Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Меблированный дом «Валламброза» (сдаются в аренду комнаты!)


Меблированный дом «Валламброза» (сдаются в аренду комнаты!)

Сообщений 1 страница 30 из 80

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/24-Zhiloi-raion/13.png

Меблированный дом «Валламброза», отстроенный по последней градостроительной моде, светится шиком и новизной. На фоне мрачных серо-буро-кирпичных построек, характерных для спальных районов столицы, он выглядит костюмом молодого повесы, невесть как затесавшимся на одну вешалку с нафталинными сюртуками пожилого бухгалтера. Подъезды его пахнут свежей покраской, батареи урчат регулярным теплоснабжением, канализация до сих пор ни разу не засорилась, занавески на окнах все еще белые и хрустящие, как в гостях у любимой бабули, а под окнами, в палисаде, благоухают левкой и однолетняя примула. В эту картину так и просятся франты на сверкающих двухколесных велосипедах!

Нижний этаж «Валламброзы» с одной стороны оживляют шляпки и шарфы в витрине модистки, с другой — омрачают устрашающая выставка и вероломные обещания дантиста «Лечение без боли». Над вторым этажом красуется заказанный в типографии щит, призывающий граждан не поскупиться и снять в этом «пансионе с услугами по хозяйству» комнату за 100 флоренов в месяц. Здешнее население составляют секретарши-стенографистки, начинающие художники, процветающие жулики, непризнанные гении, репортеры желтых газет и прочие лица с блестящим будущим и туманным прошлым. Персонал состоит из коменданта, ключниц на круглосуточном дежурстве (две сердитые бабки, подменяющие друг друга посменно и свешивающиеся через перила лестницы всякий раз, как у парадной двери раздастся звонок), улыбчивого усатого садовника и дворника, который пишет стихи и любит пофилософствовать.

  Подлокации:
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Подъезд
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 1: арендатор — Морис ля Мурре
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 2: свободна
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 3: арендатор — Левор Браун
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 4: арендатор — Кристиан Блейк
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 5: арендатор — Гарольд Бенс
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Комната № 6: свободна
-----------------------------------------------------
  http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Контора коменданта — если у вас появятся какие-либо вопросы касательно заселения, выселения, ремонта или оплаты коммунальных услуг, жалобы на соседей, уличный шум, протекшие трубы и прочее, стучитесь в дверь с таинственной надписью «ПОСТОРОННИМ В.», за которой сидит интеллигентного вида пожилой человек в пенсне. Он поможет.
-----------------------------------------------------

Как правильно указывать подлокации

Дорогой игрок, чтобы ваши партнеры и просто читатели могли свободно проследить за вашими перемещениями по данной локации, перед началом поста вам следует поставить отметку о том, где происходит ваша игра:

Форма для оформления подлокации

Код:
[color=#023f50][b]Название подлокации[/b][/color]
[color=#C1C1C1][size=8]-----------------------------------------------------[/size][/color]
*пост*

Пример:

Комната № 2
-----------------------------------------------------
Нервически скрипящее перо Франца Кафки вычертило всем известное: «Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза обнаружил, что он у себя в постели превратился в...», а дальше никак не сдвинется. Творческая мысль впала в ступор, муза раскапризничалась и бойкотирует автора. Этот несчастный Грегор Замза, в кого же он превратился?.. Кафка ерошит волосы, с усилием трет лоб, рычит, мнет испорченные бумажки и одну за другой швыряет их на пол. Работа не движется, хоть ты плачь, еще и мешают тут всякие (то соседи, то коммивояжеры, то жужжащая прямо над ухом назойливая тварь), доводя и без того измученного писателя до форменного психоза...
— Да чтоб вы все провалились! — восклицает Кафка в сердцах и с размаху шлепает поганую муху ладонью об стол.

Отредактировано Кристиан Блейк (07.11.2010 23:05)

+1

2

Комната № 4
-----------------------------------------------------
Тенистый лес  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Сон. Хастиас несколько лет назад

— Ты врешь мне! — закричал Питер так, что своды замка содрогнулись от баса.
— Я не вру тебе, отец! — гордо задрав подбородок и бесстрашно смотря на главу ордена, ответила Катарина. — Я никогда не обманула бы тебя!
Внутри девушки все переворачивалось, она врала, она впервые врала своему отцу и магистру ордена. Имела ли она право на это? «Я делаю это ради него», — убеждала себя жрица, пока Питер Сент-Джон Сааль рассекал комнату тяжелым шагом, заложив руки за спину. Лицо его было холодным, а брови сведены к переносице, глаза горели так, что когда он наконец остановился и взглянул на Катарину, девушка содрогнулась.
— Хорошо, — наконец выпалил Питер, — и видит Моргот, если ты врешь мне, дитя...
— Я не вру! — как отрезала жрица. — И никогда бы не соврала тебе, отец.
Взгляд Питера потеплел.
— Я верю тебе, Катарина, — подойдя и обняв дочь, внезапно улыбнулся Сент-Джон. — Ты плоть от плоти, кровь от крови моя.
Глаза ее закрылись, а на щеках выступили слезы. «Нет, я не могу поступить так с отцом. Я не должна врать ему!»
— Я люблю его, отец, — прошептала маркиза.
— Что? — отпрянув и пытаясь заглянуть в глаза девушки, произнес отец.
— Я люблю Августа, — повторила жрица.
— Да как ты!.. — взорвался мужчина, оттолкнув дочь так, что она упала на пол.
— Прошу, отец!
— Не смей! — жестом руки остановил Питер. — Не смей мне больше говорить, Катарина... Гевин! — яростно крикнул Питер. — Ко мне!
На зов герцога в помещение вошел высокий мужчина. Он был поражен происходящим.
— Да, мой господин! — опомнившись, мигом встал на одно колено и склонил голову.
— Найдите того монаха, — рыкнул глава. — И убейте его.
— Нет! — крикнула Катарина и бросилась к ногам отца, начала умолять. — Прошу, отец, умоляю, я сделаю все, что вы хотите...
— Да, Катарина, — смотря сверху вниз, прорычал мужчина. — Ты сделаешь все, а сейчас немедленно встать. Никто из рода Сент-Джон Сааль не падал на колени, — рывком подняв дочь и заглянув в ее заплаканные глаза, прорычал Питер. То, что дочь забыла о гордыне и осмелилась ползать в ногах отца при воине, взбесило Брайана еще больше.
— Вы что, глухой? — резко повернувшись к застывшему рыцарю, грозно спросил Питер. — Быстро исполнять приказ!
— Да, господин! — встав и поклонившись, Лайнерс отправился прочь. Глаза его горели: «Наконец, наконец он поквитается с Катариной за то унижение в лесу».
— Нет! — крикнула девушка и хотела было броситься к двери, дабы загородить путь воину, но крепкие руки отца задержали ее. — Отпустите, отпустите! — вырывалась девушка.
— Позовите Ученого! — крикнул Питер. — Кажется, моей дочери нужен врач.
Это была ошибка, ее ошибка...

— Нееет! — с криком встала маркиза. Дыхание было тяжелым, а на лбу выступили капли пота. Взгляд жрицы метнулся по комнате. — Где я? Что случилось?
В голове маркизы вертелись миллионы вопросов, но, обессиленная, она вновь припала к подушке. Внезапно озноб пробежал по коже, хотя тело Катарины горело. В глазах еще мелькали черные пятна, а в ушах был слышен шум прибоя.
— Кто-нибудь... — еле слышно прошептала девушка.

+1

3

Комната № 4
-----------------------------------------------------
Тенистый лес  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Карета прибыла в город спустя полчаса после отъезда. Всё это время Кристиан, как всегда, размышлял об этом сумасшедшем дне, который так сильно его утомил. Многое произошло всего лишь за несколько часов: блуждания ночью по лесу в попытке найти то, не знаю что, битва с полчищами гулей, встреча со слугами Моргота, конфликт с напарником... и эта таинственная девушка, которая, по какой-то причине, вызывает у юстициара столько неизвестных ему ощущений. Не удивительно, что из страны раздумий, Блейк плавно перешёл в страну снов. Он действительно очень сильно устал, поэтому эта маленькая слабость ему позволительна.
— Мы приехали. — Сказал кучер, остановив карету. Кристиан мигом проснулся и, протерев глаза, взглянул на всё также лежавшую девушку. Почему-то, глядя на неё, Блейк успокаивался. Что-то в ней было такое, способное усмирить и успокоить даже самого бесчувственного вампира. Даже сложно поверить, что она — слуга Моргота и враг Кристиана. Была бы на её месте другая — он бы без раздумий её уже казнил, но на Катарину он не мог поднять руку, тем более что она помогла ему.
— Благодарю тебя. Ты меня сильно выручил, можешь быть свободен, — сказал ревенант своему кучеру, взяв девушку из кареты на руки. После этого он зашёл в дом, где была его квартира. На улице было уже почти утро, но даже в это время суток, на улицах куда-то спешили люди. Поднявшись на 3 этаж по лестнице с Катариной на руках, юстициар, придерживая её телекинезом, достал ключи и открыл дверь в свою квартиру. Если честно, Кристиан очень редко здесь был. В основном, он приходил сюда лишь поспать или передохнуть. В остальном, за домом смотрела лишь его служанка, которая приходила каждый день и убиралась. Зачем тогда ему такая большая квартира? Блейк не любил маленькие пространства, он всегда мечтал о большой, просторной жилплощади, а так как платят ему большие деньги, то с этим не возникло проблем.
Зайдя в комнату, которая, благодаря служанке, была на удивление чиста и прибрана. Пройдя в гостиную, ревенант положил девушку на диван, а сам поспешил зажечь в доме свет. Когда это было сделано, комнату наполнил искусственный свет, испускаемый тлеющим огоньком нескольких свечей. После, Кристиан вновь подошёл к девушке и на несколько секунд замер, глядя на неё. Катарина была очень привлекательной девушкой, по мнению Кристиана, самой красивой из всех, что он видел. Вот только он сам себе боялся в этом признаться, ибо боялся привязанности, именно по этой причине он заставил себя оторваться уйти на кухню. Там он положил несколько дров в небольшую плиту, которая нагревалась за счёт встроенной печки, после чего поспешил их разжечь и поставить чайник. Из настенного шкафа, Блейк достал 2 баночки с травами, содержимое которых, он положил в кружку, после этого, он взял апельсин, лежавший на столе в тарелке с фруктами, разрезал его и выдавил сок туда же. К тому времени уже поспел чайник, воды в котором, хватило только чтобы заварить содержимое кружки. Положив туда сахар и ещё какие-то приправки, всю кухню обдало нежным и приятным запахом трав. Взяв кружку с отваром, Блейк направился обратно к девушке, чтобы проверить её состояние и предложить попить.

* * *
— Нееет! — услышал крик девушки Кристиан, после чего, сразу же поспешил к ней. Зайдя в комнату, где лежала Катарина, Блейк поставил кружку на столик, стоящий рядом с диваном. По её глазам, а также по учащенному дыханию и сердцебиению, можно было сказать, что она немного напугана и растеряна. Это можно было понять, ведь она и понятия не имеет, где находится и что с ней случилось.
— Тише, тише, успокойся. Всё в порядке, ты в безопасности, не волнуйся, — сказал Кристиан, подойдя к девушке и подсев рядышком, поближе к ней, дабы она могла на него посмотреть и узнать. Глядя в испуганные глаза девушки, Блейк слегка улыбался, причём сам этого даже не заметил. Если бы в этот момент кто-нибудь на него смотрел — он бы не поверил. Юстициар редко искренне улыбался, в основном, эта улыбка была наиграна, но в данном случае, она вышла не произвольно. Впервые за несколько десятков лет, в этой квартире находилась посторонняя девушка, причём настолько красивая.
— Надеюсь, узнала меня? Не беспокойся, я тебе ничего не сделаю, — сказал Кристиан, который, опомнившись, отвёл взгляд в сторону. Он не хотел показывать свой интерес к Катарине и не хотел сам себе в этом признаваться, поэтому просто решил вновь выставить барьер, который уже сотню лет, никто не может пересечь. Блейк положил руку на кисть девушки. Она была горячей, словно внутри Катарины горел огонёк, ведь по идее, она должна быть холодной, принимая во внимание тот факт, что жрица пролежала на снегу долгое время. В любом случае, это был не хороший знак.
— Ты вся горишь, — сделал заключение ревенант, после чего встал и подошёл к деревянному шкафу. Открыв стеклянную дверку, он взял небольшую бутылочку и направился обратно к Катарине. Блейк был на удивление гостеприимен, наверное, он впервые хотел так искренне помочь. Если бы ему рассказали, какой он может быть, ревенант бы ни за что не поверил. Если честно, то бесчувственность, хладнокровие, серьёзность — всё это было, лишь маской, которую видели все окружающие, но каким Кристиан был на самом деле, не знал практически никто, лишь Катарина могла увидеть небольшие трещинки сквозь каменную стену.
— Вот, выпей. Этот отвар поможет тебе быстрее восстановить силы, а также снимет жар, — сказал Кристиан после того, как добавил несколько капель содержимого бутылька. Хоть он и пытался держать маску на своём лице, но глядя на девушку, она невольно спадала, показывая истинный характер юстициара. Блейк не был сам на себя похож, и это его немного тревожило, ведь Катарина — пока ещё враг, а потом уж девушка и нужно было держать ухо востро.

+1

4

Комната № 4
-----------------------------------------------------
Осознание того, где она находилась, пришло не сразу. Более того, поначалу Катарина жутко испугалась незнакомого места, на стенах которого играли страшные тени, отбрасываемые мебелью и утварью, что нашла себе место в помещении. Где-то за дверью она слышала приглушенные звуки. А через какое-то время в коридоре послышались шаги. С каждой секундой шаг становился все ближе, и ее охватил панический страх: а что если?.. Нет. Последнее, что помнила маркиза перед тем, как уйти в бездну, — яростный взгляд Эллая. Наконец в дверях появилась фигура. Поначалу она не могла разглядеть кто это и на автомате попятилась назад, пока не уперлась в твердую поверхность стены.
— Кто вы? — глухо прошептала маркиза.
— Надеюсь, узнала меня? Не беспокойся, я тебе ничего не сделаю, — выйдя из тени и присев на край кровати, ответил мужчина. На мгновение внутри девушки все перевернулось: неужели и вправду меня поймали? Где отец? Неужели он не успел? О Моргот!.. Но по мере того, как мужчина продолжал свою речь, она поняла, что не пленница, а скорее желанная гостья. На лице юстициара светилась улыбка, заметила Катарина. Она молчала. Молчала, потому что не могла произнести ни слова, в то время как он продолжал говорить. Его слова пролетали мимо ушей, словом, она слышала его голос, но вот то, что он говорит, было недоступно сознанию жрицы, поскольку все ее внимание занимала его улыбка и глаза, она изучала Кристиана так, словно не могла в полной мере оценить, что кроется за этой заботливостью и учтивостью. Так уж повелось: Кэт никому не доверяла, даже собственной тени. А сейчас, здесь, его улыбка и взгляд сыграли свою роль. На лицо Катарины легла тень улыбки. Да о чем она думала в те самые минуты молчания? Чем был занят ее воспаленный мозг, в то время как отец должно быть места себе не находит, орден поднят на ноги, а она... она сидит и улыбается, как беззаботный ребенок.
— Очнись!!! — послышался голос, и она словно вышла из того состояния. Кристиан протягивал стакан:
— Вот, выпей. Этот отвар поможет тебе быстрее восстановить силы, а также снимет жар.
— Я не нуждаюсь в помощи, — своенравно отметила жрица. Да, такова была Катарина во всем, вместо спасибо — горделивый взгляд и надменная улыбка, что сказать? Кровь Сент-Джон Сааль брала верх. Вдобавок ко всему она не была в полной мере уверена в том, что находится здесь в гостях, а не как пленница, учитывая последние события... и не смотря на то, что Кристиан выражал добродушие, в голове жрицы до сих пор застыл вопрос: правда или ложь?
— Я пленница? — наконец выпалила маркиза, пристально и вызывающе посмотрев в сторону Кристиана. Было в нем нечто притягивающее, что манило и...
«Но нет! Я глас Моргота, а он слуга Розы!» — сама себя убеждала жрица...

+1

5

Комната № 4
-----------------------------------------------------
— Я не нуждаюсь в помощи.
«Хех, что и требовалось ожидать от девушки благородных кровей. Ни спасибо, ничего, лишь бессмысленная гордыня и выставление себя выше других», — усмехнувшись подумал Кристиан, встав с краешка дивана и положив кружку обратно на столик. Он никогда не понимал, что пытаются доказать аристократы таким отношением к другим и своей возвышенной гордостью? Что они отличаются от других? Что они выше всех остальных? Или пытаются показать свою силу и власть? Блейк знал, что все они такие же люди как и остальные, ведь за их возвышенными речами стоял обычный человек или вампир. Ещё больше ревенант не мог понять, что они пытаются доказать ему, показывая свой характер. Если честно, Кристиану плевать на все устои высшей аристократии. Его не пугает ни сила, ни деньги, ни власть, ни связи, ни, тем более, статус. Если бы ему сказали убить, хоть короля, хоть президента — ему всё равно, ведь в его мире существует лишь кодекс, оружие и приказы — остальное ерунда.
— По-вашему, я должен был оставить вас в лесу на съедение волкам, госпожа Катарина, или же просто наблюдать, как вы умираете от холода и потери крови? Не думаю, что в вашем положении стоит показывать свой характер, — спокойно ответил юстициар, подойдя к окну. Он просто стоял и смотрел на улицу, не глядя на свою собеседницу, устремив свой взгляд на людей, быстро идущих по своим делам.
— Я пленница?
— Неужели вы думайте, что нынче так содержат пленников? Если бы вы были моей пленницей, в лучшем случае вы бы сейчас томились за решеткой камеры, а вместо кружки с отваром у вас был грязный железный стакан с водой. В худшем — вы бы получили пулю прямо на месте. — Усмехнувшись, ответил Кристиан, переведя свой взгляд на девушку. — Вы можете идти, госпожа Катарина, хотя не думаю, что в таком состоянии и в таком виде, вы сможете далеко уйти, — показав на дверь, продолжил ревенант. — Можете считать, что вам крупно повезло, ведь не каждый день я привожу слуг Моргота к себе в дом, так что советую вам расслабиться и отдохнуть, — наконец, закончил юстициар. Глядя на девушку, Кристиан так и не мог понять, что же его заставляет так заботиться о девушке, но, если честно, ему это даже нравилось. Он вновь посмотрел на неё оценивающим взглядом, пытаясь разгадать загадку, которая таилась где-то в теле Катарины. Если посмотреть со стороны, о Блейк вёл себя как мальчишка, который хочет произвести впечатление на девочку, которая ему нравится, хотя, возможно, так всё и есть на самом деле, вот только с тем отличием, что ревенант готов был в любой момент убить её, если бы что-то пошло не так.

0

6

Комната № 4
-----------------------------------------------------
— Да как вы... как вы смеете! — сверкнув глазами, взъерепенилась Катарина. — Мой отец, он... он... — начала было жрица, но тот час же замолчала, понимая, в каком плачевном положение находится, а самое главное — к чему может привести этот разговор. Прикусив губу, она взглянула на Кристиана. Поначалу она было хотела встать и уйти прочь из этого места. Но вот встать ей так и не удалось. Острая боль в ноге давала о себе знать и, как только Кэт поднялась, она сразу же опустилась на то место, откуда встала. Отвернув взгляд от Кристиана, девушка продолжала слушать его речи. Горькое отчаяние захватило ее в ту минуту, когда она была беспомощна перед ним. И именно сейчас, когда письмо Аль Румбаи находилось в руках Эдмунда. Тяжелый ком подступал к горлу, но она поклялась, что не проронит не единой слезинки!
— Советую вам расслабиться и отдохнуть, — наконец, закончил юстициар.
Катарина молчала. Молчала, поскольку так было правильнее, хотя сказать хотелось пожалуй слишком многое, что вероятно могло доставить массу неприятностей, ведь рядом с ней юстициар и она не забудет этого! Не забудет так же, как то, что она берет корни в славном роду Сент-Джон Сааль.
— Спасибо, — наконец выдавила жрица, небрежно взглянув на Кристиана. Почему ей не хочется сейчас видеть этого юстициара? Что случилось с холодной волей Катарины?.. Казалось, когда-то забытые и похороненные чувства пытались вырваться на волю... но почему он?
«Почему юстициар и розианин», — думала она. — «А может это он, тот, о ком говорил Моргот? Или?.. Нет-нет, глупости...»
— Простите, что была груба с вами, — буквально сквозь зубы процедила маркиза. Ну еще бы! Кто мог знать, как тяжело даются слова раскаяния той, что считалась эталоном веры, праведной грешницей и идеалом, к которому стремились все члены ордена? Сейчас же она показывала свою слабость. А может, нет? Может, как раз сейчас она проявила твердость и решимость, ведь от поступков и действий маркизы сейчас и здесь зависела не одна жизнь... — Я не стану злоупотреблять вашим гостеприимством и недолго буду докучать вам своим присутствием.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  (месяц спустя)  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Проклятый склеп Эвитернов

0

7

Комната № 1
-----------------------------------------------------
Муниципальная библиотека  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Возле дома уже ждал зам. земельного министра с делегацией из двух оценщиков и, судя по всему, зодчего.
— Доброе утро, господа. — пожимая руку заму министра пробубнил Морис нарочито грубо и неприветливо.
— Доброе утро, господин Мурре — ответил тем же тоном Вульф. Видимо ему не нравилось, когда люди задерживались, пусть даже и на пару минут. «Ничего, Вульф-старина, я тебе такой подарок приготовил...»
— Давайте осмотрим дом? — предложил тем временем зодчий.
— Пожалуй, — ответил Морис вяло.
Внешне было видно, что Мориса совершенно не интересует осмотр. Он зевал, отвлекался, хмурился, как ребёнок... Но это было показным. Мурре уже давно оценил дом и тот ему понравился. Пора было переходить ко второй части плана.
Незаметно Морис подобрался к Вульфу и проговорил:
— Через пол часа в кафе «Винный вечер». Хочу поговорить с вами с ока на око.
Сообщив это, Морис громко и лениво произнёс так, чтобы слышали все:
— Это всё, конечно, очень мило, господа, я с вашими встречами совсем забыл про утренний кофе. Делаем перерыв. На час.
С этими словами он, под негодующие крики ошеломлённой комиссии, был таков.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Кафе «Винный вечер»

0

8

Комната № 1
-----------------------------------------------------
Муниципальная библиотека  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Вернувшись из библиотеки с чемоданом, Морис открыл собственным ключём свою квартиру, но первым не зашёл в неё, а сперва запустил Джулиана, подгоняя с шутливым «обживайся, дружок».

Настроение у Мориса было прекрасное. Он уже обладает собственным домом, который, возможно принесёт ему доход в скором будущем. Плюс к тому, Вульф был настолько наивен (как в принципе, и расчитывал Морис) что даже не разобрал детально договор, который подписал. А в договоре тем временем было написано: Господин Морис Ля Мурре удостоверяет своей подписью, что покупает дом за 240000 флоренов у господина Генри Вульфа (какое вульгарное имя), который своей подписью подтверждает своё согласие на сделку.
А вот ниже были даны характеристики дома, в два раза большего по размеру, с погребом и подвалом, коих у реального особняка не наблюдалось. В этом и была хитрость Мурре. На следующий же день он пойдёт к министру — не к заму, а сразу к министру. И потребует назад лишнюю часть переплаченных им денег — 100 000 флоренов. В противном случае он погрозится придать огласке афёры правящей власти над простым человеком, а в преддверии выборов в мэры наврядли кто из нынешних партийных верхов захочет такой развязки... Конечно они проведут расследование... Но и тут Морис всё предусмотрел — ровно сегодня утром он достал из банка 240 000 флоренов. Явно для сделки, которая должна была состояться через час после этого... Документы все настоящие, заверенные печатью натариуса, подпись тоже настоящая, а перепуганный министр и не захочет слушать своего брыжжущего слюной зама, на грешки которого он до сих пор закрывал глаза. И так: Морис возвращает себе все свои деньги + плата за моральный ущерб полученный, безусловно, вынужденностью действовать на грани закона для того, чтобы наказать взяточника и пройдоху... А Генри Вульф будет снят с поста и выслан на... гм... какой-нибудь дипломатический пост в южной Нордании... Оторвавшись от необузданного потока своих мыслей, Морис вдруг сфокусировал взгляд на книге, которую ему всунул мальчишка-библиотекарь. Книга называлась «АЛХИМИЯ. ОСНОВЫ».

Отредактировано Морис Ля Мурре (08.02.2011 17:38)

0

9

Комната № 2
-----------------------------------------------------
Модный бутик «Черная орхидея»  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Квартира встретила хозяйку темнотой и гробовым молчанием. Так было всегда, когда после долгого отсутствия Сир, наконец, возвращалась в свою покинутую обитель. На улице, за окном, светило солнце и пели птицы, лето правило бал. А здесь, в темноте, под защитой бархатных штор, словно в мрачном подземелье все еще таилась зима. Это место никогда не было домом — это просто еще одна временная остановка на дороге длиною в жизнь. Девушка никогда не привязывала себя к одному месту и вещам, поэтому и не особо заботилась об убранстве. Толстый слой пыли на шкафах и подсвечниках, явно говорил о том, что здесь уже давно никто не жил. Но Сир приходилось возвращаться в это мрачное помещение, потому что так должно было быть.
И вот она вновь готовилась его покинуть, отправившись в очередную поездку, войдя в квартиру лишь на несколько часов, чтобы вновь исчезнуть на много дней. Полет на дирижабле был удивительным событием, к которому следовала подготовиться особо. Но проблема заключалась в том, что девушка просто не знала, что взять с собой. Она привыкла жить по простому принципу: Все свое ношу с собой. А все, что не с собой, то просто не мое. Но сегодня нужно было перешагнуть через себя, и причиной был тот молодой человек, который стал ее сопровождающим. Для него она просто обязана стать еще одной заурядной леди с тяжелым чемоданом полным платьев.
Тяжелый вздох вырвался из груди Сирените, когда она вытащила на свет приличного размера чемодан шоколадного цвета. Заглянув в раскрытую пасть, которая зияла точно бездна, она лишь покачала головой и быстрым шагом направилась к шкафу. В нем было пусто. В огромном пространстве одиноко весело красное платье. Единственное, что было у Сир. И загвоздка заключалась не в том, что она не могла себе позволить больше нарядов (финансовая сторона вопроса никогда не волновала дочь проклятого рода). Дело было в простой логике и в банальном вопросе: Зачем тратить лишние силы и время ради гор одежды, которая вряд ли оденется больше одного раза? По этому принципу и жила Сир.
Платье безоговорочно отправилось в чемодан, следом легло еще одно, куплено недавно, сверху все припорошили несколько сорочек и предметы первой необходимости и в конце две пары туфелек. Закончив сборы, Сирените присела на кресло напротив открытой пасти своего багажа и, прикрыв глаза, стала вслух прибирать импровизированный список вещей.
— Есть, есть, есть, — вычеркивал разум один пункт за другим. — А вот этого нет... — Вдруг произнесла она, наконец найдя ошибку.
Легким движением девушка поднялась с кресла и направилась к тумбочке, на которой, сверкая в тусклом свете свечей, стояли несколько граненых флакончиков с драгоценной жидкостью. Как же она могла забыть про них? Ее лекарство — проклятие и защита. Полет должен был быть не очень долгим, поэтому из десятка близнецов-флаконов в чемоданчик отправилось только четыре. Сирените аккуратно завернула их в сорочку, оберегая драгоценное содержимое от возможных повреждений.
И вот все было собрано. Смешно, сама тара весила больше, чем ее содержимое. Ну что поделать, такие условия диктует жизнь. Нужно казаться кисельной барышней и милой глупой девочкой с сотнями платьев и нарядов в запасе. Она уже хотела закрыть чемодан, как вдруг что-то встрепенулось внутри. То ли интуиция, то ли просто женская блаж. Но повинуясь внутреннему позыву, Сирените вытащила на свет толстый фолиант в черном переплете. Странный дневник, которому уже давно миновало пятьсот лет. Быстро пролистав множество страниц истории, девушка открыла последнюю: там с наброска на нее смотрела семья — мать, отец и маленькая дочка. Ее мать так и не успела его закончить. «Портрет давно потерянной семьи». Недолго думаю, Сир бесцеремонно вырвала рисунок и сожгла страницу в огне.
— Прошлое становится пеплом, ему не места в настоящем, — произнесла она, когда огонь жадно накинулся на хрупкий листок бумаги. Картина догорела, Сирените положила фолиант поверх платьев и, довольная собой, захлопнула чемодан.
Легкой походкой девушка проплыла по темной лестнице, неся почти не весомый багаж. Яркое солнце летнего города безжалостно резало уже успевшие привыкнуть к темноте глаза. Прищурившись, точно кошка, она подозвала к себе играющего на мостовой мальчишку.
— Здравствуй, Джек, — произнесла Сир улыбнувшись старому другу.
Уличный хулиган и вечный возмутитель спокойствия. Когда-то Сирените страдала от подобных ему, именно такие мальчишки закалили ее сердце, научив, что слезы — никогда ничему не могут помочь. А теперь, став взрослой, она научилась использовать их пыл в своих интересах.
— Здравствуйте, леди Сир, — улыбнувшись и слегка склонившись в шутливом поклоне произнес мальчик. — Вы снова уезжаете и нужно проследить за порядком в доме? А еще вам нужна карета, — с одного взгляда произнес он. Джек уже три года как числился не гласным хозяином квартиры и главным смотрителем за порядком. От своей «квартирантки» он получал по несколько флоренов в месяц на расходы, а взамен обеспечивал идеальный порядок.
— Как обычно, друг мой. Что поделать, меня вновь вызвали по делам, — пожав печами произнесла девушка. — Так что найди мне карету, как обычно, а также сверх того. Собери своих друзей и пусть они пораспрашивают в кабаках, тавернах и гостиницах про одного человека. Крепкий парень, среднего роста, на вид лет двадцати, черные глаза, русые волосы. Одевается со вкусом и называет себя аристократом. Но ведет себя, как выходить с улицы. Мне нужна информация по нему. Сможешь добыть ее вместе с каретой? — спросила Сирените.
Мальчик немного замялся. С одной стороны хотелось выслужиться и получить дополнительную премию, а что она будет, он не сомневался. А с другой — задача была очень трудной и сложной. Но у леди Сир всегда был добрый характер: она умела прощать, поэтому Джек, немного подумав, все-таки согласился.
— Нет проблем, леди, будет и карета и информация в письменном виде, — рассмеялся он и побежал вниз по улице.
Через четыре часа Сирените сидела в карете запряженной двумя вороными жеребцами, точно сошедших с картины, внимательно вчитываясь в листки бумаги, исписанные корявым детским подчерком.
Поездка собиралась быть очень и очень интересной.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Взлетная площадка дирижабля «Атлантис»

0

10

Комната № 3
-----------------------------------------------------
Кладбищенские ворота  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Вернувшись домой, Левор первым делом забрался в ванную и долго там просидел, приводя себя в порядок. Закончив водные процедуры, он поужинал и взглянул на часы: «Третий час людей. Долго же я провалялся в беседке». Ночь постепенно вступала в свои права и огненно — рыжий закат окрашивал крыши близлежащих домов в сказочные цвета. Дома оставаться не было никакого желания, но возвращаться на ярмарку тоже не хотелось. Подыскав себе чистые брюки и рубашку, вампир переоделся и достал из потайной ниши свою двух лезвийную глефу. Задумчиво повертев её в руках, Левор спрятал оружие обратно. Ни к чему привлекать к себе слишком много внимания. Однако сегодня он намеревался пройтись по улицам Казенного квартала, а значит, требовалось вооружиться несколько лучше, чем обычно. Помимо двух привычных ножей в рукавах плаща, вампир взял с собой еще два, каждый из которых находился на специальном ремешке, закрепленном на бедре. Почистив и накинув плащ, Левор обул сапоги, спрятал в голенище стилет, надел кожаные перчатки, захватил с собой немного денег и вышел во двор. Вдохнув полной грудью свежий вечерний воздух, он остановил проезжавший мимо экипаж и, заплатив, велел кучеру направляться в Казенный квартал.

http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png  Улицы Казенного квартала

Отредактировано Левор (07.06.2011 20:46)

+1

11

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Главный проспект  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

Дыхание Эла выровнялось, он постепенно успокаивался. Хмель, будоражащий кровь, уходил, оставляя после себя глухое раздражение и головную боль. На цыганку, зло сверкающую на него глазами из своего угла он не смотрел, но чувствовал ее возмущенное негодование ярко и сильно. Плевать. Если бы на него с такой бешеной ненавистью смотрела Анелия, он был бы счастлив, от цыганки же хотел другого.
Фонари, витрины, освещенные окна, сливаясь в мельтешащее чередование светлых пятен, перемежающихся все большими полосами темноты — экипаж продвигался от центра к окраинам, где дома стояли не так тесно. Мелькнула табличка: «Сдается внаем...»
— Стой!
Возница, наученный горьким опытом, сразу же натянул вожжи. Лошадь сдала к тротуару. Пальцы Эльера сомкнулись на запястье девушки. Он заплатил втрое против обычного и бесцеремонно выволок упирающуюся цыганку из экипажа. Эл шел быстрым шагом по неширокой тропинке, не обращая никакого внимания на сопротивление девушки. Мертвая хватка Ланьера в любом случае не позволяла ей вырваться, а пойдет цыганка с ним по доброй воле или нет, его не волновало ни в малейшей степени.
Дом привольно стоял на довольно большом участке. И то, что, несомненно, делало его привлекательным в глазах Эла − комнаты второго этажа с окнами от пола до потолка. Сама квартира интересовала его постольку поскольку. Он не собирался здесь жить.
Пара освещенных окон свидетельствовала о том, что как минимум, привратника он в доме застанет. Эльер толкнул дверь и остановился на пороге. Окинул быстрым взглядом небольшой холл и мужчину, удивленно разглядывающего ночного гостя и его колоритную спутницу.
— Я хочу снять квартиру с окнами на юг.
Некоторое время мужчина колебался, не желая лишних проблем, которые сулила ему эта парочка, однако, дела, похоже, шли не очень хорошо и насчет возможных постояльцев, он, видимо, имел четкие указания. Он назвал немалую месячную плату, тем не менее, не пробивающую слишком уж большую брешь в текущем бюджете Эла. Ланьер, не торгуясь, оплатил аренду за два месяца вперед и получил вожделенный ключ.
Быстрым шагом, принуждающим цыганку буквально бежать за ним, Эльер обошел дом по тропинке, открыл нужную дверь, втолкнул в дом свою пленницу и щелкнул ключом в замке, пресекая возможные попытки побега.
Квартира оказалась больше и роскошнее, чем он ожидал. Эльер фыркнул и опустился на широкий диван, лениво откинулся на спинку, разглядывая девушку.
— Убедилась, что в этом городе никому до тебя дела нет? Твое счастье, что ты забрела на центральные улицы, а не на окраину, где в первой же темной подворотне тебя могут убить или изнасиловать. Или и то, и другое в произвольном порядке. Если хочешь ходить по улицам без опаски — делай это днем. До утра останешься здесь.

Отредактировано Эльер Ланьер (22.11.2011 09:37)

+4

12

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Главный проспект  http://forumfiles.ru/files/0005/6e/de/42980.png

«Ну что за наглец?» — думала Ратри буквально ежеминутно. И когда он вытащил упирающуюся цыганку из экипажа, и когда они шли к дому, а она вяло пыталась отцепить его руку от своего запястья. Тщетно. Еще никто никогда так не принуждал свободолюбивую девушку. Её это жутко бесило и нравилось... В той степени, в которой могут нравится новые, незнакомые ощущения. Ещё Ратри было не понятно, чего он к ней прицепился?
Мужчина снял квартиру в каком-то доме, продолжая упрямо удерживать её рядом с собой, как пленницу. С одним только различием, что Ратри уже не сопротивлялась. Хотя и слегка боялась. Если они окажутся наедине, что сделает эта мерзкая тварь с ней? Съест? Вампиры пили кровь и могли убивать своих жертв, это было всем известно. Вампиры были самыми настоящими демонами, без сердца и души. И если кто-то узнает, что Ратри провела ночь с вампиром в одной комнате, то её выгонят из табора. Теперь уже не временно, а навсегда... страшное слово! Навеки... И ни один мануш не подаст ей руки, а только плюнет вслед и окинет презрительным взглядом. Она вовсе не хотела этого. Какие бы ни были глаза у демона, и как бы ни сжималось все внутри при воспоминании его жарких губ — это того не стоило. Но вампир считал по-другому. Поэтому запер дверь, вальяжно раскинулся на диване, наконец отпустил её и принялся нагло рассматривать со своей обычной самодовольной рожей. С одним только различием, что теперь его скула была рассечена её, Ратри, метким ударом, за который он либо совсем не обиделся, либо оставил час расплаты до лучших времен. Девушка прохаживалась по комнате, всем своим видом выражая, что совсем его не боится.
— Убедилась, что в этом городе никому до тебя дела нет? Твое счастье, что ты забрела на центральные улицы, а не на окраину, где в первой же темной подворотне тебя могут убить или изнасиловать. Или и то, и другое в произвольном порядке. Если хочешь ходить по улицам без опаски — делай это днем. До утра останешься здесь.
— Нет дела говоришь? А ты чего ко мне привязался? Какое тебе дело, что со мной сделают в подворотне? Влюбился что-ли... — Ратри с усмешкой посмотрела в его красные глаза и, резко схватив с комода увесистую статуэтку какой-то дамы в шляпке, швырнула прямо в вампира. Разумеется, она промахнулась. Она и хотела промахнуться. Ещё не хватало попасть в тюрьму из-за этого самовлюбленного идиота. Уже совсем не было страшно, остался только пожар внутри и желание проучить наглеца. Девушка быстро подошла к дивану и склонившись над мужчиной, положила руки ему на плечи, шепнув в самое ухо:
— C чего ты вообще взял, что можешь распоряжаться мной, как вздумается? В любой подворотне будет лучше, чем в твоем обществе. Даже с самыми грязными и похотливыми скотами. Потому как вампир в тысячу раз хуже самого отъявленного мерзавца — человека. — Ратри криво усмехнулась и потрепала его по волосам. — Хотя ты и симпатичный...
Она откинулась назад, с прищуром рассматривая мужчину, чуть склонив голову на бок.
— Я останусь до утра. Просто потому что нет другого выхода, так как дверь заперта, а прыгать из окна и ломать себе ноги я не собираюсь. Поэтому я даже не попытаюсь убежать. Но утром я уйду бродить по своим улицам, а ты по своим. Идет?

Отредактировано Ратри Каро (22.11.2011 12:16)

+3

13

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Фарфоровая статуэтка разлетелась вдребезги, встретившись со стеной чуть правее его головы. Эл даже не пошевелился, лишь глаза загорелись алчным, голодным блеском. Предположение о влюбленности вызвало у Ланьера тихий, глубокий смех. Когда руки цыганки легли ему на плечи, Эльер отклонился на спинку дивана и чуть запрокинул голову, разглядывая, как быстро меняется выражение ее лица. Как будто тень от пламени, которое всегда пребывает в движении. Она сама была пламенем. Ее эмоции, мысли, чувства и желания менялись так быстро и так глубоко, что уследить за ними было непросто.
— C чего ты вообще взял, что можешь распоряжаться мной, как вздумается?
— С того, что я сильнее, — любезно сообщил Ланьер очевидную вещь.
Цыганка запустила пальчики в его волосы, и Эл готов был поклясться, что ей нравится прикасаться к нему, какими бы словами она при этом не плевалась.
— Я останусь до утра. Просто потому что нет другого выхода, так как дверь заперта, а прыгать из окна и ломать себе ноги я не собираюсь. Поэтому я даже не попытаюсь убежать. Но утром я уйду бродить по своим улицам, а ты по своим. Идет?
Мягким движением Ланьер взял руку девушки, перевернул ладонь вверх.
— Ты ведь цыганка. Ты умеешь гадать по руке. Тебе никогда не хотелось погадать самой себе? Хочешь, это сделаю я?
Эльер повел кончиками пальцев по линиям на ее ладони. Легкое, почти невесомое касание.
— Ты была вольной как ветер, страстной как огонь, своенравной, как река в половодье.
Его пальцы двигались выше, к запястью, скользя по тонким ниточкам вен.
— А теперь... — он чиркнул ногтем по руке цыганки, оставив на шелковистой коже белую полоску такую же, как на запястьях Эла, иссеченных тонкими шрамами, с той лишь разницей, что на ее руке след исчез почти мгновенно, а шрамы на руках Ланьера не выводились никогда. — А теперь ты будешь танцевать лишь для меня, даже если танцуешь для другого.
Эльер резко потянул цыганку за руку, так, что девушка потеряла равновесие и почти упала на него. Жалобно звякнули многочисленные украшения. Эл обнял цыганку за талию, крепко прижал к себе, и, склонившись над ней, жарко шепнул в самое ухо:
— Говоришь, в подворотне с самыми грязными и похотливыми скотами будет лучше? Уверена? Хочешь, я дам тебе шанс сравнить?
Его горячие, сухие губы коснулись шейки обомлевшей девушки, а через секунду Эльер оттолкнул ее от себя.
— Как рассветет, я отдам тебе ключ. Захочешь остаться — останешься. Не захочешь — держать не буду. Но сначала ты для меня станцуешь.

+3

14

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Да. Вампир был сильнее. Намного сильнее. И дело даже не в физических данных или псионических способностях. Просто что бы она ни делала, как бы ни сверкала глазами, он всегда оставался хозяином положения. И сейчас, глядя на его сосредоточенное лицо и насмешливые глаза, даже склонившись над ним, Ратри ощущала себя мышкой, прижатой к полу чьей-то властной когтистой лапой. Отпустит и прижмет. Даст свободу, чтобы потом с упоением её отнять. Какая странная игра, счет в которой почему-то всегда был не в её пользу. И это остервенело хотелось изменить. Хотя бы сравнять. Только вот мужчины, которые встречались в жизни цыганки, всегда безнадежно ей проигрывали, быстро становясь жалкими и предсказуемо скучными. Поэтому девушка совершенно не знала, что делать с ним? Если он совсем другой. И это стало понятно ещё тогда, у костра, когда вампир так вызывающе вторгся в её мир, выдернув из царства мертвых, в котором она бы неминуемо утонула. А он все знал, будто чуял:
— Ты была вольной как ветер, страстной как огонь, своенравной, как река в половодье. А теперь... ты будешь танцевать лишь для меня, даже если танцуешь для другого.
Но откуда, черт подери, он мог это знать, когда кончиками пальцев чертил линии на её ладони и царапал запястье? Вот только в одном вампир ошибся, она никогда не будет ничего для него делать. До тех самых пор, пока ей не захочется этого самой. Ратри могла бы рассмеяться ему в лицо и ответить, что... что чушь! Что блажь! Что это просто глупые фантазии того, кто привык все получать.
Но он оказался так непозволительно близко, что этот смех застрял где-то внутри, не желая выбираться наружу. Сильные руки крепко держали ее за талию, а губы жарко шептали, обжигая своим дыханием и почти касаясь разгоряченной кожи. Хотела бы она получить шанс сравнить эти объятия с чьими-то другими? Нет. Она даже не сопротивлялась и уже не была уверена, что хотела быть сейчас в другом месте.
«А почему бы и нет? Танцевать... пусть думает, что для него. Какая разница?» Она уже так давно не танцевала... даже для себя. Она уже давно забыла, что значит ни от кого не зависеть и делать именно то, чего хочется. «Чего тебе хочется, Ратри?» — насмешливо спросила она у себя, закусив губу, ощущая чужие губы на своей шее и ответ уже был очевиден.
— Как рассветет, я отдам тебе ключ. Захочешь остаться — останешься. Не захочешь — держать не буду. Но сначала ты для меня станцуешь. — Мужчина почти грубо оттолкнул её от себя, мигом разрушая весь шарм произошедшего момента. Какая непростительная глупость, растаять в его объятиях, как воск... Неистово бороться и сдаться, от одних прикосновений напыщенного красавца? О чем она только думала? Дура. Ведь минуту назад была готова подарить этому вампиру (подумать только!) и танец, и, наверное, себя, но не в форме ультиматума, а по собственной воле. Ратри так неистово разозлилась от своей слабости и от его самодовольного осознания, что цыганка будет делать все, что ему вздумается. Она отвернулась, поправила сбившуюся юбку и подошла к окну.
— Нет... По твоему я похожа на медведя на ярмарке?

+4

15

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Эльер улыбался. Едва заметно, лишь уголками губ. Он бесцеремонно разглядывал фигурку цыганки на фоне окна, совершенно проигнорировав ее ответ. Вдоволь насладившись этим зрелищем, Эл пружинисто поднялся и подошел к столику у стены, изучая находящиеся на нем бутылки. Он был разочарован. Крови там не было, лишь небольшая коллекция недорогих вин. Возможно, это было к лучшему.
Ланьер не мог не понимать, что после смерти Марена балансирует на грани, рискуя спиться, но с решимостью, достойной лучшего применения, продолжал оглушать себя убойными дозами алкоголя. Мимолетное воспоминание о Марене, заставило его нахмуриться.
— Из-за тебя, ублюдок, — со злостью пробормотал он, — я окончу свои дни в каком-нибудь грязном притоне, или как ты — в ванне, полной крови.
Однако эта позитивная мысль не помешала ему наполнить бокал красным вином. Эльер взял с письменного стола тонкий нож для резки бумаги и полоснул себя по запястью, позволяя крови стекать в бокал с вином. Кажется, он даже забыл о своей пленнице, заворожено глядя, как тяжелые, темные капли падают в рубиновую жидкость, разбивая и дробя поверхность, играя бликами отраженного света.
Ланьер сделал пару глотков и подошел к девушке, которая демонстративно стояла к нему спиной. Посмотрел через ее плечо в темное окно, усмехнулся, перевел взгляд на девушку. Он стоял так близко, что слышал ее дыхание и чувствовал ее запах. Эльер провел рукой по темным волосам цыганки, перебирая непокорные локоны мягким, ласкающим движением. Коснулся пальцами ее шеи, скользнул ладонью по плечу, вниз. Наклонился к ушку:
— Хочешь туда?
Он небрежно отставил бокал на подоконник, обнял девушку за талию, прижимая к себе спиной. Другая рука прошлась по ее животу, вверх, к груди, на миг запуталась в украшениях, легла на шею, обхватив пальцами так, что Эл почувствовал биение сонной артерии. Ланьер запрокинул и чуть повернул к себе голову цыганки, поцеловал в губы без страсти, спокойно, уверенно, неспешно и со вкусом. Нехотя отпустил свою жертву, повернулся спиной к окну, опираясь на подоконник. Бокал вновь оказался в его руке.
— Хорошая ночь, — задумчиво произнес он, неторопливо допил вино. — Ну что? Полетаем?
Ланьер легко запрыгнул на подоконник высокого, в его рост, окна и одним движением распахнул обе створки, впустив в комнату теплый августовский ветер, который взметнул легкие шторы, растрепал волосы. Эл повернулся спиной к оконному проему, за которым разливалась бархатная чернь ночи, и протянул цыганке руку:
— Давай же. Или ты боишься?

+4

16

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Он молчал, а она в нетерпении ждала, что произойдет дальше, краешком глаза наблюдая за происходящим в комнате. Ратри все еще злилась, хотя и сдерживалась, изо всех сил. Вампир же, казалось, совсем забыл про нее, и это невнимание раздражало еще сильнее. Наверное, ей даже хотелось его прикосновений. И чтобы эти руки касались не тонкой хрустальной ножки бокала с вином, вперемешку с кровью, а ее талии. И губы что-то зло бормотали не в пустоту, а ей на ушко. Такие желания были дерзкими хотя бы потому, что он был вампиром, и она за это ненавидела его сильнее, чем кого-либо еще. Но разве виноват мужчина, что родился кровопийцей? И разве виновата женщина, что не смотря на такую чудовищную несправедливость, ей хочется быть здесь с ним, хотя бы до утра? Ночь такая долгая и темная...
Ратри вздрогнула от аккуратных прикосновений к её волосам. Слишком близко, чтобы быть правдой. Слишком легко, чтобы поверить.
— Хочешь туда? — Цыганка не поняла вопроса, но было уже все равно, что он говорит. Она хотела развернуться и закрыть его рот поцелуем, чтобы он замолчал. Но вампир не собирался так легко заканчивать эту странную игру. Она продолжалась. Пусть. Ратри принимала правила игры, закрывая глаза. А он даже в ласках отличался от остальных. Не хватал, как животное, требуя полного подчинения и безвольного следования похотливым желаниям партнера. Лишь касался, неспешно, разжигая внутри пожар, который, наверное, теперь не погасить. И, как это ни странно, его спокойствие и уверенность заставляли сердце биться быстрее, а мысли путаться, в ощущении себя желанной. Хотя, конечно, желал он совсем не её. А от неё. Только чего? Кто знает... Но разве это важно? Сейчас. Ночь такая загадочная и срывающая все покровы.
— Хорошая ночь. Ну что? Полетаем? — Вампир запрыгнул на подоконник, распахивая настежь окно и впуская в комнату ветер. Она звонко рассмеялась, всплеснув руками и озаряя комнату мелодичным перезвоном своих браслетов и бус.
— Ты умеешь летать? И куда же мы полетим?
— Давай же. Или ты боишься? — мужчина протянул ей руку, коварно улыбаясь, а она снова рассмеялась, тряхнув волосами.
— Боюсь? Ты шутишь! Вольный народ боится разве что того, что его заставят кому то подчиняться, — и цепко схватилась за предложенную ладонь, запрыгивая на подоконник следом за ним. Она слишком сильно оттолкнулась, пытаясь доказать, что совсем не страшиться ни высоты ни его и чуть не вытолкнула вампира в оконный проем, в темноту. Поэтому пришлось крепко схватиться за его спину и потянуть на себя, снова оказавшись в объятиях. Ратри подняла голову, заглядывая в его медные глаза.
— А если я вытолкну тебя из окна, предварительно огрев по голове чем-то тяжелым, не разобьешься?

+7

17

Комната № 6
-----------------------------------------------------
— Ты так хочешь меня убить? В таком случае, тебе лучше выбрать наиболее верный способ. Стилет в сердце, или пуля в голову убивают с куда большей вероятностью.
Эльер поднял цыганку на руки, прижал девушку к груди и выпал в окно спиной вперед. Воздух ударил волной, стал плотным и осязаемым. Эл выровнял равновесие у самой земли и рванулся вверх. Небо качнулось навстречу, крутобокая луна скатилась куда-то за плечо, а ветер, что толкал в спину, теперь ударил в лицо. Огни города упали под ноги как россыпь драгоценных камней.
Эл остановился. Дыхание его было хриплым и рвущим, тяжелым. Левитация не была его стихией. Давалась тяжело и непросто. У него не было к тому природной склонности, и лишь ослиное упрямство и дьявольская работоспособность позволяли отвоевывать жалкие крохи там, где другим все давалось легко и без особых усилий. Но именно эта целеустремленность делала Эльера тем, чем он был.
Здесь, наверху, ветер был ровным, теплым и сильным. Он свистел в ушах, трепал шелк черных волос цыганки, хлопал подолом ее широкой юбки. Эл откинулся назад, позволяя потоку воздуха удерживать себя в равновесии, и закрыл глаза. Ему нравились эти ощущения. Пусть потом от усталости и внутреннего напряжения дрожат руки и шумит в голове, это будет потом а сейчас... Сейчас было только небо, ветер и трепет сердечка той, которую он держал на руках. Эл открыл глаза, посмотрел в лицо девушки:
— Так ты ничего не боишься, кроме неволи? — ему пришлось повысить голос, чтобы перекрыть шум ветра. — Тогда полетели!
И Эльер разжал руки. Тело девушки по-кошачьи извернулось в воздухе, упав в объятья ветра. Ее всепоглощающий смертельный ужас на миг оглушил его, а через мгновение Эльер швырнул свое тело вниз с такой скоростью, что заложило уши. Их свободное падение было совсем недолгим. Но что такое время, когда падаешь в никуда?
Эл подхватил девушку, крепко обхватив ее за пояс, гася скорость падения так, что они мягко коснулись земли на обширной лужайке перед домом, там, где в лунном свете серебрился и раскачивался волнами на ветру вездесущий ковыль. Цыганка, безвольно обмякшая в его руках, лишенная поддержки ветра, показалась ему на удивление тяжелой. Эльер опрокинулся спиной в высокую траву, увлек за собой девушку, уронив ее на себя. Она всхлипнула и затихла на его груди, словно маленький перепуганный зверек. Эл закинул одну руку за голову, другой обнял цыганку за вздрагивающие плечи, глядя в звездное небо, обрамленное высокими стеблями травы, чувствуя, как отпускает напряжение и накатывает усталость.
— Как твое имя?
«Да», — усмехнулся он про себя, — «Спросить об этом самое время...»

+7

18

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Они выпали из открытого окна и она уже готова была попрощаться с жизнью. Но земля, которая сначала стремительно приближалась, внезапно остановилась и отпустила их наверх. Ратри никогда даже не мечтала, что сможет летать. Просто не знала, что существует такая возможность. Иначе обязательно бы научилась... хотя, как? Ведь это подвластно только вампирам. Они поднимались все выше и выше, пока город не раскинулся под ними во всей красе, сверкая яркими огнями ночных заведений, домов и проспектов. Она заворожено смотрела вниз, пряча лицо от ветра в его объятиях. Цыганке даже не было страшно. Ещё никогда она не видела мир с такой высоты. Сердце стучало быстро-быстро. Смешивая воедино любопытство, восторг и ни с чем несравнимое чувство свободы. Она никогда не забудет этих ощущений, равно как и никогда не сможет их снова пережить.
— Так ты ничего не боишься, кроме неволи? Тогда полетели! — крикнул вампир, пытаясь перекричать ветер и... отпустил на волю. Ратри вскрикнула, пытаясь зацепиться за его одежду или руку, но куда уж там... она уже стремительно падала, выгибаясь всем телом. Но ей было не остановить этот полет, волна всепоглощающего ужаса затопила сознание, вытесняя все другие мысли. Не хотелось ничего, кроме как жить. Животное, слепое желание — жить, любой ценой. Это падение было похоже на её уход в потусторонний мир, с той лишь разницей, что тогда было совсем не больно, а сейчас... даже страшно представить, какую боль придется испытать от падения с такой высоты. Сердце уже не бешено стучало, а выпрыгивало из груди, она задыхалась. Силуэт мужчины на фоне темного неба бесконечно долго удалялся, а она тянула к нему руки. Разве не свободы она хотела? Сейчас она будет свободна... Ратри закрыла глаза, смиряясь с судьбой, и он подхватил её. В воздухе, не позволив разбиться. Они мягко опустились на траву. Вернее на траву опустился он, а она опустилась на него, всхлипывая и заливая черную рубашку своими слезами. Сейчас она хотела его ударить даже сильнее, чем в ночь их встречи. И если бы у неё были силы, то она, наверняка, это сделала. Как подло сначала показать красоту и величие мира, а потом бросить вниз. Она была готова вцепиться ему в горло, но пришлось ограничиться слабым ударом кулаком в грудь. Наверное, он даже не почувствовал, а только вальяжно раскинулся на траве, обхватив её за плечи.
— Как твое имя? — устало поинтересовался вампир, а она зло отпихнула его руку от себя и легла рядом, повторяя его позу, слепо уставившись в небосвод и вытирая ещё влажное от слез лицо.
— Какая разница? Разве у жертвы обязательно должно быть имя? Зови меня Айри. На языке моего народа это значит: «Танцующая с ветром». И сегодня я вдоволь натанцевалась, прощаясь с жизнью. А как мне называть тебя, мучитель? — Она перевернулась на живот, и подперла голову руками, чтобы можно было смотреть в его глаза.
— Объясни, зачем ты это сделал? Бросил меня вниз. Хотел разозлить? Я не злюсь... — Ратри наклонилась к самому его уху. — Ты показал мне настоящую свободу, но я не перестала её желать. Ты хотел меня напугать? Я не боюсь... Я только хочу повторить эти ощущения.
Цыганка легонько укусила его за мочку уха и пробежалась пальцами по растрепанным волосам. Даже не смотря на пережитый ужас, чувство восторга от произошедшего с ней полета, замещалось всеми другими ощущениями. Её переполняла эйфория и четкое осознание нереальности происходящего. Ратри облокотилась на него, положив руки мужчине на грудь, рассматривая идеальные черты лица и щекоча своими длинными волосами.
— Но ты же вряд ли способен на ещё один такой подвиг. Да, вампиреныш?

Отредактировано Ратри Каро (29.11.2011 12:55)

+4

19

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Девушка ударила его, всхлипнула в последний раз, со злостью оттолкнула руку и улеглась рядом. Эльер усмехнулся, сорвал травинку, прикусил белыми зубами.
— Танцующая с ветром? Хорошее имя. Мне нравится.
— А как мне называть тебя, мучитель? — Айри перевернулась разглядывая его.
— Какая разница? — в тон цыганке отозвался Эл. — Ты все равно будешь называть меня так, как тебе захочется.
Айри перебралась поближе.
— Объясни, зачем ты это сделал? Бросил меня вниз. Хотел разозлить? Я не злюсь... Ты показал мне настоящую свободу, но я не перестала её желать. Ты хотел меня напугать? Я не боюсь... Я только хочу повторить эти ощущения.
«Конечно, ты хочешь...», — рассеяно подумал Эл, устало прикрывая глаза, — «...и захочешь еще не раз... не этого, так другого... ощущений ярких и сильных, способных раскрасить твой серый, тусклый мир во все цвета радуги... хотя бы на один краткий миг... а что будет потом... совсем неважно».
Укус, скорее, нежный, чем болезненный, заставил его лениво поднять тяжелые ресницы. Эльер погладил цыганку по щеке, чувствуя, как подрагивают от усталости пальцы, запутался рукой в черном шелке ее волос.
— Глупая... В одну реку не войти дважды.
Айри по-хозяйски расположилась на груди Ланьера и теперь разглядывала его, как диковинного зверя.
— Но ты же вряд ли способен на ещё один такой подвиг. Да, вампиреныш?
— Сейчас — нет, — легко согласился Эльер. Он слишком устал, чтобы вестись на провокации такого рода.
Летние ночи коротки. Небо у горизонта стремительно светлело, но Эльер уже точно знал, что цыганка никуда от него не денется. Он сунул руку в карман, вынул ключ и вложил его в руку девушки.
— Я обещал, что отдам тебе ключ. Он твой. Можешь приходить и уходить когда тебе заблагорассудится. Можешь остаться. Дело твое.
Эльер притянул к себе голову Айри, мягко поцеловал в теплые губы, скользя рукой вдоль гибкого стана, плотно прижимая к себе ее тело, совсем недавно познавшее весь ужас и безжалостность смерти, а потому так легко отзывающееся на ласку.
— Я хочу, чтобы ты станцевала для меня... так, как ты танцевала прошлой ночью.
Его руки блуждали по телу девушки так, словно он имел на это право.
— Для кого ты танцевала? — горячие губы Эльера невесомо касались нежной кожи. — Не для этого же одурманенного мальчишки, что бормотал глупости под звуки музыкальной шкатулки?
Удерживая девушку за талию, одним движением Эл опрокинул ее на траву, под себя, прижал к земле.
— Для кого ты танцевала? — Эльер отстранился, рассматривая цыганку. Нежность в нем мгновенно уступила место сдерживаемой хищной и властной силе.
Показавшееся над горизонтом солнце на миг ослепило его, заставило зажмуриться и сбило с романтического настроя. Эл рывком поднялся на ноги и потянул за собой девушку.
— Идем в дом. Я хочу выпить.

+5

20

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Ратри удивленно смотрела на ключ в своей руке. И что же теперь делать? Вернуть, попрощаться, пожелать всякого разного хорошего и уйти? Ключ на улице был не нужен. Разве тут надо что-то открывать? Вот лужайка перед домом, вот они, в высокой траве. Цыганка могла уйти сразу после падения, но не ушла. Почему-то. Теперь уже поздно. Или рано? Девушка глянула на светлеющее небо. Как быстро все заканчивается.
— Я буду звать тебя Вэрго. — Ратри усмехнулась и убрала ключ в сумку с немногочисленными пожитками, которая все ещё болталась поперек спины. — И мне некуда идти. В табор все равно не пустят, а в городе, как ты правильно сказал — слишком опасно. Хотя с тобой опаснее, Вэрго.
Вампир притянул её к себе, а она даже не сопротивлялась уже, снова позволяя себе быть мягкой и податливой. Она совсем перестала его ненавидеть, она ненавидела только себя, за такую предсказуемую слабость. Приоткрывала губы в сладостном поцелуе, чувствуя руки на своей спине, и обнимала его в ответ.
— Я хочу, чтобы ты станцевала для меня... так, как ты танцевала прошлой ночью.
— Хорошо, хорошо... — тихо отвечала она и искала его губы. И сильнее сжимала прохладный шелк рубашки на его груди.
— Для кого ты танцевала? Не для этого же одурманенного мальчишки, что бормотал глупости под звуки музыкальной шкатулки? — не унимался вампир с расспросами, хотя и продолжал прикасаться губами к её разгоряченной коже, крепче сжимая в объятиях, и это начинало изрядно надоедать.
— Дались тебе эти танцы... ну конечно не ради мальчишки! — Ратри зло дернулась, пытаясь вырваться. — Пусти!
А он только сильнее обхватил за талию и подмял под себя, не оставив возможности уйти ни от вопросов, ни от своей опасной близости.
— Ну ладно, ладно. Расскажу. Все расскажу. — Девушка приподнялась на локтях, заглядывая ему в глаза. — Для духов танцевала. Я же говорила... шувани. Но тебе, гаджё, этого слова не понять. По-вашему значит — ведьма.
Вампир взвился на ноги, схватил её за руку и потащил за собой в дом, мотивируя это тем, что хочет выпить. Она бы тоже не отказалась от чего-нибудь крепкого. Все эти полеты, поцелуи, нежные прикосновения вскружили голову и внесли какую-то сумятицу в мысли, доселе ей неведомую и поэтому пугающую. Нужно было уходить. Вот теперь точно было самое время уйти, но она шла рядом с ним ко входу в квартиру, рылась в сумке, доставала ключ и отпирала замок. Зашла в комнату и даже налила себе вина, спрашивая у самой себя, чего же она тут делает и когда, наконец, свалит? И при этом, не переставая живо рассказывать про произошедшее прошлой ночью.
Как пришел бедняга Чарли, чтобы найти подругу, как отказала старуха, как молодая шувани согласилась помочь. Рассказала даже про Лойко и про её первый вызов, как бывший возлюбленный едва не угробил Ратри тогда. В общем-то, молола совершенно разную женскую чушь. А когда высказалась, одним глотком осушила бокал, бросила сумку на диван и стянула с плеча рукав белой рубашки, чтобы вампир мог полюбоваться на родинку в форме подковы, под лопаткой, благодаря которой её жизнь сложилась так, как сложилась.
— Таким знаком судьба помечает разговаривающих с духами людей. — Она откинула со спины длинные волосы, глядя на вампира через плечо. — Видишь, Вэрго? Некоторые летают по воздуху, а я — по потустороннему миру.

Отредактировано Ратри Каро (30.11.2011 23:06)

+5

21

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Он слушал молча, неподвижно сидя в кресле, напряженно подавшись вперед. Немигающий взгляд широко распахнутых глаз. Не на цыганку — сквозь нее, в пустоту. А внутри все ликовало. Вот оно! Ключ, что был в его видении вчерашней ночью. Нет, не тот, что он отдал Айри. Она сама была ключом. Ключом к заветной двери на ту сторону, возможностью вернуть того, воспоминания о ком заставляли Эльера бесноваться от ярости.
Он мигнул, прогоняя наваждение, подошел, коснулся кончиками пальцев отметины под лопаткой девушки. Поцеловал обнаженное плечо, скользнул губами по шее, к ушку. Обнял. Одна рука легла на живот девушки, плотно прижав ее спиной к вампиру, другая — выше, на грудь, даже через ткань ощутив упругую твердость соска.
Цыганка легко отзывалась на ласки. Даже если разум ее был против, тело уже плавилось в его руках, исходило внутренним жаром. И если с широкой юбкой проблем не возникло: она легко позволяла проникнуть под подол, то со шнуровкой корсета вышли некоторые затруднения.
Эльер сел на диван, увлекая девушку за собой, усадил ее на колени, лицом к себе и поступил самым простым способом, просто сдернув рубашку со второго плеча Айри, оголив тем самым высокую грудь девушки. Эл обнял цыганку за талию, притянув к себе, заставляя ее выгнуться, подставляя грудь и шею под жадные поцелуи. И одному Морготу известно, чего Эльеру стоило сдержаться и не впиться в податливое тело клыками.
Он отстранился, откинулся назад, стремясь унять взбесившийся пульс, сам еще четко не понимая, чего хочет больше: девушку, ее дар или ее крови, а руки уже скользили по бедрам цыганки, оглаживая упругие ягодицы, напряженную поясницу. К большому удовольствию Эла лишних тряпок под юбкой не обнаружилось.
Выпростав одну руку из-под цветастой, шуршащей юбки, Эльер поймал прядь черных волос Айри, отвел в сторону, коснувшись щеки тыльной стороной ладони, потянул цыганку за плечо на себя. Впился в ее теплые, полураскрытые губы поцелуем. Легкий привкус крови на губах, заставил его прервать поцелуй и вернуться к мгновенно припухшим губам девушки мягким, нежным, ласкающим прикосновением.
Однако жажда вкупе с вожделением грозила превратиться в дьявольский коктейль, вскипающий в венах, а пугать Айри раньше времени ему не хотелось.
— Мне нужно выпить, — хрипло произнес Ланьер и бесцеремонно спихнул девушку с себя на диван, позволяя ей устраиваться поудобнее.
Он отошел к столику и наполнил бокал красным вином, привычно разбавив его собственной кровью. Пара глотков привела Эла в более-менее адекватное состояние. Эйфория по поводу открывающихся возможностей немного улеглась.
«Всему свое время».
Эльер улыбнулся, отставил бокал, обернулся, без малейшего стеснения разглядывая раскинувшуюся на подушках девушку, и пошел к дивану, на ходу расстегивая и стаскивая с себя рубашку.

Отредактировано Эльер Ланьер (01.12.2011 18:30)

+5

22

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Теперь уж точно все принимало слишком серьезный оборот. Вампир манил Ратри своей запретностью и страстностью, но и отталкивал. Разум твердил, что не нужно этого делать, а эмоции лились через край и уверяли, что если очень сильно хочется, то можно.
«Никто не узнает... никто не догадается... Я всегда могу уйти». Не будет же мужчина её заставлять и держать?
А он уже держал цыганку в своих объятиях, придерживая за талию, безо всякого стеснения блуждая рукой по высокой груди, по шее, по всем изгибам её вмиг напрягшегося тела. Только с корсетом возникли некоторые проблемы. Женский гардероб всегда капризничает в ловких мужских руках. Он так и не сдался на милость победителя, а Ратри — сдалась.
Она легко отзывалась на его ласки и поцелуи, позволив обнажить и грудь и бедра. Кажется, Ратри уже совершенно потеряла голову, и тихий голос разума пищал все тише и тише, оставив после себя только бабочек в животе и жаркую истому по всему телу.
— Мне нужно выпить, — внезапно вампир отпихнул её от себя, позволив упасть на подушки, и отошел к столику, наполняя свой бокал вином. Ратри обиженно засопела, натягивая кофту обратно, чтобы прикрыть свою наготу.
«Все? Так закончилось? Да неужели?» Корсет отлетел в сторону, легко и удивительно быстро расшнурованный её тонкими пальцами.
— Вэрго, — тихо позвала она, взбивая волосы на голове и выжидающе улеглась на диване, обнажая стройную ногу до самого бедра. Ведь он же должен увидеть соблазнительную картину, когда закончит утолять свою жажду крови. Он повернулся, хищно улыбаясь. Ратри задрожала. Вампир не собирался останавливаться. А Ратри не собиралась ждать, притягивая подошедшего мужчину к себе и помогая стаскивать рубашку с мускулистых рук Вэрго. Она повалила его на диван, усаживаясь сверху и улыбнулась, прикусив губу. Руки девушки пробежались по его лицу, по груди, вниз, к животу, слегка царапаясь своими острыми ногтями. Она нагнулась, скрывая его лицо в водопаде своих черных волос, и впилась в губы долгим, страстным поцелуем. А затем, с неохотой оторвавшись от этих нежных губ, жарко шепнула:
— Все равно пришла... Все равно буду твоей. Ты был прав, Вэрго.

+5

23

Комната № 6
-----------------------------------------------------
— Я всегда прав, — отозвался Эльер, и было непонятно, то ли он всерьез говорит, то ли смеется. Эл ухватил за край широкой, освобожденной от корсета рубашки и потянул ее через голову цыганки. С завязками пояса юбки он расправился еще быстрее. Все эти тряпки, скрывающие то, что призвано возбуждать мужское любопытство, хороши до поры до времени. Теперь же, когда он это любопытство решил удовлетворить, драпировки были совершенно излишни.
Картина, открывшаяся его нескромному взору, вызвала у Эла вполне предсказуемую и бурную реакцию, чему ни в малой степени способствовала близость разгоряченного женского тела. Ему стало тесно. Подхватив Айри, он передвинул цыганку на свой живот и широко развел ее бедра, гладя их шелковистую внутреннюю поверхность. Руки скользнули по бокам девушки, на мгновение пальцы Эла обхватили тонкую талию Айри и, удовлетворившись этим исследованием, двинулись выше, к ее груди, которая так удобно ложилась в ладонь.
Ланьер не привык себя сдерживать, не любил, не умел и не хотел. Эмпатия — великолепный дар природы. Кто сказал, что играть на чужих чувствах низко и недостойно? Девушка была инструментом, а он музыкантом, способным извлечь из нее сладострастный стон или крик боли и отчаяния. По сути, он не видел в том большой разницы.
Эл подхватил девушку и опрокинул спиной в подушки. Перехватил ее руки за тонкие запястья, завел их за голову. Он целовал ее губы, шею, грудь, чуть прикусывая соски и заставляя Айри выгибаться ему навстречу. Ладонь Эльера легла на теплый живот девушки, а после его рука скользнула ниже. Эл совершенно беззастенчиво погрузил пальцы в теплое, влажное нутро, почувствовав, как сжались мышцы, когда под большим пальцем мягко перекатилась маленькая жемчужинка — средоточие женского наслаждения.
Эльер поднял голову, рассматривая лицо Айри. Затуманенный взор, закушенные губы, трепетная тень вздрагивающих ресниц. Ему нравилось то, что он видел. Нравились и ее и свои ощущения. Нравилось осознание того, что она готова его принять. Он избавился от остатков собственной одежды и вновь вернулся к прерванным ласкам. Накрыв тело цыганки собственным, Эльер зарылся лицом в черный шелк ее волос, жарко выдохнул в самое ухо:
— Впусти меня, слышишь?
Эл приподнялся на локте и, подхватив ногу цыганки под колено, вошел в нее одним резким движением, сразу измерив глубину до самого дна. Он более не подчинялся голосу разума, его губы не шептали нежных слов, а в горле рождалось хриплое звериное рычание. Им правили лишь инстинкты и ощущения, данные природой. И когда Эл почувствовал судорожное сокращение мышц Айри, которая обнимала его в горячей, влажной глубине, он в несколько рывков догнал ее, сбросив мучительное, почти болезненное напряжение, рухнув в пропасть короткого наслаждения.
Эльер остановился, тяжело и хрипло дыша. Ему потребовалось некоторое усилие, чтобы выпустить цыганку из своих объятий.

+8

24

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Удивительно быстро она оказалась совершенно без одежды. И столь же быстро, не раздумывая, без стеснения. Но раздумывать, собственно, уже не получалось. Сознание заволокло мутной дымкой, по телу гуляли приятные волны удовольствия. Словно колющие маленькими иголочками озноба, приливы сладостного предчувствия. Как мягкие морские волны, накрывающие её с головой. Лишая возможности воспринимать мир, оставив только ощущения. Только прикосновения. Только его глаза и дыхание. И восторженное осознание, что сейчас она станет «его», каждой клеточкой взволнованного тела, до кончиков пальцев, без остатка, до дна.
Ратри послушно опрокинулась на подушки, закрывая глаза и чувствуя, как от страстных прикосновений Вэрго кружится голова и кровь приливает к лицу, разрумянивая щеки. Поцелуи заставляли её сладостно изгибаться и тихо стонать. Но когда он позволил себе более откровенные ласки, девушка выгнулась, закусила губу и часто-часто задышала, впиваясь ногтями в обивку дивана над её головой. Хотелось ещё ближе, ещё сильнее и полнее ощущать его. Его прохладные пальцы сводили с ума и заставляли погружаться в пучину всеобъемлющей, всепоглощающей страсти.
— Вэрго... — прошептала она, когда вампир навалился на девушку всем телом. Она покрыла поцелуями его плечо и шею, обвила руками сильное тело, лаская напряженную спину длинными пальцами, слегка сжала упругие ягодицы.
— Впусти меня, слышишь? — почти нежно выдохнул Вэрго, а она беззастенчиво раскинула ноги, позволяя ему все, что заблагорассудится.
Ратри вскрикнула от его внезапного напора и задержала дыхание, позволив ощущениям взять над ней верх. Краски исчезли. Мир разрушился. Был только Вэрго, сладостно-напряженный, то ускоряющийся так, как совсем не возможно, то замедляющий темп, что хотелось кричать: «Быстрее, быстрее...» Была только Ратри, то что-то нежно шепчущая, обхватывая его лицо руками, и впиваясь в теплые губы поцелуем, то царапающая его спину, как кошка. Она билась под ним, словно хотела уйти, убежать от этого приятного вторжения, а тихие стоны постепенно переросли в крик. Цыганка не хотела сдерживаться, не могла и не умела. Её совсем не волновало душевное равновесие невольных слушателей этого утреннего гимна их страсти. Сейчас уже не мужчина владел ею, а сам принадлежал ей, растворяясь внутри. Наслаждение горячей волной проходило сквозь неё, как цунами, сметая все на своем пути. Сладостная дрожь охватила тело, заполоняя собой сознание, сокращая мышцы и сбивая дыхание. Она сжалась, притихла и... отпустила себя на волю, словно взорвавшись изнутри миллиардами осколков и сдавленным стоном. При каждом следующем внутреннем толчке, девушка замирала, изгибалась и стонала все спокойнее и тише, пока обессилено не замолчала, медленно возвращаясь из своего волшебного полета на землю. Вампир почти одновременно остановил свое движение и выпустил её из объятий. Но ей теперь не хотелось отпускать его.
— Не уходи, — прошептала она, лениво обхватывая его руками и ногами. Хотелось ощущать Вэрго рядом... вдыхать запах тела и волос. Водить пальцами по груди и спине. Слегка прикусывать острые ушки и подушечки пальцев. Говорить что-то глупо нежное. Но у неё осталось слишком мало сил. Ратри знала — это скоро пройдет. Через несколько минут цыганка сможет танцевать обнаженной посреди комнаты или принести Вэрго бокал вина. Но сейчас... сейчас нужно просто, чтобы он был рядом.

+7

25

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Эл приподнялся на локте, разглядывая цыганку. Протянул руку, убрал от лица девушки спутанные черные пряди, погладил по щеке, провел большим пальцем по припухшим от поцелуев губам.
«Хороша, чертовка».
— Я нарисую тебя. — Сообщил он как вещь саму собой разумеющуюся и не подлежащую обсуждению.
Эльер откинулся на спину и закрыл глаза. По телу прокатывались волны приятной усталости.
«Нарисую... да. Потом... Сейчас ты мне нужна для другого».
Он смежил ресницы, и притянул к себе девушку, обнимая ее за плечи. Голова Айри легла на его плечо, черные волосы цыганки щекотали шею и лицо, но двигаться Эльеру не хотелось.
Лед, на который он собирался ступить, был слишком тонким и зыбким. Судя по рассказу цыганки, мертвые в мире живых обладали не такими уж слабыми возможностями, и никто бы не смог предугадать, как они себя поведут. А Марен всегда был себе на уме. Но там, где пробуждались желания Эльера, благоразумие молчало. У него было все: картина, к которой можно «привязать» призрака, цыганка, которая могла это сделать и, что немаловажно, тело в маленьком склепе на самом краю Гиллесбальдского кладбища, тело, которого не касалась освященная земля. В свое время Эльеру стоило немалых хлопот похоронить Шарля так, как он того хотел.
Так странным, непостижимым, случайным образом все нити были сведены воедино. И хотя Марен всегда утверждал, что случайностей не существует, а есть лишь то, чему люди не способны найти объяснения, Эльер никогда не слушал его и не принимал всерьез. Теперь было самое время пересмотреть свои убеждения. Дело оставалось за малым — заставить непокорную девицу следовать воле Ланьера.
— Так, значит, ты ведьма? И умеешь говорить с духами умерших? — Эл говорил негромко и медленно. Меж словами возникали долгие паузы. — Я хочу кое-что показать тебе.
Эльер повернул голову, поцеловал цыганку в висок, поднялся, со вкусом потянувшись. Ни в малейшей степени не смущаясь своего обнаженного тела, прошел через комнату к сиротливо брошенной в угол холщевой сумке, из которой торчала небольшая туба с заключенной в нее картиной. С великой осторожностью, как самое большой сокровище, Эльер достал картину.
— Иди сюда...
Его картины вызывали весьма неоднозначную реакцию. Но будь то возмущение и негодование консервативно настроенной публики, или неуемная восторженность тех, кому все равно, что, лишь бы в пику общепринятому мнению; искреннее восхищение дилетантов или осторожно-сдержанное одобрение профессионалов — равнодушными они не оставляли никого. И сейчас Ланьеру было все равно, понравится ли картина цыганке. Ему было важно лишь, чтобы образ Марена закрепился в ее сознании.
— Позови его. — Тихо произнес Ланьер и, повернувшись, вперил в Айри тяжелый, немигающий взгляд золотисто-желтых глаз.

+4

26

Комната № 6
-----------------------------------------------------
— Так, значит, ты ведьма? И умеешь говорить с духами умерших? Я хочу кое-что показать тебе.
— А ты художник, значит? — ответила она ему в тон. — И любишь рисовать ведьм?
Вампир поднялся, ничуть не смущаясь своей наготы, и пошел искать «кое-что», чтобы это ей показать. Ратри сладко потянулась, выгибаясь всем телом. Зажмурилась и улыбнулась. Истома все ещё гуляла по её крови. Хотя силы уже вернулись, и ей снова хотелось его волнующих прикосновений. Цыганка повернулась на живот, чтобы хорошенько рассмотреть статную фигуру Вэрго. Он был неприлично хорошо сложен. Широкие плечи, идеальная осанка, мощный торс и длинные ноги. Настоящий хищник. Во всех его движения сквозила мягкая грация зверя. Ратри даже стала понимать своих товарок по табору, которые наплевав на запреты и проклятия, уходили жить к вампирам. «Интересно, вампирские женщины настолько же прекрасны?»
— Иди сюда...
Девушка неохотно оторвалась от созерцания его прелестей и грациозно соскользнула с кровати.
— Ну чтооо... — протянула она, подошла сзади, поцеловала в ямочку на спине и прижалась всем телом, обнимая его за пояс. Говорят, что мужчина и женщина, это две половинки. И цыганка знала, что это так и есть. Особенно если прижиматься к мужской спине. Каждый изгиб, каждая выемка как влитые соединяются друг с другом. Ратри неохотно выглянула из-за его спины, рассматривая предмет, который достал вампир. В руках Вэрго держал картину.
— Позови его. — Вампир повернулся и так на неё смотрел, что Ратри стало не по себе. Цыганка нахмурилась, уставившись в живописный портрет какого-то белобрысого парня. Как то сразу стало все понятно. Вот зачем шувани была ему нужна. Вот зачем он пришел тогда в поле рядом с их стоянкой. Вот зачем соблазнил её.
— Кого? Вот этого что ли? — Ратри тыкнула пальцем в картинку в его руках. — Вот этого тебе нужно было, да?
Она зло пнула Вэрго по ноге и отвернулась, прикусив губу. Мысли носились в голове с сумасшедшей скоростью. Что же делать? Стало ясно, чего хотел от неё он. И хоть цыганка не собиралась прожить с этим живописцем долго и счастливо и умереть в один день, но и игрушкой в его руках быть не хотела. Поэтому следовало убедиться, что ему нужна была именно она, а не её способности.
— Ладно. Убъем двух зайцев. Я и станцую и вызову твоего друга. Все равно обещала... — Ратри решительно тряхнула волосами и снова повернулась к нему. — Ты хороший художник... талантливый. Будем считать мое одолжение признанием твоего гения, Вэрго.
Ратри поднялась на цыпочки, и обхватила за шею, чтобы снова его поцеловать. Страстно, порывисто, чуть прикусывая припухшие губы вампира. Она не позволит какому-то мертвому парню испортить ей сегодняшний день. Ведь Вэрго не мог знать и не догадывался, что если она снова переступит эту черту между мирами, завтра уже может для неё не наступить. Слишком мало времени прошло. Слишком опасным был предыдущий вызов. Вчера её спас этот вампир, а сегодня? Сегодня ей никто не сможет помочь.
Ратри не без удовольствия исследовала руками его сильное тело, которое ещё совсем недавно беззастенчиво рассматривала. И ей нравилось, что, не смотря на недавний изнуряющий полет из окна и усталость после их любовных утех, он охотно отзывается на её ласку. Девушка покрепче схватилась руками за его шею и подпрыгнула, обхватывая его ногами и вынуждая взять её на руки. Наконец-то, снова она была с ним на равных, и не приходилось задирать голову, чтобы смотреть в его необыкновенные глаза.
— Но перед тем, как каждый приступит к тому, что любит и умеет делать... я к призыву, а ты — к рисованию, нам ведь можно немного отдохнуть, правда? — Она легонько прикусила зубами его нос и рассмеялась, слегка откинувшись назад, уверенная в том, что Вэрго не уронит её. Она была такой маленькой и хрупкой по сравнению с ним.

Отредактировано Ратри Каро (13.12.2011 14:11)

+4

27

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Глаза Эльера зло сузились. Чего он меньше всего хотел от цыганки, так это признания своих талантов. Однако последующие слова Айри были бальзамом на душу. Цыганка не лгала. Во всяком случае, она верила в то, о чем говорила. И если за это нужно было платить, что ж, он заплатит. А после взыщет втройне. Хотя, такую плату нельзя было назвать такой уж обременительной. Тем более, тело его имело свое мнение на сей счет и реагировало соответственно.
Ланьер озверел. Он подхватил девушку, сжал в руках ее теплые, упругие ягодицы. Широко разведенные ноги цыганки, обвивающие его торс, сделали ее беззащитной, доступной и... желанной. Айри еще не остыла, и потому распалялась легко. Гибкое тело девушки в его руках вздрагивало от напряжения и сладкой истомы. Удерживая цыганку на руках, Ланьер вошел в нее глубоко и прижал к себе, не позволяя двигаться. С глухим рычанием наклонился к ее уху:
— Я убью тебя! — «ласково» пообещал он. Но ей, кажется, было все равно.
Эл ослабил хватку, и девушка тут же подалась назад, словно желая выскользнуть из его рук, избавиться от его присутствия в своем теле. Он тут же рывком вернул ее себе, двинувшись навстречу. Это была странная игра, темп которой все возрастал. Айри убегала, он догонял, пока, наконец, цыганка не подалась ему навстречу, вонзая ногти в его плечи. Теперь они расходились одновременно, медленно и неохотно, и возвращались друг другу навстречу с яростным остервенением, поглощенные собственными ощущениями и утонувшие в ощущениях друг друга.
Когда по телу цыганки прокатилась волна наслаждения, заставляя выгнуться, сбив их с ритма, оглушенный взрывом ее эмоций, Эльер вонзил клыки в ее плечо. Неглубоко. Но по смуглой коже на высокую, судорожно вздрагивающую грудь девушки побежали быстрые струйки темной крови. Его горячий язык проследовал за ними, и второй укус пришелся в левую грудь Айри. Он даже не понял, что доставило ему большее наслаждение — тело девушки, или вкус ее крови.
Эльер перенес вздрагивающую и задыхающуюся цыганку на диван, уложил на подушки, устроился рядом. Его губы мягко касались кожи девушки, ловили капельки крови, алыми бусинами набухающие в местах укуса, руки блуждали по ее телу, лаская и успокаивая. В конце концов, она затихла, и Эл отстранился. Он молча оделся и вышел, спустился в холл и попросил невозмутимого привратника отправить посыльного за едой. Потом, подумав, притянул к себе письменные принадлежности с конторки, добавил к заказу небольшой список и расплатился вперед.
Эл вернулся в комнату. Солнце расчертило пол квадратами света. Ланьер задернул тяжелые шторы и сел на край постели. Он чувствовал усталость и опустошение. Эта морготова ведьма выпила его до дна. Эл потер виски, потом лег на спину. Закинув руки за голову. Ланьер сейчас готов был убить их обоих. И цыганку и Марена. Второй раз. Собственноручно. Если бы это только было возможно...
Эльер устало смежил ресницы.

+7

28

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Она проснулась не от солнца или холодного ветра. Она проснулась от того, что, наверное, впервые так сладко выспалась. Никто не орал, как оголтелый на улице, никто не дергал её за волосы и не требовал чай или обед. Тихое, приятное пробуждение в сумраке чужой комнаты, с мужчиной без имени под боком, тихо спящим рядышком. Ратри провела пальцами по его лицу и коснулась губами переносицы. Конечно, зря она все это затеяла. Зря отзывалась на ласки и совсем не обязательно было его впускать. Особенно второй раз. Она дотронулась до ссадин на плече, провела по груди и поморщилась. Ну вот... конечно, что ещё ожидать от разгоряченного страстью и ею, вампира? Не поцелуев же. Она осторожно освободилась от его объятий и подбежала к окну, чтобы распахнуть тяжелые шторы. На улице уже вовсю господствовала ночь. Ратри облокотилась на подоконник, вглядываясь в темноту за окнами. Ей было определенно хорошо с ним, не смотря на его гнев и боль, которую он причинял. То словами, то физически, то душевно. Ей было хорошо. Волнительно, интересно и... он пробуждал её страстность. Даже когда злил или пугал. Она забралась на подоконник и обхватила ноги руками.
И все же... сейчас, совершенно одна во всем мире, она немного загрустила. Она ненавидела вампиров... и отдалась первому же симпатичному вампиру, да с таким жаром, которого сама от себя не ожидала. Она любила свободу... и осталась с ним здесь, в этом доме, посреди города, который был ей чужд и не приятен. Все было не правильно. Она где-то оступилась и все испортила. Старуха выгнала её из табора не для того, чтобы Ратри грешила с этим демоном... Или для этого? Ведь именно к этому все шло. Все её ошибки шли именно к этому вечеру, когда она будет вызывать его белобрысого натурщика. Ей захотелось снова взглянуть на картину. Она, осторожно ступая, почти на ощупь, нашарила где-то рядом с диваном свою сумку, достала огниво. Поискала в шкафу свечи. Расставила их на столике, где было вино, и поочередно зажгла, озаряя комнату мутноватым, колышущимся светом.
«C чего он взял что может мной распоряжаться?» — раздраженно думала она, подбирая с пола свои разбросанные вещи и одеваясь. «С того что я сильнее... Сильнее? Да во всей поганой Нордании найдется всего несколько человек, которые способны вызывать духов! Что вообще может быть сильнее этого дара? Полеты? Рисование? Чепуха!»
Она оделась, достала картину, которую он ей показывал... так сяк покрутила, рассматривая красивого мужчину, изображенного на ней, потрогала пальцами, понюхала, поморщилась... и осторожно убрала обратно.
«Фу... мерзость».
И все же не удержалась и подошла к зеркалу, чтобы поближе рассмотреть укусы на её теле и зло зашипела, увидев отвратительные дырки от зубов.
— Вэррррго, — зарычала Ратри и подскочила к мирно спящему мужчине и пихнула в плечо. — Вставай! Вставай, Морготово отродье! Слышишь?
Она ещё раз стукнула его кулаком, села рядышком и провела рукой по волосам, уже успокаиваясь под взглядом его распахнувшихся глаз:
— Пора...

Отредактировано Ратри Каро (14.12.2011 16:47)

+5

29

Комната № 6
-----------------------------------------------------
— Вэррррго! Вставай! Вставай, Морготово отродье! Слышишь?
Бесцеремонный толчок в плечо заставил его проснуться. Но внутренний зуммер, надоедливый, как зубная боль, молчал. Эльер открыл глаза, спокойно, без тени тревоги, глянул на разъяренную фурию. Удар маленького кулачка окончательно выдернул его из мира грез. Айри села рядом.
— Пора...
Эл потянул цыганку к себе, сонно поцеловал в губы.
— Ты голодная?
Кажется, девушку удивил этот вопрос. Ланьер встал, с неудовольствием глянул на свою измятую одежду. Ну что стоило раздеться, прежде, чем завалиться спать? Он с некоторым раздражение сдернул с себя рубашку и открыл входную дверь. У порога стояла корзина с едой и несколько больших коробок из плотного картона. Видимо, покупки доставили еще днем, и сюда они перекочевали благодаря прислуге. Эл усмехнулся, отдав должное деликатности управляющего.
Он внес корзину, поставил ее на стол, выудил из глубины и открыл бутылку вина, достал бумажный пакет, от которого одуряющее запахло свежим хлебом. Склянка с молоком, какие-то баночки с маслом и джемами, коробка с пирожными и фрукты остались без внимания. Эльер удовлетворился свежим хлебом и бокалом вина, оставив содержимое корзины цыганке.
Быстро разделавшись с едой, Ланьер открыл коробки с одеждой, сменил рубашку, бросил на кресло серебристо-серое платье с тонкой вышивкой и белым кружевом. Коробки с туфлями и прочими женскими принадлежностями отправились туда же.
Теперь в комнате царил бардак: разбросанные вещи, расставленные тут и там бокалы с остатками вина и крови, смятые простыни на незастеленной постели. Полумрак, который тусклый свет свечей разогнать был не в силах, скрадывал детали, придавая картине некоторую незавершенность.
«Да», — усмехнулся про себя Ланьер, — «Здесь не хватает растерзанного трупа. Или призрака. Или того и другого. И, возможно, и то и другое здесь в скором времени появится».
Ланьер достал картину. Потеки крови на шее и плечах Марена были настоящими. Настоящими были и боль, исказившая черты, и в кровь закушенные губы и упрямая непримиримость во взгляде. Эл протянул руку. Но кончики его пальцев так и не коснулись картины. Эльер с яростью развернулся к цыганке. И было заметно, что сдерживаться ему стоит большого труда.
— Никогда. Не смей. Прикасаться. К моим. Картинам. Никогда. Ты поняла?
Наверное, было бы лучше, если бы он орал, а не говорил так тихо, почти шепотом. Во всяком случае, это бы в большей степени вязалось с его бешеным взглядом и руками, вцепившимися в край столешницы так, что побелели костяшки пальцев. Эл глубоко вздохнул раз, другой и с явным усилием отцепился от стола.
— Ты сказала, что время пришло, — голос его звучал хрипловато, но уже почти нормально. — Что нужно делать?

+5

30

Комната № 6
-----------------------------------------------------
Она была голодна... Хотя и поняла это только тогда, когда он спросил. Вампир удовлетворился хлебом и вином. «Конечно... он же напился моей крови», — сама Ратри, казалось, решила если не съесть все, то хотя бы понадкусывать. Поэтому и фрукты, и хлеб, и джемы и сладкие пирожные — все валялось теперь на столе в творческом беспорядке. К вину она даже не притронулась. Позже... потом, когда все будет сделано, и если только девушка останется после этого жива, то выпьет целую бутылку. Но еда и мысли о призыве отошли на второй план, когда на спинку кресла легло платье. Цыганка отбросила яблоко и вытерла губы рукавом, а руки — подолом широкой юбки.
— Это мне? — она легонько дотронулась до блестящей материи, словно боясь её испортить, и подняла на Вэрго расширившиеся глаза, полные восторга. — Правда? Могу это одеть? Она приложила платье к себе, примеряя цвет и размер, покрутила широкой юбкой, подбежала к зеркалу и закружилась. Увиденная картинка вполне удовлетворила такую падкую на все красивое цыганку. Она поспешно расшнуровалась, скинула рубаху и юбку, лукаво посматривая на Вэрго, который занимался своими делами, и, казалось, совсем не обращал на неё внимания. — Никогда. Не смей. Прикасаться. К моим. Картинам. Никогда. Ты поняла?
Вампир повернулся, зло сверкая глазами. Ратри отшатнулась, испуганно прикрываясь платьем, на секунду опешив от его тихой ярости.
— Не смей так со мной разговаривать! — прошептала она, нахмурившись и, распластав платье на полу, одела через ноги. — Лучше помоги сзади завязать. Очень нужна мне твоя мазня! Ничего я не трогала!
Этот вечно злющий вампир, кажется, потихоньку успокаивался. Да и какое ей дело до его приступов ярости? Он ничего ей не сделает до тех пор, пока она ему нужна.
— Ты сказала, что время пришло. Что нужно делать?
Ратри повернулась к нему спиной, убирая волосы со спины и, вздохнув, принялась рассказывать:
— Ну... нужен, собственно огонь, я, бубен, предмет, который сможет его приманить и... грибочки. Чтобы тебя в транс ввести. Иначе ничего не увидишь... ты же ничего кроме меня тогда не видел в поле? — Ратри с улыбкой повернулась к нему, провела рукой по щеке, по шее, через все тело и тыкнула пальцем в живот. Отпрыгнула, от греха. Кто знает, что ему ещё в голову взбредет? Нашла среди вороха тряпок расческу, заколки и принялась чесать волосы, усевшись перед зеркалом. Примечая как ей идет и цвет и фасон этого нового платья. Как она, неожиданно для самой себя превратилась из грязной цыганки, до которой никому нет дела, в красивую человеческую девушку со слегка смуглой кожей, которую так выгодно подчеркивал серебристый оттенок нового платья. Она даже сделала что-то наподобие прически. Только вот туфли пока не надела. Они будут только мешать в её ведьмовском танце.
— Я готова! — цыганка закружила по комнате, изогнувшись назад и закидывая голову, рассматривая блики, отраженные на стенах от её необыкновенного наряда. Как в сказочной пещере. Она кружила, пока не споткнулась об кучу одежды на полу, едва не свалившись.
— Барахло нужно убрать, — девушка властно тыкнула пальцем в кресла и столы, стоящие посредине комнаты. — Мне нужно больше места, придвигай все к стенам. Свечи — на пол.
Она пинками затолкала разбросанную одежду в угол комнаты.
— Ты сюда садись, — Ратри указала вампиру на пол и пошла за своей сумкой. «Настойки должно хватить... Хотя он вампир, как настойка на него подействует? Старуха ничего не рассказывала про воздействия отвара на вампирский организм». Шувани вмиг сделалась сосредоточенной и серьезной, подготавливаясь к ритуалу. Раньше она мечтала провести его самостоятельно, теперь это уже становилось чем-то обыденным и естественным. Взяв в руки бубен, она задумчиво им потрясла. Получится ли? Должно получится. Отдала вампиру настойку:
— Следи за мной... как я скажу: «Пора» — выпей. А потом слушай голос. И иди... ты поймешь, это, в общем, не сложно. Ты его увидишь. Но он будет глупый, ничего не понимающий. Он же упокоенный дух. И лучше его не злить. Ему там хорошо было, понимаешь? А тут будет плохо... вот так. И ещё, — Ратри закусила губу, виновато пряча глаза, — я тоже могу туда уйти. Ну, ты помнишь. Ну, в общем, это опасно. Она решительно тряхнула плечом и отвернулась, отбрасывая ненужные мысли и стукнула бубном по руке, начиная свой танец. Ветра в комнате не было, и не могло быть, но цыганка чувствовала, как он подхватил её, обнимая за тонкий стан, теребя волосы и разметая красивое платье. Дрожали огоньки многочисленных свечей на полу, отклоняясь в стороны, повинуясь её порывистым движениям. По стенам и потолку бегали замысловатые тени, повторяя порывистые движения рук и плавные повороты головы в вихре её волос. Шувани то опускалась вниз, то резко взмывала вверх, вскидывая руки и изгибаясь. То кружила в неистовом хороводе с огнем и ветром, то замирала, выстукивая бубном свою незамысловатую мелодию. Последний удар. Звенящая тишина. Она остановилась, прислушиваясь.
— Пора, — крикнула Ратри и снова понеслась, со все возрастающей скоростью танцевать, растягивая тоненькие ниточки материи. Смешивая реальное с тем, чего не существует.

Отредактировано Ратри Каро (15.12.2011 17:05)

+5


Вы здесь » Дракенфурт » Жилые дома » Меблированный дом «Валламброза» (сдаются в аренду комнаты!)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC