Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » На полпути к дому


На полпути к дому

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/30-Derevni-i-sosednie-goroda-grafstva/dsgg8.png

Участники: Элизабет Дюваль, Скарлетт Остин, НПС Вероника Дюваль.
Локация: коттедж «За маковым полем» в Малых Пустошах.
Описание: это было последнее совместное путешествие Элизабет с матерью. Они уже возвращались домой, когда их настигла непогода. Замерзшие, голодные, они шли, сгибаясь от ветра, который так и норовил снова и снова дать по щеке новую оплеуху морозом. Никаких трактиров поблизости не было, но, о чудо, — недалеко от Дракенфурта, в Малых Пустошах, они нашли убежище на ночь... Как вы думаете, кто их приютил?
Дата: 14 января 1756 года.

0

2

Как уже и говорилось ранее, произошло это холодной зимой далекого 1756 года.
Элизабет возвращалась с матерью домой, когда их застигла пурга... ну а если не пурга, то вьюга точно. Ветер беспощадно бил в лицо и по любому открытому участку кожи.
— Мам, и кто тебя просил покупать эти амулеты? — раздосадованно проговорила Бетси. — Я понимаю, красиво, но зачем так много?
— Ты же знаешь, у меня есть друзья... много друзей.
— ...Твои друзья обойдутся нам здоровьем. Как ты могла не рассчитать денег на экипаж до дома?
— Я... я хотела их купить... Проехали. — Отрезала Вероника, смерив дочь строгим взглядом.
Устало вздохнув, девушка опустила голову и побрела дальше за своей непутевой матушкой, отметив про себя, что она не меняется. И все так же думает о жизни, полной приключений... вот и получай приключения.
Закоченевшие пальцы с трудом держали какой-то прямоугольный сверток. Там находились эскизы мест, где они побывали за эту поездку. Позже это все будет красоваться в галерее, но сейчас не об этом.
— Да положи ты их в сумку. Руки отморозишь.
— А если в сумку заметет снег? Они же промокнут... — возразила девушка.
— А если отмерзнут руки? Ты же не сможешь рисовать, — усмехнулась Вероника, но тут же извинилась, увидев шок Бетси от услышанного. — Прости, я пошутила... идем-идем.
Вскоре они подошли к небольшой деревушке, женщина долго всматривалась, а потом воскликнула:
— Это же Малые Пустоши? Какая удача...
Они прошли вглубь деревушки. Элизабет смотрела за матерью. По ее воодушевлению было видно, что хозяев она явно знает. Устало вздохнув, она отвела взгляд в сторону, пока Вероника постучала в дверь.
В голову закралась предательская мысль:
— А может к черту все эти путешествия?

+1

3

Там, за дверью был сущий ад: пронизывающий ледяной ветер, снег, бьющий в лицо мокрыми комьями и темень, темень... Скарлетт зябко повела плечами, и плотнее закутавшись в шаль придвинулась к камину. В этот темный час дом был пуст — родители уехали по делам в Дракенфурт, и обещали вернуться не раньше, чем через пару дней.
«Вот и отлично...» — думала Скарлетт, глядя в след удаляющейся повозке, потому что нотации отца по поводу ее методов ведения дел в лавке, очень наскучили девушке.
И вот, коротая часы за шитьем, юная вампиресса наслаждалась долгожданной тишиной.
Свернувшись клубком на коленях девушки, мирно дремала пламенно рыжая кошка, тихо мурлыкая... Когда в дверь настойчиво постучали, девушка вздрогнула так, что Пламя — кошка — подскочила и приземлившись на пол, ошалело замотала головой.
— Кого принес Моргот?! — Остин поспешно подобрала юбки, понеслась в сторону входной двери. Сердце отсчитывало удары не ровно, то и дело тревожно сжимаясь — мало ли кто там, за тяжелой створкой? Постучали еще раз, да так решительно, что Скар решила, что это родители вернулись домой, и теперь стоят на ветру, пытаясь попасть домой.
«Что могло случиться?!» — скипнул затвор, и блондинка осторожно приоткрыла створку. К своему удивлению, на нее смотрел отнюдь не отец, а незнакомая женщина, со смущенной улыбкой на лице, и чуть подальше, за ней стояла девушка, сжимавшая покрасневшими от холода руками какой-то сверток.
— Эм... Добрый вечер. — девушка растерянно развела руками, разглядывая незнакомку на пороге — могу я Вам чем-то помочь?
Вопрос прозвучал ужасно глупо, потому что отпустить незваных гостей в ночь и вьюгу просто не представлялось возможным. Хотя... Мало ли, зачем пожаловали эти леди... Скарлетт не догадалась посторониться, и стояла так в дверном проеме, неуверенно перебирая бахрому шали, и глядя на незнакомку в ожидании ответа.

0

4

Улыбка с лица Вероники спала, хотя вдруг натянулась вновь.
— Да ты выросла. Я видела тебя совсем малюткой... Скарлетт, верно? — Улыбнулась мать Бетси. — Может быть ты вспомнишь, я иногда заезжала к вам. Кэролайн оставила тебя одну? Что за беспечность... А где родители?
Вероника была достаточно бесшабашной, взбалмошной, поэтому смело прошла в дом, встав на пороге. Элизабет смотрела на нее, прижмурив глаза. Рожица вышла довольно смешная, хотя мать быстро поняла намек «Ты совсем охамела?!»
— Не стой там, Бетси. Заходи, — тихо проговорила ей мать, после посмотрев на юную хозяйку. — Если ты не помнишь, меня зовут Вероника. Это моя дочь, Элизабет...
— Можно Бетси... — перебив женщину, скромно буркнула девушка, переборов скромность и ступив на порог.
— Не перебивай мать. — беззлобно сказала старшая. — Можно мы переждем метель у вас? Сейчас мы не сможем добраться до дома.
Элизабет недовольно смотрела, как матушка уже сняла шаль с головы, открыв свои каштановые волосы. А Вероника тем временем вдруг расплылась в улыбке, показав пальцем на амулет, висящий на камине.
— Он до сих пор тут? Я подарила тебе его в последний раз. — ликовала женщина, вызвав у тихой дочери немой шок, заставивший прикрыть глаза рукой.
В голове снова прозвучала мысль, услышав бы которую матушка могла бы спокойно отвесить ей подзатыльник:
— Благие..... опять эти амулеты, сколько можно...

0

5

Остин отступила назад, пропуская гостей в дом, и постаралась напрячь память. Да лицо женщины по имени Вероника было смутно знакомо девушке, хотя вспомнить подробности она не могла... Малышка, совсем еще ребенок, тянет ручки к улыбчивой тете с веселыми глазами, а та взамен отдает ей забавную вещицу, что и ныне занимает почетное место над камином. Скарлетт уже давно перестала замечать ее...
— Мама с отцом уехали в город по делам на несколько дней. — Вампиресса улыбнулась Веронике, и указала рукой в сторону гостиной. — проходите, устраивайтесь, и чувствуйте себя как дома!
Пламя опасливо поглядела на гостей, высунувшись из-под дивана, но, тут же спряталась обратно, напуганная шелестом юбки.
— Элизабет, я Скарлетт — представила Скар девушке, вошедшей в след за матерью. — Располагайся! Чай, кофе? — сказала она чуть громче, обращаясь к обеим гостьям, и чувствуя себя образцовой хозяйкой. Уверенная, что справится не хуже матери, юная вампиресса ураганом метнулась в сторону кухни, не дожидаясь ответа. Разумеется, в такой непогоде они страшно замерзли, горячее питье просто необходимо.
«Как жаль, что мамы нет дома... Она была бы рада увидеть старую знакомую...»
Дочь Вероники произвела на Скарлетт сильное впечатление: огненно-рыжая, и, когда она рядом с матерью, кажется, будто все в их семье совсем наоборот — развивая талант эмпата, девушка добилась пока не многого, но кое-что понимать научилась, и очень гордилась собой, когда и получалось прислушаться к внутреннему голосу — так и сейчас она заметила разницу в настроении матери и дочери — Элизабет была настроена совсем скептически, и живость маменьки воспринимала как неизбежное.
Перестав предаваться рассуждениям, Скар вернулась в гостиную, уже с подносом в руках, на котором стоял лучший чайный сервиз Кэролайн.

0

6

Пока Скарлетт отсутствовала, Вероника сняла верхнюю одежду, сказав то же самое сделать и дочери.
Когда пальто, шали и сапоги заняли свой угол, мать принялась разглядывать гостиную, обходя ее, а Элизабет скромно села на край кресла, не выпуская сверток с рисунками из рук. И дело было не в какой-нибудь их важности, а просто окоченевшие пальцы на тепле заболели еще больше, не разгибаясь.
Но спустя пару минут начав разминать ладони, которые потихоньку отогревались, Элизабет положила эскизы на стол и стала следить за настороженной кошкой, искренне и радушно улыбаясь животному. Протянув ей руку ладонью вверх, девушка подождала, пока Пламя подойдет и обнюхает кончики ее пальцев, а потом осторожно погладила ее по мягкой шерстке, почесав за ушком. От этой манипуляции улыбка на лице Бетси стала по-настоящему детской.
Увидев вернувшуюся хозяйку, Вероника снова улыбнулась ей, оглядев сервиз.
— Мы его с твоей мамой покупали, рада, что он до сих пор у вас в ходу. — сказала женщина и сама налила себе чай, а после наполнила вторую чашку, положив туда побольше сахара. — Бетси у меня сластена. Расскажи, как вы живете. Жаль, что Кэролайн нет.. мы бы с ней многое могли бы вспомнить.
Она прошла к дочери и погладила ее по макушке, отвлекая от уже тихо урчащей кошки.
— Держи, — кратко сказала она, протягивая ей сосуд с чаем. — Только осторожно, горячо.
Элизабет кратко улыбнулась и взяла чашку обеими руками, согревая ладони и пальцы, делая небольшие осторожные глотки, предварительно подув на горячий напиток.
— Спасибо... — никогда бы девушка не подумала, что будет так рада простому чаю.

+1

7

Девушка поставила поднос на стол, и, глядя, как Вероника разливает чай, присела на диван. Пламя, выглянувшая из-под дивана, совсем не боялась гостей, и довольно мурлыкала, наслаждаясь тем, что ее приласкали.
— Мама очень дорожит этим сервизом. — Тихо сказала Скар, поглядывая на детскую улыбку дочери Вероники. Она сама чем-то напоминала Пламя: такая же рыжая и изящная... В глубине души Остин всегда мечтала быть рыжей, хотя и очень гордилась своими золотыми волосами. — Живем потихоньку, отец как и прежде держит лавку, теперь и я тружусь там... А мама ведет дом. Я стараюсь успевать и здесь, и там. — Вампиресса усмехнулась, и поправив шаль на плечах, продолжила — Правда, получается не очень хорошо, меня постоянно шатает из крайности в крайность... А Вы? Может быть, дождетесь родителей? Мама будет очень рада Вас видеть! В доме хватит места всем, и вы отдохнете с дороги... Не думаю, что вьюга уляжется к утру.
Девушка налила себе чай, и разбавила его молоком. Беседа текла мирно, плавно переходя с одной темы на другую, кошка мурлыкала, и за окном уныло подвывала вьюга... Невольно вампиресса подумала о родителях, которые тоже могли попасть в этот снежный ужас, и зябко повела плечами, отгоняя эти мрачные мысли. Благо отвлекала беседа.
Скар не замечала бега времени — разговаривая с гостями, она чувствовала себя истинной хозяйкой, и очень гордилась этим. А еще, частенько взгляд блондинки частенько падал на сверток, что Элизабет положила на стол.
«Неужели снова амулеты?» — удивленно думала Скарлетт, делая очередной глоток чая. Внезапно настенные часы стали отбивать удары, и девушка насчитала целых двенадцать.
«Так поздно?! Я и не заметила...» Поспешно поднявшись, она сказала:
— Наверное я Вас совсем заболтала... Может быть ляжете? Думаю, Вам стоит отдохнуть. Я сейчас постелю в гостевой комнате. — И, подхватив подол, бросилась в небольшую комнатку, где отец умудрился втиснуть кровать, шкаф и письменный столик, и которая гордо звалась гостевой, в доме Остин. Здесь частенько останавливались те, с кем работал Джордж, или другие гости... Засветив лампу, Скар проворно расстелила широкую кровать, и вернулась в гостиную.
— Все готово, можете прилечь отдохнуть сразу же, как только захотите, — довольно улыбнувшись Веронике и Элизабет, девушка снова опустилась в кресло.

0

8

— Большое спасибо, из тебя замечательная хозяйка. — сказала Вероника, потом посмотрела на дочь и спросила. — Ты идешь спать?
— Нет, мам, я еще посижу, если Скарлетт не против... — тихо сказала девушка, обернувшись. Получив на ночь материнский поцелуй, Бетси улыбнулась и пожелала ей спокойной ночи, а сама потом просмотрела на хозяйку слегка остекленевшими янтарно-желтыми глазами.
С рождения отличаясь чтением как эмоций, так и мыслей, девушка не сдержала легкой улыбки.
— Тебе бы не пошло быть рыжей... зато твои золотые волосы и правда идеально смотрятся на тебе. — с улыбкой сказала ревенант, а потом погладила кошку и кивнула на нее. Голос Бетси был тихим, робким, но таким апатично-холодным и даже слегка зловещим. — Она такая хорошая. Я люблю животных... больше любых представителей разумных. Знаешь, как один человек сказал про людей, как вид? «Вид неприспособленных к жизни обезьян, ополоумевших на счет своей разумности». По-моему, это самое правдоподобное утверждение, люди, вампиры... не важно, они странные. Животные лучше — не врут, не предают и любят просто так... искренне и честно. Я мало понимаю этот мир. Может странные не они, а я?
Тут в глазах девушки появилась осмысленность, она слегка встряхнула головой и улыбнулась как ни в чем не бывало:
— Прости, меня занесло...
Элизабет встала, поставила чашку на стол и взяла сверток, а после подошла к Скарлетт, сев перед ней на корточки и развернула наброски.
— Это наброски, потом я перерисую их, и они станут полноценными картинами... это места из городов, где мы побывали сейчас, самые впечатляющие и красивые. Хотя есть и такие... — показала она несколько рисунков трущоб, дешевых базаров и даже кладбищ, где были изображены похоронные ритуалы и процессы погребений. Но в основном в кипе листочков были изображены фонтаны, соборы, замки, диковинные улицы и люди, проживающие в тех местах.

Отредактировано Элизабет Дюваль (26.03.2011 17:44)

+1

9

— Приятных снов! — с улыбнулась Веронике вампиресса, и склонила голову. Спать ей совершенно не хотелось, но все существо ее охватила легкая истома, словно тончайшая пелерина. Блеск зеленых искристых глаз стал мягче, словно события прошедшего дня притушили его, оставив тающее в бездне мерцание...
Когда Элизабет озвучила мысли девушки, Скар удивленно посмотрела на нее, и, сделав неопределенный жест рукой, спросила:
— Ты читаешь мысли? — В пансионате, где девушка несколько лет своей жизни, постигая различные науки, были мастера ментализа, также как и эмпатии, и прочим псионическим способностям, но таланта к чтению мыслей у Скарлетт не было ни на грош... Другое дело эмоции — здесь юная вампиресса чувствовала себя в своей тарелке, хоть и собирая талант по крошке.
— Я тоже люблю животных, — протянула она, когда Бетси заговорила об их преимуществах перед людьми и вампирами. — Есть исключительные, вроде нашей Пламя, но... вспомни оборотней, тех, кто болен ликантропией? Разве они лучше людей или вампиров? Есть беззаветные, верные и добрые создания, но они не все такие, совсем не все... — Девушка невесело усмехнулась. — И многие из них врут. Очень и очень... Впрочем, ожесточает жизнь. А на счет странности, то все мы... Со своим восприятием. Я тоже хороша. — Улыбка Остин стала теплее.
— Это наброски, потом я перерисую их, и они станут полноценными картинами... — Прекрасные пейзажи, выполненные очень точно, были словно настоящими, и на неискушенный в подобных вещах взгляд Скарлетт не требовали доработки, они уже сами по себе были прекрасны, а легкая небрежность, присущая наброскам придавала лишь очарования. Девушка легко провела по листу пальчиком, желая почувствовать легкую шершавость бумаги, и тихо сказала:
— Ты прекрасно рисуешь, очень красиво. Главное реалистично. — Недавно в деревне умер один из старейших жителей, и похоронную церемонию провели честь по чести: катафалк, панихида, поминальная церемония... Все это врезалось в память Скарлетт, особенно лица провожавших в последний путь. У кого-то перекошенные болью и скорбью, а у кого-то скрытой радостью, столь неумело замаскированной. Отражение воспоминаний она увидела на одном из листов, развернутом Элизабет. Девушка нагнулась пониже, чтобы разглядеть каждую деталь чудесных рисунков. Живые и правдивые, они мало походили на работы учеников художественного класса в ее пансионате, даже в стадии разработки.
— Так по настоящему...

0

10

— Я с детства чувствую эмоции... сколько себя помню... а бабушка научила читать мысли, но свои передавать я не научилась... — тихо призналась Элизабет.
Показав Скарлетт все рисунки и мечтательно улыбнулась, глядя в потолок.
— Когда-нибудь у меня будет галерея... а то не одна... может несколько по всему миру, — тихо проговорила Бетси. — Может быть... сначала она будет одна. Я сделаю ее, повешу туда свои работы... и пускать буду бесплатно... всех, кто захочет на них посмотреть. Искусство нельзя продавать.
Ревенант посмотрела на хозяйку с улыбкой, а в желтых глазах загорелись хитрые огоньки.
— Ты мне нравишься. Ты добрая, как и твоя кошка, у вас с ней огромная крепкая связь, — она осторожно взяла Пламя в руки и стала чесать животное за ушами, — а оборотни. Они же на самом деле не звери... Это озверевшие люди. Вот и все. Хотя я видела очень доброго человека на корабле. Он жил в соседней каюте, как-то раз он заперся там и оттуда стали доноситься странные звуки. Я уговорила его, чтобы он меня пустил... только маме не говори — она мне голову оторвет, «это же так опасно»... Он умел контролировать если не превращение, то хотя бы поведение в лике вервольфа.
Элизабет улыбнулась и достала из-под корсажа еще один эскиз.
— Вот он. — она показала вампирессе листок, на котором был нарисован спящий оборотень, свернувшийся калачиком. — Он мне рассказал, как это произошло. Рассказал, что чувствует, когда превращается и как себя чувствует волком. Хотя я это сама чувствовала и сначала мне было страшно, а потом ему стало легче, я посидела рядом, погладила его, поговорила, успокоила и он заснул, а я нарисовала его на память.
Вздохнув, Бетси забрала листок обратно и погладила его, разглядывая с теплой улыбкой. А потом она вдруг посмотрела на Скарлетт и взяла ее за руки:
— А можно я тебя нарисую?

+1

11

В очаге с треском распалось прогоревшее полено, и девушка очнулась, очарованная прелестью работ Бетси.
— Это так чудесно — иметь талант! Я тоже чувствую эмоции, правда пока не слишком хорошо получается... — Скарлетт смущенно улыбнулась, и бросила взгляд на окно. Там было совсем темно, и только крошечные светлые искры, еле различимые в темноте, призрачной пеленой стлались по земле, мелькая в оконном проеме. «Снег... Наверное там восхитительно красиво, вот бы что нарисовать... Да только ветер...»
— О да, ты права на счет связи, она моя... Из всей семьи, лишь меня признает хозяйкой, да вот к тебе потянулась. — Остин протянула руку, чтобы потрепать кошку за ухом, и, коснувшись шелковистой шерстки, продолжила — Ты тоже хорошая, я все-таки чувствую! Живая и яркая, словно летнее солнце. Твоя галерея, где она будет? Ты права, искусство нельзя продавать, на то оно и искусство... Твои работы будут иметь огромный успех... Ах, как я хотела бы видеть законченную работу! Все же краски делают свое дело, и иногда совершенно меняют впечатление.
Когда Бетси развернула листок, спрятанный в корсаже, глаза Скар широко распахнулись от удивления:
— Какая же ты смелая! Очень повезло, что он мог контролировать себя, ведь оборотни... не все они такие хорошие. — изображение волка, мирно спящего было каким-то противоречивым на взгляд Остин: в одно время очень грозным, таящим скрытую угрозу, которую выдавало напряжение, ну а в другое — такое трогательное... Удивительно.
— А можно я тебя нарисую? — вопрос прозвучал несколько неожиданно, потому что ничего необыкновенного в своей внешности Скар не находила. Но глаза Бетси светились таким необыкновенным огнем, что слова сами собой сорвались с губ:
— Конечно, если ты хочешь...

0

12

— Я могу и тебя научить рисовать... будет сложно, но хотя бы немного, я думаю, получится, — улыбнулась Элизабет и отбежала к саквояжу, достав оттуда уголек из специальной коробочки и листок бумаги. Положив их на полу, она подумала и принесла еще угольки сангины и сепии разных оттенков, после чего нашла самую подходящую точку, откуда надо рисовать девушку, подошла к ней и усадила ей на колени Пламя.
— Садись поудобнее, это может затянуться.
Сев на полу в паре метров от своей натурщицы, Бетси принялась за работу — она делала аккуратные штришки один за другим, часто смотрела на Скарлетт, сравнивая идентичность своей работы с моделью. Казалось, она вырисовывала каждый волосок на ее голове, каждую ресничку, до мельчайших подробностей выводила любую деталь одежды, с точностью нарисовала все вибрисы и усы на изображении Пламя.
Прошло порядка двух часов за этим занятием и несущественными разговорами, а потом Бетси встала и вручила Скарлетт подписанный рисунок, где расслабленно в кресле сидела девушка, точная копия хозяйки, с кошкой на руках. Она подпирала голову одной рукой, а вторая ладонь лежала на спинке спящего питомца.
— Вот. Это тебе, — с улыбкой и смущенным румянцем проговорила Элизабет, протягивая рисунок в вытянутых руках.

0

13

Покуда Бетси искала предложения для рисования, вампиресса восторженно глядела на художницу, в предвкушении чуда. Когда на совершенно пустом листе бумаги появляются призрачные очертания предметов, а потом и совершенно точные контуры, детали, это действительно напоминает чудо. Только по настоящему талантливый человек способен творить такую красоту.
— О да, я бы очень хотела немного поучиться у тебя, хотя бы чуть-чуть! — по велению художницы девушка приняла непринужденную позу и откинувшись на спинку кресла принялась перебирать пальцами золотистую шерстку Пламя, убаюкивая животное.
Ловкими движениями Бетси набросала сначала очертания, а потом Скарлетт, как и думала раньше, могла разглядеть некоторые детали. Так не терпелось увидеть работу девушки, увидеть собственный портрет... Где то у пансионате остался один портрет Скарлетт, нарисованный учителем рисования, в качестве примера для девочек из его класса. Остин ненавидела этот портрет, он был ужаснее своей академической правильностью, а позировать для мистера... (Фамилия художника напрочь выветрилась из головы девушка) было сущим мучением. С Элизабет же все было иначе: беседа текла все так же непринужденно, девушка не шикала на натурщицу, и Скарлетт радостно улыбалась, не заставляя себя вымучивать улыбку.
— А тебе не сложно было рисовать в неверном свете камина? Темно ведь... — Сказала девушка, выуживая из памяти сведения о художественном искусстве, почерпнутые в пансионате. «Одно из главных условий — правильный свет...» — говорил тот самый мистер, имени которого Скар не могла припомнить...
Когда наконец, листок оказался в руках вампирессы, у нее перехватило дух:
— Это... Это прекрасно! Ты настоящий мастер... — чуть слышно шепнула она художнице, внимательно разглядывая линии и штрихи, что запечатлели ее саму, увековечили этот чудесный момент в темную снежную ночь... — Даже Пламя, посмотри, она словно прирожденная натурщица! Радовалась Скарлетт, заглядывая в глаза Элизабет.
— Уверена, твоя галерея будет иметь огромный успех, потому что ты чудесно творишь! Ты правда поучишь меня немного? — Конечно же, овладеть мастерством как Бетси, Скарлетт и не мечтала, к этому должен быть специальный талант, но хоть немного перенять технику было бы не плохо. Тем более, что сам процесс рисования просто очаровывал блондинку, он был подобен сказочной магии: из ничего появляется что-то...
— Я оставлю это на память навсегда, как мама хранит амулет, подаренный твоей матерью. Может быть, портрет станет моим амулетом?

0

14

— Может... Давай я поучу тебя завтра? Сейчас уже и правда темно, но для портрета я сделала исключение — ты и Пламя, мягкие ткани, удобное кресло, расслабленная поза... я не могла бы представить в другом свете, кроме как огонь камина. Оно и делает эту картину такой уютной. Не забывай об атмосфере. — с улыбкой проговорила Бетси.
Она погладила кошку и улыбнулась.
— Пусть эти академические художники... — это слово было определением художников от слова «худо», к которым Бетси относила дешевок, продающих искусство, — ...оставят свой правильный свет при себе. Как посмотришь на их портреты — натурщиков можно посчитать за мучеников и агнцов небесных.
Элизабет рассмеялась и налила себе полчашечки уже подостывшего чая. То, что напиток стал холодным ни капли не смущал художницу, — ей надо было промочить горло, что она и сделала с большим наслаждением. После этого она села на подлокотник кресла и радушно обняла девушку, тепло улыбаясь.
— Я рада, что тебе нравится. Пусть он принесет тебе удачу, не теряй его. — тихо проговорила Бетси. — Я, наверное, пойду спать... Да и ты ложись — поздно уже. А завтра я тебя поучу... если хочешь, можно даже с самых основ.
Зевнув и потянувшись, Бетси пожелала хозяйке спокойной ночи и ушла в гостевую, где переоделась в ночную сорочку и легла в кровать рядом с матушкой, прижавшись к ней по-детски. Так она проспала до самого утра.

+1

15

— Да, ты права, уже действительно очень поздно, попробуем завтра — улыбнулась Скарлетт Бетси, и склонила голову на предплечье девушки, думая о том, как прекрасным оказался этот вечер. Тепло исходившее от девушки было таким мягким и покойным, и сама она была сущей прелестью. Подождав, пока девушка скроется за дверью гостевой, Скарлетт неспешно убрала чашки, привела их в порядок, прибралась на кухне, и отправилась к себе в комнату. Засветив одну единственную свечу, стоявшую на прикроватном столике, она прилегла и долго лежала так, рассматривая пляшущие тени на стенах, и крошечный золотистый огонек, освещавший целую комнату...
Она лежала, и не думала ни о чем, а просто любовалась этим пламенем, да еще изредка бросала взгляд на папку, в которую был убран рисунок Бетси.
Скарлетт не заметила, как провалилась в сон, и не помнила, сколько лежала так, но скоро ее глаза закрылись, на губах заиграла безмятежная улыбка, и дыхание стало ровным и тихим...
В ногах кровати свернулась огненным клубком рыжая кошка, тихо мурлыкая, словно охраняя сон хозяйки. Яркий солнечный луч не спешил будить засидевшуюся до ночи девушку, и птицы словно остерегались закричать слишком громко — дом Остин отдыхал, начиная с гостей, и заканчивая маленьким рыжим комочком. Дом видел прекрасные сны...

0

16

Утром раньше всех стала Вероника. Чувство долга было в этой женщине неизменно.
Укрыв спящую дочь одеялом и поцеловав ее в щеку, вампиресса оделась, а затем и вспомнила некогда знакомую кухню — что где лежит и так далее. Проверив нужное количество продуктов и убедившись, что если она возьмет их, останется еще достаточно, женщина зашебуршала в работе. Она очень хотела порадовать девочек.
Элизабет проснулась от запаха чего-то очень вкусного и горячего. Одевшись, она вышла на кухню с распущенными огненными кудряшками, разбросанным по плечам.
— Мам... ты чего... без спроса? — тихо пробурчала Бетси, зевнув в ладонь.
Ее недовольство правда быстро прошло — матушка, как в детстве, с волосами, убранными в пучок, стояла над печью, где на чугунной нагретой пластине стояла такая же чугунная сковорода, откуда доносилось аппетитное шкварчание. Вероника довольно улыбалась дочери, произвела какие-то последние манипуляции и вдруг поставила на стол тарелку с целой горой блинчиков, таких румяных, пористых и тонких.
— Это прямо башня... — проговорила девушка и села за стол, но ни к одному предмету на столе не прикоснулась, в то время, как Вероника уже заварила чай и села напротив.
Они ждали Скарлетт. Через несколько секунд вампиресса проговорила дочери:
— Не бойся, тебя запах разбудил, значит и ее разбудит. Хотела сделать вам приятное, я помню, что всем нравились мои блинчики.

+1

17

Тонкий аромат чего-то невероятно вкусного застиг Скарлетт, когда она только распахнув глаза, потягивалась в постели. С кухни доносились приглушенные голоса и совсем тихий перестук посуды.
«О, Моргот!» — чертыхнулась девушка быстрее ветра слетая с постели, и еще быстрее одеваясь. Как она могла забыть о гостях? Вернее, о Веронике и Бетси, юная вампиресса не забывала ни на минуту, но вот о своих обязанностях перед девушками позабыла совершенно. «Наверное Вероника разобралась на маминой кухне... Вот я разиня!» — думала Скар, собирая волосы в высокий хвост и заправляя постель. Спустя несколько минут, она выпорхнула на кухню, наполненную восхитительным ароматом блинчиков, словно запоздалый луч солнца, и улыбнувшись гостьям смущенно пролепетала извинения за недосып. Удивительно, но Бетси уже встала, хоть и легла не многим раньше Скарлетт.
— Как Вам спалось? — На столе стояла пышная стопка блинчиков, и Остин смущенно опустила глаза, усаживаясь за стол. — Ой, вы так чудесно управились, мама постоянно что-то меняет, и я сама порой теряюсь здесь, — со смешком добавила она, а потом покосилась на Элизабет. Интересно, сможет ли художница поучить Скар, и научить чему-нибудь?
— Ты выспалась? — шепнула она девушке, когда Вероника отвернулась за чем-то к печи, откинув с лица упавшую прядь, заговорщицки подмигнула рыжеволосой.
Вероника очень напомнила девушке мать, такая же хозяйственная и домашняя, уютная... И в то же время совсем другая.

0

18

— Это в духе Кэролайн... — тихо засмеялась Вероника. — Вы, девочки, кушайте, а я помою посуду и присоединюсь. Извини, я не нашли ничего к блинчикам. Они были бы очень вкусные с медом или вареньем.
Вампиресса уже было отвернулась мыть посуду, но обернулась и с доброй улыбкой проговорила.
— И не убивайся ты так. Ты хорошая хозяйка, я просто хотела сделать вам приятно. — после она занялась мытьем посуды.
Элизабет разложила блинчики по тарелкам, заговорщически кивнув Скарлетт на чайник. Так они бы быстрее приготовились к завтраку.
— Мама любит готовить, но это редко удается, не стоит отказывать ей в удовольствии. Она сказала, что и в прошлый раз их пекла, и тебе очень понравилось. Да, в принципе, я еще не видела, кто бы остался равнодушным, попробовав ее стряпню. — Когда стол был готов к завтраку, девушка отрезала скромный кусочек блинчика и съела его, прикрыв глаза от удовольствия. — Как же я давно их не ела...
Молча доев его полностью и сделав сдержанный глоток чая, Бетси наклонилась к хозяйке дома.
— У тебя есть что-нибудь для рисования? Я не забыла о своем обещании, — коралловые губы расплылись в озорной улыбке.

0

19

Скарлетт благодарно улыбнулась матери Бетси, и девочки быстро убрали стол: одна разлила чай по чашкам, а другая разложила блинчики. Остин открыла один из навесных шкафчиков, что смастерил отец, и достала баночку с медом.
— Вот и мед нашелся, — весело проговорила она, пока женщина домывала посуду. Блинчики испеченные Вероникой оказались невероятно вкусны, и девушка поспешила согласится с Бетси. — Ты права, это просто невероятно, ни кто не устоит! Блинчики таяли во рту, а чай, заваренный матерью Элизабет, был просто восхитительным...
Остин прекрасно понимала собственную мать — Вероника просто невероятна: отличная хозяйка, и постоянно находится в движении... А Кэролайн после замужества очень редко покидала деревню, разве что в город, с отцом Скарлетт... Джордж очень любил жену, но много дать ей не мог. Впрочем, Скарлетт не разу не видела, чтобы Кэролайн роптала на судьбу. Все что Скарлетт знала, она попросту улавливала из настроения матери.
Ее деятельная натура требовала больше, Скар понимала маму.
— Для рисования? — повернулась она к Элизабет, дожевав очередной блинчик. — В комнате лежит стопка бумаги, а в лавке отца наверняка найдутся кисти и карандаши... Это подойдет?
Из комнаты неспешным шагом вышла Пламя, изредка останавливаясь, чтобы потянуться. Объектом своего внимания, на этот раз, кошка избрала Веронику, и требовательно потерлась об ее ногу через подол платья, безошибочно признав в ней властительницу кухни. По комнате прокатилось раскатистое мурчание.
— А ты рисуешь только углем? — поинтересовалась Остин, перенеся внимание на новую подругу.

0

20

— Нет, я рисую и карандашами, и красками... самыми разными. — с улыбкой проговорила девушка, наблюдая за матерью и кошкой.
Янтарные глаза как-то быстро забегали, охватывая картину целиком. Вероника посмотрела на нее и усмехнулась, замерев в прежней позе, когда же Элизабет наконец отвела от нее взгляд, женщина нашла крынку с молоком и налила немного в миску, поставив ее на пол перед кошкой.
Сев за стол, она присоединилась к трапезе и тихо пояснила Скарлетт:
— Не пугайся таких ступоров. Если ей что-то нравится и она хочет нарисовать какой-либо момент, она начинает смотреть вот так и все запоминает, а потом рисует.
Когда трапеза была завершена, Бетси забрала грязные тарелки и сложила их в мойку, а подумав, помыла посуду, обернувшись на Скарлет.
— А еще мне нужен будет мячик или шарик. Желательно, однородный, я тебе покажу сначала, как свет ложится на сферу, — с улыбкой проговорила Бетси.

0

21

Девушка отпила немного чая, и задумчиво поворачивая ложечку в руках, поглядела на Бетси. Отличная зрительная память, вот еще одно, что отличает художников, прирожденных художников.
— Тогда я непременно найду что-нибудь подходящее, в лавке отца, или в подсобке. — Тихо сказала она, воскрешая в памяти темные своды помещения, где отец держал все, что не поместилось в главном зале, или временно не требовалось. Ах, чего там только не было!
Скарлетт очень любила открывать пыльные коробочки, ящики, рассматривать их содержимое... Иногда, малышка выносила то, что ей больше всего нравилось в основной зал, и красиво раскладывала на витрине, а отец потом не мог понять, откуда что берется...
В голове вертелась куча мыслей: там-то посмотреть это, а там-то вот это, и все, что нужно, найдется самом собой.
Окончив трапезу, девушки занялись каждая своим, и Скар, выскользнув из-за стола направилась в лавку.
Сегодня день был не в пример лучше, чем вчера, сияло солнце, а ветер, хоть и холодный, не сбивал с ног, и не бросался мокрым снегом в лицо. Девушка вдохнула полной грудью свежий морозный воздух, улыбнулась солнцу, и распахнула в лавке все окна, чтобы проветрить в помещении, выгнать застоявшийся пыльный воздух.
Шарик нашелся быстро. И идеально подходил для занятия: деревянный, совершенно круглый и гладкий, чуть теплый так уютно лежал в ладони...
Так же нашлись карандаши, несколько кистей, и коробка с различными красками.
«Надеюсь, папочка не обидится, на такую бесцеремонность» — думала Остин, укладывая все найденное в не большую сумку.
Возвращаясь домой, девушка тихонько напевала, и в кухню вошла сияя.
— Я нашла все. Вроде... — Немного замялась она, подсаживаясь обратно за стол, и согревая руки.

0

22

Элизабет сидела за столом, делая какой-то набросок. Линии были очень небрежными и быстрыми, а лицо очень сосредоточенным, пытаясь воспроизвести все до последних деталей.
На листе через пару минут была изображена женщина, одетая так же, как и Вероника. Лицо не было прорисованным — немного грубый профиль с намеченными пропорциями. Она стояла спиной к зрителю и что-то делала, ее руки скрывались за телом, но были согнуты в локте, а об подол платья терлась довольная кошка.
Закончив рисунок, Элизабет с улыбкой посмотрела на находки Скарлетт и заулыбалась.
— Все прекрасно подходит... Садись рядом, тут как раз свет хорошо падает. — Элизабет положила шарик перед ними и стала показывать разные области, поясняя. — Нарисуй пока круг... неважно если он будет немного неровным, но не делай линии слишком жирными — в природе понятия линий не существует. Это просто грани, перетекающие одна в другую. Смотри. Тут находится самая светлая точка. И даже, когда свет падает сбоку, стоит всегда затемнять его сбоку, чтобы был объем.
Проговорив это, Бетси взяла один листок себе и неявно навела круг. Там где она указала светлую точку штрихи были еле видные, а справа и сверху, штриховка стала чуть темнее, но всего на полтона.
— Смотри... тут переход из света в тень... самая нейтральная часть. — Бетси стала штриховать шарик чуть выше середины по всей поверхности. — А вот тут тень. Только обрати внимание. Столешница темная, но она бликует. Видишь? Блик отражается на шарике. Это рефлекс. Он светлее.
После тени нарисованной в середине и чуть левее и ниже, под ней девушка нарисовала тонкую полосочку тоном между полутени и светом, еле видно, аккуратно «закруглив» шарик по краям.
— Пробуй... можешь несколько раз, сколько угодно, — с улыбкой произнесла Элизабет, наблюдая за попыткой Скарлетт.

+1

23

Скарлетт наблюдала за девушкой, стараясь запомнить все детали: положение пальцев, при захвате карандаша, его наклон, и то самое волшебство, благодаря которому на пустом листе рождалось нечто.
Потом стала пробовать сама. Не очень хорошо получалось со стороны техники, но суть урока девушка усвоила: и то где свет падает на бок сферы, и где расположен переход из света в тень...
Захваченная процессом, Скар раз за разом выводила простые линии на бумаге, отвергала очередной вариант, и выводила снова, изредка бросая взгляд на Бетси. Наверное, той было забавно наблюдать за попытками Скарлетт, однако сейчас значение имел только тонкий белый лист, заточенный карандаш и чуть подрагивающая рука Остин, а не общее впечатление от происходящего.
— Так хорошо? — Наконец спросила она, показывая Бетси самый удачный на ее взгляд вариант, а сама тем временем заметила очередной набросок, сделанный рукой рыжеволосой. Вроде ничего особенного в запечатленном моменте не было, да и выполнен он был небрежно... Но по всему было видно, что законченной эта картина не уступит ни одной работе великих художников, потому что в ней есть жизнь. На улыбках юной вампирессы заиграла теплая улыбка, и глаза светились уверенность. Без сомнения, Элизабет получит то, что желает, ведь талант преподнесенный ей в качестве подарка от судьбы подобен драгоценному камню — его нужно лишь правильно огранить, и тогда он засияет еще ярче.

0

24

Элизабет улыбалась, глядя на попытки вампирессы. Ей нравилось старание своей «ученицы».
Взглянув на наброски Скарлетт, ревенантка улыбнулась и сказала.
— Ты молодец, мне нравится, — тихо сказала она, а потом указала еще на несколько сфер. — Они тоже неплохие. В тебе есть потенциал. Теперь давай поговорим о перспективе.
Девушка взяла новый листок и провела линию.
— Это линия горизонта. Она обозначает грань видимого нам. Давай возьмем за основу куб. Обычно строители делают в чертежах грубую ошибку... — в углу листа она навела сначала квадрат, а потом провела все ребра куба под углом в 45 градусов, сделав куб. — Это неправильно. Смотри есть исходная точка. Под ее углом мы и видим той или иной предмет.
Бетси оставила на линии горизонта точку, и провела от нее четыре линии, а потом поперек них построила остальные линии, чтобы получился куб. Дальше она обвела именно контуры фигуры, чтобы линии перспективы казались второстепенными.
— Видишь, какой он получается... так же намного лучше, — с улыбкой сказала художница, а потом сделала еще несколько таких кубов под разными углами обзора. — Повтори... а потом я тебе расскажу еще кое-что.
Подложив этот лист ближе к Скарлетт, она взяла еще один лист.
— А бывает еще так. Когда куб стоит ребром к нам. Тогда у него две исходные точки. — в подтверждении своих слов на листочке появилась линия горизонта, две точки и перекрестные линии, ставшие в итоге другим кубом, таких под разным углом она нарисовала еще три штуки и стала ждать выполнения задания.

+1

25

Внимательно слушая свою преподавательницу, девушка следила за движениями ее рук, силясь не упустить ничего. Обучаясь в пансионате, она уяснила одну вещь раз и навсегда: мелочи создают целое, и упускать детали, значит упускать кусочек мозаики, без которой целая картинка не сложится...
Слова ревенантки о потенциале очень порадовали Остин, пусть даже это и была дежурная похвала, тем более, что с перспективой вышло несколько сложнее. Как не пыталась девушка, принцип, по которому Бетси строила куб, понять не могла.
— Мда, это не совсем не просто... — Уныло выдохнула она, сминая очередной лист бумаги, и отметая его в сторону. — Ты сама училась основам, Бетси? Или кто-то показывал тебе? — Самой Скар казалось гораздо проще нарисовать куб так, как рыжеволосая показала в первый раз, но проще, не значит лучше. Вариант художницы выглядел гораздо интереснее, и вампиресса утроила старания.
Как раньше она рисовала сферу, так сейчас выводила линии, стараясь, чтобы они выглядели аккуратно, и не напоминали корявую мазню. Получалось не очень хорошо, потому что принцип так и не улегся до конца в белокурой головке Остин, но, по крайней мере, движения стали увереннее, карандаш не дрожал в руке, а стал словно бы продолжением пальца.
Девушка прикрыла глаза, и глубоко вдохнула, представляя далекую призрачную линию, что разделяет землю и небо, поставила на ней точку... А дальше все вышло словно само собой, карандаш сам вывел на бумаге нужную комбинацию линий.
— Вот так! — С улыбкой взглянула на подругу Остин, окрыленная своей маленькой победой. Перспектива была преодолена.

0

26

— Молодец, ты поняла суть вещей, — с искренней радостью проговорила девушка, глядя на итоговую работу по заданию. — Ты же представила реальную линию горизонта, это замечательно, так и надо думать.
Элизабет была очень довольна продвижением своей ученицы, даже обняла ее в порыве чувств.
— А теперь давай еще поработаем над перспективой. Представим абсолютно квадратные дома, будто они и составляют улицы. — она взяла еще один листик, провела линию горизонта, сделала точку и провела направляющие линии с одной и с другой стороны, начав строить в два ряда справа и слева квадратики, потом сделала еще пару линий, обозначив их как тротуары, потом сделала еще парочку и выстроила тонкие длинные цилиндры. Дождалась, пока Скарлетт повторит ее действия и стала проводить линии дальше.
Вскоре у квадратных домов стали появляться крыши, а странные цилиндры стали подобием уличных фонарей.
— А теперь представь все, что хочешь и сделай эту улицу, какой ты бы хотела ее видеть, — сказала Бетси и начала выводить у домов двери и окошечки, тонкими штрихами ровную дорогу превратила в мостовую и «посадила» на улице немного растений, теперь наблюдая за действиями вампирессы с неподдельным интересом.

0

27

Время замерло в этой тихой обители, где тишину нарушал лишь скрип карандаша, шелест бумаги и нежный голос Бетси, дающий наставления. Скарлетт заглянула в ее листок, и, приметив несколько деталей, принялась строить собственную улицу. Нарядные дома с черепичными крышами, — какие Скарлетт видела в Дракенфурте, в одном из районов — цветущие палисадники, резные ставни окон...
Дома получались немного не пропорциональными и кривоватыми, но в целом, было вполне понятно, что это дом, это фонарь, а это розовый кустик в деревянной кадке под окном.
Скарлетт, вырисовывая очередную деталь, в напряжении закусила губу, и тихонько шмыгнула носиком.
«Терпение и труд все перетрут», — напомнила она себе, поправляя очередную линию, вышедшую не так как нужно аккуратными тонкими штришками. От того, что подобных исправлений было не мало, рисунок Скарлетт напоминал черновой набросок, который вскоре превратится в полноценную работу, обретя цвета.
Хотя, скорее всего, это были честолюбивые мечты... Чтобы научиться рисовать хоть сколько-нибудь сносно, нужно еще столько всего запомнить, понять или вспомнить...
А Элизабет, тем временем, оживила свою улицу, и она смотрелась совсем как настоящая. Скарлетт в очередной раз подивилась таланту подруги...
— Это чудесно... У тебя так здорово выходит! — зачарованно выдохнула она, и заглянула в глаза вампирессы.

0

28

— Спасибо. У тебя тоже очень хорошо получается, я не вру, если ты будешь практиковаться, у тебя будет получаться все лучше и лучше. Ты можешь стать неплохой художницей... — с радушной улыбкой проговорила Элизабет, потом обняла свою новую подругу будто в подтверждение своих слов.
В это время на кухню зашла Вероника и улыбнулась девочкам.
— Как вы подружились. Это хорошо. Вы бы погуляли немного, погода улучшилась. Смотрите, солнце. Да и потеплело, снег липкий, можно поиграть, Бетси, ты же любишь лепить снежные скульптуры... Идите, а я приготовлю что-нибудь.
Вероника, попав в такие условия и правда вспомнила, что такое быть хозяйкой и матерью и хотела воспользоваться этим случаем.
Она подошла к столу и стала рассматривать рисунки девочек.
— Молодцы. Скарлетт у тебя хорошо получается. — улыбнувшись, сказала женщина.
Элизабет заулыбалась еще больше словам матери и снова взглянула на юную вампирессу.
— Видишь, я же говорила. У тебя есть потенциал. — Элизабет улыбалась, но в глазах все же играла светлая грусть. Она не помнила, когда последний раз видела маму такой и сколько раз мечтала, чтобы она стала такой, но такое поведение было редкостью, как правило именно в гостях у старых друзей, это сильно огорчало Бетси, но художница не подавала вида.

+1

29

Скарлетт заглянула в глаза подруги, и улыбнулась, так доверчиво и тепло... Как прекрасно, что в эти снежные дни Бетси и Вероника оказались поблизости от дома Остин...
«Ах...» — думала Скарлетт, глядя на улыбающуюся мать Элизабет — «Если бы мама вернулась скорее, она была бы так рада!»
— Спасибо, Элизабет прекрасный учитель, — Сказала она, поворачиваясь Веронике. — Без нее я ничего бы не поняла... Я старалась. — Закончила девушка, кивнув на рисунок, и посмотрела в окно. Там действительно сияло солнце, такое яркое, хоть и холодное, оно словно пело о прекрасном дне, пришедшем на радость всем окружающим.
Перемена в настроении Бетси была едва заметна, но Скарлетт так прониклась к своей новой подруге, что почувствовала ее сразу хоть та и не подавала виду.
— Она у тебя такая переменчивая... Как актриса, примеряет на себя различные амплуа, и наслаждается переменами... — Вампирессы вышли на улицу, и Скар чуть прищурилась, поглядев на искрящийся снег. С того момента, как девушка ходила в лавку, погода стала еще лучше и светлее, снег искрился тысячами и тысячами крошечных бриллиантиков, а воздух как будто звенел серебряными колокольчиками. —
— Так чудесно, ты не находишь? — спросила вампиресса Бетси, покуда, они брели по протоптанной с утра дорожке. — Больше всего я люблю солнце, оно какое-то счастливое, что ли... А ты? Какую погоду ты предпочитаешь? — Снег действительно был липкий, и Скарлетт была уверена, что где-то на лесной поляне раздается заливистый детский смех — деревенская малышня играет в снежки.

0

30

— Я разную погоду люблю... Каждая по-своему прекрасна... Например, летом я люблю выбегать босиком под ливень, потому что он теплый и какой-то радостный. А гроза? Ты знаешь, что гром за секунду пролетает триста метров, поэтому если увидеть молнию и считать секунды, пока не услышишь гром, можно узнать как далеко молния ударила? — с улыбкой проговорила девушка и одела перчатки, поправив на себе шарф.
Она глубоко вздохнула, жадно вбирая в себя чистый, колкий воздух и улыбнулась солнцу. Пока Скарлетт была чем-то отвлечена, Бетси вдруг скатала в руке снежок и запустила его в спину девушке, тут же засмеявшись и пустившись наутек в сторону детского смеха... Она выбежала на поляну и застопорилась, держа равновесие на пике ледяной горки, кто-то из местных подростков схватил ее и она скатилась с мальчиком с горы, а после осталась сидеть, звонко смеясь, глядя в небо.
Элизабет вдруг стало так легко и радостно, что она продолжила бегать за Скарлетт и от нее, прячась за деревьями и другими детьми от снежков подруги, но затем она сделала очередной снежок, начиная катать его по земле, делая большой колобок. Сделав, казалось бы обычного снеговика, Бетси вдруг стала снимать снег с одних мест и прикреплять его на другие, делая снежную женскую фигурку ростом с десятилетнюю девочку.
— Давай, помогай, вместе ее сделаем... — улыбнувшись, сказала художница Остин.

Отредактировано Элизабет Дюваль (11.04.2011 23:05)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » На полпути к дому


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC