Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » А вы поедете на бал?


А вы поедете на бал?

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/9.png

Участники: Скарлетт Остин и Камилла Девон.
Локация: Бальный зал в замке Алукарда.
Описание: Сияние свеч, чуть слышное шарканье ног по натертому до блеска паркету, звучание скрипок и виол... А еще Рождественское настроение. Лица гостей сокрыты карнавальными масками, и это ощущение тайны пьянит не меньше, чем игристое вино в бокалах. Всеобщее веселье... Нечасто можно встретить большую часть города в одном месте, да еще и подверженную одному порыве! Это как раз тот редкий случай. Дракенфуртская аристократия ликует, наслаждаясь собственной неотразимостью.
Дата: 1 декабря 1825 года.

0

2

Скарлетт примостилась на одном из диванчиков, так, чтобы видеть танцующие пары и сполна наслаждаться прекрасной игрой музыкантов. А эта игра была воистину восхитительна! Казалось, в оркестре собрались лучшие музыканты со всей Нордании!
Вальсы, кадрили, мазурки — все было так заразительно, музыка манила танцевать. Скарлетт чуть-чуть покачивалась в такт мелодии и легонько постукивала туфелькой по полу. 
Девушка немного досадовала, что в такой прекрасный праздник оказалась одна, но особенно по этому поводу не расстраивалась — торжество в самом разгаре, тут есть на что посмотреть...
На самом деле она все еще была в растерянности: почему она получила это приглашение? Особой родовитостью не отличалась, да и в городе относительно недавно...
От размышлений ее отвлекли музыканты — они как раз сменили мелодию, и по залу поплыл восхитительный вальс.
— Это чудесно! — Не удержалась от комментария Скарлетт, отпивая немного шампанского из бокала, и окидывая танцующих. Дамы в маскарадных масках сияли улыбками и драгоценностями, кавалеры учтиво поддерживали партнерш, но все это великолепие было лишь дополнением к роскошному вальсу...

0

3

Вальс. Чарующий и божественный. Именно такой вальс мягкими и нежными аккордами разливался по всему бальному залу замка графа Алукарда. Плавные переливы фортепианной мелодии чередовались с нежными отголосками колокольчиков, умиротворяющими звуками флейты, пронизывающим звучанием виолончелей и задевающими за душу мелодиями скрипки. Музыканты играли от всего сердца, вкладывая в каждую сыгранную ими ноту частичку себя, и от того музыка в зале казалась нереально очаровывающей. Её можно было слушать вечно, забыв обо всём, что тебя окружает, обо всём, что существует вне этого пространства. Мелодия вальса была настолько прекрасной, что даже фальшь, забравшаяся в каждый уголок помещения, в каждую улыбку и жест гостей, рассеивалась и исчезала, когда подавали свои голоса музыкальные инструменты. Камилла так увлеклась композицией вальса, что даже не заметила, как рядом с ней появилась незнакомая девушка, не менее сильно восхищающаяся талантом музыкантов. Лишь нежный голос незнакомки заставил её оторвать взор от неторопливых и изящных движений мелодистов.
— Это чудесно! — восхищённо произнесла она, отпивая глоточек шампанского и любуясь танцующими парами в маскарадных костюмах.
Герцогиня не скрывая любопытства, рассматривала золотоволосую девушку с изумрудными глазами. Она была очень милой и, возможно, внешне несколько инфантильной, но это лишь придавало её облику некого очарования и шарма. Вампиресса улыбнулась, положив на колени свою маску, и, взяв у проходящего мимо слуги бокал с шампанским, произнесла:
— Что именно чудесно? Танцующие пары, украшенный зал или быть может мелодия вальса? — спросила у девушки мазель Девон, окидывая взглядом её позолоченную маску с расписными узорами.

Отредактировано Камилла Девон (18.01.2011 16:53)

0

4

— Что именно чудесно? Танцующие пары, украшенный зал или быть может мелодия вальса?
Скарлетт чуть скосила глаза, и увидела рядом вампирессу в карнавальном костюме. Девушка так же заслушалась восхитительным вальсом, и, наверное, восторженный возглас блондинки отвлек ее.
— Что именно? — Переспросила Скарлетт, окидывая темноволосую красавицу взглядом. — Чудесно все, но больше всего мне нравиться вальс... Такая красивая мелодия, вы не находите? Потрясающие, талантливые музыканты... — Незнакомка сняла маску, и Скарлетт поступила так же, открыв лицо.
«Аристократка...» — подумала Остин, взглянув на прекрасное, правда чуть бледноватое лицо вампирессы. В светлых ее глазах плескались отсветы свечного пламени, словно крошечные искорки золота.
Еще глоточек шампанского, такого холодного, что хрустальные бокалы на длинных ножках, немного запотели, еще один взгляд, брошенный на незнакомку украдкой, очередной виток музыкальной композиции... Даже сердце блондинки отсчитывало удары в ритме вальса, да так естественно, словно так оно и должно быть. Словно сейчас она оказалась в естественной среде праздника, и вся жизнь должна пройти вот так, в вальсе.
Пауза не показалась вампирессе естественной, и она решила представиться:
— Скарлетт Остин, — чуть склонившись, произнесла она с улыбкой.

0

5

— Чудесно все, но больше всего мне нравиться вальс... Такая красивая мелодия, вы не находите? Потрясающие, талантливые музыканты...
— Соглашусь, всё действо весьма неплохо, но подобные торжества, даже при самом удачном раскладе, всегда сопровождаются массой неприятных вещей, и единственным, по-настоящему приятным в таких мероприятиях, является лишь хорошая музыка и её ценители, — в своей обыкновенной размеренной манере разговора отвечала вампиресса, — А музыка и вправду великолепная. Музыканты вкладывают в неё всю свою душу, и это сразу видно, — посмотрев в сторону мелодистов, продолжала она, — Потому этот вальс и столь прекрасен, — чуть помолчав, Камилла добавила, — Если не ошибаюсь, судя по тому, как Вы восхищаетесь музыкой, Вы, в самом деле, ей очень сильно увлечены, не так ли? — поинтересовалась она у девушки.
Чуть погодя, незнакомка, как и мазель Девон, сняла маску, и герцогиня увидела весь её лик. Девушка и вправду была очень красива, как и подразумевала вампиресса. Нежная кожа, добрый и лучистый взгляд изумрудных глаз, роскошные золотые волосы и очаровательная улыбка. Она была похожа на ангела, и Камилла сразу сделала вывод, что она вампиресса. Столь красивых созданий ни среди людей, ни даже среди полукровок — нет. «Полная противоположность мне» — улыбнувшись, подумала герцогиня.
Музыка становилась всё красивше, всё чувственнее. Но полностью отдаться великолепной мелодии она уже не могла, ибо её внимание и мысли теперь были заняты иной особой. Задумчивость, которую себе позволила вампиресса, создала несколько более длинную паузу, чем обычно полагается, и собеседница взяла на себя заботу о её продолжении, решив представиться официально.
— Скарлетт Остин, — чуть склонившись, произнесла она с улыбкой.
— Простите меня за мою задумчивость, — вернувшись в реалии жизни, извинилась девушка. — Рада знакомству, меня зовут Камилла Девон, — улыбнувшись, добавила она и слегка приподняла бокал, словно в тосте.

+1

6

— Очень приятно, Камилла. Да, вы правы, я неравнодушна к прекрасному, во всех его проявлениях, а музыка, как вы заметили, особенно прекрасна. — Скарлетт улыбнулась, и снова посмотрела на оркестрантов, на их одухотворенные лица.
«Вот оно, то самое настоящее, из всего, что есть на этом балу». Девушка всегда очень хорошо распознавала эмоциональный фон, эфир вокруг нее, и с умеренностью могла сказать, что правдиво, а что нет. К примеру, мазель Девон на самом деле восторженно вслушивалась в игру музыкантов, пока Скарлетт не отвлекла ее. Или же дама, стоящая недалеко от девушек, что учтиво беседует с кавалером в полумаске, очень хочет поскорее отвязаться от него, совершенно не замечая прелести вальса.
— И вы, похоже разделяете мое мнение... — Вальс так и манил за собой, музыка лилась, словно река, то набирая силу, то сникая снова, но ни на мгновение не теряла своей чувственной прелести.
— А о каких неприятных вещах вы говорили? — решила уточнить девушка, возвращая свое внимание к новой знакомой, — просто я в первый раз на подобных мероприятиях, ничего особенно неприятного пока не встретила... Даже хорошо замаскированного.
Скарлетт смущенно примолкла, подумав, что могла сказать что-то лишнее. За время, проведенное на балу, она успела понять, что здесь правят маски...

0

7

— Это замечательно. Те, кто по-настоящему восторгаются искусством, и есть настоящие ценители, а не все эти занудные персоны, считающие, что если они получили образование, то уже всё в нём понимают. Главное в любом творчестве душа. Конечно, природные данные то же немаловажны, но порой их недостаточно, — улыбнувшись, сказала Камилла. Она знала достаточное количество знатных особ, которые выучившись, считали, что разбираются в любом искусстве, но это самомнение было большой глупостью с их стороны. Они так и не научились видеть ту мысль и идею, которую пытался вложить в картину художник или в своё произведение музыкант. Они не воспринимали тех чувств, которые пытались показать творцы, которые они сами испытывали. Аристократы смотрели только на технику, а порой лишь копировали мнение критиков и присваивали себе, что особенно вызывало отвращение у герцогини.
— У меня то, же не особо богатый опыт в посещении светских мероприятий, но у всех у них есть несколько общих неприятных моментов. Например, фальшь, наигранность. Маскарад в нутре гостей, а не в их костюмах. Вы только взгляните на эти вежливо-слащавые улыбки, ненужные высказывания о костюмах, танцах и прочем. Сплошная ложь. Все так хвалят друг друга, спрашивают советов и мнений, а как только объект восхвалений покидает льстецов, то они незамедлительно начинают перемывать ему кости. По-моему, это просто ужасно. Сборище подхалимов и лицемеров — самое страшное, что может произойти в мире. Как ещё стены не рушатся от столького количества лжи, — усмехнулась вампиресса и сделала глоток прохладного напитка, — Видите ли, я придерживаюсь мнения, что если мне кто-то не нравится, то лучше всего избегать компании подобных персон или ограничиваться при встрече парой вежливых и ничего не значащих фраз. Остальные же считают вовсе иначе, — вздохнув, сказала Камилла и посмотрела на Скарлетт.

0

8

Девушка сделала еще глоточек шампанского, вслушиваясь в чарующую мелодию.
— Главное в любом творчестве душа. Конечно, природные данные то же немаловажны, но порой их недостаточно, — ах, как она была права! Настоящий художник вкладывает в свое творение душу, а не делает работу для галочки. Да и как можно сотворить что-то шедевральное, руководствуясь только меркантильными соображениями?
Скарлетт вздохнула, успокаивая бурю в груди.
— Вы бесконечно правы... Но это суть такого общества, это его жизнь, и никуда от этого не деться. Разве что, поступать как вы — держаться стороной, от всего этого маскарада.
Осматриваясь в Дракенфурте, Скарлетт поняла, как сильно ей посчастливилось сразу же встретить Драго. Он был настоящим, настолько, насколько мог себе это позволить. Остальные же... Подавляющее большинство горожан такой роскоши позволить себе не могли. И сейчас, под раззолоченными масками скрываются еще более лицемерные и лживые, искаженные гримасами приторной лести, или жгучей ненависти.
— Впрочем, встречаются интересные личности и на подобных мероприятиях, — улыбнулась Камилле Скарлетт. — С вами приятно общаться. — На самом деле, человек понимающий, и ценящий высокое искусство, просто не может быть скучным. — Этот удивительных город преподнесет мне еще много сюрпризов, уверена... В виде интересных знакомств к примеру...

+1

9

— За это я и мои родители не любили светское общество, — усмехнувшись, произнесла она с несколько трагичными нотками в голосе и сделала глоток шампанского, — Раньше мне очень хотелось находиться в гуще всех событий, в центре внимания, постоянно присутствовать на подобных мероприятиях и знать каждого, кто на них появится....ах, юность....бесконечно глупая и самонадеянная, как же смешно мне это сейчас, когда я понимаю всю значимость вещей к которым так стремилась. Они на столько бесценны, что даже старьёвщик за них не дал бы и одного гульдена.
Камилла говорила, что всё это было ей смешно, но ни в интонации её голоса, ни в сознании у неё не было и тени смеха. Она определённо точно понимала на сколько всё трагично. Все её мечты и надежды оказались пустыми и безнадёжными. Она видела то, чего никогда не было и не будет. Она представляла себе аристократию идеалом, чем-то необъяснимым и сверх правильным, но как же она ошибалась! Все эти господа были в сотни раз хуже бедняков. Те, если и были в чём-то лживыми, завистливыми, расчётливыми, то лишь потому, что не имели того, чего хотели, а порой не имели даже того, в чём нуждается каждый. Аристократия же наоборот, путалась в интригах, лжи и притворстве от скуки. У них было всё, но им было всего мало. И к этому так стремилась герцогиня, так этого желала, что не могла понять поначалу, почему же её родители презирают элиту общества. Но всё же она поняла это, поняла на сколько была недальновидна, но теперь слишком поздно.
— Конечно, я держусь от этого общества на расстоянии, но всё же отношусь к нему. И боюсь, что будь у меня здесь больше знакомых, я, наверное, так же бы участвовала в этих «милых» беседах, разве что без удовольствия.
— Впрочем, встречаются интересные личности и на подобных мероприятиях.
— Благодарю Вас, Скарлетт, Вы то же очень приятная собеседница, и, по правде говоря, одна из немногих, кто могут позволить себе выказывать те эмоции, которые по-настоящему испытывают. Мне нравится в Вас эта черта характера, — улыбнувшись в ответ, сказала Камилла, — А город и вправду удивительный и исполненный сюрпризов. Я с детства мечтала о нём, и как только здесь появилась, он тут же ошеломил меня, подкидывая невообразимые подарки.

+1

10

— Да, молодость... Пора мечтаний и надежд... Хочется всего и сразу, и приоритеты еще не расставлены. Опыт и мудрость приходят к нам с возрастом, ошибки неизбежны... Это жизнь. — Скарлетт на минутку примолкла. Из ее слов выходило, что они обе такие пожилые вампирессы, насчитывающие по седьмой сотне лет. — Но знаете, жизнь идет дальше, мы еще многому научимся, и возможно, мировоззрение перемениться еще не раз... — Допив шампанское, девушка принялась вертеть бокал в руках, придерживая его за тонкую ножку.
— Мы не так стары! — Блондинка сдавленно хохотнула.
Действительно, их век, век вампиров гораздо больше чем человеческий, дает возможность прожить свои века ярче, красочнее... Впрочем, Скарлетт считала, что там, после смерти тоже что-то есть. И это что-то, гораздо более совершенно, нежели их нынешнее бытие.
— Когда-то давно, я тоже мечтала о высшем обществе, аристократическом происхождении, и прочем... — Девушка немного помолчала, обдумывая следующие слова — Как и все маленькие девочки, мечтала быть принцессой. Потом мечты разбились о суровую реальность... Наверное я разболталась, да? — Скарлетт поймала себя на мысли, что слишком много говорит.

+1

11

— По правде говоря, Скарлетт, я была бы не очень рада, если бы моё мировоззрение изменилось, — улыбнувшись, сказала вампиресса, — Если изменится моё мировоззрение, то всё, что здесь происходит, я буду считать нормальным и естественным. Я буду рада этому маскараду и стану его неотъемлемой частью. Даже не могу представить себя в одной из этих «милых» компаний, которые под видом непринуждённого разговора обсуждают здесь каждого — и друга, и врага, и любое мимо проходящее существо. Не удивлюсь, если под их пересуды попадёт даже граф Алукард, хозяин бала. Таких созданий не остановит даже то, что он оказал им честь, пригласив в свой дом. Конечно, я наверняка сужу слишком строго и вполне вероятно, что среди этой многоликой толпы есть те, кто достоин уважения. Личности, например, которые, как и я, сторонятся общества или наоборот вынужденные обстоятельствами поддерживать беседы и отношения с не самыми достойным представителями аристократии. Но согласитесь, таких очень мало, правда оттого они ценнее, — Камилла усмехнулась и на мгновение задумалась, будто собиралась сказать что-то сокровенное, но при этом сомневалась, стоит ли это делать, — Хотела бы я, чтобы у меня в знакомых и друзьях среди всех приглашённых были только приятные и «настоящие» собеседники, но, к сожалению, это всего лишь мечта. Мне невероятно посчастливилось встретить Вас, Скарлетт, и ещё раз уповать на подобную удачу, думаю, было бы безрассудно, — девушка сделала глоток шампанского и окинула взглядом зал, который бесновал в диком танце и смехе, как ведьмы на шабаше. Дамочка, которая ранее стояла возле вампиресс со своим ухажёром, наконец, осчастливила себя и распрощалась с ним. Милосдарь, лучась улыбкой, как полуденное солнце, направился в толпу гостей, что-то радостно бормоча себе, а девушка тем временем лишь фыркнула и облегчённо вздохнула, после чего начала проявлять знаки внимания другому господину, явно превышающего предыдущего кавалера по статусу в обществе.
— Мы не так стары!
Услышав необычное замечание собеседницы, Камилла тихо рассмеялась и слегка покачала головой:
— По человеческим меркам я уже должна быть приведением и с небес наблюдать за своими потомками, но по меркам нашей расы я только-только распускаюсь, — улыбнулась герцогиня, — А Вы и того, только набираетесь сил для чудного цветения. Уверена, Вы явно моложе меня, так что о старости Вам и думать нечего. Век вампиров достаточно длинен, особенно, когда ты совсем юн.
Слушая повествование собеседницы о её детских мечтах, мазель Девон невольно улыбнулась. Ведь и она, будучи ребёнком, частенько просила матушку разрешить ей надеть праздничный наряд и танцевать в нём в зале. Уроки танцев у Камиллы были каждодневными, и она хотела ощущать себя на них принцессой, ведь её преподавателем был поистине настоящий принц из сказки.
— О, Скарлетт, ничуть. Вы отличная собеседница. Не скованны, не боитесь выражать свои мысли, Вы приятны в общении и Вас хочется слушать, потому не переживайте, что я плохо восприму Вашу общительность. Ни за что на свете! У меня уже давно не было таких интересных и лёгких бесед, прошу Вас, говорите столько, сколько считаете нужным, — Камилла улыбнулась и тепло посмотрела на вампирессу, — Я тоже в детстве мечтала стать принцессой и всю ночь танцевать на балах. Меня всегда так огорчал тот момент, что матушка укладывала меня спать, когда, по моему мнению, нужно было бодрствовать, ведь ночью на небе зажигалась луна и мерцали звёзды, а чёрное небо с непрозрачными свинцовыми облаками так и манило ввысь. Но родителей было не переубедить, и моей единственной радостью была лишь возможность тайком забраться на подоконник и в одиночестве любоваться ночным небом.

+1

12

На ум Скарлетт пришла легенда о колодце безумства. Вспомнить где именно она слышала эту легенду, девушка не могла, но суть была предельно ясна. В кругу умалишенных, тебя одного посчитают таким. Всех остальных, настоящих больных сочтут здоровыми. Не может ведь вся община быть заражена! Конечно, очень даже может, и бал в честь святой Розы — яркий тому пример. Лишь единицы здесь «здоровы», но и они готовы сломаться, под гнетом обстоятельств.
— Нет, лучше оставайтесь такой, мазель Камилла, не перекраивайте себя. И ваше воспитание, и сама ваша суть не позволят до конца ужиться с переменами... И вы будете несчастны. — Скарлетт покрутила маску в руках, любуясь позолоченным узором. Блики на нем ярко сверкали, словно маска была покрыта алмазной пылью.
— И Вы совершенно правы, редкие, отдельные экземпляры всегда ценны. Ведь если бы золото валялось под ногами, а медь... В общем, Вы поняли меня... Именно поэтому и ценятся талантливые создания — в толпе их не потерять, они не такие как все, и они достойны. Достойны получить бонусом какой-нибудь талант. Все ведь не просто так! — Девушка улыбнулась, и окинула зал взглядом.
«А если не знать всей сути, то зрелище достаточно красивое. Даже очень...» Подумала Скарлетт, оставляя наконец маску в покое.
— Уверена, Вы явно моложе меня, так что о старости Вам и думать нечего. — девушка с улыбкой посмотрела на новую знакомую. Не сказать, чтобы разница между ними была велика, максимум пара десятков лет... Но старшинство сразу было признано за Камиллой. В этой темноволосой красавице чувствовался огромный жизненный опыт. Возможно, огромный по сравнению с опытом Скарлетт... Но он был у этой женщины, несомненно, и опираясь на него, она могла идти дальше уверенным шагом. — И Вам нечего!
Слова о посиделках на подоконнике, в ночную пору разбудили в Скарлетт столько воспоминаний... Отчего-то, в деревне небо кажется ближе, а звезды ярче. И она тоже просиживала ночи напролет, разглядывая звезды, и мечтая о прекрасных далях. А еще много думала: что же там, за облаками? И прекрасно понимала Камиллу. Даже теперь, порядком повзрослев, и переехав в Дракенфурт, Скарлетт иногда выходила на балкон у себя дома, с чашечкой кофе, и, любуясь видом, размышляла.
— Что нужно для счастья? Порой, совсем немного... Лишь кто-то, кто способен тебя понять... — Поймав теплый взгляд собеседницы, Скарлетт улыбнулась.
Торжество было в самом разгаре, в зале творилось что-то, но девушку происходящее совершенно не занимало. Гораздо интереснее, и приятнее ей была ее новая знакомая...

+2

13

— Да, всё не просто так, и многие достойны на много большего, чем имеют, но жизнь несправедлива. Многие таланты до последних дней остаются незамеченными, неоценёнными и ненужными. Лишь после смерти они становятся знаменитыми и то не все. Как правило, в жизни счастливее те, что хитрее. Они упорны, умны и беспринципны, и от того добиваются всего того, что желают остальные. Таких мы называем успешными, хотя по идее, они отъявленные мерзавцы. Но, мы их боготворим, им завидуем, поклоняемся и желаем быть на них похожими. Те же, кто добросовестен, порядочен и честен, мы записываем в ранг дураков и неудачников, потому что добрыми делами, как правило, вымощена дорога в ад. Они остаются не с чем, а те, что смогли переступить через мораль, купаются в славе и золоте, — вампиресса слегка пожала плечами и усмехнулась, — Так что счастья ждать мне нет смысла ни в первом, ни во втором случае. Посмотрим, что жизнь подкинет, а там уж дела за малым, всего лишь сделать выбор или ещё проще — принять условия, выставленные ею.
— Да, в принципе, для счастья нужно совсем мало — жизнь и добродушие. У доброго создания в сердце всегда счастье, от того мир ему кажется прекрасным, и сияние звёзд или неброский аромат полевых цветов у него может вызвать улыбку и радость, чего не сказать обо всех нас. Мы тоже когда-то были такими, а именно в детстве, к юности, думаю, уже чувство доброты было нами утрачено. Слишком сложно оставаться положительным, по себе знаю. В ранние свои годы я была гораздо лучше, нежели сейчас, но что уж говорить об этом. Я сама выбрала таковой путь, ибо желала жить проще и спокойнее, и теперь иду по нему, только вот неизвестно куда, — сказала Камилла и допила своё шампанское, после чего поставила на поднос мимо проходящего слуги свой бокал.
— Скарлетт, простите, если мой вопрос бестактен, но Вы нашли того, кто Вас понимает? — поинтересовалась у девушки вампиресса. Ни то, чтобы ей была слишком интересна личная жизнь Скарлетт, хотя, некий интерес всё же был, но не до такой степени, чтобы выведывать у собеседницы все её тайны. Герцогиня придерживалась мнения, что каждый расскажет то, что захочет. Но вот встретила ли она того, кто смог бы понять её и оценить — вопрос был довольно занимательный.

+1

14

Детство — пора, когда веришь в сказки и волшебство, и видишь в окружающих только хорошее. Эта добродетель утрачивается с возрастом, как и многое другое. Но пока она еще жива, в нашем маленьком внутреннем мирке царят спокойствие, и вселенская любовь к жизни. Скарлетт встречала иногда личностей, живущих в этом своем мире... Увы, они словно не от мира сего, не замечают реальности, а живут в сказке. «Возможно так лучше...» И поспешила успокоить саму себя, испугавшись перспективы превращения в ворчливую каргу, ненавидящую общество:
— Ах, Камилла, с возрастом мы выходим на новый качественный уровень... Конечно, кого-то расцвет личности застигает в юности, или детстве — в момент, когда душа чиста, и не скована броней корысти. А кто-то, как хорошее вино, чем старше, чем лучше. С возрастом, анализируя свои и чужие ошибки, учась принимать поражения достойно, учась уважать и ценить, мы шагаем по лестнице вверх. — Скарлетт вздохнула — Ступеньки этой лестницы щербатые, все избитые, неровные, крутые и узкие, поэтому многие не выдерживают и скатываются к подножию. И эта неудача ожесточает их душу... — Девушка опустила глаза, чтобы расправить складки шелковой юбки, и подумать минутку над следующим вопросом. Нашла ли она того, кто ее понимает? Сложный вопрос. Почти тупиковый...
— Все относительно. Так шатко и неустойчиво... Вроде бы и нашла. — Девушка обвела зал печальным взором, словно ища кого-то, и не находя. — А вроде бы и нет. На самом деле все очень запутанно, мазель Камилла. Есть тот, кто близок мне, тот, к кому тянет, словно магнитом, и все сулит нам счастье, только почему -то оно постоянно ускользает. — Скарлетт вздохнула, и пожала плечами. — С ним легко, уютно, просто... Но мы так редко встречаемся! В этом -то вся и беда. Не хватает времени, чтобы поговорить спокойно. И понять... Быть может это ощущение ложно? Сегодня он был здесь, в этом зале. Мы не встретились взглядом, ни разу... — Остин замолчала, прокручивая в голове сказанное.
На самом деле ей очень надоело находиться в таком подвешенном состоянии, между «да» и «нет». Может всему виной склад характера Драго? Скарлетт тешила себя надежной, что так и есть. — Наверное он понимает меня... А вот я не могу его понять. Я чувствую все, что он испытывает, все те же эмоции, но они так сумбурны... Как винегрет, только не из овощей, а из ощущений. — Скарлетт провела рукой по волосам, убрав с лица упавшую на глаза прядь, и посмотрела на Камиллу — не утомила ли она вампирессу своими откровениями? — А Вы?

0

15

— Всё это так, да только удержавшихся на этой лестнице с каждым днём всё меньше и меньше, — ответила девушка, смотря куда-то вдаль, — И я боюсь, что через каких-нибудь лет 100 найти приятную личность, которой будит что сказать, которая будит достойной и сможет претендовать на всеобщее уважение, окажется невозможным. И этот факт меня вовсе не радует.
— Все относительно. Так шатко и неустойчиво... Вроде бы и нашла, — начала Скарлетт, и вампиресса поняла, что её собеседница всё же решила раскрыть ей свои карты.
— Наверное, Ваш избранник знатный милосдарь, а у подобных мужчин всегда мало времени. На их плечах слишком много обязанностей, и на себя и свою личную жизнь у них практически не остаётся времени. Но, раз он выполняет их, значит, он ответственен, а это качество дорого стоит. Житейские проблемы часто убивают всю романтику и прелесть... ммм... влюблённости, но они никогда не смогут помешать настоящему чувству. Уверена, у того господина, что покорил Ваше сердце, серьёзные намерения, и в скором времени вы непременно сыграете свадьбу. На такой прелестной девушке, как Вы, Скарлетт, грех — не жениться. А после свадьбы времени у Вас всяко для общения будит больше, я в этом не сомневаюсь, — улыбнувшись, добавила герцогиня, — Конечно, его всегда будит не хватать, но со временем Вы смеритесь с его долгом, а он будит стараться выкроить лишнюю минутку для общения с Вами. И этот незаметный, но значимый для вас обоих труд, сам по себе уже прекрасен.
Камилла рада была за Скарлетт. Её новая знакомая была чиста душой и помыслами, а таких особ долго без присмотра оставлять нельзя, потому их и следует, как можно скорее выдавать замуж. Они романтичны, нежны, высоконравственны, а наш разлагающийся мир открывает им глаза на свою подноготную, и тогда они становятся несчастны, а этого никак нельзя допускать. На подобных существах и держится из последних сил наш мир. Мазель Девон сама когда-то была такой, верила в любовь, прелесть мира, доброту, но реальность уничтожила в ней эти чувства вместе с качествами их клана, передаваемыми по крови. Да, обстоятельства и скрытые где-то внутри её сознания черты характера однажды раскрыли ей глаза на мир. Она ожесточилась, стала расчётливой, отчасти высокомерной и надменной, а ещё к тому же довольно мстительной, хотя ей пока что и не представилось случая, который мог бы разбудить в ней такую ненависть, которая потребовала бы мщения. Но самое печальное из всего этого то, что она утратила веру в любовь, в счастье, в понимание.
— Нет, я не нашла того, кто бы смог меня понять, и очень сомневаюсь, что найду. Видите ли, у меня очень сложный и тяжёлый характер, и хотя многие отказываются в это верить, это всё же так. Со мной нелегко ужиться, нелегко понять и принять мой стиль жизни, мои принципы и правила. Боюсь, в силу моих личных качеств меня мало кто сможет понять. Лишь только те, кто на меня похожи. А таких существ мало и в основном они мои соклановцы, с которыми я не желаю иметь никаких дел, и уж тем более личных. К своему клану я принадлежу лишь по рождению, но никак не по душевному восприятию. Потому, боюсь, если мне когда и придётся стоять у алтаря, то либо в случае, когда мне опостылеет моё одиночество, либо в случае моего полного разорения и невозможности найти какой-либо другой способ для выживания, кроме как замужество. Я не сильно верю в любовь и прочие прекрасные чувства, для меня главное — уважение и ценность того, с кем хочешь прожить какой-то определённый период времени. Любить кого-то не так уж сложно, когда у выбранного объекта есть привлекательная внешность и неплохие средства. Я обладаю и тем, и другим, потому для меня чья-то любовь не имеет смысла, а на свою собственную я уж и не рассчитываю.
«Один раз обожглась и больше не хочу».

+1

16

— Да дело даже не в наличии времени... Просто он постоянно несется вперед, все время движется, перемещается по Нордании, я просто не успеваю за ним! Не думаю, что мы когда-нибудь поженимся... И это печально, — девушка вздохнула, и посмотрела на Камиллу грустными глазами. — Как я надеюсь, что это заблуждение! Мазель Девон похоже задумалась о чем то своем, но лицо ее осталось бесстрастным. Тень переживания не омрачила прекрасного лика, вампиресса так и осталась спокойной, и немного задумчивой. Возможно вспоминала что-то, а может осмысливала... — Этим вы и интересны. Волевая женщина, умная, загадочная, красивая, самодостаточная — мечта любого мужчины. Вы ведь чувствуете свою власть над ними, — блондинка лукаво улыбнулась — Вы непременно найдете достойного спутника, Камилла, я уверена в этом.
Пока девушки беседовали, бал шел своим чередом: кадрили, мазурки, великолепные вальсы, светские беседы, изысканные угощения, поздравления, прославления Богини... Как все пусто и мелочно! А ведь поначалу, Скарлетт была ослеплена этим сиянием. Невероятным везением можно считать встречу с мазель Девон. — Нет, вы не останетесь одни. Даже если замужество состоится по расчету, постепенно, в нем зародиться истинное чувство. Может не влюбленность, но любовь, основанная на уважении и доверии. А это, многого стоит. — Блондинка развела руками, указывая на разукрашенную бальную залу — а пока, наслаждайтесь свободой! Она так прекрасна!

+1

17

— Дорогая, Скарлетт. Я сомневаюсь, что Вы бы полюбили мужчину, который не сдержал бы своего слова. Уверена, он влюблён в Вас так же пылко, как и Вы в него, а это прекрасная почва для брака. Пока он юн, да, он будет покорять всю Норданию, но со временем это, думаю, пройдёт, если у него нет в характере такой черты, как жадный поиск выгоды во всём. Только это качество сможет и дальше, при всей любви к Вам, заставлять его отправляться в постоянные и дальние поездки. Но, думаю, он не таков, и вместе вы будете счастливы, — улыбнувшись, сказала Камилла.
Она понимала, что для такой романтичной девушки, мечтающей, чтобы её избранник всегда был рядом, подобные поездки являются ужасом. Она не перенесёт одиночества, скорее всего, и она об этом догадывается, потому и боится. Но навряд ли бы её сердце покорил какой-нибудь расчётливый карьерист, у которого в мыслях только выгодные проекты и сделки. Скарлетт могла полюбить только похожего на неё, спокойного, ласкового и добродушного мужчину. Он должен был бы быть принцем на белом коне, олицетворяющим все самые прекрасные качества, а не тираном, который, нутром чувствовала герцогиня, когда-нибудь достанется ей.
Вампиресса вновь взглянула на бальные зал, в котором уже в который раз сменились пары. Нарядные костюмы, как калейдоскоп, меняли цвета, фасоны, персонажей. Они маячили потоком, который своей пестротой «резал» глаза. Отвернувшись от всеобщего действа, она посмотрела на соседку и усмехнулась:
— Ох, Скарлетт, Вас послушать, так я — роковая женщина, — тихо рассмеявшись, сказала Камилла, — Нет, я не такая, и вовсе. Да, я независима, не глупа, но это вовсе не значит, что я мечта всех мужчин. Они мечтают о тихих и домашних красавицах, которые бы их любили и ими восхищались. Да, я в какой-то степени такова, люблю домашний уют и ценю его, но вот управлять мной довольно сложно. Я не терплю власти над собой, мне нужны равные отношения, а мужчины этого не терпят. Им, как правило, нужно подчинение, а я этого себе позволить не могу, — вздохнув, сказала девушка, — Что же касается любви или влюблённости, то для меня это не совсем важно. Ну, не верю я в подобные чувства. Хотя, глядя на Вас, начинаю сомневаться в своей вере. Однако я могу с точностью сказать, что меня они навряд ли посетят. Тех, у кого слишком твёрдый характер, любовь не приемлет, а у меня он именно такой. Потому, если мне когда-нибудь понадобится выйти замуж, то меня вполне устроит тот мужчина, который будит меня просто уважать как личность, большего я не прошу, хотя, боюсь, для многих, это ещё сложнее, чем любовь. Потому, я наслаждаюсь, пока что, свободой. И мне приятно наслаждаться ею с Вами, особенно потому, что я уверена, скоро Вы станете не совсем свободны, дорогая Скарлетт.

Отредактировано Камилла Девон (25.01.2011 15:08)

0

18

— Дорогая Скарлетт, я сомневаюсь, что Вы бы полюбили мужчину, который не сдержал бы своего слова. Уверена, он влюблён в Вас так же пылко, как и Вы в него, а это прекрасная почва для брака. — Остин в очередной раз подивилась незаурядности ума своей новой знакомой. Редко можно встретить столь проницательных личностей...
Конечно, истинная любовь прекрасная почва для брака, но существуют ведь еще некоторые аспекты... — Это было бы пределом моих мечтаний. — Скарлетт улыбнулась, скромно опустив глаза. Отчего-то, она почувствовала себя ребенком, маленькой девочкой... — Впрочем, я уверена, что все разрешиться. Мы оба вампиры самостоятельные и взрослые. — Скарлетт сделала акцент на последнем слове, прогоняя наваждение из детства. — Надеюсь, к лучшему...
«Может быть мы больше и не увидимся...» Демонстративное игнорирование на балу задело девушку, он сияющий ореол во круг Драго не развеялся даже теперь. Это обстоятельство немного раздражало Скарлетт... Еще бы, по приезду в Дракенфурт, ее характер перетерпел значительные изменения, раньше, до трагедии, она была совсем другой... Влюбленность меняет до неузнаваемости.
— Роковая женщина? Почему бы и нет? И в конце концов, каждому свое... Это я к тому, что спокойный и домовитый мужчина выберет себе такую же спутницу жизни, а порывистый, дерзкий и берущий от жизни все, что она может предложить, выберет женщину независимую, свободолюбивую, и, сложную характером. Женщина загадка. Уверена, что Вам, Камилла, достанется рыцарь в сияющих доспехах, а не угрюмый затворник-тиран. Вы сами не допустите такого исхода. А свобода, это конечно прекрасно... Но порой она превращается в одиночество... Не совсем свободна? — Переспросила вампиресса, думая, что ослышалась, или не правильно поняла Камиллу. — Сулите мне скорое замужество? — улыбка блондинки стала чуть лукавой. — Я не могу заглянуть в будущее, и узнать, насколько вы правы.

0

19

Камилла рассмеялась:
— Рыцарь в сияющих доспехах. Да он сбежит от меня при первой же возможности. Вспомните принцесс из сказок, все они робкие, милые и нежные создания. Подобное описание явно мне не подходит, так что, скорее, мне светит союз с каким-нибудь злодеем, — улыбнувшись, сказала герцогиня, — Мне кажется, что как правило, сильные мужчины выбирают женщин слабых, которым требуется забота и масса внимания. С сильными же женщинами их ждут только конфликты и борьба за первенство. Это, конечно, в эмоциональном плане очень ярко и раззадоривающе, но в тоже время довольно сложно. Не всякий мужчина согласится променять спокойствие и уют на жизнь около вулкана. Это опасно, тяжело и непредсказуемо. Жизнь и так постоянно выводит нас из равновесия, потому мы стараемся найти то место и тех существ, с которыми нам будет спокойно и хорошо. А где же может быть спокойствие, когда в доме происходят постоянные войны, пусть даже в любящей манере? Страсть не всегда к добру приводит, хотя является цепкими узами.
Зал был полностью наполнен гостями, но через главные двери в помещение до сих пор вливался новый поток приглашённых. Шум и гам постепенно начинал заглушать музыку, и удовольствие от бала медленно иссякало. Если бы рядом с вампирессой не было бы столь интересной собеседницы, как Скарлетт, она бы уже давно покинула празднование, но ей очень хотелось ещё побеседовать с девушкой, столь милой и приятной в общении.
— Здесь немного душно, Вам так не кажется? — спросила у Скарлетт герцогиня, — Не хотели бы Вы выйти вместе со мной на балкон, чтобы немного подышать свежим воздухом и продолжить нашу беседу?
Звучали сотни голосов, мелькало множество костюмов, мириады блесков и улыбок заполняли зал, смех и радость шлейфом тянулись за каждым гостем, торжество продолжалось, продолжались танцы, разговоры, откровения. Все стремились оказаться в центре событий, узнать самые свежие новости. О тишине и спокойствии не могло быть и речи. Стеклянные двери, ведущие на балконы, были распахнуты, и от лёгкого ветерка слабо покачивались портьеры. Камилла страстно желала вздохнуть прохладного воздуха, ощутить аромат зимы, а не пряный запах духов, почувствовать холод снега, а не жар свечей, и она всей душой надеялась, что новую знакомую обуревает тоже желание, что и её.

Отредактировано Камилла Девон (28.01.2011 14:13)

+1

20

Скарлетт представила мазель Девон рядом с каким-нибудь лихим злодеем, и усмехнулась. Картина вышла весьма впечатляющая... «Богатое воображение порой оказывает медвежью услугу» — думала девушка, оглядывая зал. Воздух становился горячее с каждой минутой, и кислорода было все меньше и меньше... Танецующие парочки не здорово раскраснелись, и теперь дамы, затянутые в тугие корсеты, усиленно обмахивались веерами.
— Время покажет! Мы еще посмотрим, как дело повернется... Все мужчины рассуждают по разному, хотя, стоит признать, что классифицировать их гораздо легче, чем женщин. Лев захочет видеть рядом с собой львицу... Возможно кому-то, для этого жизненного баланса необходимы постоянные всплески адреналина. — Блондинка, убрала за ухо упавшую на глаза белокурую прядь, и взглянула на вампирессу. — А кое-кто вообще жить не может без битв и сражений, пусть даже и домашних... — «Я даже могу привести конкретный пример...»
Девушка посмотрела на большие двойные двери, через которые в залу поступал почти неприрывный поток гостей. Изысканное мероприятие превратилось в обыкновенную толчею, а-ля городской базар, только перемывают кости не над корзиной с луком, а за бокалом шампанского... Скарлетт передернула плечами, и отвернулась, снова обратив все свое внимание на собеседницу. На предложение выйти на воздух, Остин радостно ответила согласием. От спертого воздуха и сплетен начинала кружиться голова. И даже прекрасная музыка не могла исправить положение.
— Конечно, я с удовольствием пройдусь с вами на воздух! Здесь действительно жарковато... — Возможно, Скарлетт было трудно находиться в бальной зале из-за обилия эмоций и переживаний, что вытесняли ее собственные, но такой вариант в расчет не принимался, Скарлетт смахнула на духоту. А там, за стекленой двойной дверью царила морозная свежесть, легкий ветерок резвился, путаясь в верхушках деревьев, чуть припорошенных снегом, и не было сплетен, обсуждений и лжи. Отчаянно захотелось на балкон.
— Пойдемте, — расцвела улыбкой блондинка.

+1

21

— А кое-кто вообще жить не может без битв и сражений, пусть даже и домашних.
— В самом деле? — удивилась вампиресса, когда девушки оказались на балконе, — Не уж то у Вас есть подобные знакомые?
Холодный воздух приятно окутывал тело, и Камилла была безгранично рада, что она вампир, а не человек. Благодаря особенностям своей расы, она могла спокойно наслаждаться зимним холодом в вечернем платье и не заботиться о накидках, лишающих столь приятных ощущений. Рождественская ночь была великолепной. Чёрное небо было усеяно мириадами звёзд, в свете одинокой луны мерцал снег, укутавший деревья, лёгкий ветерок доносил аромат леса и чистого воздуха. Во всех окнах замка горел свет, слышалась лёгкая праздничная суета. Стоя на балконе, бал герцогине казался великолепным. С этого угла обзора было на много меньше видно тех отрицательных свойств, которые были присущи празднику. Лишь только самые приятные моменты были заметны здесь.
— Убийство на Рождество, так загадочно, прямо, как в детективе, — тихо хихикая, шептала опьянённая алкоголем девушка своей подруге, — По-моему, это главная тема вечера.
— Ох, ты права, дорогая. А видела, какой красавчик был? Так жаль! Возможно, его можно было бы захомутать, — горестно сообщила подруга и допила залпом своё шампанское.
— Какие мужчины пропадают! Я слышала, что он был главой какого-то клана. Наверняка он ещё и был богат. Это такая потеря, — обиженно надув губки, сказала первая гостья, — А ты видела того милосдаря, который к нему бросился? Он тоже такой привлекательный. Я сразу на него взор обратила.
— Ну, так пойди и утешь его, — сказала ей вторая девушка, после чего обе громко рассмеялись и, ни кого не замечая, вошли в бальный зал.
— Вы слышали, Скарлетт? — спросила собеседницу Камилла, — До чего дошло общество! Несчастный не успел покинуть этот мир, а все тоскуют лишь о его внешности и благосостоянии. Святая Роза, это просто отвратительно! Из-за таких вот девушек об остальных мазелях складывается у мужчин самое низкое представление, и другие милые и добрые леди потом оказываются в опале. Это просто ужасно, — возмутилась вампиресса более эмоционально, чем обычно. Виной тому было то, что она натерпелась в зале. Ей и так стоило много сил смотреть, как фальшиво ведут себя гости, как умер этот несчастный и все, вместо того, чтобы оплакивать его, устроили скандал, как странную и необычную женщину, желающую помочь почившему, выставили на посмешище. Всё это вызывало негодование у герцогини, но она сдерживала свою порывистую натуру, дабы не испортить праздник ещё больше, но эти две девицы окончательно вывели её из себя.
— На месте матерей этих девиц я бы хорошенько задала им. Этим мазелям определённо не хватает воспитания, и меня угнетает тот факт, что они причислены к высшему обществу.

Отредактировано Камилла Девон (28.01.2011 23:14)

+1

22

Девушка блаженно прикрыла глаза, и позволила ветру запутаться в длинных светлых прядях. Как же хорошо было здесь, на этом балконе, с заснеженными перилами, и светом, что проникает через стекленные двери... «И совсем не холодно» — думала Скарлетт, расправляя складки шелковой юбки, так что тонкая ткань заструилась на ветру, — «Даром, что декабрь...» Остин посмотрела на Камиллу. Лицо вампирессы сияло радостью, наверное от того, что они наконец покинули душную залу, и еще что-то... Возможно, здесь, вне суеты, она наконец ощутила волшебство праздника...
— Да, я очень близко знаю одну такую личность. — С улыбкой кивнула блондинка, и застыла. Две молоденькие аристократки выдали такие вещи, что у девушки просто свело скулы. Как отвратительно было их поведение, их речи! На балу скончался кто-то из глав кланов, это как минимум трагедия для его соклановцев, которых надо бы утешить, но нет!
Из смерти сделали сочный скандал, сенсации, как будто, кто-то кого-то скомпрометировал, или в этом духе. Скарлетт скрипнула зубами.
— Ах, Камилла, это не просто нехватка воспитания, это... это... это омерзительно! Неужели всегда так? — и блондинка всплеснула руками, не находя нужных слов. Действительно, что и говорить, торжество из сияющего раута, приглашению на который она так радовалась, превратилось в воскресный утренний базар. Что может быть гнестнее, чем обсуждение внешности покойника?! Скарлетт вся закипела, и подставила ветру лицо, чтобы хоть немного охладиться. И потихоньку до нее начало доходить, что пока они с Камиллой мирно беседовали, там кто-то умер! Скар взволнованно уставилась на дверь:
— Когда это могло произойти? Ведь мы все время находились в зале... — Девушки так увлеклись беседой, что не заметили произошедшего. Хотя, ничего удивительного в этом не было, наверняка действие развернулось в дальнем конце залы, а постоянно смотреть на лицемерную толпу у Скарлетт пропало давно... — Жаль родственников. — Вампиресса покачала головой. — Им сейчас придется принимать все эти «соболезнования»...

+1

23

— Ах, Камилла, это не просто нехватка воспитания, это... это... это омерзительно! Неужели всегда так?
— Да, дорогая Скарлетт, нынче так всегда. Мораль молодёжи падает с каждым годом. Этим девицам и сотни лет нет, а понятия о жизни у них, как у прожжённого горьким опытом циника. Это, в самом деле, омерзительно, — голосом, полным неизбежности, говорила вампиресса, — Ещё от мужчин слышать меркантильные вещи, куда ни шло, но от женщин! Это противоестественно их природе, отсутствие даже малой толики сострадания убивает их души, превращая их в яд злословия и мелочности. Святая Роза! Как ты можешь допускать подобный хаос, творящийся в умах и сердцах твоих дочерей? — в никуда спросила Камилла, оперевшись о слабо заснеженные перила.
— Когда это могло произойти? Ведь мы все время находились в зале...
— Несчастный был убит до того, как мы познакомились, — сказала герцогиня, смотря на бескрайний лес, начинающийся у самых стен замка, — Здесь был настоящий спектакль. Я не говорю о теряющих сознание дамах, и, словно стервятники, кружащих над телом умершего, господ. Всё это более-менее сносно. Но что было после! Незнакомые мне женщина и мужчина устроили настоящую драму... оскорбления, упрёки, ругательства, это было просто ужасно. Дело дошло даже до применения ментализма, что чуть не привело к полному разрушению дворца. Благо пострадало лишь несколько декоративных вещей, но и это неприятно. Правда, женщина хотела помочь усопшему каким-то известным ей одной обрядом, что лишний раз привело публику к мнению, что она не в себе, но мужчина... с виду солидный и представительный. Он показался мне почтенным и уважаемым господином, но, сколько яда было в его словах! Он специально делал всё для того, чтобы эта женщина выглядела, насколько возможно глупо в сложившейся ситуации. Не буду спорить, что её поведение было необычным, но все, же мужчина, тем более столь представительный, обязан был сгладить подобную ситуацию, а не усугублять её. Конечно, что меня бесконечно радует, нашёлся в зале господин, вступившийся за честь это сударыни, но, согласитесь Скарлетт, этого было уже не достаточно, чтобы всё это действо не выросло в скандал. Для нашего общества это пища, которая будет ещё очень долгое время насыщать всех, доставляя другим смертельные ранения. К прискорбию, в наше время всем невероятное удовольствие доставляют чужие оплошности и унижения, — герцогиня устало вздохнула, не сводя взора с природных владений. Они казались такими чистыми, такими прекрасными, что у вампирессы в душе возникло дикое желание спрятаться в них, остаться там, где нет этого лицемерия, этой низменности и гнилости «человеческих» душ.
— Им сейчас придется принимать все эти «соболезнования»...
— Да, их ждёт ужасное испытание — получать ничего не стоящие соболезнования. Но хуже этого только то, что усопшего они уже не смогут вернуть, и им придётся смириться с этим, сколько трудно бы это не было...
«А это невероятно трудно, мне ли не знать?»

Отредактировано Камилла Девон (01.02.2011 14:24)

+1

24

Остин лишь потрясенно качала головой, слушая мазель Девон. Оказывается, она еще не до конца растеряла свой прошлый багаж, и все еще смотрела на мир через розовые очки. Что бы ни было, в глубине души она верила, что все они плохие, что благородство все же перевесит на чаше весов, случись такая необходимость... Сейчас стекла в очках треснули, и сквозь эти трещины проглянула суровая действительность. «Это неоценимый опыт, — размышляла вампиресса. — Удивительно, но оставшись в одиночестве до конца бала, я так и осталась бы уверенной в искренности и прелести всего происходящего»
Декабрьский ветерок шевелил белокурые пряди, приятно охлаждая, и как будто, успокаивая пылающие мысли.
Впереди, величественно темнела полоска леса, темного, и призрачного, а в небе сияла луна, оставляя на земле светлые полоски... Все бальной залы было так покойно, и легко... Девушка постаралась впитать в себя все эти чудесные ощущения свободы, спокойствия и безмятежности, прежде чем они вернутся в зал.
«Интересно, кто был это милсдарь, что вступился за странную женщину?»
— Ужасно... Превращать чужое горе в развлечение для общества... Низко. — Скарлетт вздохнула, и опустила взгляд на маску, расписанную золотыми красками. Внезапно она поняла, что все в этом мире носят маски, в большей, или меньшей степени, но все без исключения. Даже она сама. За красивыми масками, с беспечным выражением, прячутся переживания и обиды... Эти господа совершили лишь одну ошибку, они позволили жизни ожесточить себя, сделать глухими к чужому горю. Все они — инвалиды... А осуждать убогих... — Низко, но мы не перевернем мир, не вернем ему благородство, и не изменим нравы. К сожалению, очень многие не удержались на крутых ступенях, слетели вниз...
Чтобы остаться «людьми» нужно много мужества и сил, но далеко не многие могут похвастаться ими... А родственники покойного... Их остается только пожалеть... Хотя, если в мир иной ушел глава клана, в семье наверняка начнется дележка его места и полномочий... Как же все печально. — Скарлетт снова печально вздохнула.

+1

25

— Но мы не перевернем мир, не вернем ему благородство, и не изменим нравы. К сожалению, очень многие не удержались на крутых ступенях, слетели вниз...
— Да, Скарлетт, мы не сможем изменить мир, даже если бы это было нашим самым сильным желанием. Наверное, и смысла нет, его менять. Если бы мир стал таким, каким бы мы хотели, то оказались бы во владениях Святых. Мы же живём в реальности, где должны терпеть и бороться с этой низменностью. Хотя, за те столетия, что я прожила на этой земле, мне всё больше кажется, что в мире никогда не было ни благородства, ни правды, ни справедливости. Мы выдумали их, чтобы облегчить ту тяжкую ношу, которую несём. Мы верим, что там, после смерти, что-то есть, верим, что есть нечто лучшее, чем здесь. Но никто не знает, оправдается ли наша вера. Мы можем вести об этом долгие диспуты, но все они бессмысленны, поскольку, ни у кого нет доказательств. Все мы, без исключений, романтики. Даже если не признаёмся в этом. Ведь всё равно все мы верим, что встретим тех существ в жизни, которые будут обладать, хотя бы одним из тех идеальных качеств, о которых грезит каждый. Мы выбираем объект любви, а затем приписываем ему всё то, что хотим в нём видеть. И лишь после долгих дней совместной жизни мы начинаем понимать, что всё это сказки. Наша бурная фантазия, которая создала нам в мыслях образ идеала, приклеив его к физически существующей оболочке. Правда, многие так и не понимают того, что обманывают сами себя, и живут счастливо до скончания своих дней. Наверное, обман — это и есть любовь, которую придумала природа, чтобы наши расы и виды не исчезли со свету, ни оставив после себя ничего.
«Лишь холодный ветер печали и пустыню забвения. Да, без обмана бы мир исчез уже давным-давно».
— Хотя, если в мир иной ушел глава клана, в семье наверняка начнется дележка его места и полномочий... Как же все печально.
— Именно, Скарлетт. Так и будет, за исключением того случая, если погибший глава клана не оставил прямого наследника или приемника. Любая смерть — это завершение одной эпохи, знаменующей начало другой. За печалью незамедлительно следует радость. За смертью — жизнь. Никогда ничья смерть не будет заканчиваться лишь только горем близких. За ней всегда будут следовать различные мелочи, начиная от разделения имущества между родными до престолонаследия. Это неизбежность, даже я через это прошла, хотя для меня наследство было в момент горя на самом последнем месте... Но не стоит видеть в мире только тёмные краски. Светлые тона в ней тоже есть. Например, для Вас мир будет озарять любовь к Вашему избраннику, тяга к музыке и другим Вашим увлечениям. Да и ещё масса приятных моментов, уверена, будет озарять для Вас жизнь, не смотря на то, что временами она будет казаться Вам никчёмной и бесполезной.

Отредактировано Камилла Девон (01.02.2011 23:23)

+1

26

«Да, смерть это не конец, она всегда влечет за собой начало чего-то нового. Новой жизни, новой эпохи...»
— Конечно же, в этой жизни есть светлые пятна — иначе она стала бы совсем невыносима... И вы не правы, благородство и справедливость есть, только эти качества на грани вымирания в нашем обществе. А без них мир совсем потухнет. — Остин задумчиво посмотрела в даль, вспоминая одну личность, что ставит честь и благородство превыше всего. Ах он, готов отринуть все, ради долга... — Да, это прекрасно, когда искренняя любовь к чему-то немного отгораживает от внешнего мира, не открывая его во всем «великолепии». Наверняка и у вас есть какое-то увлечение, любимое детище, в которое вы вкладываете душу, ваше дело. — Остин провела рукой по волосам, смахивая ледяные кристаллики, с улыбкой посмотрела на темноволосую красавицу и спросила:
— Камилла, может быть перейдем на «ты»? Я давно не встречала такого приятного собеседника, и надеюсь найти в вашем лице хорошую подругу. — Так много людей и вампиров во круг, а по настоящему интересных и достойных внимания единицы... В последнее время Остин мало общалась с окружающими, приходила в себя после цирка. Наверное поэтому она так обрадовалась этому белому конверту. Может быть чувствовала, что ее ждет нечто прекрасное? Наверное так и было... — Что-то подсказывает мне, что эта встреча не случайна. Ведь все случайности не случайны?

Отредактировано Скарлетт Остин (06.02.2011 12:54)

+1

27

— Знаете, Скарлетт, возможно, так и есть, как Вы говорите. Но... боюсь, что я в своей жизни видела этого благородства слишком мало и очень и очень давно, — улыбнувшись, сказала Камилла и вдохнула свежий аромат зимы, что вызывал у неё улыбку.
Девушки, как два ангела, опустившиеся с небес, стояли на балконе, смотря вдаль, на владения царицы природы, и обсуждали на философский манер личные качества и судьбы людей. Скарлетт была похожа на светлого ангела, как внешне, так и по рассуждениям. Она верила в то, что всё ещё можно изменить, что можно всё исправить. Верила, что где-то ещё есть благородство и добродетель, которые горят во всём мире, но лишь слабым огоньком свечи, и чтобы превратить все эти огоньки в бушующее пламя, им нужно было помочь поверить, что есть ещё в мире прекрасное. Есть то, ради чего стоит быть милосердными, честными и порядочными. Камилла же олицетворяла собой противоположность Скарлетт. Она была тёмным ангелом или «падшим», как порой говорили в народе. Герцогиня покорилась судьбе, покорилась тому, что всё хорошее в картине жизни выцвело, исчезло, оставив только чёрные и серые тона. Она не видела больше в людях «света» и от того не верила в него, не верила, что когда-то самые лучшие качества личности вновь возродятся в земных существах. Не верила, что души простых обывателей земли вновь смогут парить в небесах, ощущая чистоту мыслей и действий их хозяев и излучая добро и радость каждому. Нет, она представить себе подобного не могла, ибо тогда это был бы рай. А рая все были недостойны. Слишком сильно общество погрязло в пороке, лжи и коварстве, чтобы увидеть когда-либо врата небесного царства.
— С удовольствием, Скарлетт. Я тоже всей душой надеюсь, что в скором времени мы будем прекрасными подругами. Вы мыслите и чувствуете почти так же, как и я, только чище и светлее. Для меня необыкновенная удача встретить Вас. Наверное, это единственное обстоятельство, ради которого стоило мне прийти на этот балл. Всё остальное не стоило и минуты внимания. Разве что только музыка, — улыбнувшись, сказала герцогиня, возвращаясь к их первоначальной со Скарлетт теме разговора. Случайности и вправду неслучайны. Все они часть того божественного плана, что уготовила Святая Роза. Каждый в нём играл свою роль, для каждого было отведено своё место. Для кого-то балл в честь Рождества стал последним в жизни мероприятием, для кого-то первой встречай, а кто-то, возможно, нашёл здесь свою судьбу. Но главное, что этот день и этот праздник имели почти, что судьбоносный характер. Всё начинало меняться, делая новый виток в истории.
Тихо падал снег, облагораживая всё вокруг, добавляя невероятной красоты самой простой дороге, самому скромному дереву, самому непримечательному камню. И два «ангела», словно незримые владыки, направляющие нити судеб, украшали центральный балкон величественного замка, в котором шло великолепное празднество, исполненное фальши, лжи и невероятной красоты. Всё так предсказуемо, так знакомо, но так необычно, словно каждый раз в знакомой до боли истории видишь что-то новое, ранее неизведанное, и это даёт надежду на то, что когда-нибудь всё изменится, когда-нибудь...

Флешбэк отыгран

Отредактировано Камилла Девон (06.02.2011 18:17)

+1


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » А вы поедете на бал?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC