Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Ювелирный магазин «Фируза»


Ювелирный магазин «Фируза»

Сообщений 61 страница 73 из 73

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/5dTPJ.png

Доктор Блюменфрост как-то раз обронил: «Вампирессы оценивают силу любви в каратах». Фраза моментально ушла в народ — очень уж точно она прозвучала. «Стало быть, — ехидничал доктор, — благодарные потомки запомнят меня не только как чудака со смешной прической, но паче чаяния еще и как автора эпиграфов к девичьим дневникам?» Действительно, не рождалось еще северянки, равнодушной к мерцанию драгоценных камней. Особенно если на их оправе стоит гравировка «Фирузы» — знак высокого качества. Причем вот ведь какая удивительная вещь получается: чем более строгие нравы демонстрирует девица публике, тем обильнее ее шкатулки набиты дарами поклонников. Откуда что берется?..

К счастью, не все вампирессы столь уж высоконравственны. Встречаются среди них и простушки, которых ювелирная лавка привлекает вовсе не цацками. Она их манит чем-то иным, по-настоящему ценным. Мечтой. Бусы, подвески, заколки, браслеты, камеи из разноцветной эмали — все эти милые безделушки появились на свет для того, чтобы кто-то о них мечтал. Исполненные глубокой самодостаточности, они возлежат на витринных ступеньках, обтянутых красным коленкором, и сдержанно, будто бы невзначай посверкивают. Ах, скромняги! В действительности же притягательной силы в этом блеске ничуть не меньше, чем в гибельных огоньках фата-морганы. Особенно хороша алмазная диадема. Настолько хороша, что ее следовало бы выставлять в планетарии как пример небесного тела — артефакт, собранный из осколков падучей звезды.

Вот, например, мазелька, в чьей шкатулке один-одинешенек хранится дешевый стеклянный шарик, только что подошла к магазину, припала к витрине, затаила дыхание и смотрит на диадему большими чудными глазами. Девушку озаряет внутренний свет. Ее губы шевелятся, еле слышно произнося: «Моя прелесть». Очевидно, в этот момент ей мечтается с помощью волшебства перенести диадему на свою шейку... Нет, вовсе не для того, чтобы перед подругами чваниться! Она спрячет драгоценность в шкатулку на место шарика и будет хранить ее под подушкой, перед сном мечтая о балах и прекрасном принце. И ничего во всем мире ей больше не нужно для счастья! Ох, почему жизнь настолько несправедлива?..

Здание «Фирузы» не посрамит свое великолепное содержимое. К его оформлению по просьбе покойного экс-владельца* приложил руку сам Альфонсо Мухер. Гениальный художник, певец эстетики фражели-нуво, он превратил ювелирную лавку в отдельное произведение искусства. Наотрез отказавшись проектировать очередную функциональную торговую площадь, Альфонсо создал сказочную атмосферу, пространство — оправу ювелирного украшения. Экстерьер здания художник оформил таким образом, чтобы издало оно напоминало ларец великана, а декорируя торговые залы, заимствовал вдохновение у природы, использовал животные и растительные мотивы: на стенах расцвели пионы и ветки сакуры, вспорхнули к потолку легкокрылые бабочки и стрекозы, своды и арки обвили гибкие позлащенные лозы, в сверкающих расписных окнах ожили кораллы и рыбы. Но особую гордость «Фирузы» составляют скульптуры двух павлинов. Видите, напротив входа, сразу за прилавком? Одна величаво воссела на карнизе, другая развернула ажурный хвост во все круглое окно. Уличный свет пучками желтых лучей струится через хвостовые перья павлина, отчего они светятся, как заряженные псионикой кристаллы, и птица кажется каким-то языческим божеством. Э. Сфорца в статье, написанной для «Мирабо Манускриптум», описывала работу маэстро Мухера так: «Он поднял обыкновенный магазин на высоту своего искусства, оформил его в соответствии с велением своей души и сделал это так прекрасно, что ювелир и его изделия находятся в среде, адекватной их назначению».

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/1.png

Джафар аль Гиеди
Мастер Джафар аль Гиеди — главный художник «Фирузы». Горячий восточный мужчина, классика жанра. Как и многие творческие личности, капризен, вспыльчив, обидчив, тщеславен (обожает торчать рядом с продавщицей, расхваливая свои собственные украшения), склонен к частым переменам настроения (буквально за минуту может перейти от восторгов к апатии) и неожиданным интуитивным озарениям. Страстный. Очень страстный. Только послушайте, как он рассказывает про бриллианты! Единственный ювелир, способный гармонично объединить в своих произведениях все известные драгоценные и полудрагоценные камни.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/7.png

Подмастерье Парсонс
Парсонс — один из подмастерьев в магазине «Фируза». В силу своих несидчивости, честолюбивого характера и недюжинного любопытства старается быть во всем первым. Норовит выслужиться, выполняя в лавке роль мальчика на побегушках и регулярно таская кофе и документы из бухгалтерии мэтрессе Аскар. Сплетник, завистник, повернутый на порядке зануда (доходит до того, что убирается на чужих верстаках, если сосед забывает). Страдает обсессивно-компульсивным расстройством: временами машинально повторяет одно и то же действие. Имеет выраженную склонность к бюрократии и тайную манию величия (считает себя непризнанным гением от ювелирного искусства). К коллегам относится весьма прохладно, к мастерам — невнимательно и даже пренебрежительно. Безнадежно влюблен в госпожу Амелию, отчего временами ревнует ее к мэтру аль Гиеди. Рьяно отрицает наличие у себя плеши: «Я не лысею, у меня просто высокий лоб!» Девственник.

(Кошка)
-----------------------------------------------------
*Два с половиной года назад ювелирный дом перешел по завещанию бывшего владельца, Альберта Аскара, к его дочери, мазель Амелии. Она расширила штат работников лавки, при этом сохранив должность главного мастера за художником-виртуозом азиатского происхождения Джафаром аль Гиеди, которого в свое время открыл и представил свету ее отец.

+1

61

Час от часу становилось только тяжелее. Эта страшная, чудовищная ситуация, в которую попала Филиппа, повлёкшая за собой водоворот невероятных событий. Отсутствие известий от клирика-следователя, да и вообще, хоть какой-то мало-мальски важной информации, способной помочь… А теперь ещё и это. Взгляд вновь упал на развёрнутый сероватый плотный пергаментный лист, на котором красовались скупые аккуратные строчки. Зачем она это делает, для чего согласилась? Вернуться в прошлое не под силу ни одному живому существу, те чувства, те эмоции, то счастье невозможно повторить, как бы этого ни хотелось. Да и нужно ли это? Тёплые, согревающие душу воспоминания были словно сапфиры в непристойно-дорогом колье, где каждая деталь, каждый завиток золота, каждый камень был уникален. Нет, нет! Амелия не даст никому сломать эту драгоценность. Даже себе. Она будет держать своё самое дорогое «украшение» в кристальной чистоте, не давая грязи этого мира коснуться к нему. Изредка доставать, любоваться, гладить восхитительные грани, наслаждаться благородными бликами… И прятать вновь. Наверное. Наверное…

«Он изменился. Ты изменилась. И, как мудро говорил papa, в одну реку дважды войти невозможно. Но так хочется, о, Роза, как же хочется…» - перечитывая письмо вновь и вновь, цепляясь за каждое слово, вампиресса взволнованно теребила в руках тонкий батистовый носовой платок. Как страшно разрушить тот образ, который она оставила в его памяти после себя тогда, как страшно!.. Пожалуй, что стоило отказаться от этой невероятной затеи, но воспоминание о кратком соприкосновении их рук тогда, в экипаже, заставляло сердце вновь захлебываться от волнения и затаённого, стыдливого восторга. Неуместно, неправильно, непристойно, но так прекрасно!..

— Чем могу быть полезна, госпожа Амелия? – подмастерье появилась как никогда вовремя, отвлекая мазель Аскар от вредных для душевного спокойствия мыслей. И сейчас она была благодарна за это как никогда ранее.
— Как я уже сказала, у меня есть весьма необычная просьба… Это не рабочий момент, оговорюсь сразу. Мне необходимо, чтобы вы составили мне компанию в одном мероприятии… Десятого числа этого месяца, но я не знаю, сколько это займёт времени. Если вы согласитесь и это будет ваша рабочая смена, то остаток вечера после поездки сможете провести по своему усмотрению, жалованье сохранится неизменным. Если же это будет ваш выходной день, я удвою сумму, как за сверхурочные работы. Что вы думаете по этому вопросу? С ответом я не тороплю, но мне хотелось бы знать о вашем решении хотя бы за пару дней до запланированной поездки.

+2

62

Алейна вопросительно смотрела на хозяйку «Фирузы», гадая: что же за личная просьба? «А если она хочет сама найти бедняжку? Ага, куда уж мне, сама бед натворю и никого не спасу. Или... она все-таки устроила несчастный случай своей тетке. Ой, простите, простите, если вы читаете мои мысли, я не это хотела подумать», — ревенантка от смущения и стыда (что за воспитание, так размышлять о «прелестной» даме) теребила рукав платья. Ну вот госпожа Амелия заговорила:
— Как я уже сказала, у меня есть весьма необычная просьба… Это не рабочий момент, оговорюсь сразу. Мне необходимо, чтобы вы составили мне компанию в одном мероприятии…  — глаза барышни стали как плошки, а рукав зеленого нового платья немного трещал по швам. «Сейчас скажет: уволена или вам, Алейна пожизненно сидеть напротив Парсонса».  — Десятого числа этого месяца, но я не знаю, сколько это займёт времени. Если вы согласитесь и это будет ваша рабочая смена, то остаток вечера после поездки сможете провести по своему усмотрению, жалованье сохранится неизменным. Если же это будет ваш выходной день, я удвою сумму, как за сверхурочные работы. Что вы думаете по этому вопросу? С ответом я не тороплю, но мне хотелось бы знать о вашем решении хотя бы за пару дней до запланированной поездки.
Подмастерье стояла не шелохнувшись, ожидая хоть какого-нибудь намека на то, куда, собственно говоря, едем? Но ни намека, ни чего подобного не последовало. Девушка пожевала губу, нахмурила брови, наконец оставила злосчастный рукав в покое. «А чего ты теряешь, Алейна, а? В «Валламброзе» тебя никто не ждет. А мучится и переживать за Айрин и остальных надоело. Почему бы и нет».
— Почему бы и нет, — произнесла вслух ревенантка. — Извините, я хотела сказать, что согласна вас сопровождать, госпожа Амелия.
«Любопытно, а Парсонса возьмет? Этот любитель шоколада опять от зависти умрет. Боюсь бедняга из-за этого снова начнет чудить», — барышня прыснула в кулачок, но поймав недоумевающий взгляд хозяйки, сделала как можно более серьезное лицо.

+2

63

Мельком взглянув на удивлённое лицо Алейны, вампиресса в несколько скупых и чётких движений сложила драгоценное письмо и убрала в нижний ящик письменного стола. Несомненно, она всё делает правильно, иначе и быть не может. Мазель Готьер совестлива и честна, а значит всё, что будет происходить в Оранжерее, останется тайной, если на то будет воля владелицы «Фирузы». Кроме того, присутствие подчинённого волей неволей будет заставлять её держать себя и свои чувства в рамках приличий, а шанс поддаться искушению сведётся к минимуму. Негоже конечно было использовать в своих личных целях юную подмастерье, но совесть усмирялась тем, что за грядущее приключение ей будет честно выплачено жалованье, да и проявить лояльность к облагодетельствовавшему тебя начальству тоже дело не лишнее.

— Почему бы и нет, — произнесла вслух ревенантка. — Извините, я хотела сказать, что согласна вас сопровождать, госпожа Амелия.
— Вот и славно. Надеюсь, что этот день будет полезным для нас, во всех отношениях. Пожалуй, что сохраню интригу, не буду вводить вас в курс дела, но обещаю, что скучно не будет, это совершенно точно. Признаться честно, я и сама ожидаю интересные и перспективные знакомства, да и вам будет полезно обзаводиться оными. Никогда не знаешь, где и когда пригодится тебе знакомство с тем или иным человеком, так что вы верно поступаете, не упуская такой шанс. Не забудьте предупредить мастера, если это будет рабочая смена, смело ссылайтесь на моё распоряжение, но без подробностей, просто факт. Ну а теперь, пожалуй, вернёмся к работе? – Амелия легко поднялась с мягкого кресла, едва-едва коснувшись тонкими пальцами подлокотников из тёмного лакированного дерева. – И, Алейна… Спасибо.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в шесть дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Амелия Аскар (26.07.2016 15:35)

+2

64

Алейна вернулась в мастерскую еще больше озадаченная, чем могло быть. Мало того, что хозяйка ювелирного магазина вела себя странно (как-то разволновалась после прочтения письма, хоть на лице и каменная маска, но глаза-то не врут), так еще искренне благодарит за согласие ехать с ней. «Все чудесатее и чудесатее», — подумала барышня, попутно споткнувшись о порог и чуть не влетая в спину мастеру Джафару.
— О, мастер Джафар, а я к вам. Браслет готов и ждет его светлость, колье для похорон тоже готово и ждет сие печальное событие и… — девушка набрала побольше воздуха в грудь, а то зная прекрасный взрывной характер мужчины, можно было ожидать все (ну истерика по поводу того, что его никто здесь не воспринимает всерьез и вот он уйдет неважно куда, но все равно уйдет, будет точно). — Я нужна в следующий вторник госпоже Амелии, по ее распоряжению.
Ревенантка скороговоркой выпалила последние слова и приготовилась к взрыву, удивительно, но его не произошло. Гений ювелирного искусства с радостью согласился на отсутствие подмастерья, чуть ли не по щеке потрепал и удалился в буфет, насвистывая популярный веселый мотивчик. Барышня недоуменно посмотрела вслед «летящему на крыльях» мужчине. «И что это было? Не иначе сегодня все с ума посходили!», — Алейна пожала плечами (мысленно покрутила пальцем у виска), еще раз удивляясь сегодняшней ночи и странному поведению окружающих. «Теперь умирай от любопытства, куда же мы поедем с госпожой Амелией? Хоть бы раз проведение пришло когда надо», — досадовала подмастерье, положив подбородок на руку и мечтательно созерцая портрет юноши. 

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в шесть дней)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Алейна Готьер (02.02.2017 18:41)

0

65

Меблированный дом «Валламброза»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

13 мая 1828 года, 19:00

Алейна все еще как следует не откашлявшись, раскрыла стеклянные двери магазина. Продавщица приветливо помахала ручкой в ответ на приветствие подмастерья и занялась раскладкой готовых украшений. А сама же ревенантка поспешила на свое рабочее место, зная в какой гнев приходит мастер Джафар, если кто-то опаздывает на работу. Тогда он пишет заявление об уходе, мотивируя это тем, что не может работать в такой невыносимой обстановке, никто не ценит ювелирное искусство так как он, все безалаберны и ленивы, раз не могут встать пораньше, а лучше вообще никуда не уходить, зачем это вообще нужно, если завтра снова в мастерскую и еще куча слов и порывистых жестов. После крика, он закрывается в кабинете хозяйки и битый час жалуется на нерадивых сотрудников, в итоге за опоздание влетает еще и от госпожи Аскар, а сам аль Гиеди дерет три шкуры с подмастерьев.  Вот и снова он явно не в духе, в мастерской стояла гробовая тишина, даже было слышно, как муха прожужала мимо. Ревенантка на цыпочках прошла к верстаку, повесила шляпку и сумочку на спинку стула. Парсонс презрительно хмыкнув и пробурчав нечто не вразумительное, что опять кому-то повезло и кое-кто завалился на последних секундах, уткнулся носом в свое произведение. Алейна покачала головой, как обычно пожевала карандаш, итак уже обгрызенный сверху (творческие муки), принялась за недоконченный эскиз кольца. Оно никак не хотело выходить, как того задумала клиентка. Надо было именно рубин и обязательно огромных размеров, все это впихнуть в нежное, тоненькое колечко с ажурной окантовкой. Девушка уже представляла себе какой скандал её ждет и как будет фыркать и морщиться дама. С улыбкой, можно сказать, зловещей барышня пририсовала к кольцу уродливые завитушки (все равно попадет, а так хоть будет за что). После получасового измывательства над украшением, она устало облокотилась на спинку скрипнувшего стула. Крутя карандаш между пальцами, её взгляд наткнулся на несколько золотых звеньев. Нахмурив лоб, ревенантка долго вспоминала: откуда они взялись на верстаке.
— Браслет! — выкрикнув, подмастерье залилась краской и закончила уже шепотом:  — Его сиятельство. Он должен прийти сегодня или я путаю? Ой, не хорошо, звенья надо вернуть к браслету.
Впопыхах ревенантка смахнула с верстака несколько бумаг. Пытаясь их поднять, уронила карандаш. Грозно посмотрела на хаос вокруг, она махнула на это дело рукой, и поспешила к прилавку. Найдя продавщицу в гордом одиночестве, не считая двух клиентов, споривших какие камушки лучше пойдут к синему цвету сюртука, девушка нашарила под прилавком нужную коробочку и не успела положить звенья во внутрь, прозвучало переливчатое треньканье звоночка на двери.

Отредактировано Алейна Готьер (02.02.2017 19:13)

+1

66

Из этой же локации  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через особняк «Примавера»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя почти две недели)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

13 мая 1828 года. Около семи вечера.

Дантес ехал в роскошной белой карете, напротив него сидела юная, вся в голубом и молочном девица, его невеста и будущая жена. Загорелая, покрытая золотистым пушком, озорная, милая и румяная непоседа. Такое соседство пришлось бы по вкусу любому, кроме герцога Ле-Дионского. Дантеса одолевала тоска. Или грусть? А может, банальная городская хандра?.. В общем, крайне скверное чувство, будто он все стремится-стремится, но никак не может проснуться от серого, однообразного сна.

Путь держали в «Фирузу». Сильвия Обер убедительно настояла: вручить подарок надобно посреди волшебного царства мастера аль Гиеди. Мать знала, какое неизгладимое впечатление производит интерьер знаменитого бутика на неокрепших умом особ.

Всю дорогу Дантес витал в облаках, сохраняя на лице скучающее, скептическое выражение дракенфуртского денди. Наконец прозвенел колокольчик — карета остановилась напротив входа в бутик. Лакеи открыли дверцы одновременно с обеих сторон. Дантес легонько оттолкнулся тростью, лихачески спрыгнул на землю и направился сразу в «Фирузу», проигнорировав свою юную спутницу. Вовсе не специально — мыслями он был далеко от нее.

— Дабро пожаловат у «Фируза», гаспадын ваши светласт Обэр, отлични погода, ясни, нэт облачька! — белозубо, от уха до уха, улыбнулся ему швейцар-хурбастанец и торжественно, так, что аж дух захватило, распахнул стеклянные дверцы в мир ювелирных чудес.
— Действительно, недурная, — согласился Дантес, отблагодарив лакея сверкающим золотым. — Мазель Транси, — вспомнил он о девчонке, — извольте поторопиться. Уверяю вас, внутри гораздо любопытнее, чем снаружи.

Не тратя время на реакции Элоизы, он стянул белую перчатку с правой руки и быстрым шагом проследовал к кассам, издалека высматривая знакомую русоволосую голову и хитрые зеленые глазки.
— Стойте на месте! — скомандовал он, не успев поздороваться ни с подмастерьем, ни с продавщицей. — Спокойно. Вот так. Не двигайтесь!
Зеленоглазая застыла на месте, пару раз хлопнув ресницами.
— Милые дамы, — произнес ласково герцог. — Имею чрезвычайную радость снова вас лицезреть, — если бы не опасно прищуренный взгляд недовольного змея, приветствие прозвучало бы крайне учтиво, даже великосветски.
— Взаимно, — пискнула продавщица, аж икнув от испуга, и тут же сбежала за соседний прилавок.
— Теперь мы остались одни, — констатировал герцог.
Освобожденной от перчатки ладонью он залез в карман своих идеально отутюженных брюк и вынул оттуда идеально белую, будто вчера подписанную квитанцию.
— Только умоляю вас, не делайте никаких резких движений, — снова попросил он Алейну. Почему-то даже слово «умоляю» в его устах прозвучало как приказ заложить руки за спину и признаться в преступлении, которого подмастерье не совершала.

Отредактировано Дантес Обер (31.01.2017 17:31)

+2

67

Начало игры

13 мая 1828 года. Около семи вечера.

«Опять нахохлился, точно сыч», — надув губки, метнула недовольный взгляд Элоиза в своего жениха. Чтобы не портить себе настроения, выглянула в окошко, на предвечернюю улицу, залитую мягким, золотисто-лиловым светом, прочитала несколько вывесок на красивых строениях: «Банк Ротшильда», «Дом компаньонок», пересчитала ребра строительных лесов вокруг реставрируемого казино, указала пальчиком за окно и воскликнула: «О, „Бутик Евы“! Я там была. А вон — „Шоколатерия“. Какая чудная надпись!» Дантес лениво повернул голову в сторону указанного кафе, сменил позу на зеркально противоположную прежней и подпер подбородок другой рукой. Лицо его выражало надменную безучастность к происходящему.

«Сноб. Непробиваемый сноб, — закатила глаза Элоиза, фыркнув и скорчив еще более противную рожицу, чем у Обера. — Интересно, куда он меня везет? Уж я ему отплачу за эту гробовую поездку! Устрою скандал! Непременно. Буду вести себя, как мальчишка. Ишь ты, выискался важный жених...» — она тоже сменила позу и повернулась к другому окну. Там открывался вид на фонтанчики, на кафе «Дю Монд» и... на какой-то волшебный, напоминающий ларец из «Сказок фиговой рощи» удивительный домик.
— Какая красота-а-а... — начала было Элоиза.
— Мы приехали, — бесстрастно оборвал ее герцог. Лакеи открыли дверцы кареты и подставили локти своим пассажирам. Дантес, лихо упершись тростью, выпрыгнул на брусчатку и, совершенно забыв про бедную Элоизу, проследовал прямо к красивому дому.
— Негодяй! — захлебнулась от возмущения девочка. — Такой ведь и на старости лет руки не подаст!
Задрав юбку и полностью игнорируя помощь лакея, она выпрыгнула из кареты, собираясь догнать Обера и поставить ему подножку. Но вокруг было много народу, и ей стало как-то неловко. К тому же, Обер уже разговаривал с красивым темнокожим швейцаром.
— Дабро пожаловат у «Фируза», гаспадын ваши светласт Обэр, отлични погода, ясни, нэт облачька! — улыбнулся швейцар его светлости. Или сиятельству. Дантес, не изменив кислой рожи, швырнул ему золотую монету.
— А для вас, юни мазэл, — подмигнул игриво швейцар, — у мине заготовлено угощение. — Откуда ни возьмись в руке хурбастанца появился радужный леденец, который с поклоном был вручен восторженной Элоизе.
— Мазель Транси, — проворчал наконец-то вспомнивший про нее женишок, — извольте поторопиться. Уверяю вас, внутри гораздо любопытнее, чем снаружи.

* * *
«Может, он намеренно притворялся придурком? — предположила вдруг девочка. — Чтобы не слишком меня баловать?»

Круглыми, восторженными глазами она оглядела сначала двери, потом купол волшебного здания, колонны, поддерживающие своды, панорамный узор на стенах, витрины, оформленные каждая разным сюжетом, диванчики, креслица, зеркала, люстры, светильники и каждую-каждую мелочь. Опьяненная сокрушительным чувством гармонии, она чувствовала себя так, будто еще немного — и полетит. Оттолкнется от пола — и полетит. Значит, вот зачем он привез ее в этом место! Чтобы она сама смогла выбрать себе подарок! В ее глазищах сверкали, блестели, переливались тысячи маленьких и больших огоньков. Что же выбрать? Что же ей выбрать? «Ах, — вздыхала она сладко-сладко, — ах, как же здесь красиво! Кругом голова! О Боги... ня! Неужели это то, о чем я подумала? Venganza aurelium! Редкий вид бабочек, от которых я без ума! Значит, это была игра! И его унылая рожа, и его невнимательность, и все-все-все-все! Все вело меня к этим бабочкам!»

— Ах, Дантес! — воскликнула девушка, мигом простив ему унылую рожу. Легонько оттолкнувшись от пола, она порхнула к нему, вцепилась в его согнутый локоть и потащила к своей чудесной находке:
— Скажите, ведь правда, этой мой подарок к помолвке? Я правильно угадала? Эти сережки. Боже, как же я счастлива! Venganza aurelium! Как вы узнали, что это мой самый-самый-самый любимый вид?
— Вы их желаете? — чуть помолчав, спросил герцог непроницаемым тоном.
— О! Больше всего на свете!
— Тогда я куплю их для вас. Берите. Примеряйте, если хотите. Только не смейте впредь прерывать мой разговор с персоналом этого заведения столь отвратительным образом.
— Больно нужно, — фыкнула девочка, но показывать язык почему-то остереглась.
«Какой же он грубиян, — дулась она, рассматривая сережки. — Но до чего же они чудесны! Надо бы и впрямь их примерить...»

Отредактировано Котэ де Мурло (01.02.2017 14:50)

+3

68

Омид, внучатый племянник Джафара, — молодой темнокожий красавец, пристроенный к лавке швейцаром, — торжественно распахнул стеклянные двери.

«С чего бы такой апломб?»
Чуть не заработав себе косоглазие, ревенантка выглянула посмотреть, кто пришел. Кто же, кто же? Мамочки! Герцог Дантес Обер собственной высокомерной персоной. Захотелось забиться под прилавок, а еще лучше — быстренько сигануть в мастерскую: там хотя бы знаешь, чего ожидать от мастера, а тут... Но бежать было поздно. Присутствие продавщицы и властный голос молодого вампира, в два шага достигшего стойки, заставили ее замереть на месте, недоуменно хлопнув ресницами:
— Стойте спокойно. Вот так. Не двигайтесь! — скомандовал герцог.
Алейна от возмущения захлебнулась словами, а юноша между тем продолжал:
— Милые дамы, имею чрезвычайную радость снова вас лицезреть, — резкий тон он сменил на слащавый. Но выражение его глаз, и до того не особо отличавшееся приветливостью, сделалось совершенно зловещим. Продавщица что-то испуганно пискнула и сбежала к менее беспокойным клиентам; ревенантка тоскливо посмотрела ей вслед.
— Теперь мы остались одни, — сказал герцог. Прозвучало жутковато. Алейна даже поежилась, но все же подняла глаза на Обера, ожидая, что же последует дальше.
— Только умоляю вас, не делайте никаких резких движений, — попросил его светлость. Почему-то захотелось вытянуться в стойку и отрапортовать: «Слушаюсь, сэр!».
«Ну что за поведение?! А еще герцог! Мадам Готьер на вас не хватает — живо бы научились манерам!» — мысленно возмущалась Алейна, наблюдая, как беленькая квитанция ложится на стеклянную подставочку для квитанций.
— Браслет готов, ваша светлость, — девушка указала на сафьяновую коробку под стеклянным прилавком и процедила сквозь зубы: — Будьте любезны, сбавьте свой тон, мы ведь не на плацдарме. — И тут же зажала рот обеими руками. Она такое сказала! И кому?! Этот герцог растопчет ее, попрыгает на могилке и не поморщится! Даже сварливая клиентка показаласть ей в тот момент не такой уж и страшной. «Пора писать завещание, но, думаю, не успею, вон как уставился».
И тут пришло спасение от незнакомой девушки — нет, не девушки, а ребенка. Она даже леденец держала в руках! Ну точно дитя! Откуда здесь взялось это чудо?
— Ах, Дантес! — неожиданно закричала девочка, оттаскивая юношу от прилавка, чем привела в смятение подмастерье еще больше. Алейна с удивлением взглянула на вампира. «Так фамильярно?» — пролетела мысль в ее голове.
— Скажите, ведь правда, этой мой подарок к помолвке? Ведь я правильно угадала? Эти сережки. Боже, как же я счастлива! Venganza aurelium! Как вы узнали, что это мой излюбленный вид?
— Вы их желаете? — спросил юноша непроницаемым тоном.
— О! Больше всего на свете!
— Тогда я куплю их для вас. Берите. Примеряйте, если хотите. Только не смейте впредь прерывать мой разговор с персоналом этого заведения столь отвратительным образом.
— Больно нужно, — парировала девочка.

Ревенантка недоуменно переводила взгляд с одного на другую. Потом до нее стало доходить, что эта особа с леденцом и есть невеста Дантеса. Затем она увидела, какое именно украшение выбрала девочка, и даже растерялась, не зная, что делать: плакать или смеяться? Второй вариант пересилил — Алейна заливисто расхохоталась. Ювелирным произведением, на которое указала невеста Дантеса, были серьги, сделанные Парсонсом в период острого любовного помутнения. Ах, как мастер Джафар тогда его распекал! В каких изысканных, цветастых, неповторимых выражениях! Но госпожа Аскар, то ли из жалости к влюбленному подмастерью, то ли из жалости к испорченным камушкам, все-таки выставила их на продажу. И красная цена им — флоренов тридцать, не больше.

Между тем глаза всех присутствующих обратились к хохочущей ревенантке.
— Извините... кхм, — кашлянула она в кулачок и невинно потупила глазки. — Я это... Ну, вспомнила смешной случай.

Отредактировано Алейна Готьер (01.02.2017 19:52)

+2

69

— Ой, а расскажите-ка, что за случай? — начала было Элоиза.
— У нас нет на это времени, мазель Транси, — отрезал герцог. — Мы торопимся.
— Но мне ведь можно примерить серьги?
— Конечно, только извольте не затягивать на полчаса процесс самолюбования.
Со стороны зеркальной колонны, у которой крутилась девчонка, раздалось знакомое «фырк!», а затем — позвякивание полудрагоценных камней.
Дантес быстро вернулся к прилавку. Русоволосая ревенантка, уже отсмеявшись, испуганно зажала ладонями рот.
— Да бросьте вы, мазель... кажется, Готьер? Я бы и сам посмеялся над комичностью ситуации, если бы она не была такой грустной. Извольте выписать мне квитанцию на оплату этого безобразия. А браслет... — он повертел между пальцев квитанцию на оплату браслета, — пожалуй, я заберу его позже.
Ревенантка мигом заполнила и вручила ему бумажку, вынуждающую заплатить целых 25 флоренов.
Дантес тщательно проверил карманы, но нашел только стофлореновую купюру:
— Сдачу оставьте себе. В знак моей благодарности за услугу, которую я попрошу вас мне оказать.
Ревенантка нахмурилась, явно намереваясь вновь осадить герцога за его беспардонность. Но голос Обера был деликатен:
— Прошу вас. Вы позволите примерить на ваше запястье готовый браслет? Я бы хотел оценить качество вашей работы.
Девушка, все еще хмурясь, кивнула. Достала из-под прилавка сафьяновую коробочку и протянула ее Дантесу. Герцог раскрыл ее, аккуратно вынул браслет, любуясь игрой камней, изумительной техникой их огранки, богатством переливов и чистотой бриллиантов.
— Вы позволите? — снова попросил он Алейну.
Она протянула ему натруженную, покрытую ссадинами ладошку. Он обвил ее узкое запястье браслетом, отклонился. Тихо и восхищенно вздохнул. И тут его ударило током. Да так, что из глаз посыпались искры.
— Откуда в камнях электричество? — спросил он недоуменно. И вдруг оказался в Орлее. В филтонской лавке, где выбирал браслет для своей сестры. Напротив него, за прилавком, стояла юная русоволосая ревенантка. Она была вся такая... такая... Хрупкая, дерзкая, смелая и забавная. Потрясающее сочетание качеств! Сколько раз она ему снилась? Даже после приезда Камиллы... Она являлась ему теплым приветом из прошлого, в котором не было еще ни забот, ни горестей, только светлые перспективы и мечты о великой Любви. И тот день, когда он видел ее во сне, казался не столь уж серо-однообразным.
— Мазель Готьер... — встряхнул головой Дантес, с изумленьем и нежностью глядя на ревенантку. — Я вас вспомнил. Мы встречались в филтонской лавке. Как давно это было... Вот что: нам нужно встретиться где-нибудь за пределами магазина. Нам нужно многое обсудить...
Он достал из кармана ручку и на обороте квитанции быстренько набросал адрес кафе «Дю Монд».
— Впрочем, вы вправе отказаться... — его речь стала сбивчивой. Он был сконфужен минутной слабостью перед этой дерзкой зеленоглазой невозможной... провидицей? Конечно, она провидица. Это многое объясняло.
— Я буду ждать вас в субботу указанном месте. А теперь... Ах да, я уже расплатился за серьги. Тогда всего доброго. Мазель Транси, вы готовы?
— Как? — пропищала девчонка из-за зеркальной колонны. — Разве уже пора?
— Пора, — твердо ответил герцог и вышколенной походкой, помогая себе тростью, направился к выходу.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (три дня спустя)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через особняк «Примавера»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Вечернее кафе «Дю Монд»

Отредактировано Дантес Обер (05.02.2017 20:08)

+2

70

Алейна долго стояла у прилавка, не сводя удивленных глаз с квитанции. «Что это сейчас было? Он только прикоснулся ко мне — и такая перемена. Неужели... Неужели я тоже снилась ему?..» — неугомонные мысли витали в голове взволнованной девушки. Ревенантка потерла виски и опомнилась только тогда, когда продавщица стала выдавать сдачу с покупки. Бережно, боясь, что бумага рассыплется в прах от одного прикосновения, она взяла квитанцию с адресом. Покрутила бумагу в разные стороны и все еще не смогла поверить в произошедшее.
— Зачем его светлость меня пригласил, еще и в кафе? И что за взгляд? — бедняжка-подмастерье была в смятении, её щеки пылали, а рука, на которой оставался браслет, вдруг стала невыносимо тяжелой. — Но как-то взор его очей. // Был чудно нежен. Оттого ли, // Что он и вправду тронут был, // Иль он, кокетствуя, шалил, // Невольно ль иль из доброй воли, // Но взор сей нежность изъявил... — тихонько, шепотом проговорила девушка и удалилась в мастерскую.

Вся рабочая ночь прошла как будто во сне. Алейна что-то делала, отвечала мастеру аль Гиеди и спорила с Парсонсом, но зеленые глаза ее оставались задумчивы, а нижняя губа была искусана в кровь. Выйдя из магазина, ревенантка вдохнула утренний свежий воздух полной грудью. Немного так постояв, она неторопиливо дошла пешком до родной комнатки в меблированном доме, ощущая, как бумага с адресом прожигает ее тело даже сквозь сумку и платье.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Казенный квартал] Меблированный дом «Валламброза»

Отредактировано Алейна Готьер (02.02.2017 19:16)

+1

71

[Центральный парк] Оранжерея  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (четверо суток спустя)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

14 мая 1828 года. Ранний вечер.

Амелия краем глаза заглянула в мастерскую Джафара. Убедившись, что работа кипит и спорится, быстренько прошмыгнула обратно в свой кабинет, сняла с шеи маленький ключик и заперла дверь на два оборота. Ей требовалось полное уединение; она собралась предаться занятию, о котором никто в магазине не должен прознать ни слухом, ни духом. Особенно Парсонс. Ведь если Парсонс узнает, что она собирается играть главную роль в кинеграфии Блюменфроста, — тут же напросится помогать с репетицией. Жуть!

Она извлекла из глубин саквояжа отпечатанный на беленой бумаге сценарий с личной подписью режиссера. Учить, честно говоря, было нечего. Трудность состояла в другом — все реплики она проговаривала про себя, и, не слыша свой голос, не представляла, какой производит эффект. Это сковывало похлеще криптоновых пут.

Чтобы немного расслабиться, она распахнула окно, с теплым ветром впуская лихое, пьяное настроение майской улицы. Достала из бара и налила себе хересу с кровью. Снова взялась за сценарий. Каждая строка, каждая реплика въелись ей в память, как таблица алхимических элементов. Но даже после вина скованность не прошла. Ей не хватало смелости вслух произнести свои реплики. «Если бы рядом был Эдвард, — томно вздохнула девушка, — он подсказал бы, что делать. Как тогда, помогая раскрыться мне в образе... Стоп! К чему эти постоянные ретроспективы?! Сколько можно ворошить давно угасшее прошлое?! Сколько можно вспоминать... вспоминать тот неповторимый взгляд Эдварда, когда казалось, что еще чуть-чуть — и он меня поцелует... Впрочем, если я вспомню то ощущение, то смогу сыграть неподдельное чувство к Грею...»

— Ох, господи, Грей! — аскаресса в изнеможении, расплескав херес, бухнулась в кресло. Моргот бы его побрал! Ей ведь придется играть в паре с этим нахальным авантюристом!

Прикрыв на минуту глаза, она представила себя рядом с Греем под сенью селенитского сада. Вот она, эта сцена. Пассажиры все разбежались. Они стоят рядом, лицом к лицу. Грей обнимает ее, властно притягивает за талию. Или не властно, а нежно? Их губы приближаются, приближаются...
— Как я могу представлять себе нечто подобное? Да еще с кем?! — возмутилась вслух аскаресса. Ей припомнился взгляд, устремленный на нее Гарельдом, когда она покидала оранжерею. И следом — взгляд Эдварда, когда казалось, что он ее поцелует. Какая разница между ними!

Эдвард всегда, всегда глядел сквозь нее, в пространство, ей недоступное. Вероятно, он любовался ею и любил как модель. Как Джафар аль Гиеди любит сделанную им красивую вещь. А Гарельд... Полная противоположность холодному Эдварду, он заглядывал прямо ей в душу. Его цепкий, влажный, нахальный взгляд пронизывал до костей, поднимая в ней бурную волну отторжения и... ответного возбуждения. Она не могла забыть тепло его рук, ласкающих ее бедра. Это было так низко, так гадко и так постыдно, но по ее бесстыжему телу вновь и вновь пробегали горячие волны экстатического блаженства... Что с ней сделал этот пройдоха?!

— Спокойно, без паники, всего лишь отклик гормонов, — сказала себе Амелия вслух. И залпом прикончила оставшийся херес.
Зато теперь ей стало совершенно понятно: Эдвард никогда не желал ее. Не видел в ней объект страсти. Удивительно, как мало потребовалось, чтобы осознать такую простую вещь — достаточно было почувствовать страсть другого мужчины. Ей хотелось представить руки Эдварда на своих бедрах — но она не могла. Ей хотелось представить, как он подхватывает ее, а она зарывает пальцы в его темные волосы, обвивает его шею руками... Нет, она не могла. Во всех сценах Эдварда подменял этот черт по плоти, этот проныра, этот авантюрист, Моргот бы его побрал!

Амелии вдруг захотелось со страшной силой заставить Эдварда ревновать, пробудить в нем такую же страсть, которая обуревала другого мужчину. Только так — сгорая, как сгорала она, — он смог бы отплатить ей за все годы бесплодной надежды.

Какая глупость.

— Черт бы его побрал! — стукнула она кулаком по столу, уронив и расколотив при этом опустошенный бокал.

Кого из двоих?..

Отредактировано Амелия Аскар (05.02.2017 17:45)

+6

72

[Фабричный район] Театр «Табакерка»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в трое суток)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

14 мая 1828 года. Ранний вечер.

Есть такая народная мудрость: «Помяни черта, он и появится». Гарельд, будучи всесторонне образованным человеком, не страдал суеверием и отрицал метафизику, хотя и увлекался по молодости сочинением гороскопов для желтой прессы. «Совпадение, — сказал он себе, — банальное совпадение». Хотя все же сплюнул и постучал три раза по дереву. Благо, оно росло в непосредственной близости к окну Ее кабинета.

— О прекрасная дама, взволновавшая мое сердце! — откашлялся журналист, устраиваясь поудобнее на подоконнике леди Аскар. — Позвольте воспеть вашу небесную красоту! Ибо кто еще, если не я, покорный слуга ваших бездонных очей, способен превознести вас с самым горячим чувством?

Вовсе не рассчитывая получить разрешение, он наклонился вниз, к тротуару, прошептал что-то неразборчиво и снова вытянулся в оконном проеме. Снизу послышался перебор хастианской гитары, затем — несколько мелодичных аккордов.

Гарельд оправил фалды шикарного фрака, немного расслабил тугой накрахмаленный ворот и вдруг запел. На удивление нежным лирическим тенором.
— Атумба, шарумба, тарумба ля-ля // Пырялись по няве и хлюкали ня // Уж скливи пакливи беза нава мили // Абада-бабада-набада-рубада // А-ля-ля-ля...

Голос его лился ровнехонько, без малейшей запинки, без труда беря и низкие, грудные звуки, и поднимаясь к высоким, фальцетным.
— Граахнyл пылкает и сфари мучит // стрижает кошвари и бабаду чит // Уж скливи варкливи мюмзили кюсо // Абада-бабада-набада-рубада // Халя-мурзо...

При этом мужчина невесть откуда достал золотую комету на палочке и, покачиваясь в такт мелодии, водил ею туда-сюда по пьяному воздуху.

Завороженная сначала нахальством незваного гостя, а потом поразительной чистотой исполнения песни, девушка отреагировала не сразу. Поначалу она даже не узнала его. Все-таки как меняют человека хороший фрак и усы! Гарельд, не будь дурак, воспользовался замешательством аскарессы: спрыгнув с подоконника в кабинет, он бухнулся перед девушкой на колени и протянул ей в раскрытой ладони редкую флорессианскую розу. Амелия машинально приняла у него цветок.

Последние несколько нот были особенно величественны, сильны и красивы. Гарельд от волнения одновременно вспотел и покрылся гусиной кожей.

Закончив песню небесных сфер, он коротко поклонился, поднял глаза и устремил на леди Аскар блестящий выжидающий взгляд.
— Прекрасная дама, взволновавшая мое сердце! Я прибыл к вам с затаенной надеждой на ваше великодушие. Окажите покорному рабу ваших несравненных уст, ланит и очей любезность и высочайшую честь отрепетировать вместе положенные нам по сценарию сцены. Внемлите робкому гласу печального трубадура! Подарите ему надежду на счастье!

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Гарельд Зойцсман (11.02.2017 09:37)

+5

73

Амелию раздирали противоречивые чувства. Она была очарована голосом трубадура, возмущена его наглостью, поражена его дерзостью и смущена его внешним видом. Нет, галстук, фрак и жилет были на удивление хороши; однако в процессе пения правый ус Зойцсмана искривился и начал как-то странно подергиваться. Особенно уморительно это выглядело под конец третьего куплета. Вампиресса пыталась оставаться спокойной, но когда серенада закончилась и посыпались восхваления, ее покинула выдержка, и она залилась совершенно диким, неподобающим порядочной леди хохотом.

— Ваш ус! — повторяла она сквозь смех. — О Святая! Ваш ус!
— Небольшая недоработка, — кашлянул Зойцсман. — Уно моменто. А ну-ка, возвращайся на место, накладная растительность!
— Ох, прекратите, это уж слишком! Просто отклейте эту штуковину! Дайте я вам помогу...
— Не стоит, — гордо надулся бард. — Не женское это дело. Вот-с, извольте любоваться теперь на мою родную щетину.
— Ну будет вам, будет! И хватит паясничать, поднимитесь!
Мужчина с видимой неохотой повиновался.
— Что вы здесь делаете? — подавив смех, строго спросила Амелия. — Как только умудрились додуматься до такого! Вломились в мой кабинет, словно грабитель! А если бы вас схватила охрана? Вы в своем уме, милсдарь Зойцсман?
— Нет, — мгновенно среагировал трубадур. — Я без ума от вас!
— Да тише вы! — цыкнула девушка. — Говорите как можно тише.

Она была более чем уверена: ее смех уже привлек внимание Парсонса.

— Я влез к вам в окно, — довольно громко зашептал Зойцсман, — потому что оно было открыто. И потому, что без вас у меня никак не идет репетиция. Вы единственная на всем белом свете, кто может мне с этим помочь. А я, в свою очередь, могу помочь вам.
— Как вы поможете мне, ненормальный? Своей серенадой?
— Вам не понравилось?
— Я так не говорила. Мне не по нраву иное: вы вломились в окно ювелирного магазина. Если вас кто-нибудь здесь увидит, вы втянете меня в крайне скверный скандал. Вы этого добиваетесь своим безрассудством?
— Ой, — нахмурился Гарельд. — Очередная недоработка.
— Вот именно! Спасибо вам за «Песню небесных сфер» и все прочее, но, прошу вас, исчезните так же ловко, как появились, пока нас кто-нибудь не засту...

Сей же миг, воплощая худшие опасения аскарессы, в дверь кабинета раздался настойчивый стук.
— Госпожа Аскар! — тук-тук-тук. — Госпожа Аскар! — тук-тук-тук. — Госпожа Аскар...

— Черт бы вас побрал, это Парсонс! Выметайтесь отсюда! Живо! И звезду свою прихватите!
Гарельд уселся на подоконник, уцепился за ветку каштана, однако, взглянув вниз, на тротуар, внезапно заколебался:
— Может, встретимся сегодня наедине в тихом месте? — обратил он на девушку взор умирающего оленя.
— Что-о-о? Как вы смеете?! — аскаресса помогла трубадуру решиться, обеими руками вытолкнув его из окна. — Встретимся на площадке, — сказала она, оскорбленно задрав подбородок. — И больше не смейте являться ко мне с такими непристойными предложениями, ясно?

Резким хлопком она закрыла окно. Сразу на обе створки. Снизу донесся грустный прощальный аккорд. Вздохнув с облегчением, вампиресса подошла к двери кабинета, отворила ее и прожгла возмущенного Парсонса до кишок стальным аскаровским взглядом. Тот, сразу сообразив, что явился не вовремя, пролепетал извинения и попятился в мастерскую.

Вернувшись в уютное кресло, девушка повертела в руках флорессианскую розу, смахнула со стола осколки бокала и вдруг поймала себя на том, что напевает вслух «Песню небесных сфер». «Болван, — проронила она, тепло и чуть насмешливо улыбаясь, — паяц, авантюрист и болван».

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оранжерея

Отредактировано Амелия Аскар (11.02.2017 19:55)

+6


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Ювелирный магазин «Фируза»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC