Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Дом компаньонок


Дом компаньонок

Сообщений 31 страница 53 из 53

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/20-Glavnyj-prospekt/comp1.png

Одно из самых приятных взору строений на Главном проспекте — известный каждому уважающему себя культурному вампиру Дом компаньонок. Над его главным входом расположился изящный фронтон с лепниной, который поддерживают 4 колонны ионического ордера; левую и правую стены украшают гипсовые барельефы с изображением эльфов и мавок, а еще — маленькие воздушные балкончики искусной чугунной ковки, на которых красуются горшки с пахучими цветами. По деревянным ставням окон с витражами и арочными проемами ползет вверх стелющийся цепкий вьюнок. Лакированная входная дверь из копенхальмской сосны (тоже, кстати, с арочным проемом) снабжена бронзовой ручкой в виде эрегированного фаллоса и молоточком, чтобы посетители могли сообщить хозяйкам дома о своем приходе. На крыше по-над фронтоном обустроена голубятня. Красота!

Внутри дом еще более привлекателен, чем снаружи. Кажется, что он состоит из сплошных гостиных, салонов, спален, дамских и ванных комнат, каждая из которых оформлена с тонким вкусом и величайшим изяществом. Однако, помимо перечисленного, в доме есть библиотека, столовая для торжественных приемов, музыкальная комната, художественная мастерская, танцевальный зал, комната отдыха и даже небольшая концертная сцена со зрительным залом.

Не будем допускать грубостей в адрес столь утонченного места и называть его бюрократическими выражениями наподобие «штаб-квартира гильдии компаньонок». Назовем это место маленьким райским уголком для ценителей высоких искусств и прекрасных дам.

http://vampsa.rolka.su/uploads/0005/6e/de/67874-1.gif Закрепленные за локацией НПС

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Glavnyj-prospekt/27.png

Капельдинерша Гризельда фон Пак
Чопорная, высокомерная дама «слегка за шестьдесят» в неизменном черном платье, со строгим пучком на голове и миниатюрной собачкой подмышкой (в доме компаньонок эту шавку все ненавидят лютой ненавистью, но терпят из страха перед мэтрессой фон Пак). Ей больше подошла бы профессия гувернантки или наставницы в каком-нибудь пансионате для бедных сироток, но и в этом заведении она иногда нет-нет да укажет девушкам на их осанку или слегка помятый воротничок. Всегда ходит с прямой спиной, будто проглотила линейку; прислугу держит в черном теле, отчитывая за малейшую провинность; на посетителей глядит так, что аж ноги подкашиваются, — хочется встать по стойке смирно и отдать честь: «Слушаюсь, мэм!». Даже самые влиятельные вампиры как-то странно притихают в ее присутствии. В общем, перед вами типичная злая старая кошелка!

+3

31

Галерея искусств «Лунный свет»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Ставя очередную дату в своем дневнике, Лотта с удивлением заметила, что прошел только месяц с того момента, как она попала в Дом компаньонок. Подумать только, каких-то жалких тридцать дней! Лотте же казалось, что она успела прожить целую новую жизнь за это время, жизнь, полную ярких эмоций и интересных знакомств, жизнь, изменившую саму Лотту до неузнаваемости.
Единственное, по чем скучала Лотта, это ощущение теплого весеннего солнца на лице. Все эти дни она была так загружена, что попросту не хватало времени выйти на улицу и полюбоваться весной, что была в самом разгаре. Лотта училась, училась всему и у самых лучших учителей. Дезири Мориарти сделала все от нее зависящее, чтобы малышка Лотта как можно быстрее наверстала то, что было ею упущено в силу житейских обстоятельств. С самого утра начинались уроки. Даже обедала девушка в классной комнате, не отвлекаясь от процесса познания. Хореография, уроки живописи, занятия вокалом, верховая езда, этикет, искусство составления букетов, ораторское мастерство и прочие науки, без которых не обойтись даме высшего света. Создавалось впечатление, что мазель Мориарти хотела так огранить этот камешек, подобранный в пыли, чтобы он мог составить достойную компанию тем алмазам, что уже блистают в венце выпускниц Гильдии.
Но самой главной наукой, которую предстояло постичь Лотте, было, безусловно, мастерство компаньонки. Этому сложно научить, объяснить, ибо нет таких учебников и наглядных пособий. Чтобы овладеть всеми тонкостями, нужно обладать врожденной способностью, какой-то природной искрой. Была ли она в Лотте? Сложно дать однозначный ответ, смотря на это невинное создание, не искушенное игрой полов. И эти навыки, необходимые для девушки подобного рода профессии, Лотте передавала несравненная Елена фон Трамплтон. Да-да, именно Елене Прекрасной мазель Дезири передала право раскрыть потенциал юной ученицы. Елене ее новая миссия не была в тягость, наоборот, они с Лоттой очень хорошо ладили и понимали друг друга. С тех пор, как мазель фон Трамплтон взяла шефство над Шарлоттой, ни один из вечеров девушки не провели дома. Выставки, литературные вечера, рауты — вот истинный учебный класс для будущей компаньонки. Томные взгляды, случайные касания, сделанная в нужном месте пауза в беседе — всему этому нельзя научиться сидя дома. Всем этим тайным знанием Елена владела мастерски и щедро делилась тонкостями с Шарлоттой.
Была ли в Лотте та искра, тот огонь, способный разжигать страсть в мужских сердцах, что присущ всем знаменитым компаньонкам? Как сложно ответить на этот вопрос. Есть ли в бутоне, что только-только приоткрыл свои лепестки миру, аромат и красота настоящей розы? Есть ли в первых снежинках, упавших на замерзшую землю, сила и неудержимая мощь зимней бури? Кто знает? Только время способно развеять эти сомнения.
Лотта слушала, смотрела, запоминала... Этот мир открывался для нее новыми, неизвестными доселе красками. Прошедший месяц был подобен фейерверку, что наблюдали они с мазель Еленой над городской ратушей. Шарлотта принимала все знания, словно погибающий от жажды принимает живительную влагу, опасаясь обронить хоть каплю. Она менялась, как по волшебству. Эти перемены были подобны тому, как менялось все вокруг с приходом весны. Как и земля, до этого скованная льдами, покрывалась сочной зеленью и цветами, так и Лотта открывала этому миру всю красоту и чувственность своей натуры. Елену поражали и одновременно радовали такие метаморфозы. Каждому учителю отрадно видеть, что посеянные им зерна упали на благодатную почву.
Лотта пролистала дневник. Почти до половины исписанные страницы. Фразы Елены и мазель Дезири, выписанные из книг цитаты, вперемешку с собственными мыслями и ощущениями. Милая, дорогая сердцу Лотты записная книжка, прошедшая вместе с ней этот месяц и разделившая все радости и смятения. Быть может, стоит ее сохранить?
А вот и Елена! Слов, произнесенных мазель фон Трамлтон, было не разобрать, но Лотта отчетливо слышала ее мелодичный голос в вестибюле. Положив заветную книжку в ящик комода, Шарлотта несдержанным шагом, кое-где переходящим в бег, устремилась навстречу наставнице. Заметив компаньонку, сидящую у окна и смакующую сигарету, девушка приостановилась и, не торопясь, присела в реверансе. Не то чтобы этого требовалось уставом гильдии, просто Лотта испытывала глубокое уважение ко всем жительницам сего дома и таким образом выказывала им его. Верена Фиц-Эстерлен была полностью погружена в свои мысли, а долго ждать у Лотты просто не было сил, потому девушка выпрямилась, так и не дождавшись ответа, и, уже не сдерживая себя, бегом понеслась к Елене.
— Моя милая Елена, — опять реверанс. — Я так рада видеть Вас.
Елена фон Трамплтон, улыбаясь, протянула Лотте коробку с праздничным бантом.
— Это мне? — девушка подняла удивленные глаза на наставницу. — Можно открыть?
Мазель, не переставая улыбаться, изящно кивнула.
Нетерпеливые пальцы девушки путались в бархатной ленте, мешая добраться до содержимого коробки. Наконец, все преграды пали, крышка была отброшена в сторону и Лотта увидела содержимое. На лице Шарлотты вдруг поубавилось румянца, ротик открылся от удивления. Видимо, она никак не могла найти нужных слов, только переводила изумленный взгляд от Елены на то, что было в коробке. Глаза были полны слез.
— О, мазель Елена... — все же сумела выдавить Лотта.
Она упала, обняла колени мазель фон Трамплтон и, словно малый ребенок, разрыдалась, уткнувшись в них лицом.
Елена поняла, что не ошиблась с подарком.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (18.01.2013 20:43)

+5

32

«Что происходит с нами, когда мечты сбываются?» — подумала Елена, наблюдая за дымом сигареты Верены. Вообще, табачный дым, да и дым в принципе, это как одна из стадий огня, а на огонь, как известно, можно смотреть вечно. «Мы начинаем мечтать о чем-нибудь новом? Или считаем, что жизнь уже прожита? Или мечтать не стоит?» — фон Трамплтон томно посмотрела на часы. «В чем дело?» — нервно подумала она, ведь надеялась, что Лотте должны были доложить о её приходе. Елена было, уже высматривала гувернантку, чтобы все же выпить чаю, и позвать любимую ученицу. Но услышав легкие торопливые шаги, компаньонка улыбнулась и принялась ждать мазель Шарлотту. Шаги стали слышны отчетливее, затем замедлились, и вот... Перед вами творение самой Святой Розы. Только она могла создать столько прекрасное создание. Фарфоровая кожа, четкие контуры лица, пухленькие губки. Фигура, которой позавидовали бы многие люди, да, именно они, ведь вампиры и ревенанты были практически идеальны. В какой-то момент леди Елене показалось, что прекраснее и идеальнее людей, она ещё не видела.
— Моя милая Елена, — присев в реверансе, радостно отозвалась ученица, — Я так рада видеть Вас. — фон Трамплтон улыбнулась. Лотта заметила коробку. Её большие глаза, стали просто огромными.
— Это мне? Можно открыть? — но любопытство просто распирало юную девицу, она открыла коробку еще не дожидаясь ответа, компаньонка была не против. Ей нравилось то детство, которое оставалось у девушки, чем бы она занималась. Озорное, беззаботное, веселое...
Её причудливое, немного восторженное, выражение личика сменилось на удивление и, кажется, на смятение. Румянец поубавился, а в глазах застыли маленькими стеклышками слезинки-изменщицы.
— О, мазель Елена... — все, что сумела выдавить Лотта.
Она упала, обняла колени мазель фон Трамплтон и, словно малый ребенок, разрыдалась, уткнувшись в них лицом. Пораженная Елена даже замерла. Кажется, прошло огромное количество времени, а они так и седели.
— Ну, будет тебе, Лотта! — улыбаясь, шепнула Елена, поднимая подопечную и усаживая на диванчик рядом с собой. Хватает и одного взгляда на эту куклу, чтобы понять, что это именно она. «Лотта — милое дитя!» — пронеслось в голове у трамптессы.
— Я так рада, что вам понравилось, моя юная ученица! Но, — она приподняла подбородок девушки указательным пальцем правой руки, — убирайте эту слякоть под вашими очаровательными глазами, милочка! Нас ждет отныне только радость, и не каких слез! — распорядилась наставница. — Вы же не хотите, чтобы ваша покорная слуга, Елена, расплакалась, как малое дитя? — смеясь от сложившейся ситуации, заметила Елена. Она обняла смущенную Лотту рукой за плечи, дабы та скорее успокоилась, а другой рукой взяла колокольчик на кофейном столике и вызвала гувернантку.
— Мазели! — девушка-служанка прибыла буквально мгновенно. — Я буду рада вам помочь! — улыбнулась девушка, делая глубокий реверанс.
— Принесите нам чаю, — начала было Елена, и обратилась к Лотте, — Или вы, моя прекрасная леди, хотите есть? — не успела Елена фон Трамплтон получить ответа от Лотты, как в вестибюль прибыла ещё одна служанка.
— Мисс фон Трамплтон, — негромко, но вполне отчетливо, с непонятным акцентом сказала вторая гувернантка, сделав беглый реверанс. — Госпожа Мориарти передала вам письмо. — и выручила Елене конверт. Компаньонка нахмурилась, и торопливо развернула письмо и бегло прошлась по ровным строчкам глазами. Там говорилось, что Елене немедленно нужно было отправлять в Церковь Святой Розы для встречи с Артуром Кафкой. Дочитав письмо, Елена незаметно качнула головой, и сложила письмо в конверт.
— Нам чай, пожалуйста! — сказала она первой гувернантке, — И подготовьте мне экипаж! — велела второй. Они обе поклонились и вышли. Компаньонка повернулась к обожаемой ученице.
— Знаете, Шарлотта, я бы выпила чаю, на вашем месте, с ромашкой. Выглядите вы что-то очень уставшей, вы не заболели? — рыжеволосая дотронулась до лба девушки. — Нет, вроде бы не горячий. — тихо добавила ревенантка. Елена погрустнела. — Жаль, что мне пора бежать, я бы с удовольствием обсудила с вами последние новости, Шарлотта. — она быстро поцеловала подопечную в лоб. Встав, поправив платье, Елена посмотрела ещё раз на ученицу, затем присела в реверансе и удалилась.
Перед превосходным входом дома компаньонок её уже ждал экипаж. Поднимаясь в оный, внебрачная дочь Фергюссы фон Трамплтон решила: «Мечтать все же стоит!» — и очарованна новой встречей отправилась в Церковь Святой Розы.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Церковь Святой Розы

Отредактировано Елена фон Трамплтон (21.11.2012 17:47)

+3

33

Ее уединение прервали, однако компания была приятной.
— Мазель фон Трамплтон, — дружелюбно ответила Верена, кивая головой.
— Мазель, вам что-нибудь принести? — это в комнату вошла одна из служанок Гильдии. После отказа Елены, она повернулась и вопросительно посмотрела на Фиц-Эстерлен, но не успела та и рта открыть, как служанка ахнула, хлопнула себя по лбу и выбежала.
Не самое приличное поведение, тем более, что она, можно сказать, перебила вампирессу. Но одновременно и заинтриговала, поэтому Лиса решила забыть это маленькое недоразумение и посмотреть, что же такое произошло.
Она оперлась худым оголенным плечом на подоконник и закинула ногу на ногу, да так и сидела, размышляя. А думала она, если честно, о второй присутствующей в комнате компаньонке. Это просто сводило ее с ума! Когда она впервые задумалась о новой профессии, она как-то и не приняла во внимание, что почти круглые сутки помимо самых разнообразных мужчин, убранств и роскоши ее также будут окружать коллеги — самые красивые девушка Нордании. А от количества сводящих с ума и столь обожаемых Вереной рыжеволосых вампиресса так и просто возносилась на небеса. Самые разные: бледные и загорелые, огненно-рыжие и красноволосые, а также со слегка золотистым оттенком, отливающим солнцем... И каждый раз, когда Вена оставалась наедине с кем-то из этих красавиц, особенно после весьма длительного для нее целибата, образовавшегося после травмирующих происшествий в Айзе, был мучением и испытаниме силы воли члена правящего клана Бругге.
За дверью послышались торопливые шаги, и Верена вынырнула из своих дум, обратив взор к только что вошедшей девочке. На реверанс она ласково улыбнулась и снова чуть кивнула головой. Чтобы не вредить еще совсем молодой девушке, она немедля вытряхнула за окно из мундштука завернутый в тонкую бумагу вишневый табак.
Шарлотта, еще совсем ребенок... Несмотря на то, что Гильдия — место развращающее, это человеческое дитя сумело сохранить невинность и чистоту взгляда, а также несколько детских повадок. Вот и сейчас терпение подвело ее, и она кинулась обниматься к своей наставнице.
Это немного кольнуло Фиц-Эстерлен, которая до сих пор ощущала определенную степень одиночества в стенах приютившего ее Дома. Ни настоящих друзей, ни наставницы, ни ученицы... Ни пассии, просто никого. Поэтому она встала и отвернулась к окну, в которое только что курила, дабы оградить свою все еще не зажившую душу от ненужных эмоций, которые вызывало воркование, а потом громкие, но определенно счастливые рыдания за спиной.
Девушке захотелось выйти, она явно была лишняя в комнате при таком трогательной, наполненном светлыми чувствами моменте, да и тем более поглощенные компанией друг друга компаньонки все равно вряд ли замечают что-то вокруг. Так Вена и поступила, но стоило только ей тихо прикрыть за собой дверь и развернуться в коридор, как она лицом к лицу столкнулась со сбежавшей служанкой.
— Ой, мазель... — та поспешно поклонилась и, все еще не разгибаясь, протянула в сторону Верены надушенный конверт, — Это от...
Но тут из комнаты, которую только что покинула вампиресса, послышался звонок колокольчика, обозначавший, что служанку вызывают. И та, с неловкостью во взгляде покосившись на благородную и знатную вампирессу, все же поспешила внутрь.
Фиц-Эстерлен снова осталась одна, в легкой полутьме коридора без зажженных свечей и с зашторенными окнами. Она постояла немного, глядя на запечатанное письмо, а потом прошла к креслу и присела на его край, подкручивая рычажок газовой лампы, чтобы та разгорелась сильнее.
Она задрала платье на ноге и вытащила из-за резинки на ней метательный нож, которым и вскрыла аккуратно конверт.
Пару минут глаза компаньонки бегали туда-сюда по строчкам, а на лице не отражалось ни одной эмоции — дипломатия все же многому научила молодую девушку. Потом она аккуратно сложила письмо и поднесла его край к лампе. Пара секунд, и пламя перекинулось на тонкую, пахнущую духами бумагу, навсегда поглощая вытянутые завитки букв. А Верена уже обдумывала порученное ей задание. В принципе, ничего нового: посмотреть на одобренную Дезири очередную невинную душу и забрать. Мало того, что ничего нового, так еще и до колики знакомое, и Вена не знала, то ли это такой легкий смех со стороны Главы, то ли все же возможность исправить прошлый провал, и вампиресса склонялась скорее ко второму варианту, потому что смеяться над бедами и неудачами своих коллег было все же не в стиле мазель Мориарти.

Через пять минут Верена, уже одетая в красивое выходное платье с открытыми плечами и длинными прозрачными рукавами, спешила к выходу. Да, задание тайное и не самое официальное, но и в нем выглядеть надо было подобающе Гильдии, представительницей которой была Фиц-Эстерлен. Да и полюбила девушка летучие платья, вошедшие в моду. Поверх она накинула легкий плащ коричневого цвета, чтобы до поры скрыть наряд, а потом к ней подъехала карета. Вена назвала адрес, не тот самый, куда ей надо было, а рядом, — все же тайность превыше всего — и карета тронулась с места, увозя ее к очередному заданию...

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Благотворительная школа

Отредактировано Верена Фиц-Эстерлен (22.11.2012 18:34)

+4

34

Галерея искусств «Лунный свет»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в один месяц)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Месяц прошел бездарно. Надо отдать должное Дезири, она крутилась как белка в колесе, стараясь удержать репутацию и доход гильдии на прежнем уровне, но в последнее время ей эти достижения давались с трудом. Вполне возможно, что это было связано с волнениями в городе, которые вызвал сначала отвратительный спектакль, а потом и гибель людей в сгоревшем театре. Некоторые злые языки настойчиво шептали, что это дело ее рук, но люди в здравом уме такому бреду не поверят. Мазель Мориарти даже пожертвовала некую сумму на благотворительность и восстановление театра, но едва ли средства ушли дальше кармана председателя фонда.
Дела с милсдарем Рендом и милсдарем Норрингтоном были намного хуже. Первого, увы и ах, так и не удалось заарканить, несмотря на то, что это было поручено Елене Прекрасной. Второй... Второй оказался не таким благонадежным, каким казался по началу. Одним словом, Дезири отказалась от его предложения и более не поддерживала контакт с этим человеком, дабы не запятнать честь гильдии и свою честь.
Единственное, что радовало вампирессу, так это обучение последней воспитанницы. По словам Елены, которой Дезири и поручила девушку на время, она была чудесной и талантливой. Впереди у них было еще много чудесных открытий, для неискушенной Лоты практически все было в новинку, но об одном мазель Мориарти думала в последнее время особенно часто. Ведь ремесло компаньонки подразумевает не только светские беседы, танцы и приятное общение на расстоянии... Стоило посвятить Шарлотту и в этот аспект ее будущей работы, чтобы ни она, ни гильдия не ударили в грязь лицом.
Перенеся встречи и отложив дела, поздним вечером Дезири отправила к Шарлотте служанку, чтобы та подготовила ее к встрече с госпожой. И ни о каких официальных нарядах не было речи, девушка должна была появиться в спальне главы гильдии через час только в легком халате.

Отредактировано Дезири Мориарти (04.12.2012 22:07)

+3

35

Вечер не задался. Мазель Елена отбыла с поручением, сосредоточиться на «Истории земель» очередного заумного ученого не получалось. В открытое окно, то и дело, врывался ветер, заставляя пламя свечей трепетать, принося дурманящие ароматы весенней ночи. Лотта томилась, не зная чем себя занять. Быть может, спуститься в гостинную? Но, в последнее время, там все реже можно было застать веселый гомон компаньонок. Поговаривали, что Гильдия утратила свой лоск, теряет позиции. Но Лотта своими глазами видела, насколько богатыми и влиятельными были мужчины, проявляющие интерес к мазель Елене. Разве могут все эти слухи быть правдой, если хоть одна компаньонка имеет такое влияние в свете? Нет, право, это все козни завистников — Шарлотта была уверенна в этом.
Мазель Елена была ею довольна. Она хвалила ее успехи, говорила, что у Лотты неплохое будущее в деле Гильдии. Верить ли в это? Быть может, таким образом, ее наставница просто желает дать ей стимул? Лотте казалось, что она недостаточно усердна, что просто Елена очень добра к ней. Девушка старалась изо всех сил, боялась, что ее сочтут неблагодарной, если она позволит себе расслабиться.
Вот и сейчас Лотта мучила себя трудом известного историка, который часто обсуждался в кругах общества Дракенфурта. Скучнейшего чтива она еще не встречала. Нет, история всегда была интересна Шарлотте, но автор обладал поистине редким даром — так скучно описать то, что может быть крайне увлекательным. Лотта потянулась, не выпуская книгу из рук, выгнула спину и посмотрела на подсвечник. Сквозняк задул почти все свечи, а оставшиеся так мерцали, что читать было просто невозможно.
— Дам вам еще один шанс, милсдарь, — проговорила девушка, глядя на обложку книги. — Сочтем, что в том, что ваша книга вызывает у меня зевоту, виноват недостаток освещения.
Лотта положила научный труд на кофейный столик и поднялась с кресла. Время было уже позднее, кровать расстелена, ванна принята — все готово к тому, чтобы отойти ко сну. Да вот спать еще не охота. Видимо, Лотта привыкла ложиться под утро за все это время, проведенное с Еленой.
Раздался осторожный стук в дверь.
— Войдите! — выпалила Шарлотта, быть может, излишне резко.
Дверь отворилась и... от образовавшегося сквозняка, пламя свечи угасло. Лотта вздрогнула. Она не видела вошедшего к ней, вокруг царила тишина, прерываемая только ее собственным частым дыханием.
— Вы здесь? — несмело обратилась девушка в темноту.
Вдруг рядом ярко вспыхнула спичка, и свет озарил темноту. Лотта стояла посреди комнаты, испуганно прижав руки к груди и глядя на вошедшую полными страха глазами. Девушка (а это была девушка) смотрела на Шарлотту с усмешкой.
— Вы, мазель, пугливы, как кролик, — у Лотты отлегло от сердца. — Не держите свечи на сквозняке. Или пользуйтесь чудом электрификации, раз уж открываете окна.
Девушка деловито помахала в воздухе уже почти погасшей спичкой. Лотта видела ее несколько раз, хотя имени и не знала. Эта девушка была в личном услужении мазель Мориарти. Она пришла передать, что ее ожидает у себя Дезири. «В такое время? Хотя, мазель занята все дни на пролет, потому не стоит удивляться», — пронеслось в голове.
— Но я уже готовилась лечь спать, мне нужно время, чтобы одеться, — мысли путались, в животе стало холодно, словно Лотта готовилась не к встрече со своей спасительницей, а отвечать трудный экзамен. — Вы не подскажете, какое платье лучше одеть по такому случаю?
Не то чтобы Шарлотта была так бестолкова в этикете, просто одевать среди ночи платье ей еще не приходилось. Нужен вечерний туалет или же больше подойдет утренний наряд?
Девушка ничего не ответила, только обвела Лотту с ног до головы хитрым взглядом.
— Пойдемте в ванную.
Лотта удивилась, но с вопросами решила повременить. «Мазель Дезири велела собрать меня к выходу?» — спрашивала она саму себя. Щелкнув выключателем, гостья еще раз критично осмотрела Шарлотту.
— Нет, не годится... Совсем не годится... — и тоном, не терпящим возражений, добавила. — Раздевайся.
Лотта приоткрыла рот от удивления.
— Давайте, мазель, поворачивайтесь быстрее, — служанка Дезири строго глядела на недоумевающую девушку. — Вас же не будут ждать вечность. Вы принимали ванну на ночь?
— О, разумеется, — Лотта выбралась из ночной рубашки и стыдливо прикрывала свое тело руками.
Ничего не ответив, гостья многозначительно кивнула и вышла. Не успела Лотта мысленно возмутиться, как девушка вернулась с какой-то охапкой кружев и большим кувшином теплой воды. Бросив одежду на табурет, приказала Лотте становиться в ванную.
— Но зачем? — все-таки не сдержалась девушка.
— Освежим тебя немного, — этот ответ не внес ясность, только наоборот.
Умелыми движениями служанка омыла тело Лотты, вытерла пушистым полотенцем и усадила на стул. Ее совсем не смущала нагота девушки, даже наоборот, иногда в ее взгляде присутствовало что-то плотоядное. Пока Лотта приходила в себя, проворные руки гостьи уже успели протереть ее запястья, шею и бедра тряпочкой, смоченной в ароматной воде с маслом ландышей.
— Открой рот, — очередная бессмысленная просьба повергла Шарлотту в шок.
Не дожидаясь, пока девушка подчиниться, гостья надавила ей на подбородок и хозяйским движением приподняла верхнюю губу.
— Хорошо, — выдала она следующую порцию информации, совсем бессмысленной для Лотты.
Уже пребывая в неком подобии транса, Лотта, с беспрекословностью тряпичной куклы, позволила служанке причесать себя, перетянуть волосы розовой лентой. Те непонятные кружева оказались прекрасным дамским халатом. Лотта хотела было возмутиться тому факту, что почти прозрачный халат ее заставили одеть без ночной рубашки, прямо на голое тело, но стальной взгляд ее новоиспеченной гувернантки остановил ее. «В конце концов, это распоряжение мазель Дезири, а ей лучше знать, во что мне нужно быть одетой», — подытожила девушка и со спокойной душой последовала за служанкой.
В коридоре царил полумрак и тишина. «Хорошо, что некому увидеть меня в таком откровенно непристойном виде» — утешала себя Шарлотта. Полы легкого халата то и дело норовили разлететься в стороны, обнажая голые ноги. Сердце трепыхалось в груди, как глупая птица.
Короткий стук в дверь и... ее почти что силой втолкнули в покои госпожи. Лотта впервые находилась в этой спальне. В воздухе витал какой-то терпко-сладкий аромат, что смешивался с ночной прохладой, рождая в душе тягучее чувство щекотливого предчувствия. Лотта взглядом поискала Дезири.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (09.01.2013 11:55)

+7

36

Много слухов ходит по городу о «святая святых» Дома компаньонок — спальне мазель Мориарти, но едва ли хотя бы сотая часть является правдой. На самом деле в этой спальне кроме прислуги и самой Дезири побывал лишь один вампир, который распространяться о своих визитах к главной компаньонке вряд ли стал. С самого начала глава гильдии решила, что у нее должно быть свое место, где можно было бы расслабиться и забыть о проблемах и невзгодах. Так, собственно, и получилось, если какого-то милсдаря или мазель она принимала лично, то делалось это в совершенно других покоях, но и эти случаи были весьма редки.
Нельзя сказать, чтобы эта комната отличалась какой-то дикой роскошью, скорее это был минимализм, но со вкусом. Темно-зеленые тяжелые бархатные шторы, гордо сверкающие большими золотыми кистями; широкая высокая кровать с балдахином и изумительным фисташковым шелковым постельным бельем; низкая софа, кресло и небольшой столик. Все было сделано на заказ одним и тем же мастером, только так можно достичь гармонии и уюта, которые так нужны в личных покоях.
Выйдя из обширной гардеробной, мазель Мориарти на ходу запахнула струящийся свободный шелковый халат и приветливо улыбнулась беспокойно оглядывающейся воспитаннице.
— Не стесняйся, Шарлотта, заходи. Садись, — главная компаньонка махнула точеной ручкой, указывая на расправленную постель, напротив которой стояло большое овальное зеркало. — Прямо напротив зеркала садись, это будет важная часть нашей беседы, — вампиресса неторопливо прошлась по комнате, закрыла оконную створку — воздух в спальне после проветривания был достаточно свеж. — Опиши мне, что ты видишь? — Дезири полулегла на софу и начала с интересом разглядывать подопечную, что была весьма недурна, даже в этом нежном ворохе кружев. — Отвечать сразу не обязательно, времени у нас достаточно, чтобы не спеша побеседовать.

+5

37

Лотта прошла к кровати и присела на край. Вопрос мазель Дезири поверг ее в смятение. Девушка взглянула в зеркало, на свой бледный силуэт, подобный маленькой белой чайке, качающейся на волнах широкого моря бескрайней кровати.
 «Что нового можно увидеть, смотрясь в зеркало? — Лотта понимала, что вопрос не был так прост, как казалось на первый взгляд. — Я вижу себя, себя и нужно описать мазель?»
Наставница же терпеливо ждала ответ, возлежа на софе. Всю комнату Лотта видела в отражении зеркала, что стояло напротив. Это дарило ощущение сказочности, нереальности происходящего.
«Когда-то давно я читала книгу о девочке, попавшей в страну по ту сторону зеркала, — подумалось Шарлотте. — Множество приключений ждало ее там. Я такая же девочка из зазеркалья — я попала в иной мир, множество неизвестного ждет меня впереди. Готова ли я к этому?»
В комнате царила тишина, Дезири рассматривала воспитанницу, снисходительно улыбаясь. Лотта не торопилась, она всматривалась в свое отражение, пытаясь уловить в нем тот самый ответ, который ждала от нее наставница.
— О, мазель, — нарушила молчание Шарлотта, — я вижу там себя. Девушку, миловидную и юную, — она смотрела в глаза своему отражению и, казалось, говорила сама с собой, а не с Дезири, — но я вижу большее под этой кожей, улыбкой. Что-то изменилось внутри, что-то поселилось там, доселе неизвестное мне. Смогу ли я описать это? С чем сравнить, чтобы Вам стало ясно? — Лотта говорила негромко, иногда делая паузы между фраз, словно прислушиваясь к своим мыслям. — Это подобно чаянью бутона, ожидающего прикосновения капли росы, чтобы явить миру цветок. Подобно губам, полураскрытым в ожидании поцелуя. Я не знаю, тот ли ответ Вы ждали от меня, но, смотря на себя, я вижу это — томление, внутреннее ожидание момента, что завершит мое изменение окончательно.
Шарлота боялась перевести взгляд на Дезири, она пристально смотрела на свое отражение, от этого глаза ее увлажнились. Она пыталась унять дрожь подбородка, выглядеть смелой и уверенной, но от взгляда мазель Мориарти не укрылся тот факт, что для подобного признания Лотте потребовалась почти вся ее смелость.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (11.01.2013 19:33)

+7

38

Шарлотта была дивным ребенком, это было видно сразу, поскольку эта наивность и робость шла ей необычайно. Но время идет и нельзя оставаться такой всегда, поскольку это будет выглядеть уже не мило, а глупо.
— Я бы хотела, чтобы ты поняла — всему свое время. Ты молода, очень молода, в тебе есть удивительная хрупкость и легкость. И это свойственное только очень юным девам ожидание первой любви. Так может и не стоит это терять раньше времени, как думаешь?.. — взгляд главной компаньонки изучающее бродил по почти прозрачной фигуре воспитанницы, и от опытного взгляда было невозможно скрыть сильнейшее волнение. — У тебя сейчас самая сложная задача, потому что ты, моя дорогая, должна знать, чего хочешь добиться в этой жизни. Всех девушек в гильдии я учу знать себе цену, знать свои сильные и слабые стороны, знать, как преподнести себя так, чтобы стоить дороже. Это может прозвучать грубо, даже пошло, но ведь это правда. Гильдия компаньонок — это не кружок добрых самаритянок. Осознание того, что у тебя есть и насколько выгодно ты это можешь продать — залог твоего собственного благополучия, потому что никто не позаботится об этом так же, как ты сама. Очень многие женщины знают эту простую истину, поэтому выбирают себе мужей крайне тщательно. Никто не признается, но в каждой благопристойной даме сидит все та же компаньонка, которая всего-навсего продала себя мужу. Долгосрочная аренда и всего то!.. Иногда очень выгодно, а иногда и за бесценок, но это факт. Людям и вампирам, которые очень долго видели самую темную сторону нашей жизни, очень часто хочется прикоснуться к чему-то невинному и светлому. И это все есть у тебя. Я не шутила, когда сказала, что у тебя самая сложная задача сейчас, потому что ты должна осознать свою ценность, научиться быть более расчетливой, но при этом не потерять эту восхитительную наивность, искренность и легкость, — Дезири тепло улыбнулась воспитаннице, стараясь ее хоть так подбодрить. Ведь по сути она требовала практически невозможного, потому что расчетливость и наивность — вещи противоположные. Но если вампиресса все чувствовала правильно, то Шарлотта с присущей ей легкостью сможет как-то совместить эти два понятия в себе, и смотреться это будет на диво органично.

+4

39

Лотта повернулась к наставнице. Сидеть так было не слишком удобно, но Лотта все никак не могла привыкнуть к тому, что видела в зеркале — пустой шелковый халат, струящийся по соблазнительным изгибам невидимого тела. Сейчас, когда Дезири обсуждала с ней такие серьезные вещи, Шарлотте меньше всего хотелось выглядеть нелепо, но она с трудом удерживалась от того, чтобы не завалиться на мягкую перину, так коварно лишившую ее тело точки опоры.
Дезири говорила низким, проникновенным голосом, разъясняя воспитаннице тонкости ее новой жизни. Закончив, она улыбнулась, легко и непринужденно, и Лотта почувствовала вдруг, что ближе Дезири у нее нет никого. Именно она, эта красавица-вампиресса, купившая ее у матери-скряги, единственное существо на всей земле, желающее Шарлотте добра.
От этой мысли на душе стало весело и грустно одновременно — так бывает, когда смотришь на старое фото, где ты счастлив. Радость момента передается вновь, но и присутствует некая грусть от того, что он уже в прошлом. Лотта взглянула в глаза Дезири.
— Я рада, мазель, что Вы заговорили со мной об этом. Вы не даете дурных советов, потому я стараюсь следовать им неукоснительно, — она замолчала на миг, отвела взгляд. Ее рука, что служила шаткой опорой на этом коварном ложе, затекла и онемела. — И то, что сказали Вы сейчас, возможно, есть ключ к моему успеху. Ведь жизнь компаньонки это непрерывный труд над собой — над своими манерами, своим видом, своими... — Лотта опустила лицо, пытаясь скрыть от Дезири невольный румянец, — навыками. Возможно, моя робость способна сослужить мне добрую службу, — девушка улыбнулась и снова взглянула на наставницу, — это та приправа, что сделает привычное блюдо более аппетитным.
Сдержать улыбку Лотте не удалось — сравнив себя с едой, ей представился на серебряном блюде жареный поросенок в чепце. В глазах девушки заплясали озорные огоньки.
— Вы правы, мазель, я и правда еще слишком молода — иногда в моей голове возникают такие удивительные мысли... Совсем несерьезные и не соответствующие моменту, — Лотта откашлялась, подавляя свое недавнее веселье, поднеся к губам онемевшую руку. — Все о чем Вы сейчас говорили, мазель... иногда, мне сдается, что я самая расчетливая девушка в этом городе. Иногда, от моего умения рассчитывать, оценивать ситуацию, зависела моя жизнь. Возможно, в это сложно поверить, видя перед собою вот это... — Лотта многозначительно развела руки в стороны, — эту серую моль. Быть может, кто-то назовет это интуицией, внутренним чутьем или же опекой ангела-хранителя... Думаю, с Вашей помощью, мазель, я смогу научиться пользоваться сим даром.

+7

40

Мазель Мориарти невольно улыбнулась, наблюдая за тем, как Лотта старается выглядеть более серьезной и собранной. Не надо быть провидцем, чтобы понять, что ей очень хотелось произвести на свою госпожу самое благостное впечатление. Впрочем, куда уж лучше? Дезири итак относилась к воспитаннице лучше, чем к какой-либо другой компаньонке, а все потому, что ей отчаянно хотелось сохранить этот цветок от грязи окружающего мира. И даже больше: сделать достаточно сильной, чтобы Шарлотта (случись что-то непредвиденное) не пропала, а смогла жить достойно, высоко держа голову.
— Я очень долго добивалась того, чтобы компаньонок считали достойными членами общества, а не узаконенными дорогими проститутками... Знаешь, это нелегко принять, хотя все прекрасно понимают, что женщина — товар в той или иной степени. Приходится выбирать между прямой зависимостью от мужчины и собственными амбициями. Особенно тяжело, если времени немного, а весь твой капитал — это достойная внешность и сообразительность. — Дезири глубоко вздохнула, на чистый лобик набежала тень невеселой задумчивости. — Ты юна, Шарлотта, но человеческий век короток. За несколько десятков лет надо достичь таких высот, какие вампир может позволить отодвинуть на сотню лет вперед. У тебя, к моему глубочайшему сожалению, нет времени на праздность, надо работать над собой, чтобы прожить жизнь достойно и сладко... Но ты, хвала Розе, и сама это понимаешь, поэтому я не заостряю внимания на этом моменте. Давай снова обратимся к нашему зеркалу? Я ведь не зря спросила, что ты видишь. Мне, как твоей наставнице, хотелось бы, чтобы ты могла быть разной. Как нежной и легкой, так и страстной, развратной. И не последнюю роль в этом играет то, как ты выглядишь. Не стоит бояться или смущаться того, что ты сейчас видишь. Нет ничего постыдного в том, чтобы выглядеть соблазнительной, и я бы хотела, чтобы ты привыкала и к этому образу. Наряжайся, крутись перед зеркалом, любуйся собой и своим телом, цени себя! И учись получать удовольствие от всего, что происходит. Не только дарить блаженство другим, но и себе, поверь, клиенты это чувствуют. А для мужчин, даже если они это не признают, особенно ценно то, что от близости с ними женщина млеет и получает удовольствие. Это поднимает их самооценку, делает их еще более довольными, а ведь это и есть наша основная цель. С женщинами все немного по-другому, некоторые в постели ведут себя как мужчины во многих отношениях, а некоторым нужно, чтобы мужчиной как раз была ты... Но в любом случае, помни, что выбор, особенно первый, за тобой. Мне хочется, чтобы ты знала, что я не буду тебя принуждать к близости с кем-то из наших посетителей.

+7

41

Слова мазель затронули в душе Лотты потайную дверцу и выпустили дремавшие за ней страхи. Посещая приемы, танцуя и развлекаясь в обществе Елены, Шарлотта забыла о главном — ремесло компаньонки это нечто большее, чем роль светской веселушки. Не достаточно прочесть все умные книги, что популярны в узких кругах, не только за содержательными беседами приходят мужчины в Дом компаньонок... Есть еще одна особая черта, которой должна обладать каждая компаньонка — искусство дарить себя. Именно в этом Шарлотта была беспомощна и несведуща.
— Мне страшно, — проговорила Лотта, — я боюсь, что в вопросе плотских удовольствий, мазель, я могу опозорить Гильдию. Я читала книги, смотрела иллюстрации, но... я не знаю, что должна чувствовать, что делать. Я боюсь, что все испорчу. Ведь то, что происходит между любовниками, больше, чем сухие описания в книге. Как я могу знать, что сделаю все правильно? Ах, мазель, не сердитесь, но столько всяких сомнений приходит на ум, они терзают меня потому, что я не могу найти ответ.
Шарлотта замолчала.
«Что я говорю? — корила она себя. — О, Роза, когда пытаюсь облечь свои мысли и чувства в слова, выходит из ряда вон плохо».
— Ваши советы, мазель, как я уже сказала, для меня бесценны. Я запомню каждое слово, но... мысли о близости наполняют мою душу смятением, боюсь, что все Ваши мудрые слова сотрутся из моей памяти в нужный момент, и я сделаю что-либо плохо, неподобающе. Я благодарна Вам за то, что Вы не торопите меня с этим. Но, я не ребенок, потому понимаю, что это неизбежно. Потому хочу понять, узнать больше об этом предстоящем... сотрудничестве, чтобы не подвести Вас.

Отредактировано Шарлотта де Мюсси (24.01.2013 16:28)

+4

42

Встав с софы, Дезири неторопливо прошлась по комнате, с наслаждением ощущая щекочущее прикосновение мягкого ворса ковра к своим голым ступням. В комнате было свежо и прохладно, так что каждый вдох приносил уставшему за ночь телу частичку бодрости. Почему-то сразу подумалось о том, что из вот таких маленьких радостей и состоит самое настоящее счастье, надо только уметь их чувствовать, а не отмахиваться, словно от надоевших мух. И даже неуверенность Шарлотты вызывала у мазель Мориарти довольную улыбку, ведь наивность и невинность воспитанницы были для главной компаньонки неиссякаемым источником позитивных эмоций. Именно с этой девушкой видавшая всякое вампиресса чувствовала себя лучше и чище, и это трудно было недооценить.
— Лотта, моя дорогая, ну не переживай ты так. В конце концов, это инстинкты, присущие каждому! И кто, если не женщины, чаще всего прислушиваются к этим самым инстинктам? Мужчины расчетливы и ведомы разумом, тогда как мы полагаемся в основном на свои эмоции и внутренний голос... И я не скажу, что это не правильно, — главная компаньонка присела рядом с воспитанницей и ласково коснулась ее естественно вьющихся локонов, убирая непослушные прядки за округлое ушко. — Да, ты права. То, что происходит между любовниками не описать в книжках, хотя некоторые и стараются. Как правило, из таких описаний складываются бульварные пошлые романы, которые взахлеб читают старые девы и тайком пролистывают очень юные девушки, — погладив бледную щеку Шарлотты, вампиресса аккуратно взяла «в замок» пальчиками подбородок воспитанницы. — Какая ты у меня все-таки красавица! Не бойся, сокровище мое, все будет хорошо... — придвинувшись ближе, Дезири чуть наклонилась вперед и мягко прикоснулась поцелуем к бледно-коралловым губам девушки. С одной стороны, она уже давно этого хотела, а с другой — было интересно, как поведет себя Лотта.

+7

43

Сердце замирает от восторга, кажется, что сотня серебряных колокольчиков оживает в груди, когда простой смертный наблюдает за движениями Дезири Мориарти. Томно, почти лениво, скользит она по комнате, грация и красота в каждом изгибе ее тела. Вот и Лотта невольно залюбовалась своей наставницей. Мазель говорила с Шарлоттой, пытаясь развеять ее сомнения. Ей и правда стало легче. Разве может эта блестящая, неземная женщина ошибиться в своем выборе? Она возложила на Лотту свои надежды, а случалось ли такое, чтобы эта вампиресса, что сама привела себя к процветанию, допустила оплошность в расчетах?
«Нужно довериться мазель, — сделала вывод Лотта, приняв во внимание слова Дезири. — Слушать ее советы и перестать пугать себя неизвестностью».
Дезири присела подле нее. Глаза излучали нежность — так смотрят на маленьких пушистых котят. Шарлотте нравилось, когда мазель касалась ее. В этих жестах ей виделась забота, которой так мало выпало на долю девушки. Вот и сейчас, когда Дезири легким касанием завела волосы Лотты за ухо, той захотелось положить свою голову на колени наставницы и наслаждаться ее прикосновениями к своим локонам. Дезири Мориарти, меж тем, рассуждала о поклонницах бульварной литературы, Лотта слушала ее, пристально глядя в глаза и ловя каждое слово.
Пальцы Дезири скользнули по щеке Шарлотты и заключили в плен подбородок девушки, слегка приподняв ее лицо. Неизвестно, хотела ли слушать Лотта свои инстинкты, взывала ли к ним, но сердце ее забилось чаще, едва она взглянула в глаза наставницы, и девушка замерла в ожидании.
— Какая ты у меня все-таки красавица! Не бойся, сокровище мое, все будет хорошо... — дыхание мазель касалось лица.
Шарлотта растворялась в глубине глаз наставницы, что были так близко. Она почувствовала, как мазель придвинулась к ней, и ощутила на своих губах бархатные губы Дезири.
 «Разве это правильно?» — всплыло в сознании девушки.
Но чувства захлестнули ее с головой, поглотив все мысли. Лотта чувствовала манящий запах кожи наставницы, ощущала сквозь тонкую ткань тепло ее тела, легкие прикосновения пальцев к своим щекам. Словно бы что-то надломилось в Шарлотте, сердце ее сжалось в пульсирующую точку, в животе зарождалось щекочущее чувство, что ростком поднималось к груди. И Лотта легонько вздохнула, приоткрыла губы и подалась навстречу Дезири, становясь податливой, как теплый воск.

+7

44

Поцелуй, который Шарлотта подарила своей наставнице, был легким и трепетным, в нем чувствовалась искренность, невинность, нетронутость... Эти несколько минут влажного и нежного соития губ были воистину бесценны. Сердце восторженно екнуло и ускорило ритм своего биения, и это было прекрасно. Дезири чувствовала себя живой как никогда, все эти ласки и ужимки с высокопоставленными клиентами до смерти надоели главной компаньонке. Хотелось чего-то вот такого простого, но в тоже время восхитительного и вдохновляющего.
Язычок вампирессы в последний раз прошелся по губам девушки, словно собирая остатки поцелуя. Нельзя было допустить, чтобы это очаровательное существо напугалось нескромных прикосновений, поэтому для первого раза было вполне достаточно.
— Подумай над тем, чему бы ты хотела научиться в первую очередь — дарить наслаждение или же получать его самой. И то, и то равноценно и важно для компаньонки. Я не требую ответа сейчас, ты вольна думать столько, сколько потребуется. И не бойся быть смелее, когда мы остаемся наедине, моя дорогая, — мазель Мориарти смотрела своей воспитаннице прямо в глаза и улыбалась. Почему-то в присутствии Шарлотты хотелось улыбаться постоянно, от нее струилась какая-то дико позитивная и светлая энергетика — вампиресса чувствовала это каждой клеточкой тела, хотя и не была эмпатом. — Но я заметила, что в последние дни что-то тебя печалит... Ты ходишь задумчивая и отрешенная, раньше не было подобного. А еще мне доложили, что ты не так давно отлучалась из дома ночью тайком, а вернулась уже под утро. Сначала я не придала этому значения, я понадеялась, что Елена поможет тебе справиться с любыми проблемами, но твоя задумчивость никуда не уходит. Что-то случилось, что-то угнетает тебя или тревожит? Мне ты можешь рассказать все.
Рука Дезири мягко сжала ладонь Лотты, наставнице хотелось приободрить ее хоть как-то. Больше всего главную компаньонку тревожило то, что вернулась девушка в крайне... Интересном виде.

+3

45

Шарлотта медленно, словно бы нехотя, открыла глаза. В груди трепетало сердце, как маленькая птичка колибри. Она тонула в лучистых глазах Дезири, в ее улыбке. Но вопрос мазель о ее отлучке вырвал девушку из сверкающего мира неги. Лотта сцепила в замок дрожащие пальцы.
— О, мазель... — девушка даже не пыталась скрыть свое волнение. — Как славно, что вы сами спросили об этом. Признаюсь, я сама, возможно, никогда бы не отважилась завести разговор. Тогда я ушла из дома без вашего на то позволения, — Лотта отводила взгляд в сторону, боясь встретиться с глазами Дезири. — Я желала навестить мать — мы так и не простились с ней толком. Но со мной произошла очень неприятная история. Джон Веймс, мой отчим, последовал за мной и напал в переулке. О, как я виновата, мазель... я была так беспечна, — девушка смотрела на госпожу полными слез глазами. — Он бы убил меня... и даже хуже — лишил бы девичьей чести... если бы Роза не послала мне во спасение одного милсдаря. Он был так любезен, что отвез в больницу Святой Розы, а, потом, доставил домой. Мое платье было испорчено, мне пришлось воспользоваться больничной рубашкой и плащом, что предоставил мой спаситель. Но, как мне кажется, он благородный мужчина, потому никто не узнает о том, что случилось, — Шарлотта волновалась, то и дело вздыхала и запиналась. — Его зовут Урбан фон Трамплтон, мазель. Вам известно это имя?
Лотта взглянула в лицо Дезири и, не заметив там признаков явного недовольства, добавила:
— Наверное, я вызвала у него некий интерес, так как на прощанье он меня поцеловал.
Шарлотта потупила взор и зарделась.
«Стоило ли говорить мазель об этом поцелуе? — девушка не могла поверить в то, что она призналась. Но больше ее удивляло, что этот поцелуй случился, что она позволила вампиру себя поцеловать. — Нет, нельзя таить такое от госпожи. Вдруг нас кто-то видел, и поползут слухи. Пусть уж лучше она узнает о том, что произошло, от меня»

+6

46

Мазель Дезири внимательно слушала свою воспитанницу, не перебивая и не меняясь в лице. Да, сказанное Шарлоттой безмерно удивило главную компаньонку, но это не должно было никоим образом отразиться на их разговоре. Беспечность и наивность ее воспитанницы не знала границ, разве можно было отправиться так смело в одиночку к матери, которая пыталась продать ее какому-то старому борову?! Мысленно глубоко вздохнув, мазель Мориарти сдержанно, одобряюще улыбнулась. То, что она рассказала правду, а не солгала, уже достойно уважения и понимания.
— Моя дорогая, как это было опрометчиво с твоей стороны! Ты могла бы поделиться своим желанием со мной или с Еленой, и мы бы организовали для тебя безопасную встречу с твоей матушкой! — а вот упоминание о рыжеволосом родственнике Елены вызвало у Дезири неясное чувство тревоги. А уж после того, как Лотта призналась, что он ее поцеловал, вампиресса и вовсе поджала губы — явный признак недовольства. Однако, причиной раздражения была не драгоценная воспитанница, а позволивший себе слишком многое «спаситель». Нет, честь ему и хвала за то, что он вступился за девушку, но то, как он повел себя с ней позже... Это просто немыслимо. Ведь он видит, что это человек, что это ребенок, как он вообще посмел?!
— Да, этот милсдарь мне известен... — «Даже слишком хорошо известен, чтобы забыть про это событие», — А как на этот поцелуй отреагировала ты сама? — задумчиво протянула Дезири, пытливо смотря в глаза своему кроткому зардевшемуся ангелу. — Не думай, я не злюсь. Расскажи мне все — что ты почувствовала, о чем думала сразу после, что думаешь об этом всем сейчас.
На самом деле, Урбану повезло, что он не был рядом с Дезири сейчас. Мало ему было всех его любовниц, так еще и невинные души подавай! Одно дело изменять жене с той, которая не надеется ни на что, кроме небольшой финансовой поддержки, другое же — искушать и совращать совсем юных девушек.

+6

47

Вздох облегчения сорвался с губ Шарлотты — она так переживала из-за своего проступка.
 «Мазель не сердится, хвала Розе! Теперь можно забыть все случившееся, как страшный сон», — у Лотты, словно крылья выросли за спиной.
Вопрос же о том поцелуе заставил ее задуматься. Шарлотта отвела взгляд в сторону, пытаясь вспомнить свои чувства, даже неосознанно коснулась своих губ кончиками пальцев, погружаясь в воспоминания.
— Это трудно облечь в слова, мазель. Когда милсдарь приблизился ко мне, я почувствовала каким-то внутренним чутьем, что он сейчас меня поцелует. Это было странно, потому, как меня никогда раньше не целовали, но, словно бы, какой-то голос шепнул мне на ухо «он желает тебя целовать». Тогда я испугалась. Но не самого поцелуя, нет. Наверное, того, что сейчас это случиться. Впервые. Это было странное ощущение — ожидания и отторжения. Я понимала, что это непристойный жест, но его взгляд... мне хотелось продолжения, — девушка улыбнулась и взглянула в глаза Дезири. — Мне не казалось тогда это странным или неподобающим. Когда он поцеловал меня, что-то внутри надломилось — страх ушел, и захотелось быть ближе к нему, к теплу, что исходило от его тела. Мне было легко и приятно, дразнящее чувство, как тогда, когда собираешься открыть рождественский подарок, — Лотта замолчала на миг, подбирая слова. — Я часто вспоминаю о случившемся. Размышляю, что было бы дальше, если бы я не убежала в дом. Что стал бы мне говорить тот милсдарь после. Извинялся бы? Или напротив, возжелал бы большего? Эти мысли заставляют мое сердце биться быстрее. Вы сегодня тоже меня поцеловали. Я думаю, что мне нравится целоваться, — девушка улыбалась. — Наверное, каждый поцелуй, как жемчужина — он так схож и так отличается от других. Но он рождает в моей душе чувство праздника и свободы, это как летать во сне. Вы спрашивали о том, чего я хочу научиться в первую очередь — дарить удовольствие или же получать самой. Наверное, слишком сложный вопрос для неопытной девушки. Но, мазель, мне кажется, что, не познав самому наслаждения, сложно подарить его другому. Это как слепому рассуждать о красках мира, не видя их. Быть может, сейчас во мне говорит не здравый смысл, но юношеский авантюризм, но только такой порядок вещей мне кажется правильным. Только открыв для себя все те чувства, можно одарить ими других, — Шарлотта вдруг замолчала и посмотрела в глаза Дезири, ее ладошка несмело легла на пальцы главной компаньонки. — Мазель, не сердитесь, если я рассуждаю неправильно или, даже, неподобающе. Я даю вам слово, что с этой самой ночи буду говорить с вами прямо и без утайки обо всем, не скрывая самых дерзких мыслей. Потому как вы единственная, кто желает мне добра.
Лотта смотрела на Дезири, эмоции переполняли ее. Она сейчас так остро почувствовала насколько дорога ей эта женщина, как она нуждается в ней, как трепетно ее любит. Шарлотта взяла ладонь вампирессы и нежно прижалась к ней щекой, закрыв глаза.
— Я всегда буду вам верна.

+5

48

От пытливого, внимательного взгляда Дезири не ускользнул этот неосознанный жест воспитанницы, когда она в задумчивости коснулась кончиками пальцев своих губ. Ох, как бы не было беды... Мазель Мориарти мысленно вздохнула и пожелала рыжеволосому бабнику провалиться в преисподнюю прямиком в пасть к Морготу. Таким греховодникам, как он, там самое место! Впрочем, Дезири и сама была по этой части далеко не промах, но ведь это совершенно иной вопрос, верно?..
— Ты юная, цветущая девушка, моя дорогая. Желать любви и тайных прикосновений — вполне понятное стремление для такого возраста. Неудивительно, что тебе нравятся поцелуи, ведь это так волнительно и приятно, не правда ли? — в глазах главной компаньонки мелькнуло странное выражение, некая хитринка, которую трудно было бы уловить неопытному взгляду. — В твоих словах много правды, хотя она и навеяна по большей части интуицией, не правда ли? Но ведь тем она и ценнее.
Несмелое прикосновение к ее мягкой нежной ладони отозвалось где-то в груди приятным щекочущим чувством, мазель Мориарти даже на мгновенье прикрыла глаза, наслаждаясь ощущениями. Шарлотта настолько доверчиво и искренне прижалась к ее ладони своей щекой, что Дезири поняла, что полностью завоевала доверие и любовь своей жемчужины. Ничто не могло порадовать ее больше, чем этот момент, это было незабываемо.
— Если хочешь, мы можем начать прямо сегодня, сейчас. Я долго думала и решила, что буду обучать тебя сама... Ведь самое главное в таком деле доверие, и мне бы хотелось, чтобы тебе было как можно более комфортно, — вампиресса придвинулась к воспитаннице ближе, почти вплотную, пытливо заглядывая в прелестные наивные голубые глаза. — Что скажешь? Только, как мы уже договорились, отвечай без утайки — я все пойму и постараюсь развеять все твои страхи.

+4

49

Что-то витало в этом ночном воздухе. Какой-то неуловимый аромат, заставляющий сердце Шарлотты с каждым ударом срываться в бездну. Комнату наполняла атмосфера волшебства, нереальности происходящего, словно это красивый красочный сон, в котором возможно все. Лотта тонула в бездонных глазах Дезири. Словно это и не она, Лотта, словно это другая девушка, ее зеркальное отражение, сейчас пытается унять бешеное биение сердца, собрать в кучу обрывки мыслей. Взгляд наставницы манил и пугал, как бывает маняща высота крутого обрыва — смотришь вниз, на бушующие волны и сердце переполняет ощущение окрыленности.
— О, мазель... — прошептала Шарлотта. Ее губы вдруг стали сухими, она инстинктивно облизнула их. В горле, казалось, полно песка. Потому говорила она еле слышно. — Я чувствую, что готова. Я доверяюсь вам всецело, прямо сейчас...
Жар поднимался из груди Лотты, иссушая горло, не давая дышать. Что творил с ней этот волшебный ночной воздух? Или это глаза Дезири? Наверное, так себя чувствует роза, готовая явить миру свою сердцевину. Шарлотта ощущала потребность унять эту бурю внутри себя, иначе она задохнется, умрет. Иначе она разразится слезами, не в силах терпеть. Лотта смотрела, не отрываясь, в глаза Дезири, словно во взгляде наставницы было ее спасение. Девушка подалась вперед и коснулась сухими губами бархатных губ мазели.

+5

50

Мягкое прикосновение нежных губ отозвалось в груди приятной теплотой и негой. Для искушенной в плане любовных утех компаньонки такие мгновения были особенно ценны, ведь с каждым годом все медленнее и не охотнее в ней разгоралось пламя страсти. Это, конечно же, не сказывалось на качестве оказанных ею услуг очень редким и важным клиентам, они даже не ощущали того льда, который сковывал ее тело в такие моменты. Даже самые жаркие и страстные объятия наделенных властью и богатством любовников не давали ей того, что сейчас так простодушно и легко дарила Шарлотта. Дыхание неожиданно перехватило, а низ живота требовательно заныл, разгоняя по телу тягучее, приятное до дрожи в пальцах желание.
Полуприкрыв глаза вампиресса с нежностью целовала свою драгоценную воспитанницу, ей приходилось впервые за долгое время сдерживать себя, чтобы не напугать совсем юную девушку неожиданно вспыхнувшей страстью. Пальчики главной компаньонки мягко прошлись по щеке Лотты, очертили точеный подбородок и неторопливо скользнули вниз по лебединой шее. Кожа девушки была шелковистой, будто светящейся изнутри и ощущать это было ни с чем не сравнимым удовольствием.
— Думаю, что мы не будем откладывать такое приятное дело в долгий ящик, — с явной неохотой отстранившись от губ воспитанницы, проворковала Дезири. А руки ее тем временем уже тянули вниз тонкую ленту, развязывая некрепкий бантик на полупрозрачном халате Шарлотты. Еще мгновение, и легкие кружева сползают с хрупкого плеча, обнажая фарфоровую кожу. Некоторое время мазель Мориарти словно бы не решается прикоснуться к своей главной драгоценности, откровенно наслаждаясь открывшимся ей видом, и лишь спустя долгую минуту ее влажные от поцелуя губы едва уловимо прикасаются к нежной шейке. И в это прикосновение вампиресса старается вложить все свои эмоции, все впечатления — и нежность, и страсть, и восхищение, и благодарность. Губы мягко скользят по сияющей коже, пахнущей какими-то медовыми цветами, стараясь обцеловать каждый сантиметр шейки и плеча. — Расскажи, что ты чувствуешь, Лотта, я хочу это знать, — лишь на несколько мгновений Дезири отвлекается от столь приятного занятия, чтобы потом с новой силой и страстью начать ласкать девушку.

+3

51

Ах, если бы только Лотта могла говорить, она бы рассказала своей дорогой наставнице, что внутри у нее распускаются розы, щекоча своими бархатными лепестками ее сердце, и нежно покалывая шипами кончики пальцев. Она бы рассказала, что сотни ночных мотыльков толпятся у горла, мешая нормально дышать, что в жилах ее течет расплавленное стекло, каплями стекая вниз, к животу. Но Лотта не могла говорить. Она растворялась в какой-то невообразимой пучине, отдавалась на ее милость.
Ее ресницы дрожали, отбрасывая тень на щеки, тонкие пальцы искали опору, цепляясь за плечи Дезири, ротик приоткрылся в безмолвном стоне. Каждое прикосновение губ наставницы к ее коже плавило Лотту, словно воск. И она не знала, что будет потом, когда она растечется маслянистой лужицей меж чуткими пальцами Дезири. Но она чувствовала, что это восхитительно, это так, как еще не было никогда ранее.
«Я хочу это знать» эхом вторило сознание Лотты. Словно выбираясь из зыбучих песков, Шарлотта искала ответ.
— О, я не знаю... мазель... — сбивчиво проговорила Шарлотта. Она неосознанно подставляла под поцелуи Дезири свою обнаженную шею, вздрагивая каждый раз, когда губы компаньонки отрывались на миг от ее кожи. — Я словно... словно плыву... это так хорошо. Я не могу рассказать, но... — Лотта открыла глаза, — вы так красивы, мазель.
Ее взгляд приобрел небывалую глубину, подобно морской воде, что становится темно-синей в преддверии бури. Шарлотта дотронулась ладонью щеки Дезири, ее пальцы дрожали, едва касаясь прохладной шелковой кожи. Нежными изучающими движениями девушка очертила губы наставницы и медленно двинулась ниже, ведя своим маленьким пальчиком по округлому подбородку, идеальному изгибу шеи, нежной впадинке ключицы, остановившись лишь у ворота халата.
— Я слышу ваше сердце... — прошептала Лотта.
Не отрывая своих синих глаз от лица Дезири, девушка взяла ладонь вампирессы и прижала ее к своей щеке, прикрыв веки. Затем припала губами к точеному запястью, продвигаясь вверх и осыпая ладонь наставницы поцелуями.

+4

52

[Волкогорье] Замок «Чертоги Инклариса»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (временной скачок в три дня)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

11 мая 1828 года. Вечер.

Как изменяет нас время... Оно нас крутит, вертит, порой меняя до неузнаваемости. За долгую жизнь Елена фон Трамплтон поняла одну закономерность — нельзя прогибаться под кого-то, нужно чтобы этот кто-то шел на уступки тебе. Совсем не важно, как это будет, через постель, через пожатие руки, или легкий поцелуй палец через перчатки — важно, к какому выводу, действию или положительному эффекту это приведет. Это — главный стимул жизни, хотя бы для столь красивой девушки, как представительница клана Трампов. Каждое действие должно привести к какому-то логическому завершению, ибо к Морготу тогда эти старания? Вот, например, милсдарь Энзо... Однозначно ему нужна сильная женщина рядом, сильная, а не хитрая. Елена могла бы принять этот образ, но лишь оболочку, чтобы качественно вести дела в «Бурлеске», но ему, как и всем мужчинам нужна была красивая картинка рядом, и к сожалению, мастерство этой компаньонки тратить лишь на красоту не хотелось бы...
Драго... Овдовевший граф... Он так растерян, так потерян, его хочется непременно обнять и окунуть в пучину страсти, любви и романтики, а что же хочется мужчине с молочными волосами? Страдать по погибшей стерве-жене? Которая, возможно, изменяла, но в тайне любила своего супруга? Или упадать за девчонкой, которая никогда не поймет душу чистокровного вампира?
Или наследник Кафка... молодой, ему так хочется казаться робким, но на самом деле очень собранный и серьезный, мог бы стать для гильдии компаньонок хорошим приобретением, единственное «но» мешает — Елена не должна была влюбиться.
Мужчины так любят путать женщин в своих чувствах и мыслях, что сами потом не понимают, чего хотят, а женщинам становится скучно, что их воспринимают лишь как очередное украшение вечера, утра, ночи.
Милсдарь Эдвард — режиссер «Путешествия на луну» прислал послание в гильдию, где гувернантка Эльза тут же прочитала послание трампессе.
— Очень жаль, я так настроилась, но быть может это и к лучшему... Как раз успеют дошить мое прекрасное красное платье. — произнесла Елена, в мыслях уже планирую, что сегодня нужно отправится и проверить, на какой стадии находится ее наряд у портного.
— Мазель, позвольте, сегодня, перед тем, как отправится по своим делам, леди Дезири оставила вам послание... — бирюзовые глаза компаньонки поднялись к Эльзе:
— И? — выжидательно подчеркнула Трамп.
— Мазель Дезири представляет, насколько вы заняты привлечением новых меценатов для гильдии, но хочет, чтобы в этот раз стали меценатом вы. Она не успевает посетить монастырь Хоминиканцев и отвести пожертвование от гильдии и от наших клиентов... — рыжая ухмыльнулась, поправляя девушку, — гостей, Эльза, гостей. — Эльза покраснела поспешно добавляя:
— Да-да, мазель, гостей. Так же наша леди настоятельно рекомендует вам взять собой охранника Мартина, он уже собирает в пусть все необходимое, так как дорога не близкая. — Елена тяжело вздохнула, накручивая на палец медную прядь волос.
— Да, добираться в одну сторону около суток, как раз успею к тому времени, как подготовят Оранжерею к нашим съемкам. Коль я еду в монастырь, подготовь для меня закрытые дорожные платья, не хочу пугать послушников и монахов своей... красотой. — улыбнулась мазель фон Трамплтон.
Когда все было готово к отбытию Елена поместилась в повозку вместе с Мартином и они отправились в путь.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (спустя почти двое суток в дороге)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  [Малые Пустоши] Монастырь святого Хомы

+1

53

Говорят, что красота — спасет мир, но так ли это на самом деле? А что если: «Красота требует жертв»? И главная жертва — это ты? Тебя могут воспевать, писать на разных полотнах, здесь маслом, там кровью твоих врагов... Тебе посвящают оды, поэмы, белые стихи, из-за тебя происходят войны, солдаты разных чинов, предчувствуя свою кончину мечтают только об одном — прикоснуться к твоим устам, возжелать тебя в последний раз... Будто ты и есть воздух, будто ты есть жизнь! Ты женщина, ты рождена, чтобы даровать свое очарование миру. Не изобретать паровые двигатели, не придумывать, как дотянуть такое желанное, словно чудо, электричество в самые удаленные части города, не строить армию, не упадать за «ненужными», «неблагодарными» и «недостойными мужчинами...
«Никогда!» — подумала Елена, наблюдая, как одна из гувернанток расчесывает ее огненные волосы.
— Осторожней милочка, ощущение, будто вы расчесываете кобылу! — да, здесь невооруженным взглядом заметно, что мазель отнюдь не выспалась сегодня, а быть может нечто или некто другой, так повлиял на ее настроение?
— Ох, простите Елена, что предпочитаете сегодня? — спохватилась девушка, более аккуратно проводя гребешком по кудрявым волосам Трамп.
— Сегодня, Эльза, меня будут снимать в кино. Ты когда-нибудь думала о таком? Словно фотографии, но которые движутся, меняются-меняются... Ну, что ты стоишь, развесив свои прекрасные ушки? Не возьму я тебя собой, как ни проси! — ухмыльнулась Елена, снова поворачиваясь к зеркалу.
— Я должна быть словно богиня Роза, словно королева — единственная и неповторимая.
— То есть вам нужна корона, мазель? — нагибаясь к лицу Елены, и смотря с ней вместе в зеркало, поинтересовалась Эльза.
— А что? — засмеялась трампесса, на ее щеках блеснули проблески румянца. — А я могу! — она немного оттолкнула девушку-служанку и встала с пуфа.
— Как ты считаешь, Эльза, я могу стать королевой? — кружась в легком полупрозрачном домашнем пеньюаре, поинтересовалась Елена, озорно глядя на слегка испуганную девушку, которая явно не ожидала такого поворота.
— Оу, безусловно, мазель, безусловно! — мазель фон Трамплтон остановилась и внимательно посмотрела на девушку, медленно подходя к ней:
— Представь себе, у меня будет дворец, с высокой-высокой башней, множество горничных, которые будут исполнять все мои прихоти, а главное... — рыжая провела тыльной стороной ладони по щеке Эльзы, — ... король — мужчина мечты! — Елена улыбнулась, вовлекая девушку в рассказ, приобнимая ее за хрупкую талию, туго затянутую в корсаж. — Он очень умен, все-таки это самая сексуальная часть мужского тела, хотя... — Трамп провела пальцами свободной руки по шее гувернантки, почувствовав, как учащенно бьется ее пульс, рыжая нашла в это что-то очень соблазнительное, от чего под полупрозрачной тканью ревенантки стали видны отвердевшие соски. — Его плечи, у него большие плечи, очень мужественные, а губы... — прошептала компаньонка в губы Эльзы, — мягкие, теплые, сладкие. — Елена проследила, как пухлые губы девушки приоткрылись в томном ожидании, а веки стали тяжелые, будто наполнились свинцом.
— Рано, дитя мое, рано тебе еще думать про мужские ласки! — прикрывая улыбку строгостью, проговорила Трамп, по-отечески целуя Эльзу в лоб.
Подняв себе настроение маленькой, безропотной и малоопытной Эльзой, Елена все-таки доверила гувернантке свою прическу, а так же облачить себя в прекрасное красное платье из переливающейся парчи. Сегодня не стоило скрывать свою женственность, сегодня стоило показать всем, кто самая прекрасная женщина на съемочной площадке. Трудно сказать, что больше привлекало внимание, оголенные руки или глубокое декольте, а возможно огромный желтый бриллиант «Глаз Дракона», который когда-то был подарен ей поклонником, а теперь красовался на ложбинке компаньонки? «Наследник Кафка, конечно, его подарок!» — подумала Елена, усаживаясь в экипаж.
Она внимательно рассмотрела свои сафьяновые туфельки с золотой вышивкой, убеждаясь, что дорожная грязь не замарала их. «Ну, дорогая Елена, вперед на поиски приключений!» — подбодрила себя компаньонка и экипаж тронулся.

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Главный проспект » Дом компаньонок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC