Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Внезапная замена


Внезапная замена

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/31-Orlej/orl15.png

Участники: Кадалинн Райнер, Алик Риверо.
Локация: [Филтон] Улицы и переулки
Описание: ночь Алика не заладилась с самого вечера. Во время пути на бал к одному из старых знакомых Риверо, господину Мирелею — вечному сопернику герцога, Алик и его спутница окончательно и бесповоротно ругаются, та высаживается. Дабы доказать дамочке ее заменимость и появиться на балу конкурента не в одиночестве, вампир почти затаскивает себе в карету первую попавшуюся, точнее единственную девушку на темной улице. С этого момента планы на его вечер круто меняются...
Дата: 18 июля 1806 года.

0

2

Четверка серых лошадей, запряженных в упряжку красивой кареты из темного дерева с плотно зашторенными окошками, свернула в длинный переулок, и, подстегнутая поводьями кучера перешла на легкую рысь, стуча копытами о мощеную камнем дорожку. Ночь только начиналась, а темные свинцовые облака, низко плывущие на иссиня-черном бархатном небе, заслонили луну и звезды, давно уже зажгли уличные фонари, в свете которых иногда мрачно переливалась позолота замысловатых линий на экипаже, проносящемся мимо.
Советник сидел в карете, скрестив руки и закинув ногу на ногу, эта поза говорила о крайней мере его недовольства. Его пристальный и нахмуренный взгляд был устремлен на какую-то деталь внутренней отделки, избегая встречи с глазами его спутницы, сидевшей напротив. Красивая девушка, с высокой, прекрасно убранной прической, украшенной нитями алмазов и сапфиров, в пышном платье насыщенного синего цвета, сидела поджав губы и сосредоточенно о чем — то думая. Прошло несколько минут, и она все-таки заговорила тоном, в котором слышался упрек:
— А все-таки ты должен был надеть тот костюм, который бы подошел по цветовой гамме к моему платью! — неугомонная девица только было начала разговор, конец которому он положил еще двадцать минут назад, но, почувствовав по его кривой ухмылке, что это не лучшая тема, выбрала другую, еще более неудачную:
— И вообще, я и мой отец давно считаем, что нашим семьям необходим подобный союз, наш брак мог бы исправить положение дел обоих, — ее голос становился нудным, а речи навязчивыми, но последняя реплика заставила Риверо почти возмущенно вскинуть бровь и обратить чуточку больше внимания на свою спутницу.
— Элизабет, свадьба — это не та тема, которая обсуждается в карете, более того, будь осторожнее с репликами «наш» и «исправить дела обоих», ибо мои, в отличии от кампании твоего отца, идут в гору, — фраза была отпущена резко и сухо, а Алик принялся за детальное изучение бахромы шторки. Сказать по правде, навязанное знакомство с княжной начало его тяготить, ибо она принадлежала к тому типу женщин, смысл жизни которых разговоры о тряпках и удачное замужество, причем последнее должно быть достигнуто любыми путями, и в данный момент весьма плоскими и не заманчивыми. Задачей же герцога на сегодня было вытерпеть эту особу, обладавшей репутацией одной из самых желанных гостий в домах аристократов, к тому же великолепной внешностью. Последнее было главной причиной их сегодняшней встречи. Дело в том, что сейчас они направлялись на бал одного из знакомых герцога. Князь Мирелей, со своей сладкозвучной фамилией и ехидной улыбкой, был главным конкурентом последней сотни лет Алика, у них не было цели соревнований, каждый просто должен был быть лучшим во всем, это касалось денег, власти и красивых женщин — трех основ мужского благополучия.
— Нет, я хочу поговорить об этом сейчас, ты уделяешь мне так мало внимания, — княжна начала тянуть слова, что само по себе звучало уже отвратительно, — и я опять слышала о твоих новых похождениях, я против! Ведь мы с тобой почти супруги!
На этот раз вампир не выдержал и гневно посмотрел на вампирессу, заставив ее мгновенно замолчать. Подобные разговоры и попытки его контролировать всегда его нервировали, обострившиеся последние две недели, Риверо решил поставить точку. Раз и навсегда.
— Мне не нужна навязчивая девица, более того, жена, и ты это прекрасно знаешь! Ни о какой помолвке и речи быть не может, пока на то не будет моего желания, сейчас ты едешь со мной на прием, если вам, миледи, это не устраивает, вы можете вернуться домой! Хоть сейчас! — советник немного погорячился, даже перешел на «вы», однако, совсем не ожидал ответной реакции девушки. Элизабет, еще плотнее сжав губы, топнула ножкой в изящной туфельке и сжатым кулачком постучала по деревянной панели, совсем не по — дамски крикнув кучеру, чтобы он затормозил. Лошадиный цокот мерно начал замедляться, и карета замерла. Девушка победно взглянула на Алика и, желая поразить его своей решимостью, пропела тонким голоском:
— Все, герцог Риверо, либо сейчас вы в корне меняете свое отношение ко мне, либо сейчас я выхожу и нахожу другой экипаж, и больше вы со мной не знакомы, более того, ни о каком браке и речи быть не может.
Ее пылкие речи настолько поразили советника, что тот только тихо усмехнулся, удивляясь тому, как сама она не понимает, что далеко не ставит этим его в тупик. В этот момент лакей распахнул дверь кареты.

Отредактировано Алик Риверо (18.05.2011 19:23)

0

3

«Холодно... Надо купить новое пальто», — пронеслась ненавязчивая мысль в голове гомункула. Вишневого цвета глаза посмотрели на тонкие руки, которые сейчас вдоль и поперек покрывали мурашки. — «Если пойдет дождь, я могу заболеть. Мне нельзя это делать»
Кадалинн шла по вечерним улицам, увлеченная изучением пейзажа и местных жителей. Ее еще немного поражала культура чужого государства, хотя здесь она находилась уже не первый месяц, но гомункул долгое время после приезда сюда только и делала, что сидела по библиотекам, изучая историю, культуру и язык республики — Созданной очень понравился местный уникальный диалог, да и нехватка знаний потребовала исчерпать себя.
Всего пару недель назад Линна решилась перейти от теории к практике и теперь искала больше информации хотя бы о менталитете, общении и моде горожан, даже эти еле различимые отличия в лицах вампиров и людей — Кадалинн было непривычно, ее удивляло, что здесь почему-то другие черты лица, как у мужчин, так и у женщин, один цвет волос преобладает над другим, а гамма радужек более разнообразна. Тут было все таким непохожим на Бругге... Гомункул так и не могла понять, почему в разных местах у существ такие разные внешние признаки, хотя она уже давно понимала, что это все заложено природой, что этим объясняются различия в климате и одни черты лица созданы, например, для засушливых районов, а другие — чтобы лучше пережить холод.
Ее мысли прервало ржание лошадей за спиной. Кадалинн в своих наблюдениях даже не заметила, как сошла с тратуара на мощенную дорогу и легко запрыгнула обратно на небольшое возвышение. Из экипажа доносились истеричные крики разъяренной самки, а через секунду лакей вдруг открыл дверь и глазам Линны открылась женщина, вызвавшая на миловидном личике лишь легкую гримасу отвращения. Созданной было противно смотреть на столь вычурный наряд — ведь если бы платье было не столь ярким, то драгоценности можно было бы назвать главным украшением наряда... или же напротив, если бы платье оставить, а алмазы убрать, заменив скромными брошкой, кулоном и серьгами. Но нет эта женщина выбрала все и сразу, став в глазах Созданной этаким попугаем, на подобие синего ара. Да и шума от нее было не меньше.
«Отвратительная», — сухо пронеслась мысль и девочка поспешила отойти, опасаясь быть ненароком сбитой этой дамой. Она просто осталась стоять и смотреть, на женщину, на мужчину, на карету в целом, изучая и запоминая все это пытливым взглядом, слегка приминая кончиками пальцев тюлевый подол скромного платья.

0

4

Посмеивающийся вампир легко сошел по лесенке, которую выставил лакей, небрежно протягивая руку своей даме. Девушка удивленно распахнула глаза и, махнув кистью в сторону его ладони, спустилась без помощи Советника. Ее, несомненно, модная, однако слишком вызывающая фигура решительно двинулась в сторону перекрестка, где одиноко стоял экипаж с дремлющим на козлах кучером. Было видно, как плечи вампирессы подрагивали от негодования, возможно, та что — то гневно шептала себе под нос. Не отойдя еще и пяти метров, графиня обернулась и с выражением лица «я — таки сделаю тебе гадость в собственную радость», бросила неудавшемуся супругу:
— А я посмотрю, герцог, как вы справитесь на балу один, без сопровождающей леди, которая, конечно, будет у графа Мирелея, — эта ядовитая фразочка была последней, что она проронила.
В этот момент Алик недовольно скривился: пред ним резко возникла перспектива оказаться на важном мероприятии, где среди всех его знакомых, Риверо обладал самой блестящей репутацией ловеласа, ... без дамы. Возможно, для кого — то, кто не зовется Серым Кардиналом и Первым Советником, кто не является первым из самых популярных и влиятельных мужчин в Орлее, это было бы и нормально, но Алику было легче проиграть в казино половину своего состояния, нежели выставить себя в таком свете. Его самолюбие, трепетно и ревностно охраняемое, могло подвергнуться тряске. Но где, где, черт подери, он найдет себе спутницу за полчаса, да такую, что смогла бы затмить собой все сливки аристократического общества, притом, что с большинством дам он уже был в свете, и снова появляться не хотел?!
— Да что вы, миледи, легко! Вот, например, — вся сообразительность Алика сосредоточилась на том, чтобы вытащить его из этой ситуации, стараясь найти где-то ответ, да хоть прочитать на заборе, он повертел головой, и вдруг... Его неизменный пристальный взгляд наткнулся на одинокую тонкую фигурку в стороне, чей образ зацепил его скорее не миловидным личиком, которое он отметил на автомате, а длинными волосами, густыми, волосами цвета вороного крыла, — вот, графиня, вот эта девушка станет куда лучшей заменой вам на предстоящем балу, — отчеканив это, он быстро направился в сторону незнакомки.
Сам вампир, пусть и не был чувствителен к погоде, был одет на военный манер костюм. Его не длинный фрак, из дорогой, темной стальной ткани был теплым, а отворот расстегнутой на несколько верхних пуговиц белой шелковой рубашки пропускал прохладный воздух, все равно не причинявший ему дискомфорта. Ему не надо было украшать себя лентами или драгоценными камнями, его образ итак воплощал именно сдержанную и дорогую роскошь без лишнего блеска. Длинноволосый герцог нагнал незнакомую ему девушку, сняв по дороге с себя удобный фрак, когда до леди оставалось всего ничего, советник обаятельно улыбнулся, не сомневаясь, что та стала свидетелем их ссоры и слышала все. Не давая проронить той ничего, что могло бы попытаться его остановить, Алик одной рукой подхватил кисть незнакомки, нежно сжав ее холодные пальчики, а другой накинул на нее фрак, стараясь ни в коем случае не напугать ее своей резкостью или не взметнуть темную копну густых волос. Оказавшись так близко к девушке, он только заметил, что та даже не доставала ему до подбородка, находясь на уровне груди. Этот факт его немного позабавил, и аристократ мягко улыбнулся, начиная тихо шептать:
— Миледи, будьте добры, согласитесь посетить со мной великолепное торжество, — мужчина говорил мягко, успокаивающим голосом, увлекая незнакомку за собой, в сторону кареты, дверь которой до сих пор держал открытой лакей в форме, — я буду вам признателен, а вы взамен можете потребовать от меня то, что будет вам угодно.

Отредактировано Алик Риверо (18.05.2011 20:31)

0

5

Кадалинн продолжала свой путь и свои мысли, когда вдруг ее размеренность прервали столь резко и грубо.
Она даже не следила за тенями на стенах и мостовой, как делала это обычно, гуляя в полумраке, за что себя тут же и отчитала. Стоило ей ощутить на себе постороннее тепло и прикосновение руки, а после и чего-то еще на спине, гомункул обернулась и уже было захотела на шаг отступить, а вот черные волосы, двумя огромными косами спадающими с плеч, вдруг, как по волшебству расплелись и поднялись сами собой, опутывая черной паутиной руки мужчины.
«Стоп», — сама себе скомандовала Созданная, услышав голос мужчины и взглянув в глаза совершенно апатичным, почти что кукольным взглядом. Волосы столь же чудесным образом вернулись в прежний вид — закрутились в две косы, лежа на плечах крест на крест, чтобы свисать хотя бы не до колен, а до бедер.
Услышав его речь, гомункул пожала плечами и как-то сразу подалась за ним, тихо ступая вслед.
— Торжество, говорите... Что ж... Это интересно, я еще не бывала на крупных праздниках, — тихим девичьим голосом ответила Созданная, глядя на мужчину. — Только при одном условии. Не делайте из меня такого же попугая, иначе я совсем разочаруюсь в вашем вкусе на женщин.
В этой фразе не было ни упрека, ни сарказма, ни издевательства — гомункул только высказала свою мысль, показав тем самым честность и прямолинейность, еще раз взглянув на удаляющуюся девушку-ара, чтобы подтвердить для себя ее отвратительность.
— Мне ничего не нужно, кроме опыта и знаний... — тихо сказала Линна, глядя на мужчину. — Если у вас есть какая-нибудь интересная информация, которой я еще не знаю, то вы сможете откупиться от меня. Деньги или людские страсти меня не особо интересуют.
Когда она уже оказалась в экипаже, Кадалинн зажмурилась от света и только положила руку на грудь, туда, где складки платья выдавали камни, торчащие из груди искуственной девушки. Сама она села прямо — вроде человек, а вроде нет... теплая, живая физически, но не морально, какая-то кукольная.

0

6

Уже будучи в экипаже он вспомнил, как обвились вокруг его руки шелковые волосы незнакомки, крепко, как вряд ли заставил бы взметнуться их порыв ветра. Сий факт заинтересовал герцога, но тот, согласившись на ее условия коротким кивком головы, уже был в карете, которая медленно двинулась. Его спутница не была человеком или вампиром, ликантропом, но и все это его не интересовало. Советник пристально рассматривал черты лица сидящей напротив, с улыбкой отмечая их точность и в то же время плавность, они могли бы быть даже игривыми, если бы не вся внешняя апатичность.
Спустя несколько минут мужчина решил, что все-таки стоит прервать молчание и, два раза стукнул в закрытое окошко кареты, дабы обратить внимание кучера на свои требования. Услышав, что его извозчик вопрошает о желаниях господина, Алик попросил отвезти их в ближайших салон в самый быстрый срок, в который это могло быть возможным. Риверо вальяжно и успокоенно улыбнулся, переводя расслабленный взгляд на спутницу:
— Миледи, коротко и о главном: сейчас мы посетим салон, где подберем вам платье, — вспомнив консервативные вкусы длинноволосой незнакомки, коротко высказанные еще на улице, он продолжил, — найдем что-то в стиле «Фражели», что-нибудь простое, но благородное. Здесь, я почти дам волю вашему выбору, руководствуйтесь желанием, за мной — только одобрить. Советник задумчиво остановился, размышляя, что еще может пригодиться. На его взгляд было бы неплохо добавить что-то из драгоценностей, нечто, что будет гармонировать с его внешним видом, и на этот счет у Алика появились свои задумки, которые могли бы показаться ей занимательными.
Идея, которая появилась у него на улице, была мнительной, весьма хрупкой, оставалось только надеяться на то, что все может пройти с достойным шиком, с благородством и естественностью. Впрочем, его леди не казалась простой или излишне эмоциональной, возможно, даже и ее сдержанность могла сыграть неплохую роль в этом спектакле. До ближайшего салона оставалось совсем ничего, и Советник снова начал беседу:
— Я расскажу вам о всех значимых людях в Орлее, которых мы увидим, будут гости со всей республики, на любой вопрос, который вы зададите мне во время бала о вампирах, традициях аристократов, их внутренних отношениях или делах каждого — я отвечу, — вампир усмехнулся, ведь именно это он знал лучше, чем сотня секретарей, которые пишут тайный архив. За это время, четверка лошадей, перешедшая на рысь, доставила их к месту назначения, плавно тормозя.
Магазин был еще открыт, это место предназначено для значит вампиров, хотя бы потому, что класс обслуживания и то, что они предлагают, всегда на самом высшем уровне. В подобных местах стараются одеваться все вампирессы, которые хотят достойно выглядеть в свете, а этот салон являлся одним из самых важных и популярных. Господин Риверо был уверен, что у портных конечно же остались еще несколько вариантов вечерних нарядов, которые они шьют по первым эскизам на заказ или для таких вот ситуаций.
Не дожидаясь лакея, Алик вышел из экипажа, предлагая руку в белоснежной перчатке даме. Мальчик, спрыгнувший с подножки сзади кареты, уже стучал в дверь, которая скоро распахнулась. На пороге показалась женщина — вампиресса, выглядевшая лет эдак на тридцать по человеческим меркам, с простой уложенной прической и в лаконичном черном платье. Первые десять секунд она рассматривала гостей, но, узнав герцога, опустила голову, выполняя изящный реверанс и пропуская их внутрь. Первый этаж ее дома представлял собой огромную гостинную, левая часть которой была отведена под «зал ожидания»: там стояли кожаные кресла и диванчики, столики с журналами. Правая часть представлялась возвышением, нечто вроде подиума, там были несколько ширм, пустующие и одетые манекены, стеклянные и закрытые дубовые шкафы, несколько дверей, за которыми располагались мастерская и гардеробная.
Вампир ободряюще улыбнулся своей спутнице, обращаясь к мадам Ля Венруаль:
— Миледи, свою госпожу я отдаю в ваши умелые руки, ничего навязчивого, броского, как всегда, — последнее предполагало краткость и роскошь, заключенные в один флакон. Аристократ опустился на диван, подхватив рукой принесенный ему бокал красного вина мальчишкой посыльным, — да, и как можно скорее. Моя миледи, полагаюсь на ваш вкус.

Отредактировано Алик Риверо (18.05.2011 22:08)

0

7

Девушка не знала как реагировать на все это.
Куда-то привели, что-то делают, снимают мерки. Ей это напомнило, как отец часто измерял рост и объемы ее тела, чтобы следить за результатами экспериментов, и Линне стало немного грустно.
Вскоре ей подобрали платье нежного приглушенного пастельного цвета, сверху оно было нежно-кремовым, книзу по тону чем-то напоминало вишневый пудинг — светло-бордового цвета. Оно подходило ей и по росту и по объему, но Кадалинн настаивала на том, чтобы декольте платья немного подняли, упорно держа руки в районе грудины. Она комплексовала из-за торчащих камней, не все люди понимали то, что ее тоже можно и нужно считать живой, камни же выдавали ее искуственное происхождение.
Еще какое-то время ее тихие возмущения пытались подавить, но в итоге смирились и позже просьбу выполнили.
Декольте аккуратно открывало линии ключиц, далее огибало плечи и грудь тугой тянущейся тканью, до локтя рукава были фонариком, а после до самой кисти облегали тонкие ручки. На груди ткань становилась свободнее только на пару сантиметров, к талии снова начиная облегать тело, юбка же была пышным креналином. Ткань на груди украшала россыпь еле заметных полудрагоценных камней, которые слегка сверкали при свете.
Она вышла из-за ширмы к мужчине, кротко глядя в пол, сомкнув пальчики спереди. Ей было как-то странно такие требования к своей персоне, да и мужчина ее заинтересовал — зачем брать непойми кого с улицы, чтобы наряжать и везти на какой-то праздник?
Сейчас, находясь на людях, Линна расплела волосы вручную. Находясь долгое время заплетенными в косу, пряди стали волнистыми и черными каскадами спадали аж до середины подола, опадая на креналин, то есть волосы девушки доставали колен.
— Мне нравится это, не надо больше ничего... — робко проговорила девушка, — И еще... меня не очень волнует кто есть кто в обществе. Общество меня не волнует, меня интересуют знания, настоящие. История, культура, наука, языки... такая информация мне интересна.

0

8

Алик сидел на диване и потягивал вино, делая маленькие глотки и смакую каждый раз его вкус, стараясь прочувствовать каждую каплю багровой жидкости, что ему попадалась. Он выполнял самое бесполезное мужское занятие — ожидал свою спутницу, надеясь, что та не войдет во вкус и не начнет примерять каждую вторую тряпку, которая попадется ей на глаза. Он слышал стук по паркету каблуков хозяйки заведения, приглушенные шаги своей спутницы, а сам, найдя секунду для отвлечения, задумался над тем, какой же занимательный этот мир, как внезапно он подкидывает те или иные ситуации, из которых выход порой очень замысловатый и тернистый.
Однако женщины справились достаточно быстро, и вскоре его требовательному взору предстала совершенно новая спутница. Риверо позволил себе улыбнуться не только глазами, но и кончики губ его выдали умиление. Незнакомка походила сейчас скорее на фею, уж больно миниатюрной она смотрелась при своем скромном росте в этом наряде. Такая утонченная и элегантная, цвет платья в сочетании с грамотным цветом несколько оживил ее образ, появилось сходство с дивным эльфенком в бежевой дымке, а как чудно волнились ее густые волосы, куда большая драгоценность, нежели камни мерцающие на груди. Риверо был доволен тем, что им удалось выполнить в этот короткий срок, хотя единственным недостатком он отметил все же недостаточную завершенность, чего-то откровенно не хватало.
Наградив девушку за работу над собой еще одной дружелюбной улыбкой, советник отошел к хозяйке салона и быстро выписал ей чек на ту сумму, которую она запросила, намекнув на экстренность заказа несколькими новыми цифрами. Советник лишь улыбнулся, ставя свою размашистую роспись и выходя, подавая руку своей спутнице. Уже в экипаже он начал говорить:
— Вы не совсем конкретизировали то, что хотели бы услышать, но я буду говорить. Вы не местная, ибо у вас нет Орлеанского акцента. И скорее всего, вы здесь не так давно. Итак, Филтон — это столица, по улицам которой мы сейчас едем. Республика будет моложе, скажем, Дракенфурта, однако люди попали сюда в тоже время. На данный момент это одно из самых процветающих государств, его экономика развита, а страна богата. Отличительной чертой Орлея, возьмем Филтон, слывет размашистость и богатство во всем, под что это можно приспособить. Люди здесь более открытые, нежели в вышеупомянутом государстве, язык более певуч и лестен, архитектура слывет богатством и невероятностью, все нововведения в культуре, всех ее проявлениях, всегда проходят через столицу. Что говорить об одежде, то, как можно было ранее предположить, в ней больше пышности и роскоши, поэтому многие вампирессы на балу могут вам не понравиться, — герцог усмехнулся.
— Что говорить об Алхимии, то эта наука располагается здесь как дома, быть может это вас заинтересует, — Алик пожал плечами, надеясь найти тему, которая была бы интересна его собеседнице, — местные рынки и лавки богаты теми изделиями, которые редко встретишь где еще, хотя это еще и благодаря структуре развитого рынка, — последнее он сказал не без гордости, ведь это его работа и старания, — часто газеты пестрят заголовками об открытиях.
Через минуту карета остановилась, и вампир попросил подождать его около минуты. Через некоторое время он вернулся, протягивая девушке скромный квадратный бархатный футлярчик. Внутри него покоилась тонкая цепочка из серебра с маленьким бриллиантовым кулоном, рядом — маленькое колечко с разного размерами аналогичными камнями. Риверо предполагал, что его незнакомке не нравится помпезность и яркие цвета, поэтому выбрал нейтрал, да и появляться его спутнице на балу совсем без украшений было бы излишне скромно. А это было притягательно и нежно.

0

9

— Я приехала сюда несколько месяцев назад... может полгода... я не помню. Все это время я изучала то, что могла и хотела в разных библиотеках и хранилищах, но этого недостаточно... я хочу знать то, чего я еще не знаю. Я сама не знаю, что может меня заинтересовать, но знаю я много... а хочу знать все, чтобы отец мог гордиться.
Голос девушки был тихим и немного предательски дрожал, явно разговор об отце заставлял ее грустить, но на самом деле смысл грусти заключался даже не в отце гомункула. Она вспоминала жизнь в самом начале, как она появилась и жила в первой и единственной семье. Отец с его уроками и экспериментами, а потом и самое главное в жизни Созданной — малышка Каталина, слепая младшая сестренка, по которой гомункул до сих пор скучала больше всего на свете...
— Алхимию я тоже знаю, отец и был алхимиком, он учил меня сам, потом я училась сама, — шепнула она в заключение, прижав кончики пальцев к губам.
Линна была скромной и кроткой, она часто держала глаза опущенными. Она сильно нервничала, и вскоре она снова выдала себя, ее волосы стали легонь шевелиться и пытаться схватиться за сидение под гомункулом, но вскоре Кадалинн успокоилась, тихо вхдохнув, а волосы просто опали, как и раньше.
— Простите меня, я задумалась о том, что было очень давно... — девушка, хоть долгое время путешествовала одна, но была отлично выучена этикету и в благовоспитанной компании вела себя подобающе. Подняв голову, девушка улыбнулась скромным украшениям и одела их, внимательно рассматривая, будто сверяясь с каким-то своим внутренним справочником. А потом подняла голову, взглянув на мужчину вишневыми глазами, которые стали немного живее, хотя в них сейчас была грусть и тоска по родным. Но даже сейчас личико стало живее, а печаль вскоре сменилась спокойствием и еле заметной улыбкой в уголках губ.
— Спасибо, но я не возьму их с собой, это просто мой костюм для вашего представления. И как актеры в театре, я верну костюм после спектакля, мне это ни к чему, — тихо сказала Созданная. — А еще вы правильно заметили, я появилась в Бругге... и, кстати, меня зовут Кадалинн.

0

10

Девушка проронила несколько слов о том, что задумалась над прошлым. Эта фраза была исполнена печалью и настоящей тоской, замершей в, как место когда-то сгоревшей яркой звезды в небе, прекрасных темных глазах Кадалинн. Его не тревожили те печали, которые ей удалось пережить, ибо в силу характера давно пришел к выводу: занятие чужими заботами — себе дороже, однако этот взгляд запал к нему в душу, и Алик стал старательно припоминать, где видел он подобное. Да, это было давным давно, когда еще молодой, он находил забаву в шалостях со своими сверстниками, руководя процессом. Такие глаза были у его кузины, когда та потеряла всех родных в пожаре. В тот момент он не знал этих чувств и отнесся к ним с пренебрежением, заслужив одним поступком ее безграничную ненависть. Впрочем, да и сейчас не знает всей полноты чувства, так радикально меняющего людей и оставляя глубокие шрамы на сердце. А его спутница, она трогала и волновала своей робостью и внутренней печалью. Аристократ еще немного помолчал, но потом бодро откинул от себя все тяжелые мысли, которые внезапно всплыли в голове.
Экипаж начал тормозить, сквозь плотную шторку кареты просвечивали яркие огни. Через минуту тихие шаги лакея приблизились к дверце, и она распахнулась. Перед тем, как выходить, Алик ободряюще улыбнулся своей спутнице, хотя теперь его мысли были заняты тем, как разыграть весь спектакль вечера вокруг себя:
— Итак, миледи, мы прибыли, не волнуйтесь, будьте естественно очаровательны, — вампир вальяжно выскользнул из кареты и сам подал руку темноволосой красавице, продолжая, — главное, чтобы ваши чудные локоны не задушили кого-нибудь из знати.
Особняк, к которому они уже подъехали светился яркими огнями, вдоль длинной дорожки, ведущей ко входу, были установлены фонарики в разноцветной упаковке, оттого и их приглушенный свет варьировался от синих оттенков до зеленых и красных. В огромных окнах видны были пары, кружащиеся в вальсе, слышна была великолепная музыка. Князь не поскупился на сие торжество. Советник вскинул голову и самодовольно улыбнулся, уверенный, что не найдет здесь ничего, что могло бы поразить его фантазию и вызвать зависть. Придерживая миледи под руку, они вошли в дверь, которую отворили слуги в форме с фамильным гербом Милереев. В фойе было множество гостей: чудесные дамы, их ухажеры и супруги, вся знать, весь цвет и пафос Филтона, который смог посетить мероприятие.
Как это ни странно, но вышеупомянутый мгновенно обрисовался в проходе излучая радость и приветливость, от которой еще чуть чуть и у Алика бы зубы свело. Сам герцог изобразил самую счастливую улыбку, идя ему навстречу. Оба поздоровались, обменявшись крепким рукопожатием. Князь выразил свою радость по поводу его прибытия, и тут подошла его миледи. Увидев это личика Советник с большим трудом подавил улыбку, которая была вызвана присутствием этой леди. Милерей представил ее, как княжну Лявуль, и это была она. Высокая платиновая блондинка в багровом платье с нескромным вырезом перевела взгляд на герцога, и ее личико исказилось гримаской раздражения. Мужчине везло сегодня, это была вторая девушка, с которой он уже имел честь провести чудесные мгновения.
— Алик, представьте же вашу спутницу, — Милерей нежно взял Линн за руку, коротко поцеловав и весьма открыто рассмотрел девушку.
— С превеликим удовольствием, Герман, чудесная госпожа Кадалинн, самый настоящий бриллиант, — на последних словах он кинул демонстративно брезгливый взгляд на Лявуль, которая с едкой неприязнью рассматривала гостью в бежевом платье.

0

11

— Кадалинн Райнер, — тихо вторила девушка мужчине, посмотрев сначала на высокопоставленного противника, а после и на его даму, и на своего спутника, но быстро перевела взгляд обратно на Милерея, отстранив от его лица ладонь, стоило только нежной, но немного холодной коже почувствовать на себе поцелуй. Ей был противен этот жест... по крайней мере, в этой атмосфере точно.
— Что ж, я думала у советника другие вкусы... — видимо, пытаясь задеть, высказалась высокая блондинка, не в силах сдержать желчь.
— О вкусах не спорят, уважаемая. Вы не считаете свою фразу бестактной? — апатично и прямолинейно проговорила гомункул, взяв советника под руку, глядя на нее прямым взглядом, в котором читалась легкая игривость — Линну смешили такие люди, она любила поиграть с ними, — По крайней мере, человека стоит уважать и любить таким, какой он есть... хотя бы уважать... и не надеяться на многое, особенно, когда нет возможности предложить что-нибудь стоящее взамен.
Кадалинн спокойно стояла подле советника, спокойно рассматривая собеседников и своего спутника. Вечер обещал быть интересным, но в данный момент зрелище начинало утомлять Созданную.
«Кстати, о стоящем... надеюсь, мой визит сюда окупится», — подумала Линна, стараясь изобразить на лице хоть какое-то маломальское воодушевление. Хотя со временем это становилось проще, — хорошее отношение мужчины к ней оживляло гомункула, делая ее радостной, но оставляя тихой и спокойной. Программа, заложенная отцом, действовала.
— Посветите меня в свои планы, — тихо сказала Линна Алику, куда-то послушно следуя за ним.

Отредактировано Кадалинн Райнер (19.05.2011 23:00)

0

12

Риверо с трудом удерживал улыбку умиления, слушая довольно простые, но очень радикальные речи своей спутницы, которые несколько отличались от положенных на светских мероприятиях. Впрочем, такая манера парировать чужие издевки ему нравилась, уж больно ошарашенно выглядела миледи, которой его темноволосая Линн дала «отставку» по всем фронтам, умудрившись попасть чуть ли не в самое яблочко причины их расставания. Между наблюдающими за женским диалогом мужчинами установился зрительный контакт, и, услышав окончание, Алик вскинул бровь в дьявольской улыбке, мысленно насчитывая один балл в пользу своей... команды.
После короткого, но очень приятного приветствия, советник повел свою даму к той стороне бального зала, где стены были украшены картинами. Хозяин дома славился своей страстной любовью к живописи и не был прочь пополнять свою коллекцию знаменитыми копиями и оригиналами в любой удобный случай. Решив, что надо таки выполнять и свою часть обязательств, герцог остановился возле одной работы. В массивной рамке покоилась знаменитая копия картины, кстати, очень качественная работа, «Дама в черном». Это изображение сам Алик не очень любил, да и не вдохновляло оно его никак, но сие произведение было одним из самых знаменитых.
— Это картина «Дама в черном», произведение, повергшей всех критиков в восторг и уже многие лета занимающее первое место среди самых известных работ, — аристократ недовольно задержался взглядом на придирчивом лице дамы с полотна и продолжил, — написана была Константином Де Вальдом, лет эдак, двести назад.
Не то, чтобы его совсем не интересовало искусство, советник посещал выставки, галереи, однако редко встречались экспонаты, которые могли бы его заинтересовать. Риверо по своему призванию все-таки кабинетный рабочий, главным смыслом жизни которого является отнюдь не воспевание прекрасного и высокого, а вполне даже материального и приближенного.
Далее очень занимательный пейзаж Уэйна Мура, — повествование мужчины плавно перетекло о картине рядом: обрыв над гаванью и небо, прекрасного насыщенного синего цвета, — в общем-то не сказать, чтобы что-то особенное, однако цена копии среднего мастера на аукционе взлетает, если изображено вот это вот полотно. Хотя мне у него нравится другая работа, называется «Виноградник», но мой дорогой друг еще не успел заполучить ее в свои цепкие лапки.

0

13

Кадалинн следовала за мужчиной вдоль стен с картинами и слушала его повествования, но вскоре ей это надоело и она остановилась.
— Мне неинтересно, я давно видела большинство из этих картин в оригинале. Я хорошо их помню и могу сказать вам огрехи и ошибки художников — цены этих дубликатов явно завышены, конечно, для слепого гонца за славой они хороши, но точная память, внимательность и хорошее зрение торят чудеса, — тон Линны был мягким, но холодным, а глаза какими-то отрешенными.
Пожалуй, Созданная начинала жалеть о том, что согласилась помочь. Получается неравный обмен — свою часть уговора она исполняет хорошо, но будет ли Советник располагать какой-либо интересной и неизвестной для гомункула информацией?
С этим вопросом в мыслях, Кадалинн посмотрела снизу вверх на кавалера, а после учтиво провела кончиками пальцев по внутренней стороне предплечья мужчины, чуть ниже локтя, незаметно, ненавязчиво, но этого было вполне достаточно по мнению Линн.
— Простите мне мой тон. Просто мне действительно не очень это интересно — я уже это знаю и много раз сталкивалась, я живу намного дольше, чем может показаться, — с тенью мягкой улыбки на уголках губ проговорила Созданная, осмотрев людей вокруг равнодушным взглядом. — Не пойму, что с этими людьми. Они странные, заносчивые и горделивые... Почему они иногда так смотрят на вас и на меня? Будто не верят чему-то, как будто кто-то из нас враг народа?
Это сейчас интересовало Кадалинн куда больше, нежели копии картин. Картины не менялись с годами, их копии тоже — лишь прибавлялось количество. Люди же были Созданной непонятны... Их эмоции и чувства, их мысли и мотивы, желания и действия. Гомункул принимала все это за невыносимый фарс, не в силах понять природу живых разумных.

0

14

Отчего, понятия «оригинальность» и «серая масса» неизменно следуют параллельно друг другу и продолжают существовать, деля одну территорию — людей и вампиров? В самом деле, каждое существо, будь то человек или вампир, искреннее верит, что обладает исключительными качествами, какими-то чертами характера, восприятия, которые делают его уникальным. Но при всем при этом, он отмечает банальность окружающего, замечает общие черты, под девизом которых проходит мимо жизнь других, знакомых и не знакомых существ. Но ведь каждый из них видит это со своей вершины, колокольни, если позволите, входя, в свою очередь, в чье-то поле «зрения». Так создается замкнутый круг, хотя изначально он задумывался как многоугольник, но со временем, каждый уголок, каждое существо затрется в своих мыслях. Это общество из самых обыденных и повторяющихся уникальностей.
— Вампиры — это удивительные существа, вам не кажется? — его взгляд смотрел в никуда, словно стараясь уловить нечто, что не заметит никто, — вообще все, кто обладают даром жить более сотни лет, есть существа по природе иные. На мой взгляд, всем, кому дается более времени, должны его излишки потратить на изучение высокого, задуматься о жизни, окружающем. А все здесь присутствующие далеки от этого. Наш мир, — под словом наш он скорее предполагал аристократию, — это другой ареал, не сравнимый с людским. Человечки, они выстраивают взаимоотношения, налаживают мосты, заводят семьи и отчаянно стремятся проникнуть в глубь души другого, они распахивают двери и окна, пускай часто и ошибаются. А вампиры заперты. Они живут, выстраивая огромный замок взаимоотношений, тонких и прозрачных, целую паутину, нюансы которой у нас в крови. Они возводят дом, но без окон и дверей, начатый строится изнутри. Вон тот молодой вампир, в красном фраке, — Алик указал на него взглядом, — давно смотрит на леди в фиолетовом платье. Я знаю их давно, и симпатия обоих практически очевидна. Казалось бы, у них есть все, чтобы жить счастливо, завести маленькую семейку в особнячке на окраине города, катать детей на пони по выходным и устраивать пикники. Но нет, через полгода состоится его свадьба с совершенно иной женщиной. Глупо, однако. А на свою пассию, с которой он встречался по ночам, через год тот будет смотреть с неизменным высокомерием, потому что та станет на ступень титулов ниже. Для тех, кого вы видите, это настолько же обыденно, как солнце утром для людей. Это даже не спектакль, это вполне реальная, адекватная жизнь, со своими специфическими правилами. Вы не чувствуете себя ловко под всеми этими взглядами, направленными на вас, потому что не живете в этой атмосфере, для вас — это фарс, а для них — жизнь со своей спецификой правил. Вам не понять, почему мы горделивы и заносчивы, почему они смотрят на вас с негодованием, презрением, недовольством, непониманием. А им не известно, отчего вы тут, такая чужая, инородная для этого ареала. Вы задумываетесь над картинами, стараясь найти в них смысл, а не смысл в стоимости и выгодности покупки. Нельзя сказать, что все здесь думаю так же, некоторые улавливают и свою какую — то идею, но она будет отличаться от вашей. Это миры с разной философией. Но обе они есть. Это не театр, просто свои измерения. Вы считаете себя честной, хотя бы к себе, но и они не лгут, просто разная правда, выращенная в разных существах. И у вас уникальная возможность его изучить.

Флешбэк отыгран

0


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Внезапная замена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC