Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чувства движут миром, да, но алкоголь вращает его вдвое быстрее


Чувства движут миром, да, но алкоголь вращает его вдвое быстрее

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/9.png
Участники: Кэссиди ла Въер, Саэль Дем Ренд.
Локация: портовая таверна «За штурвалом».
Описание: родительского имения нет, «нового» дома тоже нет, «профессора», и того нет, сил нет, ничего нет, кроме мешочка брошенных денег при таких унизительных обстоятельствах. Невинная оплошность обернулась для девушки далеко не невинной скорой жизнью на улице... Ну а пока, из глаз катились градом слезы и Кэсс пыталась убежать как можно дальше от психиатрической лечебницы. Ну и кто же может предугадать, чем закончится этот «неудачный» день?
Дата: 6 октября 1826 года.

0

2

«Убирайся, жертва прикладной алхимии!» — продолжало эхом отдаваться в голове девушки. Она никак не могла понять «за что?». Зачем он с ней так? Всего лишь маленькая оплошность, маленькая оплошность, девушка ведь просто хотела жалости, капельку незначительной жалость, откуда такая жестокость? Это из-за пропущенных занятий? Может это из-за мальчика? «Но... Эл ведь хороший, ему просто надо было помочь, он бы ничего не сделал...» — по спине пробежали мурашки, а из глаз покатились еще большие градинки слез. «Зачем он так? Куда я пойду?» — Кэссиди шла так быстро, как только могла и уже она пересекла границу психиатрической лечебницы. Тело сжалось, она почувствовала себя голой, абсолютно голой. «Дома нет... Рицина нет...» — снова градинки из глаз.
Девушка поспешила еще, дабы мысли не заставили ее вернуться. Если она вернется сейчас, то это приведет к плохим последствиям. Профессор разозлиться сильнее и тогда она точно окажется привязанной к кушетке как все эти его пациенты, а в итоге будет чувствовать невыносимую боль и просто молить о смерти. Да-да, так все и будет, и она как все его подопытные покроется волдырями. Тсс, к чему так все накручивать? Во избежание всего этого и только этого девушка шла как можно дальше от психиатрии. Нельзя было сейчас возвращаться. Никак нельзя.
— Нельзя возвращаться, надо найти жилье... — говорила она дрожащим голосом, и никак не могла успокоиться.
Время шло, весь день Кэссиди прогуляла по улице, думая то об одном, то о другом. Но, конечно, все ее мысли были заполнены только последним временем. .....Парк, она опять разозленная сбила с ног какого-то странного мужчину в маске, листки рукописей родители разлетелись, и она спешно начала их собирать, в ответ этот незнакомец... — быстро в памяти перекликались одна картинка за другой, ничто никак не останавливалось, картинки, картинки. И вот уже пришли к взрыву дома. «Роза, как я, наверное, глупо выглядело» — вымолила про себя она, чувствуя снова накатившиеся слезы. Ну а дальше отель, странное утро. Да, в это утро Кэссиди смущалась больше чем за всю свою жизнь. «Роза, этот мужчина...» — тело вздрогнула от таких воспоминаний и снова в памяти начал кричать его голос, его слова. «Неужели он и правда хотел, чтобы я ушла? Да...» — конечно да, глаза вампира говорили все за него.
— Ай! — вскрикнула она, носом воткнувшись в грудь какого-то большого незнакомца. Голова медленно поднялась наверх, затем глаза. Перед ней стоял мужчина. Светлая молочная кожа лица, Роза, она казалось такой нежность, так и притягивала прикоснуться. Слегка изогнутая линия губ, яркий вырез округлых глаз с ярко выраженными белками и невероятно манящими голубыми глазами, только вот выражение всего этого: грустное, хмурое, никакой улыбки. Ох, не смотря на всю эту красоту, девушка даже не улыбнулась, даже не думала извиниться. На это у нее не было сил.
— Я ведь не виновата... — прошептала она и просто уткнулась носом в грудь вампира, заплакав, ручки мягко легли на солнечное сплетение вампира, дабы не испачкать наряд вампира соленой водой, непроизвольно девушка прижалась к незнакомцу, тихо хлюпая носом. «Не виновата ведь, я не хотела, чтобы он так разозлился... Что мне теперь делать?»

Отредактировано Кэссиди ла Въер (03.07.2012 14:07)

+2

3

Как давно вот так вот в одиночку он прогуливался по извилистым улочкам города, вдыхая вечернюю мешанину запахов листвы, назревающей грозы и человеческих тел? Как давно это перестало доставлять ему хоть какое-то ни было удовольствие, накладывающее на губы легкую улыбку? Как давно...
Тряхнул волосами и заложил руки за спину, наслаждаясь отсутствием родственничков за спиной и одного не в меру ретивого камердинера, подтолкнул носком сапога небольшой камушек, проследил за полетом импровизированного снаряда взглядом и грустно усмехнулся. Как все достало... Дядюшкины интриги, тетушкины истерики, Аловский сарказм по поводу и без... Как же было хорошо в академии, где никто не обращал на него внимания, где ничто не могло коснуться его так или иначе потому, что он не связан был ни с кем там проживающих. Там даже не было Ала, без которого становилось все тоскливее с каждой минутой, а с ним вся жизнь превращалась в сплошной ад.
Саэль опять тряхнул волосами, прогоняя дурные мысли, и оглядевшись, с удивлением отметил, что эту черту города он как-то раньше не слишком радовал своим вниманием, а теперь она представляла собой парк с аллеями, скамеечками, на которых уже сидели компании девушек и юношей, наслаждавшихся жизнью.
Вампир предпочел фыркнуть, отводя глаза, и поспешить покинуть эту часть места отдыха, дабы наконец-то остаться совсем одному и поразмыслить над своим не очень-то радужным будущим, однако его грезам не суждено было сбыться — в него врезались, нагло потоптались на носках сапог, отдавив пальцы, а затем уткнулись куда-то в районе груди и начали обливать слезами.
Что отразилось на его лице — удивление или досада, — он даже не решился бы отгадать — так сильно его поразили действия неизвестного. Вернее неизвестной, которая уже рыдала навзрыд, прижимаясь к нему, будто ища защиты. Обеспокоившись состоянием человечки, Саэль все же коснулся ее ауры магией, проверяя причастность девы к психически нестабильным личностям. Да вот огорчение — дева оказалась здорова, как кобыла, на которой пахать и пахать, только вот эмоции ее слегка переваливали за отметку «слишком хреново», что, впрочем, соответствовало и его собственному.
Шумно вздохнув, вдыхая аромат волос незнакомки, пахнувших отчего-то залитым солнцем лугом, Саэль коснулся талии девы пальцами, слегка отстраняя ее, коснулся подбородка, заставляя поднять голову и посмотреть ему в глаза. Какая вселенская печаль поселилась в странных глазищах, меняющих цвет с зеленого на синий от яркости освещения, коего и так не хватало...
Первые капли упали на нос, от чего захотелось чихнуть, предвещая начало грозы, в спину подул холодный ветер, взъерошивая и без того не идеальную прическу девы.
Вампир сжал губы, слегка нахмуря брови и отпуская подбородок незнакомки, крепко ухватил ее за локоток и потащил в единственную известную ему в этих местах таверну, коя вряд ли соответствовала вкусам девы, но могла дать крышу над головой и горячего вина, дабы отогреть холод кожи, который он чувствовал даже сквозь ткань рукава.

Отредактировано Саэль Дем Ренд (22.06.2012 11:14)

+4

4

«Я ведь всего лишь хотела пожаловаться.... Из-за такого малюсенького желания я оказалась безо всего... Ну почему профессор так разозлился?» — нет, конечно, она понимала причину такой реакции мужчины. Он ведь ее предупреждал, он ведь предупреждал, что ни в коем случае нельзя пускать Эла в лабораторию. «Это ведь что-то личное...» — все думала она, понимая, что себе оправдания точно не найдет. Да собственно оправдания то и не было. По большей части она впустила чужого человека в слишком личное пространство Рицина. Ну, здесь да, она виновата, а его реакция ожидаема. Только, похоже, думать об этом ей придется еще очень, очень долго, и жалеть ей о поступке придется еще дольше.
Ну а пока она думала, она успела забыть, что так близко стоит совсем к незнакомому мужчине. И, собственно не вспомнила бы об этом, если пальцы незнакомца не прикоснулись бы к ее талии. Ну вот, теперь события могли иметь несколько вариантов развития. Например, вампир мог бы оттолкнуть прелестницу, при этом накричав о ее неподобающем поведении. Да, такой вариант бы ее точно добил на сегодняшний день. Еще, незнакомец мог оказаться каким-нибудь маньяком. Мм, ну, здесь, Кэсси бы поняла, на сколько сама по себе является неудачницей. Так, стоп, кажется все варианты, которые она перебирала, имели совсем уж плачевный характер. И откуда столько плохих мыслей в такой светлой головушке?
Так вот, собственно, ни одна из ее догадок не подтвердилась. Сначала незнакомец подхватил ее за подбородок, отвлекая от скверных фантазий, видимо пытался разглядеть предмет своего беспокойства. Ну а затем, схватив за локоть, куда-то повел.
Реветь девчонка, конечно, перестала (непонимание позволило ей немного успокоиться), однако теперь, оказавшись в трактире, единственное, что она соизволила сделать, это вновь посмотреть на вампира. «С такой внешностью нельзя так много грустить...» — думала она, снова опуская глаза. «И почему вокруг столько всего плохого? Неужели нельзя сделать так, чтобы на лицах прохожих было чуть больше улыбок, чтобы профессор не убивал несчастных пациентов, чтобы прощение давали чаще?»
И почему-то сейчас Кэсси пыталась представить улыбку незнакомца. Улыбки ведь тоже разные бывают, так вот интересно, какая бы она была у него? Светля или больше задумчивая? Искренняя или может равнодушная? Конечно, хотелось бы светлой, искренней, однако отчего-то представить такую улыбку на лице мужчины было сложнее, чем равнодушную и наигранную. Вероятно, он не улыбался давно, а это было еще хуже.
Собственно, Кэссиди даже не думала его пугаться (хотя следовало бы), как-то было не очень важно, куда он ее приведет и для чего. Трактир, так трактир. Ла Въер, конечно же, не посещала подобные заведения, это было в новинку, однако она даже никак не отреагировала на новое место. Ничего интересного, запахи, которые царили в этом заведении, тут же наполнили легкие, вызывая внутри рвотный рефлекс. Табак, сильный алкоголь, еще более противные запахи пота, некачественные одеколоны на местных мужчинах, которые, по-видимому, не умели ими пользоваться, запахи сырого мяса. Да, не самое приятное на ощущение место, а про вид лучше вообще молчать. Грязь, сырость, грубость и жестокость на лицах пьяных обитателей этого «вонючего мирка».
Кэсс только вздохнула, осматривая заведение. «И что здесь делают?» — подумала она и не решилась понять, ибо вариантов (судя по посетителям) было не так много, и каждый не отличался какими-то приятными последствиями.
— Я Кэссиди ла Въер — наконец вспомнила девушка этикет и представилась тихим дрожащим голосом, даже не посмотрев на мужчину, но приседать в реверансе не стала. Рука все еще была в кулаке вампира, да и вряд ли правила приличие следовало соблюдать в этом месте.

Отредактировано Кэссиди ла Въер (03.07.2012 14:08)

+2

5

В ответ юноша лишь кивнул, усаживая деву на добротно сколоченный стул у столика, стоящего между окном и входной дверью, и пододвигая ее поближе к столешнице.
— Можете называть меня Саэлем, милая барышня, — улыбнулся он одними уголками губ, даже не давая себе труда добавить теплоту во взгляд. — Вам необходимо согреться, поэтому сейчас вы выпьете то, что вам принесут, хорошо?
Он пристально всматривался девушке в глаза целую секунду, удостоверяясь, что до девы дошел смысл сказанных им слов, а затем повернулся к спешащей к ним официантке, только своими габаритами да румяными щеками говорившей о качестве продуктов, и заказал своей новой знакомой подогретого красного вина с медом, а себе темного пива, которое тут варили на славу, и запеченного с травами цыпленка на гречневой крупе со всевозможным разносолом — есть отчего-то хотелось неимоверно.
— И так, Кэссиди... — он сложил руки домиком и остановил взгляд на девушке, рассматривая ее лицо, подмечая знакомые черты. — Вы же не против, если я вас буду так называть? Что же это вы бродите поздним вечером одна, да еще в такую погоду и по таким местам?
Он изогнул левую бровь, слегка кривя губы в саркастической усмешке.
Человечка казалась ему знакомой, где-то он ее видел, причем весьма недавно... Где? Кто она? Ла Въер? Где-то он уже слышал... Нет, видел. Он видел это имя и фамилию... Красивый, каллиграфически выверенный почерк его собственного камердинера... Что за документ? Строчки с именами, клановыми именами и фамилиями, личные дела... Он искал семью того белокурого ангела. Да, точно! После свадьбы, на которой он так нежданно негаданно появился впервые в обществе, он попросил Ала перевернуть все свои и дядины архивы... Кэссиди ла Въер. Она была там. Одна из гостей...
Ах, какая удача. Ах, как все удачно сложилось...
Только не нужно давить на девушку. Ни в коей мере нельзя показывать, что что-то интересует достаточно сильно, дабы этим вопросом занялся кто-нибудь еще... А если и дядя узнает...
— Разве вас мама не учила, что в темное время суток нужно находиться дома, в уютной кроватке, дабы избежать всевозможных неприятностей? — улыбка его стала шире, а в глазах появился озорной огонек.
Кошка нашла мышку и желает поиграть...
Саэль одернул себя и оглянулся на толстого хозяина, протирающего пивные кружки на редкость белым полотнищем за стойкой и взирающего на своих завсегдатаев с некой долей лени, но столкнувшись взглядом с вампиром, слегка склонил голову и что-то шепнул официантке, обслуживающей их столик. Пышечка испуганно прижала пальцы к губам и исчезла за дверью, ведущей на кухню.
Все правильно. Так и нужно. Не едят вампиры всякие помои и гостей своих угощают на славу. Даже в такой дыре.
Благодарно кивнув хозяину, Саэль отвернулся обратно к своей собеседнице, теперь будучи точно уверенным, что цыпленок будет приготовлен в лучшем виде, вино не будет кислым, а пиво разбавленным.

Отредактировано Саэль Дем Ренд (01.08.2012 09:59)

+1

6

На самом деле Кэсс сейчас находилась в некой абстракции, в каком-то своем мире и через заложенные от напряжения уши она еле слышала нового знакомого. Он что-то говорил, пытался достучаться, однако в голову слышались только крики и ее мысли, которые она, казалось, перестала контролировать.
«Зачем он так? Что мне теперь делать? Почему этот мужчина мне помогает? Или не помогает? Что я должна сейчас выпить? Саэль... какое имя. Такое простое, легкое, почему все не может быть так просто, легко и красиво как его имя?» — думала она. Пытаясь как-то утихомирить свое сердечко, чтобы оно не билось. А оно в ответ било в грудь сильнее и сильнее, благо слезы Кэссиди еще могла сдерживать, однако боялась сорваться опять. Вампир то далеко, она ведь даже не сможет прижаться, дабы спрятать свои крокодильи слезы.
— Да, вы можете называть меня так, как посчитаете нужным — наконец произнесла она полудрожащим голосом. Сейчас ей действительно было все равно, как ее называют, Кэсси, Кэсс, Кэссиди, и в других вариациях, не важно. Главное... Мм, если честно она сама не знала что сейчас главное. Вероятно, ей бы не помешала тишина, сон, спокойствие, может даже немного сна, тепла, ей бы не помешало утешение и прочая ласка, которая могла бы отвлечь столь испуганное дитя. Да, она сейчас была похожа на ребенка, кстати, говоря. Растрепанные волосы, мокрые глаза, надутые губы, обиженные глаза в которых были еще страх, боль, да и плюс ко всему влажность, которая вот-вот выползет наружу в форме маленьких капель, что снова заставят покраснеть ее личико.
— У меня нет мамы — спокойно произнесла девушка, наконец, подняв глаза на Саэля. К счастью о родителях (точнее их отсутствии) она уже давно научилась говорить спокойно, увы, но к ней часто приставали с расспросами по этому поводу. Все хотели лживо посочувствовать. — И отца у меня нет. Никого нет. И дома теперь нет. — в голосе послышался даже какой-то холод, кажется, кэсси начинала злиться: на себя, за то что довела все до такого, на Саэля, за то, что он сейчас наденет маску сочувствия и будет говорить как ему жаль, хотя по большей части ему будет абсолютно все равно, на родителей, за то, что оставили малышку, на Брауна, за то, что так поступает, на всех. Она сейчас злилась на всех.
— Да и, кажется, я давно потеряла «дом и теплую кроватку» и уже давно собрала себе все неприятности — пожала она плечами, наблюдая за реакцией вампира. Рицин научил девушку не только алхимии, но и некому взгляду, которым можно смотреть на людей. Заметив их реакцию, можно понять их мысли, можно увидеть врут они или нет, можно заглянуть в некоторые их части сознания, совсем немного. Это не какие-то способности, а просто «понимание».
— Или вы таки намекаете, что моя самая большая неприятность это вы? — чуть приподняла она одну бровь, всмотревшись в его глаза. Мм, сейчас она видела в них спасение, можно было отвлечься, однако в душе спокойствие не наступало. Пальцы на руках все еще немного дрожали, а из глаз пока не желали отступать «слезы». По сути Кэсс сейчас не волновали намерения этого существа. Идти ей все равно некуда, Рицин ни за что не пустит ее обратно, скорее привяжет к кушетке и начнет ставить опыты (и никто никогда об этом не узнает). Поэтому мысли о «плохих намерениях» этого «джентльмена» не приходили ей в голову вовсе. Они были не нужны, в ее сознании и так хватает мыслей из-за которых и без того можно сойти с ума. Да, девица умеет довести себя сама до белых чертиков, достаточно начать задумываться. Крутить в своей голове события, накручивать себя по одному или другому поводу. В общем, не обязательно ее добивать, если пожелаете, она «добьет» себя сама. Но не о том сейчас, в ее голове все равно не разобраться, поэтому оставим сие бесполезное дело и вернемся к существующей «реальности».
Вино, что принесла официантка, оказалось очень даже хорошим, однако Кэсс так его хлебала (нервы ни к черту, надо было запить комок в горле), что за несколько секунд полностью осушила бокал (мало того, она сначала даже не заметила, что пьет вино), совсем забыв про эстетизм. Сейчас ей было не до наслаждений вкусом, запахом, цветом и прочими частями этого алкогольного напитка.
— Что вы делаете в столь поздний час? Как-то на маньяка вы не смахиваете, на нищего тоже.

+1

7

Саэль спокойно выслушивал девушку, стараясь, однако, не усмехнуться, позволяя пальцами одной руки играть с поверхностью стола, покрытой трещинами и рытвинами от долгого и вряд ли бережного использования.
Нет родителей... Ах, какая жалость. Просто бедняжка... Отсутствует дом? Ну, судя по юному виду девушки, она могла спокойно наткнуться на некого жигало и все ему переписать... Такой запудрить головку красивыми словами легко.
Являлся ли он сам для нее некой «неприятностью»? Вряд ли... Не интересовала она его ни как партнер по «взрослым» играм, ни как возможный подопытный кролик. Но вот узнать про маленькое белокурое создание он был бы не против, а потому усмехнулся, чуть наклоняя голову и пряча глаза за длиннющей челкой, повернулся к официантке и поблагодарил ту парой мелких монет. Пусть ее, хоть не будет так явно излучать страх, от которого хотелось обогнуть таверну и навестить пухлую человечку с черного входа.
— Ну, это навряд ли, суда... рыня, — левая бровь сама скользнула вверх, когда юноша повернулся к собеседнице и увидел, как та жадно прихлебывала из своей кружки.
Может, стоило осведомиться, не желает ли она пить для приличия прежде, чем предлагая ей вино?
— Еще кружечку для дамы.
Короткий приказ-просьба, и официантку как ветром унесло, лишь запах разгоряченного тела с некими нотками явного отклонения от нормы состояния организма коснулся щеки юноши. Что бы это могло быть? Хотя, если учесть, какой сброд здесь собирается и с какой подработкой сталкиваются здесь девушки, хоть немногим отличающиеся от обезьян, то удивительно, как она еще так мало успела подхватить...
— Знакомо ли вам, Кэссиди, чувство горечи от мимолетной встречи с судьбой и мгновенной потерей шанса?
Саэль склонил голову на бок, уперев подбородок в кулак левой руки, пальцами правой изучая старые выемки на кружке.
— Вот когда душа так болит, что хочется бежать, куда глаза глядят, только бы не оставаться в четырех стенах комнаты и грызть себя за нерасторопность?
Юноша поднес кружку к губам и сделал первый глоток, по достоинству оценив вкус хмельного напитка. Да-аа... Хозяин расстарался на славу. Может даже из своих, тщательно оберегаемых, запасов подал — темное, насыщенное, слегка горьковатое. Оно так и просилось на язык, дабы ощутить весь вкусовой ряд напитка. Кто же тут устоит?
— Знакомо ли вам это чувство, юная барышня? — усмешка все никак не могла покинуть губ юноши, отчего тот прятал взгляд от девушки, однако, не теряя ее из виду.

Отредактировано Саэль Дем Ренд (28.12.2012 17:31)

+2


Вы здесь » Дракенфурт » #Активные флешбэки » Чувства движут миром, да, но алкоголь вращает его вдвое быстрее


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC