Обитель вампиров

Объявление

Дорогие друзья! В данный момент «Дракенфурт» находится на стадии реконструкции; день ото дня он обретает новые черты, становится все более продуманным, логичным и правдоподобным, приближаясь к заветной цели выйти за рамки только лишь игровой площадки и обрести черты полноценного художественного произведения. А тем временем всех, кому не безразлична судьба нашего любимого форума, просим поддержать его в рейтингах! Достаточно проходить шлюзовые страницы раз в сутки, щелкая по баннерам RPG TOP и Palantir, и возвращаться на форум по обратным ссылкам. Благодарим за участие :-)
Сегодня в игре: 17 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Обитель вампиров » Заброшенное кладбище » Заброшенная часовня


Заброшенная часовня

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/29-Zabroshennoe-kladbishche/kl3.png

Когда функционировало кладбище, эта небольшая аккуратная часовенка была местом тихой скорби и молитв. Двери, что сейчас заперты на амбарный замок, ранее всегда были распахнуты в немом ожидании страждущих утешения. И для каждого здесь находилось доброе слово, чистая вода и возможность побыть наедине с Богиней. Сейчас же, когда кладбище давно уж как заброшено, закрылся и этот скромный приход. Пожилой отец Ловинье перебрался в новую церквушку на новом кладбище, а местную решено было оставить как есть и признать памятником старины и старинной архитектуры.
Однако, есть немало свидетелей, утверждающих, что внутри часовни по ночам кто-то бродит, а тусклый свет от одинокой свечи то и дело пробивается сквозь пыльные витражи.

Секретная информация

Сейчас заброшенная часовня является штаб-квартирой Культа Смерти. Они облюбовали это место почти с того самого момента, как кладбище перестало функционировать. Церквушку потихоньку перестраивали изнутри, замуровывая явные проходы в подземелье и южное крыло здания. Именно здесь проводятся тайные собрания, черные мессы с жертвоприношениями, обряды посвящения.
Мародеры и просто искатели приключений, которые посмеют сунуть нос в заброшенную часовню, нередко бесследно пропадают здесь, ведь никто не должен узнать, чем эта скромная забытая обитель Богини теперь является на самом деле.

0

2

Джизасу Крайсту, Реджине Аттари, Ксилеме Дем Ренд, Сью де Моро
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zabroshennoe-kladbishche/zkl1.png

Сыро, холодно, темно...
— Что они не могли найти другое место? — недовольно проговорил высокий полноватый мужчина.
— Не могли, — резко ответил второй человек, стоявший недалеко от первого. Он был укутан в черный плащ, а лицо его было закрыто широкой шляпой. Полноватый мужчина стушевался и опасливо покосился на своего начальника.
Два человека стояли в кромешной темноте, не произнося ни слова. Лишь пару лучей лунного света проникали через окно.
Через пару минут начал моросить противный мелкий дождь, заставляя полного мужчину выругаться.
— Иди, проверь товар, — тихо проговорил мужчина в плаще. Первый, что-то недовольно пробурчав, направился в темноту, постоянно обо что-то спотыкаясь и нервно ругаясь. Уже давно должны были прибыть покупатели. Неужто они отказались от столь ценного экземпляра?
Толстячок приблизился к небольшой клетке, стоявшей в самом темном углу часовни, и аккуратно заглянул через прутья. На него уставились два больших зеленых глаза. Усмешка появилась на толстом лице.
— Не замер, малявка? — ехидно спросил мужчина. В ответ была лишь тишина. — Если молчишь, значит цел.
Сказав последние слова, мужчина развернулся и зашагал к своему начальнику, а вслед ему смотрели печальные глаза маленького мальчика. Он уже замерз, оголодал и совершенно не хотел тут оставаться. Он хотел к родителям. Почему они его похитили? Мальчик совершенно не подозревал о своей ценности.

— Ну, как он? — равнодушно спросил мужчина в плаще.
— Жив. Правда голос не подает.
Усмешка появилась на обветренном, грубом лице. Ему было все равно. За это ему дадут денег, а что станет с ребенком не важно. Осталось дождаться покупателей.
— Аукцион объявляется открытым! — крикнул мужчина в пустоту и рассмеялся. Эхо отдавалось от стен старого здания.

Отредактировано Айрин Андерс (31.05.2012 19:05)

+1

3

Замок «Сумерки богов»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Мелли стояла около двери не смея шелохнуться.
«Нда, забавное у меня на сегодня развлечение оказалось. Развеялась, называется», — Реджина уже собиралась отправиться домой, но что-то казалось просто кричало ей о том, что она должна остаться. Девушка осторожно смотрела в щель приоткрытой двери на работорговцев, удивляясь своему легкомыслию. Камелия назвала первого Плащ, а второго Толстяк. Толстяк явно боялся Плаща, казалось что он бы лучше сидел сейчас дома с бокалом чего нибудь покрепче. Из того что она успела подслушала, девушка уловила то что ее пригласили на торг рабами, она уже собиралась зайти в часовню с гордо поднятой головой, раз уж ее что-то не пускает домой, но восклик толстяка настолько испугал Мелли уже привыкшей к тишине кладбища, она оступившись зацепила приоткрытую двери и упала на пол. Когда Реджина подняла голову, то увидела что лежит на пороге часовни, а торговцы направляют на нее мушкеты, их лица не предвещали ничего хорошего тому кто заявился к ним без приглашения.
— Здравствуйте, — слабо улыбнувшись прошептала девушка, но в мертвой тишине, воцарившейся в стенах часовни после устроенного девушкой шума, ее голос был подобен грому.

Отредактировано Реджина Камеллиа Аттари (06.06.2012 23:28)

0

4

Отель «Усталый путник»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Сказать, что место ее удивило, было бы лицемерием. Во-первых, оно было весьма предсказуемым, а во-вторых, само письмо не внушало доверия. Вздохнув, Ксилема чуть приподняла пышные юбки и брезгливо поморщилась, пытаясь выбрать местечко почище, чтобы поставить ножку. Какая гадость! Ну почему нельзя было устроить аукцион, скажем, в закрытом номере какого-нибудь отеля? Так нет, всех тянет на дешевую романтику, в места потемнее и погрязнее! Нет чтобы заплатить обслуживающему персоналу за молчание и подумать об удобствах покупателей. Чихнув от пыли, девушка отпустила юбки и поправила шляпку. Пока ничего интересного не происходило, хотя... «Встречающийся комитет» весьма «дружелюбно» ощетинился оружием, заставив вампирессу поморщиться.
— Вы всегда встречаете своих покупателей столь дружелюбно или специально для меня сделали исключения? В таком случае я была бы вам весьма признательна, если бы вы раздобыли мне кресло и чего-нибудь прохладительного, — махнув ручкой, девушка осмотрелась, игнорируя слегка оторопевших мужчин. — И чего стоим? Заметив, что она не единственная гостья, девушка дружелюбно протянула затянутую в шелковую перчатку ладошку незнакомке: — Ну надо же! А я уже было надеялась, что это они для меня так старались.

0

5

Реджине Аттари, Ксилеме Дем Ренд
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Zabroshennoe-kladbishche/zkl1.png
Эхо смеха еще звучало в стенах часовни, когда дверь резко открылась и в нее влетала одна их покупательниц. То, что покупатели не знают их, еще не значит, что продавцы не знают покупателей.
Полный мужчина достал свой мушкет и направил ее на девушку.
— Стоять, — тихо, но очень четко проговорил Майкл, поправляя шляпу и открывая свое бледное, чуть обветренное лицо. Узкие, синие губы изогнулись в усмешке, а правая бровь вопросительно приподнялась.
— Добрый вечер, — прохладно улыбнулся охотник, снимая шляпу. Второй мужчина убрал мушкет и помог девушке подняться. — Подслушивать нехорошо...
В этот момент пожаловал второй гость. На этот раз оружие достали двое, но увидев, кто пришел, медленно его убрали.
— Примите мои извинения, — улыбнулся Майкл, снова надевая шляпу на голову, пряча лицо в тени. Не привык он, чтобы лицо было видно.
— Вы же понимайте, что при такой работе, невольно становишься нервным, — шляпа качнулась в сторону клетки, в которой сидел маленький мальчик и испуганными глазами смотрел на всех присутствующих.
Услышав потребность новой гостьи, мужчина в шляпе кивнул своему подручному, который еще не сказал ни слова, и тот умчался в неизвестном направлении. Через пару минут в глубине часовни послышалось тяжелое пыхтение и ругательства. В свет вышел толстяк, таща за собой пару кресел и оставляя на полу глубокие царапины. Майкл поморщился от скрежета.
— Присаживайтесь, дорогие гости, — усмехнулся мужчина, показывая на две, не менее пыльных, кресла. Подручный снова куда-то подевался, а через секунду, на маленький столик, который стоял неподалеку, была поставлена бутылка наилучшего вина. Откуда он его взял, оставалось секретом.
— Не переживайте, осталось совсем немного подождать... Еще не все в сборе. Продавать такой ценный материал, не дождавшись всех, я не вправе...
Майкл стоял, скрестив руки на груди и с интересом, который не был виден из-за шляпы, разглядывал покупательниц.
«Что ж, мы потрудились не зря», — довольно подумал мужчина, усмехаясь, чего тоже, к сожалению, видно не было.

0

6

Девушка отчаянно покраснела, принимая протянутую незнакомцем руку. В тоже мгновение как она поднялась, произошло две вещи: ее глаза приобрели ярко зеленую окраску, а румянец спал, оставив ледяную маску и в двери вошла еще одна девушка, одетая будто в траур. Выслушав речь Плаща сетовавшего на нервность его профессии, Реджина бросила:
— Благодарю, — даже полнейший идиот понял бы, что благодарностью в этом коротком ответе и не пахнет, но вот презрения ко всему роду мужскому хоть отбавляй. Пройдя вглубь часовни, Мелли остановилась, так что бы за спиной оказалась стена и с подозрением уставилась на еще одну гостью. Та как раз вещала о не гостеприимстве хозяев и призывала их к соблюдению элементарных правил приличий при приеме гостей. Толстяк куда-то убежал по приказу Плаща и вскоре вернулся, таща за собой настолько пыльные кресла, что юная мисс Аттари не села бы в них даже если бы валилась от усталости с ног, а учитывая паранойю зеленоглазной вампирессы, в общем, вино Траурная дама будет распивать в одиночку. Пока Толстяк устанавливал кресла девушка в черном успела подойти к Реджине и протянуть ей руку сказав:
— Ну, надо же, а я уже было надеялась, что это они для меня так старались. — Сарказм в ее словах ничуть не смутил Камелию и та, выгнув бровь в изумлении, усмехнулась, принимая протянутую ладонь:
— Неужели, — вампиресса вновь повернулась к Плащу и ответила уже ему: — Искренне надеюсь, что остальные гости вскоре прибудут, в мои планы не входит сидеть здесь всю ночь.

Отредактировано Реджина Камеллиа Аттари (27.06.2012 05:47)

0

7

Таверна «У тётушки Меригольд»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

То, что охота пройдет без сучка и задоринки, Саэль отмел еще при выходе из дому — что-то предвещало, что гулево отродье, бывшее когда-то благовоспитанным гражданином и примерным отцом достаточно большого семейства, сегодня подкинет им фортеля. Патрулирование улочек в моросящий дождь, спазмы голодного желудка — кто ел перед схваткой, навсегда уже упокоился на здешнем кладбище, — ворчание Ала... Полный спектр того, чего ему в данный момент вот совсем не хватало.
Вздохнув, юный вампир повел носом и уловив амбре свежих конских каштанов, скосил глаза вниз — так и есть. Растоптанное благоухающее темное пятно под левой ногой. Кто-то скажет — к деньгам, однако у него было свое суеверие — к ощущению присутствия. Если обычно его собственный аромат забивался уличным или же просто — городским, то теперь он будет ходячим деликатесом на один-пол-зуба для матерого красноглазика.
Блондин фыркнул, но, к его счастью, сдержал готовые было сорваться с языка язвительные слова. Правильно, и без него хлопот хватает.
— Нашел что-нибудь? — изогнутая бровь, все внимание уделено дороге и малейшим зацепкам.
— Странные следы ведут на кладбище, — мужчина повел рукой в сторону указывая в сторону. — Проверим?
— Мм... — брови чуть нахмурились, губы сжались плотнее. — Да, пожалуй. Проверим.
Две тени в сырой и промозглой темноте, стелющиеся в тени деревьев. Росчерки движений, слишком быстрые, чтобы быть увиденными невооруженным глазом. Едва уловимый шорох одежды — максимально дозволенный на данном этапе.
Задание на этого мужчину Саэль получил пару дней назад — на одной из улочек нашли совсем юную девушку, изувеченную и обескровленную. Как будто ее убийца насмехался над полицией, которая принялась остервенело за расследование. Но... Прошло несколько дней, а результат — два трупа и покушение на семью одного богатея.
Как же, они же самые умные — проворонили утечку в газеты, а виноваты мы — клирики. Потому, что вот не взяли дело сразу. А кто это дело им дал? Никто. Спохватились, прибежали, аки шавки, виляя хвостами и поскуливая — мол, сделайте милость, спасите неразумных...
Тяжелая ладонь коснулась спины, заставляя резко выпрямится и отвлечься от раздумий. Саэль поднял голову и наткнулся глазами на старую, облетевшую часовню, освещаемую лишь редкими всполохами далеких молний. Он обернулся на белоголового и вопросительно изогнул левую бровь.
Вампир лишь улыбнулся уголками губ и кивнул на открытую дверь. Юноша сначала прислушивался, а затем, закрыв глаза, скользнул вниз и в часовню током крови в венах крысы, нескольких крыс.
— Несколько. — пробормотал он непослушными губами. — Двое людей и двое вампиров... Кто-то маленький...
— Детеныш... — прошипел белоголовый. — Гнездо?
— Вряд ли. — Саэль покачал головой, отпуская крыс и возвращаясь обратно. — Слишком истощен. А вот один из вампиров... Ох, и получит она у меня. Ишь, надумала гулять неизвестно где и без должного сопровождения...
Мужчина удивленным взглядом проводил юношу, вынимающего из кобуры револьвер и направляющегося прямо к дверям.
— Я ей покажу, как шляться черте знает где и с кем...
Небольшое ускорение и вот в дверях нарисовалась фигура со взведенным пистолетом в протянутой руке.
— Прошу всех поднять руки и остаться на своих местах. — громкий голос, подкрепленный разрядом молнии и вырастающей за спиной еще одной фигурой.
Большой и более агрессивной.
«Не перегибай палку...»
«Ничего им не станется».
— Офицер специального отдела управления по борьбе с неорганизованной нечистью господин Ренд. — малого света было достаточно, чтобы юноша заметил оружие у мужчин и направил на них револьвер. — Господа, прошу сложить оружие и поднять руки так, чтобы я мог их видеть.

Отредактировано Саэль Дем Ренд (13.02.2013 02:11)

+4

8

Девушка казалась занятой, и не похожей на обыкновенную искательницу приключений коими пестрили модные салоны. Молодым и неопытным почему то всегда казалось, что если они даже по собственный глупости и попадут в беду, то их тут же кинется выручать как минимум неженатый граф, как максимум принц на белом коне. Но вот небольшая загвоздка, ни принцев, ни графов, а уж тем более неженатых белых коней на всех не напасешься, и приходиться полагаться на свой ум и смекалку.

Сам же хозяин дома не то что бы ни внушал доверия, да и навряд ли такое было бы возможно с учетом места, а так же происходящего, просто он казался каким то, неправильным. Вот уже который раз Ксилема пыталась, рассмотреть его фигуру наблюдая за его перемещениями, но как то безрезультатно. Обычно ей без труда удавалось расшифровать заинтересовавшую ее личность по поведению и языку тела, этот же персонаж упорно держался в тени, как бы замыкаясь на себе. От размышлений о незнакомце ее оторвал противнейший скрежет, толстячок по поручению незнакомца волоком тащил стулья для дам. Следом был выволочен из недр склепа столик, а так же бутылка вина. Решив, что в правды в ногах, как известно, нет, девушка подошла к одному из представленному на их выбор весьма пыльному стулу и, постелив свой платочек на сиденье присела на уголок, рассматривая мальчонку сидящего в клетке.
Интересно и что же в нем такого необычного и таинственного, хорошо я слышала, что гули не все в последней стадии сумасшествия и якобы есть и те, кто справился и очень даже разумны. Но с виду он больше похож на человеческого ребенка, так что в нем такого. Кровь? Или же что-то в нем самом, возможно таланты?

Лениво разглядывая стену, она еще раз мазнула взглядом по бутылки вина на столике, и усмехнулась отсутствию фужеров. Однако, все по правилам я попросила пить они предоставили, вот только открыть не потрудились. Улыбнувшись своим мыслям, девушка расправила складки на юбке и сложила руки, на коленях являя собой этакий образец воспитанность и манер.
Тишина ни в коей мере не тяготила ее, наоборот, давала возможность вспомнить недавние эксперименты перебирая в уме возможные вариации с компонентами.

Идиллия была неожиданно нарушена, но увы не припозднившимся покупателем, что могло бы наконец то ознаменовать начало затянувшегося представления, а весьма недовольным клириком семейства Ренд, а так же его сопровождениям, чему весьма были не рады продавцы несмотря на шикарнейшую сцену с появлением. В такой ситуации, наверное, стоило вы помолиться или испугаться, ради приличия, Ксилема же была готова рассмеяться над непутевыми продавцами, ошарашенной девушкой, и весьма рассерженным родственником. Но, несмотря на с трудом сдерживаемый смех она прекрасно понимала, что ситуация в данный момент не из простых, если отметать мальчишку как заложника у продавцов остаются еще две дамы на выбор. Так как сама она находилась чуть ближе к клетке и чуть дальше, чем незнакомцы, на роль непутевой жертвы больше всего подходила блондинка. Но если думать логично, никто не мешает им выстрелить, а в этой ситуации шансы у все равны.

+3

9

Легкий поворот головы назад, и верный камердинер, тенью прошмыгнувший к двум мужчинам, с разворота засаживает пятку одному в висок, а другого резко бьет в лицо кулаком. Несколько секунд, а на полу уже два тела в бессознательном состоянии. Аж глаз радуется...
Саэль хмыкнул и улыбнулся открыто, убирая пистолет в кобуру.
— Какая теплая компания сегодня собралась. — юноша перевел взгляд на белоголового.
«Мальчик неадекватен. Его опоили чем-то».
Саэль скривил губы.
— Дамы, я не задержу вас дольше, чем нужно для протокола. Вы, как разумные представители своего вида, должны понимать, во что для вас может вылиться подобная авантюра. Работорговля, вандализм...
Он обевл рукой помещение. Ясно, как божий день, что девушки были в этом не виноваты, однако ему нужны были их признания.
— И так, если вы хотите избежать проблем, то сейчас мой напарник, — пристальный взгляд на вампира, достававшего маленькое не сопротивляющееся тельце. — задаст вам несколько вопросов и вы свободны.
Саэль продемонстрировал свою лучшую улыбку и кивнул Алу, когда тот закатил глаза к небу, но беспрекословно достал небольшой блокнот из внутреннего кармана камзола и принялся, негромко переговариваясь, записывать показания. Наблюдая со входа картину, достойную пера мастера, Саэль качался на ногах, становясь то на пятку, то на носок, довольно жмурясь, наслаждаясь ощущением полного контроля над ситуацией.
Дождавшись окончания процедуры, Ренд чуть посторонился.
— Дамы, вам пора, — он исполнил шутовской поклон и простер руку в ночь. — А вас, драгоценная моя Силь, я попрошу остаться.
Проводив возмущенных дам смешливым взглядом, оценив их наряды, вампир, с вопросом в очах, перевел взгляд на белоголового, который уже спрятал блокнот и теперь застегивал наручники на руках мужчин.
«Я отнесу их в участок».
Кивнув камердинеру, Саэль позволил улыбке испариться с губ и, пройдя к мальчику, лежавшему на скамье, принялся диагностировать его состояние, то и дело касаясь вздрагивающего тельца холодными пальцами.
— Тетушка... — зашипел юноша. — Вы что, совсем из ума выжили? Нелли пропала, Тео скоро голову сложит на плахе и вы тут еще... Замуж вам пора...
Закончив с мальчишкой, он резко выпрямился и, запустив пальцы в мокрые волосы, встопорщил и без того неидеальную прическу.
— Не мне вас учить, но стоит ли напомнить, что барышне вашего социального статуса появление в таком месте, в такое время и без должного сопровождения влечет к весьма неприятным последствиям для всего клана? Вы всерьез хотите испытать на себе гнев дядюшки? Или же быть ответственной перед общественностью?
Он покачал головой и поднял мальчика, удобно устроив его на сгибе левой руки, локоть левой же отставив в сторону, подмигнул девушке.
— Позвольте просить вас сопроводить своего племянника до учреждения, призванного обеспечивать жителям нашего славного городка покой и порядок.
Приняв на локоть тяжесть ручки тетушки и кивнув камердинеру, Саэль поспешил покинуть столь не гостеприимное место.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Штаб-квартира гильдии клириков

Отредактировано Саэль Дем Ренд (09.09.2013 20:36)

+3

10

Начало игры

1 мая 1828 года.

Тьма. Нет, это неправильное слово. Пустота. Да, именно она царила вокруг. Филиппа не знала где она, кто она и с кем. Было тихо, спокойно и не хотелось никуда уходить. На одно краткое мгновение ее душа успокоилась. Перестала терзаться, рвать грудь на части, вызывая невыносимые боли. И девушке хотелось остаться тут, чтобы ощущать эту свободу всегда. Но этому не суждено было сбыться.
Внезапно перед ее взором возникло лицо Алукарда. Такое знакомое, любимое, но приносящее дикую боль. Сердце, успокоившееся на краткий миг, снова сильно забилось, словно напоминая: живи, даже если тебе больно. Живи!
Видение рассеялось. Теперь тут был совсем другой мужчина. Длинные платиновые волосы, серо-зеленые глаза, бледное лицо... Он был бы прекрасен, если бы Филиппа не чувствовала, что он опасен. Опасен настолько, что хочется бежать. Бежать, пока хватит сил, бежать, пока ноги не сотрутся в кровь. Но она могла лишь молча смотреть, чувствуя, как сердце бешено колотится, словно пытается вырваться из этой западни.
Вспышка яркого света. Что-то тянет ее вверх.
Филиппа слегка вздрогнула. В нос сразу ударил запах пыли и затхлости. Глаза открылись с трудом, но разглядеть что-либо все равно не получилось.
«Где я? Что произошло?» — появилась в голове первая нормальная мысль. Затем пришло сознание того, что она лежит. На чем-то жестком и пыльном.
Вампиресса попыталась сесть, но удалось ей это далеко не сразу. Зато теперь можно было оглядеться.
Помещение было совсем незнакомым. Небольшим, довольно пыльным и явно заброшенным. Окна в полумраке невозможно разглядеть. Если они и есть, то либо заколочены, либо настолько грязные, что не пропускают света. Или сейчас ночь?
Лежала девушка на койке, кажется, больничной. А рядом стояла тумба с различными зельями. Филиппа не заостряла на них внимание. Она спустила ноги с кровати, ощущая, как болит все тело. Возможно, она пролежала так ни один день. Вот только что произошло?
Перед глазами начали появляться странные образы, а в голове словно взорвались миллион огоньков.
Вот перед ней сидит мужчина в цилиндре.
«Кто он?»
Она передает ему свой дневник. «Дневник? Где он? Я не помню, куда положила его... И почему я отдала его».
В голове все перемешалось. Филиппа почти ничего не помнила, а голова начинала болеть все сильнее. Девушка попыталась осторожно встать и осмотреться. Может быть, хоть это как прояснит ситуацию.
И у нее почти получилось встать, если бы не кандалы на правой щиколотке. Она банально запуталась и, пошатнувшись, осела на пол. Ноги дрожали, голова кружилась и взрывалась дикими болями. Зато пришло новое воспоминание.
Филиппа касается руки незнакомца, и в ее голове начинают возникать образы. Кажется, очередное видение. Может, поэтому она отдала дневник? Чтобы он все записал?
Но в следующее мгновение перед глазами снова встает образ беловолосого мужчины. Кажется, он схватит ее.
«Что стало с тем мужчиной в цилиндре?» — забилась в голове мысль. А потом появилась другая: «Кажется, меня похитили».
Филиппа не расстроилась. Она даже не испугалась. Словно так и должно быть. Жаль было только, что она не помнит того видения...
Вампиресса, схватившись ослабевшими руками за крой койки, приподнялась и села на жесткий матрац. Головная боль все еще мучила ее, но не так сильно, как пару секунд назад.
Филиппа забралась на койку с ногами, услышав, как брякнула цепь о железный край, и отодвинулась в дальний угол.
«Я устала. Я так устала...» — тихо билась мысль в самой глубине ее сознания.

+4

11

[Дымные горы] Замок Рисберг  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в четырнадцать дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 мая 1828 г.

Не прошло суток, как в одиночной камере, затерянной в подвале штаб-квартиры Культа Смерти, появилась очаровательная пленница. Сказать, что Сюзанна ликовала — значит не сказать ровным счётом ничего. Нет в этом мире ничего более приятного и притягательного, чем ощущение своей силы и власти. Пока в её руках ещё не было дневника алукардовой девки, но это лишь вопрос времени. Да и играть в «кошки-мышки» с Падшим было некоторым образом приятно. Перед мысленным взором Змеи сразу стали всплывать картинки-воспоминания, и уголки бледных губ невольно поползли в стороны. Наглый, изворотливый мальчишка... С которым она уже даже знает как поступить.

Лёгкие неторопливые шаги по пустынному коридору подземелья отдавались приглушённым эхом, почти мгновенно исчезающим в вязкой тишине. Ровный тёплый свет керосиновой лампы освещал путь на несколько метров вперёд, но даже если бы его не было, Сюзанна ни на секунду не сбилась бы, не замедлила шаг. Это были её владения, её дом. Здесь она знала каждый уголок, каждый камешек, каждую лазейку. Дворец, достойный тёмной принцессы. Место, где вампиресса копила силы, черпала вдохновение и могла спокойно обдумывать планы действий, совершенно не беспокоясь за собственную безопасность.

И вот теперь, в её доме появилась гостья, которой уготована была крайне непростая, но интересная судьба. Знала ли она сама её, будучи провидицей? Кто знает. Сюзанне был крайне любопытен этот вопрос. То, что происходит сейчас — было ли это предопределено заранее, или же это воля и сила Змеи вершит судьбы окружающих её людей и вампиров?..

— Ну-с, посмотрим, чего ты на самом деле стоишь, — задумчиво произнесла вслух вампиресса, открывая тяжёлым ключом дверь камеры, одновременно кивая двум замершим у противоположной стены «теням». Послушники почтительно поклонились, отдавая дань своей богине, и вновь приняли то же положение, что и раньше. Из распахнутой двери несло спёртым, затхлым воздухом, в котором смешались едва уловимые нотки старого железа, сырого камня, земли и тепла живого существа. Маленькая измождённая женщина с пронзительными, выдающими её недуг, глазами неподвижно лежала на старой, местами ржавой койке. «И где они взяли эту гадость?» — мелькнуло в голове у Жрицы, впрочем, она то знала, что это ещё были почти царские условия для пленницы. Вот в казематах её отца... Впрочем, сейчас не об этом.

Притворив за собой дверь и поставив на низкий столик возле стены керосиновую лампу, Сюзанна шагнула вглубь камеры. Расшитая серебряными каббалистическими знаками чёрная мантия едва слышно шуршала от каждого осторожного, неторопливого шага Змеи. Цепкий колючий взгляд зелёных глаз ощупывающе прошёлся по тонкой фигуре пленницы, и где-то внутри увиденное отозвалось привычным жадным жаром. У её прошлой любовницы тоже были такие же восхитительные фиалковые глаза, и почти такая же фигура. Выкупать, накормить, облагородить — и здесь тоже будет что тискать.

— Здравствуй, луноликая. Добро пожаловать домой.

+4

12

Страха не было. Возможно, где-то глубоко внутри он и бился в панике, но Филиппа чувствовала лишь усталость. И смирение. Сейчас она не могла ничего сделать, а значит остается только ждать, когда за ней явится ее похититель. Возможно, тогда все станет ясно. А сейчас... сейчас хочется посидеть в тишине, и не о чем не думать.
Филиппа не знала, сколько прошло времени. Может час, а может всего пару минут. Казалось, в этом темной, маленькой комнате, времени совсем не существует. В голове, как и в душе, была глубокая пустота.
Но всему когда-то приходит конец. Дверь, которую девушка даже не заметила из-за темноты, с ужасным скрипом распахнулась, впуская свежий воздух и яркий свет. А затем вошла девушка. Красивая, словно сам расцвет. Белые волосы подчеркивали бледность и совершенство ее лица, ледяные глаза, проникающие в самую душу...
Но Филиппа, стоило только войти незнакомке, отчетливо увидела образ змеи. Ядовитой, опасной, вызывающей паническую дрожь во всем теле. Страх, глубоко запечатанный в подсознание, вырвался. Но вампиресса не спешила кричать.
— Здравствуй, луноликая. Добро пожаловать домой.
Это были первые слова, которые услышала Филиппа от этой особы. И они ей совершенно не понравились.
«Дом?» — сердце сжалось от горечи. Девушка уже давно забыла значение этого странного слова.
— Кто ты? — сорвался нервный шепот с ее губ. — Зачем ты меня похитила?
Вероятность того, что ей ответят честно, была крайне мала. Тем более этой женщине, во взгляде которой можно увидеть лишь ледяное спокойствие, а на лице не прочитать ни единой положительной эмоции.
Филиппа думала, что если появится тот, кто ее похитил, все прояснится. Но все, казалось, запуталось еще больше. Зачем богатой (судя по одежде и внешнему виду) женщине похищать ее? Какая может быть от этого выгода?
«Они хотят узнать какое-нибудь пророчество? Но без своего дневника я мало что смогу рассказать», — вампиресса смотрела на незнакомку, всем своим существом чувствуя, как сердце и душа замирают от страха. Потому что Филиппа уже видела этот взгляд. Когда-то очень давно.
— Что это за место? И почему я тут? Вижу, в деньгах ты не нуждаешься... Да и что с меня взять?.. — девушка опустила ноги с кровати, продолжая неотрывно смотреть на незнакомку. — Узнать какое-нибудь пророчество? Прости, но без своего дневника я мало что смогу рассказать.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя неизвестное время)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

+5

13

Жертва проявляла интерес. Жертва пыталась проявить инициативу. Любопытно.
— Я?.. — Змея на мгновение поджала аккуратные губы, словно раздумывая, что ответить этой куколке, хотя ответ уже давно был заготовлен. — Твой самый первый друг и благодетель. И нет, я тебя не похищала.

И правда, Сюзанна не кривила душой, ведь состояние Филиппы зависело исключительно от её настроения и степени благосклонности к пленнице, а к похищению девицы магистр алхимии имела весьма косвенное отношение. Заказчик это не исполнитель, знаете ли.

— Не печалься, колибри, пока от тебя ничего не нужно, и если будешь вести себя благоразумно, то и нуждаться ты тоже ни в чём не будешь. Тебе ведь так давно недостаёт покоя, верно? — последние слова леди Мурир прозвучали особенно мягко и вкрадчиво, буквально обволакивающе. — Хочешь получить свой дневник? Что ж, я добуду для тебя эту безделицу. А пока тебе предстоит... — хищно улыбаясь, Змея неторопливо натягивала на свои тонкие длинные пальчики чёрные перчатки. Гнетущее молчание, повисшее в камере, затягивалось, и она смаковала его, как изысканное хастианское вино из лучшей коллекции своего отца. Страх, недоверие, растерянность, исходящие от замершей на месте пленницы, ласкали тёмную душу Сюзанны лучше, чем любой из её предыдущих любовников. — ...тебе предстоит отдохнуть как следует. Набраться сил. Восстановиться. И приготовиться к тому, что ты определила для себя сама, Провидица. Ты ведь знаешь кто я и что я с тобой буду делать, не так ли? Время ответов на твои вопросы ещё не пришло, моя возлюбленная Жрица. Но ничего... Скоро. Совсем скоро.

Змея вкусно расхохоталась, невыразимо довольная чувством собственной значимости и почти безграничной власти. Конечно, приятнее всего распоряжаться душами сильных, но и это тоже было очень даже ничего. Ещё одна душа, которая падёт ниц, чтобы стать для чёрной принцессы очередной ступенькой, ведущей наверх.

* * *
Спустя несколько дней. 12 мая 1828 г.

Перед ледяным взором зелёных глаз корчился в агонии ревенант. Несчастная полукровка тихо подвывала, цепляясь слабеющими, дрожащими от болевых судорог, пальцами за холодные стены темницы. И снова мерзкий, резкий хруст ломающейся мелкой кости, сопровождающийся очередным криком ужаса и боли.

— ...видишь ли, Филиппа, мне это совершенно необходимо, — тонкие пальчики Сюзанны властно сжались в кулак, и тонкий беспомощный крик полукровки повторился. Теперь простой смерти жертвы было мало, нужная была настоящая агония, страх, боль. Голубоватая дымка, доступная только изумрудному взору Змеи, от страданий становилась только ярче, насыщенней, гуще. Она давала ещё больше сил, чем если просто осушить жертву. И не надо было быть провидицей, чтобы понимать, что леди Мурир происходящее доставляло самое настоящее удовольствие. — Ты привыкнешь. Когда-нибудь.

Короткий жест точёной ручки и беспомощный хрип наполнился влажностью булькающей крови. Ещё несколько наполненных агонией секунд, и жертва наконец-то застыла неподвижно, чтобы через мгновение рухнуть на пол камеры сломанной истерзанной куклой. Бирюзовая, пульсирующая, мерцающая дымка послушно и привычно потянулась к ногам своей владычицы, окутывая её снизу вверх, пока наконец-то не впиталась полностью в чёрные одеяния и не менее чёрную душу. Ах, Моргот, как же это было сладко...

— Что же до тебя, моя прелесть... — взгляд миндалевидных глаз немигающее уставился на замершую на старой койке провидицу. — У меня есть несколько сюрпризов. Приятных и не очень. Открой ротик, сладкая моя.

Бледные сильные пальцы белокурой ведьмы ощутимо сжали горло девицы, которую уже крепко держали двое послушников. Пробка от пробирки, зажатой в другой ладошке Змеи, отлетела куда-то в темноту противоположного угла камеры. Едва уловимый сладковатый аромат, напоминающий то ли цветок персика, то ли миндального дерева, почти тут же зазвучал в сыром затхлом воздухе. Бледно-розовая жидкость мягко переливалась и мерцала, и, казалось, даже двигалась в стеклянной «тюрьме», пыталась выбраться наружу.

— Мне это совершенно, определённо, несомненно необходимо... — мелодичный, довольный смех Жрицы Тьмы наполнил камеру, становясь громче и громче по мере того, как тягучие капли зелья покидали пробирку.

+4

14

Из этой же локации  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя неизвестное время)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Филиппа даже не порывалась сопротивляться. Бунтаркой она была в прошлой жизни. Однажды явившись на бал в роскошном, оголяющем грудь наряде и бриллиантах, подаренных Алукардом, она была не просто бунтаркой — она была вызовом всему норданскому обществу. Как давно это было... Как давно Алукард шептал ей на ухо известное только им двоим странное и нежное слово. Теперь она его... позабыла? Позабыла. Ха-ха! Вот так казус! Она — само провидение. Она — проводница высшей божественной Воли. Она — шар судьбы, подброшенный на руке самого Моргота! Разве ж она могла примириться с дурацкой проделкой прошлого, закрывшего от нее то самое слово?

Филиппа гордо вскинула голову. Ее глаза замерцали аметистово-жарким огнем. Вся она будто зажглась невидимым пламенем. В высоченных сводах темницы завибрировал ее мелодичный, самодовольный смех. Послушники благоговейно отступили от нее, неслышно покинули камеру, предоставляя Сюзанне самой насладиться деянием свои рук и ума. Изумительного, редчайшего, единственного в своем роде ума.

Новоявленная Жрица Тьмы, отсмеявшись, коснулась пальцем своих сладких миндальных губ, аккуратно подобрала стекающую с уголка рта капельку розовато-перламутровой жидкости, улеглась на своем потрепанном ложе в картинной, соблазнительной позе, точно поджидала любовника. И улыбнулась Сюзанне одобряющей, очаровательной, невинной и вместе с тем... поразительно коварной улыбкой. Вероятно, так улыбается сам Моргот, когда события мира следуют его воле.

— Неужели ты, змееокая, в самом деле могла помыслить, что я ничего не значу без своего дневника? Какая наивность! Этот парень, крутившийся рядом с тобой, — он ведь глуп, как пивная пробка. Похоже, мое вранье в купе с его суетой заставили тебя поверить в лишенное всякой логики... ах, прости, я тебя обманула. Прикинулась невинной овечкой. С моей внешностью это нетрудно. Мой дневник мало чем отличается от обычного девичьего дневника, такого, знаешь, с котиками и сердечками. Иногда, среди прочей чепухи, я записываю в него какие-то тезисы, содержания старых видений, хотя запросто могла бы обойтись и без них. В Ори-Зоне, — она понизила голос до театрального шепота, точно открывала страшную тайну, — так или иначе все между собою связано. Хм-м. Как ты думаешь, скольких усилий стоит мне заглянуть за полог бесконечного времени? Узреть будущее, прошлое, настоящее в любой точке мира? — Филиппа хрустнула костяшками пальцев и насмешливым тоном продолжила: — Ничуть не больше, чем Ярлу Чечевице проглотить чечевичный суп. Поэтому я была избрана Жрицей Тьмы, не так ли?..

Она вновь свободно и беззаботно, как невинная девочка, рассмеялась, оставив витать у высоких сводов нежные серебристые переливы.

— ...И поэтому, дорогая Сюзанна — или лучше Леди Мурир? — я не успокоюсь, пока не вспомню то слово, очень важное для меня слово, которое... — она коснулась сладких миндальных губ двумя пальцами и надулась, как обиженная инфанта, — ... которое, вот нелепость, после твоего розового шербета вдруг позабыла. Прощай.

И все. Вот так просто: «Прощай» — и обмякла на лежаке, перестала дышать. Никаких стенаний, припадков, судорог и закатывания глаз. Просто поудобнее устроилась на кушетке и ушла в глубокий — слишком глубокий! — провидческий транс. Ушла в Ори-Зону.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя неизвестное время)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в этой же локации

Отредактировано Филиппа Мориарти (19.01.2017 17:05)

+4

15

Пожалуй, что сыворотка подействовала на прелестницу с фиалковыми глазами слишком хорошо. Во многом она, конечно, ошибалась, но тут уже ничего не попишешь — провидцы всегда мешают свои видения с собственными внутренними ощущениями и переживаниями. И определённо жаль было терять время. Настолько, что поджавшая аккуратные губы Сюзанна от души, с широкого размаха, влепила лежавшей навзничь девице пощёчину.

— За девкой следить. Записывать всё, самое мелкое движение, любое слово или даже слог, — послушники молча склонились в почтительном поклоне. Надо было выбрать суку посговорчивее, но эта обладала настолько сильным даром, что искушение взяло верх над леди Мурир. Сейчас же оставалось только недовольно цокнуть языком, круто развернуться на каблуках и покинуть душную камеру. К счастью, вампирессе было чем себя занять, сегодня было заседание их маленького подпольного «кружка по интересам», так что ожидание не будет безвкусным от безделья.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  в город

+3

16

Затопленные катакомбы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

14 мая 1828 г.

Авель сразу смекнул, что с Робертом шутки плохи. И, в общем-то, не собирался шутить. Наемник уважал таких полицейских: прямолинейных, злых и до противности честных. Пока в Дракенфурте были люди, дампиры, вампиры вроде этого копа, здесь оставалось место закону и порядку в их чистом, незапятнанном виде.

Что это было с его стороны? Интуитивная догадка опытного полицейского? Или рискованный блеф на удачу? Как бы то ни было, Харрис угадал пароль служителей Тьмы.
─ Леди Мурир прислала узнать состояние пленницы, — сказал полицейский.
— Все еще без сознания, — донесся ответ.
Роберт подал сигнал кивком головы. Долго думать не пришлось. Толчок с левой ноги — и удар мощной подошвы наемника снес с петель дверь в темницу Филиппы, при этом довольно удачно зацепив одного из охранников. Мужик отключился мгновенно. Второй страж невольно охнул, глядя на скрюченное тело товарища, выронил из рук яблоко и перочинный нож. Роберт, не мешкая, оперативно скрутил озадаченного сектанта.

Авель осмотрелся. В комнате, кроме двух подлежащих аресту послушников, находилась только лежанка для истощенной провидицы, старый шкаф с разбитыми склянками, два стула и еще одна дверь. Металлическая. Очень хорошо защищенная. Пока страж закона прощупывал пульс Филиппы, Авель опустился на колени рядом с невысоким, но достаточно крупным шкафом, сдвинул его с места, протащил до дверного проема темницы и уронил аккурат так, чтобы удобно его забаррикадировать. Ну как уронил — скорей, грохнул. Оглушительно грохнул, подняв вонючую пыль столбом.
— Что это ты задумал? — закашлялся Харрис.
— У меня мало времени для объяснений, — кашлянул в ответ Авель, — но я попробую объяснить: эта девушка, — жена или кто она там Алукарду, — находится в очень глубоком трансе. Чтобы вернуть ее... Тьфу. Короче говоря, ей грозит смерть через пару минут, если я ничего не сделаю. Сам понимаешь, это не займет много времени. Тем не менее прикрытие с твоей стороны мне бы не помешало.
Авель снял с пояса и протянул Роберту свой пистолет:
— Тебе когда-нибудь приходилось стрелять из укороченного охотничьего ружья?
Ни говоря ни слова, лейтенант перехватил оружие, весившее как обрезанная винтовка.
— Это не займет много времени... — повторил Авель, задумчиво глядя на девушку. — В общем, прикрой меня. Будь любезен.

Наемник снял перчатки, сунув их в бездонные карманы плаща. Отложил в сторону сумку со взрывчаткой. Расстелил плащ на полу, аккуратно переложил на него Филиппу и деликатно накрыл ее легкое, как перышко, полуголое тело. Сняв тяжелые пояса с патронами, он лег рядом с девушкой, чуть приобняв ее и положив руку на ее лоб. Другая его рука тем временем извлекала пузырек с сильнодействующим снотворным.
«Первый и последний раз я занимаюсь подобным. Хотя кого я обманываю!» — Авель не первый раз хладнокровно пускался в игры со смертью, и каждый раз находил для этого новые и новые способы. Но закидываться крепкой химией с целью оказаться при смерти ему еще не приходилось. Проглотив мерзкую смесь, вампир сунул руку в один из внешних карманов плаща и достал оттуда флягу, наполненную добрым виски.
— Вот, так гораздо лучше, — уверенно пробормотал он сонным голосом, высосав половину напитка.
Откинувшись на спину, наемник закрыл глаза, после чего тихо выдохнул. Замедление жизненных процессов организма, стимулированное ударной дозой снотворного, усилившего эффект и одновременно усложнившего контроль над врожденной способностью, привело беловолосого наемника к гигантским вратам. Их он видел впервые, но вряд ли смог бы описать их, потому что, как только распахнулись ставни, не стало ничего.

* * *
Время остановилось.
Воздух превратился в удушающую патоку, которая, словно заливалась в легкие. Здесь можно было дышать, а можно было не дышать. Можно было глядеть, а можно было идти с закрытыми глазами — перед тобой не было ничего.
Ори-Зона.
Ты — лишь горстка остатков того, что мы привыкли называть разумом. Сосредоточение, сконцентрированность чего-то, чему не место в этом океане. Казалось, словно, каждый шаг становился тяжелее, руки начинали тянуть туловище к земле, а нечто похожее на свою собственную кожу медленно слазило, оставляя обнаженную плоть, которая начинала выгорать от малейшего телодвижения. Словно ветер, срывающий с тебя все покровы обдувал Авеля, хотя никакого ветра не было даже близко.
Гул в ушах нарастал, резонируя и превращаясь в какой-то неясный шум.
— Ф... — казалось, будто голосовые связки были перерезаны. — Фи... Филиппа, — едва пролепетал иссохшими губами вампир.
Колени подкосились, если они вообще существовали.
Но внезапно где-то внутри что-то всколыхнулось. Словно поток свежего ветра в душную комнату ворвалась волна красноватой пелены, пробежавшей по ватному белому воздуху, окрашивая его грязными кровавыми потеками и пятнами. Стало немного легче.
Силы вернулись к наемнику, но это состояние вновь начинало быстро сходить на нет. Нужно было действовать. Собрав себя в единый сгусток всей своей злости, ненависти, силы, энергии, Авель что есть мочи заорал, разгоняя перед собой пелену:
— Филиппа-а-а!
От живительной волны не осталось и следа. Силы вновь покидали разум, оставляя одинокую душу выгорать под белым огнем.

Отредактировано Авель Логиэс (03.02.2017 00:56)

+2

17

Из этой же локации  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя неизвестное время)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

Филиппа снова бродила по Ори-Зоне. Ей не было здесь ни страшно, ни неприятно. Она давно уже перестала испытывать какие-либо эмоции, погружаясь в океан вечности, кроме, разве что, трепета. Ей было не до эмоций. Надлежало сосредоточиться на том, какие потоки-струны лучше соединить между собой, чтобы поскорее оказаться в нужной ей точке времени и пространства. Сейчас она перенеслась более чем на сто лет назад, в тот момент, когда они с Алукардом еще не познали ничего из того, что им предстояло познать. Вокруг нее, прямо посреди вечного Ничто, возник островок зеленой лужайки, вырос могучий вяз, протянулась длинная и толстая ветка, с которой свесились две веревки, удерживающие старомодные резные качели. Филиппа пожевала листик, разгрызла его и выплюнула; смеясь, повернула лицо к склонившемуся над ней Алукарду:
— Еще, еще покачай!
Она устроилась на этих резных качелях, как на кушетке. Под головой у нее лежала твердая вышитая подушка. Алукард сорвал длинную травинку и стал водить ею по щеке и под носом у девушки.
— Оставьте, милорд, щекотно! — притворно возмутилась Филиппа, удачно копируя жеманный говорок светских кумушек.
— Тогда ты миледи, Фи. Миледи Фи. Пожалуй, тебе стоит завести болонку и назвать ее Миледи Фи. Что ты на это скажешь?
Филиппа поймала руку Алу и небольно ее куснула, зарычав, как мелкая собачонка.
— Она будет гадить на твои великолепные ковры и грызть мои туфли. Прелестно!
— Я так люблю тебя, Фи. Гляжу на тебя — не могу наглядеться. Родная моя. Ты словно продолжение моей души. Ты сама моя душа.
— А ты мой мир, Алукард.
— Значит, когда мы умрем, — а мы умрем обязательно в один день, — то превратимся в две маленькие частички, слитые в одно целое, и будем вечность летать скозь космическое просторы.
— Нет-нет, мы будет щека к щеке, держась за руку плыть в ветхой лодчонке по космосу и слушать песни небесных сфер.
— После смерти мы будем уже не мы.
— А кто?
— Мы с тобой превратимся в нейтрино.
— Нейтрино, — нежно прошептала Филиппа, целую руку, которую только что укусила. — Пусть это слово станет символом нашей любви. Когда мы станем совсем старичками, то превратимся в нейтрино и растворимся... растворимся... Ах, как чудесно...

— Ф-фи... Филиппа! — услышала она оклик. Голос был ей знаком. Многократно знаком по видениям, которые она видела раньше.
— Филиппа-а-а! — заорал что есть мочи Авель Логиэс, сын Джораха Логиэса, друг ее возлюбленного Алукарда.

— Я вспомнила! О Богиня, я вспомнила наше слово! Нейтрино! Значит, он меня ищет. Он думает обо мне, зовет меня... Душа моя, Алукард! Значит, еще не время нам растворяться...

«Филиппа-а-а!» — вибрировал между струн Ори-Зоны отчаянный крик, постепенно искажаясь, улетучиваясь, теряясь.
— Я здесь, — прошептала Филиппа. — Я уже здесь, в твоих объятиях, Авель Логиэс.
Она знала, что времени у него совсем мало, поэтому сейчас же принялась формировать вокруг них тот фрагмент настоящего, в котором им предстояло вот-вот очнуться.
— Я здесь. Только не кричи больше, иначе потратишь последние силы.

Вокруг них все четче и четче, деталь за деталью обрисовывались, проступали через серую пелену, контуры реального мира — до тех пор, пока он не стал явственно осязаемым и единственным из возможных здесь и сейчас.

* * *
— Спасибо, — проговорила Филиппа, выпрямляясь и осматривая наемника, который уже распахнул мутные голубые глаза. — Удивительно, как тебе это удалось. Еще пол-секунды... Впрочем... Ты позволишь, я одолжу твой плащ? Пока не подвернется что-нибудь поприличнее.

Она преспокойно поднялась с пола, оглянулась, сказала «ага», и, улыбнувшись, скомандовала наемнику:
— Вставай!

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (несколько дней спустя)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Замок Алукарда] Зимний сад

Отредактировано Филиппа Мориарти (13.02.2017 18:19)

+2

18

Мощный толчок в груди — изо рта вырвался выдох, а глаза вяло открылись. Только что пережитое состояние на границе между жизнью и смертью было чрезвычайно глубоким. Еще какая-то доля секунды — и он бы не вернулся из Ори-Зоны.
— Вставай! — Раздался непринужденный женский голосок.

Расширенные зрачки Авеля обратились в сторону симпатичной девушки, завернутой, словно в банный халат, в его красный плащ. «Я знаю, почему она так дорога тебе», — промелькнула в голове мысль, но тут же стерлась звонким шумом в ушах. Не сказав ни слова, наемник неторопливо сел, оценивая обстановку. В помещении, где они находились, было тихо. Оба послушника, так и не оклемавшись, были прикованы наручниками друг к другу. Роберт интересовался, все ли в порядке с Филиппой. В руках он сжимал пистолет Авеля, а через плечо, словно это был охотничий патронташ, перевесил пояс с патронами: видимо, так было легче переносить вес амуниции.

Правой рукой Авель поднял с пола второй ремень и, ловко обернув его вокруг пояса, щелкнул карабином-застежкой. Все еще нетвердо стоя на ногах, он подошел к девушке и бесцеремонно запустил руку под плащ, чтобы вытащить из внутреннего кармана не приконченную до конца флягу с виски.
— Плохо стреляю на трезвую голову, — ответил он хриплым голосом на вопросительный взгляд Филиппы.
Видимо, она восприняла это как хорошую шутку, или сочла забавным его внешний вид, представлявший собой достаточно плачевное зрелище, но на эти слова она отреагировала милой и очень теплой улыбкой. И вновь наемнику показалось, будто он знает ее очень и очень давно, отчего стало как-то не по себе. Прикончив виски, он вернул флягу Филиппе.

— Теперь пора узнать, что там, — указал он на металлическую дверь в полметра толщиной.
— Снаружи ее невозможно открыть — она придавлена камнем, — вставил Харрис. — А отсюда — очень даже реально. Вероятно, тому, кто так старательно защитил это помещение, есть что скрывать.
— Там секретная лаборатория Сюзанны, — подсказала Филиппа, — той женщины, которая держала меня взаперти, леди Мурир.
— Вы были внутри? — спросил у девушки полицейский.
— Только в видениях. Меня стазу устроили здесь, в одиночке. Кажется, поначалу тут было больше мебели. Столик... Впрочем, большую часть своего заточения я провела либо без сознания, либо накачанная наркотиками. Вам не стоит полагаться на мои смутные воспоминания. Опасность, таящаяся за той дверью, представляют собой большую угрозу для всего норданского общества. Вы должны о ней позаботиться.

Авель именно так и решил. Подняв с пола сумку со взрывчаткой, он растянул бечеву и достал оттуда перемотанный сверток, небрежно бросив его себе под ноги. От него тянулся длинный шнур прямо в сумку.
— Роберт, верните оружие, — попросил вежливо наемник, — вряд ли вы успеете в меня выстрелить, даже если вам очень захочется. Между тем, разве вам самому не интересно, что скрывается в тайной лаборатории Ордена Тьмы?
Лейтенант, ничего не говоря, бросил пистолет Авелю, который ловко поймал его правой рукой. Следом протянул кожаный ремень с патронташем.
— Эта лаборатория, — подошла сзади Филиппы, — тайное местечко Леди Мурир. К Ордену Тьмы она имеет весьма косвенное отношение.
— Мне пригодились бы ваши показания, мазель Мориарти, — обратился к ней лейтенант.
— Я готова их дать. Но, если позволите, когда немного приду в себя. Боюсь, в своем нынешнем состоянии...
— Вас должен осмотреть врач...
— Обязательно...

Пока они беседовали, наемник, вынимая из своей сумки заряд за зарядом, увешивал ими дверь, как новогоднюю елку гирляндами: и так, и сяк, и наискосок. Много времени подготовка не заняла.
— Лейтенант, прикурите? — с этим вопросом вампир протянул конец бикфордова шнура Харрису. — Вам решать, что делать с лабораторией этой дамы... как ее? Леди Мурло. А мне пора исполнить обещание, данное Алукарду. Извините, но я похищу у вас мазель Мориарти. Можете даже объявить меня в розыск. Не впервой.
— Не премину, — Роберт достал портсигар, чиркнул спичкой и медленно закурил.
Провидица посмотрела на Авеля, потом на лейтенанта, вздохнула и пожала плечами:
— Логиэсы всегда отличались диковатыми нравами и верностью своему слову. 
— Счастливо! — произнес наемник, затем перебросил Филиппу через плечо, перепрыгнул через перевернутый шкаф, и крупными скачками, стремительно углубился в лабиринт катакомб.

За его спиной раздался приглушенный взрыв, затем — шумный звук падения бронированной двери. А вот матерщину измазанного сажей лейтенанта Харриса Авель уже не расслышал.

Отредактировано Авель Логиэс (04.02.2017 18:48)

+2

19

Затопленные катакомбы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

15 мая 1828 г. Раннее утро.

Светало. Вокруг суетились клирики, оцепившие часовню. Кипела бесполезная, но необходимая для бюрократов работа — описывались эликсиры и ингредиенты, найденные за той толстенной дверью; рядом допрашивали пришедших в себя культистов, чтобы попытаться по горячим следам поймать сумевшую-таки сбежать суку Мурир. А Харрис сидел на чьей-то старой могиле, опершись о покосившееся надгробие, и курил. Уже через час он будет снова весь в работе, снова будет искать, допрашивать, вынюхивать, задерживать. Но здесь и сейчас он заслужил отдых.
«В отставку, конечно, не отправят — победителей не судят, но пропесочат знатно, — дампир стряхнул пепел на соседнее надгробие благородного клыкастого. — Ну, не в первый раз, — он криво усмехнулся. — И не в последний...»
Докурив, Роберт поднялся на ноги, опираясь о надгробие, и подошел к допрашивавшему культистов копу:
— Ну что, сказали что-нибудь дельное?
— Никак нет. Они, похоже, ничего толком и не знают. Так, шестерки.
— Кто бы сомневался, — клирик снова закурил. — Ладно, доложишь, когда их доставят в участок. Хочу пообщаться лично.
— Есть.
— И еще, повестку на допрос в качестве свидетеля по делу леди Мурир на имя Филиппы Мориарти отправь в Трауменхальт. На семнадцатое.
— Есть, сэр, — в этот раз ответ был уже не таким уверенным. Еще бы — вызывать повесткой кого-то из замка самого Алукарда! Это все равно, что Святую Розу на чай домой приглашать. Но в Дракенфурте каждый клирик знал лейтенанта Харриса, его тяжелый характер, грубый нрав и мосластый кулак. Так что разумнее было согласиться и промолчать, чем переспросить или, не приведи Роза, возразить. С такими как этот дампир хорошо воевать плечом к плечу, а вот работать совершенно невозможно.
— Вот и славно. Если будут искать, я в участке.
Роберту здесь ловить больше было нечего во всех смыслах. А в участке ждал недопитый виски и привычный полумрак кабинета. Его ждала работа.

+3


Вы здесь » Обитель вампиров » Заброшенное кладбище » Заброшенная часовня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC