Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Охота на друзей, или О том, где оные водятся


Охота на друзей, или О том, где оные водятся

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/42-Otygrannye-fleshbehki/31.png
Участники: Людвиг фон Кейзерлинг, Абигайль Клейнхальцберг.
Локация: лес в окрестностях Данцига.
Описание: наша любимая аристократия устраивает веселую охоту в лесу. Вечерами не смолкает музыка, вино льется рекой. И как здесь обойтись без травм? Многие думали, что в бруггианских лесах друзей не водится, но это не так...
Дата: 17 июля 1800 года.

0

31

Ревенантка, слушая собеседника, умудрилась схватить с блюда последнее яблоко и победно улыбнулась. Теперь она чувствовала в себе силы дойти пешком не только до дома, а даже и до самого Дракенфурта. Девушка усмехнулась, недоумевая про себя, почему именно этот город пришел ей на ум, и задумчиво подкинула яблоко, проворно словив, когда то надумало свалиться на землю. Знатные барышни столь искусно изогнули бровки в изумлении, что те стали напоминать крыши от домиков. Аби невозмутимо подбросила фрукт еще раз и вежливо улыбнулась обратившемуся к ней Людвигу. Правда улыбка тотчас же сползла с личика мисс Клейнхальберг, когда барон сжал ее руку. Абигайль с удивлением взглянула на юношу, но ничего не стала говорить, а лишь слегка согнула пальцы, словно пожимая его ладонь.
— Желаю, — как можно равнодушнее произнесла девушка и слегка прищурилась. Ощущение того, что барон Кейзерлинг читает мысли, ее не оставляло ни на секунду. И казалось, что если не дать Людвигу заглянуть в глаза, то он ничего и не сможет прочесть.
С легкостью поднявшись из-за стола, Аби взяла ревенанта под руку и негромко предложила:
— Ведите, Людвиг. Я же не знаю, где этот ваш ручей находится.
Судя по неприятному покалыванию между лопатками, аристократки испепеляли взглядами спину Абигайль и желали ей вслед что-то крайне нехорошее.

+1

32

Людвига так и подмывало ускорить шаг, но под давлением придирчивых дворян, фон Кейзерлинг сдался. Он вел Абигайль под руку столь величественно, что даже короли могли бы позавидовать этой паре. Когда из лагеря уже не доносился звон посуды и хохот мужчин, Людвиг ускорил-таки шаг и вскоре стоял на холме, что окрестили Восточным. Абигайль только и поспевала за шустрым бароном.
На холме росла трава, заметно притоптанная охотниками. Людвиг озирался несколько минут, а когда убедился, что стрелки еще не залегли здесь, довольно улыбнулся девушке и предложил сесть на пень.
С верхушек деревьев пели соловьи, наполняя округу приятными слуху мелодиями. Людвиг встал на одно колено и тихо проговорил:
— Знаете, эти, мм, благородные вампиры наверняка будут судачить о нас. Мне стыдно, что я втянул вас в эту историю. Очень стыдно. Я пытаюсь все исправить, но выходит только хуже. Утром вы были в их глазах незнакомкой, которую мы подобрали на дороге. Сейчас — вы моя невеста. Это они так думают, — виновато ответил Людвиг на возмущенный взгляд Абигайль.
Тут на холм влез сопящий мужчина с длинной бородой и ружьем за спиной. Барон фон Кейзерлинг обратил на него уничтожающий всея и всех взгляд, и простолюдин немедля скрылся в ближайших кустах. Ревенант развернулся к девушке.
— Я не говорю, что вы не привлекательны или недостаточно благородны, нет. Вы прекрасны, и заслуживаете любящего мужа не меньше тех дам, что сидят за обеденным столом, — оправдывался Людвиг.
Подсознательно он понимал, что от первоначальной темы ушел далековато, но так запутался в собственных словах, что просто не мог вернуться к сути беседы. Посему решил высказать вслух внезапно промелькнувшую мысль.
— Я вот о чем: знаю, что наверняка получу гневный отказ, но все же попрошу вас оказать мне честь и составить компанию во время охоты. Буду очень признателен, потому что ни с кем, кроме вас, я не чувствую себя так свободно и легко. — Людвиг вновь взял миниатюрную ручку девушки в свою ладонь и выжидающе застыл, преклонив колено.

+2

33

С достоинством идущий Людвиг мгновенно ускорил шаг, как только лагерь скрылся за густыми кустами, и пьяные голоса стали доноситься менее отчетливо. Аби сначала стала чаще семенить, а потом и вовсе ей пришлось побежать, чтобы в таком красивом, но неудобном платье поспеть за ревенантом. Впору было возмутиться таким невниманием к ее персоне, но девушке стало интересно, зачем барон ее увел от гостей, поэтому она молча следовала за ним, изредка спотыкаясь и тихо ругаясь сквозь зубы. Оскорбить своим поведением спутника мисс Клейнхальцберг не боялась — давно уж мог понять, что она не знатная барышня и в разумных пределах ведет себя так, как считаем нужным...
Барон Кейзерлинг наконец выбрал какой-то ничем не примечательный холм, где ручья не было и в помине, и бережно усадил ревенантку на старый пень. Последняя, заподозрив неладное, тотчас же нахмурилась и вопросительно посмотрела на Людвига, показывая, что тянуть с объяснениями не стоит. Барон и не стал тянуть — он примостился на одно колено, и его лицо приняло такое одухотворенное выражение, что первым желанием Абигайль сбежать с этой поляны куда подальше, в идеале — домой. Юноша тем временем стал тихо бормотать про сложившуюся ситуацию, не замечая с каким ужасом девушка смотрит на говорившего. Когда Людвиг закончил свой пламенный монолог, прерванный на середине появлением какого-то местного охотника, но все же успешно завершенный, Аби с трудом подавила облегченный вздох. Она уже сообразила, что замуж ее пока не зовут, а всего лишь предлагают побыть невестой на время. Мисс Клейнхальцберг строго взглянула на собеседника, задумчиво пошевелила пальчиками в ладони барона и снисходительно улыбнулась:
— Я согласна, господин Кейзерлинг, но с одним условием. После охоты вы отвезете меня домой и будете делать все, что угодно, лишь бы избавить меня от нудных нотаций моего учителя. И вот что еще...
Абигайль встала, освободила свою руку и сердито ткнула в платье пальчиком:
— Не заставляйте меня наряжаться в это. Я намерена провести время с удовольствием, а в платье это невозможно.

+1

34

После слов Абигайль, Людвиг просиял и радостно подскочил, чуть не сбив девушку с ног. Первые минуты он глуповато смотрел на зеленоглазую ревенантку, а очухался от кашля сидящего в кустах стрелка.
— Ну что же, сейчас найдем вам одежду по удобней, — барон почесал подбородок и схватил девушку за руку. — Пойдемте, скоро начнется охота. Нужно успеть переодеться и отдать необходимые распоряжения касательно вашего снаряжения. Ну же, не медлите, мисс Клейнхальцберг. — И он повел, вернее сказать потащил ее в лагерь, напрочь забыв о намерении прогуляться к ручью. На пути им несколько раз встречались группы стрелков, идущие занимать позиции в лесу. В эти моменты парочке приходилось принимать величавые позы и со скучающим видом прогуливаться по направлению лагеря. Когда же на тропе никого не было, Людвиг буквально тащил Абигайль на себе, перенося ее на руках через ямы и другие неровности почвы. Он старался делать это как можно нежнее, чтобы не задеть самолюбия ревенантки.
Вскоре они услышали крики слуг и топот лошадей — группы загонщиков готовились к выезду. Не обращая внимания на недовольные оклики, вызванные долгим отсутствием барона, он быстро прошмыгнул в свой шатер, ведя за руку Абигайль. Возможно, девушке казался ненужным постоянный контакт их ладоней, пусть и в перчатках. Ведь она могла бы и без поводыря дойти до палатки старшего Кейзерлинга, но Людвиг испытывал странное ощущение спокойствия и благополучия в душе, когда держал маленькую ручку. Именно поэтому он не отпустил ее и в шатре, отдавая приказания Бруно и другим слугам.
— Снарядите Павлина всем необходимым, мисс Клейнхальцберг поедет на нем, — громко инструктировал барон.
— Она поедет на самом лучшем коне вашей конюшни? — возмутился Бруно.
— Да, и еще: тот костюм ручной работы, что я собирался преподнести в дар любимой кузине после охоты...
— Вы имеете ввиду женский охотничий костюм, который шили так долго?
— Именно. Я передумал дарить его кузине. Теперь он переходит во владение мисс Клейнхальцберг. Ты отвечаешь за все, — грубовато закончил Людвиг, увидев округлившиеся глаза Бруно. Другие слуги испуганно молчали. Фон Кейзерлинг не мог позволить благородным барышням усмехаться над его спутницей. Он готов был сделать все, чтоб она выглядела лучше них. Барон поклонился Абигайль и вышел из шатра. Ему еще надо было переодеться и подготовить для себя коня взамен Павлина. Что ж, Вальтер будет в ярости.

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (06.07.2011 00:20)

+1

35

Барон Кейзерлинг так возликовал, услышав согласие ревенантки, что последняя даже на мгновение усомнилась — а стоило ли соглашаться? Но потом выкинула из головы ненужные мысли и послушно поторопилась за спутником, который по всей видимости вновь забыл, что Аби была в пышном платье, которое сковывало движения. Людвиг постоянно оборачивался на и так торопящуюся изо всех сил девушку, а в некоторых местах и вовсе подхватывал на руки, помогая преодолеть небольшие препятствия на тропе к лагерю. Мисс Клейнхальцберг в такие моменты лишь иронично усмехалась — она догадывалась, что такая бережность по отношению к ней вызвана не нежными чувствами барона, а желанием сократить время их пути, в котором и так возникали нежелательные задержки. Благородному юноше не пристало бегом прогуливаться с барышней, поэтому пара чинно сбавляла шаг, встречая кого-либо на дороге, и о крайне вежливо начинала обсуждать погоду. После третьего прохожего Абигайль в очередной раз повторила «да, немного дождя не помешало бы» и сдавленно фыркнула, чувствуя себя единственным разумным созданием в этом мире аристократов...
Наконец ревенант, игнорируя все оклики слуг и гостей, затащил ее в свой шатер, не давая сделать и шага в сторону. Впрочем, Аби и не старалась освободить свою ладошку — так она чувствовала себя защищенной от неприязненных взглядов местной знати и их злого шепота. Пока Людвиг раздавал последние указания, девушка упрямо разглядывала подол своего платья, ощущая неодобрение даже слуг барона. «И что я тут делаю?» — с легкой тоской подумала она, даже не замечая, что с силой сжала руку своему «жениху». Но Абигайль была бы не Абигайль, если бы так просто сдалась и скромно отправилась домой. Ревенантка действительно не понимала, чем она хуже знатных барышень, и задалась целью доказать этим напыщенным аристократам, что вполне может быть достойным членом их общества.
Людвиг поклонился и вышел из шатра, а мисс Клейнхальцберг гордо подняла подбородок и стала переодеваться в любимую одежду. Делала она это не спеша и с таким достоинством, что двое служанок, помогающие ей, даже побоялись многозначительно переглянуться, хотя до этого они вознамеривались еще и шепотком обсудить даму сердца своего господина.

+1

36

— Ай! Чтоб тебя! — выругался Людвиг, пробираясь сквозь колючие кусты терновника. Барон порядком исцарапал не только редингот, но и лицо, а в волосы впутались листья. И угораздило же его коня забраться на Восточный холм с этой стороны ручья! Теперь фон Кейзерлингу приходилось прокладывать путь через терновник, ибо другого он не видел. Странно, как только изобретательный конь нашел иной путь. Людвиг поглядел на животное сквозь ветви и проворчал:
— Ухмыляйся, ухмыляйся. Вот доберусь до тебя, получишь. Наглец, заставил меня лезть через терн!
Абигайль исчезла из виду — наверняка нашла обходной путь. «Один я, как дурак... А ведь хотел время сэкономить».
Полчаса назад, по сигналу лесного оркестра, началась охота. Две группы загонщиков отправились на поиски и выгон кабанов на стрелков в засадах. По лесу все еще были слышны звуки дудок, рогов и прочих инструментов. Ржание лошадей и крики проскакивали меж деревьев чуть чаще. Людвиг со спутницей отделились от своей группы минут десять назад и направились к Восточному холму, где находились стрелки и небезызвестный оркестр. Они ехали вдоль ручья, намереваясь зайти на холм с тыльной стороны, как вдруг конь барона взбунтовался и скинул наездника. Благо, фон Кейзерлинг упал в требуху, оставшуюся от сгнившего дерева. Абигайль, верхом на Павлине, рванула за непокорным конем, а барон решил сократить путь через кусты терна.
— Наконец-то, — Людвиг отряхнул костюм и стер тонкие струйки крови с лица. Конь как ни в чем не бывало пасся у подножия холма. Абигайль же слезла с Павлина и повела белоснежного жеребца на холм, где весело шептались мужские голоса. Когда стрелков и музыкантов от Абигайль отделяла лишь густо разросшаяся бузина, барон нагнал свою спутницу.
— Мисс Клейнхальцберг, — отдышавшись, сказал Людвиг, — скоро сюда выгонят диких кабанов, так что мы будем в центре событий. — Он взял девушку за руку, уже в который раз ловя себя на мысли, что это ему нравится. Абигайль отпустила поводья и развернулась к старшему Кейзерлингу. Изумрудные глаза сверкнули, на миг ослепив разум барона. Он быстро наклонился и поцеловал девушку в губы. Кто-то хихикнул из-за кустов, звякнул упавший металлический рог. Когда их уста оторвались друг от друга, Людвиг готов был получить пощечину, а то и несколько. Хотя барон и сам еще не понимал, зачем поцеловал Абигайль, но знал — это того стоило. К счастью, а может быть, к несчастью, но их «милую беседу» прервал дикий визг. На холм вбежал разъяренный вепрь, тот самый, которым пугали детей в окрестных деревнях. Огромный, с бурой шерстью и чем-то вроде темной гривы на спине, он выскочил на середину холма и нацелил внушительных размеров клыки на пятую точку дирижера. Его подопечные с воплями и смехом начали разбегаться кто куда. Стрелки растерялись, ведь вепрь бегал среди вампиров, и его невозможно было подстрелить. Слишком велика опасность прошить пулей какую-нибудь музыкантскую попу.
Людвиг не стал ждать, пока озлобленный кабан захочет познакомиться с ним и его спутницей, посему легонько подхватил девушку на руки и понесся прочь. Коней уже и след простыл. «Хитрые нынче звери пошли» — буркнул молодой ревенант. Вопли, крики и ругань вскоре дополнили выстрелы и топот коней — одна из групп загонщиков возвращалась за добычей. Людвиг же бежал столько, сколько позволила его физическая форма. В конце концов, он вместе с Абигайль свалился в полную сухой травы канаву.
— Фуух, вот это пробежка, — выпалил он. А про себя подумал: «Что ж, настал момент истины».

+1

37

— Убью, — нежно пообещала спутнику Абигайль, впрочем не делая даже попыток исполнить угрозу. Она вполне уютно расположилась на ревенанте и теперь любовалась солнечными лучами, которые изредка проникали сквозь густые кроны деревьев и прыгали зайчиками по зеленым листьям.
... А убивать барона Кейзерлинга действительно было за что. В самом начале охоты он вновь ухитрился свалиться с лошади, изрядно напугав девушку своим падением, а потом и вовсе пропал на какое-то время, пока его спутница ловила непокорного коня. Аби благополучно добралась туда, где собрались почти все гости братьев, и успела прийти в нехорошее расположение духа, ожидая Людвига. Почему-то его отсутствие другие охотники восприняли как сигнал к действию и весьма ясно намекали ревенантке, что не прочь с ней поразвлечься после охоты. От грубости ее удержала лишь просьба нового знакомого о поведении, которое подобало бы его невесте. Поэтому мисс Клейнхальцберг лишь вежливо улыбалась на все комплименты и примитивные шуточки вампиров, изредка сквозь зубы желая провалиться очередному ухажеру, а так же и пригласившему его господину Кейзерлингу. Когда терпение девушки иссякло окончательно, барон все же явился — изрядно помятый, поцарапанный, но живой и внешне почти невредимый. Он придержал Абигайль за руку, а когда она обернулась, притянул к себе и нежно поцеловал. От неожиданности ревенантка замерла и не делала попытки отстраниться. Вместо этого она едва заметно улыбнулась и прикрыла глаза, стараясь не думать о том, что сейчас на них таращится добрый десяток охотников. Сей лирический момент был нагло прерван диким кабаном, которому конечно же не было никакого дела до собравшихся и уж тем более — до парочки, что стояла обнявшись и не обращая внимания на окружающих. От визга животного Аби вздрогнула и уже привычным жестом схватила ревенанта за рукав, словно требуя защитить ее. Людвиг оглянулся, а потом неожиданно подхватил свою спутницу на руки. Девушка не стала возмущаться, а лишь обняла его покрепче и зажмурилась — ей совсем не хотелось смотреть, как мелькают деревья. За их спинами остались крики, хохот, ругательства... А вскоре тишина полностью окутала их двоих. Слышно было лишь прерывистое дыхание барона и тихий шелест листьев под его ногами. А потом Людвиг выдохнул и, бережно прижав к себе Абигайль, свалился с ней в кучу опавших листьев...
... И вот теперь они довольно долго просто молчали, если не считать обещания мисс Клейнхальцберг лишить барона жизни, и смотрели на голубое ясное небо, щурясь от нагло скачущих солнечных зайчиков. Наверное, нужно было что-то сказать более вежливое и выразить благодарность за прекрасно проведенный день, но Абигайль полагала, что лежа на юноше в какой-то канаве посреди леса, можно обойтись и без церемонных речей. Вместо этого она неожиданно даже для самой себя провела пальчиком по щеке Людвига и аккуратно прикоснулась своими губками к его устам...

Отредактировано Абигайль Клейнхальцберг (09.07.2011 22:27)

+3

38

Людвиг тяжело дышал и лихорадочно соображал, каким образом теперь извиняться перед дамой, как она прикоснулась к поцарапанной щеке барона, а потом приникла к его губам. От столь неожиданного и сладостного ощущения фон Кейзерлинг даже задержал дыхание. А потом закрыл и глаза. Сквозь веки прорывались яркие солнечные лучи, шелестела трава. Чуть слышно ругались охотники там, далеко, на холме. Руки безвольно висели по бокам, и Людвиг пристроил их на талии и затылке девушки. Ревенант вдруг почувствовал невероятное душевное спокойствие, сладкую истому. Все звуки стихли, и слышно было лишь барабанящее в груди сердце.
— Прошу прощения за все, что случилось, — наконец вскочил Людвиг. Он, как истинный джентльмен, помог встать девушке и отряхнул ее, а потом и себя от листьев и травы. Старший Кейзерлинг старательно подавлял желание поцеловать девушку. Целовать ее вновь и вновь, любить ее. Тонуть в этих зеленых омутах, ощущать чудный запах волос. Чувствовать биение ее сердца и дрожь женского тела. Прикасаться к бархатной коже ревенантки.
Абигайль улыбнулась, а Людвиг сменил сияющее выражение лица на кислую мину и протараторил:
— Забудем все, что сегодня случилось. Я сделал ошибку, вы тоже. К сожалению, сейчас я не могу подарить вам свою любовь, мое сердце еще не оправилось от потери. Потери моей любимой, — он помолчал. — Именно поэтому я предлагаю вам просто дружбу, а сегодня... сегодня ничего не случилось — будем считать так. После ужина я отвезу вас домой, где сделаю все, чтобы оградить вас от нападок учителя и ваших достопочтенных родителей. Надеюсь, мы останемся хорошими друзьями, Абигайль, — он одарил девушку лучезарной улыбкой и повернулся к лесу.
Вечером они отужинали. Ели исключительно подстреленных кабанов. Да еще и при свечах. Дамы бросали укоризненные взгляды на Людвига, и полные злобы — на Абигайль, что сидела подле барона. А мужчины во главе с Вальтером горячо обсуждали неудачу в поимке того самого вепря, что поддал дирижеру оркестра. Его так и не поймали. В смысле — кабана. Людвиг лишь порадовался такому стечению обстоятельств, ведь вепрь сделал быть может лучший подарок в его жизни. Он поспособствовал сближению барона с прекрасной зеленоглазой девушкой. К слову, они с Абигайль весь вечер держались за руки. А после ужина он повез ее верхом на Павлине домой. Спутники молчали, любуясь полной Луной. Для двух ревенантов ее лучи в ту ночь были теплее солнечных.
Много позже они продолжали общаться разве что через письма, надеясь когда-нибудь встретиться. У Людвига возникли семейные неурядицы, и он не имел возможности посетить Абигайль. Но не терял надежды...

Флешбэк отыгран

Отредактировано Людвиг Фон Мессе (10.07.2011 00:03)

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Охота на друзей, или О том, где оные водятся


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC