Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Дом компаньонок


Дом компаньонок

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/comp1.png

Одно из самых приятных взору строений на Главном проспекте — известный каждому уважающему себя культурному вампиру Дом компаньонок. Над его главным входом расположился изящный фронтон с лепниной, который поддерживают 4 колонны ионического ордера; левую и правую стены украшают гипсовые барельефы с изображением эльфов и мавок, а еще — маленькие воздушные балкончики искусной чугунной ковки, на которых красуются горшки с пахучими цветами. По деревянным ставням окон с витражами и арочными проемами ползет вверх стелющийся цепкий вьюнок. Лакированная входная дверь из копенхальмской сосны (тоже, кстати, с арочным проемом) снабжена бронзовой ручкой в виде эрегированного фаллоса и молоточком, чтобы посетители могли сообщить хозяйкам дома о своем приходе. На крыше по-над фронтоном обустроена голубятня. Красота!

Внутри дом еще более привлекателен, чем снаружи. Кажется, что он состоит из сплошных гостиных, салонов, спален, дамских и ванных комнат, каждая из которых оформлена с тонким вкусом и величайшим изяществом. Однако, помимо перечисленного, в доме есть библиотека, столовая для торжественных приемов, музыкальная комната, художественная мастерская, танцевальный зал, комната отдыха и даже небольшая концертная сцена со зрительным залом.

Не будем допускать грубостей в адрес столь утонченного места и называть его бюрократическими выражениями наподобие «штаб-квартира гильдии компаньонок». Назовем это место маленьким райским уголком для ценителей высоких искусств и прекрасных дам.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/27.png

Капельдинерша Гризельда фон Пак
Чопорная, высокомерная дама «слегка за шестьдесят» в неизменном черном платье, со строгим пучком на голове и миниатюрной собачкой подмышкой (в доме компаньонок эту шавку все ненавидят лютой ненавистью, но терпят из страха перед мэтрессой фон Пак). Ей больше подошла бы профессия гувернантки или наставницы в каком-нибудь пансионате для бедных сироток, но и в этом заведении она иногда нет-нет да укажет девушкам на их осанку или слегка помятый воротничок. Всегда ходит с прямой спиной, будто проглотила линейку; прислугу держит в черном теле, отчитывая за малейшую провинность; на посетителей глядит так, что аж ноги подкашиваются, — хочется встать по стойке смирно и отдать честь: «Слушаюсь, мэм!». Даже самые влиятельные вампиры как-то странно притихают в ее присутствии. В общем, перед вами типичная злая старая кошелка!

+3

2

Отель Эффенбаха  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Доехать до Дома компаньонок было делом недолгим, всего около четверти часа, может чуть больше. Однако, за это время в голове Орнеллы под неугасаемым пламенем профессионального любопытства кипели и бурлили мысли. Так же перед ней был ряд проблем, которые надо было решать в срочном порядке. Наипервейшая такая проблема — это дом. У вампирессы было достаточно средств, чтобы купить недвижимость в городе, но у нее были особые требования. Во-первых, глухой и просторный подвал, во-вторых, два этажа жилых комнат, в-третьих, приличного вида чердак. Ну и само собой разумеющееся либо далекие соседи, либо с очень короткими носами и неболтливыми языками. Самой заниматься поисками было бы неблагоразумно, да и пустая трата без того драгоценного времени. Гораздо проще доверить это дело профессионалам.
Вторая проблема была более прозаична и проста — ее долбанная семейка. Та самая, которая через пять столетий выродится окончательно благодаря текущему главе. И хвала Розе, если к тому времени Орнелла успеет выскочить замуж за приличествующего ее положению чистокровного вампира. Огромное недоверие к дражайшему кузену возникло не на пустом месте, как может подумать читатель, а из-за последних рокировок в гильдии алхимиков. Нелле становилось тревожно от мыслей об этих преобразованиях, но со своей стороны она в любом случае обязана подчиняться тому порядку, который он вводит. Присяга штука такая, да. Хуже вырождения может быть только позор, а если дела на самом деле обстоят так, как подозревает вампиресса, то ничего хорошего лично ей не светит. Ввиду как раз таки кровного родства с Теодором. Именно для того, чтобы нащупать почву, и нужна была встреча, которая по официальной версии — визит вежливости от вернувшегося в Дракенфурт родственника.
Третьей проблемой были связи, коих в этом городе у девушки было не очень то и много. Этот вопрос могла решить уважаемая гильдия компаньонок, штаб-квартира коих была уже как раз совсем рядом. Отдав кэбмену его честно отработанные пять флоренов, вампиресса, наконец, смогла осмотреть Дом компаньонок. Здание хоть и производило приятное впечатление, но было несколько чуждо рациональному складу ума Орнеллы. А жаль... При ее недуге и любвеобильности эта профессия могла стать ей по-настоящему любимой.
Мелодично зазвенел бронзовый колокольчик, оповещая о прибывшем госте. Предусмотрительная мисс Ренд специально захватила с собой письмо от главы гильдии, дабы не попасть в затруднительное положение. Поздоровавшись с открывшей ей дверь леди и представившись, Нелла попросила ее проводить к мисс Мориарти.

Отредактировано Орнелла Дем Ренд (23.06.2012 11:34)

+3

3

Начало игры

Комната была освещена только двумя серебряными канделябрами с тремя подсвечниками: каждый из них находился на противоположной стороне. Этого света была вполне достаточно, чтобы разглядеть форму и цвет мебели в комнате. Рядом с входом разместились два кресла из хурбастанского дерева со светло-зеленой обивкой, и того же производства — софа, в стиле неорококо. Напротив софы, ближе к окну, стоял большой коричневый стол из орлеанского дерева. На нем аккуратно, в две ровные стопки, были сложены бумаги. Стол освещался одинокой свечкой в серебряном подсвечнике. В комнате смешались запахи таявшего воска и розового масла. Последним запахом обычно пользовалась хозяйка Дома компаньонок. Хотя это относилось и ко всем остальным компаньонкам. Иногда в них добавлялись ароматы, вызывающие страстные желания не только у мужчин. За столом сидела рыжеволосая хозяйка и сосредоточенно изучала бумаги в руках. Ее брови то сходились на переносице, то поднимались вверх. Временами она вздыхала, вспоминая о том, что ее хмурость может привести к мелким морщинам на лице. При этих вздыханиях ее грудь соблазнительно вздымалась и опускалась, что могло привести независимого наблюдателя к восторгу, нежели к жалости и сочувствию. Шелковое платье хорошо подчеркивало фигуру, вычерчивая на груди две маленькие точки. Дезири Мориарти услышала шум в коридоре. Она могла только догадываться, что кто-то посетил Дом. К сожалению, единственной способностью чистокровной вампирессы был телекинез. В дверном проеме показалась консьержка Лилит Дюпон.
— Мисс Мориарти! — Дюпон поднесла руку ко рту, прокашлялась, прочищая горло, и продолжила. — К вам пожаловала мисс Орнелла Дем Ренд. Дезири улыбнулась двум вошедшим девушкам. Вышла из-за стола, повернула руку ладонью вверх и показала на софу.
— Добрый вечер, прошу вас, мисс Орнелла Дем Ренд, присаживайтесь! — она посмотрела на Лилит. — Попроси Джульетт принести нам напитки. — Чувствуйте себя как дома! — Последние слова были адресованы новой гостье. «Ренд. А точнее Орнелла Дем Ренд. Клан ученых. Очень полезный клан». Когда Лилит скрылась за дверным проемом, Дезири посмотрела на мисс Дем Ренд.
— Начнем с того, что мне бы хотелось узнать, как вы представляете себе гильдию компаньонок? — На лице главы гильдии возникла легкая ухмылка.

Отредактировано Дезири (09.11.2011 18:06)

+2

4

Внимательный взгляд золотистых глаз с удовольствием рассматривал все, что только мог предложить ему этот Дом. Удивительное место, где балом правит Изысканность. Не кичливость, не богатство, а именно тонко и со вкусом подобранное убранство, где каждая деталь была на своем месте. В последнее время Орнелла так мало видела истинной красоты, что в голове засело четкое желание остаться здесь. Не удивительно, что глаза мужчин загораются, когда они даже вскользь упоминают о владениях Дезири Мориарти.
Нелле ни разу не приходилось встречаться с главой гильдии компаньонок лично, но была уверена, что та выглядит в тысячи раз восхитительнее, чем на многочисленных копиях знаменитого портрета. Предположения вампирессы, впрочем, как и всегда, оправдались на сто процентов. Даже голос у дивы был настолько мелодичным и ласкающим слух, что певчие птицы могли зеленеть и дохнуть от зависти стаями. Удивительная женщина, иначе и не скажешь.
Дар потянулся к чаровнице с медными кудрями, и Орнелла не стала сдерживать его. Интерес? Небольшое любопытство?.. Мягкий, теплый и приятный вкус эмоций зазвенел на языке от легкого ментального прикосновения эмпата к хозяйке сего заведения. У каждого человека есть свой вкус, и Нелли была уверена, что сейчас мисс Мориарти — это молочный шоколад наивысшего качества.
Обстановка практически не занимала вампирессу, так что если бы ее через пять минут привели в другую комнату и попросили описать кабинет Дезири, едва ли что-то всплыло в памяти. Однако, была твердая уверенность в том, что и эта часть дома не является исключением, а интерьер здесь создан с таким же вкусом и шармом, что и остальные.
«Святая Роза, ну почему у меня нет такой женщины?! Если она темпераментна так же, сколь красива — идеал, и даже сверх него» — довольная донельзя девушка с удовольствием скользила взглядом по восхитительной Дезири, и не особо скрывала своего интереса. В конце концов, это не то место, где она должна смущаться и изображать кротость и невинность.
— Добрый вечер, мисс Мориарти. Спасибо. Я очень рада, что Вы так скоро смогли принять меня. — услышав вопрос хозяйки дома, Орнелла заулыбалась. Пока все было допустимо предсказуемо, это вполне закономерный вопрос для главы гильдии, — Если коротко, то гибкая умная власть. А если подробнее... Прежде чем написать Вам, я долго думала над своим желанием вступить в гильдию и обучаться здесь. Я так же знаю девиз Вашей организации, и именно он был решающим аргументом. Всего за пару сотен лет Вы превратили гильдию в процветающую, и самое главное, уважаемую организацию. Это дорогого стоит. И о многом говорит.
«Да уж, сколько бы ни стоила проститутка, ее уважать не станут. Как и ее хозяйку. Здесь же дело совсем иного толка...» — посчитав свои доводы исчерпывающими, Орнелла умолкла.

+2

5

«Вот как...» — подумала про себя Дезири Мориарта. А вслух сказала следующее:
— Мне лестно слышать подобную речь. Но этого недостаточно для представления общей картины. — Она присела рядом с мисс Ренд и посмотрела последней в глаза. — Наши девушки обладают не только природной красотой и притягательным обаянием. Компаньонка должна стать интересным собеседником, заботливой сестрой и верной подругой. Когда гости приходят сюда, они хотят отдохнуть и развлечься. Почувствовать себя как дома. Наша задача — подарить ощущение уюта и теплоты. — Она перевела дыхание и посмотрела на часы, стоявшие на столе. Смотреть на часы для Дезири Мориарти было обычным делом. Ведь в ее обязанности входило не только развлечение гостей. Ежедневные проверки дохода Дома, а также укрепление политических позиций в городе — имели место быть в ее планах. — Я могла бы целыми днями рассказывать тебе про наш замечательный Дом, но боюсь, что мы так и не подойдем к цели твоего визита. — Губ рыжеволосой женщины коснулась улыбка. Она никогда не употребляла в разговоре слово «мой Дом», считая это несправедливым по отношению ко всем работающим в нем вампирам и людям. Конечно же, на ее милую голову выпадало куда больше дел, чем у каждого по отдельности. Она не жаловалась и считала, что ответственна за всех, кто находится в Доме. Были дни, когда на нее нападала меланхолия. Тогда она садилась в позу древних монахов и впадала в глубокий транс. Этой методике ее научили в стране восточной культуры — Айза. После этого голова становилась легкой и свободной от всего ненужного ежедневного хлама. К данной технике прилагалось еще несколько движений, которые она выполняла в полном одиночестве.
— Перейдем сразу к главному. Ты покажешь мне все, что умеешь. Надеюсь, ты знаешь, какими способностями должна обладать претендентка? — после этих слов Дезири Мориарти проследовала в противоположную сторону от девушки, чтобы лучше разглядеть ее возможности. А посмотреть было на что. Девушка имела сходный цвет волос с главой гильдией, за исключением менее яркого тона. Под белоснежной кожей виднелись синие прожилки — признак чистой крови. Взгляд девушки был спокойным, что было несвойственным для клана Рендов. Вспомнить хотя бы того же Теодора Дем Ренда. При этих мыслях на лице Дезири отразилась тень. Но эти мысли сменились новыми идеями касательно сидящей перед ней девушкой.

+2

6

Нет, этой Женщиной решительно невозможно было не восхищаться! Именно так ее и надо было называть, только с большой буквой и безграничным восхищением. Этот мягкий с плавными красивыми переливами голос буквально обволакивал, в движениях не было резкости или неуклюжести, лишь отточенность и мастерство. Даже улыбка этой чаровницы завораживала, да так, что мысли Орнеллы разбились на два лагеря: простую женскую зависть и такое не женское желание обладать этой красавицей. О нет, вампиресса не льстила себе и знала, что едва ли эти надежды сбудутся, но помечтать-то ведь можно.
Надо сказать, что было еще одно обстоятельство, которое невыразимо понравилось девушке: ей не приходилось лгать. Можно было открыто заявить, что девица Ренд вполне состоялась в профессиональном плане, а эта лицензия — правильное инвестирование капитала. Правда, без ложки дегтя в бочке меда тоже не обошлось. Было одно обстоятельство, которое невыразимо тревожило и стыдило вампирессу... И то была ее неуклюжесть в таком тонком искусстве как обольщение. Да, своими эликсирами она могла заворожить абсолютно любого, в буквальном смысле заставляя целовать хоть подол платья, хоть след от каблучка. Но вот провернуть такой же фокус с помощью собственных сил и навыков... В общем, гильдия компаньонок была последней надеждой. Если уж здесь не смогут обучить ее быть подобной восхитительной Дезири, то тогда никто не сможет.
Невежей, конечно же, Орнелла не была — получила отличное образование, знала как надо себя вести в обществе, да и причисляла себя к воспитанным молодым особам. Только вот таким магнетическим обаянием как у мисс Мориарти никогда не отличалась. А так хотелось самой добиться любви и желания, а не эликсирами и не эмпатией!.. Отбросив неприятные мысли, девушка снова обратила свое внимание на главу гильдии.
— Боюсь, что два вида искусства, которыми владею я, не совсем то, что Вы ожидаете. Первое — это, несомненно, алхимия. Здесь, к сожалению, нет условий, чтобы продемонстрировать мои навыки и таланты, но смею Вас уверить, что самые одаренные алхимики это Ренды и я живое тому подтверждение. А второе... — «Что же тебе показать, красавица? Что дать почувствовать твоему сердечку?» — Орнелла отнюдь не зря проводила свои эксперименты. Ее память хранила сотни различных комбинаций эмоций, словно самые драгоценные и гармоничные композиции ароматов духов. Постоянная практика в эмпатии так же давала возможность применить на практике практически любое такое «воспоминание»... Может это были и отблески огней свечей, но теперь глаза Нелли сияли, будто расплавленное золото, утратив спокойный металлический оттенок. С одной стороны, навязывать эмоции потенциальному учителю и работодателю было делом не очень хорошим, но с другой — она сама попросила показать, так что пускай пеняет на себя...
Не отводя взгляда от глаз Дезири, вампиресса медленно поднялась с дивана. Зрачки начали расширяться, захватывая в свой черный плен все больше и больше радужной оболочки. Концентрация на собственном желании давала приятные плоды: в груди знакомо нарастал комок жара, а по телу плыли мягкие полны, наполняющие теплом каждую клеточку тела. Небольшое усилие мысли — и этот пылающий комок жадного вожделения, смешанного с блаженством и, в то же время, стыдом, покачнулся и полетел в сторону мисс Мориарти. Всего два удара сердца и эмоциональная аура главной компаньонки начала жадно впитывать предложенное ей лакомство.
«Ну же, я хочу посмотреть на тебя такую. Хочу видеть, как ты сама испытываешь то, что вселяешь в сердца других...» — сомнений в собственных силах не было, оставалось только немного подождать.

Отредактировано Орнелла Дем Ренд (18.11.2011 21:46)

+3

7

[Казенный квартал] Торговый порт  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Прогулка до Дома компаньонок удалась на славу. Энзо успел вдоволь поглазеть на городскую архитектуру и горожан, вынести большинству из них вердикт: «снобы» и благополучно добраться до подсказанного услужливым дракенфуртцем дома. Издалека он выглядел возвышенно, величественно и утонченно, но, стоило вампиру подойти к двери, это впечатление исчезло.
— У здешней хозяйки отменное чувство юмора, — отсмеявшись, он уверенно взялся за дверную ручку и трижды постучал. Кот не удивился бы, если при открытии двери раздались сладострастные стоны или ручка извергла на его штаны характерную жидкость.
«Интересно, а внутри этот дорогой бордель так же неотразим? — додумать мужчине не дали, дверь распахнулась, и на пороге появилось милое создание, вовсе не похожее на... Представительниц очень древней профессии, — Косите под утонченное место для культурного досуга? А боцман говорил немного другое... Что ж, проведем разведку боем...»
— Приветствую, мазель, — Энзо галантно поклонился, — Позволите войти? — и, не дожидаясь позволения, оттеснил прелестницу, пересекая порог, — Так, милые дамы, позвольте представиться. Меня зовут Адам Смит, я только что вернулся из крайне долгого плавания и безмерно нуждаюсь в женском внимании и ласке. А, как вы могли бы догадаться, портовые бордели — это совершенно не мой уровень. Даже вы все (хотя вы без сомнения обворожительны и великолепны), увы, не то, что мне нужно. Мне нужна ваша хозяйка. И, дабы исключить любое недопонимание, я хочу сразу показать, насколько серьезны мои намерения, — вампир извлек из кармана пачку хрустящих новеньких флоренов, — Итак, где тут у вас кабинет хозяйки?
Трюк с «Белой обезьяной» сработал и в этот раз. Пирату практически не потребовалось применять свои способности — одна из находившихся в холле компаньонок стрельнула глазками в нужном направлении. Чисто рефлекторно. Но Энзо этого хватило. А пока внимание девушек было приковано к пачке денег, он уверенно двинулся к кабинету владелицы, намереваясь с превеликим удовольствием поставить эту «тихую гавань» на уши.
— Доброго дня, мазель... Простите, не знаю вашего имени, — произнес Кот сходу, едва распахнув дверь, — Оу, так вы здесь не одна... Мое почтение самой обворожительной из Ордисов.
«Ну что ж, вот и посмотрим, как у здешней хозяйки с юмором. Но вот что здесь делает Амели? Какой-нибудь влияющий на вожделение эликсир продает? Хотя нет, мелкая торговля — не ее уровень...»

Отредактировано Энзо (19.11.2011 01:37)

+3

8

Она сложила руки на груди и замерла в ожидании. Девушка рассказала ей о своих семейных способностях и остановилась на полуслове, как будто пыталась что-то вспомнить. Лицо Дезири коснулась мягкая улыбка. Неужели Ренд ничем не может ее порадовать, кроме как показать свои, почти, врожденные способности алхимии. Конечно же, алхимия не дается так просто, но этого не достаточно, чтобы удивить хозяйку дома. «Милая девица, но с красивым личиком долго не протянешь. Ренды совсем не заботятся о своих отпрысках». Мисс Мориарти опустила руки, набрала воздух в легкие и уже собиралась отказать девушке, как вдруг почувствовала тепло в районе паха. Вместе с воздухом, рот рыжеволосой женщины выдал тихий стон. Она попятилась назад, нащупала кончиками пальцев поверхность и присела на стол. «Ментальные способности». Она закрыла глаза и откинула голову назад, пренебрегая присутствием Орнеллы Дем Ренд. «Приятное тепло, растекающееся по телу».
— Бутон цветка, пытающийся раскрыть свои лепестки. — Все это она говорила с улыбкой на лице, не открывая глаз. — Ты не первая пытаешься применить на мне эти способности. Ее голова вернулась в исходное положение. — Только помни, что если вампир старше тебя, то твои способности будут для него, словно попытки ребенка привлечь внимание взрослых. Она резко привстала и посмотрела в сторону коридора. В это время пробегала одна из служанок дома. Служанка бежала в сторону главного входа. Дезири не могла видеть ее взволнованного лица. Ей оставалось только теряться в догадках.
— Робер... та...? — она начала выкрикивать ее имя, но та даже не повернула голову в ее сторону. «Надеюсь у нее уважительные причины вести себя подобным образом». Прошло несколько минут, прежде чем Дезири вспомнила про свою гостью.
— Ах, простите меня, мисс Орнелла Дем Ренд! — она опустила брови и приняла маску невозмутимости. — Кажется, что сейчас мне придется прервать нашу приятную беседу и переключиться на другие дела. Я не отказываю вам. Пройдемте со мной. Я распоряжусь, чтобы вас определили в лучшую комнату Дома. Женщина попыталась выйти из кабинета, но путь ей перегородил самодовольный взгляд зеленых глаз. От него исходил запах морской рыбы, алкоголя и еще какой-то резко пахнущей смеси. Он был одет как простолюдин: белая рубашка, штаны, высокие сапоги, которые оставляли за собой шлейф черных следов на дорогих хурбастанских коврах. Дезири поморщила свой изящный носик. Хотя его загорелая кожа и надменный взгляд напомнил ей одного хурбастанского вельможу. Она даже симпатизировала знатным царям, но этот незнакомец был далек от прекрасных восточных красавцев.
— Господин! Что вы себе позволяете!? — в глазах заиграли огоньки презрения. Она отошла от дверного проема, в сторону софы. — Покиньте Дом! Немедленно! — Дезири Мориарти не могла припомнить последний визит такого нахала. Само пребывание подобных личностей могло поставить под удар безукоризненную репутацию заведения.

Отредактировано Дезири (19.11.2011 12:30)

+2

9

Орнелла звонко, вкусно рассмеялась, наблюдая действие собственного дара. Еще больше ее позабавила реакция владелицы Дома на это маленькое представление. Несомненно, что невысокое мнение Дезири о способностях мисс Ренд играли последней на руку, какой ж игрок раскрывает свои карты в самом начале кона?
«Попытки ребенка привлечь внимание взрослых?.. Ну-ну, ну-ну», — во взгляде вампирессы появилась насмешка и снисходительность, ведь, по всей видимости, глава изящной гильдии не знала, что противостоять подобным чарам невозможно, используя лишь силу духа (если она, конечно, именно это подразумевала под возрастным фактором). Нужна дополнительная помощь в виде артефактов и эликсиров, все просто. У вампиров с годами не развивается «иммунитет» к ментальным атакам, уж это Нелли знала доподлинно: ее покойному любовнику, профессору Филчу, было около пяти сотен лет. И тем более без разницы, сколько лет обладателю ментальных способностей, вся соль в силе и развитости навыка. Единственный вариант, при котором мнение Дезири было оправдано, это если бы вампир-оппонент был наделен идентичным даром.
— Это была всего лишь небольшая демонстрация, мисс Мориарти. Вы сами попросили меня о ней, — это все было бы исключительно забавно, если бы главная компаньонка не задела тонкую струнку гордости и высокомерия Орнеллы, — И, по всей видимости, Вы меня не поняли. Да, я восхищаюсь Вашим умом, предприимчивостью, красотой, достижениями. И я сразу предупредила о том, что обладаю способностями, в которых, кстати говоря, Ваши подопечные не смогут достичь хотя бы сотой доли моего уровня. Я, в свою очередь, в некоторых нужных мне искусствах уступаю компаньонкам. Но! Пришла я сюда не просителем, нет. Мне нужна равноценная сделка, и не стоит принижать мои способности, они пригодились бы Вам в не меньшей степени, чем Ваши знания и навыки — мне...
Их беседа была самым бесцеремонным образом прервана, и гнев златоокой девицы несомненно пал на невежу, если б не одно неприятнейшее обстоятельство... Этого вампира она знала. Да уж, повезло так повезло. Эта наглая скотина вместо того, чтобы сделать вид, что они не знакомы — назвал ее подставным именем, которое она использовала в двух их взаимовыгодных сделках. Явно же подозревал, что имя ненастоящее, но предпочел подсунуть ей жирную такую, грязную свинью. Утешало одно — испытавшая приступ благочестивого гнева и страха, что репутация заведения будет запятнана, Дезири не обратила внимания на слова незнакомца. Она даже отошла от дверного проема, будто боялась, что возмутитель спокойствия прикоснется к ней.
«Вот оно как! Значит интересным собеседником, заботливой сестрой и верной подругой компаньонки могут быть не для каждого. Вопрос цены, я так подозреваю, здесь не стоит... Интересно, а если бы к ней вот в таком виде заявился кто-нибудь из Венгазы?.. Впрочем, встречать гостя по одежке это ее законное право как хозяйки дома», — сама же Орнелла за те две не слишком продолжительные встречи с зеленоглазым капитаном сделала один интересный вывод. Этот вампир не так прост, как норовит себя показать, однако, это совсем другая история.
— Что ж, я пока тоже не отказываю Вам. Кстати говоря, я не могу воспользоваться Вашим гостеприимством — мне нужны специальные условия, которые этот прекрасный дом дать не может. Поверьте мне, — глаза Орнеллы загорелись каким-то довольным, но нехорошим огоньком, почти таким же, как и у кузена. — Позвольте мне откланяться, я спешу на другую встречу. Напишите мне, как только обдумаете мое предложение. Не провожайте меня, — насмешливый взгляд прошелся по застывшему в дверях моряку. — Позвольте пройти.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Клеверные холмы] Имение «Альбедо»

Отредактировано Орнелла Дем Ренд (23.06.2012 11:33)

+2

10

«Похоже, боцман был прав. Дорогие шлюхи с гонором, — Коту даже не нужно было залезать в мысли очаровательной хозяйки, все они были написаны на ухоженном личике, — Как отброс вроде меня мог посметь ворваться в их обитель высоких наслаждений... Чудесно. Не удивлюсь, если минут через двадцать здесь будет навалом представителей органов охраны порядка — эта ночная бабочка наверняка имеет в своем арсенале весьма полезные знакомства. Но эти двадцать минут она будет играть по моим правилам...»
Конечно, Энзо уже давно не считал себя полноправным членом общества, представителем влиятельного клана, но гордость и вспыльчивость от этого никуда не делись, а посему подобное отношение к своей персоне простить никак не мог. Был бы перед ним мужчина — давно бы уже вызвал на дуэль и дело с концом, но главная компаньонка — женщина, причем женщина с немалыми амбициями и, судя по всему, заметной долей снобизма, присущей представителям высших слоев населения...
— Что я себе позволяю? Выбирать... — тут пират намеренно запнулся, изображая, что чуть не сболтнул что-то нежелательное, — Девушку по вкусу я себе позволяю. Вы же для того и наняли всех этих прелестниц, чтобы любой мог выбрать себе подходящую спутницу, я прав? Вас смутил мой внешний вид? Весьма отталкивающе, соглашусь. Но я бы посмотрел на вас после перехода Пиццикато — Дракенфурт на еле-еле шевелящем лопастями торговом параходе. Но ведь вы согласитесь на время одолжить мне свою ванну? Или, еще лучше, разделить ее со мной?
Глаза вампира смеялись, но все остальное лицо выражало искреннюю серьезность произносимой тирады. А сознание тем временем аккуратно прощупывало главу гильдии, ища момент, чтобы без особых усилий начать трансляцию нужных мыслей в очаровательную рыжую головку.
— А не начать ли нам прямо здесь и сейчас? — он кивком указал на софу, — Вы привлекательны, я чертовки привлекателен, так чего зря время терять?*
Насмешливый взгляд, посланный мазель, назвавшейся когда-то Амели Ордис, Энзо так же не упустил из виду, и, начав движение навстречу обеим девушкам, пустил в сознание старой знакомой мысль, которая наверняка приживется: «Пожалуй, досмотрю этот бесплатный цирк до конца...»
В принципе, он мог бы и не удерживать ее, но знакомый алхимик, не связанный с иллюминатами, ему сейчас ох как пригодился бы, а значит упускать из виду мазель Ордис нельзя. По крайней мере, до тех пор, пока не определится место ее проживания.
-----------------------------------------------------
*Использована фраза из к/ф «Обыкновенное чудо».

Отредактировано Энзо (19.11.2011 19:10)

+2

11

— Господин «Без имени»! — она сделала акцент на его придуманном имени. Ведь господин так и не соизволил представиться, несмотря на его знатные корни. — Я, Дезири Мориарти, глава гильдии компаньонок. Вы находитесь в «Доме компаньонок» и по совместительству «Гильдии компаньонок». — Женщина глотнула воздуха и продолжила. — Это не пристанище для страждущих и обездоленных вампиров или людей. — Она бы продолжила дальше рассказывать про этот чудесный дом, но не видела в этом особого смысла. Господин так и не назвал своего титула и имени, как подобает представляться высшим слоям общества — Вы, право, перепутали это место с обычным борделем. Я вас прошу, смените тон. Это вульгарно — предлагать даме подобные вещи. Дезири Мориарти пропустила звонкий смех девушки сквозь уши. Аристократия часто смеялась без причины, и источник ее образования потребовал бы от себя много времени для выявления оного. Далее Орнелла Дем Ренд дала пояснения к своему непредсказуемому поведению. В этот момент, глава гильдии переключилась на нее. Ей (Дезири) подумалось, что мисс Ренд, как и полагается представителю своего клана, высоко оценивает свои способности и не намерена выслушивать их не заслуженное принижение. «Возможно, я действительно плохо осведомлена о способностях Рендов, и они с малых лет оттачивают мастерство телепатии». Мориарти с удовольствием бы выяснила самые сильные стороны девушки, но в комнате неожиданно появился новый персонаж, который мог испортить первое впечатление о хозяйке дома. Наконец, Орнелла Дем Ренд сообщила, что не отказывает в продолжение разговора о ее дальнейшем пребывании в гильдии компаньонок. Нельзя сказать, что Дезири Мориарти хваталась за всех чистокровных представительниц прекрасного пола. Она знала, что в ее Доме еще не было представителя Рендов. И, учитывая их не бывалую славу ученых, можно с уверенностью сказать, что от этого она бы не проиграла. Осталось выяснить один из ключевых моментов — какими денежными средствами распологает Ренд, чтобы значительно улучшить доход Дома. Только этого, на данный момент, мисс Мориарти не смогла узнать. Поклонившись девушке в знак согласия и прощания, она проводила глазами изящную фигуру в синих одеяниях до выхода. И снова, глаза Мориарти встретились с насмешливыми зелеными глазами мореплавателя. Она не забыла про него. Просто поставила на второй план, как фоновое изображение ее главного персонажа — Орнеллы Дем Ренд.

Отредактировано Дезири (20.11.2011 07:16)

+2

12

Сложно играть в командную игру, если твой напарник пассивен, согласитесь. А главное — это очень быстро наскучивает. Вот и сейчас Энзо ждал от девушки, назвавшейся Дезири, активных действий — пощечин, крепкого словца, эмоций. Чего угодно, что подогрело бы интерес. Но, увы и ах, главная компаньонка либо была отличным психологом и понимала, как утихомирить незваного гостя с минимальными для себя потерями, либо просто была скучна по жизни. Так или иначе, а Кот стал продумывать как бы отсюда поэффектнее смыться — эта унылая особа совершенно его не привлекла, а вот весьма полезная для будущего мероприятия мазель Ордис уже скрылась за входной дверью.
«Неужто тебя тянет в родные пенаты настолько сильно, что бесплатный цирк совсем не котируется? — вампир улыбнулся беспомощной попытке мазель Мориарти игнорировать само его присутствие, — Наивное дитя. Неужели ты думаешь, что эти детские приемы ко мне применимы? Такая большая девочка, собственный бизнес имеешь, а в вампирах не разбираешься. Ай-ай-ай!»
— Мазель, — Энзо усмехнулся, — По-моему, это вы что-то перепутали. Называть бордель с дорогими шлюхами как-то иначе, пытаться приукрасить реальность — есть вульгарность куда более крупная, — он на секунду замолчал, — Жаль, я думал, что хозяйка данного заведения — обладатель отменного чувства юмора, с которым можно приятно провести время. Что ж, не будем и дальше докучать друг другу. Всего наилучшего.
Слегка поклонившись, Кот развернулся на каблуках и направился к выходу.
Повеселиться не получилось, но это не беда. Впереди у него гораздо более занимательное мероприятие, которое принесет истинное наслаждение и умиротворение. Скоро его старинный враг будет мертв. Но спешить не нужно — сначала нужно все как следует продумать, разузнать побольше про его нынешний образ жизни, обзавестись полезными связями, оружием. Непаханое поле работы.
Покидая Дом компаньонок, Энзо Найтлорд довольно улыбался...

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Отель Эффенбаха

Отредактировано Энзо (24.01.2012 00:35)

+1

13

Дезири пребывала в состоянии шока. Странный тип перепутал Дом компаньонок с борделем или это умышленное оскорбление в ее адрес. Меньше всего ей хотелось сейчас забивать свою голову лишними мыслями. Она провела взглядом по комнате и попыталась вспомнить о своих ассоциациях при виде незнакомого господина, который, между прочим, так и не удосужился представить свое имя, как это полагается джентльменам государства Дракенфурт. Это говорило об его дурном воспитании или просто не принадлежности к сильной крови. Но даже на расстоянии, она ощущала исходящую от него силу чистокровных вампиров. «Где же я могла его видеть? Он не был гостем Дома, но где-то показал свое лицо». Ощущение его значимости не покидало ее. Ей оставалось только одно — найти представителей закона и посмотреть на их листы с разыскиваемыми лицами.
Ее размышления прервала статья в желтой прессе — «Интервью с вампиром». Все вопросы в письмах, которые она получала — на них Дезири обязана дать ответ. Она привыкла к поклонникам. К их томным взглядам, вздохам, преследованиям. Но это статья не входила в ее планы. Теперь весь свет начнет обсуждать это. Эти коршуны и вороны любят, когда им дают пищу для сплетен. Только сейчас она осознала, как была невнимательна к очередному письму. «Я полагаю, вам нужно держать ответ, милый Джон Смит.» После этих мыслей она улыбнулась, вспоминая чудесные деньки, проведенные с вышеупомянутой личностью. «Но для начала, займемся поставками провизии.» И вновь ее голова стало трезво рассуждать. Дезири планировала отправиться в Торговый район. Она всегда делала закупки именно там. Или заключала длительный договор о поставках продуктов и необходимых материалов для Дома. Дезири позвала служанку Мери, чтобы та помогла Дезири с платьем и прической. А также наказала одному мужчине из прислуги поймать для нее карету. Когда с приготовлениями было закончено, она села в карету и направилась в сторону Казенного квартала.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Улицы торгового района

+1

14

[Орлей] Имение Сен-Мишель-Лоран  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в полтора года)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

1 марта 1828 года.

Будучи высокообразованной и вполне самостоятельной женщиной глава гильдии компаньонок всегда вела финансовые дела сама. Доверить финансы дракенфуртского отделения кому-то из посторонних? Ну, уж нет. Филиалы могут делать что хотят, лишь бы исправно платили установленную дань и приумножали славу гильдии, но в своих владениях цифрами заведует она и лишь она. Ко всему прочему, должна же она занимать себя хоть чем то... Не подумайте, Дезири была вполне довольна тем, что сумела наладить бизнес таким образом, чтобы он работал как часы, но ей хотелось борьбы. Борьбы и дела. Вампиресса, чья жизнь всегда состояла из противостояния, упорного труда и тренировок, не могла простаивать просто так. Безделье утомляло и бесило, а в сутках было слишком много времени. Даже несмотря на то, что основная часть уходила на сон, должные процедуры для ухода и приумножения собственной красоты и встречи. Оставалась еще пара-тройка часов, которые нестерпимо хотелось занять чем-то помогающим развеять скуку.
Часы размеренно шевелили стрелками, разбивая привычную тишину кабинета назойливым тиканьем. Изящная ручка аккуратно положила перо рядом с чернильницей, отрешенным движением поправила не совсем ровно сложенную стопку бумаг, затем прошлась подушечками пальцев по тисненому рисунку обложки толстого ежедневника. Что-то было не так. Мазель Мориарти так явственно чувствовала, что чего-то в ее жизни не достает. То, чему бы она могла посвящать собственное драгоценное время. Задумчивый взгляд упал на окно, откуда сквозь тонкое кружево тюли лились нежно-персиковые первые лучи солнца. Рассвет... Самое прекрасное, самое свежее время, когда одна часть города засыпает, а другая наоборот, спешит по неотложным делам.
Легко поднявшись из мягкого объятия кресла, вампиресса медленно подошла к окну и стала рассматривать снующих, вечно спешащих куда-то людей. Уголки четко-очерченных алой помадой губ поползли в сторону. Дезири любила людей за их стремление жить на полную. Они не транжирили свое время, а решительно шагали вперед в будущее, стараясь взять по пути от жизни по максимуму. Внимание главной компаньонки зацепилось за замершую около «штаб-квартиры» гильдии девушку. В ней так явственно чувствовались молодость и чистота, но потертое платье и какая-то надломленность в силуэте портили всю картину. А жаль, такой экземпляр... Золотая мазелька хотела было вернуться к работе с цифрами, но мысли почему-то упорно возвращались к удивительной девушке, так явственно выделяющейся своей терпеливостью среди снующей туда-сюда толпы. Что-то в ее облике было знакомо Дезири, прямо наваждение какое-то. Если бы губы не были накрашенные яркой помадой, вампиресса бы уже давно принялась чуть покусывать их, что являлось признаком энергичной работы мысли.
И вот он, миг просветления! Глаза компаньонки просияли, потому что она наконец-то вспомнила! Вспомнила!.. Подхватив пышную юбку, глава гильдии решительно направилась прочь из кабинета, моля Розу задержать юное создание у ее дома еще буквально минутку. Только после того, как открылась парадная дверь, Дезири взяла себя в руки и пошла так, как должна ходить истинная компаньонка, с достоинством и изяществом. Обойдя здание, она с облегчением вздохнула, девушка все еще стояла на том же самом месте.
— Здравствуй, дитя. Скажи мне, как тебя зовут? Уж не Шарлоттой ли? — мазель Мориарти мягко улыбалась, глядя на живое произведение искусства. И если это не прототип тех самых кукол, небольшая коллекция которых до сих пор хранится у Дезири, то не сойти ей с этого места.

Отредактировано Дезири Мориарти (20.08.2012 18:09)

+5

15

Начало игры

Сегодня мать попросила отнести заказ и получить расчет за работу. Раньше такое редко случалось — постиранное белье она относила сама, опасаясь, как бы Лотта не умыкнула от оплаты жалкий гульден.
Корзина была большой и тяжелой, Лотта, то и дело, останавливалась, чтобы перевести дух. Не часто она бывала в кварталах, подобных этому. Лотта с немалым удовольствием изучила бы фасады домов, украшенные всевозможными скульптурами, кованые ограды, на которых, словно живые, распускались замысловатые цветы. На обратном пути она не упустит такой возможности. Найдя нужный дом, девушка робко постучалась. Открыли сразу, словно ждали ее. На пороге показалась немолодая, но статная женщина в темном платье и шалью на плечах. Посмотрев на Лотту, затем на корзину, она презрительно скривилась.
— Ох уж эта чернь... Ну не парадным же входом.
Лотта смутилась. Мать не дала указаний на этот счет. Тем временем женщина крикнула в дверной проем чье-то имя и стала придирчиво перебирать белье в корзине, оценивая работу. В дверях показался важный немолодой мужчина. Женщина кивнула, видимо удовлетворенная качеством работы, указала тонким пальцем на корзину и подала знак унести ее в дом.
— Подожди меня вон там, я схожу за расчетом, — и женщина исчезла в доме, со стуком захлопнув дверь.
Лотта стояла, втянув голову в плечи, пытаясь укрыться от холодного ветра. Не смотря на то, что сегодня только первый день весны, в воздухе сладко пахло подтаявшим снегом и набухшими почками. Вокруг нее то и дело проходили люди, спешащие по своим делам. Никто не обращал внимания на одиноко стоящую посреди улицы девушку. Женщина не торопилась. Может, не заплатит? Что тогда она скажет матери? Что тогда с ней сделает Веймс, не получив своих денег? От этих мыслей стало уныло и грустно, ветер казался еще более пронизывающий, а талая вода, затекающая внутрь ботинок через прохудившуюся заплату, просто ледяной.
— Здравствуй, дитя. Скажи мне, как тебя зовут? Уж не Шарлоттой ли? — прозвучало рядом.
Лотта не сразу поняла, что обращаются именно к ней. Только услышав свое имя, она обернулась на этот приятный, мелодичный голос. Величественная осанка, утонченные черты лица, волосы, играющие в лучах утреннего солнца — Лотте казалось невероятным, что такая мазель вдруг снизошла до того, чтобы заговорить с ней.
— Шарлоттой... — пролепетала девушка и поспешила сделать книксен.
Хорошо, что ее учительница была столь к ней строга, что этот жест, почти что, приобрел статус рефлекса. Вышло, по-правде говоря, не очень галантно — замерзшие ноги едва сгибались в коленях.
— Мазель известно мое имя? — спросила несмело Лотта и потупила взор.
Первое, что бросилось в глаза, были ее ботинки, покрытые заплатами. Почему-то, девушке стало так неловко и стыдно, что невольно на ее бледном от холода лице проступил румянец. В своем стареньком, видавшем виды платье Лотта чувствовала себя просто непозволительным, святотатственным объектом рядом с этой, ослепительной красоты вампирессой.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (23.08.2012 12:28)

+7

16

Определенно, это была она. Тот же цвет и нежный шелк волос, немного тусклый по сравнению с кукольными, но это явно сказалось время и не самый лучший уровень жизни. Те же удивительные, широко распахнутые хрустально-голубые глаза в обрамлении густых ресниц, что не знали краски. Тот же овал лица, ставший более строгим и четким, нежели у малышек-кукол. Наверняка Шарлотта была очаровательным, нежным ребенком, иначе не было бы у этих дорогих игрушек такой популярности. Но как же время меняет все... В глазах Дезири мелькнула грусть и досада. Почему такая красота, которая вполне может соперничать с идеальными вампирскими генами, должна прозябать в нищете и неизвестности?
— Мазель известны творения твоего отца, ведь я не ошибаюсь, маэстро Карл де Мюсси был твоим отцом? — заинтересованный внимательный взгляд Дезири неотрывно следил за малейшим изменением на лице Шарлотты. Румянец стыда? Наивное, прекрасное дитя, как жаль будет, если кто-то тебя сломает. — Меня зовут...
Закончить вампирессе не дал визгливый голос за спиной.
— Нет, вы только посмотрите на нее, я должна сутками напролет гробить себя во имя чистых простыней благородных господ, а она здесь прохлаждается! Заказ сдала? Расчет получила? — мать Шарлотты в несколько шагов оказалась около замершей в нерешительности девушки и требовательно протянула руку. Стоящую рядом с ними мазель Мориарти попросту игнорировали... С чего бы прачке проявлять уважение к тем, кто ей не платит?
— Меня зовут Дезири Мориарти, это заведение принадлежит мне, — чистым, с тонкой ноткой злорадной усмешки, проворковала главная компаньонка. Наверняка этого имени было достаточно, чтобы произвести впечатление на истеричную немолодую особу.

+7

17

— Мазель известны творения твоего отца, ведь я не ошибаюсь, маэстро Карл де Мюсси был твоим отцом?
Упоминание об отце заставило сердце сжаться. Была ли та жизнь настоящей, не привиделась ли она ей во сне? Удивительно, как мазель сумела признать в теперешней Лотте ту счастливую девчушку, что послужила вдохновением мастеру. Лотта залилась румянцем пуще прежнего. Как смеет она стоять вот так, лицом к лицу с этой несравненной особой, которая знает имя ее отца? Почему не броситься бежать со всех ног, почему позволяет увидеть всю свою нищету и никчемность? Уж не предательство ли творишь ты, Лотта? Что подумает эта мазель о тебе? Не выбросит ли куклы, любовно сотворенные твоим отцом, после встречи с тобой? Лотта не смела поднять глаза на даму, беседовавшую с ней.
— Нет, вы только посмотрите на нее, я должна сутками напролет гробить себя во имя чистых простыней благородных господ, а она здесь прохлаждается! Заказ сдала? Расчет получила? — мать сверлила Лотту взглядом, полным решимости и злобы.
— «О, Святая Роза, та женщина до сих пор не вернулась... Деньги... — глаза ее округлились, кровь отхлынула от лица. — Как сказать об этом матери? Что же делать...» — Лотта чувствовала как земля уходит из под ног.
— Меня зовут Дезири Мориарти, это заведение принадлежит мне, — произнесла незнакомка.
Матушка нахмурила брови. Ход ее мыслей отчетливо просматривался на лице. Секунда ушла на усвоение полученной информации.
— Мазель... — она расплывлась в елейной улыбке и присела в глубоком реверансе. — Прошу покорно простить меня за подобную неучтивость, — женщина картинно вздохнула и закатила глаза. — Все мои беды из-за вот этого глупейшего создания. Как неблагодарны дети в наше время... Я всю себя отдала, чтобы из этого ребенка вышло что-либо путное, но, как видите, она платит мне черной неблагодарностью. Если вы и есть небезызвестная хозяйка сего чудного дома, то, я думаю, с оплатой все в порядке?
Лотта от стыда была готова провалиться сквозь землю.
— Мама... — поспешила вмешаться девушка.
— Ведь все в порядке с заказом? Или это адово создание уже успело что-то натворить? — в голосе женщины звякнула сталь. — Так и знала, что не стоит отправлять ее одну! Хорошо еще, что Джон надоумил меня отправиться следом. Где деньги, растяпа!
Весь налет воспитанности с матери как рукой сняло. На ее лице застыла гримаса презрения.
Лотта с мольбой во взгляде посмотрела на мазель Мориарти.

+5

18

Да уж, известное на все графство имя подействовало на мать Шарлотты прямо таки магическим образом. Сама учтивость и вежливость, правда, насколько позволяло ей воспитание. Девушка же краснела от стыда еще больше, теперь уже за свою родительницу. Едкое чувство жалости к этому красивому мотыльку усиливалось: что ждет ее с такой матерью?.. Дверь, за которой скрылась управительница, снова открылась. Мазель Свон была как всегда вовремя и к месту, спасая окружающих от крайне неприятной сцены.
— Вот, держи... Аааа, мадам де Мюсси! Все-таки пришли лично передать заказ? — мать Шарлотты ответила требовательно протянутой рукой, в которую управительница поспешила вложить честно заработанные несколько флоренов. — Мазель Дезири? — женщина удивленно округлила глаза, увидев на заднем дворе хозяйку заведения. Главная компаньонка же в раздражении махнула рукой, приказывая управительнице исчезнуть. Истеричная родительница, кажется, теперь была вполне довольна, быстро пряча в складках потрепанного платья деньги. А в глазах ее горело безумие в простонародье именуемое алчностью.
— Могу я с Вами поговорить наедине? — обратившись к мадам де Мюсси, Дезири вежливо улыбнулась. Почему бы и не сделать вид, что разговариваешь с равным, если того требует воспитание? Как только они отошли в сторонку, голос вампирессы стал более холодным. — Скажите, любезнейшая, каковы Ваши соображения относительно будущего Шарлотты?
Вопрос, собственно, был вполне простым. И звучал он на самом деле в контексте: «Что ты будешь делать с дочерью дальше?». На лице «заботливой» мамаши отразилась вся палитра эмоций и мыслей, хороводом вертящихся в голове. Сказать правду или солгать? В конце концов перед ней стояла хоть и благородная, но шлюха, а, значит, она должна по достоинству оценить гениальный план мадам де Мюсси.
— Так тяжело воспитывать дочь, так тяжело! Особенно такую неумеху, как Шарлотта. И ведь кто ее такую замуж возьмет, ведь ничего не умеет! — женщина картинно вздохнула и смахнула несуществующую слезу, — Итак ведь уже в старых девах ходит, а жизнь то ведь легче не становится, скоро не смогу я ее даже прокормить, о достойном образовании и говорить не приходится. Но, знаете ли, я нашла выход! Один почтенный господин предложил мне достойную сумму за... Ну... За первое свидание Шарлотты. И я думаю, что мне стоит согласиться, вдруг да глянется ему моя кровиночка?
Дезири передернуло от отвращения. Эта дурная женщина мало того, что не любила свою дочь, но и собиралась продать ее девственность какому-то сальному борову! О том, что девушка может после этого оказаться в речке с камнями за пазухой, сердобольная мамаша не думала.
— И сколько же предложил Вам почтенный господин, что у Вас не возникло и тени сомнений? — мазель Мориарти со странной смесью интереса и презрения смотрела на прачку. Действительно, в какую сумму она оценивала невинность собственной дочери?
— Семьсот флоренов! — глаза мадам де Мюсси сверкнули почти суеверным ужасом от произнесения этой «заоблачной» суммы. Что ж... Туфли, которые сейчас носила главная компаньонка, стоили в два раза дороже. Интересный расклад...
— А что Вы скажете, если я предложу более высокую цену? Скажем, тысячу флоренов? — молодая женщина чуть наклонила голову, пристально глядя на мать Шарлотты. Во взгляде стоящей напротив особы едва ли оставалось что-то человеческое... Скорее все возрастающая жадность и желание избавится от уже порядком надоевшей обузы.
— Да за такие деньги забирайте ее хоть всю! — в голосе прачки звучали восторг и облегчение настолько явно, что Дезири невольно поморщилась.
— Идет. Расписку напишете сейчас же, после чего мазель Свон выдаст Вам требуемую сумму, — вампиресса развернулась и уверенно направилась к черному входу, чтобы отдать необходимые распоряжения. При таких условиях мать Шарлотты не будет больше иметь прав на свою дочь, а Дезири приобретет неопытную компаньонку. Впрочем, карьера в ее гильдии намного лучше карьеры шлюхи в дешевом грязном борделе в Казенном квартале. — Шарлотта, пойдем со мной.

+8

19

Мазель Мориарти предложила матери отойти в сторону для разговора. Мать усиленно жестикулировала, пустив в ход весь свой актерский арсенал — Лотта видела, как она утирала слезу, со страдальческим выражением лица. Потом женщина одухотворенно о чем-то рассказывала, глаза ее светились гордостью. Лотта слышала пару раз, как речь шла о деньгах. Даже не слышала, а поняла это по тому особому, хищному выражению на лице матери. О чем они говорят? О будущих заказах? Быть может, мазель Мориарти примет на службу мать и будет платить ей постоянное жалование? Лотта терялась в догадках.
— Шарлотта, пойдем со мной.
Дезири Мориарти элегантно подобрала юбки и направилась к входу в здание. Лотта поспешила за ней. Девушка прониклась доверием к этой неземной красоты вампирессе. Быть может, потому что она была знакома с работой ее отца, или же потому, что просто говорила с ней как с человеком. Лотта и не вспомнит, когда с ней разговаривали не как с обузой, наказанием или же с продажной девкой (да-да, многие позволяли себе такие вольности, наслаждаясь ее смущением). О чем бы там не договорились мазель и ее мать, Лотта была готова сделать все, что захочет от нее Дезири.
— Это твой счастливый день, детка, — прошептала ей в самое ухо мать, когда они столкнулись в дверях. — И мой тоже! Не забудь свою добрую матушку и то, что она сделала для тебя.
Эти слова совсем запутали девушку. О чем толковала мать? Быть может, это ее, Лотту, примет на службу Дезири Мориарти? Вполне возможно. Дом компаньонок славился своей утонченностью, изыском. В подобном заведении и прислуга должна отличаться приятными чертами, пусть даже это и прачка. Лотта была готова плясать от радости. Если это так, если она не ошиблась и в самом деле получит здесь место, она спасена! Она сможет покинуть ненавистную лачугу Джона, сможет перестать засыпать в страхе перед тем, что завтра ее продадут кому-либо для мерзких утех.
Лотта следовала за мазель Мориарти, запрещая себя радоваться раньше времени. Вампиресса уверенно шла по бесчисленным коридорам и гостиным. Лотта впервые попала в столь роскошный и богатый дом. Ей казалось невероятным то, что можно жить вот так — среди такого количества прекраснейших вещей, любоваться всеми этими милыми безделушками, рассматривать картины, отдыхать в мягких креслах с высокими спинками.
Мазель Дезири отворила дверь и жестом пригласила Лотту войти. Это была просторная комната, обставленная еще богаче и более утонченно, чем все, увиденные Лоттой доселе. Большой стол, с разложенными на нем бумагами, указывали на то, что это кабинет. Лотта несмело замерла посреди комнаты. Она так хотела понравиться своей предполагаемой будущей хозяйке, что боялась сделать лишнее, неверное движение, дабы не огорчить ее чем либо. Сердце в груди бухало молотом, Лотта стояла, потупив взгляд, ожидая предложения, которое перевернет ее жизнь раз и навсегда.

+7

20

Отдав соответствующие распоряжения своей экономке относительно матери Шарлотты, Дезири с чувством выполненного долга уверенно направилась в сторону своего рабочего кабинета, краем глаза следя, чтобы девушка не отставала от нее. Ко всему прочему, в пути ей представилась возможность обдумать свой поступок и наметить линию разговора. Причины... Их было все-таки несколько и, может быть, порознь они смотрелись и незначительно, но если их собрать воедино — то получим то, что уже свершилось. Столь совершенная красота среди людей настолько редка и необычна, что ее все тут же рвутся как минимум изгадить, как максимум уничтожить. Точь-в-точь как алчная мамаша Шарлотты, которая видела в своем родном чаде только товар. Дезири помнила ее взгляд... Так фермер оценивает когда заколоть барашка — к Рождеству или все же дождаться Нового года. Ни жалости, ни любви, ни сочувствия к судьбе по сути несчастной животинки такой субъект не испытывает. Даже несмотря на то, что доверчивое животное едва ли не с руки у него ест. И нет, мазель Мориарти не рвется спасать каждого, но Моргот ее забери, если она может спасти жизнь такому существу за сумму в половину меньшую, чем стоят самые простые туфли главной компаньонки, она обязана это сделать.
Второй, не менее важной причиной, были куклы мэтра де Мюсси. Шарлотта была душой этих произведений искусства и, когда-то давно, музой для своего отца. Разве могла вампиресса смотреть бы спокойно на очаровательных малышек зная, что оригинал давно сломан и выброшен на помойку жизни. И куколки из произведения искусства превратились бы в раздражающий хлам, от которого Дезири непременно постаралась бы избавиться. Ведь окружающие нас вещи должны приносить только радость и ощущение красоты, быть приятными взгляду. Нет, нет и нет, венец ее коллекции не может вот так просто взять и сгинуть из-за дурного характера матери!..
И третья, наиболее рациональная причина по сравнению с остальными двумя. В связи с последними не очень приятными, можно даже сказать скандальными, событиями, связанными с театром в Казенном квартале, желающих вступить в гильдию поуменьшилось. Не то, чтобы это сильно расстраивало мазель Мориарти, но это бросало на ее бизнес неприятную мерзкую тень. И развеять эту тень может новая, яркая звезда, которую должна зажечь именно Дезири. Та самая хрупкая красота, которая в очередной раз докажет, что компаньонки не только дорогие шлюхи, но и особы образованные, утонченные, имеющие честь и чувство собственного достоинства.
Мелькнула мысль, что неплохо бы вызвать юриста и оформить опекунство как полагается. Девушка слишком юна, чтобы быть совершеннолетней, а в суде расписка ее матери при неприятном стечении обстоятельств не будет иметь силы. Да, она обязана будет вернуть заем, но мадам де Мюсси скорее состарится и умрет, чем Дезири получит назад свои деньги в полном объеме.
Когда они оказались в рабочем кабинете, вампиресса плотно прикрыла дверь, чтобы никто не услышал предстоящего разговора. Нет, своим девочкам она доверяла, но все же благоразумнее было бы, чтобы вся беседа осталась только в этой комнате.
— Присаживайся, Шарлотта, — Дезири взглядом указала на мягкую софу около стены, противоположной письменному столу. Сама же хозяйка гильдии устроилась в своем кресле, в котором проводила многие часы за работой и нудными подсчетами. — Скажи мне, дитя, сколько тебе сейчас лет? И что ты знаешь о гильдии компаньонок?

+7

21

Лотта присела на краешек софы и разгладила на коленях складки платья.
— Двадцать четвертого марта мне исполнится семнадцать, мазель, — девушка сделала паузу, наклонила голову немного на бок, ее лицо выражало напряженную работу мысли. — Во всем городе, наверное, не найдется человека, который не слышал бы о компаньонках. Кто-то называет их особым сортом... ммм... — ее лицо залилось румянцем, — девушек для утех, доступных только богатым господам. Обычно люди в моем окружении, говоря о гильдии, выказывают мало уважения. Но мне сдается, что это в них говорит зависть и озлобленность. Точно с таким же тоном все они упоминают о тех, кто более обеспечен.
Лотта еще раз разгладила платье на коленях. Наверное, ее успокаивал этот жест. Она вдруг выпрямилась, демонстрируя идеальный изгиб длинной шеи, и впервые взглянула прямо в глаза Дезири Мориарти.
— Однажды я слышала, как один господин говорил о компаньонках. Его друг спросил: «Чем же они так хороши? Ведь это те же продажные девки, как и в любом другом борделе, только дом более богатый да упаковка дороже?». На что получил ответ: «Ты ошибаешься, друг мой, в борделе тебе продадут лишь тело, ты забудешь об этой особе, едва переступив порог своего дома. Компаньонка же подарит тебе мечту. Они обладают особым талантом, они, словно бы, читают в твоей голове, они как сирены из легенд. Ты найдешь в этой женщине и любовницу, и друга, и советчика. Они обладают острым умом, достоинством и совершенны в любви. Поверь мне, друг, ты не забудешь эту женщину до самой смерти».
Лотта не только пересказывала давний разговор, она старалась наиболее точно передать интонации говоривших. Наверное, в девушке были задатки актерского таланта. Закончив свою речь, Лотта снова опустила глаза и расправила платье. Ее пальцы, едва уловимо, дрожали над тканью.
— Я часто потом вспоминала его слова. Каждый раз, когда слышала в свой адрес «маленькая сучка, идем, я покажу тебе что такое настоящий мужик», либо же когда очередной лавочник, у которого я получала заказ, пытался закрыться со мной в кладовке, я думала о том разговоре. Мне казалось, да и сейчас кажется, невероятным то, что на свете существуют такие женщины, способные пробудить в мужчине столь глубокое уважение.
Лотта тяжело вздохнула. Глаза ее были полны слез, от чего приобрели глубокий синий оттенок.
— Мазель Мориарти, — девушка почти шептала, — если я позволила себе что-то лишнее, прошу простить меня, — Лотта опустила голову и смотрела на свои руки. — Я... Мне... Я нуждаюсь в помощи... Если есть хоть малейшая возможность того, что я могу получить это место, умоляю Вас... Из меня выйдет хорошая прачка...
Лотта повернула свое лицо к окну и закусила нижнюю губу. Ее подбородок мелко подрагивал, и было понятно, что девушке стоит немалых усилий сейчас не расплакаться.

+4

22

«Только исполнится семнадцать... Что ж, прекрасный возраст для раскрытия всех своих талантов!» — Дезири довольно улыбнулась, с гордостью отмечая собственную прозорливость относительно юриста. Если все сложится удачно, то уже с завтрашнего дня у нее появится официальная воспитанница. Но прежде чем вывести девушку в свет, надо будет многое сделать и многое успеть... Очень и очень многое. И если мазель Мориарти не подвело чутье (а это случалось крайне редко), то из этого хилого ростка при должном уходе получится необыкновенно прекрасный цветок.
Внимательно слушая Шарлотту, вампиресса отмечала про себя и ее достоинства, и ее недостатки. Первые надо будет развить еще больше, вторые же либо исправить, либо прятать. Процесс довольно долгий и, наверняка, не особо приятный для хрупкой девушки, но выбора у нее не было. Просто она еще не знала об этом.
— В целом, у тебя правильное представление о нашей гильдии, но не совсем полное... Да, возможно, что прачка из тебя действительно вышла бы хорошая... — задумчиво протянула глава компаньонок, а потом, не выдержав, звонко засмеялась. — Но у меня на тебя другие планы. Точнее, мне есть, что тебе предложить, а вот согласиться или нет, это уже тебе решать... Дело в том, что мне хотелось бы видеть тебя здесь не в роли обслуги, а в роли компаньонки. Я даже лично займусь твоим обучением и воспитанием, поскольку в тебе есть неплохой потенциал, а это очень ценно для гильдии. Ко всему прочему, это спасет и от назойливой матери с сальными ухажерами, и позволит встать на ступень выше той, на которой ты сейчас. Мне крайне неловко требовать ответа прямо сейчас, но и затягивать с этим я не вижу смысла. Только помни, что компаньонки оказывают... Разные услуги своим клиентам. И этому тоже надо будет учиться, — взгляд Дезири был крайне выразительным и красноречивым. Хотя эта девчушка только перешагнула рубикон между детством и юностью, она должна была знать, что ее ждет. Это было бы честно.

+7

23

— О... — выдохнула девушка и снова уставилась на свои сцепленные в замок пальцы. Минуту она молчала. — Я понимаю, о чем сейчас говорит мазель...
Лотта глубоко вздохнула. Чувствовалось, что ей не очень нравилось говорить на эту тему, но она старалась найти нужные слова.
— Мазель имеет в виду любовную близость с мужчиной. Хотя мне и не очень много лет, но я понимаю, чем занимаются некоторые люди за дверью своей спальни.
Она запнулась. То набирала полную грудь воздуха, готовясь что-то сказать, то выдыхала с тихим вздохом. Но все же решилась.
— Нас учат, что девушка должна познать в своей жизни лишь одного мужчину — своего мужа и что брак священен. Но Вы же понимаете, — Лотта робко взглянула на Дезири. — вряд ли у меня появится супруг. А это значит лишь одно — даже если моя судьба сложится самым наилучшим для меня образом, я все равно буду оказывать те услуги, о которых упомянула мазель. Пусть не за деньги, но за защиту, за лучшее место, за более выгодный заказ, просто потому, что приглянулась кому-то. Что бы ни произошло, тело это единственная благодарность, которую примут от меня. Я вижу это вокруг каждый день. И я понимаю, что эта участь меня не минет. Потому, если мазель решила, что ее предложение меня испугает... Это не так.
Лотта прижала свои ладони к щекам, пытаясь скрыть смущение. Она дышала так часто, что, казалось, сердце вот-вот выпорхнет из груди. Но мысли, как ни странно, были четкими и ясными.
— Может быть, это прозвучит совсем не прилично, но я искренне рада вашему предложению. И меня пугает не необходимость познавать тонкости отношений с мужчиной. Меня пугает то, что я могу не оправдать оказанное мне доверие, — Лотта снова посмотрела на Дезири. В этом взгляде смешалась надежда и тревога. — Мазель, то, что Вы предлагаете, неслыханная щедрость, но как мне знать, что я не подведу Вас... Если Вы уверенны во мне, то я готова прямо сейчас ответить Вам «да».
Лотта сложила ладони на своей груди, как раз над бешено колотящимся сердцем, словно опасаясь, что оно и правда покинет ее юное тело.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (30.08.2012 02:18)

+5

24

И все же мазель Мориарти поступила правильно, решив избавить сидящую напротив девчушку от никчемной и унизительной жизни. Скромность и стеснительность, так и сквозившая во взгляде Шарлотты, были очаровательными. Не сказать, чтобы эти черты характера приветствовались в компаньонке, но сейчас им было самое время. Юность. У Дезири даже мелькнула мысль о том, что эти черты стоило бы лелеять в воспитаннице, но... Это было бы слишком жестоко по отношению к ней. Жизнь не любит такие хрупкие цветы и потому ломает, порою, довольно жестоким способом. Именно поэтому мазель Мориарти должна сама мягко и ненавязчиво постараться свести к приличествующему минимуму эти черты.
— Мне нравится то, как ты относишься к этому. Удивительно, что несмотря на свой довольно юный возраст, ты многое понимаешь и оцениваешь в верном ключе. Если это тебя успокоит, то знай, что любовным премудростям буду учить тебя я сама, — компаньонка легко поднялась с кресла и, обогнув стол, пересекла комнату. Изящные пальцы в нежном, покровительственном жесте, погладили зардевшуюся щеку девушки. — Не бойся, я в тебя верю. Доверься мне и все будет хорошо, вот увидишь. Отдыхай, примерь подобранные для тебя платья, читай, завтра я вызову юриста и портниху, которая снимет с тебя мерки. Служанка проводит тебя в твою комнату и поможет обустроиться. Я навещу тебя, как только смогу.

Комната, отведенная Шарлотте, была не очень большой, но светлой и уютной. Бежевые и нежно-кремовые тона стен и потолка ярко контрастировали с темным деревом мебели и золотисто-шоколадными оттенками постельного белья, покрывала, тяжелых бархатных штор и ковра на полу. Широкая кровать с мягкой периной, большое окно, дающее достаточное количество солнечного света, два уютных кресла, небольшой резной журнальный столик, книжная полка и шкаф. Из этой же комнаты был выход в ванную и уборную (так же, как и выход из еще одной спальни, так как предоставлять каждой компаньонке отдельные водные апартаменты было бы еще тем расточительством!).

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Ботанический сад

-----------------------------------------------------

Ботанический сад  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Спустя 2 дня, 3.03.1828 г.

Атласное платье, принесенное служанкой, было довольно скромным, но аккуратным, отлично сшитым и приятным взгляду. Дезири была уверена, что Шарлотте оно придется по вкусу, равно как и вечерняя прогулка по Дракенфурту в компании своей покровительницы. Она не видела Лоту два дня, дела с оформлением бумаг на опекунство и несколько неотложных встреч съели все ее свободное время. Но теперь расписание главной компаньонки составлялось так, чтобы оставалось достаточное количество времени для воспитанницы. И сегодня глава гильдии решила, что пора бы вплотную заняться девушкой, ведь в отличии от вечно юных вампиров, у людей не так много времени в запасе.

Отредактировано Дезири Мориарти (11.09.2012 15:07)

+5

25

Привыкнуть к жизни по часам вампиров для Лотты не составило труда. Словно и не она просыпалась на рассвете. Теперь все изменилось. И Лотта изменилась. Даже удивительно, какие перемены могут произойти с человеком за этот, вовсе незначительный, промежуток времени.
Лотта просыпалась все же немного раньше всех остальных в доме. Ей нравилась тишина, царящая вокруг. Она успокаивала, придавала сил. Лотта любила побродить по пустынным комнатам, рассматривая картины и гобелены, осторожно дотрагиваясь до бронзовых и фарфоровых статуэток. То ли эта красота так повлияла на девушку, то ли такие стремительные перемены в ее жизни, но Лотта ощущала себя совершенно по-новому. Это уже была она и не она. Словно бы закрытый бутон несмело превращался в нечто большее, в то, чем он и призван был быть с рождения.
Лотта ждала каждый вечер, что ее позовет к себе Дезири. Но, скорее всего, у мазель в эти дни имелись более важные дела. Это не расстраивало Лотту, это время было весьма кстати, давая возможность принять и осознать все перемены, происходящие с ней.
Ближе к ночи дом просыпался, наполнялся голосами и шумом шагов. Тогда Лотта возвращалась к себе в комнату, этот райский уголок, дарованный ей, полюбившийся ей с первого взгляда. Лотта подолгу стояла у окна, любуясь огнями города, слушая шум улицы, приглушенный стеклом. В такие минуты ей хорошо думалось. Какие мысли могли роиться в головке этого милого создания, так стремительно взлетевшего из самого дна? Что могло печалить или беспокоить ее? Лотта думала о матери. Ей было жаль матушку, так напрасно потратившую лучшие годы своей жизни и превратившуюся в алчного гуля, с той лишь разницей, что страстью ее была не кровь, а деньги. Но Лотта думала о ней без злобы и обиды, с некой долей сочувствия — так скорбят об усопших.
Лотта снова открыла для себя книги — читала с упоением, заново окунаясь в неповторимый мир литературы. Даже знакомые до этого стихи и рассказы приобретали новые краски, новое звучание. Но самым приятным занятием для Лотты стало принятие ванны. Какое же это наслаждение медленно погружать свое тело в теплую воду, покрытую пеной. Лежать, ощущая, как по телу разливается приятная тяжесть, томно прикрыв веки, слушать, как лопаются пузырьки, вдыхать ароматный пар. Как несчастны люди, не знающие подобного блаженства.
Лотта расчесывала волосы, перебросив их на плечо, задумчиво глядя в зеркало. Мысли скакали, сменяя друг дружку, не давая возможности зацепиться за какую-то одну. Лотта проводила щеткой по волосам, что играли серебром. Этому ее научила девушка-служанка — расчесывать волосы до тех пор, пока они не заблестят, как зеркало. Сорочка сползла с плеча, обнажая длинную шею, трогательную ямочку над ключицей и округлость плеча. Лотта положила щетку на туалетный столик и поправила сорочку. На миг задумалась и оголила плечо снова, пристально глядя на себя в зеркало. Затем медленно спустила ткань и со второго плеча, придерживая сорочку одной рукой на груди. Придвинулась к зеркалу вплотную.
«Смогу ли я нравиться мужчинам? Достаточно ли я красива? Эти плечи, руки, губы — сможет ли кто-то полюбить их? Кем будет тот, кого я поцелую первым? И смогу ли я целовать мужчину? Что есть такого в этом поцелуе? Просто сомкнутые губы? — думала девушка. — Либо же есть еще что-то? Как жаль, что я до сих пор не знаю, быть может, нужно было позволить кому-то...»
Она приблизила свое лицо к зеркалу так близко, что дыхание затуманивало поверхность. Лотта приподняла подбородок, слегка приоткрыла губы и смотрела на себя сквозь ресницы. С каждым выдохом у ее рта образовывалось мутное пятно на зеркале.
«Тогда, когда Джон держал меня и целовал в шею, я боялась, что он укусит. Но было еще что-то, помимо страха. Какое-то новое чувство. И тогда, когда мазель дотронулась до моей щеки... Это не было похоже на все прикосновения, что я знала раньше».
Лотта прикрыла веки. Ее дыхание стало глубже, грудь под ладонью приподнималась и опадала. Она коснулась губами холодного зеркала и отпрянула. Медленно открыла глаза. На поверхности остался след — маленький листик ее губ и точечка носа. В груди было новое, щемящее ощущение. Лотта провела ладонью по зеркалу, стирая след.
«Почему они все так хотят этого, хотят близости? Так ли это хорошо? — спросила она себя. — Хочу ли я, чтобы это и, правда, было так хорошо?»
Лотта отвела ладонь, удерживающую сорочку. Ткань сползла, обнажая девичью грудь. Легкий румянец тронул щеки. Она впервые вот так смотрела на себя. У основания шеи пульсировала маленькая жилка. Лота накрыла ее указательным пальцем и снова закрыла глаза. Она ощущала свой пульс, размеренные толчки. Пальцы были холодными, кожа покрылась мурашками.
В дверь ванной легонько постучали.
— Вы в ванной? — тихо позвала служанка. — Мазель Мориарти желает вас видеть, нужно одеться.
Лотта вздрогнула, замерла на мгновенье, потом поправила сорочку и открыла дверь.
— Спасибо, через несколько минут я буду готова, — ее взгляд скользнул по девушке и остановился на платье, разложенном на кровати.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (18.09.2012 16:47)

+7

26

Наверное, это все-таки было предвкушение. Так ребенок ждет светлого и радостного праздника, смакуя ожидание чуда, которое вот-вот должно свершиться. Вы ведь замечали, что вся соль празднеств именно в ожидании, а не в самих нескольких часах безудержного веселья и кутежа? Вот так и Дезири лакомилась этим приятно щекочущим нервы легким волнением. Те же чувства испытывает опытный ювелир, держа в руках неограненный алмаз. Да, возможно сейчас это невзрачный, серый и ничем не примечательный камушек, но в умелых руках и при должном обрамлении он вспыхнет ярче солнца, поражая всех строгостью и изяществом граней, глубиной и необыкновенной чистотой. Для этого надо всего ничего: опыт, терпение и осторожность; ведь хрупкую красоту так легко испортить неловким движением... Так что главная компаньонка готовилась к долгожданной прогулке с воспитанницей и волновалась практически так же, как в дни основания гильдии, когда она выбирала первых учениц. Шарлотта будет особенной. Она просто не может оказаться бездумной девицей с пустыми глупыми глазами! Не может и не будет, что бы ни случилось.
Обуреваемая подобными непростыми мыслями, мазель Мориарти готовилась к предстоящей прогулке в компании своей подопечной. Клотильда, ее камеристка, обычно смешливая и весело щебечущая, сегодня одевала и причесывала Дезири молча. На миленьком личике застыло едва уловимое задумчивое выражение, будто она силилась разгадать тайну сомкнутых коралловых губ своей госпожи. Ведь когда она приходила, хозяйка «пансиона» всегда улыбалась, а теперь все было по-другому.
Светло-изумрудное платье легло на ладную фигуру главной компаньонки идеально. Впрочем, разве могло быть иначе? Корсет из шелка и атласа был украшен тонким кружевом и драгоценными камнями — мазель должна блистать, привлекая внимание к своим пышным волнующим изгибам и поражать тонкостью талии. Юбка же с небольшим шлейфом и турнюром, так же украшенная кружевом и заложенная декоративными складками, должна была зрительно увеличить объем бедер и добавить в образ меднокурой прелестницы женственности. Это был далеко не самый эффектный наряд главы гильдии, но сегодня Дезири не ставила себе целью поразить кого-то или заставить покрываться холодной испариной и зелеными пупырышками от зависти и злобы. Было бы не честно по отношению к воспитаннице одеться нарочито роскошно, чтобы подчеркнуть разделяющее их расстояние. Пока разделяющее... Наоборот, Лотта должна выглядеть нежно и невинно, как и подобает юному нетронутому созданию. Хрупкий бутон нежнейшей лилии, который Дезири будет согревать теплом своих ладоней, пока он не раскроется и не заиграет ароматом и свежестью в полную силу.
Вампиресса призвала всю свою силу воли, чтобы дождаться, пока верная камеристка закончит укладывать медные локоны в аккуратную прическу и поможет надеть неброские украшения из старинного золота и бирюзы. Так хотелось увидеть обновленную Шарлотту, не запуганную и не смущенную, а спокойную и собранную (именно в таком ключе отзывалась приставленная к юной девице служанка). Это должно быть совершенно особенное ощущение, когда твоя жизнь делает крутой поворот к лучшей доле...
Быстрая дробь бархатных каблучков громким эхом гуляла в коридорах спального этажа дома компаньонок, Дезири спешила. Постучав костяшками пальцев в дверь Шарлотты, вампиресса уверенно повернула матово блестящую металлом ручку.
— Здравствуй, Лотта, — компаньонка удовлетворенно улыбнулась, глядя как сидит платье на ее подопечной. Девушка была поистине очаровательна, и только слепец не заметил бы спокойной, уверенной красоты юной воспитанницы Дезири. — Прости, что покинула тебя на несколько дней. Но зато у меня есть для тебя приятная новость — теперь я твой официальный опекун. Твоя мать и отчим при всем желании не смогут предъявить свои права на тебя. Если ты готова, то можно отправляться, прогулка по вечернему Дракенфурту и свежий воздух пойдут тебе на пользу, ну и заодно мы сможем не спеша побеседовать. Идем? — мазель Мориарти вопросительно воззрилась на Шарлотту.

+3

27

Осторожный стук в дверь заставил Лотту вздрогнуть. Поднявшись с кресла, в котором она провела последние минут двадцать, пытаясь сосредоточиться на томике стихов, девушка направилась к двери. В полной тишине комнаты нежно зашуршал атлас ее платья. Если бывают вещи, делающие нас лучше, то это платье принадлежало именно к ним. Едва одев его, Лотта себя почувствовала, да и стала выглядеть, по-новому. Тугой корсет сделал ее талию осиной, поднял плечи, потому что сутулиться, как привыкла Лотта, чтобы быть менее заметной, в нем было невозможно. Изгиб шеи приобрел лебединую грацию, грудь округлилась, интригующе вздымаясь при каждом вдохе. Даже движения ее стали другими — более плавными и грациозными. Наверное, впервые за всю свою жизнь, Лотте не хотелось сжаться в незаметный комочек. Нет, увидев себя в зеркале вот такой, обновленной, Лотте хотелось такой и остаться, хотелось, чтобы окружающие видели ее такой. Подобные перемены не могли не отразиться на ее лице — во взгляде больше не было отчаяния загнанного зверька, теперь Лотта смотрела открыто и в глазах ее плескались нежность и интерес ко всему окружающему.
Лотта уже поднесла ладонь, готовая повернуть ручку двери, как та открылась. На пороге стояла сама мазель Мориарти. От ее вида у Лотты перехватило дух. Такой красоты девушка не видела никогда ранее — цвет платья контрастировал с медными волосами, аккуратно уложенными в прическу, подчеркивал глаза, что приобрели цвет предгрозового неба. Лицо ее дышало свежестью, а на губах застыла приветливая улыбка.
— Здравствуй, Лотта, — Дезири скользнула взглядом по девушке. Сердце Лотты замерло в ожидании, но мазель продолжила — видимо увиденное вполне ее удовлетворило. — Прости, что покинула тебя на несколько дней. Но зато у меня есть для тебя приятная новость — теперь я твой официальный опекун. Твоя мать и отчим при всем желании не смогут предъявить свои права на тебя. Если ты готова, то можно отправляться, прогулка по вечернему Дракенфурту и свежий воздух пойдут тебе на пользу, ну и заодно мы сможем не спеша побеседовать. Идем?
Лотта слушала и не верила своему счастью. Она свободна, теперь не нужно вздрагивать, услышав стук в дверь, с ужасом ожидая, что ей спешат сообщить о том, что мать передумала. Ее счастью не было предела.
— Ах, мазель Дезири, Вы и представить себе не можете, как я рада! Боюсь только, что никогда не смогу сполна воздать Вам за Вашу доброту ко мне. Но хочу заверить, что буду делать все возможное, чтобы стать самой прилежной, послушной и старательной из всех Ваших учениц, — на ее лице засияла искренняя улыбка. — И я с радостью приму Ваше предложение прогуляться по городу, так как было бы непростительно сидеть в комнате, когда за окном вступает в свои права весна. Я готова, можем идти.
Лотта шла по дому, уже не казавшемуся ей чужим и неприветливым, каким был он в день, когда она впервые вошла сюда. Теперь девушка знала почти каждую мелочь в интерьере, особый запах каждой гостиной. Входная дверь открылась, выпуская на улицу прекраснейшую из всех дам, что видела луна здешнего неба, и юную девушку, в которой сложно было узнать ту Лотту, что вошла в этот дом всего несколько дней назад.
— Как сладко пахнет весной, — восторженно произнесла Шарлотта, полной грудью вдыхая прохладный воздух.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Галерея искусств «Лунный свет»

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (24.09.2012 00:37)

+4

28

Говорят, что встречают по одежке и что первое впечатление — самое важное, но так ли это? Ведь в первую очередь внешний вид влияет на нас самих, а если меняемся мы, то меняется и отношение к нам. К примеру, если девушка оденет старое, потрепанное и местами грязное платье и простые черевички на плоской подошве, то что можно еще ожидать от нее кроме смущения, нервозности и стыда? А одень выше означенную девицу в струящееся платье из выглаженного шелка, заставь одеть туфельки на каблуке и... Будет волшебство. Она изменится до неузнаваемости — и походка, и жесты, и взгляд, все станет другим. Наверное, стоило бы именно этот урок преподать Шарлотте первым. Вещи — всего лишь инструмент, добавляющий нам уверенности в себе, на них не стоит зацикливаться, но и лишать себя удовольствия выглядеть достойно тоже не стоит.
Улыбка тронула ярко накрашенные губы Дезири, ее воспитанница была крайне интересной особой. Как это возможно? При такой горькой жизни сохранить светлый взгляд, наивность и незлобивость? Или, быть может, мазель Мориарти просто успела вовремя спрятать этот цветок от надвигавшейся бури?.. Она этого никогда не узнает, но сожаления не было и быть не могло, потому что происходящее было единственно правильным.
— Да, ты права, Лотта. Весна — одно из самых прекрасных времен года. Если так можно сказать, настоящее чудо природы, иначе чем еще можно объяснить то, насколько быстро деревья и цветы просыпаются от зимнего сна? Больше всего мне нравится хастианская весна. Только представь: еще вчера везде лежал снег, деревья были голыми и унылыми, а просыпаешься вечером, выглядываешь в окно — снега нет и в помине, земля тянется к солнцу изумрудной травой, такой чистой и свежей, что глаз радуется. А деревья и кустарники так и вовсе щеголяют распустившимися новенькими листочками. Удивительный край... Как-нибудь мы с тобой съездим туда, чтобы ты смогла увидеть все своими глазами, — уже на выходе Дезири подала знак своей камеристке, чтобы та принесла плащ для хозяйки дома и ее воспитанницы. Если вампирессе при такой прохладной погоде простуда не грозила, то у ее подопечной были все шансы заработать какую-нибудь пакость типа воспаления легких. Кремовый теплый плащ с капюшоном и аккуратными, скрытыми в складках, прорезями для рук будет для такой коварной погоды кстати.
— Шарлотта, надень накидку. Сейчас вечер, тепло уходит с земли, и если мне холод никак не повредит, то для тебя он опасен, — чтобы подать пример, главная компаньонка накинула на плечи свой черно-красный плащ, несмотря на то, что весенняя вечерняя прохлада так приятно ласкала нежную кожу.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Галерея искусств «Лунный свет»

Отредактировано Дезири Мориарти (24.09.2012 11:28)

+2

29

[Хурбастан] Баккар  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Она стала курить. Поначалу очень много, но потом справилась с собой, и теперь позволяла себе не больше десяти тонких сигарет из плоской черной коробочки.
Вот и сейчас она сидела и «дымила», как чуть скривив носик говорили о ее пагубной привычке другие компаньонки. Ну, не наркотики, как у пропащих душ в Гильдии, и то хорошо. Это помогало расслаблять нервы, расшатанные около месяца назад.
Тогда она успешно добралась с «товаром» до Нордании и даже затащила эту девчонку в Дом Гильдии, но уже через неделю Верене сообщили о ночном побеге и свисающей из окна новоиспеченной компаньонки веревки, сплетенной из постельного белья. Банально, но чертовски действенно, особенно если до земли всего-ничего, а весишь ты не больше 50кг.
Фиц-Эстерлен и так прокололась, не доставив обеих девушек своей Госпоже, а потом получила от нее неслабый нагоняй, но потом прощение и ласковый поцелуй в лоб, потому что обычно строгая и сильная Фиц-Эстрелен чуть не разрыдалась от усталости и пережитого стресса, к которому добавилось недовольство Главы. Так что теперь девушку надо было вернуть. И она послала своих доверенных людей тайно прошерстить столицу и пару прилежащих деревень. Но блондинка как в воду канула.
Так что Верена принесла домой очередные плохие новости и получила недолгий отпуск на реабилитацию. С тяжелой душой и трясущимися руками она на несколько недель уехала в родной Бругге.
И там она и вправду реабилитировалась, если не считать появившейся вредной привычки! Родные леса и теплота древесины потихонечку вливали жизнь в образовавшийся в душе черный портал, заполняли давно забытыми радостью от дичи и азартом охоты на обычных животных. Ну, добавили еще пару мозолей на ладони от выгнутого древка лука и ставшие чрезвычайно чувствительными от постоянного натягивания тетивы подушечки пальцев. А так все снова стало прекрасно, дома ее особо не трогали, давая отдохнуть от всего произошедшего (правду о душевном состоянии родственницы знала лишь взрослеющая и приобретающая силу, красоту и уверенность глава, всех остальных накормили сказкой о плохом климате Дракенфурта с его заводами и мануфактурами, а также о ужасных и злых людях и нелюдях). Так же Верена начала подготавливать почву для своего возвращения из Дракенфурта обратно домой — после нескольких лет, за которые жизнь подкинула ей много дегтя, уже женщина, а не девушка, стала более расчетливой и уверенной в себе, и как приближенная к престолу была бы отличной поддержкой приходящему к миру с собой, прямо как и Верена, клану.

Но у охотницы было еще одно дело, которое нужно было закончить. В прошедшие годы своим поприщем Вена видела ремесло компаньонок, пусть ее роль в этом деле не была завязана на очень близких контактах. Нет, она выполняла истинную роль компаньонок (а это испокон веков был не секс), развлекала и ублажала своим присутствием, изучала искусства и заводила выгодные знакомства. А некоторых особенно цепляла недоступность, и они возвращались. У каждой девушки есть свое оружие, и каждый самец-мужчина становится его жертвой при определенных обстоятельствах.
Фиц-Эстерлен поначалу заняла ту же комнату в Отеле Эффенбаха, но вскоре гостиничный номер осточертел, и девушка приняла предложение все же поселиться в доме Компаньонок, ведь в том был и свой плюс — с мыслями надолго наедине не останешься.

Она стала курить. Не потому что это стало модно и дамочек с мундштуками можно было встретить даже в самой дешевой таверне, а потому что механическое движение руки, сжимание губами бумаги и потом теплый дым в легких уводили в свои прекрасные дали. И вот она сидит у открытого окна и смотрит как удлиняются вечерние тени, а рука застыла с длинной сигаретой у ярких губ, сквозь которые струится дым.
«Чем бы мне занять свою скучающую лень сегодняшним вечером?» — размышляла компаньонка и сжала губы в трубочку, как всегда делала в минуты раздумий. На ум не приходило ни одной идеи, но она твердо верила, что что-то сегодня да произойдет...

Отредактировано Верена Фиц-Эстерлен (17.11.2012 11:14)

+4

30

Галерея искусств «Лунный свет»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png 

«Почему все хорошее когда-нибудь заканчивается?» — спросила сама у себя компаньонка, быстро двигаясь в сторону дома компаньонок. «Вот, ты видишь своих родителей, они живу, сначала ради тебя, потом с тобой, а затем, благодаря тебе!...» — мысли прервались, она посмотрела на темное небо, звездочек было на столько много, что казалось, будто они прилеплены друг к другу. От грусти навеянной мыслями и ночным небом, выступали на глазах капельки слез, бриллиантовым блеском переливались в лучах уличных фонарей. «Папа...» — у неё была безмятежная нежность, к воспоминанием из детства, но к сожалению, люди — это всего лишь люди, им не подаришь свое бессмертие, зато можно подарить бесконечную любовь и память. Она любила свою прошлую жизнь, любила не за что-то, а просто так. Чего нельзя было сказать о подопечной Лотте.
«И сколько всего произошло за месяц?» — задумалась молодая Трамп. Елене выпала огромная честь, заменять в наставничестве саму леди Дезири, поскольку у последней накопилось очень много дел. Вместе с Лоттой месяц Елены прошел незаметно, будто у сказочной мгле. Они побывали на нескольких выставках новых, модных художников. Побывали в театре, на балете, а иногда, просто сидя в вестибюле гильдии компаньонок или на каком-нибудь светском рауте, они обсуждали моду, музыку, говорили о литературе. Очень часто к ним присоединялись милсдари, которые знали лично тех самых поэтов или музыкантов, коих обсуждали мазели, иногда даже знакомились с ними. Но все же, Елена боялась оставлять юную подопечную одну, в окружении мужчин.
Однажды, сидя в комнате компаньонки девушки, делились самыми сокровенными тайнами. Например, мазель фон Трамплтон рассказала о своей первой любви, и о том, как же её отец скрывал ото всех других людей, что маленькая кроха с яркими глазами — ревенант, как одевал её летом различные платья и укутывал, буквально с ног до головы. Лотте, тем временем надеялись воспоминания о своем детстве, и своем отце. На лице появилась горечь, прекрасная фарфоровая кожа Лотты стала пунцовой. Она рассказала Елене о кукле, и про отчима. Ей было настолько тяжело, что компаньонка велела не продолжать. Обняла её, и вскоре Лотта заснула сладким сном. Тогда Елена Прекрасная и решила, что обязательно отыщет эту куклу, как память об отце своей юной подопечной. Немедля, она отправила, через посыльного, пару посланий к своим давнишним «клиентам», которые были самыми искусными коллекционерами.
И вот, через месяц, идя к дому компаньонок, с коробкой в руках, Елена надеялась, что это именно та кукла, о которой ей рассказывала прекрасная леди. От восторга, что это может быть именно она, Елена даже не открывала коробку, она решила, что будет лучше, если это сделает сама хозяйка. Мазель уже представляла в какой неистовый восторг придет Лотта, или напротив... расплачется, как дитя, вновь погрузившись в грустные воспоминания.
И вот, уже дворецкий открыл перед Еленой дверь, принял у неё верхнюю одежду, и она оказалась в вестибюле гильдии. В руках у неё была коробка, красного цвета, с темно-синим бантом. Елена почувствовала знакомый запах табака. Возле окна стояла одна из компаньонок — Верена.
— Добрый день, мазель! — немного склонившись, поздоровалась Елена. Сделав несколько шагов, компаньонка расположилась на диване, и расправила платье.
— Мазель, вам что-нибудь принести? — появилась рядом служанка.
— Нет, спасибо! — отозвалась Елена и принялась дожидаться Шарлотту.

Отредактировано Елена фон Трамплтон (19.11.2012 12:48)

+3


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Дом компаньонок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC