Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной десятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но пленительный, как ускользающий сладкий сон, цепляющий дофаминовые рецепторы почище опиума и морфина.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Замок Алукарда » Вход в замок. Навигация по разделу


Вход в замок. Навигация по разделу

Сообщений 31 страница 46 из 46

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/za.jpg
Черная птица ночь, пролетая над миром, коснулась своим крылом северной башни замка Трауменхальт — и остроглавая вершина вдруг ожила, мигнула огоньком в смотровом окне, пустила в морскую даль маячок, а дальше пошла цепная реакция: вспыхнули окна центрального корпуса, западного, северного крыла — первое, второе, третье и все остальные по очереди. Зажглись фонари, разметав по двору маслянисто-желтые пятна света. Из садов потянуло крепким винным духом ночных цветов. Выстрелил в воздух звонкими струями доселе тихо сопевший фонтан — главное украшение парадного вестибюля замка. Настало время вампиров. Время аристократов и время бестий, пора их силы и разгула, когда у ворот замка собираются кареты, оркестранты раскладывают ноты на пюпитрах, а гарсоны накрывают столы белыми скатертями, когда своры крикливых нетопырей застят небо, на болотах стонут гули, а нечистые духи правят свой инфернальный бал. Время, когда этот древний зиккурат, это монструозное скопление каменных глыб просыпается, совершает туалет и начинает жить полнокровной светской жизнью.

Вот он парит, нарядившись в сумерки, между горней и дольней безднами — ощетиненный копьями шпилей, вспученный толстостенными башнями, облепленный наростами балюстрад, переходов, балконов, веранд, заточенный в оковы глухой неприступной стены, вперившийся слепыми зрачками бойниц в каменную долину громадный, могучий, вечный замок-скала. Над ним дрейфуют сизые тучи, пышные, причудливых очертаний, тут — мягкие, как зефирная вата, там — колючие, как обломки скал, под ним гудит Сонный залив, ледяной, мрачный, тревожный, он то гневно клокочет в гребне волнореза, то в неистовом порыве бьется о стены и громит волною причал. Все это — замок, море и тучи — щемяще красиво и грустно и кажется началом какой-то мистической сказки.

Для каждого коренного дракенфуртца Трауменхальт не просто памятник древней архитектуры, синонимичный безликим словам «национальное достояние» и «гордость родного края», но и святыня. Причем святыня глубоко личная, не навязанная пустой пропагандой, — образ, запечатленный на сердце еще с колыбели, осевший в легендах и сказках, чистый, как память о первой любви. Для них каждый штрих этого пейзажа — гладкий отвес стены, всплеск прибоя, силуэт башни в дожде, проблеск молнии в темно-серых клочках рваного неба — все это исполнено смысла и волнения, все это говорит, зовет, смотрит, пронзает и ослепляет.

Свернутый текст

Замок окружен глубоким рвом, который в давние времена защищал его стены от неожиданного проникновения. Для того, чтобы путник мог пройти, ему опускали подъемный мост, ведущий к главным воротам. Ворота ведут во внешним двор перед замком, где находится фонтан.

План-схема замка

Первый этаж
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/1sza.gif

1 — Западная (казарменная) башня
2 — Северо-западная башня
3 — Северная башня
4 — Восточная башня
5 — Южная башня
6 — Первый этаж библиотеки
7 — Камер-юнгферская
8 — Лакейская
9 — Приемный кабинет для формальных встреч
10 — Малый тронный зал
11 — Курительная комната
12 — Камердинерская
13 — Музыкальный бар
14 — Буфетная
15 — Проходная и гардеробная
16 — Диванная комната

17 — Обеденный зал
18 — Большой левый тронный зал
19 — Проходная (к выходу из замка)
20 — Большая лакейская, ведущая на нулевой этаж, где располагается кухня
21 — Покой графа Алукарда
22 — Диванная проходная (комната отдыха)
23 — Большая гардеробная
24 — Проходная (к зимнему саду)
25 — Первый этаж зимнего сада
26 — Личные покои графини Фертилити Дракулы с купальней и музыкальным салоном
27 — Фонтан у парадного входа
28 — Личные покои Дракулитов
29 — Садовая сторожевая башня
30 — Ботанический сад
31 — Морская сторожевая башня и маяк

Второй этаж (бельэтаж)
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/2sza.gif

1 — Западная (казарменная) башня
2 — Северо-западная башня
3 — Северная башня
4 — Восточная башня
5 — Южная башня
6 — Второй этаж библиотеки
7 — Читальный кабинет графини Фертилити Дракулы
8 — Лаборатория графини Фертилити Дракулы
9 — Архив
10 — Канцелярия
WC — Туалетные комнаты

11 — Лаборатория
12 — Кабинет графа Алукарда
13 — Зал совещаний
14 — Бальный зал
15 — Проходная (в лакейскую)
16 — Лакейская при бальном зале
17 — Буфетная при бальном зале
18 — Гардеробная при бальном зале
19 — Диванная при бальном зале
20 — Второй этаж зимнего сада
21 — Комнаты прислуги

Третий этаж
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/3sza.gif

1 — Западная (казарменная) башня
2 — Северо-западная башня
3 — Северная башня
4 — Восточная башня
5 — Южная башня
6 — Трехкомнатные семейные гостевые покои

7 — Сдвоенные гостевые покои для молодоженов
8 — Сдвоенные гостевые покои для особых гостей
9 — Картинная проходная
10 — Курительная комната
11 — Одиночные гостевые покои во внутреннем корпусе
12 — Одиночные гостевые покои во внешнем корпусе

Четвертый этаж
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/4sza.gif

1 — Западная (казарменная) башня
2 — Северо-западная башня
3 — Северная башня
4 — Восточная башня

5 — Южная башня
6 — Одиночные гостевые покои в первом внутреннем корпусе
7 — Одиночные гостевые покои во втором внутреннем корпусе
8 — Одиночные гостевые покои во внешнем корпусе

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/26745-5-f.gif

Навигация по разделу:
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Бальный зал
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Библиотека
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Гостевые апартаменты
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Зимний сад
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Кабинет графа Алукарда
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Коридоры и башни
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Личные покои дракулитов
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Ристалище (в настоящее время снесено)
-----------------------------------------------------
http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Чайная комната
-----------------------------------------------------
(Кошка)

0

31

— А я и не старался быть приятным. — Юстициар медленно выдохнул колечко ароматного дыма, в зимнее небо. Снежинки отважно пытались погасить тлеющую сигару, но сегодня в споре льда и пламени побеждал огонь. Это было занятно, зимой побеждал огонь. — Вы стоите здесь, под снегопадом, ваша дама рыдает у вас на груди, так почему же я должен быть приятным?
Еще одно колечко дыма поплыло в вдогонку первому, а затем и еще одно.
— Как джентльмен, да и просто воспитанный человек, при виде такой картины, я должен был бы вызвать вас на дуэль. Но в отличие от несдержанных юнцов, я увидел, что дама рыдает у вас на плече абсолютно добровольно и поэтому сделал вам лишь совет.
Франциск покрутил в воздухе сигарой. Голова болела все меньше, так почему бы и не поговорить? — Дракенфурт свободная страна, и здесь можно говорить почти все что вздумается. Пока не переходит за рамку закона. Даже неприличные вещи, пока они законны. Как это ни печально. — Глубоко затянувшись, юстициар замолчал, размышляя, что раньше без этой суеты, которую принесли люди жилось намного лучше, нравы были тверже, традиции устойчивее, а преступлений меньше. Приходилось признавать, что с приходом человека в мир вампиров, преступность выросла в несколько раз. Даже смертей стало больше. Ах этот порох, у любого глупца хватит смекалки навести пистолет и выстрелить, даже учиться толком не нужно, то ли было раньше, дуэли и поединки.

0

32

Наблюдая, Ортас понял, что мужчина рядом с Беллой — её брат. «Да сколько у неё ещё родственников?» — немного раздраженно и с завистью подумал он. Отношения с братьями у Беллы были теплыми, иногда даже чересчур.
Неужели, и этот тоже пал жертвой её чар? Надеюсь, что нет, Белле и так нелегко...
Позже к разговору присоединился ещё один мужчина, вызвав раздражение обоих. Похоже, его отшили, и собрались уходить.
Что ж, сейчас может не самое время, но ждать больше неприемлемо.
— Подожди, Белла. Я хочу с тобой поговорить, — сказал Ортас, подходя к ним троим.

0

33

Длинный коридор  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Неспешно идя рука об руку пара приближалась к фонтану. Меж тем, Альберт рассказывал, что же произошло после больницы. Он не жалел красок и случившееся приобретало прямо таки мифический размах. Из пяти убийц отряд превратился в десять, Браунов, правда, оставалось столько же, а именно один. Изменять именно в этой истории Альберт ничего не хотел.
— Представляете, он просто так убил почти беззащитного вампира. — Негромко рассказывал Альберт, чуть склонив голову. — И сам уверен в своей безнаказанности, но я еще не обращался к юстициарам. Представьте, он оставил сиротами трех детей... А мы уже пришли...
Подняв глаза на фонтан, Аскар внутренне поморщился, там стоял именно тот, о котором он рассказывал и стоял обнимая Изабеллу, внутри Альберта поднялся гнев, который он с трудом придавил.
— Посмотрите, вот именно тот убийца, трусливо скрывается за заслугами рода и титулом. Подойдем?
Оставалось совсем немного, дорогу они преодолели за минуту и герцог вежливо кивнул сидящему на фонтане, герцогине, не удостоил чести Брауна.
— Ваша знакомая волновалась, герцогиня.

-1

34

Ей стоило бы позабыть прошлое и жить настоящим, но все чаще она смотрит в небо...
— Ты видишь ту звезду? Она прекрасна! — завороженно.
— Да она изумительна! — восхищенно.
— Я достану ее для тебя! — торжественно.
— Ты не сможешь, ведь она так далеко! — печально.
— Для меня нет ничего невозможного! — уверенно.

Гул ветра доносил обрывки фраз, из глубин сознания герцогини этот глупый, но романтичный разговор. В каждом из нас живет ангел, в каждом из нас живет демон, каждый день они борются, и каждый день кто то из них побеждает. Ангел внутри нас старается оградить от оплошностей и неверных решений, наставить на путь справедливости, внушить истину, в то время как демон пишет заповедь о желаниях, он говорит нам «возьми и будь счастлив» потому что мнение других для него лишь пустой звук. И как прекрасна и темна эта порочная бездна, затягивающая в свои объятия. Все чаще вампиры слушают своего демона, летят словно мотыльки на огонь, поддаются желаниям и страстям. Клетка. Мы плененные духи необъятной вечности. Кто то скажет мы хозяева своей жизни... Я отвечу — ложь! Ложь, потому что мы пленники своих желаний, своих страхов и убеждений. Раб желаний никогда не станет хозяином жизни. Для Изабеллы же этот мир стал клеткой из обязанностей и долга. Долга перед семьей, кланом, долга перед обществом и не только... просто долгом. И этот долг ей не простят. Поэтому, чаще она прощала долг перед собой, перед своими желаниями. Для кого-то чаша наполовину пуста, для Изабель же она наполовину полная. Ее слезы это лишь эхо того крика, что вырывался из недр души, душераздирающего крика из противоречий страхов и желаний, которые и останутся лишь желаниями, останутся внутри. Спросите почему? Потому что она уже смерилась с тем, что ее желания граничат с болью для близких, а чувства других для нее всегда были превыше собственных. Возможно, когда нибудь все изменится, наступит новое время, где она будет хозяйкой, она будет судьей и наставником, но даже тогда... даже тогда она останется рабом своих чувств и желаний, возможно, пересмотрятся ценности, возможно, мир поменяет цвет, но такова жизнь, и она останется рабой своих желаний, до тех пор, пока демон внутри не одержит победу. Все чаще она чувствовала себя несчастной, виноватой... виноватой даже в том, чего не совершала. У нее было все, но все это не имело цену в ее жизни, все это было пеплом на развалинах ее прошлого... руинах мечты. Всего лишь маленькой мечты, о маленьком счастье... женском счастье. А что для женщины счастье? Счастье это когда маленькие ножки топают по ковру заливаясь азартным смехом... Счастье видеть улыбку родного человека, счастье... ох уж это счастье... Не прошло не дня, чтобы Изабель не вспомнила о своем ребенке, почти каждую ночь, она видела свое дитя, то которое потеряла, улыбки которого лишилась, которого не разу не прижала к сердцу. К ее ногам бросали цветы, к ее ногам клали сердца, ее боготворили и считали одной из красивейших женщин. Все было фарсом, все эти цветы, с шипами, были увиты змеями, в нужный момент готовыми напасть и нанести решающий удар, все эти сердца были черны как ночь, а ее собственный облик со временем стал ненавистен ей. В жилах герцогини закипала кровь, в ее глазах горело пламя, в ее руках было достаточно власти, но это было чуждо ей. Она улыбалась, играла свои роли, меняла маски, порой сама верила в искренность своих чувств, но никто не имел над ней власть, не мог удержать ее, она была любезна и добра, но не была ничьей. Ничьей, потому что сама не подпускала никого, прятала свои мысли и желания. Лишь одному вампиру после смерти герцога фон Рей, удалось вывести Изабеллу на эмоции, нет, не правильно, правильнее сказать было бы на ураган эмоций! Его методы были жестоки, но надо признать действенны. Альберт Александр ходил по лезвию, держа ее за руку, по лезвию ее любви и ненависти, по лезвию той любви, которую она когда-то знала... земной и настоящей... и по острию ненависти, которая могла оставить глубокие раны, а все вместе могло бы создать невообразимую страсть. Проблема заключалась в том, что она не верила ему... Хотя расстояние между ними было уже не таким большим как когда-то... Какой из этих демонов любовь или ненависть в итоге победит в этой войне одному Морготу известно! Людовику так же удавалось вывести Изабель на эмоции, но эмоции эти носили в себе другой характер. Когда-то она видела в нем идеал, чуть ли не божество... Она не была любвеобильной... пфф, нет, Изабель однолюб! Ее чувства к брату были патологическими. Воображение создало идеал, а сознание захотело поверить, все предельно просто. Ее муж не был идеалом, он был своенравным ревнивцем, властным, в какой-то степени грубоватым, но нонсенс! Она его любила! Было в нем то, что могло вызвать бурю эмоций, то, что могло удержать ее, его неповторимость, страсть, его любовь и многое другое... Ее воля была сильна, она была сильна, когда испытала горечь потерь, сильна, когда уезжала, она осталась сильной, чтобы пройти через девять кругов Ада и стать той, кем являлась теперь. Она была сильна, но как всего одно видение смогло вывести Изабель на такую бурю?.. Ответ был прост: чаша была наполовину полна, ей нужны были эти слезы, как морю вода, потому что, выплакав их, она сможет хоть как-то облегчить душу и снять груз... Роланд стал ее поддержкой, забавно! Да-да, именно забавно, когда-то этой поддержкой был лишь Людовик, но за эти дни Роланд стал ей ближе всех. Она рыдала в рубашку брата и чувствовала защищенность. Он успокаивал ее, внушал надежду на лучшее. Потоки легкого ветра касались волн золотистых волос девушки, пытаясь прикоснуться к лицу. Ветер шептал, напевал ласковую песенку. Гул ветра заглушал тихое рыдание Изабель, а Роланд, как настоящий брат, старался поддержать сестру. Он еще не ведал, не знал, не мог знать о видении, а она рыдала и не могла объяснить причины своих слез. — Святая Роза, как я хочу верить в это, — посильнее прижавшись, шептала герцогиня.
Рядом с ними оказался неизвестный мужчина, присевший на край фонтана и закуривший сигарету. Его слова вызвали негодование у обоих, между Роландом и незнакомцем разразилась дискуссия и, судя по всему, незнакомец счел их любовной парочкой, что еще больше возмутило Изабель. Впрочем, в одном он был прав: это общественное место! Им стоило уйти еще раньше, до того, как кто-то заметит эту сцену, но раз уж ее все же заметили...
— Просим прощение, вы, пожалуй, правы, это общественное место, посему мы с братом, пожалуй, удалимся, чтобы не мешать приятному времяпрепровождению гостей графа, — произнесла герцогиня, присев в реверансе, и уже было собравшись уходить, но тут откуда ни возьмись появился Ортас. Сейчас она была не в настроении для светских разговоров, она была слишком подавлена и слегка заплаканна.
— Сейчас не время, — мягко улыбнувшись, произнесла Изабель, лишь на эту улыбку у нее хватило сил. Она казалась неестественной, но любой, кто видел ее, был готов поверить и даже убить ради этой улыбки.
Внезапно позади раздался голос, она не спутала бы этот голос ни с одним другим, да, это был именно он... Глубоко вздохнув и одев маску радости, впрочем, если бы не обстоятельства, наверняка маску не пришлось бы одевать, Изабель поприветствовала новоприбывших.
— Еще раз приветствую вас, герцог, — прозрачно улыбнулась герцогиня. — Графиня, — присев в реверансе, поприветствовала Изабель. Они с сестрой были из одного рода, вот только существование Фрейи если мало кто знал, то те, кто знал, тщательно скрывали. Хранить это в секрете было проклятьем. Изабель терзала себя этим, ведь не смотря на то, что они росли порознь и не знали друг о друге, за то время, что они были знакомы, Фрейя стала Изабель самой близкой из сестер! Увидев их вместе, герцогиня была немного в недоумении, впрочем, оно быстро испарилось. — Со мной все в порядке. Разве что голова болит... сущие пустяки, — отмахнулась Изабель, — наверное, стоит поспать.

0

35

— Да, с вам все в порядке. — Альберт внимательно изучил лицо герцогини, а особенно дорожки от слез. — Да, я все понял, с вами все в порядке. Просто...
Тут герцог куртуазно переложил руку, чуть выведя спутницу вперед.
— Ваша знакомая волновалась, наверное вы забыли известить, что с вами все в порядке, знакомых. Ведь Зойцман так расписал покушение. — А взгляд герцога все ощупывал лицо девушки, припухшие глаза, покрасневший нос... маску радости и вежливости не уместную в таком состоянии. И то, что он видел ужасно не нравилось Аскару. Взгляд похолодел, предвещая беду и переместился на лицо спутника герцогини. Кому -кому, а уж этому индивидууму он бы не доверил охранять свои старые ботинки, которые естественно стоили больше чем этот порывистый вампирчик, который вообще чего-то стоил в глазах Альберта только по тому, что ему посчастливилось родиться родственником Изабель. А так инфантильный вампир, который что-то делал, а только потом думал... Как говорили древние философы все должно быть в равновесии, а не тело довлеть над разумом.
— А вы, герцогиня, правильно решили, что вам нужно отдохнуть от этих... — Трость оторвалась от земли сделав кульбит, впрочем не показав ни на кого кроме брата девушки. — А то праздники бывают такими скучными. Я вас провожу...
Не договоренность из-за праздника на башне сейчас чуть взволновала мужчину и поэтому проводив наследницу он собирался поговорить, но с другой стороны ему больше не нужен был этот турнир, скоро война. Она смоет все эти куртуазные заморочки.
— Обопритесь на мою руку... — Герцог кивнул Фрейе и подошел к Изабель. — Извините меня, я больше не могу вас сопровождать, но вот присутствующий здесь Роланд Браун с радостью побудет вам гидом по ристалищу и быть может похвастается победой. Извините...
Камешек в кармане весьма досадно мешал, Альберт не мог понять говорила ли ему герцогиня что-то по мыслеречи или нет..... Но даже или нет, он сжал ее пальчики, склонившись и поцеловав руку. — Я отведу вас в спокойное место...

0

36

Длинный коридор  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Выйдя на зимнюю улицу, Фрейя вдохнула приятный морозный воздух. Действительно прекрасно. Искристый снег, шикарные наряды гостей, прекрасный день. На губах девушки заиграла улыбка. Даже упоминание прихода Госпожи Смерти не омрачило приподнятое настроение. Жаль, всего лишь жаль детей. Неприятное стечение обстоятельств. Жизнь слишком непредсказуема.
Взгляд вампирессы пробежался по собравшемся около скамьи. Убийца, как назвал одного из мужчин герцог, выглядел напряженным. Было заметно, что возникла неприязнь между ним и еще один вампиром. Кошмар. Складывается впечатление, что Бель магнит для неприятностей.
— Добрый день господа. Изабелла. — легкий поклон головы. Несложно было заметить слезы сестры. Ох, эти мужчины. Но, как это часто бывает, среди темных туч горести проглядывают лучи нежности. И сейчас таким лучом по отношению к Бель стал герцог Альберт. — Я навещу тебя позже. Нам есть о чем поговорить — Фрейя искоса взглянула на мужчину около сестры. — Герцог я доверяю вам заботу об Изабелле. Думаю из вас получиться настоящий рыцарь, который больше не заставит ее плакать. Только если от счастья. — засмеявшись вампиресса еще раз поклонилась. — И кто же из вас господа, Роладн Браун? Мне бы очень хотелось наконец попасть на турнир, надеюсь из-за своего долго сна, я еще не все пропустила. Надеюсь мне не откажут — сегодня юной особе хотелось веселиться и даже приход самого Моргота не омрачит ее настроения.

0

37

Ортас краем глаза заметил того, с кем он сражался. Что же, одной проблемой меньше, возможно будет и поговорить о делах. Изабелла, как магнит, притягивала всё новых людей. Только успев огорчить Ортаса, что он пришёл в не слишком подходящий момент(по лицу герцогини было не совсем понятно, радостный или плохой), она встретила ещё пару знакомый ей людей. Улыбка Изабель на лице сменилась на удивление, а потом стала чуть горше или серьёзней, по крайней мере, ему так показалось. Мужчина из пары оказался герцогом(вот с кем он подрался), а женщина — графиней. Изабелла сослалась на головную боль от недосыпания, и попросила оставить её, но, похоже, никто этого делать не собирался. — Белла, позвольте предложить вам пойти в банкетный зал. Там можно свободно разместится такой компанией, и я смогу вам сделать успокоительного от головы, — предложил Ортас.

0

38

C каждой минутой мигрень все возрастала. С каждой минутой, Изабель все больше хотела оказаться в своей комнате, опуститься на мягкую подушку и... нет не уснуть, спать она не хотела, впрочем, хотела, но не смогла бы уснуть. Вот такая дилемма ждала ее впереди, лежать, и смотреть в потолок наедине со своими мыслями и страхами. Но это было сейчас лучше чем большое скопление людей, пардон вампиров. Альберт вел себя как всегда высокомерно по отношению к Роланду, что безусловно вызвало негодование на лице девушки. «Вы же обещали мне! — мысленно передала она аскару, — обещали, что постараетесь быть более лояльным». Ответа не последовало, вместо этого Аскар подошел ближе и просил Роланда позаботиться о Фрейе, в то время как он сам проводит Изабеллу в ее покои. Впрочем, на споры боле не было сил. Повернувшись к брату Изабель мысленно просила не беспокоится за нее, и отправляться на турнир, «я посплю и станет лучше» была ее последняя фраза переданная посредством мысли Роланду. — Разумеется поговорим — повернувшись к Фрейе, улыбнулась Изабель. Тут Ортас предложил сделать успокоительное от головы, но не одно успокоительное не помогло бы ей сейчас, ей просто нужен был отдых. — Все же стоит просто поспать — отозвалась девушка, этот ажиотаж на личные разговоры еще больше утомил герцогиню. Оперевшись на руку Альберта Александра герцогиня пожелала отправится в покои пожелав всем приятного дня.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Гостевая комната № 21

0

39

Все, что было в жизни князя являлось битвами, звоном клинков, выстрелами, бесконечными тренировками... Только сейчас он решил поставить, возможно, временную, но точку на этом. Слишком сильно затянулась эта жизнь. Слишком далеко Роланд был от того, за что сражался. Четыре сотни лет тянулись слишком медленно, и за все это время он так мало вспоминал о том, что было в его душе. Долг перед семьей, не кланом, именно семьей... Общей кровью, которая была кругом, отрезающим их от других вампиров. Всех... В глубине души князь пытался верить, надеяться, хвататься за малейшее доказательство того, что это проклятье обошло Изабель. Но это не было возможным, и навечно в жилах Брауна будет течь раскаленная кровь волка. Роланду боялись рассказывать эту историю, боялись, что он потеряет голову и окончательно объединится с этой сущностью. Но никто не мог подумать, что так Маркус только усиливал боль, которую вскоре переживет юный сын. И вот все эти воспоминания вновь нахлынули, неизвестно почему... Но в сердце затаился страх, столь сильный, что едва мог оставаться в клетке сознания. Забыть, даже на время, но забыть хотелось ему... Забыть, что отличает его... Эти эмоции просто сбивали с толку. Мешали определить правильный путь, только едва слышный зов сердца нашептывал что-то, что было единственно верным. Но Роланд не слышал это, не мог разобрать. Потому что не верил в этот путь, не признавал его правильность... В одно мгновение он вновь вернулся, отрекся от этих мыслей. И шепот доносившейся из самого сердца вмиг стал таким знакомым. Это голос Изабель тихонько шептал в сознании князя, только теперь он мог все услышать. Все понимал, осознавал, хоть и не хотел этого. С каждым шагом сестра все дальше удалялась от Роланда. Но он не мог ничего сделать, был связан, и лишен права возразить. И когда-то звучащие слова Анны повторялись вновь и вновь в голове. Лишь это было не рушимой цепью, с которой теперь Роланд должен был жить...
«Береги себя, Изабель...» — пронеслось в ответ, и лишь тишина провожала сестру... Князь лишь смотрел куда-то в небо абсолютно пустым взглядом, словно ожидая чего-то. Женский голос заставил его повернуться на звук, и чуть шагнуть вперед, словно солдат в строю, выходящий перед генералом.
— Я князь Браун... — уверенно произнес он в ответ незнакомой девушке. «К сожалению... А может, к счастью», — пронеслось у него в голове, и в туже секунду он указал на небольшую тропу, ведущую к ристалищу.
— Кажется, я должен проводить вас до ристалища. Это не далеко, пойдемте, — таким же тоном сказал Роланд...

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ристалище

0

40

Фрейя приподняла руку и тыльной стороной ладони постаралась словить несколько красивых снежинок. Нежные, чуть мягкие белоснежные перышки, едва уловимые. Прикосновение с еле теплой кожей девушки, снежники быстро таяли, оставляя прохладный след воды. Так же наши надежды, мечты, тают, оставляя след в недрах памяти. Но сегодня не стоит грустить, лишь праздновать. Спрячем наши обиды, и тайны за маской сверкающей улыбки, выйдем в свет, затмив других. Пусть все видят — что жизнь прекрасна, и вы наслаждаетесь ей. Обратив внимания на молодого господина, вампиресса лучезарно улыбнулась.
— Фрейя Эйлмер, графиня. Благодарю за оказанную честь князь. — подобрав подол платья и поклонившись оставшемся вампирам, девушка последовала за спутником.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ристалище

0

41

Ристалище  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Вампиресса посадила кошечку на плечи и весело улыбалась, когда усики пушистой щекотали кожу. Марго весело шла и даже не чувствовала осеннего ветра, стужи и пыльных листьев, окрашенных в бурый, желтый и красный цвета.
— Как тебя зовут, дорогая? Ты такая красивая кошечка, что просто не могу! Я видела в Хурбастане больших кошек, но никогда не видела таких как ты — в носочках, да еще и с амулетиком. — Стелла погладила кошку по голове и пропустила конного полицейского. Всадник поздоровался, как собственно и Стелла, и поехал дальше. Вампиресса провожала его взглядом.
— Любишь лошадей?
Маргарита увидела прекрасный фонтан и искала взглядом герцогиню. Вода в фонтане лилась красивыми дугами из кристальных капель.
«Интересно. А где герцогиня?»
Стелла гладила кошку.

0

42

Франциск философски отнесся к тому, что все его собеседники, случайные, разошлись довольно быстро. Он их и не искал, так заговорил из вежливости. Компания из снежинок выглядела более приемлемо, чем спесивые аристократы, среди которых он узнал дочь главы Фортунатов, тех еще лицемеров, главу своего клана, того еще комбинатора, второго сына главы Эль Братто, тех еще зверей. То есть компания подобралась что надо, причем каждого из них юстициар мог арестовать и был бы прав. В мире, в котором жили эти аристократы обойтись без убийств или еще какой подлости было нельзя. Но для всего требовались доказательства, сам Франциск не любил в отличие от многих своих коллег справедливость по наитию. Поэтому и сидел, просто куря.
— Организаторы праздника точно не успели договориться с погодой.
Зажав в зубах сигару, юстициар несколько недовольно посмотрел на небо, которое в очередной раз выдало порцию снега.

+1

43

Маргарита всегда не понимала почему ей так нравились кошки. Говорят что они собирают негативную энергии. Часто кошек сравнивали с мистическими существами. Но что может быть мистического в таком прекрасном зверьке? Может их простота и независимость? Не зря про кошек всегда говорили: «Гуляет сама по себе...». Они сами были «правителями» себя. Кошки любили «помурлыкать» на диване, но не упускали возможности улизнуть из дому.
Загадочная подруга Стеллы урчала и терлась о вампирессу, а потом вдруг спрыгнула с фонтана и пошла к замку.
«Она хочет есть что ли? Жаль у меня нету ничего вкусного... Может кошечка знает где достать еду? Вот она смешная...»
Маргарита пошла за кошкой, в замок и внимательно следила за кисой. Стелла не хотела потерять свою новую знакомую где-то в замке.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Библиотека

0

44

Длинный коридор  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

У входа в замок стоит карета стоит карета, а рядом — кучер, ожидающий пассажирку. Вскоре появляется и она, Дарин, а вслед за ней быстрым шагом идёт служанка. На лице её удивление. Никогда Дарин не проявляла желание не то что покидать замок, а вообще выходить из комнаты. Солнце скрыто за облаками, но Дарин всё равно накинула на голову капюшон, открывающий только губы и подбородок. Балетки она не пожелала сменить на сапожки и теперь легко касалась земли плоской подошвой. Кучер, при виде Дарин, удивленно изогнул бровь.
— И не смотрите на меня так. Я сама ничего не понимаю.
Вздохнула служанка, а вслед за ней и кучер. Всё же он открыл дверь перед Дарин и помог сесть. Девочка аккуратно разгладила складки платья и кинула взгляд на подходящую к карете служанку.
— Нет-нет, оставайтесь здесь. Я не такая уж и малышка, чтобы самостоятельно не добраться до театра. Тем более, когда я найду графиню, то всё остальное время буду с ней.
Дарин махнула рукой. Ей только не хватало, чтобы с ней ехали и поучали, а ведь хотелось спокойно насладиться видами. От такого заявления служанка опешила: «Как это отпустить миледи одну?» Но кучер уже аккуратно закрыл дверь за Дарин и ободряюще улыбнулся женщине.
— Право, что вы! Не волнуйтесь, я пригляжу за миледи.
Пробормотал он, беря в руки поводья. Белая лошадь тут же встрепенулась. Коляска медленно отъехала от входа. Дарин почувствовала толчок и недовольно нахмурила брови, ведь больно ударилась рукой.
Перед лошадью опустился мост, чтобы выпустить из замка юную пассажирку кареты.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Оперный театр «Танталус»

Отредактировано Дарин Дракула (29.12.2012 17:48)

+1

45

Кабинет  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в тридцать четыре дня)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

25 мая 1828 года. За десять минут до 19:00.

Его сиятельство, украшая собой готическую действительность замка, парил над его островерхими крышами в подбитом горностаем пурпурном плаще нараспашку, который, к тому же, еще и красиво развевался под легкими порывами ветра.

Зачарованная лагуна сонно колыхалась, шипела как кошка, ударяясь о волнорезы; одинокий вечерний парусник пропарывал переливающиеся жатым атласом воды, и белопенная рябь за его кормой напоминала хурбастанских огненных змеек. Изредка над макушкой графа с трубным рокотом и жужжанием пролетали дирижабли, напоминающие ему крупных жужелиц. Они степенно продвигались от одного края обзора к другому, всегда ровнехонько, по горизонтальной траектории, точно передвигаемые при помощи невидимой бельевой лески, чтобы скрыться за тусклой вершиной прибрежной скалы.

А небо на западе пылало фламинговым заревом; медленно, словно в обмороке, закатывалось абрикосовое солнце за горизонт. Облака — как мягкий десерт, того же цвета и консистенции, — таяли на глазах, менялись и растекались; там — взбитое в пышную белковую пену, уложенное слоями ванильно-клубничного мусса, сям — мерцающее в просветах слоеным черничным тортом, или вот сверху: взвихренное клочками сахарной ваты, мазнутое кроваво-винным рефлексом — как перина, как будто кто-то пуховое одеяло распотрошил, — и снизу тоненькая сахарная паутинка.

— Отсюда, — неслышно подлетела Филиппа, — с высоты вампирического полета, до щемящего ясно осознаешь, что это не просто небо, не просто воздух, но — Атмосфера, внушающая чувство трепета и восторга. Ты задираешь голову, — подняла она очи к зениту, — у тебя перехватывает дыхание — от мысли о величественности и мощи тонкой прослойки между космосом и землей, от которой зависит жизнь. Вот же он, облачный атлас, живая интерактивная карта атмосферных волнений, первый ряд обсерватории богини — только голову запрокинь!
— Volandum ad volatum, — поцеловал холеную ручку, легшую ему на плечо, Алукард. — Хотел бы я хоть на мгновение превратиться в тебя, увидеть все это тобой, пропустить через себя реальность, какой она воспринимается сердцем и глазами Филиппы.
— Ты можешь, — она щурилась на закат, и ресницы ее мигали, как крылышки чаек. — Если бы ты действительно пожелаешь объять меня, разве я смогу воспротивиться и помешать тебе, о мой повелитель?
— Только ты одна, — Алукард нежно погладил ее по щеке, коснулся губами трепещущей у виска прядки, — ты одна во всем мире и сможешь. Я мог бы отнять свободу воли у всех, кроме тебя, но тебя я не трону даже под страхом смерти. Только ты и, пожалуй, еще один великовозрастный мальчишка навсегда останетесь за пределами моей безграничной власти.
— Великовозрастный, да? — косым взблеском мелькнула улыбка в уголке ее губ. — Разве вы не ровесники? Себя ты тоже в глубине души считаешь мальчишкой?
— Пожалуй. Правда, я лучше сохранился.
— Сегодня ты должен с ним встретиться? В последний раз?
— В последний ли? Это мы еще поглядим. Если ты видела будущее, ты уже знаешь, что он появится примерно через две с половиной минуты.
— Не значит ли это, что тебе пора спуститься во двор, распорядиться по поводу угощения и напитков?
— Видишь ли, я — могущественнейший вампир графства, ты — сильнейшая провидица, какую только знал мир, мы можем предвидеть события, которые с ним происходят, проследить за их ходом, но предугадать, насколько дурацким способом он воплотит предсказание, никто из нас просто не в состоянии.

Отредактировано Алукард (31.05.2018 13:37)

+2

46

25 мая 1828 года. 18:53.

Когда идешь по старому, нет — древнему замку, то затылком начинаешь чувствовать, как за тобой из-под нарисованных маслом век, в буквальном смысле покрытых временем словно пеленой картин, взирают десятки пар колючих взглядов. Они пронизывают твой кожный покров, мышцы и мясо, пробираясь ледяными пальцами воспоминаний до самых костей, заставляя твое тело покрываться мурашками, а зубы крепко сжиматься в надежде поскорее преодолеть эти длинные предзакатные залы, залитые золотистыми лучами садящегося солнца, лениво и нехотя пробирающегося сквозь розоватые клочья перьевых облаков.
Вот справа восседает на величественном металлическом троне один из восточных графов, некогда знаменитый своими скорыми расправами со своими подданными. Его методика было выверенной, словно хирургическая операция по удалению пули из тела пострадавшего. Он срезал с лиц своих бывших поверенных кожу, намертво приматывал к стулу цепями, после чего заставлял смотреть на свое отражение в зеркале. За сим следовала казнь с сажанием на кол, отрезанием половых органов (если то был мужчина) и заталкиванием их в глотку. Очевидно, до тех самых пор, пока жертва не истекала кровью или не давилась своими же причиндалами. Интересный был господин, ничего не скажешь.
А вот рядом величественно улыбается милая на вид дама, вампиресса из старого рода... А, Матерь ее разберет из какого она рода. Словом, была та еще герцогиня — нарезала со своих врагов мясо тонкими ломтиками, сушила, солила, а затем употребляла с бокалом свежей крови. При этом, все ее жертвы оставались живы до тех пор, пока покойную удовлетворял вкус их плоти, как она выражалась в своем личном дневнике. Знахари и лекари неусыпно трудились поддерживая жизнь в ее богатом на расовые принадлежности «живом саду», чтобы угодить их великой дегустаторше и самим не стать частью ее послеобеденного десерта. Гурманка, одним словом.
Но были среди наблюдающих портретов и менее кровожадные, но гораздо более интеллигентные и весьма уважаемые носферату. К примеру взять того достопочтенного господина, о чьем возрасте можно было лишь только догадываться. Морщины, словно печеное яблоко. Один из талантливейших, гениальнейших аферистов своего времени, поставивший на уши своими проделками с поддельным золотом чуть ли не весь материк. Хрен его знает, как ему удалось прожить после этого так долго, что его лицо напоминало мопса. Видимо, в этом и был его дар — делать то, чего остальные от него просто не ждали.

Стоит ли говорить больше о значимости этих персон в истории? Стоит ли говорить о тех чувствах, что абсолютно нормальный и здоровый человек или вампир ощущали, попадая в эти хоромы? Трепет, страх, восхищение? Даже кровожадные убийцы и всякое отребье вроде заскорузлых гулей, погруженных в последнюю стадию до уровня камня, лежащего на дне реки, и те бы обходили здешних обитателей стен будь они живы.
— Твою мать, — выругался белоголовый наемник, останавливаясь и поправляя подол плаща, под которым скрывался один из его верных барабанных тяжелых пистолетов с вороным дулом. Он больно натирал рукоятью едва начинающую затягиваться, но все еще кровоточащую рану, доставшуюся ему от приключений в тюрьме.

Нет, Авель Логиэс был не из числа тех, кто выражал должного внимания сим безмолвным наблюдателям; сказать прямо — он просто не обращал на них внимания. Кому-то, возможно, такое поведение покажется лицемерием или позерством, попыткой скрыть страх за маской безразличия и наигранной надменности. Но те немногие единицы, что знали Авеля долгие сотни лет, прекрасно были осведомлены о его натуре; эти персоны знали, что не родилась еще та сила, что вселила бы неуверенность, панику или страх в этого немногословного вампира. Нет такого тирана, который бы смог оседлать упрямство и изобретательность наемника, дабы удержать кровавую жатву и власть в своих землях. Не было еще такого маньяка, который бы не почувствовал на своей шее крепкий хват кожаных перчаток и не взглянул бы в предсмертной булькающей агонии в глубокие синие глаза. Белоголовая фигура в красном плаще с черным подбоем и белым треугольником на спине обросла легендами и мифами. Были среди сказителей и те, кто называл его бесовским отродьем, а кто-то почитал «последней гвардией». Той самой гвардией, что приходит на помощь тогда, когда помощи ждать было просто больше неоткуда. Вот почему в этих стенах данному носферату не давали покоя совсем не ужасающие лики истории с их чарующими созерцаниями, но рана и кровавые дыры на его белой рубахе под его неизменным кроваво красным кожаным плащом. А еще щетина, которая со времен последнего касания бритвы отросла и начинала колоться в области шеи. Что поделать, работа накладывает свой отпечаток на каждого — кто-то бреется утром перед тем, как пойти на любимую службу, а кто-то плавает в открытом море на двух морских черепахах...

Авель неторопливо поднялся по крутой круговой лестнице и оказался перед массивными дубовыми дверями, кои были украшены дивной красоты резкой, напоминающей своими узорами такой родной и далекий север. Они навевали собой фантазии о древних руны давно забытых фантастических (а может быть и нет) цивилизаций, про которые Логиэс зачитывался, будучи еще совсем ребенком. То были двери в кабинет самого графа Алукарда. Здесь всегда было тихо, словно в склепе, ничто не нарушало глубокую тишину и покой этого прекрасного и сильного места.
— А зачем? — вопрошал к себе наемник, представив в голове нескольких опытных древних воинов, охраняющих вход — тот, кого бы они могли стеречь и так знает кто, зачем и в какую минуту появится в его доме.
Перчатка в задубевшей от сала, крови и огня коже коснулась металлического кольца. Наемник приложил усилие и потянул за него, открывая перед собой уютные просторы кабинета. Что неудивительно, здесь тоже всегда царил покой и умиротворение. Казалось, будто в эти пенаты не проникали крики с улиц, не доносилось ржание лошадей с проезжающих где-то вдалеке карет и крики портовых чаек. Напротив, все вокруг источало мудрость и созидание, сосредоточение самопознания и самосовершенствования. Глядь, на полке стояли древние манускрипты и писания, многие из которых были озаглавлены на языках, коих Авель ни разу в своей жизни не встречал. Если, конечно, то были действительно языки, а не чьи-то старательные изображения крючковатых ветвей высушенного крыжовника. Старые корешки выцветших книг манили своими секретами, которые были доступны, возможно, только Ему. Взгляд упал на тяжелый письменный стол, на котором неизменно царил порядок и лежали письменные принадлежности.
— Перфекционизм, порядок и строгость — лицо наемника озарила легкая улыбка, — в этом весь ты.

Авель глубоко уважал и с несвойственным ему самому почтением относился к графу. Пожалуй, он был единственным существом, в глазах которого он находил глубочайшее понимание. Эмпатию, но не в купе с сожалением человека, осознающего всю глубину потерь и сложностей, которые пришлось пережить, но понимание родного и близкого человека, чьи глаза также широко открыты. Он видел. Ему не нужно было что-либо объяснять, он прекрасно понимал всё даже не глядя. В глубине души наемник был даже уверен, что это существо таит в себе столь же безграничные тайны, сколь прячут в себе неизведанных звезд простирающийся над ними небесный свод. Что-то бездонное и очень-очень неизвестное скрывал в себе его взгляд. Это был вампир, это был человек с большой буквы, чья личность была единственной и индивидуальной.
Логиэс прошелся по кабинету и подошел к широкой винтовой лестнице из неизвестного ему дерева, ведущей на остроконечные крыши Трауменхольта. Каждая ступенька отдавала приятным домашним скрипом, сопровождаемым скрипом кожи сапогов.
Дверь на балкон была открыта.

— Здравствуй, Алукард.
Легкий ветерок налетел на словно вырубленное из скалы грубое и загоревшее лицо Авеля, который встретил тот самый описанные выше и до боли знакомый ему взгляд своей привычной многим едва заметной улыбкой. Волосы разбросало налетевшим порывом, а голубые глаза сверкнули ярким огнем в лучах заходящего солнца.
— На этот раз через двери.

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Замок Алукарда » Вход в замок. Навигация по разделу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC