Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Банда


Банда

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/1.png

Персонажи: Карл Груффид, Вольфганг Шварцмайер.
Локация: подворотни Дракенфурта. Примерно шесть-семь часов вечера.
Описание: в темных подворотнях Дракенфурта приличных граждан подстерегает множество сюрпризов, одним из которых для Груффида и Шварцмайера станет встреча с опасными бандитами.
Дата: 1 июня 1826 года.

0

2

«Лютая Стая» существовала достаточно давно. Довольно многочисленная она все ещё напоминала огромное количество мелких бандитских формирований собранных воедино одной непреодолимой силой: жаждой разрушения и свободы от общепринятых норм и законов.
Движения и действия этой единой массы были хаотичны. Контролировать эту «Стаю» практически невозможно, ведь многие и пришли туда, надеясь вырваться из-под контроля. Часто это масса распадалась на более мелкие части, особенно ближе к вечеру. Члены стаи, одержимые жаждой разрушения и движимые агрессией, представляли опасность лишь для одиноких путников. Лютый всегда говорил, что ни к чему ввязываться в потасовки с правоохранительными органами, пусть иногда так трудно устоять... По крайней мере, хаотичные столкновения с ними были занятием бесполезным и даже опасным для всей стаи.
Карл сейчас меньше всего походил на богатого и высокопоставленного господина. Мятая рубаха, не отличающиеся дороговизной штаны и растрепанные волосы. Ничем он не отличался от молодых людей, что находились рядом с ним.
Три человека. Молодые, среднего роста и примерно одинакового телосложения, один блондин и двое с темными волосами. Эти люди отличались от него. Полные разрушительной силы и агрессии, они не были чудовищами, подобно Груффиду. Проще всего обезопасить себя, утоляя жажду внутреннего монстра, действуя в группе. Приходилось только иногда воздерживаться от проявлений крайней жестокости, будто проломленная черепушка — досадная случайность, произошедшая от переизбытка молодецкой удали.
И вот впереди показался человеческий силуэт, неспешно приближающийся все ближе и ближе. Ухмылки появились на лицах всех молодых людей. Тонкие губы Карла растянулись в неширокой улыбке.
Первым двинулся темноволосый паренек, мгновенно вернув лицу совершенное равнодушие. Прозванный артистом, он с легкостью сменял выражения лица, пусть и непонятно совершенно, зачем тут разыгрывать этот фарс.
За ним двинулись уже двое других. Светлый парень с будто бы выступающим подбородком, маленьким носом и маленькими глазками был больше известен как Арт. Обыкновенное сокращение от имени за неимением прозвища. Паренек с темными волосами, самый худощавый из них, был прозван крюком за цепкие пальцы, из железной хватки которых, как говорят, даже у скользкой рыбешки вырваться не всегда получалось.
Карл, признаться, знал по именам многих из стаи, но далеко не всех. Он шел чуть позади, неспешно шевеля ногами. Груффид никогда не рвался в драку первым. По сути, он не любил драки: беспомощные жертвы прельщали его куда сильнее, но за неимением таковых...
Столкновение двух плеч. Оно неминуемо. Артист двигается неспешно, казалось бы, небрежно, но через мгновение делает одно быстрое движение. Карлу всегда казалось, что церемониться ни к чему, ведь им всем видится лишь один итог...
— Эй, паренек, тебе тут места не хватает или от переизбытка денег из стороны в сторону раскачивает? —голос насмешливый, полный уверенности. Артист умел строить сложные словесные конструкции, в отличие от многих своих товарищей. Двое других уже обступили предполагаемую жертву...

Отредактировано Карл Груффид (09.05.2011 20:20)

0

3

— Я смотрю, тебя скоро от переизбытка денег раскачает в твоей клоаке, качун морготов, — явно прошипел Людвиг, оголяя клыки.
Шесть-семь часов вечера, а уже смеркалось; луна чуть показывала свой лик, а следовательно и клыки оборотня вполне могли выйти из своей дневной маскировки. Сегодня Шварцмайер явно был не в духе: день рождения на носу, ничего за день не поел, да ещё и в лес переться, чтобы никого лишнего не сожрать. Соответственно пришлось выбирать самый короткий путь, чего Вольфганг не хотел делать, зная, что это обязательно случится. Случится то, что люди называют стычкой.
Никого в улочках не было, кроме этой шайки-лейки, да и в любом случае характер парня не даст так просто сбежать от таких... Хлюпиков. Хотя на их фоне сам Людвиг казался хлюпиком. И знаете почему это было? Да явно потому, что Шварцмайер был похож на девчонку: проколотые уши, нос; всё это в Дракенфурте считалось некрасивым и неправильным для мужчины, но вот сам оборотень находил в этом что-то своё. Ему всегда нравилась манера хурбостанцев одеваться, их мода, их уникальность. Вольфганга всегда привлекали уникальные вещи, ведь это было его хобби. Вот и сейчас он не упустит возможности и пополнит коллекцию человечьими или вампириьими пальцами. В переулке темно, лиц и очертаний толком не разглядеть.
И тут же парень начал разглядывать провокатора: маленькие глазки, маленький носик. Тут же в голове Шварцмайера выступило прозвище для своего обидчика:
— Ха-ха, маленький писюн. Что-нибудь ещё у тебя есть маленькое? Знаешь, парень, если у тебя комплексы, то не стоит стесняться писать даже в подворотнях. Я же тебе так помешал, — Людвиг посмотрел дальше самого Арта, — а это кто? Твои дружки? Думаешь, они помогут тебе подержать твою маленькую деталь?
На лице Вольфганга проступила ирония. Далее всё было как по плану, как всегда: спровоцировать агрессора, скорчив передразнивающую рожицу.
— Чё? Нечего ответить, маленькая деталь?

0

4

Ребята Лютого видали разных людей: и парней с дрожащим коленками и хриплым от страха голосом, и, напротив, полных решимости. В последних обычно сильно было разрушительное начало, к ним относились многие чрезмерно активные и агрессивные юноши, что попали в Стаю. Тем не менее, от подобной наглости говорливый провокатор оторопел. Чувство собственного всесилия, что всегда переполняет людей, находящихся в окружении «своих» и попросту исключающих возможность неудачи, на мгновение даже пошло было на убыль.
Это растерянность мимолетная. Ведь действительно он тут не один, а неподалеку, буквально в десяти шагах, находится их лидер, который не только добрым словом и звоном монет держит в узде всю Стаю.
— Завидно тебе, девка? — резко, едва ли не шипя, бросил Артист. Ответное оскорбление, отнюдь не блистающее оригинальностью, родилось автоматически, стоило только разглядеть вблизи этого парня, уж очень не похожего на исконного жителя Дракенфурта.
Слова в таких ситуациях нужны исключительно для запугивания. Эти молодые люди тоже не прочь ощутить страх. Пожалуй, именно эта тяга к особенно сильным и разрушительным чувствам сближала Груффида с подавляющим большинством «Лютой Стаи».
Сейчас ясно видно, что слова не окажут на этого борзого паренька никакого эффекта. К тому же, молодым людям явно не по вкусу пришлось его высказывание. Агрессивные переговоры начались незамедлительно, сразу же после слов Артиста. Парни не были мастерами единоборств, не славились синхронностью или слаженностью действий, но тут они, похоже, поняли друг друга без слов.
Артист попытался нанести удар в живот, делая рывок вперед, всем весом вкладываясь в удар. Худощавый парень, прозванный крюком, стоявший сбоку от обнаглевшего паренька, вцепился длинными пальцами в плечо, делая мах ногой, этакий удар чуть ниже колена противника. Последний, Арт, соображал не столь быстро, зато очень быстро и сильно начинал размахивать кулаками, стоило только возникнуть такой необходимости, так же и сейчас... Их движения лишены мастеровитой точности и слаженности, однако опыт в уличных потасовках давал о себе знать...
Карл в это время и ближе не подходил. Он стоял так же чуть в стороне. Поведение предполагаемой жертвы его порадовало и позабавило. Оставалось лишь надеяться, что это не простая смелость, а проявление разрушительной силы, что есть в каждом человеке. Сделать выводы он сможет уже через несколько минут. В таких ситуациях победитель определяется довольно быстро. Сам же Лютый не желал участвовать в сваре. Хищников, подобных ему, радует процесс пожирания и терзания уже беспомощной или мертвой жертвы куда больше.

+1

5

Удар, ещё удар, захват. Как будто шквал обрушился на Людвига. Толчки начали пихать Вольфганга в сторону, пока тот не свалился куда-то на мусорный бак. И если у Шварцмайера была та самая сила, которая присутствует в каждом настоящем мужике, то сейчас агрессоры побеждали количеством. Оставался лишь один вариант: обернуться в Зверя. Но возможности сделать это никакой не предоставлялось.
Толчки были небольными, но вот последствия стали ощутимее спустя несколько мгновений: сначала небольшая темень в глазах, потом чувствуешь, как появляется первый, второй, третий синяк на брюхе. Сейчас его могли оставить ни с чем, при всём при этом, у парня была весьма солидная сумма. Сумма, на которую он вскоре купит себе билеты. И сейчас, любым способом, оборотень должен был пробудиться. Обратная сторона медали должна была показаться. Вся разрушительная мощь, которая так долго копилась в этом живом сосуде, и вся та, которая была не выплеснута в нужный момент, должна была обернуться против врагов Людвига. Но тщетно.
Удары от Акта сыпались один за другим. Особенно больно Шварцмайеру не было, но вот, как уже говорилось, последствия имелись, причём уже серьёзные.  — Давай же, давай! Уже невольно тот начинал беситься. Всё его сопротивление было уже на протяжении пятнадцати минут, и за это время Вольфганг не подвернул не ноги. Просто была кровь. Просто... просто пришло время. Сумерки уже давно отыграли свою роль сегодня. Пришло время настоящей, дикой и первобытной ночи начать своё шевство.
Сегодня день был на удивление коротким. Будто сама Фортуна преподнесла дар Людвигу. И этим даром он вполне воспользовался. Воспользовался так, как надо было.
Огонь. Дикий, бешеный, яростный. Именно, яростный. То самое пламя гнева заиграло на радужке глаза Шварцмайера, словно отражая хаос его души. Правильно говорят же философы, что глаза — зеркало твоего духа. Того, что скрыто в тебе. Того, что спит, и словно необузданный гуль вырывается по ночам, прося крови и зрелищ. Крови. Крови.
Процесс трансформации описывать в подробностях всё равно не придётся: с момента своего первого превращения вторая ипостась Людвига потерпела изменения, причём конкретные. Огромные клыки, длинная разбросанная врозь шерсть, могучий стан, громадные лапы, острые когти. И тот же взгляд, как и в человеческой форме. Тот же.

0

6

Это не драка, а беспорядочная свалка, в которой едва ли возможно уследить за движениями оппонентов. Они действовали быстро, хаотично и напористо, иногда отталкивая друг друга.
Карл следил за этим без особого интереса. Уличные драки ему были не слишком интересны. Эти всего лишь детские шалости, просто-напросто баловство, развлечение для ещё неокрепших зверят. Груффид не собирался никого грабить, ему ведь совершенно не нужны деньги. Мотивы Лютого были всегда слишком просты и незатейливы, но именно поэтому они казались малопонятными всем остальным.
Убивать не ради денег, не ради еды или какой-то корыстной жажды. Убивать ради самого процесса и акта убийства — это даже не по-звериному.
Карл сделал один единственный шаг. Ему казалось, что все уже закончилось. Молоденькие зверята могут разобрать трофеи, а Карл сделает то, из-за чего он любил выходить на улицу поздними вечерами в подобной компании. Но Груффид замер. Его ребята попятились.
Паренек, которого они хотели ограбить, изменялся стремительно. Карлу не доводилось видеть оборотней, но он считает это не неприятностью. Напротив, огромной удачей. Губы растягивались в широкой улыбке. Он не чувствовал того страха, что пожирал прочих налетчиков, увидевших настоящего хищника.
Груффид неспешно зашагал вперед. Небрежный взмах рукой: жест, обращенный перепуганным ребятам. Они ему тут не нужны, что проку от детенышей, не способных даже клыки оскалить при виде настоящего зверя? Буквально через несколько секунд в этом темном проулке остались лишь двое: рыжий вампир и весьма крупный, даже в сравнении с Груффидом, оборотень.
Карл улыбается. Его сердце бьется все чаще и чаще. Это не страх. Легкое волнение или даже возбуждение. Груффид не часто встречает звероподобных хищников, монстров не только внутри.
Это довольно занятная встреча. Перед ним стоял настоящий зверь.
— Зверь или просто пугающая шкурка?
Он не собирался драться с этим созданием. Это бессмысленно и глупо. Его глаза животные, нечеловеческие. Это и есть слабость. Толстая пугающая шкура не спасет от незримых кольев псионической энергии. Звери, наоборот, гораздо уязвимее, они ведь не способны осознать, что это все ложные эмоции и чувства, а ощущения усилены извне...
Резкий шаг вперед, почти рывок, будто Карл двинется дальше, но он остановился. Ощущения должны быть усилены. Эти самые невидимые колья буквально вдавливают в сознание зверя страх. Страх перед Карлом. Этот рывок должен быть катализатором. Ужас должен разрастаться вместе с ощущениями и реакцией.
Карл стоял на месте, глядя прямо в глаза оборотню. Воздействовать на чужое сознание и влиять на чужую волю способны едва ли не все вампиры, но насколько же сильно влияние вампира абсолютно уверенного в собственной силе и не ощущающего никакого страха. Впрочем, Карл готов ко всему. Настоящих хищников не сломить так легко. Сейчас перед ним не беззубый щенок. Этот с легкостью перегрызет глотку вампиру...

Флешбэк отыгран

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Банда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC