Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с парящими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Вспомнился зал мне с шумной толпою...


Вспомнился зал мне с шумной толпою...

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/23-Zamok-Alukarda/9.png

Участники: Мария Эссекс, Брат Дженнитиви.
Локация: [Окрестности Равены] Имение «Травиата», резиденция Артефиксов
Описание: 15 июня 1800 года. В этот прекрасный летний вечер в резиденции Артефиксов в Хастиасе был дан бал. Повода особого не было, но мероприятие отличалось пышностью. Столы ломились от яств и напитков, а смех и веселье заполнили огромный зал. Гостей было больше сотни и все сплошь чистокровные вампиры, принадлежавшие к различным кланам. Музыка лилась непрерывным потоком, сменяя вальс за вальсом, пары кружили в танце, а более зрелые гости беседовали, обмывая косточки всем, кому ни попадя. Хозяин бала — Уолтер Эссекс как всегда присутствовал со своей дочерью Марией, которую сопровождала ее гувернантка Пьеретта. Представив Марию нескольким гостям, Уолтер попросил ее исполнить подготовленную к этому вечеру арию. Музыка тут же стихла и девушка, опустив глаза в пол, покорно направилась к пианино, а за ней проследовала Пьеретта. Она встала около инструмента и подняла взор на зрителей. С первыми аккордами, она своим нежным и глубоким голос запела арию бедной девушки Джильды, которая любила человека, предавшего ее, но ради которого она пожертвовала своей жизнью. Лишь только она закончила петь, как зал наполнился аплодисментами, ну а после и музыкой, и все вернулось в свое русло. Мария же отошла на балкон, чтобы отдышаться и побыть недолго вдали от этой суеты. К ее счастью отец был занят разговорами, а Пьеретта испарилась куда-то, поэтому девушка не находилась под пристальным вниманием.
Дата: 15 июня 1800 года.

0

2

Арию девушки, дочери хозяина бала, Жак слышал в половину уха, находясь в противоположном конце зала и осторожно осматриваясь по сторонам. Среди чересчур напомаженных и утонченных особо дампир выискивал глазами одного единственного человека, с которым у него сегодня и в этом самом месте была запланирована деловая встреча. Да, довольно забавно планировать дела в настолько неподходящем и располагающем к отдыху месте, где все так и застилает глаза слащавой дымкой, так и манит отречься от всего на свете и окунуться с головой в светскую беседу: поговорить о том, кто как позавтракал и какие тяжкие думы надумал перед сном, как поживает собака Фифи вот этой старой вампирессы в розовом чепчике, при взгляде на которую хочется иронично улыбнуться и сказать несколько лестных слов, чтобы умаслить ее старческую и давно не видавшую ласки душу. Но не сейчас.
Вампир слегка раздраженно поглядел на часы. Он явно опаздывает. Да и где его, черт возьми, эти самые черти носят? Переминувшись с ноги на ногу и поправив съехавшее в сторону белоснежное жабо, Жак буквально выхватил у проходящего слуги с подноса бокал шампанского и мигом его осушил. Проведя рукой по светло-пшеничного цвета волосам, а затем будто что-то смахнув с плеча, он сделал очередной небольшой круг по залу, обсуждавшему только что закончившееся выступление юной Марии Эссекс.
Жак Уолтер негодовал. Постепенно он начинал злиться: ожидаемого все не было и не было. Спустя пару минут пустых ожиданий, мужчина, разгоряченный и ужасно взволнованный, вышел на балкон, который оказался к его недоумению оказался занят. Хотя что в этом удивительного? После такого чрезвычайно большого количества различных парфюмерных эссенций голова хочешь-не хочешь закружится и потребует свежего воздуха. Либо же любая романтичная особа, находящая прелесть в уединении, выйдет на балкон, чтобы всем телом окунуться в сияющую луну и почувствовать себя где-то далеко-далеко...
Со спины и в темноте дампир не сразу понял, что случайно оказался наедине с дочерью Уолтера Эссекса, который на данный момент вместе с какими-то солидными вампирами обсуждал нынешнее политическое и экономическое положение страны и все прочее, что соответствовало последним «горячим» новостям.
Бесшумно вздохнув и поправив темно-голубой сюртук с атласной оторочкой, он приблизился к массивным мраморным поручням. Облокотившись на один из них, Жак чуть перекинулся вперед, пытаясь рассмотреть подъезжающие и отъезжающие при лунном свете кареты. Но той, которую он ожидал увидеть более всего, не было. Опустив глаза и помянув этого человека всеми проклятиями, юстициар, словно бы сняв маску напряжения, с добрым и располагающим к беседе лицом повернулся к девушке и спокойным ровным голосом сказочника проговорил:
— Ваша ария была замечательна. Вы так тонко и душевно пели, что меня посетила мысль, будто бы ангел спустился на землю и пытается смягчить мое грубое и жестокое сердце.
Закончив фразу, он мечтательно вздохнул и слегка улыбнулся. Вампир немного искоса поглядывал на девушку и не приближался более, оставляя ей простой выбор: уйти или остаться.

Отредактировано Брат Дженнитиви (19.12.2010 00:02)

0

3

Мария стояла на балконе и смотрела куда-то вдаль, погруженная в свои мысли. Ей было сегодня довольно скучно: она мало кого знала на балу, да и те не очень-то охотно вступали в разговор. Она ждала этого бала с надеждой, готовилась вместе с Пьереттой с самого утра, а на деле все выходило не так хорошо. Утешало лишь то, что спела она хорошо, почти не нервничая. Отец также не докучал ей своим обществом, лишь изредка поглядывая на то, где находится его любимая дочь. Все равно это было лучше ее обыденной жизни и тем более лучше тех жутких времен, когда она часами напролет каждый день зубрила латынь, занималась танцами, шила, вышивала и каждый день был до боли похож на предыдущий. Теперь же все изменилось, и эти мероприятия были ее маленьким островком свободы. Внезапно она ощутила, что уже не одна находится на балконе. Это был кто-то из гостей, кого она видела впервые и естественно не знала его имени. Она повернулась к нему и приблизилась на шаг. Несмотря на некоторую свою робость, она смотрела ему в глаза, хотя и несколько покраснела он его слов.
— Благодарю вас, сир! Вы очень любезны, но позвольте мне не согласиться с вами. Ваши глаза такие глубокие и живые, что вы не можете быть бесчувственным.

О, как тебе хвалу я воспою,
Когда с тобой одно мы существо?
Нельзя же славить красоту свою,
Нельзя хвалить себя же самого.

Затем-то мы и существуем врозь,
Чтоб оценил я прелесть красоты
И чтоб тебе услышать довелось
Хвалу, которой стоишь только ты.

Верные строки, хвалить себя себя сложно, но и нельзя так ругать. Будьте снисходительны к себе. Позвольте также узнать ваше имя, сир! Прошу простите меня, но вы мне незнакомы.

0

4

Девушка, которую дампир знал лишь по полуправдивым рассказам местных графов и аристократов, с радостью откликнулась на его желание познакомиться. И этому он был, мягко говоря, несколько удивлен. Мужчине до этого момента казалось, что яблочко от яблони в этой знатной семье далеко не падает. Однако его домыслы были неверны. Наследница Эссекса оказалась весьма миловидной и порывистой в общении персоной, а ее взаимное желание сразу же пообщаться, не ломая комедии, и чтение стихов вызвало в бароне на несколько секунд полный ступор.
Широко улыбнувшись, мужчина сделал немного смущенный вид, подняв на нее глаза.
— Глаза — зеркало души, не так ли? Кажется, вы меня раскусили, и я не такой злодей, каким себя представлял. — Дампир бережно взял руку девушки и поцеловал ее в знак приветствия. — Мое имя Жак Уолтер. А вы — Мария Эссекс, дочь Уолтера Эссекса, если не ошибаюсь? О вас слагают мифы.
Отпустив руку девушки, вампир остался стоять на месте. Он вытянулся и расправил плечи, как любил делать при первых знакомствах, и спрятал одну руку за спиной, а другую прижал ближе к животу. Увы, перчаток он не снимал, что могло быть расценено как знак не уважения к даме. Но Жак был уверен, что этому моменту юная леди особого значения не придаст. Во всяком случае этого элементарно хотелось.
— Я не могу быть снисходительным к себе, мадам, увы. Если буду часто прощать себя, то рано или поздно стану мягкотелым и совсем отобьюсь от рук, — дампир вздохнул и несколько наигранно покачал белесой головой, не отрывая взгляда от лица девушки. — С другой стороны, если сам себя не похвалишь, то не похвалит и кто-то другой.
Словно оборвав тяжелую мысль, Жак миловидно и немного сдержанно улыбнулся.
— Скажите, почему вы одна? Где ваш спутник или... вам все скучны?

Отредактировано Брат Дженнитиви (19.12.2010 00:24)

0

5

После того как незнакомец представился, он взял ее руку и поцеловал. Мария понимала, что это один из элементов этикета, но тем не менее она была немного взволнована. Обычно рядом с ней находился либо отец, либо гувернантка, так что подобное не позволялось. Вместе с тем ей было приятно такое обхождение.
— Очень приятно, мистер Уолтер. Вы совершенно правы, я Мария Эссекс, но лишь с одной поправкой. Я по сравнению с этими небожителями, — она указала рукой в зал, где вовсю шел бал. — Боюсь мне не достичь их высот.
Конечно, Мария заметила, что ее собеседник не снимал перчаток, правда, это ее совсем не смущало, ведь у нее самой перчаток не было. Они ей не нравились, но приходилось надевать по настоянию Пьеретты. Когда же девушка оказывалась на балу, то быстро снимала их, где-то оставляла намеренно, а гувернантку убеждала, что где-то забыла.
— Мистер Уолтер, репутацию испортить легко, а вот создать — непосильный труд. Отчего не бойтесь хвалить себя. Хотя... мой совет весьма плохой, я веду себя ровно также как и вы, отчего со мной многие гости не очень охотно беседуют. Да и «спутник» мой Пьеретта куда-то запропастилась. Мария улыбнулась, в ее голове родилась озорная мысль и она, подпрыгнув, села на мраморные перила балкона, подпираемые массивными балясами. Опираясь руками, она похлопала рукой по перилам, приглашая собеседника сесть рядом.
— Хочу вам кое-что рассказать, если вы никому не скажите. Обещаете?

0

6

За все это время Уолтер бросал незаметные взгляды в сторону парадных дверей, которые то принимали, то провожали новый поток гостей. К его сожалению, обещавшего придти сюда уже как час назад, все не было и не было, что не переставало терзать мужчину. Однако, встретив Марию, вампир решил сбросить с себя напряжение от долгого и, как он уже начал думать, бессмысленного ожидания. «Найдет, если что».
— Должно быть вам очень одиноко, миледи. - Больше констатировал, чем предполагал Жак. Обычно дамы, с которыми он любезно обходился, не так очевидно реагировали на его ухаживания в рамках этикета, принимая все как должное. Но Мария... вампиру показалось, что это девушка вышла в светское общество относительно недавно, либо просто предпочитает его избегать. Так или иначе, ассоциаций с избалованной наследницей она не вызывала, даже наоборот, напоминала мужчине простушку, в хорошем смысле этого слова.
— Пьеретта — ваша гувернантка, осмелюсь предположить? — на лице Уолтера появилась заинтересованность. — Скажите, может она не сама «запропастилась»?
Дампир широко и добродушно улыбнулся. Кажется, девушкам, а особенно из знатных семей, порой слишком докучает внимание няньки, из-за чего рождаются авантюрные планы побегов и многие различные способы по устранению излишнего внимания к своей персоне. До поры до времени внимательные и заботливые гувернантки нравятся, но потом либо привыкаешь, либо сильно устаешь.
— Ммм, хотите поделиться секретом? Что ж, я никому не скажу. Обещаю.
Ловко сев рядом с девушкой на перила, дампир слегка нагнулся к ней, демонстрируя свою готовность впитывать информацию. Веселый и простой характер наследницы однозначно ему симпатизировал, отчего Жак был не против ввязаться в одну из авантюрных и слегка детских игрушек. Хотя он прекрасно понимал с кем имеет дело и чем это может обернуться в противном случае.

Отредактировано Брат Дженнитиви (20.12.2010 19:20)

0

7

Мария несколько скептично отнеслась к утверждению Жака, что ей одиноко. Да, вокруг нее не кружилась толпа людей, но она давно научилась развлекать себя сама. Однако она не стала его переубеждать, вдруг он захочет скрасить «ее одиночество», а Марии было жутко интересно, как он будет это делать.
Ее забавляло их общение. Она была похожа на девушку, только подросшую, веселую, озорную, обожающую шалости и игры. Он же казался ей каким-то правильным, в меру строгим, умеющим слушать. При этом ей совершенно не казалось, что по первым двум фразам она поняла его, поэтому она бы хотела узнать о нем побольше.
— Да, вы правы. Пьеретта — моя гувернантка, но во втором вы совсем не правы, — тут девушка чуть надула губки, но затем снова мило улыбнулась. — Сейчас она исчезла по своим делам, хотя не скрою вы отчасти раскусили мой секрет.
Мария чуть придвинулась к Жаку и повернула голову так, чтобы при слабом свете он хорошо увидел бы красный мак в ее волосах. — Вот, взгляните на мой цветок, — продолжила она и указала на него пальчиком. — Моей гувернантке шестьдесят пять лет, у нее склероз и страшная близорукость. Она может узнать меня, лишь если находится не далее трех метров. В обычное время, она следует за мной неотступно, но на балу, она не делает этого, поскольку за мной следит отец. Так вот я специально прошу некоторых друзей прицепить какую-нибудь деталь, как например, этот мак. И если она от меня отстанет, то найдет не скоро, — затем Мария посмотрела собеседнику в глаза с довольно важным видом. — Но помните, что вы обещали мне сохранить это в секрете.

0

8

— Конечно-конечно, я буду нем как рыба. — Вампир в ответ сделал важный вид и слегка улыбнулся. — Но вам не кажется, что заставлять эту пожилую человеческую женщину гоняться за вами да еще и путаться в толпе «красноголовых» — не слишком ли жестокое веселье? Вампир принял чрезвычайно серьезное выражение лица, при котором брови нависли над золотистыми глазами, как тучи над солнцем, и между ними образовалась небольшая складочка. Не мигая, некоторое время мужчина пристально всматривался в оттененное и красиво очерченное лицо девушки, как коршун смотрит на свою добычу. Но через пару мгновений разочарованность легко ушла с его лица, уступая место тому добродушному малому, которым он был раньше.
— Разумеется, за вами смотрит же еще отец. Но я видел, что ему по сути дела не до вас, уж простите. Его так сильно окружили, что буквально и мухе не пробиться, — он пожал плечами и неторопясь слез с перил, оказавшись стоять напротив милой девушки.
— Но я вас понимаю, сам грешил подобными шутками, — мужчина дерзко улыбнулся и аккуратно взял Марию за руку. — Скажите, о благородная птица, сегодняшним вечером мы еще услышим ваше дивное и чарующее пение?

0

9

— Но вам не кажется, что заставлять эту пожилую человеческую женщину гоняться за вами да еще и путаться в толпе «красноголовых» — не слишком ли жестокое веселье?
Едва Мария услышала ответ собеседника, как тут же развернулась на девяносто градусов и обижено надула губки. То ее учит отец, то гувернантка, а теперь еще и новый знакомый решил учить уму-разуму. Знал бы он как ей не легко в обычные дни. А если есть хоть какая-то возможность разнообразить свою жизнь, то Мария не применит ею воспользоваться. Девушка не смотрела на собеседника, но улавливала его чувства. Они вводили ее в заблуждение, а она даже не смела посмотреть на него. Правда, после того, как он признался, что тоже грешил подобным, она улыбнулась и повернулась в его сторону. Все же в этот раз она нашла того, кому можно доверить секреты. Он поймет ее. Затем он слез с перил и оказался перед нем. После взял ее за руку и спросил, не споет ли Мария еще на балу. Девушка хотела несколько повредничать, но не как высокомерная вампиресса, а как ребенок, которые усваивает азы торговли и хочет делать что-то не просто так, а с целью получить какую-нибудь награду.
— Мне не хочется вас огорчать, но на балу я больше не спою. Однако я могу спеть лично вам при одном лишь условии, — в ее глазах загорелся огонь, а маленький пальчик правой руки поднялся до уровня головы. — Сначала вы удостоите меня танцем. Но только не в зале, а именно здесь, поскольку там уж очень много любопытных глаз, а я не переношу настолько пристального внимания. Итак, вы согласны на мое предложение?

0

10

Детские уловки в форме «я вам, а вы — мне» в исполнении девушки забавляли юстициара. За такую наивность в глазах и легкий характер сделаешь все что угодно.
Заслышав о танце, дампир принял очень удивленный вид. Однако упрямиться Уолтер не стал, уж очень это надоело ему за последние дни: все время что-то кому-то доказывать, твердо отстаивать позицию и убеждать. Нет. Танец — это искусство. А искусство полностью субъективно, даже несмотря на казалось бы устоявшиеся каноны. Так что тут и спорить было не о чем. — Вы серьезно? — свободной рукой Жак дотронулся до груди, показывая свои глубочайшие чувства. — Ну что ж, я не буду сопротивляться, миледи. Танцевать так танцевать!
К слову сказать, двигался в танце мужчина если не идеально, то просто хорошо, не отягощая даму резким «вождением». Правда сейчас о годности своих навыков мужчина думать не хотел — в непредвиденной ситуации тело само подскажет как лучше.
Вдруг зал как по команде затих. Музыканты бережно склонились над инструментами, прокашлялись, размяли пальцы и вновь заиграли. Помещение наполнила легкая и воздушная музыка с четким и достаточно простым ритмом «раз-два-три, раз-два-три». Несомненно, это был знаменитый вальс, но в исполнении местных музыкантов почему-то звучавший как-то по-новому, более легко и свободно, чем обычно. Кашлянув, мужчина достаточно близко приблизился к девушке и, подхватив ее за талию, аккуратно снял с перил и поставил перед собой. Не слишком ли фамильярно для первой встречи? «Почему бы и нет».
— Вот и музыка подоспела.
С этими словами Жак не торопясь приблизился к наследнице Эссексов, бережно подхватывая ее чуть выше талии и протягивая девушке руку.
Музыка лилась неспешно, словно облако плывя по спокойному и чистому небу.

Отредактировано Брат Дженнитиви (23.12.2010 08:59)

0

11

— Неужели я не могу казаться хотя бы на минуточку серьезной?! — бойко возразила Мария. Девушка была готова закружиться под музыку в любой момент, поэтому сидела в ожидании. Она был уверена в согласии собеседника, хотя стоит признаться, что тут она очередной раз воспользовалась своей чудесной способностью узнавать чувства других людей и поняла, что собеседник легко согласиться. Он вел себя так тактично и так непринужденно, что Мария была уверена в его танцевальных способностях. К тому же двигался он плавно и гармонично. Тут он приблизился к ней довольно близко, обхватил за талию и снял с перил. Сердце девушки сжалось и быстро забилось. Такого поворота событий она несколько не ожидала и широко открыла глаза. Но послышалась музыка из зала, партнер по танцу, бережно подхватил ее и подал руку. Мария расслабилась и улыбнулась, посмотрев ему прямо в глаза. Она вложила свою правую руку в его левую, а левую положила ему на плечо. Тут ее одолел минутный страх. Она всегда была уверена в своих способностях танцевать, но сейчас ее несколько мучил страх. Она забавлялась, вела себя как ребенок, а Жак охотно играл в ее игры. Многих это весьма раздражала, а его казалось ничуть. Меж тем, отбросив все сомнения, она расслабилась и решила довериться Жаку.
— Согласна, — ответила Мария, готовясь танцевать под нее. И хотя в танце не всегда удавалось поговорить, она все же решилась спросить. — Господин Уолтер, все же не совсем честно то, что вы обо мне знаете больше, чем я о вас. Расскажите, откуда вы, чем занимаетесь?

0

12

Услышав восклицание Марии по поводу ее серьезности, дампир снисходительно улыбнулся.
— Позвольте узнать, зачем вам хочется казаться серьезной? — на лице мужчины промелькнуло довольно странное выражение, которое совмещало в себе и упрек даме, и одновременное восхищение. — Вы такая, какая есть. Если не получается быть серьезной и наводить на окружающих тоску, то будьте собой. Право слово, просто будьте жизнерадостны всегда, как и сейчас.
Видя, как девушка смущена и взволнована, Жак решил не слишком прижимать ее к себе, чтобы не заставлять ее лицо наливаться милым румянцем еще сильнее. Чуть приблизившись к наследнице Эссексов и выждав вступление, Уолтер начал танец. Он легким движением корпуса повел даму за собой, плавно и вальяжно перемещаясь по всему пространству балкона. Со стороны наверняка могло показаться, что это два лебедя кружат по глади тихого озера под естественные и прекрасные звуки вечерней природы.
— Вы хотите прервать наш танец разговором? Что ж, будь по вашему. — Дампир продолжал двигаться в такт музыке, стараясь не мелькать перед входом в зал. — Моя родина — Дракенфурт. Я там родился, рос, учился, познавал жизнь. — Жак сделал паузу, легко отходя от девушки и предлагая ей покружиться вокруг его руки, после чего вновь приблизился к ней и приобнял. — Сейчас я состою на государственной службе, исполняю роль блюстителя порядка. И благодаря этому привык к различным командировкам по нашим необъятным и многочисленным княжествам и государствам. Не сказать, что я всем доволен, но большинство нынешних вещей меня устраивает.
Выждав своеобразный музыкальный порог, при котором музыка звучит чуть интенсивнее и быстрее, мужчина сильнее прижал к себе русоволосую девушку, после чего сделал несколько быстрых и стремительных кружений, при этом стараясь не слишком утомлять даму. Окончив своеобразный пируэт, дампир вновь повел миледи в обычном размеренном темпе.
— Разумеется, что информация о вас, наследнице Эссексов, больше гуляет среди светского общества, нежели неубедительные и малочисленные сплетни о каком-то Жаке Уолтере, который на балах бывает только тогда, когда разливаются реки или начинаются тайфуны. — Разумеется, последняя фраза была шутливой, хотя и несла в себе долю правды. Появление дампира на балах в большинстве случаев ознаменовалось каким-то делом, как сейчас. Но если дела не шли, мужчина не отказывал себе в удовольствии развлечься, особенно в хорошей и симпатичной компании.

Отредактировано Брат Дженнитиви (24.12.2010 18:40)

0

13

Мария уже хотела было возразить, что она взрослая и может вполне быть серьезной, но не хотела врать. В душе ей все еще хотелось оставаться маленьким ребенком, которому многое разрешено, о котором заботятся, постоянно затевать всякие игры. При этом сейчас она недолго вела себя как взрослая, кружилась в танце с мужчиной и в ее душу прокралась мысль: может я бессмысленно пытаюсь вернуть то, что уже не вернешь? Может я уже не могу вести себя так и никогда не смогу? Но нет, сейчас думать об этом девушке было тяжело. Музыка пленила, а с каждым ответом ее интерес к Жаку подогревался. Он действительно был прекрасным партнером, как оно и предполагала и к тому же словоохотлив. Говорил много, однако по чуть-чуть из каждой области. В итоге картина складывалась достаточно смазанная. Такое можно было бы сказать про многих, но Мария боялась выпытывать из него более подробную информацию. «Он что-то тщательно скрывает, просто так не расскажет, а если и расскажет, то меня могут ждать неприятности,» — думала она над его ответом, подбирая следующий вопрос как можно тщательнее.
— И что же это за служба такая? — спросила она жеманно. — Опасных преступников ловите или девушек из беды спасаете?
Игривое настроение понемногу спадало, его объятия быстро перестали вызывать в ней волнение, хотя она оставалась несколько настороженной. Все же он был взрослым мужчиной, хоть и довольно приятным. Однако он был ей мало знаком, да и последняя его фраза про слухи не могла не встревожить. Мало ли что ему наговорили, но Мария собиралась это выяснить при первой же возможности

0

14

— Приходится делать все, что прикажут, — приветливая улыбка дампира тут же приобрела слегка таинственное очертание. — Как вы верно подметили, в мою должность входит и «спасение девушек», если они оказываются не в том месте и не в нужное время. А поимка преступников тоже присутствует, и, к слову сказать, является почти основной частью работы. — Жак сделал паузу. Он не знал, стоило ли рассказывать девушке все о своей работе, тем более, учитывая их недавнее и несколько вынужденное знакомство.
Музыка продолжала литься из инструментов так же непринужденно, как стекает ручей по слегка горному склону. Множество разодетых в шикарные платья дам кружились, подхваченные своими статными и напомаженными кавалерами. Танцующие с определенной четкостью и упорядоченностью скользили по начищенному паркету в зале, от чего создавалось ощущение идеальной отрепетированности их слаженных действий.
Сбавляя темп, мужчина вновь повел девушку по краю обширного балкона. Музыка начала постепенно сходить на нет. Фортепиано звучало все тише и умеренее, скрипка и вовсе замолчала. Наступило молчание, почти сразу же сменившееся прежним гулом довольных и радостных голосов приглашенных. Жак остановил вальсирование немного дальше того места, откуда оно началось и, прежде чем отпустить даму, неторопливо склонился к ее ушку и отчетливо прошептал:
— Я юстициар.
Аккуратно выпустив из объятий прелестницу, мужчина облокотился спиной о перила балкона и застыл с неизменной улыбкой на лице. Казалось, он ожидал реакции Марии и почти на сто процентов был уверен, что такая воспитанная девушка не уделит его должности слишком восторженных возгласов.
— Помните про свое обещание? — мужчина остановил взгляд на глазах и губах девушки, после чего перевел взгляд в пустоту. — Вы обещали песню.

Отредактировано Брат Дженнитиви (27.12.2010 22:09)

0

15

— Ох, какая у вас непростая профессия! — неожиданно громко для себя воскликнула Мария. Ей становился все интереснее ее собеседник. Он много где бывал, о многом может рассказать. Прямо ходячая энциклопедия.
Тут музыка начала постепенно стихать и танец подходил к концу, а, следовательно, подходила и пора Марии выполнить данное обещание. Петь она любила, но сейчас этого не очень хотелось, отчего она хотела бы как-нибудь не выполнять свое обещание. Однако подозреваю, что Жак может оказаться весьма настойчивым, она решила не ломать комедию. Мария встала перед ним, закрыла глаза, чтобы сосредоточиться и, открыв их, запела:

Песнь моя летит с мольбою
Тихо в час ночной.
В рощу легкою стопою
Ты приди, друг мой.
При луне шумят уныло
Листья в поздний час,
И никто, о друг мой милый,
Не услышит нас.
Слышишь, в роще зазвучали
Песни соловья,
Звуки их полны печали,
Молят за меня.
В них понятно всё томленье,
Вся тоска любви,
И наводят умиленье
На душу они.
Дай же доступ их призванью
Ты душе своей
И на тайное свиданье
Ты приди скорей!

Она пела пронзительно и искренне, что пару слезинок скатились по ее щекам. При пении она помогала себе жестикуляцией. Мария то скрещивала пальцы у груди, то простирала их в сторону Жака. С последними словами она улыбнулась, изобразила легкий поклон, а когда закончила петь, то подошла к собеседнику и спросила:
— Скажите честно, вам понравилось?

0

16

Мужчина продолжал стоять у перил балкона, слегка наклонив вправо голову, и умиленно следил за всеми телодвижениями юной вампирессы. Песню, которую она исполняла своим сильным и одновременно нежным голосом, дампиру уже доводилось слышать пару лет назад. Тогда она звучала в исполнении одной неказистой на вид певички из портового кабаре, куда Жака занесло вместе с товарищами после тяжелого задания. Тогда им было весело, в самом деле, разве может обладать какими-то выдающимися талантами такая ужасная персона? Но, устроившись за стойкой, они зачарованно следили за ранее скрытой грацией исполнительницы и весьма необыкновенной для неё манерой пения. О, как они были ей взволнованы! Молодые сердца при звуке этого волшебного голоса сжимались в комок, отдавая необъяснимой тяжестью в груди.
Сейчас Уолтер испытывал нечто похожее, но менее обостренно. Когда девушка закончила петь, дампир в знак признания поклонился ей, плавно поведя рукой в сторону.
— Не хочу огорчать вас, но ваше пение было просто ужасно... ужасно божественно, — на его лице застыла хитрая и одобряющая улыбка. — Скажите, миледи, неужели ваше пение будет радостью лишь для всех этих... аристократиков? Не хотели бы вы посвятить себя более благодарным слушателям? Но тут же, словно опомнившись, мужчина шлепнул себя по лбу.
— Ах, простите, миледи, это ведь может быть не достойным вас, тем более ваш отец вряд ли допустит подобного...
Улыбка медленно исчезла с лица мужчины, уступив место легкой задумчивости. Казалось, что вселенская печаль вселилась в его тщедушное тельце, вытеснив своим могучим существом остатки положительных эмоций.
— Скажите, госпожа, — дампир сделал небольшую паузу, подняв на вампирессу свои пронзительно-ореховые глаза, — не хотели бы вы уйти с бала на некоторое время? Быть может, чтобы прогуляться в саду?
Несмотря на складывающиеся обстоятельства, о своем главном деле дампир продолжал помнить, хоть уже и не надеялся встретить нужного ему человека. Хотя была малая вероятность того, этот оболтус ждет его в саду или просто не смог попасть на бал? Вот дурачье.

0

17

Мария замерла в ожидании критики, как дети ждут похвалы. Услышав фразу «ужасно», ее охватила тревога, она широко открыла глаза, чувствуя, что ей не хватает воздуха. Благо господин Уолтер поправился, отчего она глубоко выдохнула от облегчения.
— Ох, господин Уолтер, ну и шутки у вас, — она мило улыбнулась ему, пытаясь отдышаться. Все же не только волнение, но и само пение капитально сбивает дыхание. — Но я вас безмерно благодарна за ваше внимание и за добрые слова. Однако я и вправду дарю свой голос лишь ограниченным кругам. Голос это своего рода драгоценность. Его надо беречь и ухаживать за ним.
Мария очень любила петь, однако пела чаще под вдохновения. Без него это был лишь голос, а чтобы песня звучала, надо добавить чувств, отдаться музыке, любить ее. Сейчас ей хотелось петь, поэтому она и спела. Пела от себя, пела от души, пытаясь передаться в песни свои эмоции. Меж тем Жак несколько призадумался и Марии показалось, что он немного загрустил. Она на пару секунд прищурила глаза и взяла Жака за руки.
— Пойдем-те! — озорливо воскликнула она и потянула его в сад. Она понимала, что он и выше и сильнее ее и она даже не пыталась силой сдвинуть его с места, а как бы просто тянула за собой. — Мы на балу, а кто же на балу грустит?! К тому же вы очень бледны и вам не помешает свежий воздух.
Последнюю фразу она сказала с долей иронии. Вампиры и все в чьих жилах течет их кровь сами по себе бледные, а, следовательно, понятие бледность для них довольно расплывчато. Ну должна же она была тоже показать хотя бы частичку своего чувства юмора.

Отредактировано Мария Эссекс (01.01.2011 19:07)

0

18

Жак невольно растянул губы в улыбке, услышав ответную реакцию девушки на его «подшучивание».
— Уж извините, какой есть, — не скрывая удовольствия в глазах, произнес он, ощущая тепло и гладкость ладоней Марии.
От девушки исходил весьма вкусный, как показалось дампиру, цветочный аромат, который навевал на него ряд приятных ассоциаций, которые подогревали в нем больший интерес к этой милой и очаровательной особе. Потянувшись вслед за ней, мужчина не упустил возможности еще раз оценить ее внешние данные и, по-доброму улыбнувшись, вдруг прибавил скорости, подхватил Марию за талию, чмокнув ее в розоватую щечку.
— Спасибо за ваше ангельское пение и компанию, миледи. Вы просто замечательны.
Дампир не спешил отпускать руку девушки, однако держал ее так непринужденно, что при первом же желании освободиться, Мария сделала бы это без малейших проблем. Да и Уолтер был уверен, что наследница Эссексов не против этого. С балкона на ухоженную галечную дорожку, ознаменовавшую собой начало сада, вела вмещающая двоих неприметная лестница, не выбивающая из общего архитектурного стиля. По бокам тропинки красовались недавно подстриженные фигуры из кустарника и лозы, представлявшие собой мифических животных. В композиции не обошлось и без единорога, означающего чистоту мыслей и намерений. Увидев это сказочное существо, Жак невольно улыбнулся. «Как кстати».

Отредактировано Брат Дженнитиви (01.01.2011 02:06)

0

19

Жак вовсе и не сопротивлялся Марии, охотно последовал за ней, хотя его объятие и поцелуй заставили ее щеки за секунды покраснеть до цвета полевых магов. Это было неожиданно, но между тем приятно. Однако Мария представила, чтобы случилось, если бы это увидел ее отец. Хорошо бы это не закончилось, но ведь его здесь не было, а как любой шкодный ребенок, девушка любила заниматься тем, чем заблагорассудится в отсутствие надзора. Она застенчиво отвела взор, а затем украдкой взглянула на Жака.
«И почему Пьеретта говорит, будто они лишены чувств? По-моему, они такие же как и мы, ну или по крайней мере он».
— Благодарю, милорд! — ответила девушка, сжав его руку. — Вы чересчур добры ко мне.
Меж тем они переместились с балкона в парк. Вечер выдался поистине сказочным. Уже смеркалось и при свете фонарей все привычное сильно изменялось. Дул свежий ветерок, который будто придавал сил Марии и, завидев фонтан, она потянула Жака за руку к нему, замышляя в голове новую шалость. Добравшись до него, она отпустила его руку и присела у края, опустив кисть в воду, еще не успевшую остыть. Ощутив приятный холодок, пробежавший по руке, она опустила вторую руку, зачерпнула немного воды и брызнула на своего спутника. Ход был несколько неожиданным. Однако те, кто хорошо знал Марию не могли предсказать ее поступков более чем на пять минут. Правда, все же они были довольно безобидными и вызваны желанием заставить окружающих улыбнуться, но Мария была девушкой, которая сначала что-то делает, а потом уже думает о последствиях.

0

20

Лучший способ избавиться от искушения — поддаться ему. Под таким девизом Жак вел большинство своих личных дел последние несколько лет, чем коренным образом отличался от устоявшегося образа юстициара: неподвластного эмоциям, с каменным сердцем и стальными нервами. Однако Уолтер не всегда был ветреным. Дампир жил по канонам и кодексу ордена, стараясь полностью соответствовать принятому образу всемогущего юстициара. Но после «щелчка» в голове и некоторых событий, повлиявших на него не с лучшей стороны, стиль его жизни коренным образом изменился. Мужчина стал подвластен искушению. Он жил им, дышал и существовал все свое свободное время. А устаканившаяся и размеренная жизнь порой слишком напрягала его. Дампиру часто не хватало авантюр и выброса в кровь очередной порции адреналина.
И вот они уже у фонтана, бурлящая вода которого умиротворяла. При свете зажигающихся фонарей местность выглядела совсем иначе, нежели при дневном освещении. Все находившиеся поблизости фигуры приобретали совсем иное очертание, заставляя сердце сжиматься в комок от исходящей от них таинственности и неизведанности. Казалось, стоит сделать шаг в сторону, как ближайшая фигура грифона оживет и, схватив неосторожного гостя острыми когтями, унесет в свое гнездо. Как только Мария добралась до мраморного края фонтана, Жак сразу же почувствовал вновь затрепетавшее в ней озорство, так и рвавшееся на волю. И правда, наследница не заставила себя ждать: спустя несколько мгновений мужчина был орошен прохладной водой. Улыбнувшись, мужчина молча смахнул с лица стекающие капли воды, успевшие намочить ворот его рубашки. Но оставаться равнодушным Уолтер не собирался. Не скрывая своих намерений, он рысцой подбежал к девушке и, набрав в ладонь воды, немного плеснул на нее, определенно никуда не целясь.
— Негодница, — с двояким смыслом произнес дампир, не снимая улыбку с лица.

Отредактировано Брат Дженнитиви (02.01.2011 01:00)

0

21

Дерзкая шутка Марии удалась и лишь едва она повернулась спиной к спутнику, как почувствовала прохладную воду, стекающую по ее шее, капающую с волос. Жак недолго оставался в накладе и тут же обрызгал девушку. Мария воскликнула от неожиданности. Она и не могла предположить, что он захочет поиграть в ее игру. «Ах, так!» — подумала Мария и еще раз погрузила руки в фонтан, снова обрызгивая Жака, сопровождая данные действия озорным смехом.
— Негодница? — отчасти возмущенно, отчасти удивленно ответила она. — Тогда вы, господин Уолтер, негодник.
Так она обрызгала его еще пару раз, а потом решила все же прекратить свою затею. Так веселиться можно было бы сколько угодно, да вот за растрепанный вид, да намокшие одежду и волосы, ее могут строго наказать. Она достала платок, который, несмотря на все злоключения, остался сухим и, подойдя к Жаку, помогла вытереть лицо от воды.
— Простите меня, господин Уолтер, — начала она виноватым тоном. — Боюсь, мои игры не очень приличны в обществе, но лишь я выхожу на улицу, чувствую дыхание ветра, слышу запахи цветущий розы и так хочется жить! Хочется успеть все и уловить каждый момент.
Когда она говорила эти слова, в ее глазах горели огни радости и восторга. Она радовалась всему, улыбалась всем, светилась от счастья как маленькое солнышко. Ее одолевало море чувств, порой сложных, труднообъяснимых, но, тем не менее, столь же прекрасных как и все вокруг. Она хотела поделиться этими чувствами с ним, чтобы он тоже пережил эту бурю эмоций или хотя бы просто улыбнулся в ответ.

0

22

Убегать от воды было бессмысленно, но Жак сделал несколько попыток к отступлению, пытаясь загораживаться между перебежками руками. Мужчина позволил девушке как следует позабавиться, разрешив намочить свой костюм, который, набрав достаточно влаги, начинал липнуть к телу. Больше Уолтер не делал попыток прорваться к фонтану, упустив множество ключевых моментов, которые бы вывели его на равные с озорницей. Когда атака прекратилась, дампир медленно, убеждаясь, что больше попыток покуситься на сухие участки тела не будет, опустил руки и снял изрядно вымокший пиджак, оставшись в рубашке и штанах, которые, словом, имели не лучший вид.
— Гляжу, вам понравилось, миледи? — протянул Жак, подставляя лицо для промоканий и прищуривая глаза. Его взгляд остановился на струйках воды, неспешно бегущих с русых волос Марии. — Вы такая чудная, словно большой ребенок, который не ищет приключений, а которого приключения находят сами. Не извиняйтесь, это же было и вправду забавно.
Уолтер протянул ладонь, по-прежнему облаченную в мокрую перчатку, к пряди волос девушки и аккуратно сжал ее. — Я получу компенсацию за ваше удовольствие? — бровь дампира игриво поползла вверх.
Озорное настроение девушки передалось и юстициару. Сейчас он ощущал прилив бодрости и как будто бы вернулся в прошлые времена, когда все было проще... да и не требовало объяснений. Поэтому дампир не скупился на эмоции и улыбался так, как требовала того душа и обстановка.

Отредактировано Брат Дженнитиви (02.01.2011 01:52)

0

23

Шутка удалась и это должно было обрадовать Марию, но Жак изрядно промок, отчего ей было его жалко. Озорство озорством, а в мокрой одежде пребывать не очень приятно. Он же и не подавал виду или она просто ошибалась, одним словом, все складывалось благоприятно.
— Понравилось, господин Уолтер, — ответила она с упрямой интонацией. — Но я не ребенок, а уже взрослая. Взрослые тоже могут веселиться и... — она сделала небольшую паузу, остановившись на несколько секунд, а потом продолжив, — и спасибо вам, за то, что не отказались принять участие в игре.
Едва она успела вытереть его лицо, как почувствовала, что он взял в руку в руку ее прядь волос. Тут она заметила, что он выплескивал на нее воду не снимая перчаток. Мария дико удивилась и решила помочь. Она взяла его ладно и сказала:
— Господин Уолтер, вы же испортите свои перчатки, — она попыталась снять их, но лишь слегка приподнял перчатки, как увидела шрамы на руках. Мария округлила глаза не от испуга, а от ужаса того, что посягнула на чужую тайну. Сперва следовало бы спросить, она же решила сделать все сама и вот какой вышел конфуз. Девушка посмотрела в его лаза несколько виновато и спросила. — Вы позволите, господин Уолтер?
Она боялась, что он может рассердиться на нее за этот поступок и она испортит все хорошее впечатление о себе. Не зря он что-то скрывает. В этот момент она даже была как никогда серьезна, без игривой улыбки и без веселых шуток, понимая всю их неуместность.

0

24

— Я и не мог вам отказать, — деловито отозвался дампир, изображая на лице напускное принуждение. Разумеется, он был не против игры. — Однако должен признать, мне тоже было с вами весело.
Уолтер бережно отжал прядь волос Марии и хотел было опустить руку, как девушка принялась стягивать с него сильно вымокшие перчатки, беспокоясь об их сохранности. Если бы певунья в это время заглянула в его ореховые глаза, то увидела бы в них бурю смешанных эмоций, изображавших и вселенский гнев, и недовольство, и удивление. Последнее чувство, подкрепляемое изрядным самобичеванием, играло в нем дольше всех. Мужчина, пока не стало слишком поздно, предпринял попытку освободить руку, но любознательная Мария уже добралась до самого интересного, до розоватых разнокалиберных шрамов, будто хаотично разбросанных по тыльной стороне ладони дампира. Выругавшись про себя, Жак глубоко вздохнул и поначалу несколько укоризненно смотрел на опешившую девушку. Но вскоре его холодный и прожигающий взгляд сменился на более мягкий и приемлемый. Так, наверное, учитель смотрит на нашкодившего ученика.
— Нет, вы все-таки такой еще ребенок, — произнес он, усмехнувшись и оголив не длинные клыки.
Еще раз вздохнув, мужчина заглянул в изумрудные глаза девушки и, словно немного подумав, спокойно произнес:
— Продолжайте... если вам не противно.

Отредактировано Брат Дженнитиви (02.01.2011 19:16)

0

25

— Что вы?! — воскликнула она. — Мне нисколько не противно. Мне жаль вас, я понимаю какая эта боль для вас и... я... не хотела.
Она сняла с него перчатку и перевернула руку тыльной стороной ладони вверх. Она смотрела на нее, проводя рукой по шрамам и будто ощущала ту же боль, что и он, когда получил эти шрамы. Мария смотрела на ладонь, боясь поднять глаза. Она боялась увидеть укор в его взгляде, гнев, боялась, что он увидит, как ее глаза наливаются слезами. Мария никогда не позволяла себе плакать при других, не хотела казаться слабой. Она считала, что другие должны видеть лишь ее радость и улыбку, а слезы разрешены в одиночестве.
Сейчас же она не могла сдержать свои эмоции. Было больно, обидно. Девушка мысленно ругала себя, повторяла, что нельзя было быть такой глупой и беспечной. Сейчас она была для себя гораздо более строгим судьей, чем ее собеседник, не пытаясь ни капли оправдать себя.
— Конечно, вы можете получить компенсацию, просите, — ответила она дрожащим голосом, все еще сжимая его руку и не поднимая головы. Возможно чуть раньше она бы и не стала так опрометчиво бросать словами, ведь она не указала рамки дозволенного, а вера в людей ее была безгранична. Но ситуация немного изменилась и ее сознание заботило другое. Она загладить свою вину и была готова на все. И самое странное, что он действительно был прав. Мария была еще совсем ребенком: наивной, чуть глуповатой, беззаботно веселой и с переменчивым настроением. Правда, как и любой ребенок знала, что за многими приятными шалостями может скрываться совсем неприятное наказание.

0

26

— Не жалейте такого как я, Мария, не стоит. Жалость мне уже не поможет, — ровным и несколько хладнокровным голосом произнес дампир, не отрывая пристального взгляда от девушки.
Но вскоре ему стало не по себе оттого, что он заставил ее почувствовать. О впечатлительности девушки Жак раньше не слишком задумывался и, по-видимому, зря. Зная, чем все это обернется, мужчина наверняка бы поступил иначе, выставил бы все в свете шутки либо просто внезапно и умело прервал их знакомство, сославшись на неотложные дела. Но сейчас было поздно размышлять об этом. Видя, как Мария наполняется болью и жалостью, дампир на мгновение опустил глаза и вздохнул. Знала бы она, из-за какого подлеца готова заплакать...
Мужчина бережно высвободил свою руку из цепких ладоней взволнованной Марии. Ощутив неприятный комок в горле, дампир даже на мгновение отвернулся от нее.
— Не рассматривайте шрамы так пристально, не нужно, — сказал он будто в пустоту, но, пересилив себя, вновь посмотрел на девушку. — Просто постарайтесь забыть о них, обещаете? — мужчина постарался улыбнуться, но в силу сложившейся ситуации у него это получилось не весьма умело.
Печально взглянув на девушку, он, медленно к ней приблизившись, осторожно заключил ее лицо в свои ладони и большими пальцами смахнул навернувшиеся на ее изумительных глазах слезы. Правдивые слезы ребенка и женщины — это две вещи, которые быстрее всего способны вывести из равновесия даже самого стойкого и крепкого мужчину. Даже Жака, постепенно начавшего ощущать за собой вину, об уместности которой задумывался все меньше и меньше.
Услышав слова Марии о компенсации, сказанные так не во время, дампир опустил взгляд. Зачем он это вообще ляпнул?
— Перестаньте извиняться, миледи. Ради святой Розы, хватит. Вы же не сделали ничего непростительного. Просто ошиблись, хотя... это даже ошибкой назвать нельзя.
Чуть нагнувшись, дампир легко поцеловал горячий лоб девушки и попытался улыбнуться.

Отредактировано Брат Дженнитиви (02.01.2011 20:13)

0

27

— Обещаю, — еле слышно ответила она. — Обещаю, но умоляю, не считайте мою жалость к вам плодом гордыни. Я всего лишь хочу вам помочь, искренне желаю добра и думаю, что вы хороший. Вы прячете эти шрамы, как прячете свою боль, но это не поможет вам избавиться от нее.
Она прикрыла глаза и положила свои руки поверх его. Девушка хотела заставить его чувствовать радость, спокойствие, удовлетворение. Она редко прибегала к этому, но сейчас ей казалось это необходимым. Мария внушала и себе, что она должна успокоиться, сосредоточиться. Мария так до сих пор не могла понять, почему многие понимаю жалость со стороны Марии так превратно? Вроде бы она ничего дурного не хочет, но многие считают личным позором, когда вызывают жалость. А ей было в такие моменты обидно. Попытавшись скрыть свою грусть, она открыла глаза и улыбнулась.
— Давайте забудем и поговорим о чем-нибудь более хорошем. — Она уже не плакала, успокоилась и на ее щеках снова появился румянец. Мария надеялась, что вернула своему собеседнику хорошее выражение, хотя бы ненадолго. — Например, скажите, есть ли у вас какая-нибудь большая, можно сказать сокровенная мечта?
Меж тем Мария отдала ему перчатку, чтобы как можно быстрее забыть об этой ситуации и больше не возвращаться. Она тайно надеялась, что они увидятся еще раз, а он не убежит через пять минут, как черт от ладана. Сказать по правде у нее совсем не было друзей, а ей очень хотелось ими обзавестись. Чтобы был кто-то, с кем она может честно поговорить, поделиться печалью, рассказать секрет. Ей казалось, что Жак мог бы им стать, если конечно он сам согласиться. Могло быть, что ему как раз друзья ни к чему, а может и вовсе мешают.

0

28

Жак Уолтер утвердительно кивнул на просьбу девушки и облегченно вздохнул.
— Я понимаю суть ваших благих намерений, честно. Но старые шрамы не всегда болят, миледи, — двояко парировал юстициар, осознавая, что ситуация разрядилась. — А мои и подавно ныть перестали, не волнуйтесь. — Словно опомнившись, дампир поспешил вежливо добавить, — Ваше платье, миледи, надеюсь, не слишком промокло?
Мужчины всегда более остро негодуют на проявленную к ним заботу или жалость, какой бы добрый оттенок она не несла и какой бы уместной не была. Бродя в ночное время суток по затихшему городу или оставаясь наедине с трубкой и стаканом в поместье, Жак нередко вел размышления по данному вопрос и всегда приходил к противоречиям. С одной стороны, жалеть за совершенные кем-то ошибки — неправильно, но с другой стороны, жалость — это крайняя степень сострадания, которое весьма эфирно, но сопряжено с любовью... Но мужчина эти два понятия никогда не ставил на одну полку, все-таки его сердце чувствовало в одном из этих слов иронию и скрытый подвох, которым окружающие, ничего не подозревая, травят оступившихся собратьев. Все-таки, по мнению Жака, жалость размягчает личность, какие бы благие намерения она не несла. Предложение девушки сменить тему было весьма кстати. Приняв многострадальную перчатку и натянув ее на руку, дампир несколько раз попеременно сжимал и разжимал кулаки, добиваясь полной капитуляции воды. И это почти что ему удалось. Тонкая телячья кожа, из которые были сделаны перчатки, летом высохнет гораздо быстрее, чем в любое время года, так что Уолтер не волновался за их сохранность.
— Благодарю, — широко улыбнулся Жак, напоследок заглядывая в лицо Марии и убеждаясь, что больше неожиданностей не предвидится. — Мечта? Вы меня застали врасплох, — по-прежнему игриво продолжил беседу Уолтер, будто бы никакого конфуза и не было. — Дело в том, что я решительно не знаю, чего хочу. Зато могу определенно сказать, чего не хочу. Ведь в жизни возможны только две трагедии: первая — получить то, о чем мечтаешь, вторая — не получить. Даже не знаю, что из этого меньшее зло. Что, к примеру, будете делать вы, когда ваши сокровенные желания сбудутся? Искать новые, на мой взгляд, слишком утомительно. Но другое дело, если у вас все разложено по полочкам.
Переглянувшись с Марией, дампир жестом предложил ей продолжить прогулку по саду. Разумеется, если она не против.
— Ну а что касается вас, дорогая Мария? Какую мечту преследуете вы?
Мужчина повесил на руку аккуратно сложенный чуть подсохший пиджак и медленным прогулочным шагом побрел от фонтана вниз по дорожке, гравий которой приятно проседал под ногами и отзывался приветливым похрустыванием.
— Миледи, надеюсь, будет не против, если я закурю? — скорее это был больше риторический вопрос, но, выждав определенную паузу и с мольбой в глазах посмотрев на девушку, он потянулся к своему пиджаку.
Тем временем дампир достал из кармана средних замеров курительную трубку, искусно вырезанную из вереска, которая, к великому его счастью, от водной осады не пострадала. Чаша трубки, напоминавшая по форме медвежью голову (что тоже не мало говорило о пристрастиях Жака), была сравнительно маленькой, указывающей на предпочтение хозяина курить медленно тлеющий табак. Немного погодя, мужчина выудил оттуда же коробок с табаком и насыпал его в чашу трубки. Бережно отряхнув прилипшие к перчаткам листики в коробочку, дампир сунул его обратно в карман и, раздобыв где-то спичку, поджег табак. Через пару мгновений окружающий его воздух наполнился приятным душистым фруктовым ароматом. — Каждый мужчина должен чем-то заниматься, хотя бы курением трубки, а то, глядишь, и бездельников со временем меньше станет...

Отредактировано Брат Дженнитиви (03.01.2011 01:37)

0

29

Проблема все быстрее спадала на нет и «среди тяжелых мрачных туч на небе проблеснул свет». Мария выслушала тираду Жака по поводу мечты, картинно нахмурила брови и тут же выдала свою версию.
— Я люблю, когда мечта сбывается. Сердцу становится спокойнее, но и вы можете достигнуть своего счастья. Смотрите, если вы мечта сбудется, вы получите то, что хотите, а потом быстро потеряете, то у вас резон заполучить это снова. Вроде бы и цель придумывать не надо, с другой стороны есть куда стремиться. — Она ненадолго призадумалась, чтобы привести пример. — Это как с врагом. Исчезает один враг, появляется новый и снова вы с ним боретесь.
После ее ответа Жак попросил разрешения закурить на что Мария лишь равнодушно поджала плечами. Не сказать, чтобы она это одобряла, но и запрещать не хотела. Если ему хочется, она не будет возражать.
Следом последовал вопрос о ее мечте. Ответ она сформулировать четко не могла, но кое-какой набросок у нее был. Впереди показалась каменная скамья и Мария нацелилась на нее.
— Моя мечта вам покажется глупой. Я хочу провести день или ночь в бурных танцах, в веселье, разговорах, ощутить все веселье в полной мере, — тут она прибавила шагу и ловко вскочила на скамейку. — Почувствовать любовь, радость, веселье в полной мере, просто жить чувствами. — Она изобразила два небольших пируэта и, не рассчитав длину лавки, рухнула на траву. Благо высота была небольшая и она отделалась всего лишь синяком на локте. Очутившись на траве, она раскинулась на ней и громко засмеялась. Отчасти это было связанно с комичностью ее падения, отчасти с глупой мечтой. Хотя, сегодня эта мечта отчасти сбылась. Вот уже некоторое время она прогуливается по саду с малознакомым мужчиной, делает все, что заблагорассудится и никто за ней не следит.

0

30

Выслушав Марию, мужчина в задумчивости прикусил мундштук трубки.
— Ваша теория имеет право на существование, — уравнял позиции Уолтер, хотя сам не был полностью согласен с ее мыслями. Дампир старался размышлять реалистично, хотя порой его мысли обретали вовсе пессимистичный окрас, что не редко обезоруживало собеседника, и нить разговора терялась. Спорить с девушкой не хотелось, поэтому юстициар покинул дискуссию на данном, еще нейтрально окрашенном этапе.
— И все-таки лучше, чтобы новых врагов не было, верно? — растянул губы в полуулыбке мужчина, искоса поглядывая на девушку. — Мария, почему вы сравнили поиск цели в мечте с появлением новых врагов? Для вас это вас так актуально? Мужчина не стремился задеть самолюбие миледи или как-то ее обидеть. Просто пример показался ему действительно странным. Да, у знатных особ много врагов. Но, судя по имевшейся информации о Марии, она вышла в свет относительно недавно, да и общалась с немногими по ее же словам... Откуда такая уверенность? — Большинство людей и вампиров, насколько я знаю, стараются относиться друг к другу нейтрально. Только некоторые особы, которым больше в жизни делать нечего, ищут себе врагов. — На ум мужчине пришла одна таинственная особа, о которой он в силу занятости как-то давно не вспоминал. Но был ли резон ее вспоминать? Жак мысленно пожал плечами. Наверное, все-таки нет.
Услышав мечту Марии, вампир отнюдь не посчитал ее глупой. Просто девушка ставила перед собой реальные, достижимые цели.
Когда девушка с ловкостью горной серны вскочила на скамью, сердце дампира на мгновение остановилось, подсказывая, что сейчас будет кульминация ее действия. И не зря. Сделав пару пируэтов, девушка грациозно полетела на зеленеющую траву. Увы, поймать ее в полете мужчина не успел, поэтому лишь захватил пустой воздух руками и слегка покачнулся, запнувшись о ножку скамьи. От неожиданности трубка выскочила изо рта и, мелькнув тлеющим огоньком, затерялась где-то в траве, а сам Жак, неуклюже перемахнув через препятствие, приземлился рядом с раскинувшейся на траве смеявшейся девушкой. Подобрав трубку и смахнув с мундштука частички земли, мужчина вновь задымил, присаживаясь рядом с миледи и улыбаясь ее неосторожности.
— Иметь мечту, у которой есть вероятность сбыться, вполне себе практично, — одобрил ее Уолтер, выдыхая новую порцию фруктового дыма. — А есть ли у вас в мечтах что-то такое, чего можно достичь лишь при оч-чень большом желании и сопутствующей удаче? Что-то несбыточное, м?

Отредактировано Брат Дженнитиви (03.01.2011 21:52)

0


Вы здесь » Дракенфурт » Отыгранные флешбэки » Вспомнился зал мне с шумной толпою...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC