Дракенфурт

Объявление

Добро пожаловать в «Дракенфурт» — легендарный мир с трудной и славной девятилетней историей! Мир слишком живой и правдоподобный, чтобы обещать полное отсутствие всяких правил, но завлекающий, будоражащий писательские умы, как сладостный опиумный морок.
В данный момент мы проводим реконструкцию форума в стремлении упорядочить его, придать ему черты полноценного художественного произведения. Совсем скоро продуманный до мелочей, реальный как никогда «Дракенфурт» раскроет гостеприимные объятия для новых героев!
Если вы впервые на нашем форуме и не знаете, с чего начать, рекомендуем почитать вводную или обратиться к администрации. Если у вас возникли вопросы, вы можете без регистрации задать их в гостевой. :-)
Сегодня в игре: 30 мая 1828 года, Первый час людей, понедельник;
ветер юго-западный 4 м/c, ясно; температура воздуха +15°С; полнолуние

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Культура » Искусство


Искусство

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://uploads.ru/i/k/H/f/kHfdb.png

Навигация по теме:

-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Поэзия
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Живопись
-----------------------------------------------------
http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/2050-1.gif  Танцы
-----------------------------------------------------

+2

2

Поэзия

Олаф Магнус, «История северных народов»

Холод обжигает глаза животным и покрывает льдом их шерсть
Холод заставляет диких зверей искать жилье человека, чтобы утолить голод
Холод ожесточает волков
Холод заставляет животных отращивать толстую шкуру
Холод позволяет сохранить рыбу свежей без соли пять-шесть месяцев
Холод убивает рыбу удушьем, если у нее нет сил пробить лед
Холод делает животных прожорливыми
Холод меняет цвет зайцев, лис и горностаев
Холод крошит медь, стекло и глиняные кувшины
Холод это возможность играть в замечательные игры на льду
Холод сушит деревья и их стволы трескаются со страшным шумом
Холод примораживает влажную одежду к металлу
Холод повышает урожайность семян
Холод вытаскивает гвозди из стен, дверей и замков
Холод разрывает камни на поле
Холод сжимает обувь
Холод причина кашля и простуды
Холод примораживает губы к металлу

Олаф Магнус, «История северных народов»" 1555 год.

Орландо де Рей, «Агония»

Агония

В моих мыслях — бардак
В моих действиях — тоже
Нет контроля словам
Все теряю, похоже...
Вижу смерти лицо постоянно
В чем дело? Почему ты во мне?
Отпусти! Нет предела
Жажде крови! Хочу я
Просто жить. Понимаешь?
Ведь во мне существуя,
Ты меня убиваешь.
Я не сделаю ЭТО!
Слышишь, Голос-во-мне?
Я не сделаю ЭТО!
Оставь меня! НЕЕЕЕТ!

Автор — Орландо де Рей, знаменитый поэт-гуль, покончивший с собой, бросившись под колеса экипажа.
Из сборника «Жажда крови». Апрель 1818 г.

Песня моряков

Песня моряков, которую частенько горланят в порту пьяные матросы

Страсти море, слез река -
Провожают моряка,
Молодого, удалого,
Да к тому же жениха.
Мать, невеста да сестра,
Чисто женская семья,
Что же будут они делать
Без денег и без мужика?

Эх! Без денег можно жить,
Но! без мужика никак,
Как! в семье три бабы лишь,
Кто! прокормит их три рта!

А моряк убит давно -
За борт сбросили его;
В драке пьяной упыри
Кровь ссосали - и на дно.
И невеста хороша -
Замуж поскорей пошла
За богатого вампира
И семье деньжат дала.

Эх! бывают случаи,
Что! кому-то не везет,
Что! люди невезучие,
Но! вампиры ни при чем.

Орландо де Рей, «Марево теней»

Орландо де Рей из цикла «Марево теней»

Сердце – на вынос,
Кровь – тонкой струйкой.
Тело я бросил.
И душу я продал.

Ну что вы столпились?
Рвите на части!
Убить не боялись
В плену терпкой страсти!

А был я вам братом,
Вместе гуляли…
Сердце набатом
Смерть возвещает…

Розой кровавой
Грудь расцветает.
Кому будет слава?
Кого проклинают?

(Луис Сафр)

Народная алхимическая песня

Народная алхимическая

Рецепт знахарка мне дала,
Проверенный веками:
Чтоб не сожгло тебя дотла
На сердце злое пламя,

От наших дней не жди чудес —
Взгляни во тьму столетий.
Прямой тропой в полночный лес
Отправься на рассвете,

Под крик полуденный совы
В томительной забаве
Нарви берёзовой листвы
В осиновой дубраве,

Из родника в лесной глуши
Черпни морской водицы,
Квадратный корень накроши
Из минус единицы,

Да не забудь куриный глаз
С вороньей слепотою
По чайной ложке каждый час
Примешивать к настою.

Чтоб не забылись невзначай
Заветные секреты,
В старинный заговор включай
Рецепты из газеты.

Кипят, под крышкою бурля,
Лесные препараты...
К тридцатым числам февраля
Увижу результаты.

(Мари Бёрч)

Гадальная песня

Гадальная песня

(народная песня, которую поют деревенские девушки во время
гаданий на Фертильские вечерницы)

Песня летела над быстрой рекой,
А я ворожила вечерней порой:
Выйду ли замуж и будет ли сын?
Судьба ли носить мне на пальце рубин?

Сверкая, вода отражает луну.
Гляжу я в нее, вижу — тени по дну,
Лица там черты неземной красоты —
Вампир молодой, не жених ли мне ты?

Жемчужная кожа и брови дугой,
И черные власы — о, суженый мой!
Зажглось мое сердце под взором его,
И нет мне покоя теперь без него.

Клыки его óстры, белы и длинны,
Как будто для плоти моей созданы.
Недобрый то лик; отражаясь, луна,
Сулит мне, что встреча с вампиром дурна.

Подруги смеются — и я весела:
В гаданьях нет правды — все чушь да хула.
Красавец-жених он — иль дьявол и зверь,
В гаданьях нет правды, не верь им, не верь!

Но если вдруг станет кровавой луна,
Хлебнешь тогда горя, подруга, сполна:
Свершится знаменье — на узком пути
В заснеженный вечер вампира ты жди.

То кара небес — твой жених молодой,
Придет за тобою, чтоб сделать женой:
Вонзит зубы в шею и высосет кровь...
Не верьте, девчата, в вампирью любовь!

(Фетамарина)

Орландо де Рей, «Проклятие Розы»

Орландо де Рей из сборника «Проклятие Розы»

Изменник с черною душой!
Тебя Моргот своей косой
Изрежет.

***

Но перед этим из могилы
Ты снова должен выйти в мир
И, как чудовищный вампир,
Под кровлю приходить родную -
И будешь пить ты кровь живую
Своих же собственных детей.
Во мгле томительных ночей,
Судьбу и небо проклиная,
Под кровом мрачной тишины
Вопьешься в грудь детей, жены,
Мгновенья жизни сокращая.
Но перед тем, как умирать,
В тебе отца они признать
Успеют. Горькие проклятья
Твои смертельные объятья
В сердцах их скорбных породят,
Пока совсем не облетят
Цветы твоей семьи несчастной.

***

Когда с кровавыми устами,
Скрежеща острыми зубами,
К Аскару с воем ты придешь,
Ты духов ада оттолкнешь
Своею страшною печатью
Неотвратимого проклятья.

(Джон Иреникус)

Феникс, «Ты оглянись, ну, хоть на век назад...»

Ты оглянись, ну, хоть на век назад.
Туда, где блеск дворцов, где короли и дамы,
Где паж, влюбленный и чуть-чуть упрямый,
Где шелест вееров и... Маскарад...
Где ночь, от шепота, пьяным-пьяна,
Где взгляд таинственен и так понятен,
И сон несбыточен, но, все-же, вероятен,
Где свет свечей и, где глоток вина...
Там, до утра, шумит веселый бал
И шут танцует под аккорды скрипки,
И, с каждым часом, все нежней улыбки,
И, с тихим звоном, падает бокал...
Там тень, бесшумно, по стене скользит,
С другою тенью яростно сплетаясь
И, взмахом шпаги, вечность приближая
Тому, кто жил, любил и, вот, убит...
И конь уже во тьму летит стрелой,
От мести и опалы ускользая,
Тень, что со шпагой, в серой дымке тает,
Собою разорвав ночной покой...
И, до утра, шумит веселый бал,
Лишь паж, увы, его уже не слышит,
Лишь имя повторяя, тише, тише,
Той, с кем недавно польку танцевал.
Ты оглянись, ну, хоть на век назад.
Туда, где блеск дворцов, где короли и дамы,
Где паж, влюбленный и чуть-чуть упрямый,
Где шелест вееров и... Маскарад...

-----------------------------------------------------

Автор произведения, подписавшийся Фениксом, оставил своим читателям выдержку из дневника, призванную, как полагают искусствоведы, пояснить все грани душевного переживания поэта, сочащиеся из каждой строки:

Когда ты встречаешься с ним взглядом, то этот ненужный кровоточащий орган замирает на мгновение, ты слышишь как течёт кровь по твоим венам, как будто это водопровод проблемный рядом. Но тут ты понимаешь, что жар в тебе вызван не только просто азартом, и очень хочешь сказать об этом, но вот как….
Вот это хороший вопрос – теперь уже жалеешь, что даже в голову не приходили слова подобные, когда-то ты конечно их слышал, даже может быть записывал, да вот только все документы, как бы сказать мягче – уничтожены с большим рвением. Потому что эти слова не нужны, когда требуется только прорываться вперёд, чувствуя ветер в волосах и холодные брызги, что ты вытираешь рукавом и только тогда видишь багрянец. И то, что тебя повергает в оцепенение – что ты от этого ничего не чувствуешь, только ощущение полёта под собой, в следах, что ты оставляешь довольно явно, нет ничего, кроме улыбки. Это ощущение полного контроля над своей жизнью и чужой. Пьяное чувство, и, пошатываясь, ты идёшь дальше, зная, что впереди есть всё, что ты хочешь найти, ну, разве что, там нет под твоей властью того, что ты всегда хотел.
И сожжённые теперь слова были бы как раз кстати, вот только тебе остаётся сглотнуть, опустить глаза – так легче сделать пару шагов. Да – так лучше, и ещё опустить сверкающую сталь, она теперь тоже смотрит только в пол, не смея обнаружить твои багряные потоки, которые кажется не смываются никогда. Но нельзя всегда так же идти – приходится поднять взгляд, и ты видишь замешательство – вроде как хотят ударить, но медлят – от тебя такого просто не ожидали. Даже немного обидно – если ты-то, значит, можешь только лишать жизни. Но куда хуже становится, когда ты открываешь рот.
Вот тут уже настигает тебя удивление – а откуда это всё, даже не совсем понимаешь, как это остановить – сам готов себе горло перерезать. И снова удары – ещё сильнее, видимо для него тоже было не меньшее удивление тобой сказанное. Так правильно, что принимаешь каждый почти без блокировки и улыбаясь, потому, что ни один из них не так болезнен – принять всё чтобы уровнять. Снаружи и изнутри теперь поровну, как и должно быть, и останавливаешь последний удар, заставляя смотреть в свои глаза. Он говорил тогда и был ведь прав на удивление, «глаза не обманывают» – говорил про то, что тебе не скрыться, а ведь оказался прав больше, чем думал.
И все эти раны так приятно саднят и чувствуются, когда сидишь у стены, так и не добравшись до кровати, и прижимаешь к себе, крепко, как будто он собирается сейчас вырваться и убежать, хоть он и не хочет – видно по его полностью расслабленным мышцам, этому лицу и голосу, почти проваливающемуся в сон от усталости, и слава всем, кто есть сверху и, может, снизу, что только от усталости. Ты же не заснёшь в эту ночь на ни миг – только когда уже будет клонить в сон, будишь себя насильно, чтобы продолжать то, ради чего ты и держишься – смотришь заворожено на него, запоминая каждую чёрточку, и этот локон, выбившийся на виске, и эти губы, тонкие черты лица. Запомнить потому, что уже утром тебя здесь не должно быть – как клочок дурного сна. Потому что зачем ты ему? У него впереди жизнь, он успешен и добьётся того, чего захочет, а ты... твоя дорога – за дверь, чтобы не рушить эти мечты, потому, что у него меньше времени чем у тебя – ты не сможешь его заставить жить столько же и так же.
И когда ты идёшь прочь по ещё сонным улочкам, то в носу предательски чешется, от чего ты пытаешься обмануть себя и чихнуть, однако так всё прочищается. Опять обманываешь себя.
И ещё пару дней тебя преследует этот тихий мелодичный голос, который ты и после всегда будешь слышать во сне. В долгом сне, от которого ты бежишь, потому что этот голос в другой стороне. И наяву в каждом перезвоне колокольчиков на ветру, и шорохе.

Да, я знаю, скоро в путь
Скоро встретимся во сне
И под пулями любовь
Не забыть тебе и мне

(Фридрих Вайс Найтлорд)

Пегги Лимерик, лимерики

Пряная Пегги из прессы
Вновь провоцирует стрессы.
Гарельд безбожно хиреет —
Нонеча слава не греет.
Ох уж плутовка из прессы!

***

Давеча дочь августейшего клана
Чудом воскресла (должно быть, часть плана).
Даже для неба чрезмерно светла  —
Дурно лишать кавалеров тепла...
Ох, снова почила любимица клана!

***

Юная леди из Бругге
(Снежкой прослыла в округе)
Вместе с братишкой несносным
Дули крутила взрослым.
Смелые дети в Бругге.

***

Мазель Дезири из столицы
Роптала за чаем с корицей:
"Найтлорд, тот чудак молодой,
Явиться просил с бородой!"
Какие эстеты в столице!

***

Статный блондин из Орлея
Невесте шептал, краснея:
"Верь, я смогу, дорогая,
Ты подожди... нагая".
Бедный блондин из Орлея.

-----------------------------------------------------

Пегги Лимерик, известная как звезда желтой прессы Дракенфурта, однажды решила поделиться со своими читателями плодами того творческого занятия, которому предается для души. До этого момента жители графства не знавали острую на язык журналистку в образе поэтессы. В прочем, и в стихотворениях вездесущая госпожа Лимерик осталась верна своему стилю. Вот, что рассказала сама Пегги о себе и своих лимериках.

Пегги Лимерик – легенда, передаваемая сладострастным шепотком среди жителей Дракенфурта. А в последнее время источники стали утверждать, что слава звезды желтой прессы расползлась и за пределы графства, подобно эпидемии чумы или холеры. Разве что ваша покорная слуга не опасна для тела, а душу очерняет значительно быстрее любой инфекции, но ведь этим Пегги Лимерик и славится среди почитателей жирных сплетен. Сейчас о ней не знают разве что мертвецы, хотя даже им вездесущая проныра не дает спокойно почивать, выискивая скелеты тех, кто уже сам давно стал набором костей в домовине.
Меня зовут Пегги Джонс. С самого детства я слушала наставления заботливых родственников, пылкие заверения, что человеку не стать известным, а если уж брести к вершинам славы, то не женщине. Слушала, сочиняла лимерики (вы же не думаете, что мой псевдоним – это просто красивое слово, выуженное из заумной книги?) и внимательно изучала все, что происходило вокруг меня. Писала пробные очерки, училась на ошибках мистера Зойцсмана, угадывала, чего жаждут любители пикантных новостей, дотошно выискивала события среди обыденной грязи и старалась не упускать из виду малозначительные происшествия, чем грешат нерасторопные репортеришки. Сегодня Пегги Лимерик – личность известная, неординарная и своеобразно очаровательная, разве не так?
Но лимерики я пишу по-прежнему. И в этот раз предлагаю своим читателям старые истории на новый лад.

(Пегги Лимерик)

0

3

Материал для статьи

Эдвард Мунк и его Крик

Перед вами, дорогие культурные люди, Эдвард Мунк.

http://cs10683.userapi.com/v10683647/606/qzbaA8hAbYs.jpg

Тот самый знаменитый экспрессионист, написавший «Крик», — одну из самых дорогих картин, когда-либо уходивших с молотка, и самую дорогую, проданную на открытом аукционе. Почти 120 миллионов долларов, на минуточку.

Надо полагать, вы живете не в полном культурном вакууме, а значит должны были видеть если не сам «Крик» в репродукциях, то отсылки к нему, упоминания о нем, реминисценции. Эта картина — не хвост собачий, не гольный понт; это не только ценный мех баснословно дорогущее полотно, но еще и один из самых узнаваемых образов в изобразительном искусстве. На картине изображено вопящее несчастье на мосту, озаренное закатом цвета свирепого коммунизма. Он в ужасе прижимает руки к щекам, широко раскрыв глаза и разинув рот. Поза чувака, выражение его лица, цветовая гамма, напоминающая об аде Данте, и все эти щедрые размашистые экспрессивные мазки, которыми написана картина, так точно передают эмоциональное напряжение сцены, что кажется, будто орущий имбецил заражает зрителя своим безумием.

Вообще говоря, существует четыре версии «Крика». На аукционе была выставлена сделанная пастелью. Остальные висят в музеях.

Этот парень, Мунк, он был с виду суров, усат и нордически брутален, но в мозгах слегка таво, с приветом. Болен не просто ванильным сплином, как всякие там неполовозрелые пользователи интернетов, а самым что ни на есть жестоким маниакально-депрессивным психозом. Его папаша, военный врач (кстати, почему-то у огромной кучи художников родители если сами не богема, то врачи, хмм), не оправившись от ранней кончины супруги, частенько нажирался вдрызг и спьяну избивал детей, калеча им психику с изобретательностью маньяка-рецидивиста. То была семейка была наподобие Вангеров из «Девушки с татуировкой дракона».

Старшая сестра, к которой парнишка был нежно привязан (единственный, пожалуй, человек, не гнобивший его в детстве), умерла в возрасте 15 лет от туберкулеза. Спустя годы Мунк вырос, возмудел и похужал, но очень долго еще лелеял детские переживания, связанные с утратой родной души, компенсируя грусть-тоску написанием прозрачных чахоточных девочек с сестринскими чертами в невротической цветовой гамме.

Оперившись, избрав топкую художественную стезю и послав папашу к чертям собачьим, художник долго мыкался в поисках признания насущного то на родине в Осло, то во Франции, не имея с этого ровным счетом никаких полезных результатов. И хотя изредка находились смелые ценители такого офигенного новаторства, каковое Мунк являл своим искусством, — и не просто находились, но и вызывались спонсировать выставки нашего лузера, — большинство критиков и примазавшихся снобов, поедая халявные крекеры с шампусиком, крутили носами и хором называли его картины мазней. Короче, всю жизнь Мунк был затравлен ничуть не меньше печально известного Винсента Ван Гога.

Да еще и в личной жизни случались то спады, то подъемы. Когда он крутил роман с замужней Дагни Пшибышевской (женой польского писателя, но тоже норвежкой, землячкой Мунка) и писал ее в образе Мадонны в рамке из сперматозоидов, то был, надо полагать, вполне себе счастливым молодым повесой в светлейший период своей личной жизни.

Но спустя некоторое время Дагни на него забила, и Мунк завел роман с новой женщиной, которая до такой болезненной степени возжелала стать его законной супругой, что не остановилась перед инсценировкой собственной смерти с целью вызвать строптивого любовника на эмоции. Впрочем ее план, как и следовало ожидать, позорно провалился: после оживления дамы Мунк послал ее окончательно и при этом очень бурно поссорился с друзьями, помогавшими обставить чудесное воскрешение. Во время ссоры он поранил руку; чтобы что-то там не загноилось, ему пришлось ампутировать большой палец. Несчастный так распереживался по этому поводу, что окончательно сбрендил: стал пьянствовать, дебоширить, слепнуть на оба глаза и писать совсем уж больную на голову шизу. Время от времени попадал в больницы, лечился; потом ему даже на родине какой-то успех замаячил. А потом он взял и умер.

0

4

Бальные танцы

Бальные танцы

Вальс - один из самых распространенных и популярных танцев всех времен. Символ парного танца. Существует невероятное множество его типов и видов.

Мазурка - изначально народный бруггианский, затем бальный танец. В XIX в. мазурка получила распространение как бальный танец во всех северных странах известного мира. Является основой для бальных танцевальных игр.

Нимра - быстрая, веселая и свободная, она вместе с вальсом и мазуркой составляет основу популярных бальных танцев нашего века.

Менуэт - известнейший в свое время танец, появившийся при дворе Алукарда около XVI в., умеренного темпа и трехчастного размера. Мог быть различным, но сейчас более всего распространено представление о нем, как о торжественном, степенном, грациозном и галантнейшем танце, являющимся чуть ли не жемчужиной бала.

Гавот - некогда старинный орлесианский народный танец, позднее - с XVII в. - придворный танец в Орлее и Дракенфурте. Ему свойственен грациозный и жеманный характер. По манере исполнения близок к менуэту.

Групповые танцы - Контрадансы и Кадриль - танцы веселые и подчас не слишком степенные, исполняющиеся группами по три-четыре пары, так называемые "танцевальные игры".

Контраданс - старинный бруггианский (по некоторым версиям - орлесианский) танец фольклорного типа. В контрдансе танцующие образуют две линии, лицом друг к другу – мужскую и женскую; используются самые разнообразные движения, часто из других танцев.

Кадриль - хастианский танец, возникший в конце XVIII в. и весьма популярный до наших времен. Исполняется двумя или четырьмя парами, расположенными по четырехугольнику (quadrille), друг против друга.

Котильон - бальный конкурс-танец орлесианского происхождения, близок контрдансу. Известен с XVIII в., широкое распространение в Дракенфурте получил столетие назад. Музыкальной основой для него служат популярные танцы (вальс, мазурка, нимра). Исполняется всеми участниками в конце бала.
     
Разумеется, вышеперечисленное - это еще далеко не все. Современная бальная культура полнится многочисленными и разнообразнейшими танцами на любой вкус. Большинство из них имеют народные корни. Иные же выросли из постановок танцмейстеров и завоевывали популярность своей особой изящностью, галантностью либо забавностью.

(По материалам статьи.)

Игры

Фанты
Для начала надо собрать со всех присутствующих фанты. Это может быть предмет одежды или украшение, бумажка с именем или любой другой предмет. Главное требование к фанту - чтобы он был небольшим и чтобы можно было безошибочно определить, кто именно из присутствующих является его владельцем. Как правило, сбор фантов превращается в сомостоятельную игру самый простой вариант - с каждого из присутствующих берется один фант.
Правила.
Ведущих - двое. Один достает фанты, показывает из всем, кроме второго ведущего и спрашивает: "Что сделать этому фанту?" Второй ведущий дает задание - спеть, станцевать, покукарекать, выйти на улицу и пробежаться вокруг дома, сходить в соседнюю комнату и принести конфет, помыть посуду. Диапазон зависит от фантазии и от предварительно оговоренных рамок выполнимых заданий.

Жмурки (фантомас)
детская подвижная игра, в которой один из участников с завязанными глазами ловит других. Хорошо развивает координацию движений и слух играющих.

Правда или желание?

Играющие записывают на бумажках вопросы, которые их очень сильно интересуют. Вопросы перемешиваются в емкости ( шапке и т.д.). Играющие по очереди тянут бумажки, читают вопрос и у них спрашивают: "Правда или желание?"
Если играющий не хочет отвечать честной правдой на компрометирующий вопрос он может выбрать желание, и исполнить желание, которое ему загадают играющие. Игра очень раскрепощает компанию, и как правило помогает ближе узнать свою половинку или о друзьях. Конечно же игра постепенно сводиться к интимному характеру, хотя это зависит от собравшихся, если это близкие все друг другу люди, то вопросы могут быть какие угодно.
  (По материалам статьи.)


Танцевальный Этикет

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/68310-2-f.jpg

                                                                                             
Этикет для кавалеров

1. Знакомая дама может вас попросить потанцевать с определенной дамой. Отказаться выполнять такую просьбу нельзя. Даме этой надо выказывать полное внимание, быть с ней галантным и учтивым.
2. Если вы видите, что какая-нибудь дама одиноко сидит у стенки уже который танец, то верхом галантности будет пригласить ее на танец. Она вам будет очень признательна. Знайте, именно вы можете сделать бал волшебным для каждой дамы.
3. Если вы не танцуете, то не заслоняйте даму от других кавалеров.

Приглашение на танец
1. Если вы хотите пригласить даму, то сначала кланяетесь, потом приглашаете на танец: «Не откажите мне в удовольствии танцевать с вами (название танца)»
2. Если дама отказала вам в танце по причине того, что уже приглашена, то вы обязаны спросить, какой именно танец она может вам предоставить, и пригласить на этот танец.
3. Пригласить даму и забыть про это — недопустим.
4. Если дама случайно отдала вам и еще одному кавалеру танец, то вы должны остаться и развлекать ее в продолжение всего танца разговорами. Освободить от этой обязанности может только сама дама. Если она так сделала, то не забудьте пригласить ее на другой танец.
5. Если вы и еще один кавалер одновременно приглашаете даму на танец, то дама может прибегнуть к небольшой лжи, сказав, что один из вас ее пригласил. Если это были не вы, то вы должны поверить, не обижаться и не настаивать. Если хотите, можете ее пригласить на другой танец.
6. Если вы хотите пригласить одну даму, но это приглашение приняла на свой счет другая дама, то ни тени неудовольствия не должно быть на вашем лице. Дама ни в коем случае не должна понять, что ошиблась.

Во время танца
1. Когда объявили танец, найдите даму, поклонитесь ей, извинитесь перед ее окружением коротким кивком, предложите ей руку и ведите в круг танцующих. В зависимости от танца поклонитесь или перед тем, как заиграет музыка, или во время музыкального вступления.
2. Никогда не вставайте впереди первой пары и в середине ряда.
3. Подстраивайтесь под шаги дамы, запомните, шаги у нее короче ваших.
4. Смотрите на даму во время танца, в конце концов, для этого вы ее пригласили.
5. Если вы ошиблись, то извинитесь, но при этом не застывайте на месте.
6. Если вы видите, что дама устала и не в состоянии продолжать танцевать, то под руку выведите ее из круга танцующих, усадите на ближайший стул и принесите воды по ее желанию.
7. Если вы хотите включиться в танец или наоборот выйти из него, когда сам танец уже начался, но ещё не закончился, то делать это нужно с осторожностью, не мешая уже танцующим парам.

После окончания танца
1. После окончания вальса или другого быстрого танца не отпускайте сразу руки дамы, пусть сделает реверанс, опираясь на вашу руку.
2. Когда музыка закончилась, то поклонитесь даме, поблагодарите за танец и спросите, куда ее отвести. Потом предложите руку и проводите. Еще раз с поклоном поблагодарите за танец.
Спросите, не принести ли даме воды, фруктов, конфет. Исполните ее просьбу. Если дама вам знакома, то можете несколько минут с ней поговорить.

-----------------------------------------------------

Этикет для дам

1. Будьте скромны, благовоспитанны, умейте поддержать светскую беседу остроумными замечаниями и вопросами. Сохраняйте ровное и доброжелательное настроение.

Приглашение на танец
1.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-2.gifНИКОГДА НЕ ПРИГЛАШАЙТЕ КАВАЛЕРА САМОСТОЯТЕЛЬНО!

2. Если вас пригласил кавалер на танец заранее, то вы должны поблагодарить реверансом и запомнить танец.
3. Если вы приглашены на танец, который будет совсем скоро, то не удаляйтесь от бальной залы, чтобы кавалер не бегал и вас не искал.
4. Если вы отказали одному кавалеру, то вы не имеете права танцевать этот танец с другим. Это кокетство самого дурного тона (Это не касается случаев, если вы уже на этот танец были приглашены другим кавалером).
5. Если вас приглашают сразу два кавалера на один танец, то можно прибегнуть к небольшой лжи и сказать, что один из них пригласил вас раньше. А лучше отказаться от танца, сославшись на усталость.
6. Если вы случайно обещали двум кавалерам один танец, то опять же сошлитесь на усталость и откажитесь его танцевать.
7. Если вы обещали танец, но забыли про это, то вы обязаны пообещать пострадавшему кавалеру любой другой танец на его усмотрение.

Во время танца
1. После реверанса кавалеру коснитесь предложенной руки только пальчиками. Не надо на неё опираться всем весом.
2. На все поклоны кавалера отвечайте реверансами.
3. Смотрите на кавалера, поддерживайте светский разговор.
4. Старайтесь сгладить или не заметить ошибок партнера, не падайте в обморок, если сами ошиблись.
5. Старайтесь не вести самостоятельно, предоставьте это право кавалеру, даже если он ошибается.

После окончания танца
1. Сделайте реверанс, положите пальчики на предложенную руку, скажите, куда вас отвести. На нужном месте поблагодарите кавалера. На все его вопросы отвечайте вежливо, но не задерживайте подле себя надолго. Не лишайте других дам кавалеров.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/55104-4.gif

0


Вы здесь » Дракенфурт » Культура » Искусство


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC