Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » [Равена] Королевский дворец » Западное крыло


Западное крыло

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/34-Ravena-Korolevskij-dvorec/3.png

Окна этого крыла выходят с западной стороны на казармы, с южной — на реку Эбро, с восточной — на парадный двор.

  Подлокации:
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [1 этаж] Королевская библиотека
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [2 этаж] Покои королевской семьи №№ 2–8
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [3 этаж] Будуар королевы
Покой, состоящий из двух частей, соединенных арочным проемом. Самое заметное в обстановке первой части — необъятная кровать с нависающим над ней балдахином, что скрывает королеву от прямых солнечных лучей, способных помешать ее сну. Рядом с кроватью стоят два ночных столика, а в изголовье на стене красуется герб. Другая часть покоя может похвастаться камином, диваном и парой кресел, туалетным столиком, комодом и еще несколькими предметами мебели. Весь будуар выполнен в приятной прохладно-светлой гамме, каждая деталь его дышит легкостью и изяществом. Окна выходят на парадный двор.
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [3 этаж] Опочивальня короля
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  [3 этаж] Детские комнаты № 1 и № 2
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

[1 этаж] Королевская библиотека
-----------------------------------------------------
В какой-то момент Полю показалось, что у него заворачиваются веки, а пальцы приобрели странные гротескные формы. Не то чтобы мальчишка вообще мог оперировать подобными словами, но все то, что раньше глухо ударялось о щит его непробиваемой тупости, внезапно начало просачиваться в самое существо. Сиречь шибко умным себя почувствовал оборванец, от силы три книги... да что там! И тех не прочел.
Благоговейно выпучив глаза, Поль наконец выдохнул:
— А еще осталось?

0

2

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Легкий ветерок скользнул в окно большей отделанной дорогой утварью комнаты, и остановился у подола пышного платья из иссиня-чёрного шелка, украшенного дорогими камнями; бриллиантами, сапфирами и черным жемчугом, так красиво изогнутым у самого края длинного шлейфа. Хозяйка столь великолепного одеяния стояла у большого распахнутого окна, вид из которого открывал вишневый сад, и лазурное небо, отражающееся в тихой глади озера прямо под окном. Теплый утренний ветер коснулся белоснежной кожи королевы, запечатлев влажный поцелуй на ее устах. Синие, как водная гладь и необъятные как сама бездна очи ее сомкнулись, а розовые бутоны губ чуть распахнулись, принимая ласки ветра. Вдох... выдох... вдох... выдох... Ее трепетные длинные ресницы чуть дрожали, словно пытаясь сдержать ту жгучую боль, что таилась в душе. Рассыпанные по плечам золотые локоны на фоне ясного солнца, стали чуть светлее, окончательно довершив ее сходство с ангелом. А томное, опечаленное лицо, даже сейчас не могло утратить своей магической красоты. Она была прекрасна. Прекрасна как последний луч солнца, перед необъятной тьмой, как песнь соловья, возвещающая о начале лета или луна, что была музой для всех поэтов мира. Она просто была. Вдох... выдох... вдох... выдох... Глаза королевы распахнулись. Они, что когда-то были открыты миру, любви, и сладости жизни, утратили былую прыть. В них поселился холод, что пронизывала каждую клеточку тела от кончиков пальцев, до густой копны волос. Изабелл держалась. Она не спала уже второй день. И с каждым днем силы покидали это измученное тело. Каждое утро она слышала погребальный звон колоколов, но не одна слеза не коснулась этих бледных щек. Вскоре неделя траура, по усопшим должна была подойти к концу, и уже сейчас, ее уговаривали снять черные одеяния, ибо народ должен видеть королеву во здравии и с новыми силами. Одна мысль о том, чтобы снять траур ужасала ее. Она отвечала сжато, сухо, однако, не упуская главной мысли, что не намерена снимать черного как минимум год, как полагалось вдове. Обессилев, она отошла от окна, и опустилась на позолоченное кресло. Несмотря на душевные муки, что грызли Изабелл изнутри, не одна слезинка не упала на украшенный розами корсет ее платья, даже после того как перед взором проплывали картины похорон. Одна процессия за другой рвали ее сердце, тупым ножом. Она подняла взор, устремив горящие сухие глаза к «небу».
— За что? — прошептала королева. — За что?
— Ты сильная! Ты справишься... — сквозь пространство и время послышался голос Вольфганга. Голос, что до сих пор заставлял трепетать ее сердце, был как никогда ласков с ней, словно сам он стоял рядом, положив руки на ее хрупкие плечи. Плечи, от которых зависела судьба целого государства и двух влиятельных кланов. Она уже не раз падала и поднималась, и с каждым разом становилась лишь сильнее. И как бы сильно судьба не била эту женщину, она всегда гордо переносила все тяготы жизни, нося голову, как истинная королева, без страха и упрека, властная и красивая, истинный Фортунат, истинный потомок Старшей крови. Каждый пережитый момент и каждое предательство лишь закаляло ее, как огонь закалял сталь. Но при всей силе воли, и умение держаться она оставалась хрупкой женщиной, мечтавшей утонуть в теплых мужских объятьях, пообещавших ей защиту от всех бед. Оба ее мужа были мертвы, и все чаще она задавала себе вопрос: «за что?!». Неужели, небо наказывает ее, забирая дорогих ее сердцу людей? Сейчас Изабелл не чувствовала вкуса к жизни, она не ела уже сутки, не желая притрагиваться к пище. Создавалось впечатление, словно сейчас, она опустила руки, сдалась, не желая больше бороться. Тело ее, находилось в этой комнате, но мысли блуждали, где — то далеко этого места, на просторных лугах Орлея.
В дверь постучались, и в комнату вошла служанка королевы:
— Ваше величество, — произнесла девушка. — Ваш завтрак.
— Я не голодна, Беатрис, — прошептала она пересохшими губами, — я ничего не хочу...
— Но Ваше величество... Вам... — остановилась Беатрис, не договорив фразу до конца. Королева остановила ее, на полуслове всего одним взмахом руки.
— Я желаю побыть одна, — чуть тише сказала королева, по-прежнему смотря в сторону окна, за которым щебетали птицы.
Служанка замолчала. Она поставила поднос на тумбочку и удалилась. А королева продолжила сидеть в комнате, не желая никого видеть или что-либо слышать.

Отредактировано Изабелла Рей (01.06.2011 06:22)

+2

3

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------

Начало игры
Мужчина в черном плаще шел по коридору настолько быстро, что тяжелая темная ткань трепетала за плечами. Он тоже носил траур — вся страна оделась в черные цвета, оплакивая своего короля. Хотя он носил траур не по нем, а скорее по той женщине, которой выпало несчастье быть дважды вдовой и единожды — королевой. Твердая поступь его была тяжелой, что немудрено при его комплекции. Дважды на пути в покои статного вампира настигали посыльные, которых он внимательно выслушивал, а потом отсылал прочь. Вести были обнадеживающими: восстановление шло полным ходом, банки согласились дать крупную ссуду взамен на гарантию своей безопасности и правления королевы, мирная жизнь налаживалась. Потихоньку, конечно, стали выползать недовольные, но Максимилиана это не волновало — его опыт говорил ему, что это — обычное явление, преодолеть которое будет проще всего.
Утро занималось за высокими окнами холодным светом. Вампиру подумалось, что его дочь уже должна была проснуться, ведь ее беспокойный сон редко длился больше шести часов. А вот состояние Изабеллы его волновало больше: наверняка ведь опять не спала всю ночь, боясь сомкнуть глаз и во сне увидеть картины, долго преследующие ее. Наконец, он добрался до нужной двери, из которой как раз выходила служанка. Завидев Брауна, она присела в реверансе и извиняющимся голосом прошептала:
— Королева желает побыть одна... милсдарь...
Мужчина приосанился, а потом похлопал ее по плечу:
— Я знаю, Беата. Тем не менее, я обязан докладывать ей все. А ты можешь идти, — тон его не предполагал возражений, из-за чего бедная девушка вынуждена была спешно ретироваться от дверей своей госпожи. Максимилиан предполагал, что Изабель слышала их маленький разговор, во всякому случае, его она слышала уж точно. Поэтому, толкнув дверь своей крепкой ладонью, он начал с порога:
— Да, Изабелла, я знаю, что ты сейчас скажешь, чтобы я не приходил сюда снова и не тревожил твой покой, что ты не желаешь меня слушать, но, прости, я должен это делать. Должен. Моя девочка, и ты не должна забывать о своем долге.
Звук его шагов упрямо поглощал ворсистый ковер, из-за чего они звучали приглушенно и сдавленно. Мужчина остановился в нескольких шагах от своей королевы, осиянной лучами восходящего солнца. Она была прекрасна, насколько может быть прекрасной женщина, поглощенная своим горем. Печаль делает этих существ выразительнее, делает их взгляд пронзительным, наделяет его даром речи и дарует возможность повествовать о глубинах истерзанной души. Максимилиан поражался — Изабель не пролила ни единой слезинки, и сейчас ему казалось, что все эти рыдания скопились на дне ее зрачков, в их бездонных антрацитовых глубинах. Он готовы был отдать все, лишь бы излечить это горе, но, увы, сознавал свое бессилие. Это угнетало его. Несколько растерянное выражение коснулось его глаз, обеспокоенность легла печатью на сухие капризные губы. Он стал на одно колено, склонился в поклоне, почти припадая к земле, сипло прошептал:
— Моя королева...
Не его. Максимилиан отлично осознавал то, что Изабель не могла принадлежать ему. Сейчас она была всецело во власти своего траура, который настиг ее внезапно, когда Смерть легкой рукою унесла всех тех, кого она любила и кем дорожила. Тех, кто составлял основу ее жизни. Но в глубине души своей он перед лицом Святой Розы поклялся, что будет защищать и оберегать ее до конца своих дней. Встав с колена, он отряхнул камзол, и несколько рассеянно, но твердо промолвил:
— Моя королева, смею вам доложить, что страна поднимает свою голову. Кризиса не предвидится, тех средств, что остались в казне и что ссужены нам банками, хватит на восстановление столицы и регионов. Народ желает вам выздоровления и высказывает надежду вскоре увидеть вас.
Пока он говорил, его взгляд блуждал где-то в стороне, скользил по стойке балдахина, по портьерам, но как только голос его оборвался, непроглядно черные глаза вперились в лицо Изабеллы. Почти мгновенно острая боль пронзила его чуть ниже спины — она выглядела настолько измученной и изможденной, настолько усталой, что он едва не сорвался. Ему было действительно больно видеть эту великую женщину в таком состоянии. Судорожно выдохнув, Максимилиан сделал шаг по направлению к ней, наклоняясь вперед:
— Изи... девочка моя... я знаю, что тебе тяжело... но... но я же рядом... умоляю тебя, не разбивай мое усталое сердце, поешь хоть немного. Я знаю, пища для тебя на вкус что пепел и прах, но... прошу. Ради меня.
Потянувшись, он взял ее хрупкую руку, обняв своими крепкими мозолистыми ладонями, и сжал пальцы, согревая безжизненную длань королевы своим теплом. Лицо его выглядело строго и твердо, что статуя, вытесанная их гранита, но в глазах мелькало беспокойство. Внезапно он почувствовал резкую саднящую боль в правой руке, где-то ближе к пальцам. Опустив глаза, он с удивлением обнаружил, что по руке королевы, по ее тонкому запястью сочится кровь. Отдернув руку, Максимилиан обнаружил небольшой порез — видимо, поранился где-то, но пока края раны не разошлись от сжатия, кровь не пошла. Мужчина виновато посмотрел на Изабель, а потом спешно отвернулся, дрогнувшим голосом просипев:
— Простите, миледи...

Отредактировано Максимилиан Браун (02.06.2011 23:21)

+2

4

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Она даже не повернулась на голос Максимилиана, оставаясь в одном положении, словно фарфоровая кукла, служившая украшением этой комнаты. Некогда теплые глаза королевы сейчас напоминали две холодные льдинки, в глубине которых таилась глубокая душевная боль. Изабелл продолжала сидеть в кресле, смотря в одну точку. Мысли ее блуждали по закромам прошлого. Одна картина сменялась другой, и с каждым разом держаться становилось все тяжелее. Ей хотелось рыдать, кричать, рвать одежду, бить посуду, но она по-прежнему оставалась в одном положении, не в силах даже заговорить. Прежняя Изабель умерла. Ее душа витала далеко от этих мест, где-то в родных краях Филтона. Но кто тогда эта холодная леди, с отсутствующим выражением на прекрасном лице? Она и сама не знала, кто теперь...
Мужчина продолжал говорить, но его слова утопали в безмолвной тишине покоев, до тех пор пока он не взял руку королевы в свои и она не ощутила легкий аромат, заставивший ее повернуть голову и посмотреть на него. Но взгляд этот был не таким, как обычно. Кровь ударила в виски и застучала тупым молотком. Запах становился все сильнее, пробуждая еще больший интерес, пока она не поддалась животному инстинкту.
— Кровь, — прошептала Изабель, чуть прикрыв глаза и сделав глубокий вдох. Этот аромат сводил ее с ума... Она притянула руку Максимилиана и поднесла ее к своим губам, коснувшись кровоточащей раны. Этот букет, из разных оттенков... Ммммм... Он был волшебен... Сначала она просто облизала рану, слизав кровь, а затем запустила острые клыки, погрузившие обоих в иной мир...

Видение Изабеллы

«Это напоминало лихорадочные видения. Она брела по дороге из трупов, утопая в их вязкой крови. Этот запах возбуждал ее воображение куда сильнее аромата цветов. Неясный лунный свет падал на их искалеченные тела, застывшие в тех позах, в которых их застала смерть. Совсем недалеко от нее возник силуэт волка. Он взглянул на нее, сверкнув тусклым огнем желтоватых глаз, прежде чем растворится в лунном свете. Где-то каркнула ворона, и послышался приглушенный стон. Трупы начали оживать и тянуть к ней свои окровавленные руки. Она снова и снова видела волчью тень, и глухое рычание в симфонии ночи. Подул легкий ветер, и хотя это было лишь видение, она явственно чувствовала, как он касается ее лица и треплет подол белого платья. Она зажмурила глаза. Прикосновения ветра переросли в страстные ласки мужчины, чьи чувственные губы и сильные руки сулили доселе незнакомое блаженство. Теперь она была обнажена и лежала на алых шелковых простынях необъятного ложа. Он целовал ее шею, нежно покусывал мочку уха, пока его руки блуждали по ее телу, от бедер до талии, вновь и вновь заставляя ее содрогаться от восторга. Его запах кружил ее голову, не меньше крепкого вина. Она вновь услышала порывистое волчье рычание, вырвавшееся из груди мужчины, заставившее глаза распахнуться. Распахнув их, она узрела его лицо, но даже теперь ее не смущало то, что они делают, словно желание затмило всякий стыд. Это был Максимилиан. Его руки блуждали по ее телу, и его уста доставляли блаженство, а глаза светились волчьим блеском. Их уста сплелись в едином поцелуе, столь страстном, что из губ обоих засочилась кровь, согревавшая их тела. Радужка ее глаз обрела золотистый отлив, а зрачок стал гораздо уже обычного, напоминая чем-то кошачий.
— Ты часть меня, а я часть тебя... — послышался мужской голос, утонувший в глухом стоне».

Ее опущенные ресницы дрогнули, а глаза распахнулись. Она подняла затуманенные страстью очи и отпустила руку Максимилиана, коснувшись тонкими пальчиками своих губ. Ее взгляд стал куда теплее. Изабелла знала, что он видел то же видение, поскольку сила крови была велика. Однако не знала, чувствовал ли он то же. Ее больше не мучили угрызения совести, и боль отступила. А в глазах появился холодный блеск — не столь теплый как прежде, и не столь дружелюбный, но он оживил лицо королевы.
— Кровь — слишком большая ценность, чтобы течь в венах, — прошептала она, пристально взглянув в глаза мужчины.
Губы ее заалели от крови и дрогнули, искривившись в красивой улыбке. И даже бледное лицо теперь преобразилось легким розовым румянцем на щеках. Она не чувствовала больше боли или горечи, она не чувствовала страха или страданий, она не чувствовала ничего, кроме легкой эйфории и тепла, пробежавшегося по венам. Он успокаивал ее, давал то, чего она так вожделела — покоя. Но это было временное явление, и вскоре боль обещала вернуться с куда большей силой...

Отредактировано Изабелла Рей (03.06.2011 02:38)

0

5

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------

Да, это произошло внезапно. Случайность, мелочь, но она, похоже, вывела королеву из ее темного мира живых мертвецов. Максимилиан заметил полыхнувший огонек интереса в ее взгляде и внутренне возликовал. Он так боялся, что ничто не сможет растопить лед этих глаз, но животный инстинкт, по всей видимости, был сильнее душевного горя. Когда королева подалась вперед, он сам протянул ей руку с порезом. Молча, боясь пошевелиться, мужчина следил за действиями Изабеллы. Когда горячий кончик языка коснулся раны, он едва заметно дрогнул, судорожно выдохнув. Нет, не боль заставила его так себя повести, совсем не она. А когда острые клыки вонзились в кожу, Максимилиана накрыла с головой волна эйфории. Внутренний Зверь взметнулся, чувствуя сладкий запах свободы...
Это было странное видение. Мужчина одновременно воспринимал его и со стороны, и изнутри. Ноздри Зверя трепетали, потому что он чуял кровь, много крови. С убитыми и растерзанными он не чувствовал родства, зато прекрасно ощущал единство со всем родом. В том числе и с этой дочерью Фортунатов. Золото глаз сверкнуло во тьме, рассекая ее напополам, на до и после. Глухой рык вырвался из глотки — Максимилиан не мог определить, зарычал ли он вслух или ему только подумалось, что он зарычал. Зверь нашел себе достойную добычу. Зверь вышел на охоту.
Кровь в жилах вскипела, наполняясь бешеным адреналином. Он чувствовал зов крови и эйфорию погони, он явственно чуял ее запах — сводящий с ума аромат, присущий только этой женщине, который невозможно не узнать. Терпкий, пьянящий, густой, он забивал ноздри и становилось трудно дышать. Но он гнался за ней в глубинах темных видений, чтобы настигнуть, впиться в беззащитную шею, повалить и подмять под собой, навалиться могучей грудью, покрытой густой белой шерстью, прорычать что-то, отдаленно похожее на слова... картины сменялись одна за другой, разные облики и образы, но неизменно одно и то же — настиг, покорил, исцелил.
— Мы едины...
Когда видение отпустило его, Максимилиан дышал тяжело и прерывисто. Зрачки его антрацитово-черных глаз подрагивали, суженные до предела. Только сейчас его настиг стыд, настиг шок — ведь она видела то же самое. Отбросив робость, мужчина поднял глаза, но не увидел во взгляде королевы ни тени негодования. Скорее даже наоборот.
Он поднял руку, ощущая неожиданный результат: шерсть поднялась на загривке, да и подбородок, похоже, покрылся ею, черной шерстью с пепельными подпалинами. Похоже, это видение настолько освободило Зверя, что он чуть было не обратился. Мужчина снова обратился к Изабелле, с упоением разглядывая ее лицо. Честно говоря, он готов был набросится на нее прямо сейчас, не раздумывая о последствиях; что его удерживало, сказать было сложно. Он боялся причинить еще одну боль существу, которое любил и которым дорожил. Хрипло вздохнув, он сипло ответил на реплику Изабель:
— Миледи, я пускал кровь реками и не знаю ей цены.
Словно сжатая в нем пружина внезапно распрямилась — мужчина стремительно встал, даже не пытаясь прикрыть складки, образовавшиеся на брюках там, где должен был быть гульфик. В конце концов он был мужчиной в полном расцвете сил, тело его реагировало в соответствие с этим. Шерсть стала потихоньку втягиваться под кожу. Максимилиан перевел взгляд на окно, за которым утро окончательно вступило в свои права.
— Ваше Величество, в политических целях будет устроен бал в честь вашего «воскресения». Правители других стран хотят изъявить вам свои соболезнования, а так же обсудить некоторые важные дела. Готовьтесь, — мужчина сжал кулаки, а потом твердо добавил. — Вы будете присутствовать. Также к вам приглашен квалифицированный врач, чтобы излечить вас от вашей хандры. На этом официальный доклад окончен, — он выдержал короткую паузу, словно задумавшись о чем-то. — Я могу идти?

Отредактировано Максимилиан Браун (03.06.2011 12:30)

+2

6

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Максимилиан встал. Изабелла откинулась на спинку кресла, слегка запрокинув голову, еще ощущая упоительное тепло и странное чувство блаженства, разливавшееся по венам. Она прикрыла глаза, коснувшись пальчиками губ, и затаила дыхание, вспоминая вкус крови, до сих пор будоражащий по закромам ее памяти. Бирюзовый амулет, висевший на шеи королевы, стал значительно ярче. Изабелла коснулась его другой рукой и зажала в ладошке, закусив губу, после чего открыла глаза, умоляюще взглянув на Максимилиана:
— Не оставляйте меня, — прошептала она, протянув к нему дрожащую длань. Он подошел ближе, взяв ее маленькую ручку в свою, и помог подняться. Встав и сделав шаг, сокративший разделявшее их расстояние, она коснулась его щеки тыльной стороной ладони, проведя по легкой щетине, прошептав:
— Не покидайте меня, — голова Изабеллы слегка кружилась от выпитого. Она пребывала в нереальном блаженстве и боялась потерять это ощущение, на место которого вернулась бы боль. Дикая, нестерпимая боль, что заставляла сердце королевы рваться на части. Изабелла была готова на все, чтобы заглушить эту боль. Кровь заставила ее забыть чувства раскаяния или вины, она дала ей новый глоток жизни, и она стремилась продлить это ощущение как можно дольше, не думая о последствиях, поскольку разум ее был помутнен идеей длить эйфорию. Она вновь и вновь желала чувствовать солоноватый вкус на устах, вновь и вновь погружаться в иной мир, подаривший ей покой, вновь и вновь чувствовать единение и сгорать от страстного желания. Кровь на пальцах, кровь на платье, вкус крови на алых губах, они сводили ее с ума. Эта было наваждением, упоительным бредом, любовной игрой, заставлявшей сердце застучать ритмом всепоглощающей страсти, пробудив зверя, спавшего все эти годы.
— Вы нужны мне, — продолжала она, и рука ее скользнула чуть ниже, к шее, а затем легла на крепкую мужскую грудь. Она сделала еще шаг, полностью убрав все условные стены, и еще шаг, заставив его податься назад, еще шаг и еще, пока что-то не преградило им дорогу. Это была кровать.

Отредактировано Изабелла Рей (03.06.2011 14:27)

+1

7

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Это был момент прозрения. Максимилиан понимал — сейчас или никогда, при этом решать нужно было быстро. От страдальческого выражения на лице королевы у него разбивалось сердце. Ему пришлось попятиться, когда Изабель стала подталкивать его в грудь. Наконец, он уперся ногой в край кровати. Потянув королеву на себя, он сел, заставляя сесть рядом. На душе было удивительно глухо и спокойно. Он уже все решил. Подняв руку, истерзанную клычками королевы, он впился в нее сам, сдерживаясь, чтобы не проглотить густую солоноватую эссенцию жизни. Голова почти сразу же закружилась, но мужчина сдержал себя. Кровь постепенно наполняла рот. Крепко сжав плечо царственной женщины второй рукой, он наклонялся к ее приоткрытым губам с поцелуем, несущим опьянение кровавым угаром. Теперь назад пути не было.
Волна страсти захлестнула сознание, и нежный осторожный поцелуй превратился в страстное лобызание. Он буквально смял нежные губы своей безумной лаской, выплескивая в нее свою же собственную кровь. Все мысли слишком быстро ушли на второй план — Максимилиан чувствовал, что с каждым мгновением Зверь внутри него все больше пьянеет и все сильнее рвется наружу. Это было видно даже во внешнем облике: явственнее проступали звериные черты, сквозь кожу пробивалась рыжая шерсть, да и сам Максимилиан гнул спину совсем по-звериному, все сильнее терзая нежные губы поцелуем. Это было сродни безумию, настолько сладкому и настолько острому, что он терял контроль над собой. Сильные руки опрокинули Изабель на покрывала, вжали ее плечи в нежный шелк, а потом соскользнули вниз и легли на нежную грудь, столь желанную, мягко сжимая ее. Кровь стала медленно пропитывать темную ткань, ее волнующий запах забивал ноздри. Но сквозь этот запах пробился другой, столь пряный и столь трепетный, что Максимилиан невольно зарычал — это был запах возбуждения, его первородная сущность, феромоны, на которые мозг реагирует взрывом нарастающей страсти. Оторвавшись от нежных губ Изабеллы, мужчина прохрипел:
— Тогда я буду с вами.

Отредактировано Максимилиан Браун (03.06.2011 15:10)

+1

8

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Стыдится ли она той страсти, что обуревала ее сейчас? Нет. Нет, потому что сейчас она не ведала стыда, как не ведает его дитя Содома, подданное похоти и разврату. Больше не будет больно и плохо, — шептал внутренний голос. Она тонет, она погружается в самую бездну. Бездна засасывает ее, околдовывает, манит в недра порока и сводит на нет всякую святость и мораль.
Положив одну руку на его живот, а другую на грудь, она закрыла глаза, почувствовав ладонью пульс и ритм его дыхания. Обжигающие уста Максимилиана коснулись ее заалевших губ, вскружил голову, с такой силой, что она поддалась его требовательным ласкам, приоткрыв рот, и вкусив кровь, опьянившую обоих с еще более неистовой силой. Его аромат, открывающий первые ноты бергамота и миндаля, смешивался с запахом феромонов, сводили ее с ума. Язык его тела был столь же близок и понятен ей, как если бы они не единожды придавались утехам, и вели эту кровавую вакханалию чувственности. Она желала его так же сильно и столь же требовательно как он ее. Каждый сантиметр ее тела пронизывала возбуждающая дрожь. Дыхание стало частым, и из груди вырвался приглушенный стон, упоительного безумия. Он терзал ее уста, проникая языком и сражаясь им словно шпагой на дуэли. Они боролись, сплетались, и вновь боролись. Из глубокого поцелуй плавно перетекал в поверхностный, а затем вновь в глубокий. Казалось, эта игра будет длиться вечно. Он был нежен, но требователен. Он прижимал ее к себе и отталкивал, глотая воздух, затем вновь прижимал, и скользил языком по ее губам. Уже через минуту подобных ласк ее уста горели, а тело трепетало в сладостной истоме и желании продолжения. Ее золотые кудри рассыпались по лазурным простыням, словно солнечные лучи на голубом безоблачном небе. И вот он остановился, взглянув в ее одурманенные очи. Ее лицо стало мягче и обрело новое глубокое выражение блаженства. Ее полуприкрытые томные глаза, обрамлённые пышными ресницами, смотрели на него с незнакомым трепетом и горячей страстью. Ее губы были еще приоткрыты, и изо рта тонкой струйкой стекала кровь, протачивающая дорогу по жемчужно-белой коже, от подбородка, к шее и пышной груди, вздымающейся от каждого вдоха. Маленькая пульсирующая жилка на ее шее билась с такой силой, что казалось, может выпрыгнуть.
— Мммм... — промурлыкала она в ответ на его слова, и протянула руки, обвив ими его шею. Ее тонкие нежные пальчики скользнули в его темные волосы. Она ласкала его губы своим языком, играла с ним и пытала. В этой безумной игре он не заметил, как она оказалась сверху, прижимая его руки к кровати. Ее ловкие пальчики скользнули к золотым пуговицам дорогого камзола, с легкостью оторвав их от ткани. Она стала куда более требовательна до ласк. Зверь внутри королевы рвался на волю, и глаза ее обрели янтарный цвет. Затем белая рубашка мужчины оказалась разорванной, а острые коготки королевы нащупали сильную мужскую грудь Максимилиана. Она сидела сверху, словно наездница, оседлавшая жеребца, и нежно касалась его кожи, чуть вдавливая ногти, не причиняя при этом какую-либо боль. Ее дерзкие движения могли лишь возбуждать и пробуждать в нем дикого зверя, которого она пыталась освободить, однако не успела.
— Ваше... вее... — побледневшая служанка, стоявшая в дверях, начала запинаться от открывшейся картины.
— Пошла вон! — закричала Изабелла.
— К вам посетители, — только и успела промолвить она, спешно закрыла дверь, однако волшебство происходящего вмиг испарилось.
Изабелла в последний раз взглянула на Максимилиана и вздохнула. Брови королевы сошлись на переносице — всем своим видом она показывала жгучее недовольство появлением служанки, однако продолжать не имело смысла, ее действительно ждали. Она чуть наклонилась к Максимилиану и прошептала:
— Продолжим чуть позже, — затем привстала и добавила: — А сейчас у меня гости.
Уже через несколько секунд королева стояла на ногах и разглядывала пятна крови на черном платье в отражениеи большого зеркала размером с человеческий рост. Она взяла со столика стоявшего возле зеркала белый платок и вытерла губы и шею, после чего бросила его в сторону, хлопнув два раза в ладоши. На пороге появились две молодые девушки — служанки. Максимилиан тут же покинул ее покои.
— Мне нужно переодеться, — заявила королева, и девушки начали копошиться в гардеробе венценосной особы.
Пока девушки занимались туалетом, ее величества королева прошла за ширму, где ей помогли с тугим корсетом платья.
Она переоделась в черное бархатное платье с небольшим заостренным декольте и накладным воротником сплошь расшитом жемчугом. Последними штрихами в образе вдовствующей королевы стала каплевидная подвеска и черная вуаль, скрывающая глаза венценосной особы, еще одурманенные кровью. Через две минуты Изабелла уже шла по коридору, сопровождаемая двумя юными фрейлинами, держащими шлейф длинного платья, следом за которым тянулся амбровый аромат духов, смешанный с миндалем и мандарином.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Зал заседаний

Отредактировано Изабелла Рей (04.06.2011 20:52)

+1

9

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Ренд и его спутница уже неспеша вышагивали по длинным дворцовым коридорам. Еще в тот момент, когда алхимик и его подопечная прибыли к этому величественному зданию, к ним уже было приставлено сопровождение. Впрочем после недавних событий это и не удивительно... Пускай даже Ренд и был специально приглашен придворными, он всё равно не вызывал всецелого доверия. Но после конвой отступил. Один из придворных уже ждал приезжего алхимика, хотя для него Теодор был господином... Ведь юноша был главой гильдии, а придворный лишь членом высшего совета. Короткий поклон и они уже следуют к одному из многочисленных залов внутри дворца. Молча. Разговоры не нужны — всё и так было описано в письме. Разговоры излишни — ни к чему кому-либо знать о том, какое эти двое имеют друг к другу отношение. К покоям королевы уже послан слуга, а гости и провожатый еще только приближались к залу заседаний. Двери распахнулись и взору Теодора предстал небольшой светлый зал, где главными предметами, естественно, являлись большой длинный стол и стулья вокруг него. Провожатый удалился, Ренд спокойно занял место за столом. Его спутница осталась стоять чуть позади его стула. Юноша продолжил внимательно осматривать зал. Он выглядел достаточно буднично. Ничего особенного, ничего интересного, ничего запоминающегося... Впрочем, наверное так выглядят все помещения, в которых вершатся судьбы мира... Как это не смешно. Зал Ль’Саванта выглядел почти так же, но не имел окон, так как находился под землей и освещался электроэнергией.
Ренд расслабился. Трость была прислонена к столу рядом, руки скрещены впереди на столе, цепкий взгляд бронзовых глаз следит за дверью.
«Искренне надеюсь, что я не зря потратил своё время на этот визит», — пронеслось в голове алхимика...

+1

10

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Покои королевы  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Прошло около получаса, как милсдарь Ренд прибыл во дворец. За то время пока он ожидал ее величество, слуги принесли ему и его спутнице чай и сладости, скрасившие их ожидание.
И вот вскоре за дверью послышалось цоканье каблуков и шуршание подола платья королевы, длинный шлейф которого несли две молоденькие фрейлины с миловидно-ангельскими личиками. Шаги затихли и двое высоких, сильных стражей открыли перед ней дверь из красного дуба, ведущую в залу.
Сделав шаг внутрь помещения, Изабелла медленно подняла вуаль, открыв гостям свое лицо. Она была молода, пожалуй, даже слишком для монаршей особы управляющей целым государством. Ее кожа была лилейно белой и даже на расстояние идеально матовой, без единого изъяна, будто из фарфора. Ресницы ее были чуть опущены, как полагалось убитой горем вдове, к тому же, за то время пока она прособиралась, эффект от опьянения почти исчерпал себя, и новая волна боли и грусти наполнили глубины бездонно-синих глаз ее величества. Черный бархат придавал им изумительную яркость и блеск драгоценных сапфиров. Кончики ее бледно-розовых губ были немного опущены, приняв скорбное выражение. Она была красива. Но отчего же тогда ни красота, ни богатство, ни власть не могут изгнать эту живущую в глубине души безвыходную тоску? Именно это и предстояло узнать доктору Ренду. Изабелла сделала еще шаг, и позади нее показалось еще два силуэта. Она выглядела несколько усталой, что свидетельствовало о душевной муке. Но что он мог? Она взглянула на милсдаря Ренда и задумалась. Ее взгляд наполнился некоторым интересом. Что может он, чтобы притупить боль? Ей казалось, панацея найдена — это была кровь, которая хоть и на время, но затягивала рану на сердце, но что он мог предложить вместо нее?
В зале пахло цветами и ароматным чаем, привезенным из Хурбастана. Нитевидные лучи солнца проникали сквозь высокие окна и касались поверхности длинного стола.
— Много наслышана о Вас, милсдарь Ренд, — выдержав паузу после недолгого приветствия, заговорила она. — Я прикажу слугам приготовить Вам и Вашей спутнице комнаты... Возможно, вы желаете отдохнуть и пообедать, прежде чем начать «лечение», — на слове лечения она сделала глубокий вдох, а затем выдох, показав несколько скептическое настроение на этот счет.

Отредактировано Изабелла Рей (04.06.2011 04:48)

+1

11

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Вокруг Теодора во всю суетились слуги, поднося какую-то еду и постоянно спрашивая не нуждается ли он в чем-либо... Это раздражало... И даже очень. В отличии от этих слуг, в гильдии, в те редкие моменты, когда Ренд задерживался в главной ложе, к нему не решались лишний раз приблизиться даже высокопоставленные члены совета. Нарушать его покой в его кабинете, без личного вызова, имели право лишь трое: младший Ренд, Морган и Сирините... Так что сейчас алхимик был весьма рад, когда после неизвестно какого по счету вопроса «может вам что-то необходимо, господин?» эти мелкие надоедливые слуги испарились. Чай и сладости не привлекли внимания юноши поначалу. Он сидел всё в той же позе, пристально следя за дверью. Но ожидание затянулось. И рука вампира потянулась за конфетой. Обертка с тихим шуршаниен развернулась. Шоколадный трюфель. Лакомство, достойное монархов... Но Ренд не очень любил сладости. Скорее он был к ним равнодушен. И в его доме подобное держалось лишь для гостей. Взяв конфету двумя пальцами, юноша несколько секунд разглядывал её, а затем кинул через плечо своей спутнице. Конфета пролетела мимо и упала куда-то на пол.
— Если ты так не ценишь пищу, что получаешь, в следующий раз ты будешь есть с пола, — безразличным тоном произнес вампир не оборачиваясь.
Пальцы мягко коснулись ручки чашки и юноша сделал большой глоток. Чай был мягкий, сладковатый. Приятный... Но Теодор любил только очень крепкий чай. Потому так же без особого удовольствия он оставил чашку пустой. И вновь его внимание всецело устремилось к двери. И не зря. Всего минуту спустя та отворилась. В зал медленно будто бы вплыла молодая девушка. Очень молодая. Она от силы годилась в ровесники старшему Ренду.
«Что же, похоже это эпоха молодых правителей», — подумалось алхимику.
Он встал, поклонившись, приблизился, мягко взял поданую ему руку в свою и чуть коснулся ледяной кожи губами, обдав её жарким дыханием.
— Моё почтение, Ваше Величество. Моё имя — Теодор Дем Ренд, — вампир прошел на шаг назад. — Комнаты — излишняя мера. Вряд ли мне придется задержаться здесь на долго...
Ренд перевел жесткий взгляд на фрейлин позади королевы и коротким жестом приказал им оставить их и закрыть дверь. Королева не возразила и тяжелая дверь закрылась, погрузив зал не некоторое мгновение в контраст тишины. Алхимик подождал, пока монаршая особа присядет за стол и так же занял своё место.
— Я был достаточно осведомлен о событиях, произошедших вокруг вас... А так же о состоянии в которое они вас вогнали, — юноша начал сразу, ясно, прямо и четко, — полагаю душевная травма сказалась и на здоровьи... Ибо, как я успел заметить, по вашим глазам и легком аромате свежей крови, который не перебьют никакие цветы, вы не смогли удержаться от этого напитка даже перед выходом ко мне, я могу сделать вывод, что вы пытались «утопить» горе, — Теодор спокойно продолжал, не обращая на реакцию теперь уже пациентки, на его слова. Для экспериментатора, по чьей вине пролилось крови столько, что хватило бы надолго окрасить Кручицу в алый цвет. Для наркомана, что когда-то чуть сам не опьянел от этого багряного напитка. Для него заметить эти мелочи было не проблемой...
— Не могу сказать, что это не выход... Но боюсь не для вас, — Теодор медленно стянул перчатку с левой руки. Взяв в правую руку нож, что ему ранее принесла дворцовая прислуга, он надавил на левое запястье. Кровь, густая, теплая, струйко засочилась вниз по пальцам, сливаясь в чашку из под чая. Алхимик при этом внимательно следил за королевой. Когда чашка была заполнена, Ренд убрал лезвие от руки, взяв тряпичную салфетку, вытер кровь с руки и, завернув в неё нож, отложил в сторону. Еще миг бронзовые глаза следили за юной особой напротив, а затем алхимик вновь достал что-то из своей сумки. Пузырек с какой-то темной жидкостью. Еще миг и она смешалась с кровью в чашке.
— Потому для вас, у меня есть средство куда лучше...
Вампир приподнял руку и его спутница тут же перенесла чашку к королеве, а затем вернулась обратно. Теодор еще раз кинул взгляд на новоиспеченную пациентку, а затем стал надевать перчатку обратно...

+1

12

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
От ее величества пахло духами и розовой эссенцией, которую добавляли в воду для купания, и, несмотря на то, что запахи были густыми и, в некотором смысле, тяжелыми, ни один аромат из палитры не мог заглушить запаха крови. Уверенная в обратном, королева даже не подозревала о том, что мидсдарь Ренд заметит эти легкие ноты, но он был алхимиком и хорошим врачом, и, разумеется, почувствовал дурманящее амбре алой жидкости.
Она же спокойно заняла место за столом, опустившись в резное кресло с присущей грацией, и внимательно посмотрела на доктора. Уже первые минуты заставили лицо ее величества побледнеть, подобно белому полотну. Глаза ее значительно распахнулись, выражая детское изумление и несказанное беспокойство одновременно. По мере продолжения разговора, выражение и мимика на лице королевы менялись, но оставались, как и прежде, чопорно безупречным. Она держалась в рамках светского этикета, молча наблюдая за действиями мужчины, ловя каждое его движение, которые несколько удивляли ее величество. Он медленно стянул перчатку с левой руки и, взяв в другую нож, сделал неглубокий порез. Она было хотела его остановить, но не успела королева и рта раскрыть, как из раны засочилась багровая жидкость, ударившая в ноздри своим дурманящим ароматом. Кровь, подступившая к голове, застучала тупым молотком по вискам ее величества с такой силой, что почти заглушило голос алхимика. Синие глаза королевы, обрели неправдоподобно золотой отлив. Зрачок стал значительно уже и немного вытянулся, как раз в момент, когда последняя капля крови звонко упала в чашку. Она опустила ресницы, отведя взгляд куда-то в сторону, на автопилоте коснувшись левой рукой бирюзового кулона, — единственного украшения на ее тонкой шейке, имеющего некоторые, скажем, так необычные свойства. Уже через мгновение глаза ее стали прежними и она вновь взглянула на мужчину. Он достал еще какой-то пузырек и добавил содержимое в туже самую чашку. Вскоре эта самая чашка оказалась возле нее.
— Вы предлагаете мне кровь? — с видом изумленной невинности спросила королева, не глядя на поднесенное «лекарство». Впрочем, после всего, что произошло, он должен был понимать страх ее величества к жидкостям неизвестного характера. Ведь именно питье повлекло за собой «сон смерти», впрочем, он мог и не знать о столь углубленных подробностях покушения. Она опустила взгляд, чуть поморщившись, словно от внезапной боли, и отодвинула чашку.
— Что вы добавили туда? — глотнув воздух, спросила королева, взглянув на мужчину. С каждой секундой запах крови становился все сильнее, ее тело, жаждавшее успокоения, стало взывать к ее внутреннему голосу, моля утолить «голод», как это было полчаса назад. Ее начало ломать, а руки чуть задрожали, но это было едва заметно и могло списаться на легкое недомогание или нервный стресс.

Отредактировано Изабелла Рей (04.06.2011 19:51)

0

13

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Все сломалось. Мгновенно, из-за неосторожности какой-то девицы. Сейчас Макс готов был порвать ее. Уничтожить голыми руками. Но вместо этого резко встал, как только Изабель скатилась с него, и почти мгновенно пулей вылетел из комнаты. Он весь дрожал, в голове бились мысли: как он мог, как он мог себе позволить, что теперь будут говорить, он же потеряет свой авторитет, она потеряет свой авторитет, нет больше позора...
Мысли бились, как загнанные птицы. Он буквально летел по коридорам, ничего не видя и не слушая. Добравшись до своих покоев, он сбросил плащ, снял с себя камзол и рубашку, схватил из угла свой двурушник с дубовыми листьями на гарде и решительными шагами направился на плац.
Там проходили учения. Почти вся стража собралась на плацу, чтобы в этот ранний час отработать боевое построение. Максимилиан направился к стойкам, чтобы выместить свою злобу на манекене, нанося ему сокрушительные удары, однако внезапно протрубили тревогу. Внутри у вампира все похолодело от ужаса, на губах застыло одно лишь имя. Стремглав, с мечом наперевес он помчался к залу заседаний, куда в полной боевой готовности спешил третий королевский гвардейский полк. И не он один.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Зал заседаний

+2

14

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Гвардия подоспела быстро. Но, увидев на полу трупы тех редких стражников, которые оставались на своих постах, они оробели. Зверски — это еще ничего не сказать. Однако Максимилиан не растерялся. Уж сколько трупов он повидал на своем веку — не перечесть. Но сейчас нужно было действовать быстро. Единственным его преимуществом было крайне тяжелое оружие и то, что Макс был ликаном. Но если бы он обернулся на глазах у гвардейцев, на род бы неминуемо пало осуждение. Однако на то мужчина и прожил почти четыреста лет, на то и прослыл отличным тактиком — развернувшись на каблуках, он прорычал алебардщикам, вышедшим в первые ряды:
— Гвардия — на прорыв.
Сомкнув ряды, гвардия ворвалась в зал заседаний, окружая незваного гостя. Количество людей, оградивших королеву от буйного, неумолимо росло. Максимилиан вышел вперед с двурушником наперевес, готовый в любую секунду ринуться в атаку.
— Кто ты? — прохрипел вампир, сужая глаза.

Отредактировано Максимилиан Браун (04.06.2011 21:43)

+1

15

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Реакция королевы была явно недвусмысленной. Кровь. Её вид, запах... Они чуть ли не лишали её рассудка.
«Было бы забавно превратить королеву крупного государства в бешеного гуля... Но забавное — не всегда полезно».
Ренд спокойно взглянул на монаршию особу поверх скрещенных ладоней.
— Вы недавно лишился мужа, а ваша страна — короля. Но не смотря на это, я не наблюдаю вокруг вас усиленной охраны. Ваш дворец не защищен ни коем образом, — алхимик отвел взгляд чуть в сторону и невзначай поправил рукава плаща, проверив под ними наличие мианессов, — прорваться сюда и убить вас — не составит проблему даже для идиота, я уже умолчу о организованной группе бунтовщиков. Я со своей помощницей сейчас нахожусь с вами наедине, хотя ни меня ни её даже обыскали... Ваше высочество, если бы я относился к тем, кто желает вашей смерти, мы бы уже не разговаривали... Так что я попрошу вас оставить недоверие и принять панацею...
Где-то вдали послышался шум. Какие-то крики. Не успела еще королева притронуться к предложенной чашке, как дверь зала выпала с петель. Теодор со скептицизмом взглянул на ввалившегося в зал варвара.
«Ну я же сказал, что любой идиот».
Из-за сломанных дверей уже послышался топот множества ног.
«А вот и подмога... Значит, можно не обращать на эту жирную муху внимания», — юноша ухмыльнулся и перевел взгляд на королеву. Но что-то было не так. Взгляд так же скользнул и по спутнице алхимика. На её лице читался ужас. Она была напугана ворвавшимся в зал и похоже впала в ступор, — «маленькая пугливая дрянь... Ну зачем я взял тебя».
Более не обращая внимания на происходящее вокруг, Ренд схватил свою трость и одним прыжком оказался на столе. Рука уже вытаскивала из внутреннего кармана какой-то мешочек. Еще миг. Послышался хлопок. И весь зал заполнился едким дымом. Еще мгновенье и послышался звук разбивающегося стекла.
«Надеюсь поглазеть на этого „берсерка“ сбежались все и этого более никто не заметит».
Через разбитое окно, широко расправив механические крылья вылетел Теодор держа под талию левой рукой свою помощницу, а правой королеву. Плащ на спине был порван — не было времени беречь его, расправляя крылья. На коже всех осталась синяя пыльца. Белоснежная рубашка юноши приобрела синеватый оттенок. Стекло в монокле, выпавшем и теперь просто болтавшимся на цепочке, было просто непроглядно от налета. Они втроем улетели недалеко и приземлились буквально в сотне метров от стен дворца. Девушки были мягко поставлены на землю. Ренд забрал свой саквояж и отвернулся, взглянув на окно, которым недавно воспользовался, как дверью.
«Позволим солдатам отработать свой хлеб», — алхимик открыл саквояж и заглянул внутрь, проверяя наличие ядов, кислоты и взрывчатки, — «не справятся — сделаю всё сам... Интересно, это здоровяк может послужить хорошим материалом, для экспериментов».
Ренд стоял и размышлял, не оборачиваясь и не обращая более внимания на своих «спутниц».

+1

16

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Внутри ее величества вспыхнула искра, которая в мгновение ока начала перерастать в огонь, охвативший все тело и тут же палящий ее изнутри. Запах крови влек за собой как аромат дорогих духов, — упоительный, пьянящий и просто потрясающий. Стук сердца милсударя Ренда, словно мелодия арфы, услаждали ее слух. Мужчина говорил, но королева не слышала слов, а смотрела лишь на пульсирующую жилку у него на шее, сводящую с ума одним своим видом. Она так и представляла, как вонзит свои острые, безупречно белоснежные клыки в его мягкую, податливую плоть. Как кровь брызнет в рот и потечет сладким благородным вином в горло, а затем разольется теплом по сосудам и венам. Все-все вокруг станет куда ярче и намного приятнее. В глубоких, синих глазах ее величества явственно ощущался неподдельный, даже сказать, животный интерес. Все тело ее напряглось, как тонкая струна. Казалось, прошла целая вечность с того момента, как она в последний раз ощущала приятный солоноватый привкус на губах. На мгновение ей показалось, будто ужасный зверь таится в самом темном уголке ее души и только и ждет, чтобы поглотить ее, как только она закроет глаза. Она пыталась успокоиться, уговорить себя, но подсознательно ей было необходимо ощутить, что она не одна, что есть еще какая — то часть ее, живущая сама по себе, часть которой подвластны чувства и эмоции, зарытые в могилу ее настоящего «Я». А, может быть, только сейчас она была собой? Нашла себя? А стоит ли это лечить? Или может быть это самое прекрасное чувство, что она когда-либо испытывала? Ах! Эта кровь — обжигающий уста эликсир, способный дать незабываемое блаженство. Стоит ли отказываться от него сейчас? Или может лучше поддаться зову «Бездны», что взывала громкими колоколами в ее голове, отдаться томящейся страсти и обрести блаженство, неведомое обычному человеку... вампиру... оборотню... да кому угодно! Она хотела поделиться этим открытием со всем миром, кричать о чувстве, что поглотило ее разум!
Внезапно ее мысли прервал громкий шум за дверью, щепки от которой вскоре оказались у ножек стула, на котором сидела монаршая особа. В эту минуту казалось весь мир затаил дыхание. Она увидела его...
Губы королевы дрогнули, когда в зале оказался высокий темноволосый мужчина, в котором она узнала Старкада. Медленно поднявшись с места, Изабелл буквально онемела. Двухметровый, а возможно и больше, мужчина стоял недалеко от нее, вокруг луж крови погибших гвардейцев. Она охнула, приложив ладонь ко рту, и чуть поддалась назад, оперевшись о край стола. Это он! Он, человек или же монстр, разрушивший ее жизнь! Мерзавец, что убил ее первого мужа! И рыцарь, что спас ее много месяцев назад...
Изабелл не могла поверить глазам. Да, он изменился: волосы стали темнее, на лице появились новые шрамы — но она узнает его везде. Тот ледяной взгляд, что пронизывал тело до костей и притягивал своей загадочностью. Старкад всегда оставался для нее чем-то недосягаемым и непонятным. Он, кто спас ее от неминуемой смерти в алькове гулей, собственноручно расправился с ее мужем... Она думала, он мертв, почил в бездне моря, став кормом для рыб или еще какой живности. Она думала, он мертв, и больше никогда не вторгнется в ее жизнь. Она боялась его, ненавидела, и, в тоже время, была благодарна. Он вернулся. А вместе с ним вернулся запах смерти, тяжелый и горький, но не лишенный тревожной сладости. Она еще несколько секунд молча смотрела на мужчину, а за тем поняла: что-то случилось. Это был он, но он не был тем, кем она его знала, теперь он больше походил на бродячего сумасшедшего, нежели на сильного война, которым она его помнила.
— Старкад, — прошептала королева, протянув руку, словно желая дотянуться до его лица, как в дверь ворвалась целая кавалерия, заслонившая королеву своими могучими телами. Сквозь шум и гам, стоявший в зале, она слышала голос Максимилиана, разъярённого появлением незваного гостя. Она хотела крикнуть, чтобы все остановились, она хотела дать этому мужчине то, чего он желал, с одним условием, что он навсегда покинет ее жизнь, не станет бередить раны прошлого. Боль, нестерпимая боль вновь вернулась в ее сердце, но теперь с такой силой, что никто, даже доктор Ренд, не могли вообразить, что такое возможно.
Тем временем, стоявший позади алхимик, внезапно запрыгнул на стол, бросив в центр дымовой порошок. Почти сразу Изабелл ощутила сильные руки, подхватившие ее за талию и вознесшие ввысь. Ей показалось: она летит! Да нет же, она точно летела! От испуга королева взвизгнула. Уже через мгновение она, милсдарь Ренд и его спутница стояли у стен дворца. Он аккуратно поставил ее на землю, но ноги ее величества тотчас подкосились, и она медленно опустилась на землю. Черное платье крупными волнами легло на зеленую лужайку, усыпанную полевыми цветами. Изабелл устало стянула с волос черную вуаль, держащую прическу и раздражавшую ее все это время, и бросила ее на землю. Длинные медово-золотистые кудри упали на плечи и спину ее величества. Сейчас она не была похожа на жаждущую крови демоницу или высокопоставленную монаршею особу. Сейчас она походила на кроткую маленькую девочку, обиженную судьбой графиню Форе или герцогиню Уорлин, которой ее помнили. Ресницы ее величества были опущены и, впервые за долгое время, на них заблестели капли слез. Она посмотрела на свои посиневшие от пыльцы руки.
— Это сон, — шептала она, — это сон и я скоро проснусь. Этого просто не может быть... просто не может быть....

+1

17

[1 этаж] Зал совещаний
-----------------------------------------------------
Из разбитого окна неспеша валил синий дым. Ренд молча наблюдал, ожидая развязки действия. Еще миг и через окно выпал один из гвардейцев. На лице алхимика появилась ехидная ухмылка. Он чуть оперся на трость и прикрыл глаза. Крылья за спиной расправились в полную силу, будто разминаясь. Вампир поднял монокль, вынул из внутреннего кармана платок и предпринял попытку оттереть синий налет. Позади послышались нервные причитания его новой пациентки. Ренд не стал оборачиваться и лишь вновь усмехнулся.
— Что именно сон? Что вас чуть опять не убили? Или то, что вашему народу на столько плевать на вас, что у вашей резиденции даже нет нормальной охраны? Или то, что я спас вас? — алхимик чуть повернул голову и хищно взглянул на королеву, — это не сон, а начало долгого кошмара...
«Хах... После подобного я имею в своих должниках королеву крупного государства», — вампир провел кончиком языка по острию своих клыков, — «замечательно».
— Успокойтесь, я обещал помочь вам и поправить ваше здоровье... Это значит так же и то, что вам ничто не угрожает в моем присутствии...
Похоже девушка всё еще не могла прийти в себя. Ренд презрительно закатил глаза. Закрыл саквояж и отдал его своей помощнице. Приблизившись к ней вплотную, юноша чуть похлопал её по щеке и прошептал на ухо:
— А ты у меня умница, не то что она...
С ехидным выражением на лице Теодор выпрямился и вновь подхватил обоих девушек. Еще миг и тупица опять оторвалась от земли.
«Сейчас до её величества, похоже, не достучаться... Лучше увести её в более спокойное место...».

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Восточное крыло. Терраса

Отредактировано Теодор Дем Ренд (07.06.2011 02:16)

+1

18

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Терраса  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Тело королевы обмякло, упав в объятия Морфея. Свет в глазах померк. Звуки становились все тише и тише, пока не исчезли в кромешной тьме. И открылись врата хаоса, приглашая ее в огонь адской геенны. Она не слышала того, что происходило вокруг, не видела, как суетилась прислуга. Как быстро и ловко освободили ее от платья, а затем белья, оставив совершенно обнаженной. Ресницы и веки ее величества изредка подрагивали, но она не приходила в себя. Лишь единожды застонав, она пошевелила пальцами правой руки, и приоткрыла глаза, но, затем, вновь погрузилась в лоно Бездны. Ее бросало то в жар, то в холод. На изящной шее ее величества выступили капли пота, про скользившие к идеальным округлостям грудей, похожих на две луны, с маленькими розовыми сосочками, столь же нежными, как лепестки роз. Грудь королевы вздымалась от каждого вздоха. А плавные, будоражащие сознание изгибы тела воплощали собой совершенную картину, нарисованную воображением искусного мастера, столь непередаваемые, что даже если бы мы попытались представить их, то не смогли описать словами все прелести и достоинства этой женщины. Мягкая, гладкая на ощупь кожа на фоне заходящего солнца казалось, приобрела жемчужный блеск. Она металась в бреду, повторяя неразборчивые слова, и цепляясь руками за простыню. Тем временем, одна картина сменяла другую. Странная дрожь пронизывала каждую клеточку ее тела. «Там, в присутствии самого дьявола, — звучало в голове — я, наконец, понял, что может спасти нас от сил тьмы. Наша любовь сильнее смерти... Я часть тебя, а ты часть меня».
Она падала... Падала... Падала... И погружалась в объятья порока, пока не пришла в себя. К этому времени ночь опустилась на Равену, накрыв город звездным одеялом.

+1

19

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Всё это время алхимик всё так же сидел в кресле в углу и ожидал реакции от своей пациентки. У той, похоже, начался жар, вызвавший вдобавок и какие-то видения, мешавшие спокойному сну. Теодор вынул из кармана запонку, раскатал рукав и уже было думал застегнуть его, но помедлил. Он встал с места, отстегнул вторую запонку и направился к кровати королевы. Остановившись на мгновенье и кинув взгляд на её лицо, Ренд повернулся к столу, на котором стоял его саквояж. Рука вампира медленно опустила запонки рядом с саквояжем, в затем стала не спеша расстегивать пуговицы сначала на плаще, который был сброшен на пол, после на жилетке, а затем и на рубашке. Последнюю юноша скомкал и кинул в угол комнаты, а из сумки алхимика уже появилась новая ей на смену. Но Ренд не стал спешить надевать её. Сначала он достал оттуда же, откуда и всё остальное, два тонких кожаных ремня. Крылья за спиной расправились в последний раз и аккуратно сложились. Вампир перетянул их плотнее к телу одним из ремней, а затем так же использовал и второй. После уже накинул и застегнул рубашку. Запонки с гравировкой заняли своё место. А затем так же и жилетка с плащом.
Теодор еще раз кинул взгляд на королеву, взял свою трость и подошел к окну. Солнце уже скрылось, но тьма еще не успела войти в полные права, потому юноша имел возможность последние мгновения насладиться великолепием сада, раскинувшегося под окном. Обе руки уверенно легли на набалдашник трости. В глазах черного орла мелькнул синеватый отблеск.
Девушка очнулась. Но вампир даже не пошевелился. Лишь его тихий, спокойный голос бархатом закрутился по комнате.
— Всё в порядке... В виду последних событий, что развернулись вокруг вас, волнения нужны вам меньше всего. И, раз ваши подданные не могу обеспечить вам покой, это сделал я, — чуть повернув голову, Ренд обратил свой взор к постели королевы. Луна бликом отразилась в его монокле, заставляя его светиться. Контраст между серебряным блеском от луны и бронзовым от глаз самого Теодора, пугал и завораживал, — и похоже мне всё же придется здесь задержаться, ведь это только начало лечения...

+1

20

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Все тело королевы пробивала непонятная дрожь, напоминающая озноб, но ей не было холодно. Она посмотрела на свои руки, словно впервые заметив их форму, и хрупкость, поиграв пальцами. Затем рука потянулась к щеке, и ощутила прохладные остатки тяжелого сна, выраженные в испарине. В голове проносились смутные воспоминания. Ей показалось, сон длился целую вечность. Постепенно дрожь начала утихать. Она еще тяжело дышала и лежала, пытаясь прийти в себя, пока не ощутила что не одна. Привстав на одну руку, а второй придерживая простыню, Изабелла заметила силуэт мужчины, стоявшего у окна. Она не сразу признала в нем доктора Ренда, и фигура слилась с видением из сна, однако туманная завеса пала, как только мужчина заговорил.
— Начало лечения? — переспросила королева. — Я больна? — удивилась она, после чего затихла, ощутив некоторый дискомфорт. Поняв, чем он вызван, ее величество пришла в ярость. — О Роза! — воскликнула королева, — почему я раздета!? — она попыталась встать, но голова еще кружилась и ноги девушки вновь подкосились, как только вступили на пол. Она облокотилась на тумбочку, все еще передерживая одной рукой простыню, спросив:
— Что вы мне дали?

+1

21

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Алхимик скептически ухмыльнулся, наблюдая реакцию пациентки. Королева всё распалялась, а вампир вновь отвернулся и продолжил любоваться видом ночного сада. Уже не взирая на девушку, он продолжил:
— Вы на грани одичания, горе и депрессия, появившиеся после смерти мужа, изживают вас изнури... Вы чахнете на глазах. Нет ну что вы, вы совершенно здоровы...
Теодор говорил всё так же спокойно и не смотря на королеву. Странный отблеск в глазах черного каменного орла всё усиливался.
— В виду потрясений минувшего дня, вы потеряли сознание. Что не удивительно, с учетом всего пережитого вами... Я принес вас в ваши покои, нормализовал ваше физическое состояние и приблизил момент вашего пробуждения... Для этого прислуга освободила вас от удушающей одежды и всё ваше тело было отерто раствором из травяных настоек и солей. Ну и еще я дал вам немного крови... Она вам сейчас очень нужна. Но это временно. Скоро вы перестанете испытывать необходимость в этом напитке.
Ренд резко развернулся, оказавшись к девушке вплотную и пристально взглянул ей в глаза. Тяжелый взгляд бронзовых глаз был направлен на королеву сверху вниз.
— Не хотите беспокоиться о себе, побеспокойтесь о тех, кто беспокоится о вас... Если вы желаете добра своему народу, постарайтесь не так спешить вслед своему мужу. Вы должны принять случившееся и отпустить это. Успокоиться. Отдохнуть. Я бы рекомендовал временно отойти от управления государством и восстановить силы.
«А я однако рискую... Ведь ей ничто не мешает сейчас вызвать стражу и бросить наглого алхимика в темницу... Хотя меня это мало заботит. Среди них нет того, кто сможет справиться со мной. Кроме того, я даже не имею ни малейшего отношения к их государству... Вот мне и карты в руки».
— Вам плохо и я чувствую это. Отчетливо чувствую...

+1

22

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Пустота и беззащитность, боль и равнодушие, страх и ярость, все эти дышащие и волнующие чувства, смешались, поселив противоречия в сердце королевы. Слова Теодора словно острые зубы шакалов и жала пчел жалили и кусали ее измученный рассудок. Все вокруг казалось нереальным, странно необычным и давящим. Комната преобразилась, тени и портреты на стенах обретали жизнь. Их глаза следили за ней, а губы кривились в насмешливой улыбке. Они смеялись! Говорили, шептались, повторяя одни и те же слова:
— Там... там... там...
— В присутствие самого дьявола... дьявола... дьявола...
С каждой сеундой, ропот становился громче.
— Я понял... — пронеслось у самого уха, обдав волосы легким порывом ветра.
— Я часть тебя... а ты часть меня... — подобно ведению перед глазами Изабелл предстал горящий взгляд незнакомца, из сна, полный всеобъемлющей страсти. По спине ее пробежал холодок.
Она зажмурила глаза, повторяя про себя: «Это сон... всего лишь сон... сон... сон... сон...».
Ночное ведение, посещавшее ее вот уже 125 лет, стало обретать материальную оболочку, и стремится к жизни, пытаясь выкарабкаться из воспаленного воображения девушки. Через несколько секунд голоса стихли.
Она открыла глаза, неожиданно столкнувшись с бронзовым взглядом доктора Ренда. Омут ее бездонных глаз, был неспокоен, подобно озеру, в которое бросили камень, взбудоражив тихую гладь, и оставив неясный след на поверхности, едва заметный в лунном свете. Изабелл отпряла от мужчины, уперевшись в край стола, но не отвела глаз. Она молча смотрела на него не в силах возразить или ответить, находясь под давлением его взгляда и голоса. С каждым его словом чувство отчаяния внутри ее величества возрастали, она боялась его: его взгляда, жестов, и даже слов, но она не показывала своего страха, пряча его под маской гордыни, даже будучи в одной простыне не теряя чувства собственного достоинства.
«Я королева, королева, королева», — повторяла она про себя, стараясь унять дурные мысли.
— Я в силах управлять государством — как отрезала Изабелл, гордо задрав подбородок, уровняв их в росте, не смотря на то что он был значительно выше ее, — мимолетное недомогание и не более того — продолжила она, стараясь унять дрожь в голосе. Она Фортунат, а значит прирожденный властитель. Она Фортунат, а значит, стоически перенесет все тяготы и бремя власти. Она Фортунат, и должна быть сильной вопреки всему. Но почему же так тяжело? Ответ прост. Она одна. Впервые в жизни Изабелл ощущала глубокое одиночество. Отец, мать, братья и сестры... Убиты, пропали, где они? Кулаки Изабелл сжались. Она одна, пусть так, но она не позволит кому то довлеть над собой.
Глаза королевы горели.
— Я не так слаба, как вы думаете, — руки ее величества еще тряслись, но она не подала виду, добавив: — Сейчас оставьте меня, мне нужно одеться...

+2

23

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Буря самых разных чувств обуревала королеву и алхимик и сам в полной мере ощущал их. Невероятный спектр. Самые разные нотки и настроения. Было ощущение, что в ней назревает ужас и слабость. И это было вызвано не только болезнью и потрясениями... Ренд чуть прищурился, будто пытаясь определить особую специю в блюде. Но вот этот ужас будто отступил. Утих. Пропал, словно видение. И вот на его место пришли уже знакомые чувства, что вампир так часто внушал окружающим. Страх перед ним самим, давящее чувство его присутствия. И всё те же попытки скрыть это, за напускными масками. Но то, что ты можешь скрыть от окружающих, ты не можешь скрыть от себя самого... А значит и от эмпата. Это было даже немного обидно... Ведь выходило, что на эмоциональном плане, все предстающие перед алхимиком ничем друг от друга не отличались. Будь то простолюдин или же королева. Но она помимо этого продолжала бороться со словами юноши. С истиной. С самой собой. И бороться за что? За то, чтобы оставить иную борьбу... Ту, что она уже почти что проиграла...
— Это не так. И я это знаю. И что куда важнее — вы это знаете. Пересиливая себя и зарывая в себя своё горе, вы делаете лишь хуже.
Попытки девушки убедить его в том, что всё в порядке, вызывали у Теодора лишь смех, но внешне он оставался спокоен. Тяжелый взгляд всё так же давил на королеву.
— Я не утверждаю, что вы слабы... Вы лишь больны и сами отказываетесь от лечения.
Алхимик вздохнул и отвернулся. Подойдя к саквояжу, вампир собрал все пробирки внутрь, затем вытащил одну, встряхнул, размешав осадок и оставил на столе. Забрав все свои вещи он направился к двери. Остановившись на мгновенье он взглянул на девушку через плечо.
— Выпейте... Это тонизирующая настойка., — алхимик всё же ухмыльнулся, — хотя бы дрожь в руках пройдет...
Теодор вышел и закрыл за собой дверь. Несколько любопытных женщин из прислуги тут же поспешили прочь, делая вид, что оказались здесь совершенно случайно. Юноша смерил их презрительным взглядом. Они ушли, а вот алхимик задержался, ожидая напротив двери.

+2

24

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Слова доктора возмутили королеву до глубины души. Казалось бы и что такого? Но гордость ее величества была уязвлена. Она проводила его чуть дрожащей улыбкой, но в глазах явственно ощущался огонь гнева, вспыхнувший подобно факелам, у ворот Трауменхальта в ночной час. Дверь скрипнула, и теперь она осталась одна. В покоях было тихо. Редкие лунные нити проникали в комнату падая на позолоченную меблировку, подобранную и расставленную по вкусу ее величества. Дорогие картины, букеты лилий, драгоценности.... роскошь и филигранность этого места не имела аналогов. Но, не смотря на все свыше перечисленное, она явственно ощущала пустоту. От стен веяло холодом, а вся дороговизна теряла всякий смысл, без дыхания жизни. Сейчас комната напоминала ей склеп, а кровать двухместный гроб. Чувства отчуждения и одиночества сковывали ее разум, своим пагубным дыханием. Она чувствовала себя чужой в этом месте, впрочем, как и в любом другом, помещение дворца. Вокруг нее чужие лица, скрывающиеся под масками: заботы и благочестия, на деле столь же равнодушные и лицемерные, как сам Моргот. Кого они видят? Кого они хотят видеть? Ответ был прост: королеву. Королеву и еще раз королеву. Не женщину и теперь уже не наследницу Фортунатов. Они видели монарха. Чувства? Пфф. Желания? Пффф... Их не интересовало, чего хочет она, о чем думает или чем живет. Они идеализировали ее, фантазируя о прекрасном создание, с ангельской внешностью и чистой душой. Обожествляя ее образ после чудесного воскрешения, ожидая подобающего поведения с ее стороны.
О Боги! Кто бы знал что стоило ей держаться сейчас, когда все во что она верила и любила рухнуло как карточный домик. Как тяжело и больно осознавать, сколько смертей принесла ей корона, что теперь украсит ее голову, подобно венцу греха, вечно лежащему на ее душе.
Нет! Она не должна раскисать! Не должна падать духом! Но как же тяжело подниматься с колен, когда никто не протянет руку. Как тяжело, оказаться на земле, упав с неба, и лишиться крыльев, чтобы вновь взлететь. Как мучительно больно осознавать, что теперь ты совершенно одинок. Крик души сорвался с уст ее величества, через пару секунд после того, как доктор Ренд вышел за дверь. Следом за ним полетела и пробирка, разбившаяся о позолоту двери.
— Ненавижу!!! — кричала королева, — ненавижу!!!
Следующим в дверь полетел кувшин с цветами, а за ним графин с водой. Все масла и духи стоявшие на тумбочке, в миг оказались на палу. Она металась по комнате, и громила все что попадалось под руку. И лишь остановившись у зеркала замерла. Изабелл не видела своего отражения: не видела, как намокли глаза, или поморщился лоб, как много боли и злости отразило ее лицо. Она не видела. Со всей силы ударив по зеркалу, она даже не заметила, как поранила руки. Зеркало разлетелось на сотни осколков, которые никогда не стану целым, как и ее душа. Она терзала себя. Терзала воспоминаниями и мыслями, мечтами и надеждами, всем тем, что никогда не воплотиться в жизнь. Лелея прошлое, она душила настоящее и будущее. Руки девушки выкрасились в багровый цвет. Заметив это она поспешно подошла к комоду открыв нижний ящик, чтобы взять чистую ткань и приложить ее к ране, но вместо этого внимание ее величества привлекла маленькая шкатулка украшенная драгоценными камнями, в которой лежал всего один сверток. Она взяла его в дрожащие руки, и развернула. В ту секунду что-то внутри ее оборвалось. Она разрыдалась. Она рыдала как ребенок. Впервые за долгое время Изабелл позволила себе эту слабость — рыдать от бессилия, и ярости. Капля за каплей, слезы стекали по бледным щекам королевы, падая на голубую простыню прикрывающую наготу. Она не могла успокоиться и, опустившись на колени, все сильнее прижимала его к груди, раскачиваясь из стороны в сторону. Кровь стекала с рук, но она не чувствовала боли или холода.
— За что? — повторяла королева, — за что?

+2

25

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Да... Прислуге и в правду не стоило этого слышать. Алхимик мало что знал о нраве Хастийской королевы, но всё же считал, что о всплеске эмоций подданым лучше не знать. Послышался женский яростный и в то же время отчаянный крик. Ах... Столько ярости, боли, отчаяния... Ренду пришлось поставить небольшой блок, дабы не поддаться этой лавине чужих чувств. Звук бьющегося стекла и фарфора. Осколки падали на твердый пол и разрушались еще сильнее. Череда звуков звенящего, разлетающегося на осколки стекла, казалось, была нескончаема. Но вот и миг затишья. Рука юноши легла на ручку двери. Та повернулась и он вновь зашел внутрь. Тут же под ударом девичьей руки на сотни осколков треснуло большое зеркало. Треснуло, будто не желая видеть Теодора так же сильно, как не желала его сейчас видеть и королева. Его слова жестко и безапеляционно ставили диагноз, отражали истинну... Но не это было нужно девушке. Вампир тихо и незаметно занял еще целое кресло. Вид убивающей себя прекрасной девушки удручал... Но юноша не собирался лечить её насильно. Он подбирал нужное лекарство из множества похожих. И лишь предлагал его пациентке. Ошибался и предлагал новое... Ладонь плотно обхватила каменную голову орла. По комнате прошла вспышка синеватого цвета. Раны на руках королевы исчезли, оставив после себя лишь следы крови на бледной гладкой коже.
— Вы держитесь за прошлое, будто за нож, вонзенный в тело. Это доставляет вам нестерпимую боль, но вам кажется, что если вы вытащите его, то умрете..., — голос вампира прозвучал громогласно в звенящей тишине, заполнившей на время комнату, — но я могу сказать вам, как тот, кто не раз проделывал это... — юноша тут же оказался перед сидящей девушкой. Он склонился, и мягко приподнял её подбородок, заставляя смотреть на себя, — даже в такой ситуации можно зашить рану, не оставив после и следа... Спасение есть, и для вас оно в наступающем будущем...
Глаза вампиров вновь встретились.
«Считайте, что подписали соглашение с самим Морготом... Я не покину вас так просто, пока не получу то, что сочту нужным...».

Отредактировано Теодор Дем Ренд (11.06.2011 04:21)

+2

26

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Гостевая комната № 2  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Аскар мирно шёл по коридорам дворца. Никого не трогал. Муху не обижал. Да-да, это конечно преувеличение, но вполне такое точное описание действий его. Возможно не очень красиво осматривать замок ночью, но он же вампир! Но тогда вы спросите, почему он шёл один? Вопрос хороший, но и ответ на него ничем не хуже. Ведь ночь, все спят, а значит и развлекать Мефисто было некому. Он неспешно шёл вдоль стены, касаясь её поверхности кончиками пальцев. Чуть было не начал насвистывать какую-то мелодию, но вовремя опомнился. Во-первых, тут тебе не Хурбастан, в местных дворцах насвистывание фривольных мотивчиков конечно не карается смертной казнью, но выглядит словно святотатство. А во-вторых, опять же незачем привлекать излишнее внимание к своей персоне. если кто-то выглянет в тёмный коридор, то Аскар вряд ли будет замечен, благодаря тёмному костюму, но вот музицирование выдаст его с потрохами.
Неужели здесь никто не гуляет ночью? Это же самое благоприятное время... Прохладно, глаза не режет ярким светом, тихо. Хотя, если все будут пользоваться ночью, как временем для прогулок, то вряд ли в это время суток будет тихо... Размышляя подобным образом, он свернул за поворот коридора, прошёл ещё несколько десятков шагов и словно бы упёрся в невидимую стену, настолько резко но остановился. До сих пор он не чувствовал ничего особенного, но воздух здесь был как будто пропитан ненавистью, злобой, страхом и... Болью? Неожиданный и достаточно странный коктейль, особенно посреди ночи. Но чувствовался и второй набор эмоций...
Что тут у нас? Самодовольство? Да, пожалуй, в какой-то мере. Ещё нечто... он не мог разобрать на дальнем расстоянии такие слабые чувства с той же лёгкостью, что и одни из сильнейших эмоций. Он попробовал прислушаться, но это ровным счётом ничего не дало. Он поёжился, словно от холода. Где-то внутри появилось неприятное ощущение... Ощущение тревоги, страха, неприязни... Отвращения? О да! Ещё какого отвращения... Кто-то здесь явно был доволен, а кто-то был чертовски зол. И в данном контексте Аскар охотно бы принял сторону ненавидящего человека. Он фыркнул, машинально коснулся левого бедра рукой и понял, что при нём нет оружия, естественно видимого оружия, но оно порой оказывает намного более действенный эффект, чем невидимое.
Ну что теперь поделать. Попробуем помочь теми силами, что у нас имеются. Он двинулся по коридору, не ускоряя шаг и точно выбирая направление. Он почувствовал некоторое раздражение, которое было адресовано строителям дворца, не удосужившимся сделать более простое строение. Благо ему пришлось сделать только два поворота, прежде чем выйти на финишную прямую. Здесь чужие эмоции чувствовались достаточно сильно... Оставалось лишь выбрать дверь. Мягкими, кошачьими шагами Аскар двигался от одной двери к другой, затаивая дыхание и прислушиваясь. Он минул три двери, прежде чем услышал слабые голоса... За дверью кто-то говорил. Можно было бы проверить догадку — пройти дальше, если бы шквал эмоций пошёл на убыль, то нужная дверь была бы обнаружена, но Мефисто не стал терять времени. Дверь оказалась не заперта и он открыл её. Шаг, второй. Аскар уже внутри. Дверь закрывается сама собой. перед его глазами предстаёт картина... В каком-то другом мире кто-то другой назвал бы это картиной Репина, но вампир не знал и знать не хотел какого-то там Репина. Мужчина держал за подбородок девушку, которая была одета, если так можно сказать, в одну лишь простынь. Ещё через секунду, он понял, что за особа сидела на кровати. Теперь Мефисто чётко осознал, кому какие эмоции принадлежат...
— На вашем месте, я бы отпустил Королеву, иначе ваши руки больше никогда и никого не смогут коснуться. Где-то внутри вспыхнул маленький такой красненький огонёчек, который постепенно разгорался. Осколки вазы и графина под ногами вампира мелко задрожали. Он скорее догадался, чем узнал, кто перед ним стоит.
— Я вас предупредил. Он уже постепенно овладевал собой, напоминая, что теперь он является главой клана Аскар, либо до своей смерти, либо до возвращения Альберта. А это вынуждало его гасить то пламя внутри, которое многие обозначили бы как гнев. Осколки под ногами она перестали дрожать — он полностью владел собой, как и присуще благородному Мефисто из клана Аскар.

Отредактировано Мефисто (11.06.2011 21:51)

+2

27

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Замок на двери щелкнул и кто-то еще вошел в комнату. Алхимик не двигаясь перевел взгляд на вошедшего. Лицо было не видно, но фигура была явно мужская. И тут же раздался голос. Недовольный мужской голос. Ренд чуть приподнял бровь. Губы искривились в ухмылке.
«Похоже я разучился помогать вампирам... Хех... Но это еще не значит, что я не пытаюсь и тем более не значит, что мне можно мешать».
Вампир снял эмоциональный барьер и в полной мере ощутил агрессию обуревающую пришедшим. Читаешь эмоции противника, читаешь и его действия... Потому Ренд тут же закрыл от другого вампира свои эмоции. Он всё так же стоял на месте и не убрал руку от лица королевы.
— Отчего же такая гневная реакция, милсдарь? Очень глупо и бестактно встревать в чужую беседу и врываться в чужие покои без стука... Но гораздо глупее угрожать тому, о ком ничего не знаешь... — алхимик выпрямился, и убрал руку, — прошу простить, Ваше Величество, мы продолжим лечение. Но сначала нужно, чтобы посторонние покинули вашу комнату. Не волнуйтесь, я сам провожу этого господина.
Теодор повернулся и встал лицом к противнику. Его тень полностью скрыла бы того от лунного света, льющегося через окно, если бы Ренд не был чистокровным. Тени не было визуально, но было ощущение её присутствия. Как чего-то нависшего над обоими вампирами. Юноша меланхолично посмотрел на того, кто стоял перед ним. Указательный палец правой руки провел по клюву черного каменного орла на рукояти.
«Ну что же, дорогой друг».
— Вы должны покинуть эту комнату...
«Если не хотите того, чтоб и вам понадобился врач... Или гробовщик... Я очень не люблю, когда мне мешают».

Отредактировано Теодор Дем Ренд (12.06.2011 03:16)

+1

28

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
«Мое дорогое дитя, милая Изабелл. Я мог бы отчитать вас за упрямство, и обиду в отношение своего глубоко любящего отца. Но могу ли я журить мою девочку, когда осознаю, что был не прав. Прости меня. Прости меня, Изабелл, прости за то зло, что я причинил тебе, выдав за нелюбимого сердцу мужчину. Я хотел сделать тебя счастливой, могущественной. Хотел видеть тебя королевой!
...
Я стар и болен. Смерть ходит за мной по пятам, но пока сердце мое бьется, я буду молиться за тебя, молиться за вашу семью. И когда старуха с косой придет по мою душу, знай: последние мои помыслы были о тебе».

Когда Изабелл впервые прочла эти строки, она не могла поверить, что это написано рукой ее отца. Разве мог он — сильный, непоколебимый в решениях и властный мужчина, написать такое. Впрочем, к тому времени как письмо дошло до адресата, прощать было уже некого. Злость и обида обуревали ей с такой силой, что она сжигала дотла все письма, присланные прежде, даже не вскрывая их. Этого она никогда себе не простит. Как она могла? Могла быть столь жестокой и черствой по отношению к нему? Единственному, кто действительно переживал и заботился о ней все эти годы. Неужели теперь он никогда не узнает, как сильно она любила и боготворила своего отца? Как скучала и переживала после последней ссоры, но шла на поводу у глупой гордыни. О Боги! Как она могла... Она сидела на полу, прижимая письмо к груди, а строки сами расплывались перед глазами, как обрывки воспоминаний, бередивших израненную душу. Она понимала, что он заранее обрек себя на смерть, и если бы не руки убийц, то болезнь забрала бы его жизнь.
Она помнила его улыбку, тот нежный и любящий взгляд, с которым он смотрел на нее, даже когда злился. Только сейчас Изабелл ощутила, как нужен ей отец, как скучает по его причитаниям и нравоучениям. Неужели все закончилось и его больше нет? Он не войдет в эту дверь, и не закурит сигару? не по нянчит внуков о которых так мечтал, и никогда не увидит ее в блеске славы... Она даже не была на его похоронах, не могла, как положено, оплакать его могилу, проводить его в последний путь. Она была далеко, и, казалось, это еще больше губило ее стремление к жизни. Все внутри словно умирало. Она ощущала слабость, будто какая-то неведомая сила делала все, чтобы погубить ее, лишить рассудка, а затем и жизни. За горем и мыслями, она не заметила, как доктор Ренд вновь оказался в ее покоях, пропустила мимо ушей все его слова, пока он не перевел ее взгляд на себя. Когда их глаза встретились она ощутила одно знакомое чувство, словно она идет по дряхлому мосту, и одна из досок ломается, однако ей удается удержаться за чьюто руку, и чаще всего эту руку давал ей близкий человек. Однако сейчас ее протягивал совершенно незнакомый вампир. В голове возникла фраза: «Не каждый, кто враг тебе — твой враг, и не каждый твой друг — тебе друг». Без сомнения взгляд доктора пугал ее величество, было в нем что-то отталкивающее и манящее одновременно. А посему она не знала стоило ли принимать эту руку. Какое-то время они просто смотрели друг другу в глаза, пока в комнате не оказался еще один вампир. Все что происходило сейчас, казалось лишь сном, плодом больной фантазии или чем-то еще, но не реальностью. Речь мужчин утопала в теперь уже более настойчивых голосах, возникших так же неожиданно как и в прошлый раз:
— Скоро... уже очень скоро я приду за тобой...
— Скоро... скоро... скоро...
Ей казалось она сходит с ума. Тени вновь стали оживать и протягивать свои руки. Она сидела в каком-то безумном оцепенении, крепко зажмурив глаза:
«Сон... всего лишь сон... плохой сон...»
Сознание вновь начало покидать ее величества. Ее бросило в жар и уже через секунду королева осела на пол.

+1

29

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------

Аскар полностью успокоился, впав в своё обыкновенное флегматиченое состояние. Эмоции утихли, разве что заставив его пообещать самому себе помочь женщине, вероятно абсолютно беззащитной в данную минуту. Он перестал чувствовать эмоции мужчины, находившегося в комнате и решил, что тот поставил блок. Он взглянул на вампира, мельком отметив, что это чистокровный (тени он не оставлял), и усмехнулся. Его забавляло то, как вёл себя этот парень, а это был не старый вампир, едва может быть подобравшийся к черте двухсот лет, хотя возраст по внешнему виду вампира угадывается с трудом. Он позволил своему противнику высказаться и терпеливо вынес всё, что тот сказал. Гнев был более не властен над действиями Аскара.
«Ну что ж... Господин доктор, в этот раз удача вряд ли находится на вашей стороне. Даже если вы глава гильдии алхимиков.»
Он с интересом посмотрел на вставшего мужчину, и чуть было не расхохотался. Сама форма, в которую вбивал свои слова его противник, была какой-то уродливой ложью. Он вёл себя так, словно Королева уже давно не нуждается ни в чём и ни в ком, кроме него и его помощи, он вёл себя так, словно бы исполняя волю коронованной особы, но тем не менее пытаясь достичь своих собственных целей. Он смущал сознание девушки, которая, как был наслышан сам Мефисто, пережила в своей жизни и так слишком много горя.
— Моя гневная реакция вызвана вашими фамильярными действиями, вкупе с реакцией на ваше присутствие самой Королевы. Если вы решили сыграть с коронованной особой в кролика и удава, то я с удовольствием сыграю с вами в гадюку и орла. Вы, между прочим, похоже тоже не представляете, кто я. Усмехнулся Аскар, разглядывая алхимика. Такие «люди» ему были не приятны... Да, конечно талантлив, да, чистокровный вампир, но... Таких вампиров Мефисто не переносил. Нравственные калеки его раздражали. В этот момент царственная особа осела на пол. Аскар уже перестал слушать, что говорил там его противник и взмахом руки поднял и отправил в кресло Королеву.
«Ну вот. Теперь по крайней мере я её не зацеплю, если ударю.»
Он с интересом взглянул на собственную руку. Белые, тонкие пальцы сжались и разжались. Они не дрожали и полностью повиновались своему обладателю. В этот момент он почему-то вспомнил фразу отца, которую не понимал в детстве и которую смог объяснить самому себе лишь пару сотен лет назад. «При прочих равных условиях выигрывает тот, кто прав.». Так сказал Иоганн-Фридрих своему сыну Мефисто, но, похоже что и ему когда-то давно сказал это Дитрих-Адагерд, прародитель клана, по крайней мере так казалось самому Аскару.
— Я покину её только после вас. Усмехнулся он, чувствуя, как осколки под ногами послушно приподнялись от пола. Сейчас он был готов даже к тому, что из носа его противника выползет дракон и начнёт дышать огнём во все стороны. Даже в этом случае он бы среагировал холодно, как и подобает главе клана.

Отредактировано Мефисто (12.06.2011 14:58)

+1

30

[3 этаж] Будуар королевы
-----------------------------------------------------
Теодор ждал действий от стоящего напротив вампира. И был готов дать отпор чему угодно. Но как всегда стычке двух мужчин способствует и мешает женщина. Девушка опять потеряла сознание. С лица алхимика даже сползла улыбка, унесенная усталым вздохом.
«Упертая и взбалмошная принцесска... Как же это утомляет и раздражает. Она считает, что знает, как именно ей будет лучше. Тяжесть прошлого пожирает её тело, её дух, её разум... А она не только не хочет этого прекращать, но и сама приносит себя в жертву. Овца на заклание».
Ренд потерял интерес к вошедшему и вновь повернулся к пациентке. Но та воспарила над постелью и приземлилась на кресло, в котором ранее сидел алхимик. Взгляд вновь коснулся «противника».
«Телекинетик... Занятно. Но ничего непривычного. Лео эта способность никогда не помогала...»
Юноша подошел к креслу, поднял королеву на руки и аккуратно перенес обратно на постель.
— Боюсь реакция королевы, обращенная ко мне и касается лишь нас двоих, — Теодор говорил не смотря на собеседника и вновь выставляя на стол какие-то склянки, — ну а мои действия являются таковыми, каковыми я считаю их нужными, — две жидкости одна за другой были влиты в пустую пробирку и перемешаны, — но право считать их фамильярными или же какими-либо другими я у вас не отнимаю, — Ренд повернулся и склонился над девушкой, поднося к её носу раствор аммиака. Убедившись, что реакция на нашатырь присутствует и теперь Её Величество лишь миром спит, алхимик вновь повернулся к саквояжу, — но вы ведь не станете так же отрицать того, что врываться в чьи-либо покои без разрешения так же не соответствует правилам этикета? — юноша чуть усмехнулся. Взяв чистое полотенце, он вновь опустил его в холодный раствор воды и трав и положил на лоб королевы компресс. Затем собрал все вещи и повернулся к собеседнику.
— Ну раз так, давайте покинем эти покои вместе. Королеве сейчас нужен спокойный сон, а наше присутствие может этому помешать, — юноша прошел мимо мужчины, будто мимо пустого места, положил руку на ручку и открыл дверь, — кстати, позвольте поинтересоваться вашим именем... А то вы на столько сильно желали ворваться в комнату к королеве, что даже забыли представиться...

+3


Вы здесь » Дракенфурт » [Равена] Королевский дворец » Западное крыло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC