Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Бругге » [Мудершнапс] Имение семьи Ленокс


[Мудершнапс] Имение семьи Ленокс

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/32-Brugge/br13.png

Светлый и уютный двухэтажный домик с мансардой, утопающий в зелени и поэтому практически полностью скрытый от любопытных глаз. Куда только не глянешь — всюду клумбы, какие-то заморские кусты и прочие дивные растения, которые Персеваль Ленокс привозит из своих бесчисленных путешествий. Внешний вид опрятного и чистого дома портит лишь оконный проем, забитый фанерой — не успели еще застеклить после очередных экспериментов Альбуса.
Внутри дом поражает своим убранством — он обставлен дорого, со вкусом и... скромно одновременно. Все мало-мальски ценные вещи стоят на массивных столах, которые не под силу опрокинуть даже отпрыскам Леноксов, а бьющихся предметов в этом жилище нет вообще. Последнее зеркало пало смертью храбрых еще прошлой зимой, а затейливое стекло, украшавшее старинный сервант, не выдержало схватки с тихой Снежкой, которая решила в непогоду поиграть в мяч дома.
Коридоры удивляют своей шириной, а вся мебель теснится под стенами. Острых углов в комнатах не сыскать и днем с огнем, но все равно каждую неделю младшее поколение умудряется что-то сокрушить, сломать или разбить. И неважно — то ли это будет любимая ваза Улрике, то ли носы или лбы двойняшек.

(Альба Ленокс)

Отредактировано Абигайль Клейнхальцберг (05.10.2011 22:00)

+3

2

Начало игры

— Мамочка, ну когда же они вернутся? — Альба лениво размазывала ложкой манную кашу по тарелке в надежде, что еда тонким слоем покроет всю посуду и сольется с ней по цвету. Но Улрике была начеку и сердито нахмурилась, глядя на старательно отлынивающую от еды дочь. Малышка требовала постоянного присмотра, а еще лучше — активного запихивания этой самой едой. Бледное, осунувшееся личико, худенькие, слабенькие ручки, которые-то и ложку с трудом держали — да ее кормить сутками надо было. Но Снежка могла теми же сутками сидеть и смотреть в тарелку даже не делая попытки попробовать очередной шедевр одной из лучших поварих Филтона. Единственным, что малышка ела крохотными порциями, была манная каша. И то только потому, что ее любил Альбус. Громкий вздох и угрюмое бормотание девочки нарушили воцарившуюся было тишину:
— Мне без Умки невкусно. Почему они меня с собой не взяли?
— Ты же знаешь, — терпеливо повторила вампиресса, отбирая многострадальное орудие у дочери и набирая полную ложку каши, — ты не так давно болела, и организм еще не окреп. Папа с Альбусом обязательно захватят тебя с собой в другой раз. А теперь кушай, моя радость. Ты ведь хочешь порадовать наших мужчин цветущим видом?
— Не хо... — обиженный возглас Альбы был самым непозволительным образом прерван ловко всунутой в рот ложкой. Девочка скривилась, жалобно шмыгнула носом, но кашу проглотила и с тоской уставилась на почти полную тарелку.
Без брата жизнь становилась все скучнее и скучнее. Еще пару таких же одинаковых серых деньков — и хоть из дома уходи и становись пиратом. Папа говорил, что пираты плохие, но в книжках они все как один были веселые, смелые и обязательно красивые. Когда Снежке становилось скучно, она сразу представляла себя пираткой. Вот она звонким голосом отдает команды, а куча мальчишек подобострастно смотрит на нее и не смеют даже шага ступить без ее разрешения. И попугай. Красивый зеленый попугай сидит у нее на плече и что-то ласково щебечет. Мысли о прекрасном были прерваны очередной порцией уже ставшей ненавистной манной каши. Малышка чуть было не выплюнула обратно это уже порядком остывшее блюдо, но вовремя сдержалась, закрыла рот ручками и отчаянно замотала головой. Весь ее разнесчастный вид говорил о том, что далее такой экзекуции дитя не выдержит.

Отредактировано Альба Ленокс (06.10.2011 00:23)

+6

3

[Дракенфурт] Отель Эффенбаха  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Самое унылое путешествие всех времен! Альбус был вне себя от негодования всю дорогу до Бругге. К слову сказать, силуэты родного города отнюдь не скашивали его настроение. Столько надежд было возложено на путешествие в великолепный Дракенфурт! И что? Где заветные приключения? Где поражающая воображение байка, которую он обещал сестре? Разочарование да и только.
Карета мерно тарахтела по дороге, и мальчишка от чудовищного давления ничегонеделания начал скрипеть зубами в такт. Перри уже час как похрапывал, посему и замечание было сделать некому. Альби с тоской вспоминал Айрин, девочку из цирка. Кто бы мог подумать, что знакомство с ней окажется самым большим приключением за всю его поездку. И кто знает, когда отец в следующий раз отправится в дорогу. Хорошо бы, снова в Дракенфурт. Надо же исправить эту чудовищную несправедливость. Малыш сладко потянулся и зевнул во весь рот. Губы его тотчас расплылись в улыбке, а фантазия улетела далеко за горизонт. Вот он, весь такой красивый и моднявый, в новых штанишках и котлетке, совершенно случайно сталкивается с Айрин в городе. Она смотрит и не верит своим глазам. Не Альбус ли это? Как же он повзрослел! Вытянулся. Как похорошел! Но, что же это? Он не узнает ее! «Альбус Ленокс, — кричит девочка, — это же я, Айрин! Ты не узнаешь меня?». Альбус лениво оборачивается и с сосредоточенным лицом рассматривает прохожую. "Ах, да, что-то припоминаю. — безразлично отвечает Альбус, и Айрин светится от счастья, что этот красивый мальчик вспомнил ее.
— Приехали! — крик возницы не то что спустил, а скорее вытряхнул мальчишку на землю. — Приехали, говорю, господа.
Переваль проснулся, когда карета накренилась, наехав на обочину. Накинул на макушку шляпу, съехавшую на лицо еще пятнадцать минут назад, и, кряхтя, принялся выбираться на улицу.
От недостатка внимания Альбус тяжело вздохнул и сам, без чьей либо помощи, выпрыгнул на брусчатку.
Одно радовало — дома всегда была Альба, а с ней скучать никогда не приходилось. Пусть она не первая в шалостях, но точно уж первая в их сочинении. А вот ее брателло без царя в голове отлично справлялся с реализацией. В этом смысле они всегда прекрасно дополняли друг друга.
Взяв, как говорится, ноги в руки, белокурый шалопай, сломя голову, метнулся через весь двор. Не закрыв за собой дверь и не вытерев ноги, звезда всея имения Ленокс заявил о своем возвращении недетским ревом:
— СНЕЕЕЖКААА! Угадай, ктоооо?!

Отредактировано Джулиан Ассман (27.06.2012 19:45)

+6

4

Мама уже сдалась, и на ее строгом и красивом лице уже читалась откровенная жалость к измученному ребенку — это Альба видела ясно. И это означало, что сейчас Улрике предпримет еще одну попытку, увидит категорическое нежелание дочери завтракать, махнет рукой и отпустит малышку до обеда. Целых пять часов Снежка сможет гулять в саду и читать очередную книжку про пиратов. Правда, эта книжка предназначалась для взрослых — девочка пару раз даже краской заливалась и торопливо перелистывала страницы. Ругательства она знала, даже позаковыристей тех, что беспрерывно выкрикивал главный герой, но вот любовь... Любовь там была у взрослых пиратов, и какая-то такая... Совсем уж взрослая. Памятуя свой неудачный опыт, когда папочка заметил отсутствие толстенного тома с интригующим названием «Страсть садовника и графини», Альба увела книгу на следующий день после отъезда Персеваля. И теперь торопилась дочитать прежде чем их мужчины вернутся. Девочка подозревала, что мама догадывается о содержании толстенного фолианта, предусмотрительно завернутого в нежно-голубую бумагу, — Улрике столь широко улыбнулась, когда столкнулась с дочерью, пыхтящей от натуги и тащившей свое чтение в сад, что даже несообразительный ребенок догадался бы о том, что маме известно несколько больше, чем он на это надеялся...
Ложка с новой порцией каши замаячила перед носом крошки. Снежка жалобно всхлипнула и отрицательно покачала головой, не отнимая рук от плотно сжатых губок. И именно в этот момент раздался дикий вопль. Улрике вздрогнула от неожиданности, но для Альбы более долгожданного не существовало. Она на мгновение замерла, не веря своему счастью, но потом вскочила, опрокинув тарелку с кашей на свое любимое платье, и завизжала ничуть не хуже младшего Ленокса:
— Умка-а-а-а-а-а! Я зде-е-е-есь!
Грохот опрокинутого стула, донесшийся из столовой, подтвердил слова девочки. А громкий топот возвестил, что вот-вот Альбус будет безжалостно сбит с ног и повален на пол с счастливыми воплями. Так и оказалось — через мгновение дети уже валялись на полу, перемазанные кашей и радостно верещащие.

+6

5

Манка! Хороша и на вкус, и на ощупь! А главное — к лицу. Замечательное накрахмаленное и идеально выглаженное альбино платьице вовсю наслаждалось этой прекрасной во всех смыслах кашей. А вот мадам Браунфельс в восторге не будет. Да и какие уж тут мадамы, когда домой вернулась гроза любых тряпок. Эта каша... уффф, она была повсюду! И в волосах, и на руках, и даже в нос немного попало, когда Альба налетела сбоку и растянулась поперек братца.
— Снежка! Уииииииии! — вопил Альбус, сначала обнимая, а потом сталкивая с себя неуклюжую сестрицу.
Когда дети пришли в себя и перестали хохотать, оба, с горем пополам, поднялись с пола и принялись отряхиваться. Липкие куски манки, скрученные в волосатые калачики, усыпали весь пол прихожей, а самые невезучие из них были приговорены к смерти через растаптывание дорожными ботинками Альбуса.
Улрике лишь обреченно вздыхала, стоя в сторонке и, время от времени, покачивая головой. После ста сорока лет спокойной супружеской жизни она не могла переварить все это за каких жалких восемь годков. Если взглянуть на методы воспитания детей в семье Леноксов, то они покажутся вам очень и очень разумными. Разделяй и властвуй — изящное решение проблемы. Само собой, родители пеклись о здоровье Альбы, но оправлять Альбуса колесить с папашей по миру тоже было совсем не обязательно. Однако в с двойной порцией эдаких взбитых сливок бедолага Улрике точно не справилась бы.
Дождавшись, пока дети вдоволь насытятся эйфорией от встречи после долгой разлуки, вампиресса сделала несколько бесшумных шагов навстречу шумному, как всегда, сынишке.
— Здравствуй, Альбус. Ты крайне неопрятен, дорогой. Я попрошу мадам Браунфельс приготовить тебе ванную. — ласковая мамина рука легонько потрепала мальчишку по волосам.
Улрике всегда была нежной и любящей, но любовь ее отдавала холодком. Вампиресса иной раз бывала чрезмерно сдержанной, словно с объятиями и поцелуями можно переборщить.
Альбус недовольно поворотил носом. Впрочем, все внимание женщины уже занял нарисовавшийся в дверном проеме дражайший супруг.
— Ал, — снова обратился к девочке Альбус, протягивая подарок, — я тебе привез кое-чего.
Этим «кое-чем» оказался пушистый сиреневый бегемот, которого мальчишка купил в магазине подарков при Эффенбахе.

Отредактировано Альбус Ленокс (07.10.2011 02:27)

+5

6

Теперь Альбус был таким же «манным» и липким, как и его сестра. Вместе они походили на счастливых полярных мишек, которые домой брели в метель, маночную метель — комочки каши, будто огромные снежинки, украшали волосы и одежду детей, а заодно и оживляли интерьер прихожей. Улрике взирала на все это с растерянностью. Если ее дочь в подавляющем большинстве случаев была тихоней, то присутствие в доме Умки означало одно — быть бардаку, шуму и погрому. И это пугало вампирессу, которая просто не знала, как ей справиться с буйным младшим поколением. Но малыши сейчас не обращали ни на что внимание — они барахтались и громко сопели, пытаясь теперь выпутаться из объятий друг друга и встать на ноги...
Затем мама направилась к Умке, а Альба звонко чмокнула в щеку отца и получила одобрительный жест, который взъерошил ей волосы. Персеваль гордился сыном безмерно, но по-настоящему растопить его сердце могла только кроха Снежка, причем делала она это легко и прекрасно сама знала о своих привилегиях. Белокурая дочь старшего Ленокса нежно улыбнулась, прощебетала: «Привет, папочка», и проворно ретировалась обратно к брату, с любопытством поглядывая на сверток, который тот поднял с пола и небрежно смахнул с него остатки каши. В свертке был подарок. Да еще какой! Снежка взвизгнула, схватила фиолетовое чудо и прижала к себе, вмиг испачкав и игрушку.
— Какой чудесный, — почему-то шепотом отозвалась Альба и стиснула бегемота покрепче. Плюшевое животное жалобно крякнуло, но потом послушно прижалось к новой хозяйке. А та тем временем схватила Альбуса за руку и велела:
— Идем наверх. Ты же мне сейчас расскажешь все-все о вашем путешествии? Ванна подождет, скажешь мадам Браунфельс, что устал. Она тебя всегда жалеет, и купать сразу не станет.

+6

7

Снежка налюбоваться не могла на своего нового сиреневого друга. Ох, она еще такой ребенок! Альбус мнительно закатил глаза, когда девочка принялась обжиматься с игрушкой. Выглядели они в этот момент самым неряшливым образом, но ни одного из детишек этот нисколечко не смущало. Отец слишком устал с дороги, а мать лишь укоризненно качала головой и потирала виски. Любой взрослый предположил бы, что вампиресса мучается мигренью на нервной почве, судя по тому, как она непрестанно теребила пальцами платье и тяжело вздыхала. Но детей никогда не тревожит то, что тревожит взрослых. Малышня вовсе не предавалась унынию, и этот день не был исключительным.
— Идем наверх, — собравшись с силами, скудными, к слову, Альба поволокла братишку на второй этаж, хотя тот и сам был горазд, и вовсе не был против.
— Идем-идем, — пропыхтел тот и метнулся вперед девочки так, что только пятки сверкнули, — догоняй!
Он всегда побеждал в беге на перегонки.
— Пффрр, — обычно отвечала Альба, — нашел чем хвастаться. Зато я в молчанке лучшая.
И это была чистая правда. Заткнуть варежку Альбуса было не под силу даже самой Розе.
Альба, запыхавшаяся и раскрасневшаяся, обнаружила брата, даже не зарумянившегося и довольного, в своей же комнате. По какой-то неведомой причине в ней он проводил времени больше, чем в своей собственной.
— Садись, — похлопал он по перине, на которой сам комфортно примостился, — я тебе все расскажу.
И он все рассказал! Даже то, что и в помине не было. Девочка всегда догадывалась, что он любит приукрасить, но прощала ему такую шалость. Какая, собственно, разница? Ее ведь там не было, значит нельзя с уверенностью заявить, что Альби не побывал в вольере с пантерой и не влюбил в себя девочку, которая, как поняла Альба, была минимум вдвое старше самого соблазнителя.
Как бы там ни было, чудесатые байки перетекали одна в другую, пока язык рассказчика не стал ооочень медлительным, а глаза предательски слипались у обоих. Они часто засыпали вместе, в одежде, в не разобранной постели. Но гувернантка всегда и при любых обстоятельствах исправляла это безобразие. В эту ночь подобного не произошло. Но, как и было сказано, детей не тревожит то, что тревожит взрослых. Они просто радовались, что никто не посягает на их сладкий совместный сон.

Отредактировано Альбус Ленокс (08.10.2011 00:29)

+5

8

Проснулась Альба от того, что тушка брата придавила ее к стене да так, что дышать было почти нечем и незачем — Умка сопел за двоих. Девочка уперлась руками в бок мирно почивающего младшего Ленокса и отчаянно запыхтела — без толку. Тогда она с трудом перевернулась и спиной стала медленно, но верно двигать братца к краю. Альбус цеплялся во сне за одеяло, подушки и подаренного бегемота, но Снежку уже охватит азарт — сейчас еще чуточку, и она сможет спокойно встать и пойти в туалет. Мысли о последнем придали сил, малышка толкнула мальчишку еще раз и... Грохот рухнувшего с кровати Умки перебудил, пожалуй, если не весь дом, то половину точно. Альба зажмурилась и даже зажала ушки руками. И чего спрашивается так верещать? Ну упал. Можно подумать первый раз. Когда они летели с дерева, было куда страшнее. Да и больнее — две сломанные руки на двоих и сразу пять потерянных молочных зубов. Крики брата с легкостью преодолели импровизированную защиту, и девочка прислушалась. «Не ешь меня? Что он несет?», — Альба свесилась с кровати и неласково постучала по лбу не желающего затыкаться родственника.
— Умк, совсем того, да? — горячо зашептала девочка, как только крик смолк, и Альбус ошалело уставился на сердитую сестру. — Кушай меньше конфет, тогда кошмары не будут сниться. Чего раскричался? Сейчас нас отругают, что мы не раздетые спать завалились. Странно, что еще никто не зашел...
Снежка попыталась аккуратно переступить через прохлаждающегося на полу брата, но потерпела неудачу и с не менее, чем пару минут назад, оглушительным грохотом повалилась поперек мальчишки. Последний засмеялся и заявил, что его ближайшая родственница грациозна так же, как и соседка — мадам Буффентак. Альба гневно засопела и пнула наглеца коленкой в бок...
Спустя десять минут изрядно потрепанные дети неслышно крались по коридору, надеясь, что доберутся до туалета и обратно без последствий. И чуть было не столкнулись с родителями, которые одетые выходили из своей комнаты. Альба замерла, но Умка оказался смышленей и проворно затащил сестричку в нишу неподалеку от того места, где они стояли секунду назад.
— Тссс, — велел Альбус, зажимая ей рот ладошкой, пахнущей почему-то манной кашей. Мог бы и не говорить! Снежка и так прекрасно знала, что лучше молчать и даже не шевелиться, чтобы не выдать своего присутствия. И она умела прятаться. Вот только... В туалет ей захотелось еще сильнее. Девочка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, вспоминая, в каком из опытов их с Альбусом горшки пришли в негодность. «Надо маме рассказать будет, пусть новые купит. Ну поругает капельку, зато ночью бегать не надо будет», — решила кроха и прислушалась к голосам родителей.
— Ты уверен, что мы поступаем правильно? — с тревогой говорила Улрике. Голос женщины подрагивал и звучал сдавленно, будто она из-за всех сил сдерживала слезы.
— Не уверен, милая, — торопливо отвечал ей Персеваль, громыхая чемоданом, — но другого выхода у нас нет. С детьми все будет в порядке. Я обо всем позаботился.
Альба притянула к себе брата и жарко прошептала:
— Они в гости собрались! И без нас! Видишь — даже ночью идут, чтобы мы не увязались.

Отредактировано Альба Ленокс (09.10.2011 23:26)

+5

9

А уже упоминалось, что детей никогда не тревожит то, что тревожит взрослых? Ах, да, и не единожды. Итак, когда юные Леноксы поймали родителей на горячем, в их маленьких головках взвилась лишь одна назойливая мошка-мысль: «Где справедливость?». Но, будучи теми счастливчиками, которым выпал шанс ускользнуть на время из-под родительской опеки, дети не стали выдавать себя, а лишь, хихикая и перешептываясь, вернулись в комнату Альбы и еще долго строили гипотезы, куда же в столь ранний час отправились Леноксы старшие. За этим занятием их и настиг сон, снова. А следующий вечер наступил внезапно, как и всякий раз, когда никто не тревожит твой отдых и не отрывает от захватывающих приключений с пиратами и русалками. Когда Альбус проснулся, в доме было на удивление тихо. Кухарка не гремела посудой, гувернантка не шипела утюгом, разглаживая детские платьица и штанишки. Да и Альба еще сладко посыпала, зарывшись лицом в подушку. Малыш Альби, заспанный и взъерошенный, как никогда походил на пухлого медвежонка. Босыми ногами он прошлепал от детской до лестницы, ведущей в холл, с коей открывался обзор на почти всю гостиную и часть кухни. Обычно мадам Браунфельс будила их словами: «Просыпайтесь и идите умываться. Не забудьте почистить зубы, завтрак через полчаса». Альбус никогда этого не понимал. Ну зачем будить, если завтрак аж через полчаса?! Впрочем, сегодня и этого не произошло. В остальном все было вполне обыденно, ничем не примечательный день, кроме того факта, что он станет последним беззаботным днем для маленьких отпрысков Леноксов.
Мальчик притормозил на лестнице, когда увидел в гостиной незнакомых людей, тихо беседующих о чем-то с гувернанткой. Оба были облачены в форму и имели одинаково неприятные лица, сухие, как изюм, и кислые, как лимон. Тот, что был постарше, задавал мадам Браунфельс вопросы, которые Альбус не мог расслышать как следует с такого расстояния, а младший лишь молча записывал что-то в блокноте. В перерывах между ответами, женщина всхлипывала и закрывала лицо ладонями. Старший приказал ей держать себя в руках и, чуть повысив голос, сказал: «Повторяю, дамочка, рано делать выводы. На месте происшествия не было обнаружено тел, только пустая карета и следы крови...».
Больше Альбус ничего не смог выхватить из этого разговора и лишь озадаченно поплелся обратно.
«Интересно, о чем это они?».

Отредактировано Альбус Ленокс (09.10.2011 19:35)

+5

10

[Орлей] Имение Сен-Мишель-Лоран  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в шесть дней)  http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Колеса большого дорожного экипажа, запряженного à la file шестеркой фризов, мерно постукивали по брусчатке пригорода. Диниэль привалился плечом к обитой лиловым атласом мягкой стенке экипажа и смежил ресницы. Распоряжение де Вирра привело Даниэля в некоторое замешательство, вызвав уже привычный приступ глухого раздражения. Это было именно распоряжение. Письмо, полученное шесть дней назад, носило сухой, деловитый тон, без малейшего намека на те дружеские отношения, какие установились меж ними в последние два столетия, до памятной размолвки перед самым отъездом Эдгара в Хастиас.
Даниэль внутренне бесился всю дорогу, но ничего не мог поделать. Ему явственно указали его место, чего не случалось даже тогда, когда он чуть живой отлеживался в доме человека, которому был обязан жизнью и свободой. Безусловная преданность Даниэля носила абсолютно добровольный характер, он всегда был волен в своих поступках и то, что происходило теперь, болезненно ранило его самолюбие.
Какое ему, Даниэлю, дело до исчезновения четы Леноксов, которых он никогда не знал? Почему в данный момент он должен брать на себя обязательства де Вирра в отношении детей, которых он в глаза не видел? Хотя, история, конечно, темная. Тела Леноксов не нашли, лишь пустую карету и следы крови. Но, судя по тому, что завещание, по которому де Вирр становился опекуном двух близнецов, вступило в силу, надеяться на благополучный исход дела не приходилось.
Однако, то ли по привычке, то ли из демонстративного упрямства, Даниэль, сцепив зубы, молча подчинился, как обычно, выместив раздражение на людях Сен-Мишель-Лорана. Его приказ в течение десяти дней переделать гостевые первого этажа в комнаты для детей казался невыполнимым, но Даниэль знал, что к тому моменту, как он с детьми вернется домой, все будет сделано.
Экипаж мягко качнулся на рессорах, лязгнула подножка, и дверца услужливо распахнулась.
— Прибыли, милорд.
Старомодное обращение к хозяевам, принятое в Сен-Мишель-Лоране, из уст взъерошенного Мориса, одетого не в ливрею, а в потрепанный, забрызганный грязью плащ, надежно укрывающий от непогоды, звучало, по крайней мере, забавно, но Даниэль даже не улыбнулся. Впрочем, он никогда не улыбался. Спрыгнув с подножки, Даниэль оглядел двухэтажный особняк Леноксов и, не тратя времени, вошел в дом. Он предъявил бледной, как тень, экономке заверенные Лароем документы и нетерпеливо спросил:
— Вы получили письмо? Дети готовы? — и, не дожидаясь ответа, обернулся к Морису, следующему за хозяином словно тень, − Забери вещи.
Морис молча воззрился на экономку, видимо, ожидая, что она его проводит. Но та лишь всплеснула руками:
— Как же так? Прямо сейчас?! А обед?
Даниэль, не привыкший к тому, чтобы ему перечили, медленно, тихо и со злостью процедил сквозь зубы:
— Соберите детей. И приведите сюда. Немедленно.
И на этот раз женщина не посмела его ослушаться.

Отредактировано Даниэль Арман Эриан Росси (02.11.2011 09:50)

+5

11

Альба сидела на застеленной кровати и тихо шмыгала носом, сжимая побелевшими от напряжения пальчиками полюбившегося плюшевого бегемота. Совсем скоро за ними с Умкой должны были приехать какие-то люди и отвезти их в гости к давнишнему папиному приятелю — господину де Вирру, или дяде Эдгару, как называли его младшие Леноксы. Дядя Эдгар был хорош собой, воспитан, необычайно добр, даже к таким шумным и неугомонным детям, и полон вкусных конфет — до того их было много и во всех карманах. Сладости у господина де Вирра были с собой всегда и казались маленькой ревенантке куда вкуснее тех, что привозил Персеваль из своих многочисленных путешествий. А еще он знал очень много разных историй и рассказывал их даже интереснее Умки, что вообще было неслыханным делом. Поэтому поездка «в гости» совсем не беспокоила Снежку, ее пугало странное и столь долгое отсутствие родителей, которое заплаканная мадам Браунфельс пояснила просто: «У папеньки с маменькой дела необычайной важности возникли, и пришлось им уехать срочным образом». Женщине стоило придумать более правдоподобную версию исчезновения старших Леноксов, потому что ни Альбус, ни его сестра ни на секунду не поверили гувернантке. Кто же уезжает ночью? По делам надо ехать утром. Да и зачем детей отдавать кому-то? Раньше мадам Браунфельс и месяц справлялась с ними без посторонней помощи. А самое главное — зачем в гости собирать все вещи малышей и упаковывать столько чемоданов? В восемь лет не сложно уже догадаться, что гостевать детям предстояло очень долго, если не всю оставшуюся жизнь. От этих всех догадок и предположений аппетит у и без того изможденной Альбы пропал окончательно, а Альбус вот уже третий день ревел по ночам в подушку, думая, что сестра его не слышит, — малыши ожидали самого худшего от предстоящей поездки...
Через час будет готов обед, последний обед в их родном доме — детям необходимо плотно подкрепиться перед утомительной дорогой. Но только как тут поешь, когда на тебя смотрят как на смертельно больного и вздыхают через каждые десять минут, качая головой? Альба услышала тяжелые шаги гувернантки и насупилась — есть она не собиралась в принципе. И никто сейчас не заставит ее это сделать. Но пожилая женщина нерешительно вошла в комнату, помялась и робко сообщила:
— Мазель Ленокс, за вами уже приехали. Где ваш брат?
Приехали? Уже? Но... но... она не готова! Не готова вот просто так взять Умку за руку и уйти из любимой комнаты. Снежка замерла в надежде, что дядя Эдгар передумает и уедет. Он, конечно же, хороший, но она не хочет ехать к нему в гости! Пусть лучше он остается у них, да хоть навсегда!
Мадам Браунфельс решительно подтолкнула девочку и даже нахмурилась для пущей убедительности. Альба нехотя встала с кровати и, понурив голову, побрела к лестнице. Альбуса нигде не было видно — то ли решил сбежать, то ли просто еще не слышал, что за ними приехали. Девочка медленно спустилась по ступенькам, изредка шумно вздыхая и вытирая нос рукавом, и, гордо задрав голову, вышла в просторный холл. Как бы ей грустно не было, но она — леди, а значит сэр де Вирр не должен видеть ее в слезах — так мамочка учила. Он же настоящий джентльмен, и все не так уж и плохо — сейчас она получит конфету, а всю дорогу потом дядя Эдгар будет рассказывать им с Умкой сказки... И тут Альба сообразила, что Эдгара де Вирра нет. Вообще нет. Вместо него в помещении стоит нахмуренный рыжеволосый мужчина, глядящий на девочку столь сердито, будто она только что переколотила его коллекцию дорогущих ваз. Такой подлости от жизни Снежка никак не ожидала, поэтому она моргнула быстро на мокнувшими глазками раз, второй и заревела в голос, не отводя взгляда от явно опешившего от такого приветствия незнакомца.

Отредактировано Альба Ленокс (11.10.2011 14:58)

+5

12

Это было его любимое место в доме. Глубокая ниша в кладовой, бывшая прежде окном на задний двор. До тех самых пор, пока в оное не проник воришка, не разбудив даже прислугу за стеной. Здесь была цитадель Альбуса. Его укрытие, его пещера, его приют. Тут было все, что нужно мальчишке: солдатики для реконструкции сражений, стены для рисования на них мелом, разноцветные стеклышки, чтобы смотреть через них на смешные картинки, которые тоже имелись. Еще пару часов назад мальчик твердо намеревался не выходить, пока его не найдут и силой не выволокут. Лучше навсегда остаться здесь и умереть от голода, чем ехать туда, откуда не возвращаются. Так и бывает с детьми, которых бросают родители. Их увозят далеко от дома, чтобы те не сбежали, а если и сбегут, то не смогли бы найти дорогу. Такое случилось с Фредом, сыном их прежнего молочника. Его забрали из дому, когда горе-папаша, залив глотку, отправился к русалкам. Старый идиот. Совсем не подумал о том, что станет с его сыном. А что с ним стало — никто не знал. О «забранных» детях никто ничего не знает.
Альбус злился, боялся и грустил. Но больше злился. На дядю Эда, который вдруг решил вырвать их силой из родного дома. На гувернантку, за то, что не пояснила ему, как плохо им будет на чужбине. На родителей, за то, что бросили их. Мальчик был не так наивен, чтобы не рассмотреть все возможные варианты. Но это ничего не меняет. Старшие Леноксы бросили своих чад, даже если мертвы. Этой страшной догадкой он не хотел делиться с Альбой. Теперь он мужчина в семье и должен сам со всем справляться. А женщин нужно утешать и жалеть. С этой мыслью он нехотя выкарабкался из своего маленького укрытия. Ноги не слабо затекли и бессовестно ныли. Шагая словно по вате с колючками, мальчик перебирал ножками по коридорам, елозя по стенам руками и цепляя все, до чего мог дотянуться. Это было своего рода прощание с домом, которое было понятно лишь ему самому.
В прихожей его ждал еще один неприятный сюрприз. Эдгар не приехал, прислав вместо себя какого-то стремного дядьку. Злого, раздраженного, как будто огурцы молоком запивал. А любимая сестричка голосила что есть мочи, заставляя незнакомца, которому и так было явно не по себе, чувствовать себя еще более неловко. Альбус понимал, что как брат и защитник, обязан успокоить и утешить сестру. Но как? Что вообще говорят в подобных ситуациях? Что все будет хорошо? Слабо верится. Что она должна быть сильной? Да как вообще можно требовать этот от восьмилетней девочки? Перебрав множество глупых фраз, которые говорят взрослые, когда сказать нечего, Альбус отмел их все. Альба все не унималась и мальчишка, немного помявшись на месте, тронул ее за плечо.
— Снеж, а знаешь что? — девочка подняла на брата заплаканные глаза. — Я жука проглотил.

+5

13

Даниэль мысленно застонал и возвел глаза к небу. По его разумению, для того, чтобы свести с ума нормального вампира в Сен-Мишель-Лоране было достаточно одной Арлет. А теперь еще и это. Видимо, за все прегрешения ему предстояло расплатиться сполна именно сейчас. Оптом и сразу. Даниэль вздохнул и опустился на одно колено перед девчонкой. Призвав на помощь всю свою выдержку, он спокойно посмотрел в зареванную мордашку:
— Юная леди, а вам разве не говорили, что слезы отнюдь не красят девушку. Даже такую юную, как вы? Позвольте представиться. Мое имя Даниэль Росси, и я буду сопровождать вас в этом путешествии.
Даниэль повернул голову и посмотрел на мальчонку, который, благодаренье небесам, пока вел себя более-менее прилично, хотя по поводу его мыслей на свой счет Даниэль ни в малейшей степени не обольщался:
— А вас, милсдарь, разве не учили, тому, что поедание жуков перед обедом портит аппетит и является не самым достойным занятием для le vrai homme?
Он поднял Альбу на руки, и подошел к открытой двери, не переступив, однако, порога, но так, чтобы она могла видеть роскошный экипаж и впряженную в него шестерку великолепных лошадей, шкуры которых лоснились на солнце.
— Взгляните. Эта карета достойна принцессы. Вам предстоит, возможно, самое интересное и увлекательное приключение в жизни, а вы начинаете его слезами. Разве вам не надоело каждый день обедать за одним и тем же столом? Разве вы не хотели бы для разнообразия сделать это на свежем воздухе? Разве не хочется повидать другие страны? Пожить в настоящем дворце? Увидеть пятнистых оленей, которых привезли из-за далеких морей и которые водятся лишь в угодьях Сен-Мишель-Лорана?
Морис, который стоял неподалеку, услышав эту речь, открыл рот и уставился на Даниэля круглыми от изумления глазами. За всю свою жизнь он ни разу не слышал, чтобы Даниэль произнес столько слов подряд, без перерыва, да и еще с таким безграничным терпением. Однако, услышав мысленный рык хозяина, он метнулся к экипажу и предупредительно распахнул дверцу, опустив подножку.
Даниэль поставил девочку на пол и обратился к Альбусу:
— Полагаю, вы сможете помочь вашей сестре сесть в экипаж? Я присоединюсь к вам через несколько минут.
Даниэлю еще нужно было рассчитать прислугу, оставив в доме лишь экономку и двоих слуг на ее усмотрение. По распоряжению де Вирра имение Леноксов должно было содержаться в порядке до тех пор, пока дети не смогут вступить в права наследования. Даниэль не знал, за чей счет будет содержаться особняк, выплачены ли все проценты по закладным, оплатил ли де Вирр долги Ленокса по последней сделке, или сделал это кто-то другой. Его это не касалось. Ему было велено привезти детей в Сен-Мишель-Лоран. И он очень наделся сохранить к концу этого путешествия здравый рассудок.

Отредактировано Даниэль Арман Эриан Росси (12.10.2011 10:35)

+5

14

Вот еще! Будет он учить, что можно и нельзя есть! Альбус нахмурился, засопел, но промолчал. В словесные баталии с мелким поганцем рискнул бы вступить не каждый, но в этот раз мальчик посчитал, что сохранять спокойствие будет разумнее. Пока что. Ради Альбы. Сестра все еще хныкала но, кажется, немного успокоилась. Альбус всегда был готов ее защитить. От любого! «Вот Розой клянусь!». Маленькие кулачки так и сжались, когда рыжий пижон вдруг склонился к зареванной девочке. «Только попробуй ударить, хмырь!».
К счастью и собственному же благополучию мужчина этого не сделал. А лишь пытался, судя по всему, показаться Альбе более внушительным, впыврившись прямо ей в лицо.
— ...Мое имя Даниэль Росси, и я буду сопровождать вас в этом путешествии, — сказал он как нельзя более снисходительно.
— Какие-какие лоси? — с неподдельным любопытством спросил мальчик, но так и не удостоился ответа.
Этот Даниэль Росси продолжать говорить так, словно все детское негодование для него не имело никакого значения и упорно им игнорировалось. Это раздражало. Зато Альба немного расслабилась и даже чуток просияла, когда услыхала сладкие обещания их надзирателя. Альбус не хотел себе в этом признаваться, но и у него в душе слегка оттаяло при мысли о дворце и оленях. Вот-вот, и скоро начнется капель. Но малыш не спешил снимать с лица выражение «я здесь главный». В конце концов, должен же этот мужик понять, что если Альбус главный, то главный и есть. По-другому никак.
Когда Даниэль Росси взял девочку на руки, аки тряпичную куклу, и понес к выходу, Альбус прошмыгнул вперед них. Чтобы разведать обстановку. На улице околачивался еще какой-то охламон, видимо, возница. Шикарная карета мальчугана ничуть не заинтересовала. Другое дело — лошади. Они были такие большие и блестящие, как на картинках. Альбус видел много лошадей в Бакаре, даже катался на них. Но они были всегда пыльные и со спутавшейся гривой. «Дикари эти хурбастанцы!» — говорил отец. Альбус хотел быть одним из них.
— Полагаю, вы сможете помочь вашей сестре сесть в экипаж? — глупый вопрос, еще бы не мог!
Альбус мрачно кивнул, а когда Даниэль Росси отвернулся, презрительно фыркнул.
В пару пружинящих прыжков мальчишка заскочил в карету и протянул сестре обе руки: — Давай, Ал! Забирайся.

Отредактировано Альбус Ленокс (12.10.2011 22:43)

+5

15

Сообщение о проглоченном жуке ничуть не утешило Альбу — девочка вздрогнула и почувствовала, что ее вот-вот стошнит прямо на стоящего перед ней мужчину. Лишь представив, какое впечатление она произведет на окружающих, Альба заревела еще сильнее, стараясь рот сильно не открывать — от греха подальше. Но тут их сопровождающий заговорил, и Снежка живо позабыла и о жуках, и о тошноте, и даже об отсутствии господина де Вирра. Даниэль Росси... Красивое имя, симпатичный обладатель и такая неблагозвучная фамилия. Судя по бормотанию Умки, тот был полностью солидарен с сестрой, только не постеснялся заявить об этом вслух, окрестив рыжеволосого ближайшими родственниками оленят. Или олени не родственники лосям? Вроде и те, и те с рожками...
С этими мыслями Снежка очутилась на руках у Даниэля, послушно обратила свой взор на карету с чудными лошадками и восхищенно пискнула.
— Взгляните. Эта карета достойна принцессы. Вам предстоит, возможно, самое интересное и увлекательное приключение в жизни, а вы начинаете его слезами. Разве вам не надоело каждый день обедать за одним и тем же столом? Разве вы не хотели бы для разнообразия сделать это на свежем воздухе? Разве не хочется повидать другие страны? Пожить в настоящем дворце? Увидеть пятнистых оленей, которых привезли из-за далеких морей и которые водятся лишь в угодьях Сен-Мишель-Лорана? — на каждый вопрос Даниэля девочка кивала, не отводя глаз от экипажа, и совершенно машинально вытирала слезы с щек ладошками, а затем последние — об рубашку мужчины. Вскоре левый рукав стал походить на носовой платок с запахом шоколада. Шоколад Альба любила, и именно им заедала тоску и тревогу целое утро, и конечно же забыла вытереть его остатки, когда мадам Браунфельс отправила ее вниз. Благо, что сладким Даниэль лишь благоухал — следы от липких перепачканных пальчиков были незаметны на черной ткани.
Оказавшись на земле, Снежка весьма прытко рванула к карете, сунула бегемота подмышку и нетерпеливо протянула ручки брату. В таком экипаже — хоть на край света, не то что в Орлей. Девочка аккуратно устроилась на удобном сиденье и вдруг помрачнела.
— А вдруг Даниэль — это злая ведьма? — спросила Альба у брата и с подозрением покосилась в окно на ошивающегося вокруг второго слугу. В том, что Росси (если он не ведьма, конечно) был тоже слугой Эдгара де Вирра, малышка даже не сомневалась. — Помнишь, как в той сказке, где злая колдунья приманивала детей пряничным домиком? А Даниэль нам карету наколдовал, а сам нас потом съест...
Воображение у восьмилетней ревенантки заработало на полную катушку, и она уже куда увереннее продолжала:
— Надо нам проверить его. Будем задавать вопросы про дядю Эдгара. Если не сможет ничего сказать — мы с тобой закричим, кучер остановит лошадей, а мы сбежим в лес.
О том, что возница мог быть заодно со «злым колдуном» Альба как-то не подумала — в ее крохотной головке была лишь одна мысль — разоблачить Даниэля Росси.

Отредактировано Альба Ленокс (13.10.2011 15:04)

+6

16

Альбус немного опешил по-началу, но потом быстро и искренне проникся идеей обличить Даниэля Росси в подмене личины. А что? Очень даже вероятно. Рыжие волосы — есть. Безумный взгляд — есть. Ну, не то чтобы безумный, но пробирает не по-детски. Приехал в заманчиво-расфуфыренной карете. И кучер какой-то скользкий. А самое главное — на деток посягает, обещаниями сыплет. Ох уж эти дети, такие наивные, такие наивные, мама не горюй. Достаточно пообещать им весь мир и покупать мороженое. И они ведутся, как первый раз, сколько их не обманывай. Но Леноксы не такие. Нееет, не пальцем деланы, как сказал бы один альбусов товарищ сомнительного происхождения. В общем, не суть. Сейчас главное — разоблачить ведьму. Даже если Даниэль Росси таковой и не является. Какой тогда с него толк? По молочной коже детишек бегала озорная дрожь, упорно разгоняя все тревоги, мучившие их накануне. Заговорщически посмотрев сестре прямо в лицо, Альбус наклонился и заговорил в пол голоса.
— Снеж, думаешь, у него и сиськи есть?
Девочка округлила глаза и нервно прыснула в кулачок. А мелкий сорванец залился смехом, наслаждаясь своей вульгарной шуткой.

+5

17

Вот за что девочка любила брата, так это за его готовность поддержать любую светлую идею Снежки, даже если идея эта была на самом деле абсолютно глупой и бесполезной. Альбус мгновенно порозовел, что случалось всякий раз, когда мальчишка увлекался чем-либо, и нетерпеливо заерзал, явно сочиняя каверзные вопросы для «колдуна». Уж в чем, а в таких пакостях Умке не было равных даже среди взрослых. Но если Альбу волновал вопрос о возможном съедении их с братом, то Альбус обеспокоился совсем иным:
— Снеж, думаешь, у него и сиськи есть?
Щечки девочки мгновенно запылали, но через секунду она уже вовсю хохотала вместе с младшим Леноксом, пытаясь представить Даниэля хорошенькой рыжеволосой барышней. Но смех-смехом, а разоблачение господина Росси все еще не было до конца спланировано. Поэтому уже через несколько минут дети с серьезными мордашками таинственным шепотом обсуждали детали своего заговора против пока еще ничего не подозревающего Даниэля. Альбус предлагал поджечь карету — якобы ведьмы боятся огня, — но Снежка быстро отмела этот вариант, как несущий за собой сильную взбучку. Вдруг все же их сопровождающий окажется обычным скучным вампиром? Как они тогда будут объяснять дяде Эдгару учиненный небольшой пожарчик? Идею с вырванным волосом для проверки — волшебный он али нет, Альба тоже не одобрила — пойди дотянись до макушки господина Росси. Вопросы дети тоже решили не задавать, потому как выяснилось, что про Эдгара де Вирра они не знают ничего кроме имени и названия имения.
Но не зря отпрыски Леноксов славились своей находчивостью. Когда в пределах видимости окна кареты появился Даниэль, дети выставили вперед ручки со скрученными дулями и на всякий случай зажмурились. Дело в том, что Умка где-то читал, что ведьмы, завидя эту фигуру, начинаются сильно браниться...

Отредактировано Альба Ленокс (14.10.2011 01:03)

+5

18

Приторный запах шоколада раздражал. Даниэль не любил сладкого, что приводило в отчаяние шеф-повара Сен-Мишель-Лорана, который был кондитером по призванию. Никакие ухищрения и труды Илайи на этом поприще ни разу не были оценены Даниэлем по достоинству. Ни тщательно взбитые сливки, белым облаком покрывающие многоярусные торты, ни засахаренные фрукты, ни булочки с корицей, ни самый дорогой и изысканный шоколад не приводили Даниэля в трепетный восторг. Более того, он даже не прикасался к ним. Теперь же он благоухал шоколадом, не хуже самого кондитера, что вызывало труднопреодолимое желание содрать с себя многострадальную рубашку, но Даниэль не желал задерживаться ни на минуту.
— Это еще что такое?! — возмущенно прикрикнул на детей Морис, но тут же умолк, услышав в своей голове усталое даниэлевское: «Заткнись». Некоторое время Даниэль с холодным любопытством созерцал представленные на обозрение красноречивые фигуры из трех пальцев, пытаясь примириться с мыслью, что обратное путешествие потребует от него гораздо большего нервного напряжения, чем он предполагал. В умах других он часто видел себя мертвым, растерзанным и униженным, но еще ни разу с рожками и женской грудью.
Даниэль обреченно вздохнул и легко заскочил в карету, молча сел напротив детей, откинулся назад, прижавшись затылком к атласу обивки, закрыл глаза. Лязгнула подножка, дверца закрылась с мягким щелчком. Экипаж качнулся на рессорах и быстро двинулся вперед под веселый перестук копыт шестерки вороных фризов.
— Я не ведьма, — не открывая глаз, тихо произнес он. — Я злой и страшный серый волк.
В имении его называли волком. Все. И все знали его истинную сущность. Но об этом шептались только меж собой и никогда с чужими. Однако, дети — странные существа. Они верят в самые невероятные вещи, но часто не верят в то, что может быть на самом деле, пока лично не увидят и не потрогают руками. А теперь, когда желтые волчьи глаза Даниэля были закрыты, он менее всего походил на зверя, скорее — на утомленного и скучного взрослого, который даже не соизволил при произнесении «страшной» фразы сделать приличествующее «страшное» выражение лица.
Лошади резво простучали копытами по мостовой, карета, сопровождаемая завистливыми взглядами жителей и улюлюканьем мальчишек, пронеслась по улочкам пригорода и вот уже за окнами экипажа раскинулись бескрайние луга дороги, ведущей в Данциг и дальше, вдоль побережья, в Орлей.
Будь на то только воля Даниэля, он бы промчался без остановок до самого Филтона, так, словно под лапами горит земля, но дети... Детей следовало накормить. И если спать они вполне могли и в карете, благо места было вдоволь, то кормить их всухомятку, абы как Даниэль опасался. Не приведи Роза, начнут маяться животами, хлопот не оберешься. Поэтому он велел Морису остановиться, как только они достигнут деревушки с небольшой придорожной гостиницей, в которой Даниэль останавливался по дороге в Бругге. Кормили там неплохо, без изысков, но здоровой и свежей деревенской едой. А проверять постели на наличие клопов и блох у Даниэля никакой охоты не было, потому спать он предпочитал в карете.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дорога в Данциг

Отредактировано Даниэль Арман Эриан Росси (15.10.2011 17:46)

+5

19

К огромному разочарованию Альбы (ведь убегать от злой ведьмы куда интереснее, чем просто трястись целую вечность пусть даже и в роскошной карете) Даниэль оказался обычным и на удивление сдержанным дяденькой. Прямо обидно, ей-богу — что с таким скучным и сердитым всю дорогу делать? Разве что фокусы заставить показывать или сказки читать...
А вот возница позволил себе явно лишнее, поэтому девочка гневно сверкнула глазами и демонстративно повернулась к брату, всем своим видом показывая, что выступления каких-то там слуг ее не касаются. Мамочка умела одним взглядом ставить на место всех нахалов, но у Альбы это пока не получалось, и она ограничилась высокомерным фырком. Но на первый раз малышка решила простить глупца и на всякий случай схватила брата за ладошку. Разговор с обидчиками сестры у Альбуса всегда был короткий — ногой по коленке, плевок в глаз и мертвая хватка зубами за первую попавшуюся часть тела. А судя по ставшим дыбом белокурым волосам и мгновенно порозовевшим щечкам, мальчишка уже собирался повторить свой коронный прием на практике, поэтому Снежка еще и для пущего эффекта подвинулась к Умке и вжала его покрепче в сиденье. Драка — дело нужное и полезное, но не сейчас.
Весь вид Даниэля Росси говорил о том, что сопровождающий детей оскорблен их попытками вывести его на чистую воду. Но Леноксы почему-то ничуть не раскаивались — сейчас время такое, что нужно ухо востро держать. Поэтому, как говорится, «ничего личного».
— Я не ведьма. Я злой и страшный серый волк, — попытался оправдаться рыжеволосый, чем лишь вновь взбудоражил малышей.
— Откуда тогда знаете, что мы ведьмой вас считали? — тихо проворчала Альба, но предпочла не дожидаться ответа, а лишь отсела как можно дальше от Даниэля и на всякий случай спрятала за спину обе ручки с вновь скрученными дулями. Ведьма-ведьмой, но даже серых волков фиги почему-то раздражали.
В карете повисла напряженная тишина, которая тянулась всего-ничего. Потом девочка заерзала, перемигнулась с братом, поправила платье, откашлялась и возвестила:
— Дядя Даниэль! Я в туалет хочу!
И на всякий случай прильнула к окну, чтобы убедиться, что едут они среди полей и на горизонте не наблюдается ни единого кустика.

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дорога в Данциг

Отредактировано Альба Ленокс (14.10.2011 21:50)

+5

20

Ситуация явно выходила из-под контроля. Даниэль Росси не только не предавался разоблачению, но и не реагировал должным образом на все отчаянные попытки детей взять над ним верх. Какой-то эмоциональный импотент, туды ж его... Альбус изо всех сил напрягал свою белокурую головушку, чтобы проникнуть сквозь непробиваемую оболочку их рыжего конвоира, но у него ровным счетом ничего не получалось. Мальчик уже начинал полагать, что эмпатируют (это же настоящее слово?) не головой, а каким-то другим местом. Он не раз спрашивал маму, как же она это делает нарочно, но она не могла дать ответ, который, по соображениям самого мальчишки, имел хоть какой-то смысл. Верно, это как с кошками. Никто не знает, чем кошки мурчат. Так или иначе, свой эмпатический рубильник Альбус все еще не нашел. Но иногда он таки срабатывал, вразрез с желаниями самого эмпата. Альбус до сих пор с отвращение вспоминает тот случай, когда он случайно наткнулся на сына их прачки, когда тот рассматривал в стереограф какие-то картинки. Фу! Лучше даже не думать об этом. Право же, сейчас был не самый подходящий момент, чтобы впитывать чужие переживания. Хватало и собственных альбусовых. Ласковым, на первый взгляд, мальчишкой овладело одно всепоглощающее желание — треснуть чем-нибудь увесистым кучера по башке. А потом еще раз, для надежности. Выглядел он не таким старым как Даниэль Росси, но тоже из тех же — небось за 20 человеческих уже перевалило. Это такие старперы, которые еще могут дать сдачи. Поэтому пока лучше угомониться, на что ему и Альба негласно намекала. Отомстить можно и позже. Случай обязательно представится.
Альбус всегда души не чаял в сестре, но бывали моменты, когда он ей как-то по-особому гордился. Вот примерно как сейчас.
— Дядя Даниэль! Я в туалет хочу! — торжественно вещала Альба, словно удостоилась высокой аудиенции.
«В яблочко!».
— Я тоже! Тоже хочу, — подхватил Альбус, скручивая ноги иксом, — а можно мне из окошка?

http://forumstatic.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Дорога в Данциг

Отредактировано Джулиан Ассман (27.06.2012 19:41)

+4


Вы здесь » Дракенфурт » Бругге » [Мудершнапс] Имение семьи Ленокс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC