла бумагу, поэтому когда рыжий в очередной раз повертел его, прямоугольник расклеился.
Рыжий извлек оттуда бумагу с неизвестными ему письменами, ничего не понял, потом пожал плечами и положил своеобразный конверт обратно, постаравшись залепить печать обратно. Сколько он читал, он не знал, но когда буквы стали расплываться у адвоката перед глазами, а внутри словно что-то разгораться, Фридрих решил разбудить принца. Это оказалось нелегким занятием, и чем дольше он его тряс за плечо, тем хуже становилось Найтлорду. Однако последнее, что он увидел, перед тем как потерять сознание, был сонный и непонимающий взгляд Камаледдина.
— Мне плохо...
Только и успел прошептать рыжий вампир, как перед его глазами все потемнело, и он перестал что-либо чувствовать, провалившись в черноту.

Отредактировано Фридрих Вайс Найтлорд (27.10.2012 14:58)

0


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Как совместить приятное с полезным


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC