Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Культура » Городские легенды, были и небылицы


Городские легенды, были и небылицы

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/97760-1.gif

Навигация по теме:
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о городских часах
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Черный ловелас
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о Некроманте
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кровавая дама
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о призраке поместья фон Рей
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о Кронидах
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о Големхендже
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о Принце гулей
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Орден «Кровавая Роза»
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о посланнике смерти и о книге мертвых
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Черный Собор
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Добрая пастушка
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Волкогорье Казенного квартала
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о сожженной церкви
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Перекресток любви
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Легенда о синей птице
-----------------------------------------------------

+5

2

Легенда о городских часах
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2569-2-f.jpg
Когда-то эти часы шли правильно, и жизнь в городе текла спокойно и размеренно. Пока однажды в ворота не въехала Джорджианна Бейст. Высокая черноволосая красавица-аристократка, она занималась алхимией, а кроме того, любила праздники, веселье и секс. Дамы отнеслись к ней настороженно. Зашептались о том, что эта вампиресса является суккубом, питающимся жизнями мужчин: она, мол, выбирает себе жертв во время праздников или находит их в кабаках, искушает и провораживает к себе одним поцелуем. Мужчины же, напротив, пришли в восторг от Джоржианны, ее прелестей и щедрых ласк, на которые она никогда и ни с кем не скупилась.

Раздражение женщин, чьи мужья заглядывались (а порой и забирались) на красотку, росло. Росло, росло, да и выросло постепенно настолько, что превратилось в заговор против Джорджианны, в результате которого женщину обвинили в колдовстве и привороте чужих мужей, схватили и сожгли на главной площади рядом с часами.

Умирая, вампиресса прокляла ревнивых жен, устроивших эту казнь. Говорят, она перед смертью произвела ритуал, от которого время спуталось, а городские часы перестали правильно идти — специально, чтобы ревнивые жены еще сильнее маялись, не зная когда же вернется загулявший супруг. Что и говорить, «страшная месть кровожадного суккуба» поистине поражает воображение!

+1

3

Черный Ловелас
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/121352-5-f.jpg
Жил да был в стольном граде Дракенфурте один прекрасный мужчина. От его взгляда девушки падали в обморок — настолько он был хорош. Единственный его недостаток состоял в том, что он превращался в гуля. Но даже в эти моменты он становился не жутким чудищем, а еще более красивым юношей, и ни одна женщина не могла устоять перед его очаровательной улыбкой. Чем он, впрочем, и пользовался. Вампир соблазнял очередную даму и наслаждался ее мучительной агонией, пока пил ее к ровь. Причем кровь обычных людей не приносила ему насыщения, кайфовал он только употребляя кровь аристократов.

В народе его прозвали Черным Ловеласом, поскольку его всегда видели в черном облачении.

В наше время история о Черном Ловеласе перешла в разряд городских легенд и страшных сказок, что рассказывают шепотом на ушко друг другу молоденькие девушки вечером за чаем. Юные прелестницы пугают подружек и себя почти до нервной дрожи историями о похождениях рокового красавца и каждая из девиц уверена, что уж ее-то не постигла бы участь тех несчастных, ведь она никогда бы не поддалась на чары незнакомца.
А история эта начиналась весьма прозаично. Каждый день в сверкающую столицу прибывают сотни, если не тысячи, людей и вампиров. На величественных кораблях, дилижансах и паровозах в Дракенфурт едут те, кто жаждет лучшей доли, кем-то движет досужее любопытство, а кто-то прибывает в Великий Город с конкретной целью. Именно к последним относился тот молодой господин о ком и будет сегодняшняя наша история. Никто не знает, как он появился в Дракенфурте, но, то, что он не уроженец столицы это доподлинно известно. Вампир возник на пороге Отеля Эффенбаха дождливым весенним утром, и записался в регистрационной книге как сэр Влад-Анри де Файм, граф Анерский, но наметанный глаз портье заметил, что это вряд ли соответствует действительности. В тот же вечер в роскошном ресторане Отеля сияющая улыбка юноши покорила сердца всех присутствующих дам, а взгляд его синих глаз навеки поселился в памяти. Сэр Влад-Анри выгодно отличался от прочих джентльменов, он эпатировал публику абсолютно черным цветом всех его одежд, когда в моде были темно-синие и серые цвета, цвета бордо и шоколада. Еще один штрих, который завершал образ и делал его поистине незабываемым, заключался в том, что молодой вампир никогда не убирал в прическу свои волосы цвета воронова крыла, и они спадали шелковистым пологом гораздо ниже талии. Вечер танцев и светских бесед открыли перед ним двери всех столичных салонов, каждая дама вне зависимости от возраста и положения мечтала видеть красавца в гостях.
Ночь и тихий разговор в комнате освещенной колеблющимся светом свечей в вычурных канделябрах. Герцогиня, принимающая у себя в будуаре молодого вампира, ни чем не рискует: ее муж в далеком Бругге, слугам дан выходной, а крытый экипаж надежно скрыл ее гостя от случайных свидетелей.
— Вино не приносит мне никакого удовольствия, я совершенно не чувствую его вкуса, позволено ли мне будет отведать Вашей крови, прекраснейшая леди Аннет? — и получив согласие, Влад-Анри аккуратно вонзает клыки в запястье женщины.
— Ваше лицо, оно словно светится! — герцогиня, расслаблено откинувшись на спинку кресла, восхищенно любовалась прекрасным лицом вампира. Его лицо цвета тончайшего орлейского фарфора казалось подсвеченным изнутри, словно лепестки расцветшей поутру розы. Чуть расслабленное и умиротворенное настроение леди разбилось подобно хрустальному бокалу, который она выронила из рук, почувствовав, как клыки вампира раздирают сухожилия.
— Довольно, хватит, мне больно! Прекратите немедленно! — голос герцогини дрожал охватившего ужаса: прекрасный юноша обернулся чудовищем, с жадностью пожирающим ее плоть.
— Тише леди, вас все равно никто не услышит, а если будете мне надоедать своими криками — я вырву вам язык.

Герцогиню нашли на следующий день она лежала на белоснежных простынях, залитых кровью и усыпанных лепестками чайных роз, аромат цветов смешавшись с тяжелым запахом крови породил ужаснейшее зловоние. Ее золотистые локоны золотым облаком рассыпались по подушкам, она так походила на уснувшего ангела, что нашедшие ее клирики не сразу поверили, что она мертва. Следующей жертвой оказалась леди фон Варет, ее обескровленное тело нашли в гостиничном номере, мисс Кляйц убита в собственной квартире, баронесса ре Диан, леди Штейн, список жертв мог продолжаться до бесконечности если бы его не остановили. Город наводнили пугающие слухи, об убийце, не оставляющем ни малейших следов и с мистической ловкостью находивших новых жертв. Через месяц после первой жертвы, месяца бесплодных поисков, нарастающей паники среди горожан клириками было объявлено, что отныне горожане могут спать спокойно — преступник пойман и ждет суда. Жадные до сенсаций газетчики тотчас окрестили осужденного Влада-Анри Черным Ловеласом, за манеру одеваться и повадки коварного соблазнителя. И никто не внял клятвам Влада-Анри, уверявшего всех в своей невиновности, и никто не узнал, что истинный преступник, назвавшийся чужим именем, отплывал на корабле в сторону Бругге.

(Морру)

+1

4

Легенда о Некроманте

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/123140-5-f.jpg

В давние времена в Дракенфурте жил да был один некромант. Он занимался черной магией и мог оживлять мертвецов. Но этого, по его мнению, было недостаточно, он жаждал безграничной власти, хотел оживлять абсолютно все неживые предметы. Однажды он узнал о том, что в вулкане Ара-Игнис живет золотой дракон, одна чешуя которого, при правильном использовании, могла оживить любой предмет. Некромант возликовал. Он собрал своих учеников в помощь и направился с ними к жерлу вулкана, где жил дракон. Дракона убили, чешую раздобыли. Но в самый ответственный момент ученики предали некроманта. Они сбросили его в лаву и забрали золотую чешую себе. Однако при этом не знали, как нужно правильно использовать раздобытый артефакт, за что и поплатились, потому что заклятие дало обратный ожидаемому эффект, превратив их в камни.

Те, кто живет у подножья Ара-Игнис, утверждают, что дух некроманта до сих пор бродит у вулкана в поисках чешуи дракона, пытаясь осуществить свою давнюю мечту.

+2

5

Кровавая Дама

http://se.uploads.ru/RHAaL.png

Давным-давно в предместья Дракенфурта переехала одна знатная дама, вампиресса, как она всем представила свою расовую принадлежность. Она построила свой замок недалеко от одной из деревень принадлежащих городу. Она вела весёлую роскошную жизнь, устраивала праздники и приглашала к себе аристократов со всего ближнего света. Но появление новой госпожи было подпорчено ужасными событиями, стали пропадать люди, а иногда даже вампиры. Начались волнения и сельчане обратились в город. Они говорили, что в лесах водиться страшный монстр, который по ночам утаскивает в чащу юных жителей и пожирает там. Была организованна вооруженная охота на чудовище, которую вызвалась возглавить вампиресса. Но поиски не давали результата, а люди всё пропадали.. Но как, то раз группе пришлось заночевать прямо в чаще. Заснувшую стражу разбудил страшный рёв, они проверили всех, но все были на месте, кроме одного юноши и самой знатной дамы. Охотники бросились в чащу и нашли там юношу со следами когтей на спине, который был напуган, но жив. Он и поведал им, что этим чудовищем была знатная дама, что она разбудила его и попросила сходить с ней за водой, а потом обратилась в огромного волка и напала, потом он потерял сознание и ничего больше не помнил, о том как чудом остался жив. Разъяренные граждане, двинулись к замку знатной дамы, по дороги они слышали вдали страшный рык и тень большого волка на холме, направляющуюся к замку. Они сожгли замок до основания, а убийства прекратились, молчаливого вампира странника, что присоединился к поискам, явно из чистого интереса, сочли последней жертвой чудовища, но тело так и не нашли. Многие годы после множество баек ходило в народе, большинство считало, что чудовище погибло в пожаре, а кто-то из соседних деревень толковал, что чудовище погибло в лесу, осыпая страшными проклятьями и говоря, что отомстит кому-то. Другие же говорят и по сей день, что Кровавая Дама, так её прозвали в народе, до сих пор бродит по лесам Волкогорья и заманивает запоздавших домой юношей и девушек в чащу, а потом съедает...

+3

6

Легенда о призраке поместья фон Рей

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/98296-3-f.jpg

О поместье семейства фон Рей ходят страшные слухи. Можно сказать, легенды.

Говорят, что после того, как дворец был отстроен, Томас взял в жены прекрасную баронессу — Диану ля Клер. Девушке было всего семнадцать и замуж она категорически не желала; долго и упорно — но, увы, безрезультатно — упиралась. Правильно: какой романтичной семнадцатилетней красавице понравится, что ее выдают замуж без спросу, да к тому же — по расчету? Томасу в то время перевалило уже за 300. Он был высок, небрит, угрюм и немногословен. И всем своим видом вызывал какой-то подсознательный страх у юной девы. На ее счастье (или на беду), он часто отлучался по делам в соседние провинции, отсутствуя дома чуть ли не месяцами.

Прекрасная Диана, томясь в четырех стенах, единственной отдушиной от скуки одинаковых будней находила общение с учителем поэзии — человеческим парнем от силы лет двадцати пяти. Как-то незаметно они сблизились и — слово за слово, намек за намеком — начали друг другу... э-э-э... симпатизировать. Между ними вспыхнула искра. Это было чистым сумасшествием! Роковое, безумное влечение. Страсть, сжигающая изнутри, затмевающая разум и лишающая сна. Девушка ничего не могла с собой поделать. Ее сердце было сердцем настоящей женщины. Ее любовь была сильнее страха.

...Они стали любовниками. Муж уезжал в очередную командировку, а Диана хватала томик лирических стихов и, позабыв о бремени ненавистного замужества, на крыльях любви мчалась к своему ненаглядному поэту.

...Однажды Томас приехал раньше обычного, а Диана, по закону жанра, в это время кувыркалась с возлюбленным в супружеской постели. Классическая сцена: испуганная жена, налившиеся кровью глаза мужа, висящее на стене ружье (и кто придумал украшать ими стены спален?) — трах-бах — и два летальных исхода! Интересно, чувствовал ли раскаяние Томас, закапывая трупы любовников в саду?.. Кто знает. Известно лишь, что Диана, истекая кровью, перед смертью прокляла весь род фон Реев до седьмого колена.

Через пару лет Томас снял траур, решив жениться заново: детей от первого брака у него не было, а биологические часики тикали, неумолимо отсчитывая время, когда вампир был еще пригоден на воспроизведение своих генов. Второй его супругой стала немолодая девушка из клана Фортунатов — Беатриса фон Гейл. Они женились полюбовно и тут же принялись как одержимые строгать детей. Один за другим (!) у них родились три мальчика и две девочки. Но вот... то ли проклятие Дианы сработало, то ли плохая генетическая наследственность сказалась, однако все мальчики в роду жили максимум лет по сто.

До сих пор слуги сплетничают, мол, это все проклятие первой жены. Мол, дух ее, так и не успокоившись, бродит по дому, кутаясь в свои длинные черные волосы и моля об упокоении.

+1

7

Легенда о Кронидах

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/98296-2-f.jpg

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Требуется переписать.

Вряд ли вам кто скажет, кто был древнее – вампиры или мир. А если об этом спросить самих вампиров, то они лишь бросят пренебрежительную фразу «Это мы его создали, мир.» Есть люди, которые так и умерли, ни разу не встретив вампира. Но нет тех, кто сказал бы, что было время, когда их не было.
Правда было время, когда они были свободны, горды и не зависимы друг от друга. Они не считались ни с кем и ни с чем. Впрочем, это было так давно, что и самые старые вампиры рассказывают лишь легенды, которые слышали от своих предков.
А сейчас пойдет разговор о событиях не столь далеких.
Десять тысяч лет назад закончилась война. Когда она началась – уже не помнят. И кто начал это страшное кровопролитие – тоже не знают. Вампиры убивали себе подобных, не щадя никого. Хмелея от крови, они были подобны ангелам смерти, но более прекрасными и беспощадными.
Самыми сильными из них было десять вампиров. Они не уступали друг другу ни в чем – ни в силе, ни во власти. Каждая их битва не причиняла вреда друг другу – но лишь уничтожала все живое вокруг. Осознав это, сильнейшие вампиры остановили свою битву и заключили мир. Они бросили жребий и разделили мир на десять частей, после чего увели каждый в свою землю свои воинства.
Легенда повествует, что так были основаны десять кланов Старшей крови, прямые потомки основателей которых хранят чистоту крови и тайны прошлого.
Вампиры – гордый и честный народ. Даже самый нищий, но чистокровный вампир – он аристократ и благороден в глазах остальных. Эти свободные аристократы, не привязанные к своим землям, семьям и замкам, свободно переходят из клана в клан, нанимаясь на службу. Но если заключат договор с главой клана Старшей крови – то это на всю жизнь, ибо харизма их так сильна, что противостоять ей могут только прямые потомки Старшей крови из других кланов.

Крониды. Клан старшей крови, возникший еще на заре времен. Один из немногих, кто застал первых созданий ночи и видел тот ужасный хаос, из которого зародился новый век. Их было немного, их всех, включая и Фортунатов. Их предки видели всю эту тьму, ужасы войны и безумия. Вероятно поэтому, Фортунаты и избрали путь дипломатии, дабы забыть прошлое, посвятив жизнь улаживанию разногласий, дабы не повторить ошибки предков.
Что можно было ответить на вопрос о клане, судьба которого покрыта мраком и усеяна обломками легенд, небылиц и слухов. Крониды больше не существуют – так, по крайней мере, считал сам Доминик. Однако, ужасающая сила, которая обладали представители коммуны, была настолько непохожа на все остальные, что весьма сомнителен тот факт, что древние вампиры исчезли бесследно, не оставив после себя хоть какого-нибудь намека на возможное возвращение.

Легенда о клане кронидов.
По Дракенфурту поползли слухи, как утренний туман над озером, что в городе видели отмеченного временем. Это возбудило интерес всяких охотников за сокровищами и артефактами, а так же прочих смертных, которые не прочь заработать звонкую монету. Но были и те, кто всерьез обеспокоен судьбой забытого во времени клана.

Эти слухи будоражит умы аристократов, мечты наёмников и фантазию торговцев антикваром. Об этой истории говорили часто но никто не воспринимал её всерьёз.
Теперь на известно что крониды управляют временем!

Крониды потеряны навечно. Попытка воспользоваться их проклятым учением может привести к аналогичным результатам. Какими благими не были бы намерения.

-Крониды – один из кланов старшей крови,- юстициар проигнорировал просьбу вампирессы. Мысленный голос молодого Кейзерлинга был как всегда прохладен: не груб, но и не дружественен.- Древнейший клан, чьи корни восходят к самому мирозданию существ ночи.
Перед глазами герцогини появлялись изображения хрупких фолиантов с пожелтевшими страницами пергамента, на которых алыми, словно кровь, чернилами были выведены незнакомые буквы, складывающиеся в чужие слова. Страница сменялась другой, гримуар гримуаром. Тайные знания, хранящиеся в архивах братства, были так же бесценны, сколь и опасны. Но выдавать больше положенного, юстициар не собирался.
-Уникальным сокровищем и даром, коим обладали представители этого рода, был контроль над самой материей экзистенции – временем. Что это – заклинание или артефакт – остается тайной. Многие свидетельства указывают на то, что благодаря этому предмету или таинственной силе, Крониды и смогли достичь своего величия, навсегда увековечив род в Старших кланах, вплотную приблизившись, если не к тотальному господству, то очень близко к нему. Однако, операции над тончайшей тканью измерений – слишком абстрактные понятия. Время – как круги на воде. Одно прикосновение вызывает череду неисправимых последствий.
Дождь стекал по лицу, оставляя за собой мокрые следы, словно слезы. Волосы, лишенные надежной защиты капюшона, стали тяжелей от впитанной влаги, и лезли в глаза. А ветерок стал неожиданно прохладнее, пронизывая насквозь. Но она не сделала ни одного движения, даже не поежилась от наступившего холода, несмотря на свой легкий наряд. Элизабелла продолжала внимать рассказу молодого юстициара.
-Большего я сказать не могу,- категорично отрезал Габриэль.- Клан Кронидов нарушил естественный ход Вселенной и поплатился за это собственным существованием.

0

8

Легенда о Големхендже

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/121470-1-f.jpg

Среди алхимиков ходит легенда о Големхендже. Големхенджем называется древний алтарь, место жертвоприношений первобытных вампиров, представляющее собой кольцо из двенадцати големов, стоящих хороводиком посреди поляны в чаще охотничьих угодий Алукарда. Возможно, этот Големхендж создали древние алхимики, заставив големов сойтись в кружок, как на уроках танцев в младшей школе, а может это просто статуи, вытесанные из камня — кто знает?.. Современные алхимики не хотят верить в последнее. Они хотят считать, что эти големы — если их оживать — совершеннее любого голема, когда-либо созданного вампиром или человеком. Они, мол, понимают речь, умеют мыслить и говорить. И, разумеется, они — идельные воины, совершенное оружие, неубиваемые солдаты, в которых имеются тройные запасы псионической энергии, и вообще...

Так вот. Считается, что алхимик, который сможет оживить этих големов, — он станет их хозяином и с их помощью завоюет весь мир. Алхимики, вроде, ученые люди, но порой такие наивные!

Отредактировано Ортас (25.05.2010 19:41)

0

9

Легенда о Принце гулей

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/123182-3-f.jpg

Часть 1: Становление
Никто не может определить точную датировку начала процесса одичания вампиров. Просто потому, что малочисленность сих мутантов в первое время не привлекала к ним должного внимания. Когда же число гулей увеличилось настолько, что невозможно было не опасаться этих зверей, на них объявили охоту. Была создана Гильдия клириков, задачей которой являлась защита вампиров от посягательств гулей путем нещадного их истребления. Бывшие вольные охотники выполняли свою работу достаточно эффективно, чтобы вскоре изничтожить всех мутантов в городах, а оставшихся изгнать в болота и леса.
Тогда еще гули являли собой истинных зверей, постоянно грызущихся друг с другом за ресурсы и территорию. Но даже среди таких звероподобных существ нашелся вождь, чей светлый ум принес гулям организованность и четкую иерархию, словно в волчьей стае.
Шло время, сменялись поколения и владыки. Гули все больше и больше развивали в себе такие качества, как самоконтроль и трезвость мыслей. В один нечем не примечательный день, стая мутантов обнаружила в лесу младенца-вампира, по всей видимости, оставленного там умирать. От убиения малыша гулей остановил запах, исходящий от завернутой в пеленки маленькой короны. Позднее нашедшие малыша мутанты твердили, что пахла эта корона старшей кровью. Упыри узрели в этом знак свыше. Они принесли малыша в стаю и взрастили как равного себе. Не прошло и года, как мальчик мутировал в им подобного. Но, как выяснилось много позднее, сохранил разум вампира. Ребенок рос самовлюбленным и жестоким, что вызывало трепет и благоговение у других гулей. Что поделать, ведь общество, построенное на грубой силе и страхе, не могло не поклоняться столь высокому проявлению сих качеств в ребенке. Положение усугублял тот факт, что ребенок, по мнению гулей, был послан им свыше. В короткие сроки парень затмил собою вожака стаи, а ослепленные его величием и злобой упыри, загрызли прежнего вожака и посадили на трон нового. Что же, ожидания лучшей жизни присущи даже таким низменным существам, как гули. Парень явился для мутантов своего рода мессией, от которого они ожидали великих свершений и за коим готовы были идти в огонь и воду. Однако нового вожака ожидал скорый крах. Воспитанный в уверенности в своем превосходстве, невероятной ловкости и силе, парень погиб в первой же стычке с охотниками, недооценив их. Несмотря на крушение всех надежд, мутанты недолго горевали — это было бы непозволительной роскошью в полной опасностей жизни упыря, которая по вышеперечисленным причинам не была столь продолжительной, как у вампиров. Заменой стал гуль опытный, по их меркам даже старый, так как ему недавно исполнилось 450 лет.
Несмотря на все попытки к самосовершенствованию, в те времена гули промышляли лишь убийствами, жили стаями в дремучих чащобах. В общем и целом, от животных ушли недалеко. Но, по счастливому стечению обстоятельств, хотя, скорее из-за немощности и дряхлости нового вожака, они обрели дом. Если его можно было так назвать. Стая поселилась на границе владений Дракулитов. По обычаю, гули не стояли на одном месте более двух дней, однако привыкли подчиняться вожаку. А престарелый вождь банально не смог продолжить кочевую жизнь по состоянию здоровья. Так стая стала оседлой. С каждым годом старик терял рассудок, постоянные стычки с охотниками и нестерпимая жажда крови не давали покоя его собратьям. Их число стремительно уменьшалось, ведь один-единственный охотник, благодаря трезвости ума и эффективным видам оружия мог за раз уничтожить добрую полудюжину упырей. Последние же, по своей природной тупости не могли уразуметь причин этого, но все же понимали необходимость перемен в привычном укладе жизни.

Часть 2: Перелом
Понимание необходимости перемен пришло, но никто из гулей не знал, с чего следует начинать. Более того, большинство мутантов попросту не желали ничего делать, хоть и понимали полезность перемен. Не то, чтобы они мыслили как светлые ученые умы, просто резонно предполагали — хуже уже не будет.
В это непростое для упырей время, в их обществе появился некий вампир. Поначалу он лишь наблюдал за ними издалека, изучал их быт и особенности устройства стаи. Так как вампир не пытался их истребить, не лез с нравоучениями и вообще никоим образом не мешал их жизни, гули не трогали его. Спустя какое-то время, вампир стал наведываться к ним в стаю, пил с ними кровь и вел себя как настоящий гуль. И глупые мутанты приняли его за своего. Он прожил с ними десять лет, по прошествии которых решился бросить дряхлеющему вожаку вызов. Победить в схватке не составило труда, и у стаи появился новый вождь. Он стал долгожданной заменой консервативного старика, и многие ждали от него перемен. И он готовился изменить их жизнь. Но мутанты и не предполагали, что настолько.

Часть 3: Времена изменений
Новоявленный вожак как-то нашел в лесу давно забытую корону, и решил сделать ее атрибутом своей власти. При поддержки молодежи, он приказал всей стае называть его Принцем. Беднягам ничего не оставалось, как исполнять волю грозного вождя. С тех пор никто не смел назвать Принца вожаком, иначе лишался головы на месте. Тогда — то гули и разгадали истинный характер нового правителя. Принц учинял собрания стаи, чтобы решать насущные проблемы, а так же обсуждать далеко идущие планы. На одном из таких собраний заговорщики попытались убить правителя. В основном это были старшие члены стаи, во многом из-за этого они и проиграли. Принц всецело пользовался поддержкой молодых мутантов, которым не составило большого труда победить старших собратьев, а немногих выживших придать публичной казни. Руки у Принца оказались развязаны. Первым указом он приказал обнести лагерь гулей частоколом, некоторые комнаты полуразрушенного здания неподалеку переоборудовали в тюрьму. У правителя появился личный кабинет и зал собраний, бывший когда-то винным погребом. Гулей переселили в построенные ими же хижины. Эти изменения нельзя было назвать иррациональными, ведь теперь все гули могли обрести безопасный дом, переждать там облаву охотников и найти пропитание. К слову, это самое пропитание предусмотрел сам Принц. Он приказал создать своего рода «дом крови», где хранились запасы алой пищи. Естественно, гули были довольны. Теперь они почти не появлялись в городах, а их охота в лесу превратилась в организованный и очень эффективный отлов добычи. Часто мутанты забирали больше жертв, чем требовалось для пропитания. Вампиры и люди не верили, что «глупые животные» заготавливали пищу впрок.
В 176 день рождения Принца общество гулей сделало еще один существенный шаг на пути к самосовершенствованию. Правитель переселил некоторых упырей ближе к селениям, при это издав указы о запретах нападений на местное население. Так же он ввел определенные правила в области психического здоровья подданных. Теперь они тратили львиную долю своего времени на различные методики тренировки разума, самоконтроля и медитации, привнесенных в их жизнь мудрым правителем. Благодаря этим мерам процесс одичания был замедлен. К сожалению, вновь нашлись недовольные политикой Принца, и он пережил еще одно покушение. К тому времени следует отнести и появление в стане правителя странного телохранителя-вампира. Гули относились к нему с презрением и ненавистью, но вслух этого не высказывали. Ведь Принц держал подданных в ежовых рукавицах, любой неверный шаг мог закончиться новой волной кровавых расправ.
Через десять лет вампиру-телохранителю пришлось показать все свои умения. Принц издал новый указ, касающийся диких гулей. Он приказал отлавливать всех мутантов на последней стадии одичания и помещать в специально созданный изолятор, так называемый зверинец. Самых достойных дрессировали, делая из них послушных псов. Такого обращения с собратьями гули стерпеть не могли. Пришло время решающих сражений. Общество мутантов захлестнула последняя, самая жестокая междоусобная война. В ней победил вседержитель со своими сторонниками. После этого гули наконец покорились воле правителя: все без исключения мутанты стали уважать его не только как властного и мудрого, но и сильного государя. Торжественно поклявшись с того момента исполнять любую волю Принца, гули окончательно перестали быть стаей зверей. Фактически, так и произошло становление державы диких гулей. В оставшиеся годы Принц правил твердо и справедливо, как того и требовали обстоятельства. Самых способных он приближал к себе, воздавая почестями за заслуги, а за предательство — смертью.
Ныне же многие вампиры убеждены в своей безопасности. По их мнению, жуткие кровопийцы, имя которым — гули, канули в лету — истреблены, либо затерялись в лесах. Но это далеко не так: мутанты стали организованной и мощной силой, намного более изобретательной и умной, чем думают благородные вампиры. Силой, с которой в скором времени придется считаться.

(Елл Ордис и Людвиг фон Мессе)

+3

10

Орден «Кровавая Роза»

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/97947-5-f.jpg

Вопреки прелестному названию, орден представлял собой засекреченную исследовательскую группу и занимался вещами далеко не романтическими. Мечта стать сильнее присуща, пожалуй, большинству созданий на земле. Изобретением всевозможного оружия, разных сильнодействующих препаратов и тому подобного занимались и занимаются везде, но орден пошёл дальше здравого смысла. Объектами исследований стали не только оборотни и гули, но и прочие загадочные существа наподобие драконов. Вдобавок орден занимался поиском и изучением силы редчайших древних артефактов. Апофеозом долгих исследований стало создание прототипа некоего могущественного артефакта, способного по замыслу невероятно повышать физические и псионические способности носителя, а иногда вообще пробуждать неизученные ранее.

Объектом эксперимента с использованием нового артефакта стала вампиресса, обладающая сильнейшими способности к контролю над разумом. Ее происхождение не было установлено, известно было лишь только имя (по другой версии — кодовое прозвище) — Ева. Эксперимент решили провести в одной старой заброшенной церкви. Местные считали это место проклятым и, видимо, в этот раз суеверия себя оправдали. План удался ровно наполовину. Сработать-то устройство сработало, однако не так, как ожидалось: моментально все, находящиеся в радиусе 100 метров, попадали замертво, не успев издать не звука. Многие из тех, кто был поосторожней, потеряли сознание или начали без разбора набрасываться друг на дружку, словно дикие упыри. Экспериментаторы и стражники, на которых слабо подействовало странное излучение артефакта, ринулись в здание. Первым, кто вбежал внутрь, был один из изобретателей. Что было дальше он не может вспомнить (или не хочет говорить) даже под страхом смерти. Очнувшись, изобретатель обнаружил, что почти половину здания будто бы корова языком слизнула: вокруг были одни дымящиеся под дождём обломки. Рядом лежала израненная, едва живая главная жертва эксперимента, а неподалеку — разбитый вдребезги злосчастный артефакт.

После происшествия орден был распущен. Что стало с Евой и оставшимися материалами исследования на данный момент неизвестно.

0

11

Легенда о посланнике смерти и о книге мертвых

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/98296-5-f.jpg

Десятый век — то единственное число, которым можно охарактеризовать «рождение» этой легенды. Сказка порожденная людскими страхами, закрепилась прочно на языках каждого жителя обители Святой Розы.
Переходя из поколения в поколение, сказка искажалась, приобретая все более пугающую форму для детского уха. Легенда известна и по сей день, она продолжает бродить по миру обретая все новые пугающие звенья, которые так быстро куются в кузнецы фантазии невежественного народа, который так стремительно тонет в океане аберрации.
В наши дни, легенда звучит весьма не правдива, вызывая некую амбивалентность ощущений среди различных провинций и социальных уровней.
Поговаривают, что некий одинокий вампир, который жил безгрешной жизнью, был жестоко наказан судьбою. Тихий и мирный вампир потерял всю семью, смерть забрала их души себе, и не собиралась отдавать. Но бессознательность — было настоящем проклятием, ведь его отец не умирал! Он пропал бесследно в потоках бурной жизни тех времен, он не оставил не заметки не пометки, не письма и не подсказки, а лишь шрам! Шрам на сердце сына. Да. Именно так начинается каждое сказание, именно так начинают слагать демагоги, когда хотят напугать не напуганного или заинтересовать не заинтересованного. Этой истории свойственно завораживать взгляд и вызывать временное апноэ по степени приближения к своей кульминации, которая как не странно начинается со «знания» не доступное всем! Кроме того самого тихого вампира, который получил компенсацию за страдания у самой смерти, в одну дождливую, но тихую весеннею ночь. Блуждая по коридором сна в своей постели, вампир наслаждался очередным кошмарам, который как всегда заставит его вскочить с кровати в холодном поту, но в эту ночь, ему суждено проснутся от другого. Сильный неожиданный ветер разбил петли окна, ворвавшись в комнату — он опрокинул все, что не прикручено, в том числе и беспокойный сон вампира. Вскочив с кровати от грома и шума, его глаза швырялись из стороны в сторону, будто испытывая сильную бронтофобию он прикрыл уши. Но то, что он увидел в углу своей комнаты уходило далеко за грани его понимания и веры, его глаза помутнели в не желании верить. У столика стоял его потерянный отец, он смотрел на сына с ухмылкой учителя и взглядом нищего. -Отец?- произнесли его дрожащие губы, пока слабые руки протирали глаза. Но руки испортили глаза, они больше не видели того, что секунду назад. Вампир метнулся к столу, его состояние было крайне возбужденным, он не хотел видеть ничего! Кроме своего отца. -Отец!- кричал он в пустые стены своей лачуги. Но ему никто не ответил, лишь легкий стук дождя барабанил по сломанной форточке. Отец исчез, но он оставил толстый переплет, тяжелый тысячи страничный верлибр, надпись на котором гласила — Книга Мертвых. Помутневший рассудок открыл книгу, оскорбленный смертью разум прочел книгу, отравленный язык пересказал все, а крепкая шея — выдержала все! Одинокий вампир воспринял книгу как плату за его страдание, сама мать всех смертей пришла к нему с прощением, так, что выучить и постичь — было его целью и проклятием. Время тратилось лишь на книгу. Еда — лишняя вещь на пути знаний. Поглощая все больше и больше, его тело все больше походило на скелет, что и повлияло местных жителей прозвать его некромантом или посланником смерти. Вампир приближался к последней страницы переплета, последний алхимический символ и он на вершине.
Расшифровка заняла много времени, руки устали, глаза закрылись, ноги ослабели и упали на колени — тело рухнуло на пол, а душа взмыла в верх. Некромант осознал что он умер, он понял, что его оболочка сломилась под тяжестью знаний из той книги. Он летел все выше, будто гравитация сменила свою сторону на противоположную, и теперь он, как скованный плывет по течению вмести с другими душами с земли. Он увидел большую воронку, которая заглатывает все, что к ней приближается. Но некромант презирал смерть, и этой ненависти хватило, чтобы преодолеть могучею силу притяжения и вернуть обратно в мир живых.
прошло много времени, прежде чем он научился пересекать границу в обе стороны, он мог ходить туда и обратно. По ту сторону границы, он увидел всех умерших с начала времен, но его отца увы там не было. Он смог общаться с ними, и они учили его тому, чего в нынешнем мире просто не существовало. Он узнал еще о многих видах псионики и изучал их. Вампир разговаривал с самыми величайшими алхимиками всех времен и учился всему тому, что они умели. Вскоре он превосходил в алхимии и псионике любого из всех когда либо живших вампиров. Долгие годы, которые он прожил, изучая древнюю книгу мертвых и посещая загробный мир в подвале своего дома, привели к тому, что его тело осунулось и теперь более походило на тело мертвеца, кожа стала бледной и холодной. Вскоре ему пришлось заманивать вампиров и людей к себе домой и забирать их душу с помощью артефакта. Это было ему нужно, чтобы жить, чтобы были силы преодолевать границу между миром мертвых и миром живых снова и снова.

Бытуют мнения, что этот некромант по сей день убивает и проводит опыты над всем живым, что есть в мире, но он пока не нашел способа вернуть полностью свой прежний вид и жить все время в нашем мире.

Говорят, что гильдия юстициаров заинтересованна в получении книги мертвых, как в одном из могущественных артефактов в мире.

Было много сообщений от множества алхимиков, будто они обнаружили некоторый дискурс из книги мертвых. Все они признаны неверными.

(Норинго Анна)

0

12

Черный Собор

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/107220-3-f.png

Где-то в бескрайних пустынях Хурбастана есть место, в которое стремятся попасть все живые существа, но еще никто не смог его достичь. В легендах, что бедуины рассказывают у костра, это место сохранилось под названием Черный Собор. Его когда-то возвел Ваххал, чтобы замуровать там все грехи и злодеяние вампиров и людей, тем самым очистив мир от скверны зла и приблизив пришествия свое. Каждый, кто придет туда и принесет с собой немного золота или серебра, сможет выкупить свою душу у демонов, что мучают нас, заставляя творить зло, и очиститься перед миром и Всевышним, став невинным, точно новорожденное дитя. В начале времен вампиры приходили к неприступным стенам, принося плату, в которую они оценивали совершенные злодеяния и грехи. Кто-то отдавал всего лишь медную монетку, кто-то пригонял караваны, груженые золотом. И все это великолепие рассыпалось по равнине вокруг собора, превращая песок в отражение небес, заставляя пустыню сверкать. За годы вокруг собора скопилось столько сокровищ, что их хватило бы на то, чтобы купить целый мир. Караваны и паломники приходили поклониться Ваххалу и искупить свои грехи со всех сторон света, но никто так и не осмелился взять хотя бы медный грош с раскаленного солнцем песка. Потому что к каждой монетке, к каждому камешку было привязано чье-то злодеяние, и если ее забрать, то грехи того, кто заплатил, перейдут к тебе. Но с течением времени Ваххал понял, какую ошибку совершил. Получив искупление, вампиры с новой силой принялись творить грехи, но теперь уже никто не боялся кары, потому что знал, что сможет всегда расплатиться и вновь стать невинным и чистым, точно снег в горах...

И разгневавшись на глупых созданий, которых он когда-то сотворил, Ваххал спрятал Черный собор от мира. Дороги к нему занеслись песком, и постоянные смерчи и бураны стали надежной защитой, которая отгоняла всех искателей. А вокруг самого собора разгорелось бушующее пламя, которое сжало его в кольцо. Огонь удерживал зло, что там накопилась за века, и в то же время не пускал новые прегрешения.

С тех пор многие сложили голову, ища путь к древнему храму. Одни искали наживы — проклятое золото, равнина, покрытая несметными богатствами, ослепляла их, и даже страх проклятий не смущал. Другие надеялись снискать прощение за то, что совершили когда-то. Ведь как было сказано в писании: «Огонь пропустит того, кто воистину раскаялся и готов заплатить цену за свое спасение».
Но пока все поиски заканчивались только смертью... С течением времени многие историки пришли к мнению, что Черный Собор — это всего лишь красивая аллегория, которая рассказывает нам про потерянные ценности, про то, что искупление нельзя купить, его нужно заработать. Именно поэтому Ваххал и спрятал свое творение. Но есть и еще одна версия. Ее часто высказывают этнографы. Она гласит, что Собор действительно существовал. Когда-то давно это было капище, где совершались обряды первых жителей пустыни, они поклонялись там древним богам, чьи имена давно уже стерло время. Они просили их о защите, а в жертву приносили золото и другие металлы, веря, что тем самым искупают свои прегрешения. Но после одного из жутких смерчей, которые не редкость в пустыне, капище было разрушено (скорее всего, его занесло песком). Первые вампиры посчитали это знаком своего дурного поведения и решили, что боги просто скрыли от них капище, но его можно найти, если вновь встать на путь истинный. С приходом веры в Ваххала, древнее верование сохранилось, но было перефразировано в легенду о «Черном соборе», в результате чего история приобрела нынешние очертания и стала легендой.

Но что бы ни было правдой, легенда жива, и все еще привлекает и манит к себе искателей приключений. И бедуины верят, что если темной ночью, когда диск луны сверкает холодным светом и напоминает око, выйти в пустыню, можно увидеть чуть тускнеющей огонек в дали — так горит огонь, что окружает собор.

0

13

Добрая пастушка

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2215-5-f.jpg

Как всем известно, Дракенфурт, кроме всего прочего, славится своими изумрудными лугами, укрытыми стайками пасущихся овечек. За овечками присматривают милые и симпатичные пастушками. Ну пастушки ведь не могут быть другими! Некоторые вампиры, которые периодически наведываются в овчарни, тоже так думают. Некоторые вампиры не только заглядываются на красивых девушек. И никого этим уже особо и не удивишь. И тем, что еще одна пастушка родила вампиру ребенка. Она была из бедной семьи, зарабатывала на хлеб и к хлебу тем, что присматривала за овечками и расчесывала их кудри. Ребенка ей не на кого было оставить, поэтому она брала его с собой. Укладывала его в тени, пока, между присматриванием за этими пушистыми облачками пастбищ еще и посматривала на вечно юных вампиров. Кормить его было некогда. Да и нечем почти. Да и не смотрела она особо на своего маленького ребенка. Он плакал. Ей вконец надоело, что ее тихая и спокойная жизнь теперь раздирается детским криком. Она задушила своего ребенка. Люди ее прокляли. С тех пор она ходит среди домов поздним вечером и прислушивается к детскому плачу. Если где увидит в окошко, что мать или нянька заснула над детской колыбелькой, в которой хнычет малыш — тут же юркнет туда и выхватит его себе на руки. Потом приносит на изумрудные луга, к остальным таким же детям, которых недосмотрели, и продолжает пасти свои маленькие стайки, расчесывать их волосы.

(Луис Сафр)

0

14

Волкогорье Казенного квартала

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/98296-1-f.jpg

Давно это было. Когда люди начали потихонечку селиться под стенами города вампиров. Разный люд приезжал — хороший и не очень, талантливый и не очень, мастеровитый и не очень. Среди них был каменщик. Вернее, каменщиком он стал в Дракенфурте. Хотя нет, так сказать — тоже соврать. Он ушел из родного дома, оставив свою семью, чтобы обучиться искусству строительства. Но это уже совершенно другая история. Так вот, когда познал самые сокровенные мудрости и тонкости ремесла и уже возвращался домой, услышал о городе невероятной красоты. Приехал посмотреть на него. В самое сердце его поразила величественность Волкогорья и нищета человеческих лачуг, что сиротски ютились под мощными стенами. Вот он и решил применить свои познания на деле — построить район в новой части города, который бы не уступал древней, и чтобы там могли жить люди. Вампиры на это все смотрели с безразличным пренебрежением. А людям до этого просто не было дела. Они занимались своим привычным делом — пытались выжить, воруя и убивая. Никто не обращал внимания на человека, который денно и нощно трудится, не покладая рук, возводя красоты в камне. И когда он закончил строительство целого района — никто не пришел туда жить. Лишь одна одинокая вампиресса приходила посмотреть и приносила ему еду. Каменщик так на всех обиделся, что скрыл свое творение. Только свою новую подругу туда впустил и поехал за своей семьей. Но на обратной дороге, почти при въезде в город, разбойники убили всю семью. А вампиресса до сих пор продолжает их ждать. Она сошла с ума среди этой пустой красоты. Бродит по темным улочкам Казенного квартала и тащит каждого запоздалого бродягу, каждую уставшую семью, которая отчаялась найти себе на ночь ночлег. Она тащит их в свою прекрасную обитель и там пожирает.

(Луис Сафр)

0

15

Легенда о сожженой церкви

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/98191-4-f.jpg

В ночь перед Рождеством в ладной каменной деревенской хатке горел свет. За окном бушевала метель и выли замерзшие оборотни, а в хате было тепло и уютно. Отпрыски мельника, веночком окружив деда Януария, бродячего сказителя, наперебой галдели, упрашивая старика рассказать им еще одну былину.
— Тихо, тихо, малышня, — покачал он головой, — будет вам история, но с уговором: коль имеются посредь вас трусы да бояки, пущай сразу признаются да за печку прячутся, ибо сказ пойдет о болоте. Часто, небось, мамка вас стращала: «Коль не будете слушаться, придет злая Баньши — и утащит вас в черну трясину»?
— Ой-ой, часто-часто, — закусила светлую косичку глазастая Марфа.
— Не слушайте ее, деда, сказывайте, — пробасил Бобрик, старший мальчуган, — а вы, бабье, марш по люлькам. Говорят же вам: не для бояк будет сказка.
— А я и не боюсь, — поглаживая белого кролика с бантом на шее, пропищала Сонька, самая младшая, — расскажите нам, деда, про Баньши да про гулей зубастых. Когда я вырасту, я тоже охотницей на гулей стану.
— Аккурат! — хмыкнул картавый Мозля, средний сын, — сопли-то подотри. В охотники на гулей сопливых не берут. А вы, деда, не смотрите, что средь нас бабье малое. Обделаются ежели, так сами виноваты.
— Гляди как бы сам не обделался! — обиделась Марфа, — хоть мамка и пужают, а ничего я не боюсь. Ни-ка-пель-ки. Вот те зуб!
— Ну, коли так, тогда слушайте, — забормотал старик, хлебнув квасу и пригладив седую бороду, — давным-давно на месте нынешнего болота стоял густой бор, а глубоко в бору, на солнечной поляне набожный люд построил церковь. И не было краше той церкви во всем графстве! Потолки в ней были расписные, амулеты все сплошь чудотворные, иконы мироточащие, алтарь высокий мармуровый, а по средине — краса небывалая — статуя Создательницы величавая, триединая: Дева юная, розами увенчанная, Мать с дитем на руках да Старуха с посохом. В самом оголовье посоха сиял прозрачный ровно слеза магический брульянт. Такой то был здоровенный камень, что очи слепли у прихожан, коли долго смотрели на него, будто от солнца. Служил в те времена при церкви Преподобный Евронимус, великой святости муж, ревнитель истинный, милосердный.
А державою тады правил окаянный дед нынешнего графа, Эмиэль Сирепый. Премерзкий то был завистник и нечестивец. Превыше сластолюбного греха ценил только прикрасы дорогие да почести.
Выехал он как-то раз на охоту и, погнавшись за быстроногим оленем, отбился от свиты, забрел в самую чащу. Осмотрелся по сторонам, глядь — а там поляна зеленая, а на ней церковь белокаменная да расписная, статуей украшенная с небывалым камнем, какого нет почитай даже у амператора бусурманского.
Разгорелся глаз у него на тот брульянт черной завистью, кликнул он священника, Евронимуса Преподобного, и молвит ему такими словами: «Вынь из посоха драгоценный камень и мне его отдай, за это земли тебе пожалую и злата без числа».
Не прельстился наградой святой муж, напротив — исполнился скорби и речет: «Не чини сего, милсдарь, ибо гнев Богини падет на тебя и на род твой до седьмого колена. Ты мне государь, но Богиня превыше, посему, если хочешь, убей меня, но не сотворю я богохульства».
«Что глаголешь ты, смерд?! — возопил Эмиэль. — Перечить мне осмелился? Ну так знай: в страшных мучениях умрешь, а камень драгоценный я слугам прикажу силой забрать».
«Не бывать сему, — отвечал святой муж. — Покорно смерть я приму, токмо ни ты, ни слуги твои брульянт не заберут, ибо силой самой Создательницы прикован он к статуе, посему всякий неверующий, едва прикоснувшись к нему с дурными мыслями, поганою смертью сгинет».
Не послушал священника тиран, ибо ни святости, ни веры он не знал; сердце его было черно как сажа, а ум завистлив и скуп. Протрубил он в охотничий рог, призвал свою свиту, приказал им Евронимуса повязать, статую разбить, посох разломить, а камень силой забрать.
Однако правду рек священник: едва слуги графские со злыми помыслами коснулись того камня, как той же час скукожились, будто от моровой язвы, и упали замертво.
Пуще прежнего озлился завистный граф: «Коли мне сий камень не достанется, так не достанется пусть никому!» Вызвал войско свое свирепое под командованием воеводы Варга Викернеса и приказал солдатам сжечь дотла церковь вместе с Преподобным, а пепел развеять по ветру.
Святой муж до последнего вздоха не отрекся от веры: корчась в языках пламени, молил он у Праматери прощения за жестокое злодеяние графа.
Никто не ведает услыхала ли Богиня его мольбы, да только место, где когда-то стояла церковь, с тех пор стало гиблым. Пожарище на поляне превратилась в зловонное болото, зеленая чаща — в дремучий бурелом; и всякий добрый молодец, что в те края потом ходил, либо пропадал навеки безвестно, либо возвертался недоумком, что весь час слюни пускал и в штаны мочился. А коль расспрашивали его о болоте, то кричал он криком бешеным, и чудились в том крике обрывки слов: про сожженную церковь, про огромный брульянт, про неприкаянного призрака, предвестника смерти.
— Баньши, — прошептала белая как полотно Сонька.
— Оно самое. Бают люди, что Баньши — то и есть дух священника, что никак не найдет покоя. Брульянт-то, говорят, в пожаре не сгорел, не оплавился, а где-то средь обломков церкви затерялся, что позднее под тину пошли. Вот и бродит теми местами Преподобный Евронимус, символ веры своей даже по смерти обороняет. Токмо взаправдашнему герою с добрым сердцем и чистыми помыслами отдаст он драгоценный свой камень, потому как без этого дух его не перейдет в царство мертвых и долгожданный покой не обрящет.

...

Долго не могли заснуть в тот вечер мельниковы дети, ерзали, ворочались в своих кроватках. Слышались им за окном жуткие вопли призрака, виделись на стенах тени жестокого графа и священника-мученика. Чистым алмазом сияла на небосводе полная луна.

0

16

Мост любви

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/97760-4-f.jpg

Жила была в окрестностях Дракенфурта очень красивая девушка, человеческая девушка. Ее все любили. А когда она подросла, многие парни и мужчины добивались ее руки и сердца, но она всем отказывала. То ли из-за гордости, то ли действительно не могла никого полюбить. Но даже в самые темные уголки, где зимний лед хранится почти до лета, проникают солнечные лучи. Как-то поехав в город на ярмарку, она увидела красивого молодого мужчину — и полюбила его с первого взгляда. Он тоже заметил ее в яркой толпе на мосту через Кручицу. Их встречу венчала ночь любви. А утром мужчина пообещал, что обязательно приедет к ней и они сразу же поженятся. Счастливая девушка вернулась домой и стала ждать любимого. Он приехал. Но через пятнадцать лет. Что для вампира пятнадцать лет? Не более недели для человека. Он приехал и увидел во дворе очень красивую юную девушку и сказал ей, поцеловав: «Любимая, я приехал за тобой». Просто не понял, что перед ним стоит его родная дочь. А его настоящая возлюбленная, которая увидела все это, не сдержала гнев и боль, хранимые в сердце все эти годы. Убила обоих и похоронила под мостом в Казенном квартале, где они с тем вампиром впервые повстречались. С тех пор на том мосту возлюбленные дают друг другу клятву дождаться или вернуться. За теми, кто не сдержал свою клятву, ночью приходят вампир с дочерью и до рассвета этот клятвопреступник умирает в страшных муках.

(Луис Сафр)

0

17

Легенда о синей птице

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/117918-2-f.jpg
Шел 1756 год. Охватившая предместья Дракенфурта эпидемия свиной проказы сметала всех людей и вампиров без разбору в страшную темную пропасть смерти. Во всей Нордании не было ни одного живого существа, который, услышав о роковой напасти, не содрогнулся бы, охваченный ужасом.

Но куда сильнее, чем проказа, людей пугали служители священного ордена юстициаров, пришедшие спасти охваченный невиданной до тех дней хворью север континента. Юстициары целыми отрядами патрулировали окрестности Дракенфурта, въезжали в деревни и села. Выискивая прокаженных, она были вынуждены убивать их, а трупы сжигать на кострах. Задачей служителей закона было не допустить распространения болезни в крупные города, а тем более в столицу, ведь это неизбежно привело бы к пандемии.

В одном из таких охваченных паникой и хворью местечковых городков жил маленький Крис. На улицах его города денно и нощно стоял комендантский час. Не слышно было ни голосов играющих детей, ни ругани извозчиков, ни лая собак. Ставни дома его были плотно заперты. На улицу позволено было выходить только папе. Он возвращался оттуда угрюмый, как призрак, а сестры, глядя на него, всхлипывали в платочки и отводили глаза. И каждый раз, возвращаясь с улицы, отец рассказывал все более и более ужасающие, леденящие душу истории о хвори, до неузнаваемости уродующей тела своих жертв, о десятках жизней, навсегда потерянных для этого мира и о жестоких расправах юстициаров. Единственное, что мальчик мог делать, чтобы иметь хоть какую-то связь с окружающим миром — изредка и ненадолго открывать окно поздно вечером, когда все ложились спать. Он смотрел на луну, мерцающую в небесах, на далекие огоньки звезд — и от сердца немного отлегало. И ничего сильнее не желал он в тот момент, чем скорейшего прекращения мора, охватившего, как ему казалось, уже чуть ли не весь мир.

Однажды ночью, когда Крис все никак не мог уснуть, его внимание привлек странный звук, исходивший от окна. Мальчик тихо отворил ставни и вдруг увидел за окном лицо женщины, смотревшей на него необычайно грустно. Ненадолго в его душе зародился страх: что, если эта женщина прокаженная? Но мальчик тут же отринул эту мысль — лицо ночной гостьи выглядело совершенно необыкновенно, почти божественно — вряд ли столь неземное создание было подвержено людским заболеваниям. Пододвинувшись ближе, мальчик смог рассмотреть и птичье тело гостьи.

— Ты, наверное, синяя птица? — с детской доверчивостью спросил Крис. Птица кивнула головой в знак согласия.
— Когда моя мама была жива, она часто рассказывала мне истории про то, как синяя птица исполняет желание добрых людей и вампиров, это правда? — спросил мальчик. Птица вновь гордо кивнула, соглашаясь.
— Тогда, пожалуйста, расскажи людям и вампирам как спасти народы, охваченные болезнью! — чуть ли не плача проговорил Крис.
Повернув голову к звездам, птица заговорила тихим голосом, который был больше похож на шепот ветра или шелест листьев, что, охваченные ураганом, безнадежно цепляются друг за друга:
— В далекие времена на севере жил смелый белый волк вместе со своим сыном. Они вместе охотились на зайцев, вмести рыли толщи снега, чтобы добраться до вкусных ягод. Но однажды наступила зима, такая холодная, что вымерзли все растения и сгинули все животные. Начался страшный голод. И тогда смелый волк убил и съел своего сына.

В голове мальчика вертелось множество догадок, но он знал, что должен выбрать лишь один ответ на эту загадку, и если он будет не верен, то птица навсегда улетит, не оставив жителям его города никакой надежды на спасение.
— Я знаю ответ, — проговорил мальчик, — волк съел своего сына, чтобы избавить того от страданий!

Птица неожиданно вспорхнула над окном и, ничего не сказав, стремительно взмыла вверх, практически мгновенно скрывшись в небесах по самой луной. Провожая непонимающим взглядом птицу, Крис, опечаленный, захлопнул окно. Он безутешно плакал практически до самого утра, сетуя на свою глупость и на то, что упустил единственную возможность как-то помочь несчастным людям, вынужденным бороться с охватившей их напастью.

Но на утро он осознал связь реального мира и той самой загадки. Он понял, что сын смелого волка — это жители предместий, охваченных мором, которым суждено погибнуть в бесконечных муках и страданиях. А сам смелый волк — это юстициары, согласившиеся взять на свои души столь тяжкий грех, как убийство ни в чем не повинных людей, чтобы избавить их от предсмертной агонии.

Разгадав загадку синей птицы, маленький Крис смог осознать почему юстициры были не врагами, а помощниками. И хоть помощь их была весьма жестока, но служила высшему благу и избавляла несчастных от ужасных мук и страданий.

(Анна Наринго)

0

18

Притча о жадности

Жил да был один богатый, но до ужаса жадный человек. Сколько бы денег он ни накопил, все ему мало. На старости лет попросил он заезжего алхимика изготовить такой волшебный артефакт, чтобы от его магической силы с каждым днем золота в погребах прибавлялось и прибавлялось. Алхимик удивился:
— Куда тебе столько золота, старик? Ты и без того богат. Разве тебе недостаточно того, что ты уже имеешь?
— Денег никогда не бывает достаточно, — ответствовал богатей, — а за службу твою я тебя вознагражу золотой монетой высшей пробы.
И показал старик алхимику монету (да только монета была не из чистого золота, а из олова, покрытого сверху позолотой). Алхимик не дурак был — тайком попробовал монету на зуб, определив, что она фальшивая, однако промолчал. Согласился помочь скаредному старику. Не просто так, разумеется, а чтобы при этом проучить лихоимца неблагодарного, чтобы знал тот впредь, как фальшивыми деньгами расплачиваться.

Спустился он в погреба богача, осмотрел его деньги и навел на одну из монет страшное проклятие. Почаровал еще немного для виду, а потом и говорит: «Когда солнце сядет и взойдет луна, вон до той монетки дотронешься — и в погребах твоих сразу денег вдвое прибавится». Вручил старик алхимику фальшивый золотой в качестве оплаты, а когда тот ушел — метнулся к своей заколдованной монетке, прикоснулся к ней пальцем — и сразу же денег вдвое больше прежнего стало. Возликовал старик, заплясал, затряс бородой, как козел заблеял на радостях, но, чуть утихнув, задумался и приуныл. «Эх, — печалится, — мало я запросил! Надо будет завтра же разыскать алхимика и предложить ему еще одну фальшивую монету в обмен на еще одну волшебную; тогда у меня не вдвое, а вчетверо больше богатства будет становиться с каждым днем. Ловко же я придумал: несметное богатство в обмен на фальшивку!» Эти мысли успокоили старика, и он счастливый лег спать.

А ночью, пока он спал, в его дом пробралась шайка грабителей и обчистила все погреба, ни гульдена не оставив. Утром проснулся скряга и пошел свое богатство проверять. Смотрит — а денег-то и нет. Вообще ничего в доме не осталось, кроме одной-единственной зачарованной монетки! Такой ужас его охватил, что он дважды на месте повернулся и умер. Жадность сгубила старика!

С тех пор говорят о справедливом воздаянии: отплатить той же монетой.

0

19

История одного памятника
Каких только памятников не отыщешь в славном городе N! Гордые короли, снисходительно взирающие на подданных с мраморных пьедесталов; строгие военачальники на своих боевых конях, забронзовевшие от избытка славы и доблести; ученые и философы с отечески мудрыми взорами и одухотворенными лицами; тонконогие лебеди-балерины, парящие над фонтанами в грациозном полете. Но история появления каждого из них скучна и пресна: госзаказ, идеология, на вечную память. И посему обстоятельства, предшествовавшие появлению в центре города памятника пингвину Лестеру, заслуживают особого, самого пристального, внимания.

Служил некий господин — условимся называть его господином N — в городском зоопарке на должности орнитолога. Служба сия приносила ему массу удовольствия и немало тешила его самолюбие. Еще бы! Выбиться из простого ветеринара в смотрители зоопарка! Случилось однажды господину N принимать в своих владениях нового постояльца — пингвина, привезенного из далекой Астерии, которому дали кличку Лестер. Дорогого гостя встречали с помпой: подготовили для него просторный вольер, целую ванну толченого льда и два ведра отборнейшей сельди. В конце дня, удостоверившись, что дорогой гость прекрасно себя чувствует и, судя по всему, без проблем обживется на новом месте, орнитолог, тщательно заперев вольеры и ворота зоопарка, отправился домой отдыхать. Каково же было его удивление, когда, направляясь утром на службу, у ворот зоопарка он встретил полисмена, рядом с которым его поджидал вчерашний пингвин. На немой вопрос, горящий во взгляде опешившего орнитолога, полисмен ответил, что нес вечером службу на проспекте R, как вдруг началась суматоха. При выяснении причин беспорядков обнаружилось, что их создал пингвин, спокойно расхаживающий вдоль и поперек по проспекту, создавая помехи движению и смущая прохожих. Господин N долго оправдывался. В конце концов он мог просто забыть запереть клетку. Немного посмеявшись над конфузом, орнитолог отправил ночного гуляку обратно в вольер. Вечером того дня надежность замков проверил лично. Несколько раз.

Утром в прекрасном расположении духа господин N, как обычно, направился к месту службы. У ворот зоопарка его поджидал уже другой полисмен в сопровождении все того же пингвина. Сказать, что орнитолог был удивлен — значит ничего не сказать. Бледный в лице господин N торопливо принял беглеца и отправил в вольер. Страж порядка рассказал ему уже известную историю о том, как ночью этот самый пингвин расхаживал по улице Лопаццони и зачарованно глазел по сторонам, словно любопытный турист. По прибытии на место проживания Лестер потребовал еды. Плотно позавтракав, птах проспал весь день. «Еще бы, — подтрунивали над незадачливым смотрителем его коллеги по ремеслу. — Всю ночь бродил по ночному городу, устал, бедный». Орнитолог самым внимательным образом осмотрел и обыскал вольер Лестера, но нигде не обнаружил лазейки во внешний мир.

Следующей ночью бедняга господин N видел кошмары. Кто знает, может, ему снился пингвин-иллюзионист. Утром ставшая уже привычной картина повторилась. Новый полисмен с другой улицы и хитроумный пройдоха Лестер ждали орнитолога у ворот зоопарка. Господин N схватился за сердце, пришлось даже вызвать врача.

Так продолжалось несколько недель. Пингвин спокойно отдыхал днями, а ночами ходил смотреть достопримечательности. Как он выбирался? Много раз господин N пытался поймать хитреца на горячем. Ставил у выхода из зоопарка ловушки, стерег пингвиний вольер всю ночь напролет, кормил Лестера таким плотным ужином, чтобы тот до утра не смог сдвинуться с места. Все было тщетно. Однако довольно скоро падкий на городские красоты пингвин и сам стал настоящей достопримечательностью города N. А годом позже власти решили поставить монумент забавному туристу. Тот самый, что и по сей день к превеликой радости детворы украшает центральную площадь. С ним связана одна примета: если потрешь лапки пингвину, то ждут тебя в долгом странствии веселые приключения и удача.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/55104-4.gif

Отредактировано Кристофер Андерс (18.09.2015 15:52)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Культура » Городские легенды, были и небылицы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC