Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » [Дымные горы] Вулкан Ара-Игнис


[Дымные горы] Вулкан Ара-Игнис

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/28-Predmestya-i-okrestnosti/pio11.png

В переводе с латыни Ara Ignis означает «огненный алтарь». С внедрением этого названия связана курьезная история. До прибытия на дракенфуртские земли человеческих переселенцев у вампирической расы не было ни малейшей необходимости нарекать именем собственным высокий вулканический пик, венчающий прибрежную гряду Дымных гор. Так и повелось, что единственный в исследованной части материка вулкан называли попросту Вулканом. Однако далекие от ученого пафоса люди тут же окрестили гору, периодически с характерным хлопком пыхающую в воздух густыми клубами сизого дыма, горой Пердушкой. Видимо, не нашлось у них других ассоциаций.

Уязвленный неблагозвучностью этого, с позволения сказать, названия, монах и ученый Бенедикт Фоквинский на собрании городского совета с трудом убедил покатывающихся со смеху представителей власти в необходимости переименовать вулкан во что-то более благозвучное. Аргументом в поддержку его позиции был тот неоспоримый факт, что грандиозный огнедышащий пик является визитной карточкой Дракенфурта для мореходов и туристов, а его издевательская кличка вредит дипломатическому имиджу государства. В качестве достойной альтернативы монах предложил звучное Ара-Игнис, которое хоть и не сразу, но прижилось. Тем не менее простые крестьяне, не способные выговорить на латыни и двух слов, до сих пор в обиходе называют вулкан по старинке.

Высота Ара-Игнис — 3715 метров над уровнем моря. Этот пик — самая высокая точка на материке и высочайшая вершина Дракенфурта. Он — главная природная достопримечательность графства — виден с подплывающих кораблей чуть ли не за 200 км. Смутные очертания огромной горы, то появляющейся, то исчезающей в полупрозрачной дымке утреннего тумана, действуют на воображение мореплавателей с давних времен. Пик Ара-Игнис не может оставить кого-либо равнодушным. Даже пиратов и путешественников, открывших на своем веку великое множество разных земель, он заставляет восторженно трепетать.

А в январе 1812 года к берегам Дракенфурта подошел хурбастанский корабль «Аль Зурия», на котором плыл сам великий император дружественного государства. Вот что записал он в своем дневнике: «Шестого января мы достигли Дракенфурта... На следующее утро мы видели, как солнце, показавшись из-за причудливых скал, вытянувшихся сплошной стеной вдоль берега Тальгарского моря, вдруг озарило пик Ара-Игнис, между тем как низкие части суши все еще скрывались за кудрявыми облаками. То был один из самых восхитительных моментов моей жизни, который мне никогда не забыть».

Топографически Ара-Игнис представляет собой конус правильной формы, расположенной ровно по центру хребта Дымных гор. Возраст этой древней вершины и, соответственно, самой горной цепи — около 5 миллионов лет. Жерло вулкана поражает прихотливым обликом потоков застывшей лавы и минералов самых различных форм и расцветок.

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/28-Predmestya-i-okrestnosti/pio12.png

Существует подземный вход внутрь Ара-Игнис, к которому ведет одна из многочисленных горных пещер. Ученые, геологи, исследователи и просто искатели приключений уверены, что там, в недрах огнедыщащей горы, находятся сокровища вымершей цивилизации. Время от времени в подземную вулканическую каверну отряжают экспедиции археологов, не теряющих надежды добраться до клада. Иногда раскопки приносят свои плоды, но чаще заканчиваются неудачами и странными несчастными случаями. Естественно, легенды о несметном богатстве вымершей цивилизации привлекают искателей приключений, однако удалось ли кому-то из них найти сокровище, достоверно не известно.

+1

2

Где-то над мировым океаном  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png
-----------------------------------------------------
Дата и время по-прежнему неизвестны, но год точно 1828.

Время в кромешной тьме и ясном сознании текло очень непредсказуемо: то практически останавливалось, то летело вперед. Уследить за этими скачками было невозможно ввиду отсутствия каких-либо границ. Силентия не всегда понимала, когда она спит, а когда бодрствует, и остались ли эти понятия применимыми в подобной ситуации. Это напрягало и без того измученный разум.
Как ни странно, но на Отиса Ферро вышли достаточно скоро, Стрикс бы никогда не подумала, что с Розарио можно так легко выйти на контакт. На секунду она усомнилась в том, что её горячо обожаемый братец — последний раздолбай в графстве. Эта мысль была странной, и вампиресса поспешила её отогнать.
— Прежде чем мы передадим тебя, нужно завязать твои глазки, — говорил все тот же противный гаденький голос, минуту назад объявивший Стрикс заложницей. Необходимости в этом мероприятии, конечно же, не было, но знать всяким об этом маленьком нюансе не обязательно.
— Откуда мне знать, что вы не выбросите меня за борт или еще чего? — опасливо спросила новоиспеченная заложница. Кто знает, что на уме у наемников, ну кроме денег и баб, конечно же.
— Ферро отвалит за тебя не плохие деньги, недальновидно выбрасывать и портить товар, на который нашелся покупатель, — мужчина сплюнул под ноги. — А еще ты морготова клиричка, а вы сучки злые и злопамятные, так что хватит и того, что ты мою рожу запомнила.
В повязке на незрячих глазах вампирессу куда-то вели. Кожу обожгли солнечные лучи, а в растрепанных волосах плутал морской ветер. Она слышала голоса, смешки и непристойные шуточки в свой адрес, переплетающиеся с шумом моря и громкими криками береговых чаек. В соленом воздухе витал до боли знакомый запах, оседавший горьковато-землистым привкусом на языке.
— Принимай груз! — раздалось над самым ухом, и Стрикс, вскрикнув от неожиданности, рухнула вниз, прямо в чьи-то руки. Воды Тальгарского моря облизали босые ноги вампирессы, вгрызаясь в едва затянувшиеся раны, а мягкий песок скрывал скользкие камни, на которых Силентия то и дело поскальзывалась, кренилась в сторону и иногда падала.
Наконец позорное шествие остановилось. По-прежнему кричали чайки и шумели волны.
— Ферро? — громко спросил голос, который Стрикс теперь не забудет, наверное, уже никогда.
— Он самый, — отозвался Отис, он же Розарио Стрикс. Насколько могла судить Силентия, стоял он несколько далековато. — Давайте её сюда... — контрабандиста перебили.
— Десять тысяч и шесть ящиков с боеприпасами.
По секундному замешательству и молчанию Стрикса стало ясно, что изначальная цена была ниже.
— Восемь. — Тон Розарио не располагал к торгам. — Но от себя лично добавлю еще парочку бочек с порохом, думаю вам пригодится, я прав?
Силентии показалось, что она слышала, как рот гнусавого искривился в ухмылке:
— Неужели эта тощая коза столько стоит?
— Стоит-стоит... — заверил его Розочка. Судя по голосу, он довольно быстро приближался. — По рукам? — прозвучало настолько близко, что Стрикс уловила запах любимых сигар Розарио.
— Накинешь еще разрывных, и по рукам.
Сделка состоялась. Отребье Ферро передавало груз отребью с дирижабля. Стрикс же грубым тычком полетела вперед, упав прямиком под ноги Розарио.
— Держи свою сучку на привязи, а то вдруг больше её не вернут, — последнее что сказал гнусавый, перед тем, как пойти отдавать приказы и распоряжения касательно своего нового приобретения.
Розарио попытался помочь сестре подняться, но Силентия вцепилась в брата мертвой хваткой.
— Роз, я слепая! Сделай что-нибудь!
В голосе вампирессы сквозили ужас и отчаянье, руки, сжимающие ткань пиджака вампира, ходили ходуном от напряжения, а невидящие глаза наполнялись слезами и смотрели в одну точку.
— Чего?..
Едва ошарашенный вампир попытался осознать новые вводные, как к не самому стабильному состоянию его сестренки добавилась еще и ненависть.
— Не вижу я ни хрена! Что тут непонятного?!
Силентия жаждала исцеления. Немедленного. И сейчас ей было все равно, каким образом оно должно было на нее снизойти. Задворки подсознания твердили, что Розарио как старший брат должен был совершить что-то такое, отчего всё бы вернулось на прежние места. Но ничего не происходило. Ничего не менялось. Ненависть ушла. Осталось лишь отчаянье.
Не без труда старший Стрикс освободился от рук дрожащей вампирессы. Он ощущал её страх и беспомощность. Успокаивал её ровным и четким голосом, так, чтобы она слышала его и перестала в панике цепляться за все подряд.
— Пойдем, — вампир снял пиджак и накинул его на плечи Силентии, — больше здесь делать нечего. — И осторожно взял её под руку.
Неожиданно раздалась канонада мелких взрывов, на которую Стрикс рефлекторно обернулась. По-прежнему ничего не видя.
— Что происходит? — голос вампирессы источал тревогу и беспокойство.
— Белый фосфор, магний и алюминий в пороховых бочках, — без особого энтузиазма ответил Розарио. — Буду крайне удивлен, если от дирижабля останется хоть что-то. Жаль, ты не увидишь, как огонь поглотит его.
Розарио закурил. Терпкий горько-сладковатый дым доходил до обоняния младшей Стрикс. Такой знакомый, такой родной и привычный.
— Никто не смеет обижать мою младшую сестрёнку и оставаться при этом безнаказанным.
Вампир крепко обнял свою сестру, он как никто знал каково это — быть слабым.

* * *

— Адриан, как бы это помягче сказать, в бешенстве. Аль-Матрас разрушен до основания, его племянница, вероятнее всего, погибла... — Розарио многозначительно замолчал. — Он убьет тебя. Не задумываясь. Кларисса против не будет, ты ведь понимаешь?
Усадив Силентию в экипаж, Розочка расписывал все «прелести» текущего положения дел. Дела по большей части смахивали на одну большую одноименную дымящуюся кучу. Не хватало только назойливого жужжания мух.
Стрикс кивнула в ответ на вопрос брата. Нужно было быть полнейшей идиоткой, чтобы не понимать элементарных внутриклановых вещей. Припоминая нрав Адриана, нельзя было усомниться в словах Розарио. Убьёт и глазом не моргнет.
— Что я могу сделать? — безнадежно переспросил вампир. По тону его голоса Силентия поняла, что он грустно ей улыбнулся.
— Я не знаю...
Цокот копыт и шум колес экипажа заполняли собой тишину. Стрикс безнадежно всматривалась в темноту, силясь хоть что-нибудь разглядеть. Запах и дым сигар не исчезали. Розарио курил, не переставая, чиркая спичками в короткие промежутки между сигарами. Вампир сосредоточенно о чем-то думал, но не очень спешил делиться своими умозаключениями.
— Есть вариант, но он тебе не понравится. — наконец-то выдал Стрикс.
— Орлей? — едва слышно спросила Силентия.
— Орлей. — Подтвердил Розарио.
Вампиресса поникла, опустив голову. Отросшая челка полностью накрыла собой глаза.
— Дерьмовый вариант.
— Я знаю, — Розарио не стал отрицать, — но другого нет. В Дракенфурте ничего хорошего тебя не ждет...
— Уже нет, — перебила братца Силентия. Единственное хорошее, что с ней случилось в Дракенфурте — Авель. Даже не смотря на всё то, что с ними произошло... Исключая большую часть того, что произошло...
— В смысле? — недоуменно переспросил Розочка, не знавший полной версии приключений свой сестры.
— Уже не важно. Орлей так Орлей.
Стрик отвернулась в сторону, плотнее закутываясь в пиджак.
— Симон или Мелисанд? — осторожно спросил младший сын Фулько.
— Думаешь, есть разница? — безучастно поинтересовалась Стрикс.
— Не знаю.
— Я тоже, — вампиресса с горечью вздохнула.
Тишину вновь нарушали шум колес и цокот копыт. Стриксы, погруженные каждый в свои мысли, молчали, до тех пор, пока не прозвучал наполненный дрожью и истерикой голос Силентии:
— Роз... Мне очень страшно...

Вампирам предстояла долгая дорога в Орлей. Иногда Сил нарушала молчание и рассказывала брату обо всем что с ней приключилось. Роз молча слушал, думая о чем-то своем. Запас сигар иссяк. Стрикс вытащил свой револьвер вороненной стали с гладкой ореховой рукоятью... Как и у сестры, у него тоже была привязанность к своему оружию... Хотя, если подумать, то каждый Стрикс был таким. Но сейчас речь не об этом - глядя то на револьвер, то на свою сестру в голове вампира формировалась и крепла цель, которую Розочка не переминул окрестить "главной в жизни".

Но это другая история.


Конец игры

От автора...

Честно сказать, я очень долго думала над этим решением, хотя на самом деле, еще год назад знала, что этот пост будет последним. Наверное поэтому так долго и тянула с его написанием. Нужно уметь ставить точки, не превращая потом их в запятые. Я до безумия люблю свою Сил и считаю её самой удавшейся героиней из всех которые у меня были, она часть меня, часть моей души. Хотела бы я хоть чуточку походить на нее, но увы.

+4


Вы здесь » Дракенфурт » #Предместья и окрестности » [Дымные горы] Вулкан Ара-Игнис


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC