Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Штаб-квартира гильдии клириков


Штаб-квартира гильдии клириков

Сообщений 31 страница 60 из 65

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/klir.png
Центральное полицейское управление Волкогорья (№ 1) по отлову диких гулей и другой монструозной нечисти, именуемое в просторечии штаб-квартирой клириков.
Это госучреждение является самым настоящим дракенфуртским «Скотланд Ярдом». Оно овеяно городскими легендами и освящено героическим ореолом.

Здание управления представляет собой старинный двухэтажный дом со скромной бронзовой вывеской, прибитой к стене, и коваными чугунными воротами.
На первом этаже — приемная и «обезьянник» (то есть камера предварительного заключения). На втором — офисы патрульных бригад клириков и — особняком — кабинет начальника дракенфуртского (центрального) районного округа, полковника Роберта Лестера (не путать с начальником отдела, капитаном Роджером Дарси, чем кабинет находится рядом с офисом патрульных бригад!). На третьем — архив личных дел преступников и библиотека документальных материалов.
Обстановка кругом, за исключением разве что начальственного кабинета, скучная и серо-коричневая, изрядно отдающая бюрократией и казенщиной. Впрочем, а как же иначе?

Здесь получают задания на отлов диких гулей блюстители гемоглобинового правопорядка: бравые клирики и неподкупные юстициары (представители высшей исполнительной власти, чей локальный штаб (один из) дислоцируется прямо в этом же здании в рамках сотрудничества с гильдией), отсюда курируются ходы расследований и исполнения судебных приговоров.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Подробнее про гильдию клириков

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/11.png

Полковник Лестер
Этот пухленький яйцеголовый человечек с неуклюжей пингвиньей походкой представляет собой красноречивую демонстрацию того, насколько внешность бывает обманчива: Лестер не только начальник штаб-квартиры гильдии клириков, но и глава районного штаба юстициаров. Эсцентричность его известна далеко за пределами родной гильдии. Он с женской щепетильностью ухаживает за своей прической и усами, открыто называет себя величайшим детективом современности, имеет склонность рыться в чужих вещах, читать чужие письма и подслушивать разговоры, а также время от времени ставит странные психологические эксперименты над подчиненными. Весьма наблюдателен — от его глаз не укроется ни одна улика. Обладает фотографической памятью, позволяющей ему запоминать мельчайшие детали свидетельских показаний.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/4.png

Секретарь Дюбье
Молчаливый, благородно стареющий дампир с печатью интеллекта на усталом лице, с хриплым высоким голосом, который совершено не вяжется с его внешностью (потому Дюбье и предпочитает молчать). Дисциплинированный, аккуратный в бумагах, вежливый. Любит свою работу. Близорук, поэтому при чтении пользуется лорнетом или надевает пенсне.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/5.png

Лейтенант Харрис
Лейтенант Харрис, дампир среднего возраста, — коп бывалый, со стажем. Шутка ли! Двадцать лет в первом отделе оттарабанил! Рожа типично клиричья — поганая, потрепанная, запухшая по утрам, злая до неприличия; рука тяжелая, мосластая, скорая на расправу. По характеру — тревожный неврастеник. Отсюда и последствия — сломанный нос, выбитый коленный сустав, двенадцать пулевых, восемь ножевых, хроническая депрессия, алкоголизм. Полный комплект.
Что еще про него скажешь? Коп он и есть коп. Личная жизнь тоже вполне типичная — недовольство семьи, скандалы, развод, гибель сына от рук психопата, депрессия (уже была?), срывы, «сдай значок», «не могу без работы, шеф», запой, проститутки, опять срывы, стерва-жена, которая даже в разводе продолжает выедать мозг, ну и тупая сексуальная дочурка в позднем пубертате, которую постоянно приходится спасать из заложниц.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/30.png

Джозеф Дарнли, личный адъютант Урбана фон Трамплтона
Хорошо воспитанный, образованный молодой ревенант из породы отличников: все-то у него должно быть до зубовного скрежета правильно: и костюм, и речь, и душа, и каждая буква в бумагах. Карьерист, причем весьма успешный. Еще вчера выпустился из академии, а сегодня уже заимел капитанские погоны. Про таких говорят «юноша, подающий надежды».
В первый отдел поступил недавно. С непривычки все еще робеет перед начальством (сплошь ведь большие шишки!), но держится очень даже достойно.

+1

31

Начало игры

Полковник Кафка орлом посмотрел на своего спутника. Мол, смотри, какие у меня бойцы в гильдии служат, и какие у тебя. Самому же Урбану хотелось приложить руку ко лбу в характерном жесте. Действительно, разница на лицо. Вместо того, чтобы задать вопрос по существу, клирик спрашивает у самого что ни есть высочайшего начальства какую-то... Нелепость. Причем такую, которая интересует его лично и к делу не относится. Стыдно, Моргот его забери, действительно стыдно, особенно когда то и дело чувствуешь на себя смеющийся взгляд главы юстициаров.
— Пока, к сожалению, такой возможности нет, но вся информация по этому делу будет предоставлена для ознакомления, — Абелард улыбался. Не столько подчиненным, сколько своим ехидным, хотя и беззлобным, мыслям. Это видно было по его лицу, он даже не старался скрывать причины своего веселья. — Действуйте согласно Кодексу, надеюсь, его столпы мне напоминать Вам не надо? Полиция по мере сил будет содействовать вашей группе, при необходимости выделим несколько бойцов в помощь. Но это крайний случай, действовать вы оба должны крайне осторожно и как можно менее явно. Время как обычно, дело должно быть раскрыто даже не вчера, а позавчера. Отчеты будете предоставлять общие, передавать в канцелярию этого управления в двух экземплярах. Разумность данного эксперимента должна интересовать вас двоих в последнюю очередь. Я ясно выражаюсь? — в зеленых глазах полковника заплясал какой-то недобрый огонек, не предвещающий ничего хорошего.
— Не думаете же вы, что будете единственной парой, созданной для этого эксперимента? — глава клириков осуждающе покачал головой. Наверное, именно поэтому Джезаль дан Луфар все еще оставался лейтенантом, из-за лишних вопросов. — Для вас двоих это прекрасная возможность продемонстрировать все свои знания, навыки и опыт. Вы недостаточно хороши поодиночке, но вместе должны показать класс. Еще вопросы? Если вопросов нет, то я хотел бы услышать, с чего вы начнете расследование.

Однако, как показало будущее, возлагаемые надежды главы клириков на эксперимент не оправдались. Существенных результатов не удалось достичь ни одной из сторон, принимавших участие в этом неудачном мероприятии. Урбан фон Трамплтон решил взять короткий тайм-аут на месяц и привести мысли в порядок, а заодно проверить свои коммерческие дела в Хурбастане. Ровно три недели ушло у него на эту полу деловую поездку, по прибытию из которой вампир направился прямиком в свое имение.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Имение «Клевер»

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (17.12.2012 20:46)

+5

32

Ярость. Почему ее столько много? Вечер перед полнолунием. Может быть еще не вечер, но день шел так медленно, что Джезаль назвал бы это логическим окончанием. Внутри все буквально сжалось. Похоже, что оборотень мог едва сдерживать свою вторую сущность. Уже не совсем Луфар делал некоторые поступки, более его темная сторона начала выходить наружу, дабы предстать перед взором публики, весьма гнилой публики. Он играл с Джезалем, и игра эта казалась забавной ему самому. Все вокруг потеряло смысл, когда клирик понял, что в его сознании есть кто-то еще. Внешне он пока не подавал признаков, что начал сходить с ума, лишь его пульс усилился в несколько раз. Маленькие капельки пота потекли со лба. Взгляд устремился на бокал с водой, нет, пить не хотелось. Хотелось просто выйти отсюда и закричать.
«Черт его дери, возьми себя в руки».
Ему потребовалось некоторое время, дабы прийти в себя. Только сейчас он понял, что Урбан фон Трамплтон заговорил. Неужели он решился, когда рядом стоит его «друг» по работе. Захотелось улыбнуться, но Джез себя пересилил. Здесь стало душно, так что желание выйти лишь усилилось. Почему его мысли вновь отходят так далеко, когда ему нужно быть здесь? Голова совсем уже не варит. Шишки переглянулись. Джезаль сразу прочитал все, что творилось у них в голове, не в буквальном смысле конечно, просто скромные догадки. Его вопрос решили проигнорировать, что даже не заботило клирика. Теперь эти слова казались ему тоже не уместными, однако не просто так, теперь, из-за его «другого» ему хотелось спросить иное. Если он задаст один из вопросов, который сейчас крутится в голове, то, наверняка, вылетит со своей должности. Клирик старался не смотреть на свое начальство, чтобы со всем с крыши не съехать. Взгляд был направлен на окно, где сейчас вряд ли можно было что-то высмотреть.
«Смешно. Забавно. Они решили сделать экспериментальный отряд кошки с собакой. Это не эксперимент, просто юстициары решили позабавиться, а смеренный Урбан согласиться на что угодно, потому что боится их. Теперь под дудку будет плясать не только он, а весь штаб клириков вообще. Да плевал ты на наши знания и опыт, просто ты не можешь отказаться, пес».
Агрессия проявлялась пока в мыслях, так она могла перерасти и в разговор. Иногда щеночку нужно держать морду на замочке, чтобы хозяин его не побил. В таком состояние было сложно думать о работе, да еще и о такой важной. Джезаль медленно оторвал взгляд от пустоты и перевел его прямо на Урбана. Ненависть вряд ли можно было заметить, но и явно дружелюбия завидеть тоже не получалось. Неоднозначный взгляд, который сложно было понять. Луфар достаточно сильно сжал кулак, так, что даже Анна могла это заметить. Прикусив губу, клирик пытался наладить свои мысли на расследование. Нужный рычаг в мозгу отыскать не получалось, все попытки были тщетные.
— Я думаю, нам стоит заострить дело о графине Дракуле. Многие уделяют этой персоне много внимания, так что мы не упустим ничего такого, что могло показаться странным ее знакомым накануне исчезновения. Если там действительно пусто, тогда найдем другое дело о пропаже, где преступник оставил некоторые улики и зацепки, и, возможно даже, показал свое лицо кому-то, — слова были сказаны очень спокойным тоном, словно клирик рассказывает сказку ребенку перед сном. Он постарался, дабы не выдать себя прежде времени.
Ярость. Почему ее столько много? Вечер перед полнолунием.

Отредактировано Джезаль дан Луфар (26.08.2012 13:05)

+3

33

Разговор продолжился, забавно, кажется, что клирик совсем неохотно решился на участие в этом экспериментальном «парном» расследовании, потому как несколько первых его вопросов были совершенно не к месту, но давали повод улыбнуться над тем, как «обычный лейтенант» завуалировано пытается отвязаться от этого дела. Может оно и к лучшему. Все-таки разница между обычными клириками и юстицарами была как разница между небом и землей, а этот был еще и человеком. Анне предстояло не только разоблачить уже совершенное преступление века, но и ужиться в одной паре с клириком-человеком.
Будет сложно.

Очень мило со стороны наблюдать, как мысленно ругаются друг на друга твои начальники, пусть одного из них слушаться Анна не обязана, но он все же выше по рангу и должности. Собрат по ордену и командующий местным полицейским ополчением либо ненавидели друг друга, либо очень сильно конкурировали, желая показать друг другу, что бойцы каждого из них — лучше, чем у другого. Анна не подведет члена своей семьи, члена своего ордена, своего нынешнего командира. Она не способна на ошибку и допустить её не может. Юстицары определенно победят в этом «состязании». Хотя сравнивать сверхсолдат, всю жизнь обучавшихся профессиональному навыку убивать и нести справедливость на клинке, обагренном кровью и обыкновенных служителей закона с мизерной (в сравнении с юстицарами, конечно) подготовкой было довольно глупо. И, тем не менее, вольный юстицар Бомайн не могла не признать того, что шанс на успех у такого эксперимента, как пара из клирика и юстицара, в принципе мог быть удачен.

А вот будущий компаньон «Ночной бабочки» почему-то очень волновался, или просто злился, не важно, но он был напряжен. Сжал кулак, и, наверное, хотел грозно стукнуть по столу и высказать начальству все, что о них думает, как когда-то ей так высказывал её отец все, что думает о дочери. Но он сдержался, в отличие от забытого отца, который этого не умел. Клирик лишь смиренно высказал достаточно умное предложение о начале расследования, настолько умное и логичное, что это даже понравилось Анне.

Дело и пропаже графини:
Обследовать комнату;
Опросить родственников;
Осмотреть последние места посещения.

Вот и весть составленный список того, чем стоило заняться в первую очередь, просто, четко, легко запомнить.
— Я согласна с Джезалем, пропажа графини — на данный момент самое важное и первоочередное, так что, думаю, что следует обследовать последние места, которые она посещала до того, как пропала, её комнату, опросить родственников и знакомых.
Так-так-так. Почти как и «тук-тук-тук» или «цок-цок-цок» до этого.

Отредактировано Анна Бомайн (16.09.2012 15:05)

+3

34

Не смотря на просьбу Абеларда о том, чтобы инструктаж проводил полковник юстицаров, Урбан вырвался вперед, объяснив непонимающим их вопросы, попутно краснея как спелый помидор за своего клирика, задающего неуместные вопросы. Кафку пока что не заботило все это, он старался максимально настроиться на предстоящую ему работу, ведь ему тоже предстоит не малый труд, как руководителю, которому нужно все объяснить своим, более низким по рангу братьям из ордена и более низким по службе подчиненным из клириков суть проблемы, находившееся тут, как уже сказал Генерал, были не единственными.
Да, пусть руководитель и не бегает за преступниками, но организаторская работа — куда важнее, и не менее тяжелее той, которую будет выполнять сидящая здесь экспериментальная группа.

За совершенно неуместными вопросами, от клирика последовало уже логически объясненное предложение прямиком относящиеся к делу — начать с расследования и пропаже графини и после выйти через него на «Белую кровь». Этот факт радовал.

— Что же, в таком случае посвящу вас в детали первичного расследования, информация с которого, к сожалению, оказалась ничтожно мала для нас. Графину похитили в парке около фонтана, причем никто конкретно не видел, кто именно и как её похитил. Знакомые и родственники утверждают, что сегодня она должна была отправиться за кольцом ручной работы, которое заказала недавно у одного из мастеров ювелирного дела. Наша цель ушла за покупкой, а потом её почему-то заметили в саду, прогуляться решила, или нет, не суть. Но там её видели, наверное, практически все, кто был в парке, а вот потом... потом она отправилась к фонтану, где некий Ульям Джонсон, проживающий около Главного проспекта Волкогорья, и его супруга, видели, как она уходила в компании молодой женщины, причем добровольно, а после зашла в карету, которая двинулась в сторону Казенного квартала. Некоторые злые языки утверждают, что к похищению причастны члены клана Венганза, конкретно — Рамир Ассман, но этот донос не подтвержден ни одним источником. Для выяснения правдивости сего факта уже был отправлен уполномоченный представитель ордена, пока что надежность этой версии нулевая. На этом история похищенной, для нас обрывается... — Абелард закончил свой небольшой рассказ и приблизился к графину с водой, дабы промочить порядком пересохшее горло.

Отредактировано Абелард Кафка (16.09.2012 17:10)

+2

35

Голова постепенно переключалась на работу. Не самая удачная атмосфера сейчас царила в комнате. Напряженность снять удалось, но едва-ли. Насколько теперь хватит клирика? Может, на несколько часов вперед, однако ночь приближалась, что усугубляло ситуацию в целом. Весьма забавно, что самое сложное дело ему поручают накануне полнолуния. Не в какой либо другой день, а именно сегодня, именно сейчас. Помимо важности дела, его еще ждал новый напарник в виде юстициара. Отлично, просто замечательно! Джезаль схватил свой стакан, налив еще воды, и жадно выхлебал содержимое. Работа на первом месте, иначе быть не могло. Загадочный напарник? Две шишки? Самое важное дело? Полнолуние? На все плевать, работа на первом месте. Урбан говорил, что они не единственная экспериментальная пара, но о других Луфар никогда не слышал. Значит его сюда позвали не случайно, значит он отличился, значит не должен вести себя как ребенок. Анна то и дело посматривала на клирика, даже обратила внимание на сжатый кулак.
«Интересно, что сейчас творится у нее в голове? Если я сейчас в полном ступоре от всего этого, то она спокойна? Или же у них там в штабе и не такое увидишь? Хладнокровная. Похоже, что она даже не волнуется. Для нее это игра? Игра или многолетний опыт?»
— Я согласна с Джезалем, пропажа графини — на данный момент самое важное и первоочередное, так что, думаю, что следует обследовать последние места, которые она посещала до того, как пропала, её комнату, опросить родственников и знакомых.
Эти слова заставили успокоиться. Хоть кто-то был согласен с ним. Без единого вопроса она сразу перешла к делу, что вдохновило клирика на дело. Наконец работа вновь была на первом месте.
Кафка был самым спокойным в этой комнате, даже Урбан сейчас выглядел хуже Луфара. Похоже, что главу юстициаров вообще ничего не волновало кроме пропажи, он продолжал рассказывать о деле. Клирик его внимательно выслушал, запоминая каждое слово.
«Интересно. Никто не думал сейчас о кольце. А что если она успела зайти в ювелирную лавку? Ее заметили в саду, так что же она делала перед этим? Куда ходила? Какое прошло время между домом и садом?»
— Хорошо, тогда мы с коллегой приступим к делу, прямо сейчас, — Джезаль осмотрел еще раз всех в комнате, ему хотелось поскорее уйти отсюда.

Отредактировано Джезаль дан Луфар (23.09.2012 00:33)

+3

36

Анна переваривала каждое слово в голове. Абелард говорил достаточно медленно, поэтому «Ночная бабочка» успевала смаковать каждый важный факт и помещать на отдельную полочку своего разума.
«Так, её похитили около фонтана, она бегала за каким-то украшением, мда, а я то думала, что таких как она похищают темной ночью в казенном квартале, а потом находят довольной где-то в таверне, когда она уже напилась до белой горячки. Знакомые и родственники, такое ощущение, что они вообще не обращают внимание ни на какие детали, ни одному делу нормально не помогли показания родственников и знакомых, всегда одно и то же — „Мы ничего не знаем“. Потом она, повинуясь, видимо, каким-то левым мистическим силам ушла к фонтану, где её только по счастливой случайности видел всего один свидетель, который, тем не менее, скорее всего ничего толком не скажет. Все как всегда, ничего точного, ни одного нормального факта. Впрочем, Бомайн, тебе не привыкать.»

А еще есть подозреваемый, но видимо, даже сам собрат Абелард не уверен, что это может быть он. Потому эта версия пока что отпадает, но совершенно отбрасывать её нельзя, мало ли какие подробности вскроются в ходе дела, а пропускать хоть одну лишнюю деталь или версию — недопустимая ошибка, ведь здесь просчитаться нельзя. Это не просто дело, это уже вопрос чести. Подвести дело о такой пропаже — это потерять все, нет, не в лице юстицаров, в лице самой себя.
Итак, из всего сказанного полковником выслеживалось следующее:

Цель пропала у фонтана, осмотреть то место, можно начинать прямо сейчас.
Некий Ульям Джонсон, узнать у него подробности
Рамир Ассман, узнать о нем
Поговорить с мастером, у которого она заказывала кольцо перед пропажей
Как-то попробовать сработаться с клириком.

Жестом сказав Абеларду, что расследование уже началось и получив одобрительный кивок, Анна вышла из комнаты и направилась к выходу. Она очень надеялась, что ей получиться хоть как-то... найти общий язык с этим человеком, по его поведению во время инструктажа можно было догадаться, что будет трудновато, он слишком импульсивен. Да и вообще, Бомайн любила работать в одиночку, так гораздо удобнее и легче, но желание начальства — есть закон, который нарушать нельзя, даже если очень хочется, хотя Анне и не хотелось. Дождавшись клирика, «ночная бабочка» сразу начала рубить с плеча, совершенно забыв о самых обычных нормах общения, вроде разрядки ситуации и вопроса о том, что он думает, юстицар сразу перешла в деловой тон
— Думаю, что нужно начать с места обследования у фонтана, а потом направиться к этому Ульяму Джонсону...

+3

37

Неужели пытка закончилась? Они получили инструктаж и теперь могли приступить к работе. На душе сразу стало легче, причем в несколько раз. Даже возникает странный вопрос: лучше превращение в оборотня или комната с начальством? Джезаль последний раз взглянул в глаза Абеларда, после чего едва заметно кивнул, дабы попрощаться, тоже самое он проделал и с Урбаном. Тот до сих пор стоял в ступоре, словно помидор, который уже переспел и его никто не хочет собирать. Неплохая месть вышла. Его начальник был слишком эмоционален, даже Кафка уже давно забыл о нелепом вопросе Луфара. Но не Урбан, тот не скоро это забудет. Бедняга даже спать не сможет эту ночь, впрочем, как и сам клирик. Не хотелось думать о предстоящей ночи, лучше голову полностью забить работой с Анной.
Еще никогда свежий воздух был так приятен, мужчина глубоко вдохнул во все легкие, после чего огляделся. День. В той комнате можно было потерять счет времени. Глаза никогда прежде не врали. Бомайн уже ждала напарника у выхода. Джезаль печально взглянул на нее. В ее глазах по прежнему ничего не было, все такая же хладнокровная. Ему приходилось работать со странными напарникам, но с такими — впервые. Юстициары, кто же вы такие? Страшно представить какие у них тренировочные экзамены. Луфар никогда не совал нос в чужие дела, но сейчас ему хотелось узнать, что скрыто за этими глазами.
— Думаю, что нужно начать с места обследования у фонтана, а потом направиться к этому Ульяму Джонсону...
Вот так сразу к делу? Пугающие сутки ждали мужчину. Юстициар и клирик. И кто же будет у них главным? Конечно она, но это только по ее мнению. О главенстве им ничего не сообщили, следовательно Джез не должен сидеть у нее на цепи, как это покорно делает Урбан.
— Зачем начинать дело обрывками? Я предпочитаю действовать более планово, с самого начала, — мрачно ответил клирик своей спутнице.
Достав блокнот, Луфар сразу же сделал записи в нем. «Места» гласило сверху страницы, затем начал появляться план, в котором на первом месте был «Дом графини.» Клирик обвел этот пункт, после чего вновь посмотрел на напарника.
— Разумно будет работать с начала, то есть с ее дома.

Отредактировано Джезаль дан Луфар (23.09.2012 21:11)

+4

38

Знаете, что бывает, когда создают пару из кошки и собаки? А из кошки и мышки? Никогда между этими существами не будет взаимного доверия и понимания, которое так необходимо для работы в паре с кем-то. Вот так и здесь, экспериментальная группа из юстицара и клирика, как казалось Анне Бомайн, никогда не будет по-настоящему эффективна. Почему? Потому что, наверное, «ночной бабочке», как бы искренне она этого не хотела, никогда не удастся нормально сработаться с этим клириком, она знала, что будет сложно, знала, что это все непросто. Он клирик — другое обучение, другие взгляды на жизнь и так далее, но ведь не да такой же степени, чтобы на выходе из штаба, только-только получив распоряжения и инструкции сразу вступать в спор. Почему он не мог просто согласиться и все? Почему нужно обязательно вставить свои важные пять копеек и спровоцировать на очередной спор? Вот так всегда, на предложение Анны он отреагировал отказом и предложил свой, не очень эффективный, по мнению Бомайн метод начать «сначала».

— Так ведь мы и начнем сначала, понимаешь, сначала. С того места где её похитили, там могут быть улики, которые можно очень быстро потерять. А в её комнате мы найдем, может её записки, которые могут послужить зацепками, но не более того — да уж, Анна очень любила работать в одиночке, потому что при такой работе не нужно спорить с кем-то о целях и способах их выполнения. А вот тут началось, как говориться, понесся гуль по болотам. Первый спор в первый день работы, как символично.
Бомайн, конечно понимала, что будет сложно, но не до такой же степени.
— Хотя знаешь, может ты и прав. Возможно, её комната откроет нам данные о том, куда она хотела сходить и что делала в последний раз. Это может серьезно помочь — надо же все таки как-то срабатываться, да, она говорила это сквозь скрежет в зубах, но не начинать же срач на ровном месте, а он видно, упрям, еще будет время, где придется горячо спорить, а пока что так и быть, она с ним согласиться. Пока что...

Отредактировано Анна Бомайн (25.09.2012 13:30)

+2

39

Наблюдая за Бомайн и Луфаром, Абелард в очередной раз пришел к выводу, что тогда, в глубокой юности, сделал правильный выбор. Закон — это замечательно, он необходим, на нем держится порядок. В большинстве случаев. Лишь для меньшинства требуются он и его братья по Ордену. Но закон — это рамки, и в эти рамки загоняются не только простые граждане, но и полицейские с клириками. Приставленные следить за соблюдением правил, они привыкают мыслить в их пределах. Для юстициаров же есть лишь маяк, на который они должны ориентироваться, и имя этому маяку — Справедливость. Именно так с большой буквы, в своей высшей абсолютной форме, не отягощенная условностями, которые изворотливые преступные умы могут обходить, оставаясь без надлежащего наказания. Когда же Луфар сжал пальцы в кулак, Кафка не сдержал очередную улыбку — этот клирик такой забавный. Неужели он думает, что звание полковника в Ордене можно получить за одну лишь деловую жилку, как это произошло с генеральским чином его коллеги? Но показывать и доказывать он никому ничего не собирался, так что просто кивнул Анне на безмолвный вопрос об окончании беседы.
— Ну что, приступим к инструктажу остальных пар? — вампир ободряюще улыбнулся коллеге.
Спустя какое-то время полковник уже садился в экипаж, направляющийся в имение. Там его ждал кабинет и несколько писем, которые еще только предстояло написать.

+3

40

[Предместья Дракенфурта] Таинственный особняк «Хаунтед»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Джулиан Кейн, засунув подальше трижды за один вечер уязылённое самолюбие и, стараясь сохранить хотя бы остатки чувства собственного достоинства, прогуливался по городу. Воспоминания одно за другим посещали его сознание, срываясь с занесённых толстым слоем пыли полок и, подобно старым пожелтевшим книгам распахивали свои изъеденые временем страницы перед глазами юстициара. Здесь он вырос. Здесь же надел мундир Клирика. Правда, ненадолго... Здесь, или где-то в другом измерении? На другом конце пространственно-временного континиума? Всё, что предшествовало его вступлению в Орден, казалось давно позабытой сказкой. Сказкой о времени, давно проскользнувшим сквозь его пальцы, словно песок. Решив не теряться в глубинах воспоминаний, юстициар шагнул в сторону Гильдии, на ходу поправляя безупречно белый воротник с нашивкой в виде числа XIII. По пути, он прошёл мимо запряженного экипажа, в который садился мужчина, смутно знакомый Кейну. Решив не останавливать брата-полковника, Джулиан молча склонил голову в знак приветствия старшего по Ордену и прошёл дальше в холл штаб-квартиры и огляделся вокруг.
Когда двери прихожей сомкнулись за его спиной, Кейн с грустью оглядел унылое серое помещение, в котором витал дух бумажной волокиты. Из обезьянника доносились чьи-то возмущённые вопли. Джулиан вздохнул.
«Зачем брать их живыми? Неужели мы вправе судить? Нет. Только пуля, или клинок способны рассудить по чести. Нет невиновных. Есть лишь разные степени вины. Есть закон, есть хаос. Хаос — это смерть...»
Кейн, не расстёгивая свой тяжёлый кожаный плащ, подошёл к дежурному офицеру.
— Доброго вечера, брат, — на автомате отчеканил Джулиан, словно здороваясь с кем-то из своих товарищей. В прочем... Если это — честный малый, Кейн охотно назовёт его так ещё раз.
— Эм... Сэр? — поправив очки, дежурный прикрыл рот, зевая. Видимо, его работа столь утомительна... Джулиан вежливо улыбнулся.
— Моё имя Джулиан Кейн, юстициар.
— Чем могу быть полезен, сэр? — уже более бодро ответил парень в униформе. Улыбка Кейна, не потеряв ни капли дружелюбия, застыла на его лице, превратившимся в угодную хозяину маску.
— Ине бы хотелось знать, есть ли в городе мои братья по Ордену, — «кроме того, которого я видел на улице? Он уже наверняка уехал.» — мысленно добавил Джулиан и продолжил, — и могу ли я оказать содействие Гильдии? Быть может, вам здесь не помешает боец моей... Специальности? Если нет, я бы хотел переговорить с кем-нибудь из братьев, в случае их присутствия, конечно.

Отредактировано Джулиан Кейн (28.10.2012 21:53)

0

41

Начало игры

Как и было предписано, по приказу начальника девятого отдела, Гарольд Бенс прибыл в Центральное Управление Волкогорья. Он уже бывал здесь ранее будучи стажером, и пару раз после завозил кое-какие бумаги в архив. Но получать распоряжения в самом центральном из всех клирических управлений ему ещё не доводилось. Пройдя через кованые ворота в арку, а затем и через главный вход, Гарольд привычно огляделся в поисках отступления: решётки на окнах, тяжёлая входная дверь, два длинных коридора, много людей и вампиров. Не войти, не выйти.
Бенс отошёл немного в сторону, чтобы не мешать прохожим, и задумчиво потёр левый глаз правой рукой. С чего это вдруг его вызвали в Штаб, что за задание, почему именно его? Это наказание или шанс проявить себя?
— Лейтенант? Добрый вечер, — окликнул Гарольда проходящий мимо человек в штатском. — Вас прислали в центральное управление для некоего секретного дела?
— Добрый вечер, сэр. Да, Лейтенант Гарольд Бенс, девятый отдел...
— Идёмте, вам ожидают в кабинете майора Астрид Цепеш-Дракула.
Гарольд приподнял бровь, но за провожатым пошёл.
К Майору. Не то чтобы офицеров в таком звании он видел только на картинках, но всё же... Неужели где-то набедокурил и сейчас надают по шапке? Да вроде бы не было ничего такого. Или было? В конце концов Бенс послал к чертям назойливые мысли, проку от них немного, расстройства одни.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в два года)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Торговый район] Таверна «У тётушки Меригольд»

Отредактировано Гарольд Бенс (17.12.2012 12:46)

+3

42

Замок Алукарда  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Астрид попыталась привести себя в состояние стояния и хоть немного улучшить свой внешний облик и самочувствие после очередной бессонной ночи, что получалось не очень. Камеристки наперебой сообщали, что она все так же прекрасна и чуть ли не совершенна, но вот самой Астрид так не казалось. Графиня вновь оглядела себя с ног до головы и, на удивление себе, поняла, что её облик точно соответствует её сегодняшнему характеру. Белоснежная блузка с бантом на шее, кожаные черные штаны, что она любила одевать на конные прогулки, и тёмно-синий камзол с погонами гильдии — она всегда отличалась особым вкусом в одежде, наверное, поэтому всегда старалась выделиться из толпы клириков в своих стандартных костюмах. Хотя это было достаточно странно, учитывая, что девушек-клириков всегда было мало, да и ещё её светлая шевелюра всегда сразу была заметна, и если ещё брать во внимание её происхождение, то она уж точно не была серой мышкой — её знала там каждая собака, что уж говорить о вампирах, что входили в её светский круг общения. Она вновь взглянула в зеркало и поправила прядь волос, убрав её за ухо — опять она выглядела как не пойми кто. Графиня, что от рождения была на редкость самокритична, была довольна своим внешним обликом раз в сто лет, поэтому и этот день не был отмечен красным крестиком в календаре улыбок и счастья. Отражение нахмурилось и выдернуло шпильки из волос, и они шелковистыми локонами упали на плечи, обрамляя лицо, — вот теперь уставший и вымотанный образ точно завершен. Астрид убрала волосы под цилиндр и с довольным видом отправилась на выход их поместья. Наверное, сегодня будет сложный и полный сюрпризами день, но ей не привыкать — клирикам редко дают легкие дела, иначе для чего вообще нужна гильдия, как не для расследования того, что не смогла обычная полиция?
Астрид ни в наилучшем расположении духа прошествовала по коридору гильдии. Все было как всегда, но что-то изменилось. Она это чувствовала каждой клеточкой кожи. И все той же клеточкой желала вернуть все на круги своя, но получалось это скверно. Сначала по своему приходу она отругала нового дежурного, что не смог быстро и оперативно принять новичков. После чего ознаменовала свой приход перестановкой дел в своем кабинете — казалось, что сам Моргот смеется над ней и теми кучами личных дел, что расположились на её письменном столе, нескольких шкафах и даже на полу. После непривычной «уборки» кабинета, что производилась опять же раз в те же сто лет, она заставила нескольких лейтенантов переставлять цветочные горшки в коридорах, за что получила непонимающие взгляды и тихие вздохи удивления — глупо, конечно, и дел у неё самой с этими отчетами было слишком много, но, наверное, это все сказался её недосып и именно те кошмары, что постоянно преследуют её. Аста вздохнула и села в свое кресло, что всегда создавало некоторый уют в кабинете. Девушка прекрасно понимала, что все сегодняшние её действия по большей части не имели за собой основы, но ничего не могла поделать — её раздражало все и одновременно ничего. Словно что-то поменялось, но вот что именно она никак не могла понять, — это её пугало и нервировало. Но больше всего раздражало то, что она ничего не могла с этим поделать! У неё буквально руки опускались — передвинутые горшки так и остались стоять на прошлых своих местах, так как майор всегда была недовольна и махнула рукой на это, разрешив лейтенантам заняться, наконец, своими делами; новенький был слишком занят, поэтому к нему чуть ли не очередь выстроилась, и Астрид пришлось взять на себя часть обязанности и быстро и оперативно отправить каждого в свой отдел; да даже её же кабинет нервировал вампирессу и, казалось, что если придет ещё один корвет-лейтенант с новым недоделанным отчетом, то она взорвется на месте и разразится такими ругательствами, каких ещё не видывали стены старенькой конторы гильдии. Ну, а если она раздражена, то об этом конечно будет знать все здание, и по большей части несчастные капитаны, что попадут под горячую руку и принесут очередные прошения из полиции, что опять не смогла справиться с простейшим делом.
— Безрукие болваны. — Девушка фыркнула и взяла очередное прошение, что ей доставил с третьего этажа новенький симпатичный молодой человек. Он мило улыбался и даже не смотря на её суровое лицо, выражающее крайнюю степень недовольства, ответил обезоруживающей улыбкой и весело сообщил, что не без труда нашел её кабинет, так как большинство настолько загружено работой и мыслительной деятельностью, что даже ответить не смогли на его вопросы. Его веселость и некоторая беззаботность буквально заставили подняться её настроение, и майор с улыбкой поприветствовала его в конторе и посоветовала обращаться к старичку Мэдисону, что всегда не отказывал в помощи и именно потому и ценился всей конторой. Она даже проводила его до главного архива, что не входило в её обязанности, но девушка словно чувствовала, что именно от него получит тот самый веселый настрой и бодрость духа, которая ей сейчас так нужна. И она не прогадала — паренек оказался болтливым малым, но в то же время и уверенным в себе молодым человеком, что её порадовало. Именно таких людей и ждет гильдия. Именно таких людей и любила больше всего Астрид. Жаль только что именно такие люди чаще всего и погибают от рук преступности, но в её силах все изменить, так что заострять на этом внимание опять графиня не стала и решила погрузиться в дело, что намеревалась отдать пятому отделу — не в её обязанностях шастать вновь по фабричному району и переворачивать все на своем пути в поисках очередного гуля. Девушка отпила из чашки ещё теплый чай и продолжила обзор квартальных отчетов — надо же уже их когда-нибудь разобрать. Она итак слишком долго откладывала его в дальний ящик, пока не пришли крайние сроки его сдачи Лестеру. Необходимо проверить все до мелочей включительно, чем она и собиралась заняться, но её прервал стук в дверь.
— Войдите, — девушка оторвалась от читки документации и перевела взгляд на открывающуюся дверь.

Отредактировано Астрид Цепеш-Дракула (30.11.2012 23:52)

+4

43

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/30.png
Как всегда собранный и идеальный, капитан Дарнли шагал по оживленным коридорам дракенфуртской штаб-квартиры клириков. Его целью на этот раз был кабинет майора Цепеш-Дракулы, и он искренне жалел, что визит этот связан с невероятно неприятным делом. Неприятным, дурно пахнущим, да еще и с политической подоплекой — вот уж где есть развернуться вампирессе на такой высокой должности. Правда, эта должность может быстро «похудеть» при неблагоприятном разрешении дела.
Вежливо постучавшись и дождавшись ответа, Джозеф зашел внутрь и плотно прикрыл за собой дверь.
— Здравствуйте, капитан Джозеф Дарнли, личный адъютант милсдаря Урбана фон Трамплтон, — после того, как мужчина представился, он коротко кивнул. — Мне поручено передать под Вашу личную опеку одно весьма щепетильное дело. В интересах гильдии раскрыть это как можно скорее, поэтому не будем терять время? — он протянул пухлую папку вампирессе. — Так же я уполномочен довести до Вашего сведения, что заниматься расследованием Вы должны лично, а так же те, кого Вы изберете сами. Любой клирик, что ниже Вас в чине, будет в Вашем распоряжении, соответствующий приказ уже высочайше утвержден и подписан.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

В папке карточки убитых (15 жертв), досье на них, результаты вскрытия. Трупы изувечены, кровь выкачена практически под ноль, но следов клыков очень мало — буквально по паре отметин на каждом трупе. С трех снята кожа полностью. Все они были найдены в казенном квартале, но трое освежеванных — неподалеку от сгоревшего театра. Мазель Астрид, не забудьте выбрать себе помощника ;) Первые два трупа были найдены здесь.

Астрид Цепеш-Дракула написал(а):

Она любовалась собою в зеркале до тех пор, пока не поняла, что ещё пару минут, и она точно опоздает.

Вампиры не отражаются в зеркалах.

+1

44

Начало игры

... Карета гильдии клириков плыла по улицам Дракенфурта. Колеса мерно стучали по мостовой, кузов неторопливо качался на рессорах. Корвет — лейтенант Оул Стенли по срочному вызову начальства возвращался из имения родителей. После Пустоши город казался чем-то враждебным и мрачным, но это было настолько субъективным ощущением, что Стенли только усмехнулся своим мыслям.
«Подпортил отцу торжество. Скажем так, неприятно, но... Служба есть служба».
Офицер вздохнул. В последние несколько лет это стало такой закономерностью, что родители перестали даже делать замечания, что сын Хозяина Дома так быстро исчезает с различного рода банкетов и мероприятий.
Пальцы Оула постукивали по саквояжу, гадая, с чем связана такая спешка. За ним даже выслали экипаж.
«Без смежных и высших сил тут явно не обошлось», — скаламбурил про себя врач.
Резко захотелось курить. Щелкнув портсигаром, Стенли на секунду замер перед тем, как прикурить. Попытался сосредоточится, но в мыслях творился полный сумбур. После нескольких минут умственного самоистязания Оул прикинул, что никаких серьезных промахов он не допускал, следовательно — это не вызов на ковер, что радовало. Однако получить в личное производство дело, перебрасываемое из одного подразделения в другое (а то, что дело обстоит именно так, ревенант уже почти не сомневался), большой радости офицеру не сулило.
В столь мрачных думах клирик и прибыл к полицейскому управлению. Поблагодарив кучера, Стенли широким шагом направился в здание. Остановившись у входа, он отошел немного в сторону, глубоко вздохнул и закурил еще раз.
Ленты дыма медленно поднимались к небу. Офицер задумчиво наблюдал за кольцами, которые развеивались ветром и глубоко вздохнул.
«Все в этой жизни — дым...»
Аккуратно затушив окурок, врач вошел в управление.
В голове наигрывал какой-то волнительно — напряженный мотив. Дежурный у входа поднял голову.
— Корвет-лейтенант Стенли?
— Так точно.
Дежурный лейтенант учтиво наклонил голову.
— Третий этаж, милсдарь.
«Ого... Очень высоко».
— Благодарю...
Поднимаясь по лестнице, Оул гадал, что же за дело ему будет поручено. Вызов к Дракуле, хоть и графине, в присутствии адъютанта главы гильдии — это было веским поводом для беспокойства...
Рассеяно отвечая на приветствия знакомых офицеров, он наконец дошел до конечной точки маршрута.
Стук в дверь. Как и положено к старшим — три раза. Войдя в кабинет, приложил пальцы к полам цилиндра и склонившись в легком вежливом поклоне, офицер представился.
— Корвет — лейтенант Оул Стенли по вашему указанию прибыл.
Теперь осталось только ждать, наблюдать и анализировать.

Отредактировано Оул Стенли (07.01.2013 14:14)

+7

45

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/30.png
Самое невинное слово, которое можно было применить к сложившейся ситуации, это «досада». Капитан Дарнли старался, что называется, держать лицо, но внутри него клокотал самый натуральный пожар, поскольку как только он явился на доклад к майору Цепеш-Дракуле, как приказ о передаче дела ей аннулировали. Это все было, конечно, прекрасно, но что ему теперь делать с собранными людьми в кабинете у вышеозначенного майора?.. Водить их за собой вереницей в надежде отыскать свободный кабинет для обстоятельного разговора? Или вальяжно расположиться в кабинете голубоглазой мазели?..
— Лейтенант Бенс, корвет-лейтенант Стенли, прошу за мной. Остальные свободны, — решение было принято спонтанно на пятьдесят процентов. Эксперта то он пригласил лично, а вот с Бенса капитан знал косвенно. Весьма рискованное решение, но в данный момент порядком разозленного Джозефа это интересовало меньше всего. — Экипаж ждет нас. Майор... — коротко по-военному кивнув озадаченной графине, капитан Дарнли развернулся и вышел из кабинета первым.
Выйдя на крыльцо штаб-квартиры клириков, мужчина закрыл на несколько секунд глаза и глубоко вздохнул, чтобы очистить мысли от всякой эмоциональной шелухи. Дело превыше всего! Особенно то дело, которое находится на контроле у самого что ни есть высочайшего начальства.
— Шестой портовый склад. Эта тварь настолько наглая, что еще два трупа нашли там же, где он или она начала жрать горожан. С материалами ознакомитесь по пути, время поджимает.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Портовая гавань] Склад № 6

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Составьте список интересующих вас вопросов по делу, вышлите мне в личку, а я все распишу (во всяком случае то, что известно об этом всем на данный момент). На месте займемся осмотром трупов, опросом горожан и прочими нудными вещами.

+4

46

Имение «Клевер»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Коротко кивнув рядовому клирику, поприветствовавшему генерала на пропускном пункте, Урбан быстрым шагом отправился к себе в кабинет. Он пропускал мимо приветствия своих подчиненных, потому что всегда это делал, когда был занят, а это, как правило, было всегда. Зайдя в комнату, вампир обнаружил на своем рабочем столе ворох писем, среди которых его внимание привлекли парочка, лежащих слегка в стороне от общей груды. Достав первое, глава гильдии клириков аккуратно вскрыл его и прочитал содержимое, отчего его рыжие брови слегка поползли наверх. Белый конверт из хорошей плотной бумаги, без каких-либо надписей, скреплен темно-красной сургучной печатью с витиеватым вензелем.

«Не буду тратить свое и ваше время, сразу перейду к делу, которое не терпит отлагательств. На днях мне стало известно о затрудениях, кои испытывает ваше ведомство, а так же ведомство полковника Кафки. В связи с данными обстоятельствами, я счел нужным перенести запланированную нами встречу на более ранний срок, а именно 2 апреля, 3:00.
Правитель государства Дракенфурт, герцог Тальгарский, граф Дракенфуртский, Владислав Терзиеф Гильермо Мефисто Алукард III».

Но хорошенько обдумать сие известие времени не было, так как второе письмо было кратким, аки сестра таланта, но прочтя его, фон Трамплтон словно ужаленный бросился из кабинета наружу, случайно столкнувшись с лейтенантом в коридоре. На полу осталась лежать бумага, на которой на машинке было напечатано приглашение в суд...

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Верховный суд

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (21.01.2013 01:19)

+7

47

Имение «Клевер»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Рассветное солнце медленно поднималось из-за горизонта, разливая вокруг себя нежный розовый цвет. Теплые весенние лучи еще были ласковы и не жгли вампирессе кожу, скорее наоборот. Это был тот самый редкий момент, когда хотелось подставить лицо под победно разливающийся повсеместно свет, закрыть глаза и наслаждаться. Вдыхать всей грудью посвежевший, обновленный воздух, наполненный запахом зелени и распускающихся цветов и удивляться тому, что обычно все это остается незамеченным. Глядя через окно экипажа на оживающие под утренними лучами улицы города, Орнелла поймала себя на мысли, что хочет жить. Раньше как-то она не задумывалась над этим, просто прожигала день за днем, а теперь... Теперь вдруг поняла, что больше нет времени растрачивать дар жизни на какие-то несущественные мелочи, бесплотные мечты. Плакать о том, что не случилось, как минимум глупо, а жалеть себя — унизительно. Быть может уже завтра ее не станет, после дачи показаний (да и сейчас, собственно) ее жизнь не будет стоить сломанного гульдена, и что останется после нее? Неясные достижения, которые никому не принесли пользы, кроме нее самой? Воспоминания редких знакомых, да и не факт, что позитивные и светлые?.. Острее всего Нелли жалела, что не знает самого сокровенного — радости от новой жизни, ребенка под сердцем.
И внутренний голос сразу стал трусливо нашептывать, что еще не поздно вернуться назад к счастливой жизни. Рахим ждет ее, у него в доме ей хорошо да и против ребенка он не будет и черт с этим высшим светом Дракенфурта и его мнением, но... Как же быть с этой ядовитой химерой, которая загубила ее честь и жизни многих людей? Оставить Теодора и дальше безнаказанно творить беззаконие в угоду своим извращенным безумным желаниям? Нет, нет, нет... Это невозможно. Только маленькая рыжая кузина может положить этому конец. Просто потому, что от нее он этого не ждет, ведь Орнелла чуть ли не с руки его ела, преданно заглядывала в глаза, целовала руку, которая ее ударила... О, Роза, как это все было глупо и наивно!
С другой стороны, именно сейчас мазель Ренд чувствовала себя как никогда свободной и живой. Сердце билось сильнее, появилось ощущение значимости каждого мгновения жизни, а так бывает только с теми, кто уже одной ногой в могиле. Что ж, каждый должен платить свои долги. Может это и есть цель ее жизни и предназначение? Уничтожить такого ублюдка — дорогого стоит, после этого ее будут вспоминать с благодарностью и уважением. И уж если ей суждено кануть в лету, то сделает она это только вместе с Теодором.

Штаб-квартира гильдии клириков встретила ее деловитым гомоном и осторожными любопытными взглядами. Уставшая вампиресса некоторое время бесцельно проболталась в холле, но потом все же решилась подойти к дежурному.
— Я хотела бы заявить об убийстве, — бледные обескровленные пальцы до болезненного напряжения сжимали и мяли тонкий батистовый платок. Конечно, она нервничала и боялась, но отступать было поздно, да и не хотелось уже откровенно говоря.
— Но, уважаемая мазель, клирики не занимаются убийствами, это юрисдикция полицмейстеров и юстициаров... — начал было уверенно возражать клирик, но рыжеволосая вампиресса мгновенно оборвала его.
— Они все рано перенаправят дело вам. Дело касается прошлого главы гильдии алхимиков... И его нынешнего главы, — достав из перчатки аккуратно сложенный листок бумаги, Орнелла подала его служителю закона. Тот, бегло изучив потертый старый лист, нахмурился, но все же отдал его обратно.
— И все же, я настоятельно рекомендую обратиться вам в полицейское управление, если они сочтут нужным передать дело нам, то так тому и быть.
Нелли, явно не ожидавшая такого поворота событий, лишь набрала в грудь побольше воздуха, лихорадочно прикидывая, что бы такого сейчас совершить, чтобы дело благополучно разрешилось. Выход из сложившейся ситуации был более чем очевидным — привлечь внимание кого-то более расторопного, с более высоким чином и головой на плечах. Того, кто поймет, что раскрытие такого дела вполне реально осыплет его погоны звездочками более крупными, нежели на данный момент. А потому в холле штаб-квартиры разразился форменный скандал с рыжеволосой бестией в главной роли. Сначала был робкий плач и слезные просьбы, потом слезы стали более крупными, в ход дела пошли обмороки и громкие истеричные вопли о том, осталась ли правда и закон на этом свете или же нет. В результате вокруг бледной, явно страдающей вампирессы собрался такой «звездопад», что любо-дорого было смотреть. Чины, окружавшие ее светлость, были не ниже майора, и все были настолько полны участия к обессиленной истерикой девушке... Определенно, в ней был актерский талант.
— Что мы можем сделать для вас, миледи? — обеспокоенно спросил один из клириков, с неподдельным интересом разглядывающий полулежащую на его руках вампирессу, едва отошедшую от обморока.
— Воды... — слабо пролепетала Нелли, картинно прикладывая изящную ручку то к бледному лбу, то к волнующейся от частого дыхания груди.

+8

48

Верховный суд  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Бывают вещи, которые не меняются веками. Огонь не может существовать без воздуха, за летом обязательно появится осень, от пореза всегда прольётся кровь, ну а от женщин всегда жди неприятностей. К таким выводам пришел Трамп, наблюдавший столпотворение служащих возле дежурной стойки штаба на пропускном пункте. Войдя внутрь он почувствовал присутствие сильного эмпата и обратил внимание на эпицентр «взрыва». Вампир увидел рыжеволосую женщину, которая, театрально закинув голову набок, разыгрывала трагедию на ровном месте. Урбан понял это сразу, ощутив её эмоциональный фон, который был стабилен, словно лёд на северном полюсе. Помимо всего прочего, осознанно или нет, но эта незнакомка плела легкие сети, в которых оказались сами клирики, по всей видимости, разделяя её наигранное горе. Главе гильдии вдруг вспомнился случай, когда пришлось бороться за своего напарника — тогда сам Урбан был всего лишь патрульным. Они набрели на какой-то притон, где по наводке юстициаров устраивались заказные бои между гулями. Безусловно всему этому сопутствовали такие услуги как тотализатор, выпивка, женщины. Когда они явились туда с облавой представление было в самом разгаре. Организаторы подпольных боев забаррикадировали проход в коридор — эдакий черный ход на улицу с торца здания. Обнаружив, что строение полностью взято в кольцо, преступники стали держать оборону. Один из них был довольно неплохим эмпатом, который не преминул воспользоваться своим даром на напарнике Трампа. Заметив это, Урбан вступил в навязанную борьбу за душу своего товарища. Неимоверными усилиями, разрывая эмоциональное поле клирика, вампир оттеснил чужую волю, поставив прочный ментальный заслон. В итоге главарей повязали, а тремя днями позже напарник фон Трамплтона пустил себе пулю в лоб. Хоть причастность Трампа к его смерти была исключена, но сам вампир всегда знал, что часть его вины была из-за его неопытности. Этот груз тяжким пластом лежал на его совести до сих пор, с этим он жил каждый день и периодически во сне встречал лицо того юного клирика, что прикрывал ему спину когда-то.
События прошлого мучительно яркой картиной встали перед глазами Урбана, а затем исчезли, уносимые волей Трампа. Незаметно для всех он принял на себя часть поступающей от вампирессы энергии, возводя прочный заслон между своими подчиненными и рыжеволосой бестией. Многие присутствующие подняли свой взгляд на главу гильдии. Вампир вопросительно посмотрел на столпившихся и одним кивком дал понять, что такое скопление народу излишне на проходной. Многие верно истолковали этот знак и сразу же удалились, приветствуя Урбана кивком головы или обращаясь к нему по званию, соблюдая этикет.
«Что здесь делает эта особа?», — подумал про сидящую напротив женщину вампир, — «Уж явно не вопрос трудоустройства пришла обсуждать». Урбан не любил непредсказуемых вампиресс, слишком много шума постоянно сопровождало этих мазелей. Трамп обратил внимание на майора, который переводил взгляд с генерала на рыжеволосую истеричку, по пути цепляя взглядом графин с водой и граненый стакан, расположенные на стойке дежурного: Трамп, вампиресса, стакан, графин.. вампиресса, стакан, генерал, графин...
— О Роза! Майор, вам что, нечем заняться? — холодно произнес фон Трамплтон, тихо улыбаясь про себя. Клирик будто ужаленный осой отдал воинское приветствие и затем испарился. Рука вампира взяла графин с водой и с характерным звуком опустила его прямо перед носом вампирессы.
— Заканчивайте этот спектакль, уважаемая — применение вашего дара здесь недопустимо — генерал словно обращался к ребенку, спокойно и выдержанно, с ноткой необходимой учтивости. Затем он перевел взгляд на вжавшегося в стойку дежурного.
— Как только мазель придет в себя, будьте так любезны, проводите её до выхода — произнеся это, Урбан направился далее по коридору к своему кабинету, не дожидаясь ответа.
События, произошедшие не так давно в суде, до сих пор не отпускали Трампа. А ведь, действительно, было над чем поразмыслить. По крайней мере, сейчас он отгородился от колких статей журналистов, но вампир не сомневался, что фамилию Стрикс он ещё обязательно услышит. Каким образом тут замешена Агния? Этот и многие другие вопросы роились в голове Трампа, который подошел к двери своего кабинета и даже не обратил сначала внимания на шаги за спиной. Обернувшись, Урбан встретился взглядом с той самой истеричной рыжеволосой девицей.
— Я так понимаю, слово главы гильдии клириков вас остановить не смогло? — полушутливо заметил генерал, устало посмотрев на вампирессу.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (02.02.2013 13:49)

+6

49

К огромному сожалению вампирессы, только начинающееся веселье быстро увяло и не без посильной помощи рыжеволосого господина с генеральскими нашивками. В воздухе повисло ощущение прочно испорченного праздника, как будто бы конфеты с конфетти лопнули прямо в не распакованной коробке, трубы и скрипки вместо задорной мелодии издали какой-то фальшивый визг и завяли, ну а главная декорация рухнула в пыль позади сцены (можно даже добавить к повисшей гробовой тишине одинокий плач ребенка). Будь на месте Трампа (а это был он, рыжих генералов-клириков в Дракенфурте не так уж и много... всего один) любой другой мужчина — скорее всего содержимое графина уже лилось бы по его благородным «кудрям» и мундиру цвета хаки. Это ж надо, каков нахал! Прогнал всю публику, публично пристыдил, даже воды не налил в стакан, а еще джентльмен!.. Глаза вампирессы сузились, пристальный взгляд несколько секунд изучал внезапно появившуюся помеху, а потом в голове Неллы будто что-то щелкнуло. Ну, конечно же! Он-то ей и нужен! Если он ее выслушает, то потом на суде, даже если ее не будет в живых, он сможет подтвердить каждое слово из ее показаний и ему поверят, ведь слово главы гильдии клириков значит весьма и весьма много. Он уважаемый вампир, достойный сын своего клана, ни в чем порочащем (постоянные хождения от жены «налево» не в счет) замечен не был. Решено!
Отмахнувшись от робко подступившегося к ней дежурного, словно от надоедливой мухи, Орнелла решительно зашагала за все более удаляющейся надеждой на спасение. Даже если кто-то и пробовал ее остановить, то ей хватало одного взгляда на «препятствие», чтобы отбить у того желание связываться с рыжеволосой бестией.
— Так складываются обстоятельства, милсдарь фон Трамплтон. Прошу простить меня за небольшой спектакль, но он был необходим, поскольку слушать меня отказались. А так я хотя бы на краткий миг привлекла внимание и не чье-то, а ваше. И между тем, я — единственный свидетель, который готов давать показания и не боится того, что завтра не проснется, — голос мазель Ренд дрогнул, конечно же, она врала об отсутствии страха. Ей дана такая долгая жизнь, а сейчас она сама сует голову в петлю. Теодору останется только затянуть ее потуже да выбить табуретку из-под ножек очаровательной кузины. — Они не понимают, я не могу пойти в полицейское управление! У него там все давно и прочно куплено! Даже если все мои слова будут записаны, то стоит мне шагнуть за порог управления, как они будут сожжены, а меня найдут где-нибудь со сломанной шеей... А может и вовсе не найдут, Теодор даже в детстве отличался изощренной изобретательностью и безграничной фантазией. Есть вещи похуже смерти, и я их видела.

+5

50

Вампир не ожидал услышать что-то подобное после увиденного ранее. Рыжеволосая красавица-незнакомка была не просто упорной, похоже, от того выслушает её Трамп или нет, зависит её жизнь. Да ещё было крайне любопытно послушать её историю. Возможно, эта информация пригодится главе клириков в будущем, кто знает? Эти мысли пронеслись каскадом в голове фон Трамплтона.
— Ваши извинения ни к чему. Полагаю, этот разговор мы можем продолжить у меня в кабинете — Урбан открыл дверь и пригласил даму войти.
Кабинет вампира оказался неожиданно скромным для его высокого положения. Электрический свет — небольшая люстра освещала комнату. На стенах кое-где висели бра, освещая деревянные тёмно-коричневого цвета стеллажи с папками, которые сортировались по датам и алфавитному порядку. Между стеллажами стояли напольные часы прекрасной работы. За застекленной деревянной створкой можно было увидеть мерно раскачивающийся серебряный маятник часов. Пол был вымощен лакированным деревянным паркетом. В центре лежал тёмно зеленый ковер с витиеватым орнаментом золотистого цвета по окантовке и бордовым квадратом на середине. Глава гильдии клириков в буквальном смысле вызывал «на ковер» своих подчиненных и об этом ковре ходило много различных слухов в свое время. Поговаривали, будто однажды сам Трамп недовольный действиями своего подопечного убил несчастного выстрелом из своей руки-протеза. Кровь с паркета оттереть удалось, а вот с паласом оказалось не все так просто. Из-за этого вампир распорядился нарисовать квадрат, тем самым скрыть кровавое пятно. Басни такого рода часто можно было услышать в стенах управления, но копать глубже никто никогда не желал, опасаясь оказаться в немилости у фон Трамплтона. Напротив ковра располагался широкий дубовый стол, на котором располагалось два телефонных аппарата, канцелярские принадлежности, бережно сложенные у края стола, печатная машинка и всегда свежий номер Дракенфуртского Курьера — любимой газеты Урбана. К столу были присоединены небольшие тумбочки с выдвижными ящиками. Что было в них никто не знал — у каждого ящика был замок, они всегда были заперты в отсутствие Трампа. Окон в помещении не было, однако прямо над рабочим столом главы гильдии висела крупная картина — портрет графа Алукарда III.
Слева в пустой части комнаты находилась небольшая софа тёмно-зеленого цвета, два кресла того же стиля и стеклянный журнальный столик напротив софы. Стены помещения были обклеены новыми обоями в пастельных тонах.
Подойдя к столу, вампир снял телефонную трубку и распорядился принести кофейник и пару чашек.
В дверь учтиво постучали. Вошла девушка средних лет в служебном костюме, которая вкатила небольшую тележку за собой. Деликатно поставив кофейник, чашки с приборами и печенье на журнальный столик, она удалилась.
— Итак, — произнес вампир, поудобнее устраиваясь в кресле и взглядом приглашая даму сделать то же самое, — прежде, чем вы начнете свою краткую историю, — Урбан взглянул мельком на часы, — я бы хотел узнать ваше имя, а затем всю историю в деталях, желательно в ускоренном темпе — прошу простить, времени мало, знаете ли.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (02.02.2013 19:57)

+6

51

Благодарно кивнув клирику, Орнелла перешагнула порог кабинета и на доли секунды замерла, чтобы осмотреться. Похоже, что у здешнего хозяина начисто отсутствовала такая скверная черта характера как тщеславие. Скромно, опрятно, по-военному сухо и рационально. Только то, что нужно для работы и не более, никаких излишеств. Иные высокопоставленные чиновники старались окружить рабочее пространство атрибутами своей власти, богатства, чтобы сходу показать всем кто есть кто, но здесь подобным поведением даже не пахло. Это было приятно не только потому, что не унижало, но и потому, что Нелли все более уверялась в том, что сделала правильный выбор. Этот вампир не только выслушает ее до конца, но и сделает все возможное, чтобы попранное правосудие наконец-то восторжествовало. Правда, потом сомнения снова закрались в душу — если у главы гильдии было настолько мало времени, зачем он попросил принести кофе? Жест вежливости, показная воспитанность?.. С подозрением уставившись на небольшую фарфоровую кофейную чашку, Орнелла нахмурилась и присела на самый краешек кресла. Связи Теодора, вроде бы, не простирались на гильдию клириков, но полностью отметать эту возможность было тоже нельзя.
— Что ж... Вы весьма занятая фигура, я постараюсь потратить ваше время с пользой. Зовут меня Орнелла Ренд. Орнелла Дем Ренд, — вампиресса повторила, делая акцент на втором имени, которое свидетельствовало о том, что она родилась в этом клане. — Я пришла дать свидетельские показания против моего кузена Теодора Дем Ренда, главы моего клана и главы гильдии алхимиков. Это чудовище убило, по меньшей мере, двоих знатных вампиров. Арктус Дем Ренд, мой дядя, был не только убит собственным сыном, но и превращен в химеру Теодором же. Вы знаете, что полагается за такие чудовищные эксперименты, ведь именно вы составляли закон, регламентирующий занятия алхимией. По иронии судьбы заверял этот документ мой пропащий брат Теодор... Простите за это небольшое отступление, я помню, что у вас мало времени. Так вот, предыдущий глава гильдии был убит моим кузеном в своем собственном кабинете, когда отказался финансировать безумные прожекты Тео. Я узнала об этом совсем недавно и, надо сказать прямо, решение прийти к вам далось мне нелегко. Я боюсь этого вампира, он безумен! Только посмотрите, что он сделал с государственным учреждением, и никто этого даже не заметил! А моего дядюшку он даже не прячет, все знают, что у Теодора есть химера, для создания которой основным материалом, — последнее слово Нелли чуть ли не выплюнула с отвращением, настолько дико это звучало, — послужил его отец! Родная плоть и кровь! — под конец речи вампиресса не выдержала и поднялась со своего места. Меряя мелкими нервными шагами комнату, она до боли сжимала собственные пальцы и хмурилась. — Профессор Рицин сейчас находится в Хурбастане, в баккарской тюрьме. Там он дал признательные показания о том, что приехал тайно в Айзу по делам гильдии, которые не имеют ничего общего с законом. Местная полиция, я не знаю, как они правильно называются, хотела связаться с вами, но полицейское управление не допустило «утечки информации». Вся полицейская верхушка давно куплена Теодором, вот почему я пришла именно к вам. Вы ведь наверняка даже не слышали о том, что профессор уже начал отбывать свое пожизненное заключение на другом материке? То-то же. А у меня имеется переписка этого профессора и моего кузена, из которых я даже смогла получить почти полную текущую иерархическую картину. Предвосхищаю ваш вопрос — переписка попала ко мне крайне предрассудительным образом. Я ее выкрала у кузена, когда была в родовом поместье два месяца назад, и не стыжусь этого. Но это только часть, написанная Рицином, остальные ответные письма, собственноручно написанные Теодором, хранятся у шефа полиции — их передали им правоохранительные органы Абаджана, как доказательство вины профессора и справедливости его осуждения и заключения... Последнее, чего я боюсь — это то, что моя смерть будет напрасной. Если вы начнете официальное дело, попросите его приехать и дать показания, он выставит меня сумасшедшей. А сам, вернувшись домой, первым делом уничтожит все улики, указывающие на него. Мои же останки после этого даже не найдут... И давать показания в суде станет некому.
Немного помедлив, Орнелла вытащила из сумочки схему, которую написала сама, исходя из данных в письмах, а затем и саму переписку, аккуратно перевязанную тонкой веревкой. Вампиресса решительно протянула свое самое главное богатство главе гильдии и с облегчением подумала, что больше бояться нечего. Она сделала все, что смогла.

Список, составленный Орнеллой

С недавних пор в гильдии было сформировано несколько специфических ведомств, под руководством членов Л’Саванта.
1) Отдел особых транс-механических разработок.
Глава отдела — Морган Фест.
Отдел занимается проектированием, разработкой и тестированием бионических протезов и механических големов. Помимо этого в отделе разрабатываются новые виды военного вооружения и приборы иного характера.
2) Отдел токсичных средств.
Глава отдела — Профессор Рицин
Отдел занимается разработкой и тестированием токсичных, химически активных и взрывоопасных ядохимикатов. Проводятся испытания на подопытных химического и биологического оружия.
3) Отдел специальных функций.
Глава отдела — Леонхарт Дем Ренд.
Отдел полностью укомплектованный хорошо тренированными вампирами, владеющими различными видами оружия, навыками в боевом применении алхимии и псионики, а так же имеющими бионические модификации тела боевого характера. Отдел участвует в ряде операций специфического характера (арест нарушителей, поимка химер и пр.) Помимо прочего, отдел заведует обеспечением внутреннего порядка внутри гильдии.
4) Отдел специального информационного обеспечения.
Глава отдела — Матильда фон Кейзерлинг
Отдел укомплектован лучшими эмпатами, экстросенсориками и телепатами высшего уровня. Задачи отдела: шпионаж, сбор информации, создание единой ментальной информационной сети для всей гильдии.
5) Отдел особого порядка.
Глава отдела — Джозеф Керр.
Отдел занимающийся слежкой, арестом и надсмотром за душевно больными внутри и вне психиатрических лечебниц. Ведутся разработки новых методов излечения душевных болезней. Впрочем, зачастую ведется выдача подопытных для других отделов. Совместно с третьим отделом поддерживает внутренний порядок — проводит расследования дел алхимиков, подозревающихся в предательстве.
6) Отдел архивации.
Глава отдела — Аден Ордис.
Отдел занимающийся хранением, анализом, изучением и практикой изъятых (у нарушителей закона «Об ограничении практики алхимии») материалов, артефактов и записей. По результатам испытаний, полученные материалы разделяются на три категории: полезные для гильдии, удачные, но не пересекающиеся с интересами гильдии, недействующие.
По результатам испытаний производится тайная амнистия полезных для гильдии алхимиков.

+5

52

Урбан посмотрел на протянутые его собеседницей «вещественные доказательства». Подумав немного, он взял из кармана белые перчатки, неспешно их одел, изучая выражение облегчения, которое просто излучало лицо мазель Ренд. Те откровения, которые озвучила столь внезапная гостья, словно снег на голову обрушились на голову Трампа. Безусловно, глава клириков понимал, что этот мир далеко не идеален, у каждого найдется один-два грешка за пазухой. Однако он и представить не мог, насколько пугающе велики оказались масштабы хаоса и коррупции, которые словно черви съели большую часть исполнительной власти. На данный момент в руках у Трампа была бомба, однако он сильно рисковал — публичное обвинение главы гильдии алхимиков — это шаг, который требует максимально детальной подготовки доказательной базы — ведь именно в суде будет решаться их участь.
— Мазель Ренд, — вампир принял-таки документы и стал бегло их пересматривать, — могу вам смело заявить как служащий, который имеет прямое отношение к юриспруденции, что эти документы довольно любопытные, но, тем не менее, по делу они будут идти все лишь как косвенные улики. Все, что вы видите здесь, может быть запросто сфабриковано с целью очернить высокую репутацию вашего кузена. Говоря прямо, даже этого недостаточно, чтобы упечь за решетку Теодора Дем Ренда, однако эти документы могут являться основанием для предъявления обвинения. Орнелла, вы понимаете о чем просите меня? Вы понимаете, что окажись я неправ, доверяя сейчас вам, то вся моя жизнь может полететь в Морготову пропасть? Несмотря на то, что вы состоите с этим вампиром в родстве и ваших личных мотивов, скажите мне, как я смогу доверять женщине, которая всего 10 минут назад устроила такой грандиозный спектакль в фойе моего управления?
Урбан сложил бумаги в какой-то полупрозрачный пакет, извлеченный из внутреннего кармана, затем клирик встал, подошел к своему рабочему столу и открыл один из ящиков слева, достав оттуда пустую красную папку с его печатью.
— Эти документы отправятся на предметную экспертизу в мои лаборатории, не в полицию. Надеюсь, нам удастся найти отпечатки пальцев вашего кузена, хотя даже это ничего не скажет суду. А показания профессора были сделаны под давлением и могут быть не признаны действительными при официальном разбирательстве. Я попрошу своих людей пуститься по следу тех персон, которые указаны в вашем списке. Их найдут, задержат и приведут в расположение суда. До этого времени вам необходимо привести конкретно сюда в управление тех, кто будет открыто свидетельствовать против Теодора. Мазель Ренд, суд не будет привлекать вас в качестве свидетеля по этому делу, ибо вы не являетесь беспристрастным лицом. Достаньте минимум трех свидетелей — этим вы значительно повысите шансы на успех всего предприятия. Только после этого я буду готов выдвинуть обвинения против вашего кузена, не ранее, — глава клириков подошел к девушке, снова сел в кресло и взял чашку кофе с журнального столика, сделав при этом пару жадных глотков.
— Я предоставлю вам нескольких своих офицеров для обеспечения охраны вас и свидетелей. Сегодня же их необходимо будет доставить сюда. Вплоть до самого начала разбирательства вы, Орнелла, должны находиться здесь — в управлении. Тут для вас будет самое безопасное место во всем Дракенфурте, уж поверьте мне. Почему вы так смотрите на меня? Вы же не думали, что, передав эти бумаги, все для вас закончится так просто?
Вампир допил кофе и поставил чашку на столик. Потом добавил:
— До 02:00 сегодня мне потребуются свидетели здесь, прямо в штабе. К этому времени я должен буду увидеть Его Светлость в приватной встрече. Прежде, чем подавать иск с обвинением в суд и устраивать охоту на вашего кузена, я доведу до сведения графа все имеющиеся материалы по этому делу. Вопросы? — взгляд вампира все ещё скользил по документам, но через минуту он закрыл папку и внимательные зеленые глаза изучающе посмотрели на рыжеволосую красавицу Орнеллу Дем Ренд, сидящую напротив.

Отредактировано Урбан фон Трамплтон (10.02.2013 23:56)

+6

53

В великом раздражении она развернулась лицом к главе клириков и принялась буравить его долгим, немигающим взглядом. Видимо, тот не понимал, насколько серьезны намерения Орнеллы и насколько тяжела ситуация в целом. Хотя, что еще можно было ожидать от трампа? Репутация для них все, они берутся только за те дела, которые им сулят стопроцентный выигрыш и дивиденды, если же есть хотя бы малейший намек на проигрыш, они отступят.
— Вы не понимаете, милсдарь фон Трамплтон. Я не прошу, а требую. Не личную выгоду, не деньги, я требую правды и торжества правосудия. Исправления ваших же ошибок, в конце концов. Уж простите за прямоту и пафос, но то, что эта ситуация имеет место быть, не моя недоработка. Где эти хваленые проверки, где неусыпный контроль за такой важной государственной структурой? Почему вообще получилось так, что убийца и безумец не только возглавил такую организацию, но еще и полностью перекроил ее под свои личные нужды и никто об этом ни сном, ни духом?! — глаза Неллы лихорадочно горели от ярости, она до побелевших костяшек сжимала от бессилия и гнева кулаки. Как он вообще смеет говорить о том, что может случиться с его жизнью в случае провала? Никто не теряет больше сейчас, чем теряет она. И проблемы трампа в сравнении с этим ничтожны и смешны, не более того. — Рассказать вам, что будет со мной, если Теодора осудят и казнят? Хотите? Я не смогу появиться в свете, не смогу выйти замуж, не смогу родить ребенка, вообще больше ничего не смогу. Никто не теряет больше, чем теряю я и моя разрушенная, вымирающая семья. И все же, я здесь, я пришла, я рассказываю все это вам. И страшнее всего то, что моя жизнь уже загублена... Да, я могла плюнуть на все, уехать куда-нибудь далеко-далеко и жить припеваючи, но как быть с моей совестью и с тем, что я знаю о том, что сотворил Теодор? А что будет, если его не остановить сейчас? Сколько жизней он сможет еще забрать в свою коллекцию, прежде чем хоть кто-то осмелится выступить открыто против него?.. Мне не нужен такой груз на душе, я его не выдержу. Лучше позор и всеобщее порицание, чем петля с потолка от осознания размеров собственной вины и трусости.
Злость постепенно уходила, оставляя после себя какую-то опустошенность и безразличие к происходящему. Наверное, это была усталость. Самая настоящая, когда опускаются руки и уже ничего не хочется... Прав был Рахим, уговаривая ее остаться и не ездить в Норданию больше. Чем ей было там плохо? Любимый человек, беззаботные теплые дни, спелые фрукты и сладкие вина. Возможно, она бы даже родила для него ребенка, ведь по любви получаются самые замечательные, умные и красивые дети, это Нелли доподлинно знала.
— Простите меня за излишнюю резкость и обвинения... Просто я очень устала, и мне нестерпимо хочется, чтобы все закончилось. Желательно, чтобы происходящее вообще оказалось каким-то дурным сном и улетучилось с последними лучами заката. Но... Увы, это правда и с ней надо как-то примириться, — голос девушки наполнился едкой горечью, она тяжело судорожно вздохнула и взглянула в глаза генерала. — Сегодня я отправила три письма, и на все три я получила ответы, в которых было безоговорочное согласие. Мои три свидетеля — Анелия Крейн, Матильда фон Кейзерлинг и Дезири Мориарти. Первый свидетель — это дочь бывшего главы гильдии алхимиков, Остина Крейна. Тот, хоть и был вампиром низкого происхождения, в алхимии был гением. Самородок, при котором в гильдии был золотой век, а многочисленные открытия в самых разнообразных областях этой науки шли на пользу не только государству, но и простым обывателям. Теодор открыто заявил ей, что убил милсдаря Крейна, чтобы занять пост главы гильдии. Он был настолько циничен, что рассказал все в самых мельчайших подробностях... На похоронах Анелия не была, так что ее описание должно совпасть с повреждениями останков, которые, несомненно, будут выявлены при обследовании, если вы примете решение эксгумировать труп милсдаря Крейна. Второй свидетель крайне неоднозначная личность... Теодору она нравится. Матильде же нравится только она сама, и она готова сдать все секреты моего кузена в обмен на полное оправдание своих грешков и возможность работать в гильдии дальше. Вполне приемлемая сделка, этот свидетель знает столько, что хватит на несколько смертных казней. Про третьего свидетеля, надеюсь, ничего говорить не надо? Вполне уважаемая вампиресса, обладающая немалым влиянием на сильных мира сего. Она состоит в гильдии, знает всю ее подноготную и готова поделиться своими знаниями в обмен на полную безопасность для себя и свои девушек. Вызовите их повестками сами, это будет лучшее доказательство того, что дело сдвинулось с мертвой точки и движется в единственно-верном направлении. Мне же не остается ничего другого, как вверить свою судьбу в ваши руки и молить Розу о том, чтобы никто больше не пострадал по вине моего кузена.

+1

54

Пожалуй, эта неделя была самой длинной за всю жизнь вампирессы. Как только она высказала милсдарю фон Трамплтон все свои доводы, доказательства, мысли, чувства, страхи, то внутри сразу образовалась какая-то звенящая пустота. Наверное, так бывает, когда вампир исполняет ту миссию, с которой его в этот мир прислала Святая Роза. Орнелла даже гордилась собой — она сумела заставить себя побороть страх и любовь, пойти против огромной машины смерти, которую с таким тщанием растил драгоценный кузен. И даже если сейчас она эту битву не выиграет, это все равно будет достойным финалом для ее беспутной жизни. Но, к сожалению, все это было только началом. Самое тяжелое испытание ждало Орнеллу впереди, и оно было столь же неотвратимо, как сходящая с гор снежная лавина. Это была сила, способная сокрушить ее, оставить пустую оболочку со сломанной душой внутри. Суд над тем, кого она когда-то видела в будущем своим мужем и господином. Суд, на котором она будет главным свидетелем обвинения.
Оставаясь в стенах гильдии клириков под неусыпной охраной, вампиресса молилась. Так истово, как никогда. Подумать только, сколько сил, нервов и душевных страданий требовал всего один стоящий поступок!.. Она почти ничего не ела, пила только воду и таяла на глазах, съедаемая собственными страхами изнутри. Откровенно говоря, вампиресса даже несколько раз пожалела, что затеяла всю эту канитель, но всякий раз эти трусливые мыслишки уходили от осознания одной простой истины — ничего нельзя повернуть вспять. Что сделано, то сделано.
На фоне всех этих душевных страданий невольное заточение в четырех стенах даже не казалось проблемой. Это было следствие ее выбора, а потому, как учит религия, нужно было принимать происходящее со смирением и верой. И Орнелла верила, что все наладится... Когда-нибудь. Вот только когда?

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Верховный суд

+4

55

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 мая 1828 года, около 19:30.

Амелия отнюдь не считала гильдию клириков скучным местом. Уж всяко поинтереснее головного штаба алхимиков! Ее увлекала особенная атмосфера полицейских участков — смешанные в безумном коктейле бюрократия и казенщина, слабоумие и отвага, увлеченность и пыл. Нравились некрасивые, интересные лица следователей, их недобрые, наблюдательные глаза; их трубки, и кепки, и бакенбарды, и важные животы, и тараканьи усы, и субординация, и полицейская форма (синее сукно с серебряными пуговицами, круглый горшкообразный шлем); неряшливые столы, погребенные под грудами нервически смятой бумагой, окурки в стаканах, в вазонах, в чернильницах, где угодно, аккуратные безликие папочки, шкафчики — точно такие же, как в любом другом государственном учреждении... хотя нет — немного другие, загадочные. Все это внушало ей уважение. Не будь ее профессиональная стезя предопределена с самого рождения, она наверняка выросла бы и пошла в полицейские. Не корпела бы теперь над тиглями и пробирками, а заносила в блокнот показания, изучала улики, гоняла по крышам, кричала бы «руки вверх!», рылась в мусорных баках и знала бы двести двадцать три сорта грязи из разных районов города. Как во-о-он тот крепкий мужчина с усталым лицом, свежим кровоподтеком на скуле и тревожными жестами.
— Минутку терпения, — попросил секретарь Дюбье. — Лейтенант Харрис скоро освободится. Могу я предложить вам кофе, милые леди? Кофе и пончик?
Амелия отказалась. Кофе, пожалуй, было единственным, что ей не нравилось в полицейском участке. Запах от него стоял потрясающий: бархатный, терпкий, густо-коричневый, особенно соблазнительный на фоне унылых амбрэ канцелярской пыли и дешевых чернил, но вкус был откровенно паршивый. Как у похмельного настоя papa, заваренного на гнилом топинамбуре в ржавом корыте.

Последний раз аскаресса была здесь всего две недели назад — подавала заявление о пропаже медальона провидицы. Тогда с ней беседовал какой-то самовлюбленный молоденький клирик. Претензии в нем было больше, чем в дяде Мефисто, тетушке Клементине и кузене Лукасе-Абеле вместе взятых. Он даже не удосужился внимательно ее выслушать. Носился туда-сюда, таскал какие-то папки, расточал неумелую лесть, делал стойку на погоны со звездами. Ничего удивительного, что даже беспомощная подмастерье с двумя переломами и хронической неуклюжестью к настоящему моменту знала про медальон больше него. Поэтому когда дошло до указания причины визита, Амелия решительно настояла на том, чтобы им вместо молодого нарцисса выделили «кого-нибудь посолиднее».
— Во-о-н тот господин вполне подойдет, — указала она на Харриса.
«Дамы...» — вздохнул про себя секретарь. Причем так громко и выразительно, что его мысль, кажется, прочла даже мазель Готьер. Пока аскаресса, увлеченной жизнью участка, крутила головой по сторонам, ревенантка панически вжималась в свой стул, очевидно, воображая его своей спасительной норкой. Кто знает, какими долгим показалось ей ожидание, — для Амелии лично минуты текли незаметно.

— Лейтенант Харрис к вашим услугам, — послышалось спустя n-ное количество времени. Над дамами обрисовались едкая усмешка и раздраженные, слезливые глаза полицейского.
— Вы готовы? — пожала Амелия холодные пальцы своей подмастерье. — Не волнуйтесь. Мы поступаем верно, исполняем наш долг сознательных граждан, спасаем мою подругу и эту бедную вороватую девочку. Просто расскажите лейтенанту все, что поведали мне в кабинете.

Отредактировано Амелия Аскар (08.06.2016 23:28)

+5

56

Ювелирный магазин «Фируза»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 мая 1828 года, около 19:30.

Хозяйка «Фирузы» даже не думала отчитывать подмастерье за свой внезапный приход, а наоборот поддержала идею о посещении клириков. И вот спустя несколько минут Алейна сидела снова в карете, сжимая тросточку так, что белели костяшки пальцев. «Надеюсь я правильно поступаю? Ведь тролль сказал, что меня посчитают соучастницей, а вдруг и вправду. И тогда… тогда меня ждет веселая ночка с... как он там говорил? С продажными женщинами и бандитами. Но Айрин надо спасать и ту бедняжку, к тому же она тоже провидица и у меня много вопросов накопилось к ней», — теребя уже прилично выбившуюся шину на сломанной руке, размышляла ревенантка. В груди сердце отбивало бешеный ритм, еще чуть-чуть и оно поскачет как лошадь, но только в противоположном направлении от участка клириков. Барышня с округлившимися глазами следила за приближением здания, где она могла провести незабываемую ночь в компании сомнительных личностей.
Кэб плавно притормозил и Алейна, естественно запутавшись в юбке и уронив тросточку, наконец выбралась из экипажа. Кучер, хмыкнув и что-то пробурчав, расслышать не удалось, потому что мэтресса Аскар грозно посмотрела на мужчину, поспешил взять причитающееся за проезд и умчался в моросящий дождь. Подмастерье проводила карету тоскливым взглядом, был минутный порыв прыгнуть в мчащийся кэб (прикинув, что в таком случае будет сломана шея, она оставила эту затею).
Подмастерье старалась не отставать от госпожи Амелии, уж очень не хотелось здесь бродить одной. Задержанные клириками часто были краше самих законников. Не говоря уже о том, что некоторые служители правопорядка слишком цветасто выражались, заставляя краснеть матерых хулиганов. Алейна стала похожа цветом напомидор, когда услышала речь одной из дам с огромным декольте и прокуренным голосом. Несмотря на все это, девушка многих  арестованных рассматривала с интересом художника (встречались типы со всеми цветами радуги на том, что обычно именуют лицом).
— Лейтенант Харрис скоро освободится. Могу я предложить вам кофе, милые леди? Кофе и пончик? — проговорил мужчина, сидевший за широким, заваленным бумагами столом. На предложение о кофе барышня замотала головой (кофе она терпеть не может и этот напиток отвечает ей взаимностью, после него ревенантка становится слишком активной, что приводит к травмам не только себя, но и окружающих). «Лейтенант кто? Хариес? О Роза пусть он будет не таким грозным и психом как тролль», — девушка пыталась унять дрожь в коленках и руке и, вжимаясь в спинку стула. Вдруг мужчина за столом резко выдохнул, Алейна с подозрением покосилась на милсдаря, прослышав слова госпожи Амелии.
— Лейтенант Харрис к вашим услугам, — раздался громкий голос рядом с подмастерье, из-за чего она буквально подпрыгнула на стуле. Обладателем такого зычного голоса оказался мужчина средних лет с бегающими глазками и прилизаными волосами.
— Вы готовы? — вывело из ступора ревенантку прикосновение мэтрессы Аскар, на что девушка кивнула, собирая все силы. — Не волнуйтесь. Мы поступаем верно, исполняем наш долг сознательных граждан, спасаем мою подругу и эту бедную вороватую девочку. Просто расскажите лейтенанту все, что поведали мне в кабинете.
«Здесь специально жесткие стулья или нет?.. Склона думать, что нарочно».
— Хорошо! Я прибыла в Дракенфурт… — начала свой рассказ провидица, попеременно прерываясь, вспоминая тот или иной эпизод. Алейна расписала в красках посещение казино, а на моменте смерти бедняжки окончательно вытащила один из бинтов на покалеченной руке.
Лейтенант же по мере рассказа то хмурился, сведя брови к переносице (в таких случаях барышня вжималась в спинку стула еще сильнее), то ухмылялся и качал головой и записывал в небольшой блокнот некоторые моменты повествования девушки.
— Вот. Я соучастница, да? Я виновница в гибели девушки? — скороговоркой проговорила подмастерье, запихивая остатки бинта в кармашек сумочки, думая, что этого никто не видит.
— Нет, вы не являетесь ни той и уж тем более другой. Да-а дела. Говорите, что та в подземелье госпожа Мориарти?  — клирик задумчиво почесал двухдневную щетину. — И как вы говорите: наемник, он же милсдарь Авель, по вашим словам… Хм, недавно в отеле Эффенбаха произошел один случай, были жертвы и как следствие показало взрыв. Тогда с места преступления скрылись беловолосый мужчина, по описанию похожий на вашего знакомого, — лейтенант улыбнулся Алейне и, облокотившись подбородком на сложенные руки, продолжил:  —  вместе с девицей, наши сотрудники по описаниям очевидцев смогли опознать в ней бывшего клирика Силентию Стрикс. Но вам не стоит беспокоиться, мы все уладим. Всех отыщем и госпожу Мориарти в том числе, а сейчас возвращайтесь к себе. Мы вас вызовем, когда вы понадобитесь. И да, если снова что-нибудь привидится, то сразу к нам, — поставил жирную точку в разговоре мужчина, вставая из-за стола и направляясь в сторону двери, тем самым давая понять, что аудиенция окончена.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ювелирный магазин «Фируза»

Отредактировано Алейна Готьер (11.06.2016 16:30)

+2

57

Время текло непристойно медленно. Вполуха слушая уже обмусоленную со всех сторон историю заново, Амелия невольно поражалась собственной выдержке и фантастическому терпению. С той поры, как юная мазель Готьер появилась в именитой «Фирузе», на голову аскарессе сыпались неприятности как из рога изобилия. Сама Алейна, как казалось со стороны, не испытывала по этому поводу никаких угрызений или же банального удивления. Неужели и правда, что она привыкла к такому стечению дел, к вовремя и не вовремя возникающим неожиданностям и странным событиям?.. Определённо, волнение имело место быть, то и дело возникающая мелкая дрожь тонких пальцев выдавала подмастерье с головой. Однако ж большую часть времени она была вполне себе спокойной и собранной, будто беседует с горячо любимой тётушкой за чашкою чая, а не даёт показания в штаб-квартире клириков… Впрочем, об этом она подумает после.

А пока им предстояло потратить ещё добрых полтора часа времени, заполняя бесконечные бумаги, подписывая какие-то документы, повествующие о тайне следствия, обязанностях добропорядочных граждан и прочих сопутствующих вещах. Откровенно измотанная, уставшая, лишённая душевных и физических сил, мэтресса Аскар негодовала. Хотелось как можно быстрее оказаться дома, среди родных стен, привычных её взгляду вещей. Например, нестерпимо хотелось тёплого света небольшой, непристойно дорогой настольной лампы в виде крупной бабочки с мозаичными крыльями. Хотелось видеть, как тонкие разноцветные чешуйки мягко переливаются от электрического света, раскрывая всю красоту и величие натуральных камней. Пить из любимой чашки (ах, этот тонкий, невесомый хурбастанский форфор!) терпкий, ароматный кофе со сливками и карамелью. Чувствовать уют, защищённость и покой…

Кто-то аккуратно тронул Амелию за плечо, выдёргивая из сладкого мира грёз и воспоминаний в потёртый, видавший виды участок, буквально пропитанный дешёвым табаком, скверным кофе и канцелярской пылью. Что ж, зато они выполнили свой гражданский долг перед обществом.
— На этом всё, мазель Аскар. Вы и мазель Готьер можете быть свободны, но напоминаю, что если у вас появятся ценные сведения по данному делу, ваш долг — явиться в штаб-квартиру как можно скорее и изложить все факты лейтенанту Харрису. Для повторной дачи показаний вам будут высланы соответствующие повестки, — секретарь Дюбье с самым важным и деловитым видом собрал всю документацию в довольно пухлую папку и, распрощавшись с порядком измотанными девушками, занялся следующим делом. Их же папка плюхнулась на стопку других, точно таких же увесистых, подняв небольшое облачко пыли.

— Что ж, думаю, нам всем нужно немного времени, чтобы отдохнуть и прийти в себя, — негромко произнесла аскаресса, вглядываясь в ночное, переливающееся острыми гранями звёзд, небо и попутно надевая перчатки. Ей действительно требовалось время на то, чтобы осмыслить всё произошедшее. — Не будем же медлить.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через «Виллу грёза», имение клана Аскаров  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в три дня)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ювелирный магазин «Фируза»

Отредактировано Амелия Аскар (29.06.2016 14:48)

+3

58

Дирижабль «Левиафан»  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  через воздушный порт  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в несколько часов)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

3 мая 1828 г. Около 23:00.

История повторяется. Всегда. Отличаются детали и манера исполнения, но в целом да, количество сценариев ограниченно.
Боёк револьвера ударил в пустоту. Дважды. На третьем заходе у Стрикс сдали нервы. Прошипев: «Предатель», она отшвырнула оружие прочь от себя.
Полет до Дракенфурта прошел незаметно, отчасти из-за того, что почти все время вампиресса провела в слезах, апатии и с лютейшей головной болью в придачу. Но на этот раз апатия длилась не так долго, всего лишь жалкое время пути до воздушного порта. Её место занял гнев, в состоянии которого Силентия собирала то не многое, с чем спускалась с небес на землю. Во всех смысла этого слова.

Причалив к земле, Стрикс первой сошла с «очередного проклятого дирижабля, на которые она больше ни сунется ни ногой, ни другой своей частью тела». Ощущение твердой почвы под ногами пьянило и придавало уверенности. А уверенность сейчас была жизненно необходима для вампирессы и того, что она вознамеривалась сделать.
Она отправилась в некогда родную гильдию. Пешком. Не самый близкий путь. Как раз легкая разминка для предстоящего дела.

* * *
Старое здание, казалось, нисколько не изменилось за время отсутствия вамирессы. Разве что ему пару лет назад пытались обновить фасад. Стрикс вошла, чуть задержавшись у входа. Было странно возвращаться сюда. Привычный до безумия запах ударил в нос, стоило вамирессе переступить порог: едкий и горький дым табака всевозможных сортов и крепости, металлические нотки свежей крови (куда тут без нее), пыль с тех времен, что помнила Фулько Стрикса главой гильдии и, конечно же, терпкий дух алхимических реагентов.
Силентия демонстративно и нагло миновала секретаря и прочую мелкую шушеру, её путь лежал на второй этаж, дорогу она знала и так. Кобура с револьвером были у всех на виду, но Стрикс это не волновало, совсем.
Двери большинства кабинетов были закрыты, периодически сновали туда-сюда нагруженные кипами папок и бумаг молодые клирики. На Силентию мало кто обращал внимания, остальные делали вид, что ее не существует.
— Кто ведет дело о пропаже Филипы Мориарти? — достаточно громко спросила вампиресса, обращая на себя внимание. Ответа не последовало. — Мне повторить вопрос?
— Вы не имеете права здесь находиться и тем более вмешиваться в процесс расследования, — робко пропищал запыхавшийся, еще совсем зеленый парнишка. Он явно бежал за Силентией с первого этажа. — А также лишены звания и права на ношение оружия,— молодой клирик указал на оружие. — Согласно приказу за подписью и печатью Урбана фон Трамплтона.
Легкий дурман, навеянный ностальгией, улетучился, стоило Стрикс услышать имя текущего главы гильдии.
— Где приказ? — рявкнула вамиресса так, что парнишка стоящей перед ней начал бледнеть. — Согласно постановлению суда меня должны были с ним ознакомить, но я его не видела. Повторяю: где приказ?
Зеленые глаза сделались колючими и требовательными.
— Минуту... — пропищал клирик и скрылся в направлении архива.
И действительно, через минуту с лишним в руках Стрикс была бумага с соответствующим приказом.
— Это копия? — чуть приподняв правую бровь, спросила Сели, с самой задумчивой миной на лице, на которую была способна.
— Оригинал, — выпалил парень и тут же пожалел о своих словах.
Мгновение, и исписанная аккуратным почерком бумажка была разорвана на мелкие ошметки. В коридоре начали скапливаться любопытствующие и отлынивающие от дел служащие. Ведь происходящие было куда интересней ежедневной бумажной рутины.
— Приказ аннулирован! — торжественно возвестила девушка, устраивая импровизированный салют из бывшего приказа. — Я, Силентия Фредерика Стрикс, вновь действующий капитан десятого отдела!
Большинство боевых офицеров сейчас были в патрулях и на выездах и должны были вернуться не раньше конца своей смены. А это примерно через три часа.
Парочка старожилов гильдии подалась вперед с намерениям далекими от дружественных, но была припечатана по разные стены коридора.
— Обжаловать мое возвращение можете в суде! — Стрикс пригляделась к одному из них. — Саттон, ты Урбана в зад поцеловал, что тебе погоны капитана упали?
Телекинезом Стрикс одновременно распахнула все видимые в её радиусе зрения двери, взметая в воздух пыль, грязь, бумаги и папки. Она делала ставку на то, что стрелять не будут. Только не здесь, где пули рикошетят от стен под самыми немыслимыми углами.
— Хрен с делом Филиппы отзовись! У меня раскалывается голова и есть огромное желание разнести эту крысятню до основания!
Стрикс всегда знала, что, наверное, способна на подобное. Что то, что она делала, было малой долей её настоящих телекинетических возможностей. Еще в расцвете своей карьеры служебные тесты показывали, что по десятибалльной шкале Силентия выдает не меньше семи-восьми баллов, естественно, с последствиями для себя и своего здоровья, но выдает. С тех пор прошло достаточное количество времени, схема не поменялась, а вот силы и дури в голове явно прибавилось.

Отредактировано Силентия Стрикс (10.01.2017 23:13)

+4

59

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/5.png

Дверь в кабинет с шумом распахнулась, громко ударившись об стенку. От такого удара с потрепанного кожаного дивана свалились два старых уголовных дела, подшитых и распакованных для изучения. Папки с грохотом повалились на пол, рассыпаясь исписанными листами, фотокарточками и всевозможными государственными документами и их копиями.
— Сука, что за… — лейтенант бросил недокуренную сигарету в кружку с остывшим чаем, которые за то время, что стоял на столе приобрел цвет эбенового дерева. — Мёрдок?!
Хриплый и угрожающе взрывной голос лейтенанта заглушил доносившиеся снаружи вопли. Не дождавшись ответа, Харрис встал из-за стола, расстегнул петличку на кобуре, оставив себе возможность молниеносно выхватить оружие, после чего задумчиво почесал небритый подбородок и подошел к буфетному отделению своего шкафа. Достав графин с виски, он аккуратно налил себе на два пальца огненной жидкости, после чего незамедлительно ее употребил, крепко занюхав рукавом серого пиджака.
— Так гораздо лучше.
Снаружи продолжались какие-то пререкания. Лейтенант хромая на свою больную ногу с выбитым суставом зашагал в большой зал, где суетились молодые клирики.
Перед ним предстала картина настоящего офисного хаоса. И в эпицентре этого ада стояла та самая темноволосая девушка, что так увлеченно перебирала волосы обожженного беловолосого вампира там, у отеля Эффенбаха. Не узнать ее было невозможно — Силентия Стрикс. В своем амплуа, без компромиссов и тени сожаления. В глазах вампирессы пылал гневный огонь, рассыпаясь тысячами зеленых искр. Вокруг нее в воздухе продолжали медленно витать, опускаясь на потертый паркет листы и записки работников отдела, носились молодые служащие, собирая впопыхах свои труды, рядом стоял Мёрдок и что-то лопотал, пытаясь успокоить вампирессу.
— Отставить, — спокойно, но вкрадчиво и громко произнес Харрис.
Приказ был воспринят беспрекословно. Все замерли на месте, никто не шелохнулся.
— Мадам за мной, остальные убирать бардак. Чтобы тишина была, как на кладбище. Исполнять!
Что ни говори, а командующий должен быть командующим. Спокойствие и беспристрастность лейтенанта вселила в молодежь уверенность, — словно, по волшебству, каждый стал быстро и организованно собирать свои и чужие листочки, передавая друг другу и некоторые из собранных. Механизм задышал, словно муравейник после дождя.
Силентия не шелохнулась, буквально прожигая глазами дыру в бывалом дампире.
— Фамилия? Звание! — Произнесла она ледяным тонов, вновь заставив всех затихнуть и замедлить скорость своей работы.
Харрис, который уже развернулся и собирался идти обратно в свой кабинет остановился, и не поворачиваясь в том же тоне спокойно продолжил:
— Я сказал, мадам за мной. Полагаю, вы здесь за тем же, за чем и я. Шагом-марш!
Не дожидаясь ответной реакции Харрис пошел в кабинет, чувствуя как спина начала ныть от долго сидения в кресле. Виски подействовал, но еще не разошелся теплой волной по телу.
Войдя к себе, лейтенант вновь налил стакан виски из неубранного стоящего на столе графина, — на этот раз на три пальца. Справившись с этой задачей, он незамедлительно бухнулся в старое скрипучее кресло, разгребая свободной рукой лежащие на столе бумаги в поисках портсигара. В кабинет зашла Силентия, от злости у нее на шее вздулись вены. Она была похожа на вот-вот готовый взорваться ящик с белым порохом. Громко хлопнув дверь за собой, она демонстративно села на диван.
— Лейтенант Харрис, старший по делу Мориарти. — Он залпом осушил стакан, после чего закурил. — Рассказывай. Где хахаль твой прожженый? Завалила, или сам сбежал?
Девушка попыталась было что-то возразить, но он тут же ее прервал:
— Мне насрать кто ты такая. Я уже давно одной ногой в могиле. Рассказывай все, что знаешь.

+4

60

— Отставить, — донеслось откуда-то с боку. Вампиреса повернулась на голос. — Мадам за мной, остальные убирать бардак. Чтобы тишина была, как на кладбище. Исполнять!
Стрикс даже не шелохнулась. Проснувшийся в ней капитан требовал субординации и уважения, но не получая должного поплелся за дамиром, громко шагая по паркету. По пути в кабинет она еще раз взметнула в воздух плоды бумажной промышленности, заставляя начинать с начала уже часть проделанной уборки.
Силентия громко грохнула дверью и плюхнулась на диван, вперив взгляд зеленых глаз на дампира.
— Лейтенант Харрис, старший по делу Мориарти. — клирик, наконец, представился. Осушил стакан. Закурил. — Рассказывай. Где хахаль твой прожженый? Завалила, или сам сбежал?
Упоминание Авеля заставило её вспыхнуть багровыми тонами прихлынувшей к лицу крови, а также новой волной злобы. Харрис продолжал:
— Мне насрать кто ты такая. Я уже давно одной ногой в могиле. Рассказывай все, что знаешь.
«Клирик, всегда одной в могиле», — промелькнула печальная мысль, а статистика упрямо это подтверждала.
— Я? — из уст вампирессы вылетел звук, напоминающий нечто среднее между хмыканьем и смешком. — Я пришла за материалами дела, а не рассказы рассказывать. И мне нужно все, вплоть до последней гребанной бумажки.
Вампиресса нагло откинулась на спинку дивана, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. Она была крайне наряжена, шумно вдыхала и выдыхала наполненный табачным дымом воздух, едва сдерживая кипящую внутри себя злобу. Все стеклянные предметы кабинета начинал низко гудеть, соприкасаясь с ментальной силой Стрикс против её воли.
— Я жду.

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Штаб-квартира гильдии клириков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно