Дракенфурт

Объявление

«Дракенфурт» — это текстовая ролевая игра в жанре городского фэнтези. Вымышленный мир, где люди бок о бок соседствуют с вампирами, конная тяга — с паровыми механизмами, детективные интриги — с подковерными политическими играми, а парящие при луне нетопыри — с реющими под облаками дирижаблями. Стараниями игроков этот мир вот уже десять лет подряд неустанно совершенствуется, дополняясь новыми статьями и обретая новые черты. Слишком живой и правдоподобный, чтобы пренебречь логикой и здравым смыслом, он не обещает полного отсутствия сюжетных рамок и неограниченной свободы действий, но, озаренный преданной любовью к слову, согретый повсеместным духом сказки — светлой и ироничной, как юмор Терри Пратчетта, теплой и радостной, как наши детские сны, — он предлагает побег от суеты беспокойных будней и отдых для тоскующей по мечте души. Если вы жаждете приключений и романтики, вихря пагубной страсти и безрассудных авантюр, мы приглашаем вас в игру и желаем: в добрый путь! Кровавых вам опасностей и сладостных побед!
Вначале рекомендуем почитать вводную или обратиться за помощью к команде игроделов. Возникли вопросы о создании персонажа? Задайте их в гостиной.
Сегодня в игре: 17 июня 1828 года, Второй час людей, пятница;
ветер юго-восточный 2 м/c, переменная облачность; температура воздуха +11°С; растущая луна

Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Публичный дом «Райское гнездышко»


Публичный дом «Райское гнездышко»

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/27-Portovaya-naberezhnaya/4.png
Кто относится к борделям скептически, брезгуя заглянуть сюда хоть на час, — никогда не узнает, что он — нечто большее, чем кому-то там представляется, не проникнет в историю, сокрытую за его дверью. Историю, которая для каждого посетителя пишется индивидуально и каждый раз — на новый лад. Для многих публичный дом был, есть и остается пристанищем разврата и плотских утех, грязным местом, где продаются тела, которых касаются бесчувственные руки, и души, искусно опутанные ложью и лестью. Где правит притворство, а каждое лицо — это лишь маска, отражающая то, что каждый хочет видеть. Но мир публичного дома не так-то прост. За каждым искусно завитым локоном, за каждым взглядом подведенных глаз скрывается свой вопрос и свой ответ. Каждая встреча здесь — билет в другой, более совершенный и прекрасный мир, срок пребывания в котором, увы, так короток. За кулисами его сцены скрывается нечто особенное. Если же вы решитесь и переступите порог «презренного борделя», возможно, и вам откроются его тайны.

«Добро пожаловать в „Райское гнездышко“! — одарят вас на пороге улыбкой. — Место, где сбываются мечты». Вас встретит приятный интимный полумрак и звонкий смех, дерзкие взгляды, белозубые улыбки, соблазнительные изгибы девичьих бедер и мускулистые торсы юношей. Вас окутает легкий аромат благовоний с примесью других, куда более интересных и редких трав. Это место, где дарят удовольствие. И получают его взамен. Здесь можно купить свою порцию любви на час или же целую ночь, а также вас никто не упрекнет, если прольется случайная (а случайная ли?) капля крови, что неизменно манит сюда вампиров. Здесь никто ничего не требует против воли и почти каждое соитие, каким бы оно ни было, происходит по обоюдному согласию. Не только вы выбираете себе партнера, но и он выбирает вас. Никто не посмотрит на вас косо, если вдруг партнер окажется одного с вами пола. Здесь вы можете раскрыться, доверить свои грезы чужим рукам и губам, утонуть в сладостной неге, выплеснуть злость, окунуться в волны боли, отдаваясь своей собственной порочной свободе.

(Шанкар)

+1

2

Арманду де Шардену
http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png

Для кого-то бордели — средоточие грехов, для кого-то — единственная возможность вздохнуть полной грудью и воплотить самые потаенные желания, а для кого-то просто работа. Причем работа далеко не всегда приятная, безопасная и достойно оплачиваемая... Но крошка Ли была не из этих безвкусных, пропахших тысячами мужчин, пташек. О, нет, она — птица иного полета. Танцовщица с диковинным именем Лилианна, проложившая себе дорогу к золотой клетке «Райского гнездышка» долгими ночами отвратительной возни с матросней и слишком быстро пролетающими днями ожесточенных тренировок. Танцовщица, поднявшаяся с уровня портовой шлюхи до первой звезды официального и самого дорогого борделя Дракенфурта. Какая никакая, а карьера. Но если вы думаете, что на этом амбициозная девушка остановилась, то сильно ошибаетесь! Ее гибкость и пластичность, поистине завораживающая эмоциональность в танце привлекла внимание одного из самых влиятельных теневых властелинов столицы...
Быть любовницей самого Джокера занятие не только прибыльное, но и опасное. Однако, крошку Ли это никогда не смущало, потому что со временем она поняла: чтобы остаться на плаву, стоит работать на несколько фронтов сразу. И если ловко маневрировать, то можно не только остаться в живых, но и снять неплохие «сливки». Интерес местного короля преступного мира, конечно же, льстил молоденькой танцовщице, однако, она понимала, что он может в любой момент угаснуть, а вместе с этим и солидный источник дохода. Так со временем появились небольшие, но прочные связи с законниками, которые, в случае чего, обязались сохранить драгоценного информатора.
Актерское мастерство Лилианны, порой, было просто на запредельном уровне. Когда играешь, балансируя на лезвии ножа, появляется это божественное ощущение «всё или ничего», когда либо блестяще играешь свою роль, либо с треском проваливаешь ее. Пока, хвала Розе, Ли удавалось выдерживать маску очаровательной глупышки идеально. Вполне естественно, что даже Джокеру иногда хотелось выплеснуть наружу свои мысли, поделиться чем-то сокровенным, но с кем? А тут так удачно подворачивается очаровательная куколка, которая мало того, что хороша в постели, так еще и обладает исключительно приятным качеством — пропускать все сказанное им мимо ушей... И как удачно, что эта самая глупышка обладала феноменальной памятью и обожала коллекционировать всевозможные слухи и сплетни теневого мира.
Не стоит думать, что все доверенные ей тайны Джокера мгновенно и полностью становились достоянием законников. Крошка Ли слишком дорожит своей жизнью, чтобы так дешево ее продавать. Просто теперь, в качестве красивой игрушки, она могла присутствовать на многих теневых мероприятиях и была вхожа в такие круги, за негласное «членство» в которых клирики (а то и юстициары) отдали бы многое.

http://drakenfurt.ru/uploads/0005/6e/de/67874-4.png Указания

Это вводный пост, для атмосферности и понимания персонажей и происходящего. Жду на свидание ^^

Отредактировано Орнелла Дем Ренд (17.06.2012 21:43)

+2

3

Начало игры
Тук. Тук. Тук.
Вкрадчиво-тихий, но от того не менее настойчивый ритм, словно неуловимое движение незримого метронома, задающего такт медленным ударам холодного сердца. Тьма, наполненная сотнями тусклых сюрреалистических фигур и очертаний, гулко резонирует на обратной стороне наглухо зажатых век.
Тук. Тук. Тук.
Пульс ритмично бьет по тонким пальцам, в эту минуту так похожим на причудливые клеммы зловещего биомеханического сплетения. Тьма расцветает спектром самых невообразимых тонов и оттенков — и умирает спустя незримые доли секунды, не оставляя и следа.
Что-то закончилось. Что-то начинается...

Ревенант медленно открывает глаза. Утренний полумрак все еще переливается призрачными силуэтами, издающими тихий звон на грани слышимости — ревенант укоризненно качает головой, словно укоряя себя за неспособность безболезненно входить в эмпатический транс... Впрочем, неприятные мгновения, как и сотни раз ранее, продолжают быть не более, чем мгновениями.

Стук копыт медленно замирает. Приехали. Утренний бриз бросает в лицо волну свежести — ревенант, сдержанно улыбнувшись своим одному ему известным мыслям, медленно поднимается и, кивнув немолодому человеку-извозчику, спрыгивает на крепко побитую сотнями и тысячами окованных копыт мостовую. Несколько мгновений — и экипаж, подобно маленькому кораблю посреди бурного моря, уносится в темноту, оставляя недавнего пассажира наедине с его мыслями и предрассветным мраком.

«Райское гнездышко», как же. Прекрасное название для обители порока — трудно даже представить что-либо более шаблонное и при этом вполне однозначно намекающее. Шаблонно-величественное строение, шаблонно-хмурые вышибалы, шаблонно-высокие расценки, шаблонно-доставляющее качество услуг... Хотя шаблонность последнего, как правило, мало кого волновала.
Одинокий ревенант в темном костюме, что скрывать, был в этом месте частым гостем. Подобно многим другим вампирам, разочаровавшимся в поисках бескорыстного счастья, он явно предпочитал этому эфемерной, взращенной на лжи и самообмане иллюзии простые и честные рыночные отношения — и потому вполне закономерно стал едва ли не своим в этой обители разврата и порока... Насколько это, разумеется, возможно.

Пронзительно-яркие огни в тысячный раз на мгновение ослепили его, бесцеремонно ворвавшись в глубину привыкших к полумраку глаз. Обитель порока с фальшивым вожделением на мгновение обратилась к очередному посетителю — и откатилась, подобно морской стихии, натолкнувшись на мертвые волноломы безразличия и пресыщения; откатилась, разыскивая более легкую добычу...
И тем не менее — он шел. Вперед, мимо усталых глаз в оправе алчной страсти, мимо скрытых угроз и обильно разлитого в воздухе извращенного декаданса, вперед, навстречу той, что может, хотя бы на время, заполнить бездонную пустоту там, где положено быть душе... Но не только.

Что-то начинается...

Потешно-угрюмые вышибалы в костюмах, смотревшихся на них так же изящно, как седло на крестьянской свинье; скалящие клыки в пустой браваде молодые отпрыски благородных семейств; весьма профессионально играющие наивность шлюхи в обществе лиц, достаточно известных в определенных кругах; наигранно-праздные музыканты, натужно исполняющие очередной модный мотивчик на позолоченных инструментах — все это вампирье море, живущее, казалось бы, своей жизнью и не интересующееся ничем, кроме себя, мало интересовало спокойно идущего сквозь него ревенанта с искусно натянутой на лицо маской великосветского презрения.

Он знал, что его ждет. Вернее — кто.

Он словно бы видел ее, еще не войдя в «Гнездышко». Чувствовал ее усталость, каким-то невообразимым образом подпитывавшую ее азарт, чувствовал ее жажду, ее вожделение — и страх. Она ждала его — и словно боялась именно его прихода...

Она была там. Впереди, прислонившись к резной колонне, одной из тех, что достаточно безвкусно украшали просторную залу — так, словно кого-то очень долго ждала. И, кажется, даже сама не замечала имманентного ужаса, смутной тенью поселившегося в глубине сознания...

Он приблизился внезапно, словно материализовавшись из ниоткуда. Сомнений не было — это именно она. Именно о ней было сказано в... сообщении. Впрочем, даже если бы в нем не говорилось ни слова — он все равно бы все почувствовал.
Затянутые в темные перчатки руки опускаются на хрупкие плечи танцовщицы — ревенант чувствует мгновения дрожи, неуловимо совпадающие с ощутимым выбросом эманаций страха — из едва заметного имманентного ощущения превратившегося в едва ли не физический ужас. На мгновение, не дольше — но и этого вполне достаточно.
Он нежно и решительно разворачивает ее и тотчас привлекает к себе, не отрывая взгляда от глубоких темно-зеленых глаз. Сильный эмпат без труда почувствовал бы, как ее страх исчезает, прячется в глубине сознания, сменяясь не слишком твердой, но уверенностью. Рука ревенанта автоматически тянется к карману — но тут же прекращает свое движение, оставляя всем известный символ — рассеченное черное сердце — скрытым от излишне любопытных взглядов. В представлении не было нужды: клирик, разумеется, прекрасно знал одного из своих самых ценных — и дорогих — информаторов.

Охрана нагло пялилась на парочку — но при этом безмолвствовала: постоянным клиентам позволялись невинные шалости вроде приставаний к отдыхающим танцовщицам без внесения предоплаты... Разумеется, до определенного предела — но сейчас и до него было куда как далеко. Ну а остальным, понятное дело, происходящее было куда более безразлично. В конце концов, им за это не платили.

— Ну, здравствуй снова, малышка... — прошептал клирик на ушко танцовщице, бросая мимолетный взгляд на окружающее пространство, словно ожидая появления неопределенной опасности. — Кажется, у нас с тобой появилось одно очень интересное дело... Если ты понимаешь, о чем я.

+6

4

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png
Хороводы лиц, цветная карусель то и дело меняющихся посетителей, бесконечная усталость внутри, а снаружи — маска огня и жизни. Странное ощущение дежавю, когда происходит новое, но ничего не меняется... Прохлада колонны в просторном зале приятно обожгла спину и Ли закрыла на несколько секунд глаза, прислушиваясь к божественному ощущению. Разгоряченное в танце тело было словно туго натянутая струна, душный, пропитанный приторными благовониями, воздух неприятно касался кожи. И на фоне этого — такой благостный, ровный холод шероховатого камня. Нахлынувшее было умиротворение ушло, вновь уступая место тревоге. Она ждала его, но... Минуты шли вереницей, превращаясь в часы, а заветного гостя так и не было. Мысль о том, что все могло раскрыться, кольнула острой шпилькой в сердце. Однако, танцовщица все еще была жива, а это говорило о многом.
И вдруг девушке кажется, что кто-то негромко окликает ее — скорее ощущение присутствия, нежели звук собственного имени. Она встрепенулась и, стряхнув с себя ленивую шаль усталости, вновь начала искать взглядом законника. Наверное именно поэтому момент, когда статная фигура бесшумно возникла за ее спиной, был упущен из вида. Сердце сбилось с ритма и рухнуло куда-то вниз от страха, во рту мгновенно пересохло, а ноги стали ватными. Но через мгновение страх исчезает, растворяясь под натиском вышколенной воли. Все или ничего.
Подчиняясь чужим рукам, Лилианна разворачивается, чтобы упереться игривым взглядом с тщательно спрятанной тревогой в серые, с тонким оттенком льда, глаза. Заученная давно улыбка легко легла на губы; длинные, густо-накрашенные ресницы пару раз кокетливо дрогнули — он наконец-то был здесь. Тонкая гибкая рука змеей заскользила вверх по рукаву темного костюма и замерла только тогда, когда маленькая аккуратная ладошка упокоилась на плече мужчины.
— Тебя слишком долго не было, — Ли мило защебетала, нацепив на себя маску приветливой беспечности. Совершенно неважно, что она скажет сейчас, главное — что скажет потом, когда они останутся наедине. Девушка коротко прильнула к «клиенту», всем своим видом выражая согласие. Более не говоря ни слова, танцовщица ловко увела за собой законника, скрываясь от любопытных взглядов охраны в плохо освещенные коридоры «Райского гнездышка».

+4

5

Он шел за ней, нацепив маску самодовольства и возбуждения, сквозь блистающую всеми оттенками искусственных огней обитель разврата — во тьму, скрывающую что-то куда более дорогостоящее, чем исполненные фальшивым удовольствием минуты разнузданного секса, вытягивающего отнюдь не фальшивые флорены из карманов десятков и сотен всех несчастных, заблудившихся в собственных желаниях гедонистов, чьи полные любопытства и зависти взгляды в этот момент ощущались эмпатом едва ли не физически. Впрочем, не только их — не учитывая действительно завистливые взгляды действительно несчастных охранников, чьи контракты, как водится в подобных заведениях, предусматривали выдерживание определенного стиля поведения и отдельным пунктом категорически запрещали контакты девушками в рабочее время, а порой — и после. Арманд не сомневался, что встреча законника с очередной любовницей одного из криминальных воротил — несмотря на кажущуюся, учитывая профессию крошки Ли, естественность этой «встречи», — не останется без внимания лиц, чье внимание как раз не слишком-то и нужно... Впрочем, перспектива нахождения под наблюдением у бандитов, самоуверенно считающих себя хозяевами заведения, района, города и еще один Моргот ведает чего, не казалась агенту особой проблемой. За годы службы сначала в филтонской полиции, а затем и в Управлении, волей-неволей нарабатывается способность разыгрывать спектакли, которые пустят пыль в глаза даже действительно по-животному хитрым скрытым гулям. Что уж говорить о кучке слишком много возомнивших о себе мелких жуликов и воров?

Взгляды. Чувства. Зависть — пустая, неоформленная, наверняка перемежающаяся с никому не ведомыми воспоминаниями и ассоциациями. Любопытство — теплая и липкая волна, порождающая сотни предположений — и умирающая с появлением нового объекта. Похоть — без определенного направления и смысла. Что-то и вовсе непонятное, ежесекундно меняющее форму и содержание — тут уж точно не обошлось без присадки из чего-то сильнодействующего.
«Интересно, есть ли лицензия на продажу таких веществ? Хотя какая разница, не моя это епархия. А вот где все эти любопытные до чертиков джокеровы шестерки, никогда обычно не утруждающиеся попытками прикрыться — это уже интереснее», — вдруг подумал клирик, привычно пытаясь найти в густо заполняющем пространство спектре никем не скрываемых эмоций любой намек на опасность и внезапно не обнаруживая ничего сверх обычного. В текущих обстоятельствах это казалось чем-то странным — но не более.

Время, словно растянувшееся, подобно пружине, казалось, столь же внезапно совершило незримый скачок вперед. Полумрак темного коридора сменился неярким светом, льющимся из дверного проема, сквозь который дружелюбно открывалась знакомая обстановка со вкусом обставленного номера. И — внимательный, оценивающий, неестественно чуждый взгляд, устремляющийся в спину, подобно ледяной игле. Эмпатический дар усилил ощущение почти до невыносимого, заставив ревенанта тотчас обернуться — мгновенно... Но холодное присутствие уже успело исчезнуть, растворившись в бесформенном облаке более прозаичных ощущений.
«Появились, а я уже почти поверил в чудо... И привели что-то новое. Ну что ж, давайте поиграем.»
Крошка Ли что-то прощебетала — ревенант не успел расслышать. Впрочем, слова не имели ровным счетом никакого значения. Пока не имели. Нехорошо улыбнувшись невидимым наблюдателям (если такие, конечно, были на самом деле), ревенант вместе с совершенно недвусмысленно прижимающейся к нему танцовщицей направляется в открытую дверь. Еще секунды, щелчок закрываемого замка — клирик страстно обнимает своего информатора. Их взгляды снова встречаются — изумрудные искорки и холодное серебро; ревенант чувствует ее дрожь, порожденную множеством противоречивых эмоций — и, подхватив девушку на руки, увлекает к внушающей уважение постели.

— Если нас уже не слушают, то начнут это делать очень скоро. И я не могу сказать, кто именно — кроме того, что это точно не кто-то из ошивающихся тут быков. — шепот законника звучит быстро, с интонацией, мало соответствующей происходящему в комнате на первый взгляд. — Советую поторопиться, милая. Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

+4

6

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png
— Конечно, конечно, но не все сразу, сладенький! — гибкая танцовщица с готовностью упала на широкую постель, увлекая за собой законника, но только лишь затем, чтобы в следующую секунду ловко перевернуться и оказаться на нем «верхом». Едва ли ласки девушки из подобного заведения могли всерьез увлечь такого мужчину, но играть все же надо было по правилам и с полной отдачей. А все потому, что не было полной уверенности в том, что за ними прямо сейчас не наблюдают. Лилианна наклонилась, чтобы едва-едва коснуться зубками шеи мужчины, а затем прочертить влажную полосу напряженным кончиком языка от мнимого укуса до уха.
— Есть мнение, что не все смерти в Дракенфурте нынче можно отнести к обычным семейным или криминальным разборкам, — томный шепот и жаркое дыхание миниатюрной девицы коснулся уха законника. Со стороны могло показаться, что танцовщица слишком увлеклась своим клиентом, раз позволяет себе обмениваться с ним страстными нежностями. А ловкие пальчики, тем временем, привычно начали освобождать клиента от совершенно неуместной в этом помещении одежды... — Близится праздник... Черные колпаки теперь в моде.
Крошка Ли не знала, насколько полезна будет законнику информация о том, что Джокер заключил негласный союз с какой-то новой, совершенно недавно появившейся здесь шайкой некромантов. Но сам факт того, что местная криминальная шишка взялась оберегать сборище шарлатанов (на первый взгляд) — наводило на мысли. Еще загадочней на этом фоне смотрелись три смерти на старом заброшенном кладбище — изуродованные тела с отсутствующими внутренностями, остатки нагара от черных свечей и грядущий праздник. День Мертвых.

Отредактировано Орнелла Дем Ренд (02.07.2012 16:07)

+3

7

День начался хорошо. Очень хорошо. Подчиненные радовали, жизнь радовала, ночь прошла без кошмаров. И встреча с любовницей тоже должна была продолжить наметившую тенденцию. Крошка еще никогда его не разочаровывала, ни в каком из смыслов.
Сегодня она должна была передать ему информацию, которую узнала у юстициаров. Бывшие братья давно не пытались его выследить... Грегор потер следы от кандалов на запястьях.
Он, конечно, мог бы их залечить... но не стал.
Когда-то юстициары были для него воинами из легенд, потом — братьями и сестрами, семьей, а сейчас они — враги. И не дай Моргот ему об этом забыть. В самом начале своей карьеры убийцы он расслабился и угодил в руки бывшим коллегам. Хвала Небесам, что они были незнакомы. На память у него осталась пара новых кошмаров и два следа-браслета, охватывающих запястья. Напоминание, и напоминание необходимое.
Потому что иногда, когда сны выматывали его рассудок, он забывал, кто он, где он и какой сейчас год. Он как-то пытался найти братьев, чтобы обратиться за помощью. Слава Морготу, вовремя очнулся, а то смешно бы было — самостоятельно прийти на заклание или того хлеще — выдать бережно хранимую тайну собственной личности. Ведь стопятидесятилетний глава террористический организации и пятисотлетний глава террористической организации — это очень, очень разные вещи. И бывший юстициар во главе такой группировки — плевок в лицо всему ордену. Пятно на репутации. Стирать которое кинутся все. А оно ему надо? Оно ему не надо.
Так вот. Давненько его не пытались поймать бывшие братья и сестры. Это тревожно и подозрительно. Так что встреча с Крошкой будет не только приятна, но и полезна. Девочка умна, она должна была что-то узнать. Он в нее верит.
Путь до «Райского гнездышка» прошел без приключений, хотя паранойя пару раз пыталась утверждать обратное. Свою паранойю он любил и ценил, а посему успокоил, проверив все, вызвавшее подозрения. Конечно, середина дня — не самое оптимальное время для посещения публичного дома, но ему было плевать.
— Вы к Ли? — улыбнулась ему какая-то девочка.
— Как всегда, — вежливо ответил он.
Та засмеялась и поднялась с места, чтобы проводить его. Будто он не знал, где здесь находятся приватные комнаты. Мужчина поднялся по лестнице за провожатой и оказался в небольшом помещении, интерьер которого успел изучить за десятки прошлых посещений. Он встал у окна, равнодушно разглядывая видневшийся кусок улицы и принялся ждать любовницу.
Это не заняло много времени. Ли появилась на пороге буквально через пару минут.
— День добрый, Крошка, — улыбнулся Грегор, — тебе, как всегда, есть чем меня порадовать?

+4

8

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png
Лилианна уже заканчивала выступление, когда рядом с ее подиумом возникла Мили, девушка, обычно встречающая гостей заведения. Активно жестикулируя, та дала понять, что прибыл кто-то очень важный, во всяком случае для Ли. Еще несколько минут напряженной, наполненной грацией и томности, работы и танцовщица была свободна. Лично к ней являлись не так, чтобы многие, но женское любопытство все равно мысленно раскидывало пасьянс. Клирик, столь жадный до ее тела? Юстициар, охотившийся больше за информацией, нежели за женским теплом? Джокер, как всегда насмешливый и ленивый? Ювелир, так полюбивший их игры с подчинением? Или, быть может, Он?..
Длинные вьющиеся крупными кольцами каштановые волосы блестящими волнами прикрывали спину, почти доставая до поясницы. Покачивающиеся при ходьбе кончики локонов приятно щекотали оголенный низ спины. Коротенькая юбочка, державшаяся практически на честном слове, то и дело задиралась еще выше, демонстрируя всем посетителям упругие ягодицы и бедра загорелой девушки. Игривый взгляд светло-серых глаз то и дело осторожно касался то одного, то другого человека, но нигде не находил отклика. Да, на нее пялились, но никто не заявлял своих прав открыто. Кто же пришел?.. Несколько чуть увядших от духоты лилий, вплетенных в волосы, оставляли едва уловимый сладковато-терпкий аромат там, где еще совсем недавно прошла, плавно покачивая бедрами, Крошка Ли. Уставшее тело ныло и требовало отдыха, но танцовщица лишь привычным жестом смахнула со лба несколько тонких намокших прядей. Еще немного и все тайное станет явным... И не важно, что ей, скорее всего, придется изрядно поработать с клиентом. Она отдохнет. Потом.
Ее поступь была неслышна и легка, босые аккуратные ножки ступали по расстеленным в коридоре и на лестницах коврам мягко, совсем по-кошачьи. Дорогу ей показывать не надо было, у каждой дорогой шлюхи в «Райском гнездышке» была своя комната для особых клиентов. Комната Крошки Ли была шестой, ее счастливая цифра. Дверь тихо скрипнула, будто предупреждая томящегося ожиданием гостя, и уставшая пташка юркнула в томный полумрак комнаты, поспешно закрывая за собой дверь до характерного щелчка замка. Тонкая полоска света, еле пробивающаяся сквозь приоткрытые шторы и этот силуэт... Его, как и голос, она узнала бы из тысячи. Счастливо взгвизнув, Лилианна сама не заметила, как перелетела через огромную кровать и оказалась висящей на шее мужчины. Гибкое тело с силой прижалось, будто и не было той усталости.
— Конечно же есть, а как иначе? — девушка облизнула напряженным кончиком язычка внезапно пересохшие губы, жадно поедая взглядом своего покровителя. Как же давно он не появлялся! Как давно она не чувствовала его запаха... — Кстати, а ты в курсе, что некая расистская группировка занялась кражами, грабежами и наемными профессиональными убийствами? — губы Лилианны осторожно коснулись подбородка Грегора. Сначала дело, потом развлечение.

+3

9

Они были давними любовниками. Очень давними. И Грегору по большому счету было глубоко плевать, с кем она спит, кому принадлежит ее тело, пока ее душа принадлежала ему. Он не то, чтобы ее любил... он, кажется, вообще этого не умел, но был по своему привязан. Он помнил, как она поднималась из самых низов, гибкая и смешливая, с поразительной силой воли. Ли с момента их первой встречи была рядом. Он... наверное, доверял ей. Даже иногда засыпал рядом. И ценил. Как информатора и верную сторонницу.
Появившаяся на пороге девушка радостно взвизгнула и повисла у него на шее. Грегор поймал ее в кольцо рук и рассмеялся. Такая открытая, искренняя привязанность была приятна и никогда не надоедала. И он, как мог, пытался ее за это вознаградить. Когда вспоминал, конечно.
Ревенант провел ладонью по ее волосам и прижал хорошенькую головку к своему плечу. Поцеловал в макушку. Кажется, ей понравилось. Ну и хорошо, девочка заслуживает поощрения.
— Кстати, а ты в курсе, что некая расистская группировка занялась кражами, грабежами и наемными профессиональными убийствами? — губы Лилианны осторожно коснулись подбородка Грегора.
— Какой кошмар, — ревенант сел на кровать и усадил девушку к себе на колени, — и что же делают стражи порядка, чтобы защитить обывателей? У меня, к сожалению, мало времени, детка, — он запустил пальцы в ухоженные волосы, перебирая пряди, — поэтому поторопись, пожалуйста. Я обещаю, что в ближайшее время уделю тебе достаточно внимания, но не сегодня.
Он действительно давно не заходил. Возможно, стоит забрать ее на денек и сводить в какой-нибудь ресторан, погулять по городу, купить какие-нибудь новые шмотки и побрякушки — женщины такое любят. Грегор мог быть благодарным, но иногда забывал это выражать.

+3

10

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png
Оказавшись в кольце сильных мужских рук, девушка довольно прикрыла глаза и вздохнула, будто бы эти прикосновения принесли ей если не бодрость, то облегчение и утешение точно. Он усадил ее к себе на колени, и Лилианна доверчиво прижалась к любовнику, обвив его шею гибкими руками. Впрочем, идиллия длилась не так долго, как хотелось танцовщице...
— Какой кошмар, и что же делают стражи порядка, чтобы защитить обывателей? У меня, к сожалению, мало времени, детка, — девица обиженно надула губы, но вслух, конечно же, ничего не сказала. Какой смысл держать мужчину, тратить свои силы и нервы и знать, что он все равно уйдет? И все же было нестерпимо жаль... Его мысли были слишком высоко и далеко, а Крошка Ли хотела, чтобы этот мужчина принадлежал лишь ей. Несправедливо и обидно, но так привычно, что уже не вызывало особого раздражения.
— Ничего сверхъестественного, но есть не очень хорошие предположения. «Белая кровь» теперь, оказывается, промышляет похищением титулованных особ. Настолько титулованных, что сам Алукард взбесился. Оба ордена поставлены на уши, я слышала, что даже высочайшему руководству намазали задницы скипидаром. Только глухой не слышит звук охотничьего рога... — танцовщица довольно прикрыла глаза, чувствуя ласковые прикосновения. Ни дать ни взять — мурлыкающая кошка на коленях у любимого хозяина. — Ты даже не представляешь себе масштаб нынешней охоты, потому что если раньше все напоминало унылые постельные игры давних супругов, то теперь все будет по-другому. Одна канарейка принесла мне на хвосте дивные новости о совместной работе с юстициарами. Не знаю, насколько правдив этот слух, но нет дыма без огня, ты же знаешь.
На несколько секунд торопливый шепот прервался — она все-таки не удержалась, буквально украв у любовника долгий поцелуй. Такой желанный, что низ живота сводило судорогами, но...
— Но больше всего тебя заинтересует то, что в твоем ближайшем окружении завелась мышка. Я не знаю подробностей, но слышала, что есть некое «доверенное лицо, которое очень и очень помогло» им.

+3

11

Грегор был удивлен, но не поражен словами своей любовницы, он уже давно понял, что такова суть природы любого, стоящего у власти, будь то человек или ненавистный Мифрилу вампир. Во главе закона, он всегда будет сваливать гиблые дела на плечи тех, кто к этому совершенно не причастен, но под руку попался, вот и сейчас, титулованная особа пропала, а все спихнули на совершенно непричастных к исчезновению членов «Белой крови». Конечно, Грегор хотел начать похищать аристократов, но пока что, это была только теория, а пока он разрабатывал план, кто-то неизвестный уже приступил к практике. И как оказалось, совершенно неуместной для главы «Белой крови». Естественно, его организацию не раз подставляли, но раньше были грабежи, даже каждое убийство, что не смогли раскрыть, списывалось на Мифрила и закрывалось, просто приставляясь к списку преступлений этой террористической организации. Но ладно раньше, там были «мелкие» по мнению Грегора преступления, а тут на него повесили похищение аристократа, да еще не только повесили, но начали расследование! Если верить словам Крошки, охота уже началась, причем такая, какой не было давно.

Однако не пристальное внимание закона к его группировке заставило Грегора мгновенно поменять облик с заботливого любовника на жесткого злодея. Его губы, прежде улыбаясь стороннице, теперь представляли из себя сцепленный намертво замок, когда он услышал, что его организация имеет при себе крота. Так называемое «доверенное лицо, которое очень помогло» — это заставило Мифрила не на шутку разозлиться, ведь если в «Белой крови» завелся информатор властей, то конец его идее и организации очень предсказуемый. В зависимости от длинны языка и количества мозгов предателя, юстицары и клирики уже могут знать, где расположена штаб-квартира группировки, где её лидер и как себя с ним вести. «Скинув» с себя Лилианну, Грегор медленно провел пальцами по её лицу, опускаясь к шеё, и посмотрел в её красивые карие глаза...
— Скажи мне, дорогая моя, ведь ты узнаешь для меня, кто это «доверенное лицо», да? — голос был тихим, спокойным, но в тоже время заставлял мурашки стартовать в беговой гонке по спине...

Отредактировано Грегор Мифрил (15.09.2012 14:39)

+1

12

http://drakenfurt.s3.amazonaws.com/NPS/Portovaya-naberezhnaya/U1.png
Все было как всегда... Настроение Грегора менялось настолько быстро и кардинально, что Крошка Ли лишь нервно поджимала губы, чтобы не ляпнуть чего непростительного. Того, о чем бы она потом сильно пожалела. Это мужчина был непостижим... Вместо того, чтобы вдохновить ее лаской и любовью, он пытался воздействовать так же, как на остальных — суеверным страхом. Плохой выбор, очень плохой. Снова оказавшись сидящей на кровати вместо коленей любовника, девушка обиженно надула губы и отвела взгляд. Конечно же, она ничего ему не скажет, но пускай знает, что такие прикосновения и такое обращение ей не нравится.
— Ты прекрасно знаешь, что я попытаюсь сделать все возможное, но у меня пока не было возможности разузнать об этом больше. Думаю, если ты заглянешь ко мне через три дня, мне будет что сказать. Будь осторожен... — Лилианна склонила голову, чтобы прикоснуться губами к запястью мужской руки. Как невыносимо жаль, что столь долгожданная встреча обернулась сухим обменом информацией! — Ее выкрали около фонтана, думаю, что соглядатай был бы там не лишним, кто знает, может заглянет кто на огонек? Как думаешь?
Для Грегора это была действительно уникальная возможность вставить палки в колеса сразу двум могущественным организациям. А при действительно умных решениях, еще и столкнуть их лбами, чтобы мозги загудели и в глазах потемнело. Но вот воспользуется ли он своим шансом — еще тот вопрос...

+3

13

Грегора забавляло поведение его любовницы. Когда её физиономия исказилась в недовольстве от поведения Мифрила, она напоминала детскую рожицу ребенка, которому не купили любимую конфету. Не смотря на не очень вежливое обращение, глава «Белой крови» ценил Крошку Ли, и не только как преданного советника. Она, наверное, была единственной, кого он по-настоящему ценил. А потому, когда женщина всем своим видом показала, что ей поведение любовника не понравилось, он предпочел смягчиться.
Сообщение о кроте задело его за больное место, потому как теперь, даже в окружении собственных последователей нельзя было почувствовать себя в полной безопасности, хотя, он никогда не чувствовал такого и до этого известия.
Она сказала, что сделает все возможное, чтобы помочь выявить предателя, у него же не было никаких сомнений в том, что его пассия справится, Ли всегда справлялась, и лучше других, к слову. Никто никогда так не поддерживал Грегора, как она, и ночами, и просто в трудные моменты, когда он приходил к ней, чтобы на время забыться.

— Дорогая, ты же знаешь, что я тебя люблю, не обижайся — легкая улыбка и подарок в виде страстного поцелуя, похожий она украла у него, когда рассказывала о похищениях. А потом он ушел, оставив её одну.
Определенно Грегор послушает её совета, если уж на него повесили это обвинение, то теперь сбросить его вряд ли получится, эти идиоты не будут копать глубже, слишком уперты для этого юстицары, и слишком ленивы для этого клирики.
Похищение было у фонтана, туда он и направит несколько своих людей из числа диверсантов и мастеров перевоплощения. Пусть приглядят за расследующими дела служителями закона.
Сам же Мифрил будет проводить реорганизацию своих людей, нужно выяснить, кто же крот, Крошка Ли, конечно, поможет, но она не будет делать всю работу за лидера организации (хотя иногда кажется, что она была бы не прочь), так что ночка у ревенанта будет очень длинная.
Самое главное — не допустить преждевременного вмешательства законников, потом уже, если они и найдут логово «Белой крови», а если не выявить крота — они сделают это непременно, то их будет ждать сюрприз...
Но допустить такое — большая ошибка для Грегора, ошибка, которую он не совершит.

+2


Вы здесь » Дракенфурт » Портовая гавань » Публичный дом «Райское гнездышко»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC